Методологические проблемы применения естественнонаучных методов в историческом исследовании: история и синергетика. 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторического исследования icon

Методологические проблемы применения естественнонаучных методов в историческом исследовании: история и синергетика. 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторического исследования


1 чел. помогло.

Смотрите также:
Методологические проблемы применения естественнонаучных методов в историческом исследовании:...
Историческая информатика в Казахстане: теория, историография, методики и технологии 07. 00...
Программа кандидатского экзамена по специальности 07. 00. 09 «Историография...
Отечественная историография городского ремесленного производства России...
Отечественная историография российского либерализма начала ХХ века...
Отечественная историография экономической истории россии начала XX века...
Отечественная историография советско-монгольских приграничных отношений в 1960-1990 гг...
Историография уровня жизни городского населения (1946-1991 гг...
Отечественная историография о роли иностранного капитала в экономике Урала в последней трети Х i...
Отечественная историография о роли США в развязывании “холодной войны”. Раздел 07. 00...
Отечественная историография масштабов и форм репрессий и демографических потерь СССР в 1937-1945...
Отечественная историография масштабов и форм репрессий и демографических потерь СССР в 1937-1945...



страницы:   1   2   3
скачать


УДК 930.2 + 303.02 На правах рукописи


АБИЛЬ ЕРКИН АМАНЖОЛУЛЫ


Методологические проблемы применения естественнонаучных методов в историческом исследовании: история и синергетика.


07.00.09 – Историография, источниковедение и методы

исторического исследования


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук


Республика Казахстан

Караганда, 2007

Работа выполнена на кафедре археологии, этнологии и Отечественной истории Карагандинского государственного университета им. Е.Букетова.



Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор ^ Жумашев Р.М.







Официальные оппоненты:

доктор исторических наук,

профессор ^ Рыженко В.Г.




доктор исторических наук,

профессор Кадысова Р.Ж.




доктор исторических наук,

профессор ^ Шайхутдинов М.Е.







Ведущая организация:

Институт востоковедения им. Р.Б.Сулейменова Министерства образования и науки Республики Казахстан



Защита состоится 02.12.2007 в 10.00 на заседании диссертационного совета Д 14.50.11 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Карагандинском государственном университете им. Е.Букетова по адресу: 100028, г.Караганда, ул.Университетская, 28


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Карагандинского государственного университета им. Е.Букетова


Автореферат разослан «___»________2007 года


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук Ускембаев К.С.

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Вторая половина XX века стала переломным моментом в развитии науки. Развитие новой постклассической физики привела к перевороту в методологических основах естественных наук, глобальному изменению в видении мира. Широкое признание антропного принципа вновь поставили человека в центр мироздания и сняли антагонизм «наука – религия». Сам язык естественных наук стал менее формализованным, более метафоричным, произошла «гуманитаризация» точной науки. Вместе с тем в гуманитарных науках, в том числе и истории наблюдается процесс расширения применения как языка, так и инструментария, выработанного в рамках естественнонаучных дисциплин.

Развитие междисциплинарных исследований закономерно ведет к усилению взаимовлияния естественных и гуманитарных наук. Однако опасность редукционизма и физикализации гуманитарной сферы и общий кризис общественных наук привел и к другим последствиям. В конце XX века в рамках постмодернизма появились антипозитивистские концепции, вообще отрицающие возможность научного познания не только прошлого, но и современности. Происходит переориентация философии истории с равнения на научный метод познания реальности на художественный, поэтически-метафорический метод ее осмысления. Звучат мысли об отказе от рациональной рефлексии.

В связи с обозначенными выше проблемами гносеологического характера особую актуальность приобретает вопрос применения ряда общенаучных методов, а также естественнонаучных методов в историческом исследовании, в частности системного метода и синергетики, получивших в последние десятилетия особую популярность не только в естественнонаучном, но и гуманитарном знании.

Выход сложившейся в сфере исторического знания кризисной ситуации - научный синтез, применение новых приемов и методов исследования, широкое использование инструментария, апробированного в других дисциплинах. Это тем более важно, что сам системный метод не является неизменным, постоянно развиваясь и принимая новые формы - от общей теории систем до синергетики. Если само понятие системы уже давно и прочно вошло в историческую науку, то современные исследовательские парадигмы, связанные с ним, практически в исторических исследованиях не применяются.

Вместе с тем, широкое применение междисциплинарных подходов имеет оборотную сторону, выражающуюся в широком распространении и популяризации псевдонауки, претендующей на роль основного источника формирования исторического сознания. Игнорирование псевдонаучных публикаций со стороны научного сообщества демонстрирует методологическую слабость официальной науки, поэтому их объективная критика - одна из наиболее актуальных задач на современном этапе. Причем, для обоснованной критики необходимо, прежде всего, понимание сущности и причин распространения псевдонаучных знаний.

Таким образом, научная актуальность данного исследования заключается, в необходимости обоснования и разработки механизма и пределов научного синтеза применительно к исторической науке в контексте методологического плюрализма и широкой популярности псевдоисторической литературы.

^ Степень изученности темы. В условиях идеологического и теоретического монизма советского периода, единственным методом исторической науки выступала теория общественно-экономических формаций. Другие методологические подходы объявлялись вульгарными или идеалистическими. Поэтому речь могла идти только о совершенствовании уже разработанного универсального научного аппарата – аппарата формационного подхода.

Проблемы методологии истории нашли отражение в работах Г.А. Антипова, М.А. Барга, В.А. Дьякова, Н.А. Ерофеева, Е.М.Жукова, В.В.Иванова, Г.М. Иванова, А.М. Коршунова и Ю.А. Петрова, В.Ж. Келле и М.Я. Ковальзона, И.Д.Ковальченко, Б.Г. Могильницкого, коллективная монография под редакцией Ю.В. Бромлея, М.П. Кима и И.И Минца, диссертационные исследования Н.М. Дорошенко, М.П.Завьяловой, А.В. Белова, С.В. Грицюка, Т.М. Лариной.

В этих исследованиях был рассмотрен ряд общих и специфических методологических проблем исторической науки: 1) ее предмет и место в системе других наук; 2) вопрос о закономерностях исторического развития; 3) проблема смысла истории; 4) вопрос об истинности результатов исторического познания; 5) о системе категорий исторической науки; 6) о понятии исторического факта; 7) о понятии исторического источника; 8) об использовании социологических понятий и методов в историческом исследовании; 9) об использовании математических методов исследования фактического материала.

Классическую характеристику системного метода и его применения в историческом исследовании дали советские исследователи, в частности, И.Д.Ковальченко, Ракитов А.И. Кроме того, различные аспекты методологии исторического исследования в целом и применения системного метода в частности разработаны в уже упомянутых трудах М.А Барга, Б. Г. Могильницкого, В. А. Дьякова, Е.М. Жукова.

И.Ковальченко отмечал, что проникновение в общественно-гуманитарные науки математических и естественнонаучных методов повышает доказательность, глубину и точность эти наук. В свою очередь, идеи и методы гуманитарных наук содействуют развитию естественных наук. Обсуждая механизмы включенности исторической науки в процессы интеграции, И.Д. Ковальченко обращал внимание, во-первых, на перенос идей и посылок научного познания из одной области науки в другую, и, во-вторых, на использование понятийно-категориального аппарата и методов одних областей знания другими. Но при интеграции может возникнуть и потребность в новых идеях, подходах и методах, что и порождает общенаучные подходы и методы.

В известной концепции «пассионарности» Л.Гумилева также реализовывались принципы системного подхода и самоорганизации – одной из основных составляющих синергетической парадигмы. Определяя этнос как динамическую систему, Л.Гумилев считал, что для ее жизнедеятельности необходимо постоянно удалять накапливающуюся энтропию, обмениваясь с окружающей средой энергией и энтропией. Вместе с тем, экономический детерминизм господствовавшей в советской исторической науке историко-материалистической концепции не позволили в полной мере использовать возможности системного метода.

Одно из направлений обновления методологически-методического инструментария историков связано, с одной стороны, с более активным включением общенаучных категорий в понятийно-категориальный аппарат исторической науки, а, с другой стороны - с совершенствованием математических методов анализа данных исторических источников и математических моделей исторических процессов. Опыт квантификации, накопленный исторической наукой в 60-80-х гг. ХХ в., отчетливо выявил тенденцию к постепенному внедрению все более сложных методов математической статистики.

В начале 90-х годов вопросы применения общенаучных методов в историческом исследовании приобретают новое звучание в связи с распространением новых исследовательских парадигм, в основе которых лежит системный метод – общей теории систем и синергетики. Целая исследовательская программа, заявленная коллективом авторов (Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г.), как попытка создания «теоретической истории» на основе методов системного анализа и математического моделирования социальной динамики, возглавлена известным физиком С.Капицей. Основное направление данной школы – моделирование процессов народонаселения и прогнозирование развития общества исходя из разработанных закономерностей демографии. Следует отметить, что работы, выполняемые в рамках данной программы, посвящены тем аспектам истории человечества, которые так или иначе связаны с естественнонаучными процессами – демография, экономика, этногенез.

Проблемы соотношения естественнонаучного и гуманитарного стали объектом исследования в работах С.Переслегина и В.Лекторского. Со стратегической точки зрения, полагает С.Переслегин, наиболее перспективными представляются исследования, объединяющие дисциплины, максимально разнородные по предмету и методологии, по доминирующим механизмам познания. Вместе с тем, автор отмечает и основную трудность на этом пути - отсутствие внятного механизма междисциплинарного взаимодействия. Выход С.Переслегин видит в «презумпции приоритета» естественнонаучного знания в междисциплинарных исследованиях. Он считает, что данный приоритет вытекает из лучшей разработанности естественных наук как в фактологическом, так и в методологическом плане.

Та же проблема была поднята в статье В.Лекторского с характерным названием «Возможна ли интеграция естественных наук и наук о человеке?». Анализируя шесть основных тезисов о принципиальных отличиях между гуманитарными и естественными науками, он последовательно опровергает эти тезисы и приходит к выводу об их сущностном единстве.

Общим проблемам внедрения синергетической парадигмы в гуманитарное знание посвящены исследования А.Назаретяна, утверждающего, что распространение синергетической парадигмы стало одним из мощных факторов, обеспечивающих стирание границ между естествознанием и обществоведением и построение универсальной эволюционной картины мира и С.Гомаюнова, отмечающего, что современное научное сообщество широко демонстрирует все большую приверженность к нелинейному (синергетическому) стилю мышления.

Пристальное внимание проблемам философско-методологической рефлексии исторического процесса в форме системного метода и синергетики посвящены работы российских философов, в частности Т.Дебердеевой и И.Крайнюченко. В М.В.Сапронов предлагает подвергнуть пересмотру гносеологические основания обществознания, т.е. перейти на новый мировоззренческий уровень, отказавшись от некоторых радикальных постулатов классической парадигмы. Выход из сложившейся кризисной ситуации автор видит в овладении историками основными концепциями синергетики, теории самоорганизации. Проблемы становления и развития теории социальной самоорганизации (социосинергетики) рассмотрены в работе Д.Э.Жамсрандоржийн. Автор считает, что ситуация в социосинергетике далеко не однозначна, однако сам этот методологический подход имеет право на существование в гуманитарном знании.

Как мы видим, вопросы применения в анализе социальных систем методик, выработанных в недрах естественных наук, принадлежит ученым – естественникам, физикам, математикам, биологам, и, в меньшей мере, философам. Собственно историки пока нечасто обращают внимание на проблемы применения общенаучных методов. Следует отметить статью А.Уйбо, который считает, что уровень междисциплинарности науки возрастает по мере продвижения от фундаментальных к более сложным структурам, что связано с многоуровневой детерминацией последних. Проводя градацию дисциплин социально-гуманитарного цикла по степени их междисциплинарности А.Уйбо на первое место ставит философию, а на второе – историю. При этом, он считает междисциплинарность имманентным свойством любой научной исторической реконструкции, которая базируется, с одной стороны, на специфике объекта исторического познания, его многоуровневой детерминации; с другой - на специфике познания объекта вследствие его временной отдаленности.

Развернутый анализ современного состояния русскоязычной исторической мысли, в том числе и социосинергетики дан в диссертационном исследовании О.Г.Дуки, посвященном анализу теорий и концепций исторического развития с позиций предложенного им вероятностно-смыслового подход. Автор на основе синтеза идей семиотики, герменевтики, вероятностной логики, когнитивной психологии, теории распознавания образов, гомеостатики технология историографических исследований предлагает вероятностно-смысловой методологический подход, позволяющий рассматривать процесс исторического познания как вероятностно детерминированный процесс смыслообразования. С данной позиции О.Дука оценивает историческую синергетику как становящуюся методологическую традицию.

Проблемы междисциплинарности в историческом исследовании нашли отражение на Интернет-конференции «Междисциплинарные подходы в исторической науке начала XXI века: подъем или упадок?» на сайте «Социально-гуманитарное и политологическое образование». В одноименной вступительной статье Л.Бородкин отмечает, что внимание сообщества историков-исследователей к междисциплинарной методологии зависит и от того, какой подход является доминирующим на данном этапе развития исторической науки - генерализирующий или индивидуализирующий. Именно в первом из двух подходов в центр исследовательской программы ставится выявление закономерностей, что связано, как правило, с применением методов социальных и точных наук, формализации и количественного анализа.

Значение и актуальность применения междисциплинарного подхода на примере исторического исследования рассматриваются в статье И.Г.Попцова. Автор видит необходимость использования достижений других дисциплин (в частности социологии, психологии и культурологии) при исследовании исторических явлений. Историк, который обращается к междисциплинарному подходу, должен быть очень внимателен в отношении методики своего исследования, и прежде чем перейти на уровень междисциплинарности, должен "проникнутся" содержанием изучаемой проблемы - провести тщательную работу с источниками.

А.Ш.Бакиев в небольшой статье предостерегает от опасности редукционизма при применении междисциплинарных подходов. Он отмечает, что однозначный ответ на успешность или безуспешность переноса понятий, категорий и методов исследования из сопредельных наук в понятийный и методологический аппарат истории не может быть дан сегодня. Конъюктурное введение естественнонаучных терминов, понятий и категорий в исторический научный аппарат, по мнению А.Бакиева, может открыть шлюзы такой научной профанации, что грозит смести само понятие истории.

Одной из первых целенаправленных попыток последовательного и системного использования логико-математических методов для осмысления и описания различных аспектов эволюции человеческого общества стала книга «История и синергетика: Методология исследования», увидевшая свет в 2005 году. Целью исследований Д.М.Бондаренко, С.Ю.Малкова, А.В.Коротаева, А.П.Назаретяна, Д.И.Люри, включенных в данный сборник стало развитие междисциплинарного подхода на основе выявления и логико-математического описания общих закономерностей эволюции и самоорганизации социальных систем с целью более глубокого понимания - на основе имитационного математического моделирования - конкретных социально-экономических и исторических процессов.

Говоря о работах, рассматривающих возможность применения общенаучных методов к историческому исследованию, следует упомянуть и скептиков. В этом ряду заслуживает внимания исследование Е.Топольского, который подчеркивает, что в теории, касающейся систем, нет места для более или менее сознательных действий людей, и на этом основании постулирует бесполезность применения системной теории в историческом исследовании. Еще один оппонент синергетической исследовательской парадигмы, К.Х. Момджян, утверждает, что ученые, рассматривающие законы развития социальных систем, как одну из форм физической самоорганизации, не принимают во внимание целеполагание социальной деятельности, феномен свободной человеческой воли и прочие «нефизические» факторы.

Ряд авторов вообще не признают за синергетикой и связанной с не общей теорией систем права называться научной парадигмой. В частности, В.А. Кутырев в своей работе объявляет синергетику ложным знанием, угрожающим бытию, которое якобы, нуждается в срочном “спасении”, а также М.И. Штеренберга, который в одной из своих публикаций делает вывод, что синергетика, наукой не является. «Псевдонаукой» считает синергетическую теорию, основанную на системном подходе, В.И. Сыров.

В Казахстане последние десятилетия ознаменовались бурным ростом интереса к истории, как в обществе, так и в среде профессиональных ученых. Это объективный процесс, вызванный поиском национальной идентичности в условиях формирования суверенного государства, подъемом этнического самосознания. Сложились более, чем благоприятные условия для развития исторической науки – исчез диктат марксисткой доктрины, нет партийно-государственной цензуры, стали доступными огромные пласты письменных источников, более доступной стала публикация результатов исследований. Однако, парадоксальным является тот факт, что в этих условиях историческая наука Казахстана оказалась в кризисном состоянии.

Общие проблемы пересмотра методологических основ исторических исследований в Казахстане были поставлены М.К. Козыбаевым. Следует отметить, что в Казахстане существует определенная исследовательская традиция, основанная на широком применении междисциплинарного подхода и методик, выработанных естественными науками. Это работы О.Исмагулова, Т.П. Волковой, К.А. Сакеновой, Ж.Б. Абылхожина. Однако, следует отметить, что данные исследования затрагивают вполне определенный аспект междисциплинарного знания – применение количественных методов в историческом исследовании, т.н. «клиометрия» или «квантативная история», и практически не касаются ключевых проблем применения системного метода.

Нельзя сказать, что разработка проблем методологического характера совсем не ведется. В том же Институте истории и этнологии им. Ч.Валиханова разрабатывается тема «Историография и источниковедение Казахстана в контексте инновационных методов и исследовательских технологий», значительное число работ, посвященных инновационным методикам исторического исследования опубликовано К.Алимгазиновым, проблемы применения математических методов являются объектом изучения С.Жакишевой.

Оригинальные и концептуально свежие идеи высказываются казахстанскими этнологами в сфере изучения традиционных систем жизнеобеспечения. В работе Н.Алимбаева, М.Муканова и Х.Аргынбаева объект исследования – кочевая община рассматривается как сложная динамически развивающаяся система. Необходимость применения системного подхода в историческом исследовании отмечает и Ж.Артыкбаев. Интересный опыт применения системного подхода для изучения эволюции политической системы Казахстана был предложен А.Нысанбаевым, М.Машаном, Ж.Мурзалиным и А.Тулегуловым. В их труде анализируется эволюция политических систем Казахстана, однако его методологической основой стали концепции традиционной западной политологической школы, эволюционно - детерминистской по своей сути, не учитывающей проблемы неравновесности и сложности социальных процессов. Справедливости ради отметим, что точка зрения авторов об актуальности системного подхода, усиленной мотивами унификации научного знания, создания концептуальных схем, способных облегчить взаимопонимание между представителями различных наук, избежать дублирования теоретической науки, повысить эффективность научных исследований, не вызывает сомнений.

Сравнительно недавно историческая синергетика стала объектом диссертационного исследования Б.Досовой. В частности, она отмечает, что в Казахстане пока не наблюдается научной дискуссии по проблемам проникновения синергетики, ее подходов, методов, в методологию и практику исторической науки. Вместе с тем, она считает, что современный менталитет историков должен определяться осознанием эффективности в научном познании методологического плюрализма, принципов, принципов дополнительности и междисциплинарности, а понятийный аппарат синергетики, как современной модели научного картины мира, носит общенаучный характер, что способствует развитию конкретного исторического исследования.

Следует признать, что методологический кризис исторической наукой Казахстана, как и, впрочем, во всем сообществе ученых-историков, на сегодняшний день до конца не преодолен. Негласный отход от концепций исторического материализма практически не сопровождался разработкой альтернативной методологии исследования, большинство историко-социологических концепций Запада построены без учета специфики кочевого общества и в силу этого не применимы для анализа истории раннего и средневекового Казахстана. Подавляющее большинство существующих обобщающих работы по истории составляются по хронологическому принципу, содержание их построено по схеме период-событие-факт. В результате у читателя закрепляется случайностно - событийный взгляд на исторические процессы, а в связи с альтернативностью точек зрения на значимые события – сомнение в объективности процесса исторического познания. Существующие на сегодняшний день позитивные сдвиги в развитии исторической науки Казахстана не нашли отражения в учебных программах школ и большинства вузов, что ведет к слабому их влиянию на формирование исторического сознания населения Казахстана.

В заключение этого небольшого обзора отметим те фундаментальные проблемы исторического познания, решение которых в контексте системного метода и синергетического подхода приобретает новый смысл.

Во-первых, это проблема причинно-следственных связей, исторического детерминизма. От представления о предопределенности исторического процесса мы переходим к представлениям о его альтернативности.

Во-вторых, это проблема природы социальных кризисов. Мы приходим к пониманию природы кризиса и признанию принципиальной невозможности существования безкризисного общества.

В-третьих, это проблема критерия и пределов общественного прогресса. От представлений о бесконечном социальном прогрессе мы переходим к представлениям о стадиальном, циклическом характере исторического процесса и многомерности критериев социального прогресса.

В-четвертых, это проблема движущих сил истории. Вместо концепции классовой борьбы, как основной движущей силы исторического процесса мы переходим к представлению о коэволюционной, кооперативной природе общества и самоорганизации как источника социальных процессов.

В-пятых, это проблема соотношения материальных и духовных составляющих человеческой культуры в историческом процессе. От представления о базисном характере материальной составляющей социального бытия и вторичности духовной его сферы, мы переходим к представлениям об их равноценности в социальной системе и различных функциях в сохранении и воспроизведении общества.

^ Цель и задачи исследования. Учитывая современное состояние проблемы применения в исторических исследованиях системного метода, можно сформулировать цель данного исследования – определить правомерность и пределы использования современных познавательных парадигм, связанных с системным методом, в процессе познания исторических процессов.

Исходя из этого определяются следующие конкретные задачи:

  1. Определение эвристической ценности синергетической научной парадигмы в области гуманитарного знания в целом и исторической науке в частности;

  2. Определение особенностей процесса познания в междисциплинарном исследовании, пределов использования методов естественных наук в исторической науке;

  3. Характеристика исторических феноменов – процессов, явлений и субъектов исторического процесса и самого процесса исторического познания как сложных систем;

  4. Анализ феномена квазиистории как проявления энтропии в процессе исследования истории Казахстана;

  5. Реализация основных положений системного метода для реконструкции политических процессов, происходивших на территории Казахстана в древности и средневековье;

  6. Анализ периода кризиса кочевой государственности в Казахстане на основе подходов синергетики;

  7. Изучение генезиса нормативной системы кочевников Казахстана в контексте синергетической исследовательской парадигмы;

  8. Определение соотношения цикличности и линейности исторического процесса в контексте системного подхода и применение его для временно-событийной систематизации политико-правовой истории Казахстан.

  9. Изучение этногенетических процессов на территории Казахстана в контексте синергетической исследовательской парадигмы и их связь с политическими процессами;

^ Объект и предмет исследования. В качестве объекта данного исследования, т.е. совокупности явлений реальности, подвергающейся научному анализу, выступает нормативное познавательное средство, известное как системный научный метод. Совокупностью изучаемых наиболее существенных свойств и признаков объекта, т.е. предметом данного исследования является применение данного средства для научной рефлексии исторического процесса, отраженного в научных трудах как философско-гносеологического, так и конкретно-проблемного характера.

^ Источники исследования. Своеобразие предмета данного исследования определяет и своеобразие его эмпирической базы. Обычно при историческом исследовании она состоит из фактов исторического источника. В нашем же случае эмпирическая база исследования состоит из двух больших блоков.

Первый блок состоит из научно-теоретических фактов, концепций, положений, содержащихся в опубликованных результатах работ, имеющих для нее методологический характер. Источником анализа являются концептуальные наработки ведущих исследователей по теории общества и теории культуры, а также ученых, работающих в сфере междисциплинарных исследований, к которым относится проблематика общей теории систем и синергетики. Данный блок можно разделить на две группы.

Первая группа эмпирических данных представлена положениями работ по общей теории системного метода и синергетической научной парадигмы. В качестве теоретических источников для данного исследования следует отметить работы Л. фон Берталанфи по общей теории систем, заложившие основы широкого применения системного метода в междисциплинарных исследованиях, а также теоретические положения теории синергетики, разработанные Г.Хакеном и теории хаоса И.Пригожина. При этом хаос понимается как состояние среды, противоположное системности, но обладающее внутренней структурой. По сути, теория хаоса и синергетика генетически связаны с общей теорией систем и представляют собой ее развитие на основе достижений представлений о мире последней трети прошлого века.

Следующая, вторая важная составляющая эмпирической базы данного исследования - уже упомянутые теоретические положения работ И.Д.Ковальченко, М.А.Барга, Б.Г.Могильницкого и других исследователей о методах исторического исследования. Следует особо выделить работы, исследующие синергетический подход к социогуманитарным и историческим исследованиям – труды Малинецкого Г.Г., Назаретяна А.П., Гомаюнова С., Бородкина Л.И., а также критиков социосинергетики - Топольского Е., Сырова В.И. и др. В данных работах представлен широкий спектр точек зрения на возможности системного метода и подходов синергетики для научного анализа социальных процессов в целом и исторических феноменов в частности.

Второй блок эмпирической базы исследования представлен традиционными источниками, которые в свою очередь, можно разделить на ряд групп. При разработке проблем реализации системного метода в изучении конкретно-исторических проблем привлекались традиционные для исторического исследования письменные источники. Для древнего периода это иранские источники, прежде всего “Авеста”, китайские династийные хроники, работы Геродота, описывающие народы, жившие в Казахстане в 1 тысячелетии до н.э. начала нашей эры.

К самым ранним по времени письменным источникам можно отнести Авесту, наиболее древние части которой, «Яшты», относятся ко II тыс. до н.э. В них нашли отражение многочисленные факты, относящиеся к духовной и материальной культуре, в том числе и к политической организации индоиранских племен Средней Азии, Казахстана и Поволжья, оставивших памятники срубной и андроновской археологических культур. То же можно сказать и о Ригведе – сборнике гимнов индоариев Северо-Западной Индии рубежа II-I тыс. до н.э. Конечно же, нельзя считать, что сведения, содержащиеся в данных документах, адекватно отражают историческую ситуацию в казахстанских степях в эпоху бронзы. Мы согласны с тем, что древнейшие пласты Авесты и Ригведы значительно искажены позднейшими напластованиями, однако, как дополнительный, иллюстрирующий и подкрепляющий археологические источники материал, факты, содержащиеся в данных индоарийских и индоиранских гимнах необходимо.

Информация о ранних кочевниках содержится в античных письменных источниках. Среди них особое место занимает труд Геродота из Галикарнасса (484-425 гг. до н.э.), автора «Истории», посвященной греко-персидским войнам V в. до н.э. Данные о политической организации сакско-массагетских и скифских племен нашли отражение в первой и четвертой книгах этого труда. Определенная информация об истории сакских племен содержится в трудах Квинта Курция Руфа, Помпея Трога, Арриана, посвященных истории походов Александра Македонского. Отдельные сведения об истории сармато-аланских и массагетто-парфянских племен рубежа нашей эры отражены в работах римских историков, в частности в «Деяниях» Аммиана Марцеллина и «Сравнительных жизнеописаниях» Плутарха.

В труде римского историка, гота по происхождению, Иордана «Гетика» нашли отражение факты гуннско-готской войны и событий «Великого переселения народов» IV-VI вв.. Уникальные сведения о гуннском государстве в Паннонии, их образе жизни, языке и отношениях с соседними странами содержатся в труде византийского дипломата Приска Панийского, участника посольства ко двору Аттилы в 448 г. Взаимоотношения гуннов с Римом, Византией и другими «варварскими» народами нашли отражение в сочинениях Прокопия Кессарийского, Проспера Тирона Аквитанского, Зосима, Марцеллина Комита. Часть вышеперечисленных античных письменных источников переведена и издана.

Не умаляя значение европейских источников, отметим, тем не менее, что наибольшее количество материала по истории ранних государств кочевников Казахстана содержится в китайских источниках. Китайские исторические хроники, в целом, более информативны, чем античные, они содержат ценнейшие данные о политической организации, этнополитической истории, различные факты о военно-политических акциях государств хуннов, усуней, кангюев и их преемников. Прежде всего, следует отметить сочинение Сыма Цяня «Исторические записки» (Ши цзи). В «Истории Ранней династии Хань» (Цянь Ханьшу), написанной в I в. до н.э. Бань Гу, впервые в китайской историографии приводятся данные об истории ранних государств Казахстана и Средней Азии, включенные в раздел «Повествования о Западном крае» (глава 95). Важным источником по истории хунну, усуней, кангюев и других кочевых народов является труд Фань Е «История Поздней династии Хань» (Хоу Ханьшу). Сведения о государствах - наследниках империи хунну нашли отражение в хронике Вэй Шеу «История династии Вэй» (Вэйшу) и труде Ли Яньшеу «Северная история» (Бэйшу). Большая часть китайских династийных хроник переведена на русский язык и снабжена подробными и глубокими комментариями. Особо следует отметить публикацию переводов «Ханьшу», «Хоу Ханьшу» и «Ши цзы» на казахский язык, предпринятую К.Салгараулы. Особенности данной работы в том, что, во-первых, звучание личных имен и географических названий приведены в казахской транскрипции, более адекватно отражающей их истинное звучание, во-вторых, приведены тексты на китайском языке, что, безусловно, полезно для специалистов-синологов.

С ХII века одними из основных письменных источников становятся арабо-персидские географические труды. Это работы Ибн-Хордабека, Ибн-Русте, Ал-Истахари, Ал-Масуди, Ал-Идриси, Ибн-Хаукаля, Ибн-Фадлана, анонимное произведение “Худуд ал-Алам”, работы Бируни. В этих трудах отражена этнополитическая ситуация на территории Казахстана в Х-ХII веках, перечисляются народы, ее населявшие. Особое место в ряду письменных источников данного периода занимает “Дивану лугат ат-тюрк” Махмуда Кашгари, дающий наиболее полную картину расселения тюрко-язычных народов и содержащийся ценнейшие сведения по тюркскому глоттогенезу. В послемонгольское время появляется ряд трудов исторического характера, также содержащих информацию о процессах развития государственности на территории Казахстана. Это “Тарихи-и Джахагун тай” Джувейни, “Жами ат-Таварих” Рашид ад-Дина. К этому же периоду относятся работы европейских путешественников Плано Карпини, Гильома Рубрука и Марко Поло.

Процессы, протекавшие на территории Казахстана в ХIV-ХVIII веках нашли отражение в исторических трудах Искандера Мунши, Ракими, Мукими, Хасан бека Румлу, Ибн-Араб Катагана, других восточных авторов. Наиболее полные сведения о казахах содержат труды Утемиша-хаджи “Чингиз-наме”, Кадыргали Жалаири “Жами-ат-Тауарих”, Абылгазы-бахадура “Шаджраи-тюрк”, Мухаммеда Хайдара Дулати “Тарих-и Рашиди”, Рузбехана “Михман-намэ-и Бухара”, Хафиза Таныша “Шараф-намэ-и шахи”. Эти источники частично переведены и опубликованы в сборниках и отдельных изданиях. В последние годы в рамках программы «Культурное наследие» начата работа по систематизации и опубликованию источников, имеющих непосредственное отношение к проблеме генезиса политических систем в кочевых социумах. Это тексты рунических памятников, китайские, арабские, персидские историко-географические труды, монгольские источники.

Необходимо также особо выделить еще одну важную группу источников – данные традиционной устной историологии. Изучить самосознание народов в ходе исторического процесса можно лишь через изучение фольклора, устного творчества представителей этноса. Именно поэтому одним из источниковых материалов для данной работы является казахский фольклор, в частности героический эпос и произведения жырау ХIV-ХV вв. Без них невозможно изучить этническое самосознание населения степей той эпохи, а значит и ход этногенеза. Особый интерес в этом плане вызывают такие эпосы, как “Кобланды батыр”, “Камбар батыр”, цикл “Кырымнын кырык батыры”, “Карабек” и другие исторические эпосы XII-XVI веков. Произведения же Сыпыра – жырау, Асан-Кайгы, Казтугана, Шалкеза и других жырау, отражающие политическую ситуацию в Казахстане, являются моментальным отпечатком этнического самосознания насельников казахской степи в определенный промежуток времени.

Есть еще одна группа источников, точнее, носителей информации, эвристическую ценность которых нельзя отрицать, хотя методика их использования в научной работе еще не устоялась. Это web-ресурсы, число которых постоянно растет, а качество значительно варьирует от серьезных научных проектов до сайтов, содержание которых не имеет научной ценности. Отдавая должное перспективности использования современных информационных технологий в историческом исследовании, отметим наиболее интересные ресурсы, содержащие публикации на интересующую нас тему.

Из ресурсов, посвященных обсуждению методологических проблем, связанных с применением синергетической парадигмы в различных сферах научного знания, особо следует отметить персональный сайт С.П.Курдюмова, содержащий огромное количество текстов работ, в том числе по социальной синергетике, отдельные разделы посвящены применению синергетической парадигмы в философии, искусствоведении, образовании, социологии.

Определенный интерес представляет «Электронная библиотека по нелинейной динамике», содержащая тексты исследований по теории хаоса, теории фракталов, теории катастроф и т.п. Собственно социальная синергетика на данном ресурсе практически не представлена, поэтому он интересен для гуманитариев, прежде всего с точки зрения знакомства с математическими основаниями синергетики. Аналогичный ресурс – «Нелинейный мир», правда в отличие от предыдущего, он содержит материалы по применению теории хаоса в философии, экономике, филологии, социологии, истории.

Ресурсы, посвященные как методологическим, так и конкретно-содержательным проблемам исторической науки представлены в Интернете достаточно широко. Отметим лишь те, которые имеют непосредственное отношение к тематике данного исследования и достаточно респектабельны с точки зрения науки.

Во-первых, следует отметить портал «Гуманитарное образование», содержащий большое количество текстов по философии науки, теории познания, различных отраслей исторической науки. Определенный интерес представляет Электронное периодическое издание «Открытый текст», содержащий тексты работ выдающихся историков – А.Про, М. Блока, Дж. Тоша по проблемам исторической науки и методологии истории.

Научному наследию Л.Н.Гумилева посвящен сайт «Гумилевика: гипотезы, теории, мировоззрение». Ресурс содержит обширную библиографию Л. Н. Гумилева, работы его учеников , содержащие примеры развития суперэтносов, дополняющие труды Л. Н. Гумилева.

Исторические источники, в том числе и по истории Казахстана широко представлены на сайте «Восточная литература». Здесь представлены практически все опубликованные на сегодняшний день источники от эпохи античности до XIX века. Ресурс удобен для использования, т.к. содержит полные ссылки на страницы оригинала, сохранены научно-справочный аппарат, комментарии, приложения и т.п. Аналогичным ресурсом является сайт «Электронная библиотека Исторического факультета МГУ  им. М.В. Ломоносова».

Если говорить о ресурсах, посвященных анализу конкретно-исторических проблем истории кочевников Казахстана, то следует отметить сайт «Центральноазиатский исторический сервер», содержащий исследования по истории древних тюрок, кыпчаков, тюркоязычных народов Сибири, киргизов и казахов.

Общей проблемой, затрудняющей использование web-ресурсов в научном исследовании является проблема авторского права на размещенный на Интернет-сайте материал и, соответственно, научной корректности его цитирования или иного использования. Это проблема временная и связана с тем, что научное сообщество не имеет пока длительных традиций применения, и поэтому иногда еще не существует общепризнанных методов представления той или иной информации. Кроме того, сами web-ресурсы нужно рассматривать не как самостоятельные источники, но как носители информации, содержащие какой-либо вид источника – письменный, археологический либо этнографический. В этом контексте принципиальной разницы между печатной публикацией и электронной ее версией нет, проблемы использования связаны лишь с техническими аспектами функционирования сети Интернет. Рассмотрение данной проблемы не входит в задачи нашего исследования, но ее обсуждение активно ведется на сайте Ассоциации «Историк и компьютер» и нашло отражение на официальном сайте Института истории и этнологии им. Ч.Валиханова.

Таким образом, источниковая база данного исследования состоит из двух массивов – теоретико-методологических источников анализа гносеологических и эпистемиологических аспектов проблемы и исторических источников анализа конкретных исторических процессов.

^ Методологическая основа и методика исследования. Эпистемиологической основой исследования является классическое представление о научном методе как теоретически обоснованном нормативном средстве познания объективной реальности. Говоря о методологических аспектах данной работы нельзя не сказать о тех изменениях, которые произошли в современной науке в последние десятилетия. Сегодня можно уже говорить о возникновении новой, неклассической науки, основанной на новой форме диалектике. Если для классической науки характерно разделение живого и неживого, то новые подходы позволяют выработать принципы, общие для этих форм материи. Классическая диалектика трактует развитие как восходящий, поступательный процесс, неклассическая считает, что развитие представляет собой цикл самоорганизации и дезорганизации. Классическая наука считала неравновесные системы аномалией, отклонением от систем равновесных, стабильных. Новые же достижения науки говорят о том, что неравновесность системы – обязательное условие развития. Прежняя диалектика, базирующаяся на категориальном аппарате гегелевской философии не в состоянии объяснить процесс образования и развития материальных систем. Закон отрицания, сформулированный Гегелем для развития мысли, идеи не может адекватно отразить все тонкости и нюансы развития материального мира. Новая наука ориентирована на целостное, системное исследование объектов и процессов, изучения внутренних механизмов самоорганизации, лежащей в основе всех процессов развития.

Вместе с тем, переход к «новым завоеваниям методологии» не снимает одной важной герменевтической проблемы - противоречия между семантическими формами и сущностью, т.е., текстом и мыслью, которую пытается выразить автор текста. При разработке новых концепций проблема, может возникнуть, когда разные люди подразумевают под одним и тем же новым термином разные вещи. Вследствие этого могут возникать разные недоразумения и недостаток понимания, а общий язык будет скорее запутывать, чем помогать общению.

Дж. Гольдштейн отмечает три основные источника взаимного непонимания исследователей. Во-первых, это разные научные школы. Каждая школа имеет отличную от других исследовательскую программу, свои вопросы, на которые нужно ответить, свои пути ответов на эти вопросы и свое понимание терминов. Во-вторых, источником взаимного непонимания является популярная интерпретация научных терминов. В-третьих, источником взаимного непонимания является фигуральное или метафорическое использование терминов. С методологической точки зрения выбор понятийного или метафорического языка является конкретным проявлением той крайней формы противостояния двух гносеологических парадигм, которая характеризует современное состояние теоретической мысли: пойти вслед за французским постмодернизмом по пути сближения философии с поэзией, или восстановить традиционную ориентацию философского дискурса на структуру научно-теоретического мышления.

Мы считаем, что исторические феномены невозможно анализировать только формальными, математическими методами. Важнейшее значение при историческом исследовании продолжает играть эвристическое, творческое решение научных проблем, допускающее ин­дуктивные методы, аналогии, правдоподобные умозаключения, на­глядные и вербальные модели и образы, мысленные эксперименты и т. п.

Таким образом, теоретико-методологической основой решения поставленной проблемы является научная рефлексия, сочетающая в себе принципы и установки классического подхода методологии истории, историко-философской герменевтики и системно-исторического метода. В ходе анализа конкретных проблем этнополитической истории будут использоваться общенаучные методы синтеза и анализа, дедукции и индукции. Причем специфика системного подхода требует больше применения дедуктивного метода выяснения общих закономерностей развития и приложения их к конкретной исторической ситуации. Кроме того, обобщающий характер работы обусловил применение метода исторического синтеза.

^ Новизна исследования заключается в обосновании применения системного метода не только в его классической форме, но и в формах, разработанных общей теорией систем и синергетикой в исторических исследованиях.

Новизна работы отражается в следующих основных положениях диссертационного исследования:

1. Впервые в казахстанской исторической науке раскрыта эвристичность синергетического видения гносеологии и онтологии исторического процесса и определены его пределы.

2. Предложена новая трактовка системного метода применительно к историческому исследованию в контексте синергетической парадигмы.

3. Осуществлен анализ исторических феноменов – процессов, явлений и субъектов исторического процесса и самого процесса исторического познания как сложных неравновесных систем. Значительное внимание уделено методологическому обсуждению проблемы: как изучать сложные и сверхсложные структуры, не подменяя их элементарными формами, которые содержатся в сложном, но и, не теряя общих закономерностей, свойственных всем разноуровневым структурам.

4. Обоснован на конкретном историческом материале системный, синергетический характер этнополитических процессов на территории Казахстана в древности и средние века.

5. Проанализирована временно-событийная систематизация истории Казахстан, на основе которой предложен новый вариант периодизации политико-правовой истории Казахстана в контексте системной теории.

^ Практическая значимость работы состоит в том, что положения и выводы, сформулированные в данном исследовании, вносят определенный вклад в развитие методологии истории. Выводы, полученные в диссертации, могут выступать как теоретическая база для прикладных исследований и выявления новых стратегий развития исторической науки как социального института и исторической науки как инструмента научной рефлексии процессов развития общества в целом и кочевой цивилизации в частности, особенно актуальных в условиях глобального цивилизационного кризиса.

Кроме того, результаты работы могут служить базой для разработки специального курса по проблемам методологии истории для обучающихся гуманитарных специальностей по направлениям бакалавриата и магистратуры, а также при переработке существующих учебных программ по общему курсу истории Казахстана для студентов всех специальностей и школьных программ.

^ Положения, выносимые на защиту. Принимая во внимание недостаточную изученность проблем применения системного подхода и методов синергетики в исследовании исторических процессов на территории Казахстана, на защиту выносятся следующие положения:

  1. Системный метод, как средство познания, за последние двадцать лет претерпел существенную трансформацию. Его классическое содержание, предполагающее рассмотрение объектов, как совокупность элементов, взаимодействие которых обуславливает возникновение у этой совокупности новые интегративных качеств, не присущих образующим ее элементам, не теряя общей актуальности для изучения системных феноменов в целом, при рассмотрении сложных систем следует дополнить. При рассмотрении исторических феноменов как систем следует применять не только системный анализ, но системный синтез, и учитывать, что традиционное представление о жестко детерминированных причинно-следственных связях нуждаются в пересмотре. Системный метод в историческом исследовании на сегодняшний день невозможен без учета синергетической познавательной парадигмы.

  2. Историческая социосинергетика еще не состоялась, как самостоятельная научная дисциплина. Исключая отдельные работы, в большинстве случаев авторы работ используют в своих теоретических построениях лишь отдельные положения теории систем и синергетики. Большинство работ в этом направлении значительное внимание уделяют методологическому обсуждению проблемы. Вместе с тем, многие работы исследователей социосинергетического направления противоречат фундаментальным закономерностям развития Вселенной, что существенно снижает как доверие к подобным исследованиям со стороны «естественнонаучного» знания, так и познавательную ценность самих этих исследований.

  3. Применение синергетического подхода к изучению социальных систем позволяет выявить основные факторы, способствующие как возникновению, так и дальнейшему функционированию социальной системы: факторы нелинейных источников и рассеивающие процессы, которые в сочетании создают режимы, способствующие рождению и сохранению порядка, ряд внешних и внутренних конкретно-исторических системообразующих факторов - механические (демографические) факторы, изменение характеристик внешней среды, общность природного качества элементов, факторы взаимодополнения и функциональности, факторы обмена веществом, энергией и информацией, диффузионные процессы.

  4. Анализ современного опыта междисциплинарных исследований позволяют определить пределы использования естественнонаучных методов в историческом исследовании. Во-первых, любая теория, кроме естественнонаучных закономерностей, должна основываться на надежно установленной и проверенной эмпирической базе, исторических фактах. Во-вторых, следует учитывать, что математическое моделирование в значительной мере дает усредненный результат, высоко эффективно на макроуровне, для анализа процессов и не пригодно на микроуровне, для анализа отдельных событий. В-третьих, математической обработке подлежат в основном массовые источники и исторические факты. Уникальные и единичные источники и факты остаются в сфере традиционных методов их исследовании. В-четвертых, при междисциплинарных исследованиях не должна игнорироваться специфика социальных систем.

  5. Процесс исторического познания носит системный характер, историческая наука, как система, выполняет функцию производства информации. При этом окружающая среда, включающая в себя общество, существующие в нем идеи и доктрины, другие гуманитарные и естественнонаучные дисциплины, является для данной системы источником, как информации, так и вещества (субсидирования). Серьезной проблемой при обработке входящей информации является противоречия между семантическими формами и сущностью. Другими словами, историческая наука не в состоянии выработать единую систему понятий и символов, адекватно отражающих элементы изучаемой реальности, а главное, единообразно понимаемых всеми исследователями. Таким образом, факт исторического источника трижды субъективен – во-первых, субъективен факт исторического источника, во-вторых, субъективна его интерпретация в научно-историческом факте, в-третьих, субъективно понимание данного факта исследователем.

6. Производство «ложного» знания является закономерным процессом, оно возникает в недрах исторической науки как одно из частных проявлений энтропийного процесса. Исследования, выходящие за рамки строго научного подхода, следует называть «квазинаучными», и соответственно, подобные исследования в сфере исторического знания – «квазиисторией». Критерием классификации квазиисторических исследований предлагается принять основной опорный метод, на который опираются данные исследования. Исходя из этого, все квазиисторические исследования можно разделить на следующие группы: «Естественнонаучная», «Социогуманитарная», Архаическая квазиистория.

7. Одной из причин распространения квазиистории является невнимание части профессионалов – историков к проблемам методологии науки. В большинстве работ, посвященных критике квазиистории, упор делается не на критику методов, а на критику конкретных положений, что малоэффективно. Единственный выход из данной ситуации – отход от монодисциплинарности и поощрение междисциплинарности. Это позволит расширить границы исторической науки как системы и за счет этого уменьшить процессы энтропии.

8. Казахстане распространение получили работы социогуманитарной и архаической квазиистории. Для первого направления характерна генетическая связь с концепциями О.Сулейменова и, в меньшей степени, М.Аджи. Для всех них характерны этноцентризм, господство приемов поверхностной этимологии, основанной на случайных фонетических совпадениях, обличительная риторика в адрес «официальной» исторической науки, доходящая иногда до грубых неэтичных выпадов. Для архаической квазиистории характерны следующие основные черты: игнорирование научной критики источников, узкая источниковая база, архаический характер базовых исторических взглядов. При этом количество квазиисторических работ увеличивается, их тиражи растут, происходит активная информатизация квазиистории. Все это ставит новые задачи перед учеными – историками как в области критики квазиисторического знания, так и по популяризации истинной истории

9. Применение системной и синергетической парадигмы к изучению процессов развития политической системы древнего и средневекового Казахстана позволяет прийти к выводу о том, что государство возникает на территории Казахстана на базе комплексного полукочевого скотоводческо-земледельческого хозяйства в 1 тысячелетии до н.э. в результате процессов внутреннего развития общества. Кочевое государство характеризуется теми же признаками, что и государства оседло-земледельческих регионов. Анализ развития государственности на территории Казахстана показывает, что процесс этот не был поступательным и прямолинейным. Мы наблюдаем периоды ослабления централизации власти, смену десятичного и племенного принципа организации населения, укрепления и ослабления налогообложения, изменения соотношения институтов местной и верховной власти.

10. Анализ периода кризиса кочевой государственности на территории Казахстана показывает, что номадная политико-потестарная система в лице Казахского ханства исчерпала потенциал развития и исчезла в результате упрощении социального разнообразия в казахском обществе, сокращении оседло-земледельческого компонента, ограничения международной правосубъектности Казахского ханства. В начале XIX века политика России в отношении Казахстана стано­вится более активной, но это было вызвано не столько усилением влияния Российской империи в регионе, сколько ослаблением Казахского хан­ства. Российская колониальная администрация лишь успешно пользовалась сложившейся ситуацией,

11. Нормативная система является одним из маркеров, показывающих степень сложности, развитости социальной системы. Состояние нормативной системы общества определяется характером правовых, моральных и других социальных норм, образующих эту систему. На территории Казахстана выделяются следующие локальные как хронологически, так и пространственно нормативные системы. Это, прежде, всего, архаическая номадная нормативная система, сложившаяся одновременно с появлением номадной государственности у племен скифо-сакского мира. Ранняя номадная нормативная система связана с развитием тюркской имперской политической системы и обеспечением ее функционирования. Синтез центральноазиатских традиций в форме ранней номадной нормативной системы и переднеазиатских инноваций приводит к возникновению новой, тюрко-мусульманской нормативной системы. На базе ранней номадной нормативной системы возникает развитая номадная нормативная система, инициированная возникновением Монгольской империи. В рамках Казахского ханства складывается специфическая нормативная система, в рамках которой самостоятельно сосуществовали элементы тюрко-мусульманской и традиционной номадной нормативной системы.

12. Реализация идей синергетики применительно к анализу проблем политической системы позволяет, в числе других проблем, прогнозировать и фиксировать условия, процессы и состояния метастабильности, кризисов и деструктивности в политической системе, находящими свое теоретическое обоснование в концепции цикличности исторического процесса. все известные нам политико-потестарные системы Казахстана прошли в процессе своего развития одинаковые фазы или стадии. Другими словами политические процессы имеют циклический характер и подчиняются определенным закономерностям. На ход генезиса политико-потестарных систем оказывает значительное влияние не только внутренние, но целый комплекс внешних факторов, включая воздействие других политических систем, этногенетические процессы, климат, международную экономику.

13. Применение синергетической парадигмы к изучению этнических систем древнего и средневекового Казахстана позволяет нам построить модель взаимодействия этнических и политических процессов, используя которую мы можем реконструировать этнополитическую историю казахов. Казахи появившиеся в VIII веке и известные под этнонимом “кыпчак”, в XIV-XVI веке переживают этнический и политический кризис, в ходе которой целостность этноса нарушилась и появились конкурирующие субэтносы – казахи, мангыты, шибанцы. В конце XV века кризис был преодолен и этнос восстановил единство. Таким образом, этническая и политическая системы являются самостоятельными, но активно взаимодействующими в процессе своего развития организмами. Именно их взаимодействие определяет особенности генезиса политико-потестарной системы кочевников Казахстана.

^ Апробация основных результатов исследования. Основные научные результаты диссертации были отражены в выступлениях автора на международных, региональных, республиканских научных конференциях и апробированы в 49 публикациях, в том числе, 25 индивидуально написанных, 11 публикациях в изданиях, рекомендованных Комитетом по надзору и аттестации в сфере образования и науки МОН РК.

^ Структура исследования. Диссертация состоит из введения, четырех разделов, заключения и списка использованных источников. Объем диссертации составляет 332 страницы.





оставить комментарий
страница1/3
АБИЛЬ ЕРКИН АМАНЖОЛУЛЫ
Дата24.09.2011
Размер0,69 Mb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх