Е. М. Абайдельдинов доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой международного права Евразийского национального университета им. Л. Н. Гумилева (г. Астана, Республика Казахстан) Право в жизни каждого современно icon

Е. М. Абайдельдинов доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой международного права Евразийского национального университета им. Л. Н. Гумилева (г. Астана, Республика Казахстан) Право в жизни каждого современно



Смотрите также:
Межвузовское сотрудничество как ключевой фактор развития общего образовательного пространства:...
Теоретические и методологические проблемы водного права Республики Казахстан в современных...
Программа дисциплины «Финансовое право» Москва 2010...
Программа дисциплины «Финансовое право зарубежных стран» для специальности 030501. 65...
Программа дисциплины «Финансовое право» для направления 030500...
Воинские должностные преступления в уголовном праве России и зарубежных стран...
Правила присвоения званий заслуженного профессора и профессора-исследователя Евразийского...
Бахрах Д. Н., Россинский Б. В., Старилов Ю. Н. Бзо административное право: Учебник для вузов...
Программа дисциплины «Финансовое право зарубежных стран» для направления 030500...
Программа дисциплины «Финансовое право зарубежных стран» для направления 030500...
«Космические путешествия: наука, образование, практика» Часть Наука...
Программа онлайн-видеоконференции лауреатов Нобелевской премии под эгидой Юбилейного V...



скачать


К ВОПРОСУ О ТИПОЛОГИИ НАЦИОНАЛЬНОГО ОБЫЧНОГО ПРАВА И МЕЖДУНАРОДНОГО ОБЫЧАЯ


Материалы международной научно-практической конференции «Совершенствование законодательства в свете Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года».19 ноября 2010 г. Астана, с. 318-324.


Е.М.Абайдельдинов

доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой международного права Евразийского национального университета им. Л.Н.Гумилева (г. Астана, Республика Казахстан)


Право в жизни каждого современного государства играет важную роль регулятора общественных отношений. При этом понимание, реальное наполнение и значение внутригосударственного права в каждой стране имеет определенные особенности, обусловленные различными объективными и субъективными обстоятельствами, что во многом составляет специфику национального права. Отсюда знание и понимание истории формирования права может многое объяснить в специфике современных национальных правовых систем, выявить особенности взаимосвязи национального и международного права.

В данной статье мы ставим вопрос о типологии, о параллельных путях и взаимовлиянии национального обычного права (на примере казахского обычного права) и обычного международного права на этапе их раннего становления. Считаем нужным уточнить, что мы опираемся на мнение Г.И.Тункина, который писал о том, что «термин «обычай» употребляется в двух значениях: в смысле обычного правила, не являющегося правовой нормой, и в смысле обычной нормы международного права»1. В рассматриваемый нами древний период развития казахского обычного права и международного обычая под словом «обычай» мы подразумеваем скорее первое значение.

Обращение к данной теме обусловлено пониманием того, что общечеловеческое не может быть унифицированно-единообразным, оно существует в многочисленных проявлениях этнического, которое является наиболее оптимальной формой сохранения общечеловеческих ценностей. По замечанию Л.Н.Гумилева, отдельные этносы не изолированы друг от друга, «антропосфера мозаична, и правильнее ее назвать этносферой»2. Термином «многоединство» характеризует человеческую историю философ и историк Л.П.Карсавин. В трудах Н.А.Бердяева встречается эквивалентный термин – «моноплюрализм». Г.Н.Манов в середине 1990-х гг., обращая внимание на цивилизационные признаки государства, на национальные особенности права, писал о том, что наряду с аппаратом публичной власти государство предстает и как страна. Причем страна в развитом состоянии – «это всегда определенная цивилизация»3. Член Международного Суда ООН и его бывший председатель Т.О.Элайас поясняет, что выражения «цивилизация» и «правовая система» означают представительство различных образов политического мышления и социальных действий, как и разнообразие юридических идей в современном мире. По его мнению, эти термины следовало бы заменить словом «культуры»4.

Национальные правовые культуры являются органичной частью общечеловеческой культуры, правовой моделью мира для определенного народа. В то же время необходимо иметь в виду непрерывно происходящие процессы расширения связей цивилизаций, которые тяготеют друг к другу, в результате постепенно образуя единую глобальную цивилизацию при сохранении специфических признаков национальных культур. Страны СНГ, при всем разнообразии своего исторического, экономического, социального развития, имеют в своей основе опыт многовекового сосуществования народов на общем евразийском пространстве, что обусловило определенную схожесть экономических, социальных, политических структур, быта, культур и традиций, среди которых особое место занимает правовой обычай.

Правовой обычай, по устоявшемуся в науке определению, – это правило поведения, сложившееся вследствие фактического его применения в течение длительного времени, не оформленное в виде нормативных правовых актов, но признаваемое государством. Обычай очень консервативен и сообразуется не столько с перспективой развития общества, сколько с его прошлым. Обычай закрепляет и то, что складывалось в результате длительного общественного развития, и может отражать как практику делового общения, общие моральные, духовные ценности народа, так и в значительной мере предрассудки, например, неравноправие полов и т.д. Поэтому государство по мере своего развития к различным обычаям относится по-разному: одни запрещает, другим разрешает действовать, третьи реализует в позитивном праве.

Международно-правовой обычай, по определению ряда ученых, - это результат длительной, непрерывно повторяющейся практики государств, которая выражается со стороны субъектов международного права в действии или воздержании от действий и, как подчеркивает А.Н.Талалаев, «не представляется возможным установить точный срок вступления его в юридическую силу»5.

Мысль о том, что истоки международного права обнаруживаются в правилах, которыми регулировались межродовые и межплеменные отношения, встречается еще в советской юридической научной литературе. Как отмечает В.А.Василенко, дошедшие до нас и ставшие достоянием науки сведения об этих отношениях свидетельствуют, что задолго до образования государства различные роды и племена вели между собой войны, отправляли друг к другу посольства, вступали в переговоры, заключали договоры, осуществляли торговый обмен и т.п. в соответствии с определенными правилами. В качестве социального инструмента организации внутри- и межродовых отношений выступали правила древних обычаев и договоров, представлявшие собой источники древнего «права» (протоправа или предправа). Естественно, оно не было правом в современном смысле. В связи с тем, что различные роды и племена довольно часто вступали в контакт друг с другом, древнему «праву» были известны как нормы, обеспечивающие внутриродовую (внутриплеменную) организацию, так и нормы, регламентирующие межродовые и межплеменные связи6.

Другой исследователь, В.Э.Грабарь, на основе скрупулезных многолетних исследований догосударственной общественной организации предков древних римлян пришел к выводу о том, что на низших ступенях развития производительных сил существовало соответствующее их уровню межобщественное или межплеменное право. «Все первоначальное «право», — писал он, — было междуродовым; в междуродовом договоре заключались нормы взаимного поведения родов7. Правила поведения, выработанные между родами (так сказать, протомеждународного права) культивировались и внутри данных объединений родственников, так как в случае их нарушения целому роду грозила самая распространенная для того времени санкция со стороны соседей – война. Нормы поведения членов рода формировались в значительной степени и в первую очередь как реакция на внешние факторы: соседство с другими родами, географические, природно-климатические условия и др. Лишь в процессе слияния родов в племена и затем в племенные объединения создаются, на наш взгляд, все условия для развития протонационального права, которое по своей сути является также «междуродовым».

Как нам представляется, первой крупной самодостаточной единицей общества и доминирующим субъектом формирующегося права в древности было наиболее крепкое объединение людей – род, затем племя, с патриархальной формой управления. В результате отделения (объединения) части родственников в самостоятельное хозяйственное родовое или племенное образование образовывался конкурирующий род (племя). Причем конкуренция не только между чужими, но и родственными родами (племенами) нередко шла буквально не на жизнь, а на смерть. Поэтому данные роды либо вырабатывали общие правила межродового поведения, либо были обречены на бесконечную кровопролитную борьбу. Таким образом, можно со значительной степенью уверенности предполагать, что право формировалось в первую очередь как межродовое, межплеменное, т.е. как протомеждународное.

С этой точки зрения представляется интересным обращение к проблеме появления и развития казахского народа, его своеобразной правовой культуры, которая поднималась многими казахскими и российскими учеными: в статьях Чокана Валиханова середины XIX в., в «Исследовании о касимовских царях и царевичах» В.В. Вельяминова-Зернова 1864 г., в работах Ш.Кудайбердыева, М.Тынышпаева, А.П.Чулошникова, Т.М.Культелеева, В.В.Вострова и М.С.Муканова, ряде современных исследований и многих других. На наш взгляд, образование в XV-XIX вв. казахского народа является примером уникального формирования этноса, жившего на огромной территории и имевшего больше возможностей потерять связь друг с другом, чем обрести единство.

Уникальность объединения соседних, не всегда родственных племен в единый народ обусловлена рядом причин, среди которых мы выделим сложившиеся нормы казахского обычного права, направленные на обеспечение прав каждого члена общества (не было брошенных детей и стариков; были защищены права женщин, к примеру, обидевший женщину был обязан по решению суда заплатить солидный штраф и т.д.), на упорядочение внутри- и межродовых, межплеменных отношений, на объединение народа, на учет интересов и укрепление мирного сосуществования нередко различных по происхождению родов, племен и этносов региона. Это во многом то же «согласование воль», что и в международном праве, но «междуродовое» или «межплеменное».

Рассматривая соотнесенность казахского обычного права с современным международным обычным правом, стоит отметить, что казахское обычное право – это путь к общему согласию, справедливости, к гармонии в обществе; это путь, который выстроен не только на основе норм права (в том числе зафиксированных в письменном виде), но и в целом на толерантном типе общественного сознания и поведения, формировавшегося на протяжении столетий. Представляется возможным сопоставление некоторых элементов национального обычного права и международного обычая с целью выяснения роли национального обычного права в развитии современного внутригосударственного права и международного обычая.

В глубокой древности формирование права многих народов, в том числе и на территории Казахстана, началось еще на стадии межродовых контактов. Например, современный казахский народ образовался от смешения автохтонного тюркского населения с рядом других тюркских, а также монгольских, арабских, персидских, финно-угорских, славянских и других этносов. На территории Казахстана наблюдалась постоянная смена и смешение некоторых аспектов и целых пластов норм права различных этносов и цивилизаций. А.И.Левшин, анализируя Уложение (свод законодательства) казахского хана Тауке начала XVIII столетия, отмечает, что «нельзя не заметить разительного сходства вычисленных нами узаконений с уставами большей части европейских народов во времена младенчества их»8, и называет греков, римлян, арабов, германцев, евреев, скандинавов, славян. Это является весомым научным обоснованием существования древних международных контактов в регионе Казахстана, оказавших определенное влияние и на становление казахского права. Известно, что в IX-XII вв. на народы Центральной Азии и Европы стала оказывать мощное влияние арабская цивилизация. Со времени провозглашения Ислама в VII в. н.э. новая религия в VIII-X вв. распространилась в Средней Азии. Влияние мусульманской морали и права было достаточно устойчивым. Наряду с собственными древними верованиями и исламом в VI-IX вв. н.э. среди тюркского населения Центральной Азии, и вслед за тем, Средней Азии и Казахстана, получили распространение религиозные системы, созданные иными цивилизациями: буддизм, манихейство, христианство, иудаизм.

Идеологическое, культурное и правовое смешение наблюдалось практически на всем центральноевразийском пространстве, ядром которого были, по мнению Л.Н.Гумилева, Древняя Русь и Великая Степь. Как утверждает Л.Н.Гумилев, в XII-XIII вв. Половецкая земля и Киевская Русь составляли одно полицентрическое государство. Это было выгодно обоим этносам9, которые дополняли друг друга и формировали нередко схожие правовые обычаи. Так, в конце X в. греческие епископы советовали завести на новокрещенной Руси карательную юстицию по римско-византийскому образцу: «Достоит тебе, княже, казнити разбойники». Князь Владимир не принял их совета, а продолжал наказывать преступления денежными штрафами – вирами10. Казахское обычное право с древности до начала XX в. содержало норму откупа за убийство и другие, менее тяжкие виды преступлений и проступки. Причем материальная компенсация за преступления существовала параллельно с законом возмездия, сохранившимся с древнейших времен, но со временем уступавшим свои позиции. Закрепление в праве возможности материальной компенсации за преступление (кун, штраф) было продиктовано древней национальной традицией, сущностью которой было прекращение кровопролития и оказание существенной материальной поддержки пострадавшей стороне. Вероятно, на его закрепление в обычном праве в более позднее время оказал влияние и Коран, где в аяте 173 (178) сказано: «О те, которые уверовали! Предписано вам возмездие за убитых: свободный - за свободного, и раб - за раба, и женщина - за женщину. А кому будет прощено что-нибудь его братом, то - следование по обычаю и возмещение ему во благе». Причем Коран предусматривал одно наказание за преступление: «Это - облегчение от Господа Вашего милость; а кто преступит после этого, для него - наказание болезненное» (аят174, Сура 2). Древнее римское право также в процессе своего развития остановилось на требовании только одного наказания за проступок (преступление): «Nemo debit bis puniri, pro uno deliсto».

Это лишь один из примеров, когда практически невозможно определить первоисточник нормы казахского обычного права, которое, как и вся культура казахского народа, формировалось в пространстве, связывавшем мощные цивилизации Запада и Востока. Данная норма могла быть выработана и независимо от какого-либо примера как оптимальное решение справедливого наказания и вполне могла стать нормой, вошедшей в междуродовое общение, т.е. древним международно-правовым обычаем.

Современное право каждой страны имеет уходящие вглубь времен истоки, структуру, традиции, преемственность, нередко имеющих общие корни, общее начало в далеком (и недалеком) прошлом. Поэтому в данной статье мы ставим вопрос об общих основах, определенной типологии формирования национального обычного права и международного обычая, о том, что становление правовых обычаев народов и международного обычая имеет нечто общее: они по своему происхождению являются «междуродовыми», т.е. протомеждународными; возникают в результате согласования жизненно важных интересов субъектов права – родов, племен, затем и государств, что и формировало на протяжении веков «многоединство» человеческой культуры.


1 Тункин Г.И.Теория международного права / Под общ. ред. Л.Н.Шестакова. – М.: Зерцало, 2009. – С. 102.

2 Гумилев Л.Н. Этносфера. История людей и история природы. – М.: АСТ, 2008. – 575 с.

3 Манов Г.Н. Признаки государства: новое прочтение. – В кн.: Политические проблемы теории государства / Отв. ред. Н.Н.Деев.– М., 1993. – 96 с.

4 Шинкарецкая Г.Г. Международная судебная процедура. – М.: Наука, 1992. – С.24.

5 Талалаев А.Н. Юридическая природа международного договора. – М.: ИМО, 1963.– С. 172.

6 Василенко В.А. Основы теории международного права. – Киев: Выща школа, 1988. – 288 с.

7 Грабарь В.Э. Первоначальное значение римского термина jus gentium // Ученые записки Тартуского ун-та. – Тарту, 1964.– Вып. 148. – С. 39.

8 Левшин А.И. Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких орд и степей. – Алматы: Санат, 1996. – С.371.

9 См.: Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. В 2-х кн. – М.: ДИДИК, 1997. – Кн. 1. – С.327.

10 См.: Аверинцев С. Византия и Русь: два типа духовности // Новый мир, 1988. – №7. – С. 210-220.





Скачать 100,66 Kb.
оставить комментарий
Дата24.09.2011
Размер100,66 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх