Ххх1 городская научно-практическая конференция учащихся и студентов Секция: история icon

Ххх1 городская научно-практическая конференция учащихся и студентов Секция: история


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Городская научно-практическая конференция обучающихся 8-11 классов «Шаг в будущее» Секция...
Городская научно-практическая конференция обучающихся 8-11 классов «Шаг в будущее» Секция...
X VII городская научно-практическая конференция «царскосельские старты»...
Областной конкурс фоторабот «Удивительный мир животных» Диплом департамента образования и науки...
Xxiy городская научно практическая конференция обучающихся «открытия юных» Секция «Общая...
Iv городская научно практическая конференция школьников г. Искитима Секция литературоведение...
Конкурс естественнонаучных проектов 2009...
М. В. Ломоносов 17-18 февраля 2012 года...
Xxxiv городская научно-практическая конференция учащихся Секция «Юбилейная дата в истории...
Городская научно-практическая конференция «Шаг в будущее» Секция «Валеология» шоколадная...
Доклад «Занимательность на уроках геометрии» (Секция «Математическая подготовка студентов...
О проведении Научно-практической конференции среди учащихся школ...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4
скачать




ХХХ1 городская научно-практическая конференция учащихся и студентов


Секция: история


Соотношение идей просвещённого абсолютизма и либерализма

во внутренней политике Александра I


Вечканова Елена

Челябинская область, г. Златоуст

Дворец Детского Творчества, НОУ,

11 класс, МОУ «СОШ № 37»


Научный руководитель:

Вечканова Светлана Алексеевна,

учитель истории и обществознания

высшей квалификационной категории

МОУ «СОШ № 37».


Златоуст 2007.

ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение 2

§ 1. Сравнительная характеристика «просвещённого

абсолютизма» и либерализма в России 6


§ 2. Вступление Александра I на престол. Первые реформы 9

§ 3. Проекты реформ и реформы 1809-1812 гг. М.М.Сперанский 17


§ 4. Послевоенная деятельность правительства

Александра 1: иллюзии и реальность 21


§ 5. Последние годы царствования 26


Заключение 29


Источники и литература 34


Приложения 40


ВВЕДЕНИЕ

В современную эпоху, когда общество и власть ищут пути соотношения либеральных свобод и государственности особое значение приобретает первая четверть XIX века, время царствования Александра 1, когда верховная власть, прежде всего в лице самодержца, впервые в истории России поставила перед собой этот вопрос.

В советской историографии [2.51;199] был выработан железный стереотип — обязательно именовать российских монархов крепостниками, реакционе­рами и проводниками угнетательской, антинарод­ной политики господствующих классов. Долгое время советские историки даже не допускали мыс­ли, что тот или иной монарх мог хотя бы на шаг отступить от своих консервативных принципов. Раскрепощение научной мысли, проис­шедшее в последние полтора десятилетия, позволило иначе подой­ти к трактовке политических целей российских са­модержцев. Изучение архивных и изданных источников [1.7;17] показывает, что консервативный курс во внутренней политике рос­сийских самодержцев далеко не всегда являлся доминирующим фактором в их государственной дея­тельности, и что под давлением разного рода обстоятельств они изменяли своим догматическим взглядам и выступали проводниками и сторонника­ми новых социальных и экономических отноше­ний. Вот таким «отступником» от модели монархизма был император Александр I, упорно, хотя и не всегда успешно работавший над осуществлением либеральных реформ в подвласт­ной ему стране.

Тема соотношений идей общественно-по­литических течений: просвещённого абсолютизма и либерализма в России на рубеже XVIII - XIX веков разрабо­тана недостаточно и, по сути дела, сама является историографической проблемой [2.53; 515]. Однако и дореволюционные, и советские, и особенно постсоветские историки нередко касались ее при изучении тех или иных смежных вопросов.

Что касается историографического обзора – исследования абсолютизма и либерализма, то можно сказать – историков волновали

вопросы генезиса и сложностей формирования этих общественно-политический течений.

Впервые В.О. Ключевский в своих трудах уделил внимание становлению либеральных идей. Реальными проводниками этих идей, считал исследователь, были оппозиционные самодержавию силы (Н.И. Новиков и другие русские просветители).

Известный историк и либерал по своим политическим убеждениям П.Н. Милюков относил зарождение либеральных тен­денций ко второй половине XVIII века, называя их «критичес­кими элементами в обществе» при господстве абсолютизма. Этот период, считал ученый, был озна­менован началом конфликта между властью и общественным мнени­ем. Носителями зарождающихся идеалов были некоторые оппозици­онно настроенные городские депутаты, Н.И. Новиков и масоны, А.Н. Радищев и др. Именно их деятельность стала отправной точкой раз­вития русского либерализма [2.29; 45] .

А.А. Кизеветтер немало внимания уделил истории либерализма в России. Основным догматом этой общественно-политической доктрины, считал историк, является «свобода самоопределения личности» [2.33;60] Это стало возможным лишь в конце второй четверти XVIII века, когда в обществе появились группы, сознательно противопоставляющие свои интересы государству; большое зна­чение имело «сближение с западом»; влияние европейского просве­щения. Исследователь считал, что либеральная доктрина родилась не в недрах правительственной по­литики, а в среде оппозиционных сил того времени.

Таким образом, в дореволюционной историографии проблема становления либеральной общественно-политической доктрины в русле монархического режима была только намечена. Исследователи собрали большой фактический ма­териал по истории правительственного либерализма рубежа XVIII -XIX веков, было начато изучение оппозиции в это время. Но остава­лось еще множество белых пятен, касавшихся причин зарождения либерализма, его организационных форм.

В советское время сам термин «либерализм» редко употреб­лялся без уничижительной оценки. Поэтому вопросы становления и развития либеральной общественно-политической доктрины не по­лучили достаточной разработки.

Современная историография зарождения либерализма нерав­ноценна и разнообразна. Попытка разобраться в самом понятии и причинах появления этой общественно-политической доктрины в Рос­сии была сделана в реферативном сборнике «для служебного поль­зования». Там были помещены, главным образом, статьи зарубежных авторов, которые сходились на том, что либерализм в России - при­внесенная с Запада доктрина [2.60;411]. Многие характеристики и оценки ли­берализма, впервые там прозвучавшие, получили дальнейшее разви­тие в последнее десятилетие.

Современные историки В.В. Шелохаев и С.С. Секиринский [2.62;38] выделяют несколько путей формирования либеральной доктрины. И. Ф. Худушина прямо называет русский либерализм «сколком» с западно­го и считает, что «энергетическое ядро» либерализма — индивидуализм «остался за пределами российского восприятия либеральных идей и либе­ральной практики». Давая общую оценку русским либералам, А. В. Собо­лев пишет: «Их попытки пересадить на русскую почву готовые западноев­ропейские формы обусловлены невниманием к творческим процессам, со­здающим эти формы. Другие исследователи, наоборот, утверждают, что «либерализм — од­на из интеллектуальных традиций русской общественной мысли». К этой точке зрения отечественных философов близок А. Валицкий, который под­черкивает, что «русская интеллектуальная мысль начала XX в. развивалась в том же русле, что и западная, а отнюдь не отставала от нее» (3.5; 3.13).

Правительственный либерализм времен Александра I, считают А.И.Цечоев, В.И.Власов, Ф.Нэмо, Д.Йена, способствовал усилению влияния самодер­жавия на экономику, укреплял его власть [2.60;415;], [2.26;29], [2.33;60], [2.43;97]. О.А. Омельченко, анализируя реформаторскую деятельность Александра I, доказывал, что такая политика была единственно воз­можной в условиях начинающегося кризиса абсолютизма. Либерализм Александра I был продиктован «политическим прагматизмом» [2.45;248].

В историко-философской литературе проанализированы трудности формирования либерализма в России. Здесь, пишет Капустин Б.Г. [2.27;103], «обнаружи­лось отсутствие всех или почти всех условий, которые позволили на Западе в свое время канализировать освободительное стремление максимализа­ции частной выгоды в экономический интерес, создающий систему всеоб­щей полезности, причем сделать это не авторитарно-деспотическими мето­дами». По мнению Пустарнакова, «первые страницы истории либерализ­ма в России связаны с проникновением сюда либеральных идей по законам идейных взаимосвязей, влияний субъектов влияния на объект, частичных или полных заимствований, ассимиляции заимствованных идей в инонаци­ональной культурной среде, их приспособления к ней и т. д.». Однако, продолжает автор, «на самых ранних стадиях» заимствования из работ западноевропейских либералов, произведенные русскими мыслителями, «были обречены на неадекватность их воспроизведения и интерпретации, на неизбежную их трансформацию». И лишь со временем, «когда социальная действительность России становилась все более похожей на западноев­ропейскую действительность, породившую либерализм, тогда стали воз­никать возможности более адекватного восприятия русскими мыслителями западноевропейских либеральных идей и возможности возникновения либе­ральных идей под воздействием новой социальной действительности в са­мой России» [2.53;515].

По выражению Кара-Мурзы, русский либерализм развивался в «пространстве повышенного историчес­кого риска». Если на Западе генезис и формирование либеральной доктрины и политики были так или иначе согласованы с темпом формирования гражданского общества и его институтов, с уровнем развития общественной мысли в широком понимании этого слова и, следовательно, объективными общес­твенными потребностями, то в России наблюдался несколько иной порядок. «В России,— пишет И. К. Пантин, — ценности либерализма так и не смогли оплодотворить демократическую идеологию и массовое сознание» [2.47;52]. Не случайно, что в русском либерализме по мере его формирования шел процесс накопления консервативных черт и тенденций, о чем уже неоднократно говорилось в историко-философской литературе.

В целом анализ историографии показывает, что исследова­телями был поставлен, но достаточной мере не исследован ряд про­блем, связанных с историей либерализма. Немало работ посвящено политической истории Александровского царствования, но до сих пор не разработан вопрос о роли правительственного либерализма в развитии идей просвещённого абсолютизма. Недостаточная изученность проблемы в целом, ее научное значение и актуальность обусловили выбор цели и задач исследования.

Основной целью работы является исследование соотношения идей просвещённого абсолютизма и либерализма в годы правления Александра I.

Для достижения указанной цели в работе ставятся следующие задачи:

1. Дать сравнительную характеристику «просвещённого абсолютизма» и либерализма как общественно-политических доктрин через выявление сущности, особенностей формирования их в России и выявление их взаимосвязи и взаимовлияния.

2. Изучить содержание и факторы, определившие внутреннюю политику Александра I.

3. Определить основные направления внутренней политики правления Александра I в период с 1801 по 1812 годы.

4. Проанализировать второй этап правления Александра I.

5. Через детерминацию данных социальных явлений выйти на обобщение итогов правления Александра I.

6. Раскрыть важность темы работы для школьного курса и описать способ подачи этой темы для школьников.

В качестве объекта исследования выступает внутренняя политика Александра 1, а изменения в ней на протяжении царствования определяют предмет исследования.

Хронологические рамки работы определяются временем царствования Александра 1 с 1801 по 1825 гг. Но в исследовании по данной теме необходимы исторические экскурсы во II половину XVIII века – время расцвета просвещённого абсолютизма в России.

В ходе работы над проектом использовались следующие принципы, подходы и методы:

- принцип научной объективности: рассматриваются объективные предпосылки формирования взглядов их, в рамках существующих общественно-политических доктрин;

- принцип историзма выражается в последовательности рассмотрения исторических событий, явлений и процессов и в контексте с правлением Екатерины II и Павла I;

- системный подход проявился в выделении периодов правления Александра I и их характеристике;

- сравнительно-исторический подход реализуется через сопоставление идей просвещённого абсолютизма и либерализма в ходе реализации внутренней политика Александра I;

- конкретно-исторический метод: исследуется период правления Александра I на предмет соотношения идей просвещённого абсолютизма и либерализма;

- субъективно-исторический метод: период правления Александра I анализируется историками разных периодов, имеющих свой собственный взгляд на причины, сущность и последствия правления Александра I.

^ Научную значимость темы данной работы отражают споры о времени и при­чинах зарождения русского либерализма; об истоках обращения Александра I к идеям либерализма; об определении сущности этого явления, как для него, так и для его помощников-реформаторов; выявление сходств и различий с идеями просвещённого абсолютизма и их взаимная трансформация. Без изучения названных вопросов трудно выстроить полную картину полити­ческого развития России в данный период, когда философия либе­рализма и реформы в либеральном духе играли весьма значительную роль, но не забыты, развивались и трансформировались идеи просвещённого абсолютизма.

§ 1. Сравнительная характеристика «просвещённого абсолютизма» и либерализма в России.

Явление просвещённого абсолютизма было характерно для всей Европы. Оно заключалось в том, что многие монархи под влиянием идей европейского Просвещения осознавали необходимость модернизации экономической и политической системы своих государств. Французские философы, творцы Просвещения, искренне писали о том, что велением судьбы на троне могут оказаться добродетельные государи, которые пытаются править по законам естественной мудрости. Они начнут с самоусовершенствования, познают истинную причину человеческих бедствий, а затем изменят жизнь в своих владениях к лучшему. Просветители поддерживали связи с коронованными особами, не скупясь на похвалы и лестные эпитеты и подчас закрывая глаза на их пороки и недостатки [2.45;13].

Реально политика просвещённого абсолютизма сводилась к тому, чтобы, не меняя по существу абсолютной формы правления, сверху проводить реформы в экономической, политической и культурной областях, устраняя наиболее одиозные, устаревшие, тормозящие движение вперёд проявления феодального порядка.

В отличие от понятия «просвещённый абсолютизма» в литературе сосуществует множество определений понятия «либерализм» [2.46;218]. В формировании современного определения либерализма можно выделить несколько направлений.

Первое считает либерализм особой экономической доктриной, главный принцип которой «не мешайте действовать». Эта точка зрения наиболее распространена среди западных историков-русистов [2.73;108], [2.43;120].

Согласно второму, либерализм - это особенность мировоз­зрения конкретного индивида: «тип и способ мышления: система воз­зрений и концепций в отношении окружающего мира, тип сознания и политико-идеологических ориентацией и уставов, которые не всегда ассоциируются с конкретными политическими партиями или поли­тическим курсом» [2.15;70].

Третье определение либерализма наиболее распространено и имеет давнюю традицию в русской историографии. С.М. Соловьев и В.О. Ключевский, С.Ф. Платонов и А.А. Корнилов считали его основой идею о верховенстве законов и зако­нодательном ограничении всевластия монарха. Именно это дает воз­можность индивиду действовать свободно во всех сферах общест­венной и экономической жизни.

Начало эпохе «просвещённого абсолютизма», которая продолжалась в России более пятидесяти лет, положило царствование Екатерины II. Все боль­шее влияние на столичное дворянство оказывали либеральные идеи французских и английских просветителей: Вольтера, Дидро, Руссо, А.Смита.

Стратегические цели Екатерины II состояли в осуществлении идей просветителей и сводились к всемерному укреплению абсолютистского государства путем создания опоры в виде гражданского общества с соответствующей структурой механизмом, регулирующим взаимоотношения общества и государства. Екатерина II полностью игнорировала просветительскую теорию «естественного права» и тесно связанную с ней теорию происхождения государства как акта «обще­ственного договора» о разделении функций между членами сообщества. Отказ этот был молчаливо мотивирован тем, что монарх-самодержец (и в его лице государство) не может иметь какие-либо обязанности перед своими поддан­ными (ибо взаимные обязательства государства и подданных могут быть воплощены в жизнь только в свободном, гражданском обществе, а не в обществе, где более 90% населениям скованы крепостным правом) [2.22;21].

Тем не менее, теоретическое осмысление предназначения государственной машины как средства самоорганизации об­щества было объективно необходимым даже для феодально-крепостнического государства. По мысли императрицы, луч­ший способ самоорганизации общества — это разработка идеальной системы законов. «Правильно» составленные за­коны — гарантия четко действующего государства, делаю­щего достижимым «блаженство каждого и всех». Отсюда ре­шающая роль не просто монарха, а «просвещенного монар­ха», способного одарить общество «правильными законами», отсюда и идея «просвещенного абсолютизма» с его теорией «общего блага» как цели самоорганизации общества.

Что касается истоков либерализма, то одни исследователи (например, Новикова и Сиземская) [2.42;129] считают, что «либерализм пришел в Рос­сию в виде просвещенного абсолютизма» и в своей эволюции прошел три стадии: 1) с XVIII по 50—70-е годы XIX в.; 2) с 50—70-х по 90-е годы XIX в. и 3) с 90-х годов XIX века. На первом этапе в творчестве А. Н. Радищева либерализм уже обрел черты «достаточно последовательного социально-политического учения», имел «общие корни с революционно-демократичес­кой идеологией». На втором этапе, который авторы считают классическим, либерализм в лице К. Д. Кавелина и Б. Н. Чичерина получил теоретическое обоснование как идейное направление русской социально-философской мысли. С 90-х годов XIX в. начинается постепенное оформление нового либерализма, пик развития которого падает на первую четверть XX века. По мнению А. В. Гоголевского, период зарождения и становления либе­ральных идей охватывает значительный исторический отрезок, с XVIII в. до 1905 года. При этом автор считает, что политическая доктрина русского либерализма уже сформировалась на рубеже XVIII—XIX вв. и получила свое первое воплощение в творчестве Радищева.

Другие исследователи зарождение русского либерализма относят к середине XIX века. Пустарнаков подчёркивает [2.55;219], что заимствованные с Запада либеральные идеи в России «до середины 50-х годов XIX в. представляли прививки к нелибе­ральным деревьям». Согласно утверждению Гаджиева, либеральное мировоззрение в Рос­сии укоренилось лишь в конце XIX — начале XX века.

Анализируя данную периодизацию, можно сказать, что либеральные идеи не могли возникнуть на пустом месте. Поэтому более последовательной считается следующая точка зрения: зачатки либеральных идей можно встретить в России еще во второй половине XVIII в. у Екатерины II (С.Е. Десницкий, Я.П. Козельский, Н.И. Новиков); в первой половине XIX в. — у Александра I; в более последовательной форме — у чиновников-реформаторов Н.С. Мордвинова и М.М. Сперанского, декабристов, славянофилов.

Подводя итоги можно сделать следующие выводы:

Во-первых, либерализм пришел в Россию в обличии просвещенного абсолютизма. Его первым пропагандистом стала императрица Екатерина II, в записке которой еще до воцарения на престол имеются признания: «Свобода — душа всего на свете, без тебя все мертво. Хочу повиноваться законам, но не рабам; хочу общей цели — сделать счастливыми (подданных), но вовсе не своенравия, не чудачества, не жестокости, которые не совместимы с ней» [2.58;367].

Во-вторых, радикальное развитие идеи либерализма получили в трудах А. Радищева, прежде всего в его «Путешествии из Петербурга в Москву». В отличие от императрицы Радищев ввел в русский либерализм новый источник — «проклятый русский вопрос» о крепостном состоянии крестьян.

В-третьих, восстание Е.И. Пугачёва, Французская революция, скорый и неправый суд над Радищевым и Н.Новиковым окончательно развеяли иллюзии относительно просвещенного абсолютизма. В этих условиях в рядах дворянской интеллигенции либеральные идеи, воспринятые от европейских учителей, начали обретать вполне конкретное содержание, связанное с тогдашними условиями жизни российского общества.

В-четвёртых, идея свободы как естественного состояния человека требовала определенных политических гарантий. В начале царствования Александра I молодые соратники царя пытались добиться таких гарантий легальным путем на основе конституции. М. Сперанский, опираясь на теорию естественного права и критический анализ отечественного опыта неограниченной власти, разработал применительно к российским условиям программу разделения властей. Он подчеркивал необходимость подчинения правосозидаюшей власти, сосредоточенной в лице монарха, существующему праву, соблюдение которого способна обеспечить только конституция, призванная га­рантировать гражданские права человека.

Так в русской либеральной идеологии идея свободы была увязана с гражданскими и политическими правами человека. Идея о конституционном ограничении самодержавия была подхвачена, с одной стороны, аристократической олигархией, рассчитывающей с помощью конституции ограничить власть царя в свою пользу и закрепить привилегии, с другой — декабристами («Русская правда» П. Пестеля, «Конституция» Н. Муравьева), у которых она была доведена до крайних форм — насильственного ниспровержения самодержавия и замены его республиканским строем или революционной диктатурой. [2.58;369].

§ 2. Вступление Александра на престол. Первые реформы.

С первых же дней своего царствования Александр проявил большую энергию в таких делах, которые представлялись ему ясными. О либеральных тенденциях во внутренней политике Александра I свидетельствуют его первые указы при восшествии на престол [2.33;51].

В манифесте о восшествии молодого императора на престол Александр тор­жественно обещал управлять народом «по законам и по сердцу бабки своей — Ека­терины Великой». Ссылка на Екатерину оказалась чрезвычайно удачной, потому что она знаменовала в глазах современников, прежде всего обещания отменить все то, что было сделано Павлом, причем положение дел, бывшее при Екатерине, рисовалось в то время большинству в розовом свете.

Затронут был и крестьянский вопрос, а именно: без ка­кого-либо специального указа или манифеста была прекращена раздача крестьян в частные руки. Уже во время корона­ции в сентябре 1801 г. таких раздач не последовало «к великому огорчению многих жаждавших сего отличия». 12 декабря 1801 года впервые в России всем гражданам, кроме крепостных крестьян, разрешено было иметь землю в безусловном частном владении (до того право на частное зем­левладение имели только дворяне). Это отнюдь не означало, что казенные крестьяне были вполне гарантированы от перевода их на положение кре­постных [2.36;33].

Не только к этому свелись наиболее важные меры первых недель царствования Алексан­дра. Трощинский подготовил преобразование придворного совета, который был основан еще в конце царствования Екатерины. 26 марта придворный совет был упразднен, а 30 марта был учрежден «непременный совет», который должен был стать совещательным учреждением при государе по всем важнейшим делам. В состав его было назначено 12 лиц из числа сановников, менее других возбуждавших недоверие Александра. В числе их был и Трощинский, которому было поручено и главное управление канцелярией этого совета [1.7;57].

Следующим более крупным шагом, ко­торый сде­лал Александр в этом направлении, были указы 5 июня 1801 г. Сенату. В первом из них Сенату повелевалось самому представить доклад о своих правах и обязанностях, по-видимому, с целью восстановить силу Сената как высшего органа правитель­ственной власти и в особенности законом обеспечить ему независимость суждений и распоряжений[1.6;318].

Другим указом 5 июня учреждалась «под собственным ведением» императора и под непосредственным управлением графа Завадовского «комиссия о составлении зако­нов» для выяснения и согласования существующих старых законов. Ко­нечным результатом работы этой комиссии должно было быть издание свода действу­ющих законов. В рескрипте Завадовскому было сказано: «Я всегда знал, что с самого издания уложения (речь идет об уло­жении Алексея Михайловича 1649 г.) до дней наших, т. е. в течение одного века с половиною, законы, истекая от законода­тельной власти различными и часто противоположными путями и быв издаваемы более по случаям, нежели по общим государ­ственным соображениям, не могли иметь ни связи между собой, ни единства в их наме­рении, ни постоянности в их действии. Отсюда всеобщее смешение прав и обязан­ности каждого, мрак, облежащий равно судью и подсудимого, бессилие законов в их исполнении и удобность переменять их по первому движению прихоти или самов­ластия...» [1.11;42].

Таковы были первые шаги, сделанные Александром в первые три месяца по его воцарении. Все эти исторические акты дали основание А.С. Пушкину сказать: «дней Александровых прекрасное начало».

Он вовсе не думал на них оста­навливаться. Еще 24 апреля 1801 г. Александр завел разговор о необходимости коренного госу­дарственного преобразования с П. А. Стро­гановым,— одним из личных своих друзей[1.12;248].

В мае 1801 г. Строганов пред­ставил Александру записку, в которой пред­лагал ему учредить особый негласный комитет для обсуждения плана преобразований. Александр одобрил эту мысль и назначил в состав комитета Строганова, Новосильцева, Чарторыйского и Кочубея. Работа Негласного комитета началась 24 июня 1801 г.

Бутромеев указывает [2.81;11], что благодаря дневнику Строганова есть возможность проследить за деятельностью комитета. Задачи и план работы Негласного комите­та были точно сформулированы в первом же его заседании: узнать действительное положение; реформировать правитель­ственный механизм; обеспечить существование и независимость обновлен­ных государственных учреждений конституцией, созданной самодержавной властью и соответствующей духу русского народа. Но они не выражали вполне взгляды самого Александра, которого в это время занимала главным образом мысль об издании какой-нибудь демон­стративной декларации вроде знаменитой Декларации прав человека и гражданина.

Собирание сведений о поло­жении дел в России было поручено Новосильцеву. Эта работа сводилась, в сущности, к изучению правительственного аппарата и выяснению его недостатков, а не к изучению положения народа.

Во внутренних отношениях [1.18;177] Александра занимали два вопроса: это вопрос о даровании особой хартии или какой-нибудь декларации прав, желая скорее проявить и огласить свое отношение к уп­равлению страной; другой вопрос - о преобразовании Сената, в ко­тором он видел тогда охранителя неприкосновенности гражданских прав. А. Р. Воронцов выработал проект «жало­ванной грамоты народу», которая по внеш­ности напоминала собою жалованные грамоты Екатерины городам и дворянству, а по содержанию распространялась на весь народ и представляла серьезные гарантии свободы граждан. Негласный комитет признал, что опубликование такой грамоты, которое предполагали приурочить к коронации, нельзя считать своевременным.

Основная проблема, стоящая перед царем, — глубокая реформа общества и института крепостного права. Крепостные составляют восемь десятых населения России, насчитывалось около 10,5 млн. крепостных мужского пола [1.24;22]. Крестьяне, прикрепленные к земле, веками сохраняли авто­номию крестьянской общины. Они не имели никаких гражданских прав и были отданы полностью во власть помещика. Дворяне, одетые по европейской моде, живут в эпоху царя Александра I, крестьяне, едва прикры­тые лохмотьями, — в эпоху царя Петра Великого.

Необходимо, заключает царь, как можно скорее покончить с этим больным вопросом, который ни Петр Великий, ни Екатерина Великая не сумели ре­шить. Все члены Негласного комитета единодушно осуждают этот анахронический институт[1.17;91]. Чарторыйский заявляет: «Крепостное право столь ужас­но, что ни перед чем не следует останавливаться для его уничтожения». Кочубей говорит о «величайшем позоре», заставляющем краснеть всю Россию. Новосильцев соглашается с ними. А Строганов, владею­щий за Уралом огромными землями с 40 тысячами душ, на одном из заседаний с жаром восклицает: «Девять миллионов крестьян повсюду чувствуют тя­жесть рабства и ненавидят помещиков... Большая часть богатств империи создается трудом крестьян, следует поостеречься и не отнимать у них надежду». В благородном порыве молодые законодатели при­нимаются за дело, опираясь на принципы равенства и справедливости. Адмирал Мордвинов предложил меру[1.17;92], которая заключалась в распространении права владения недвижимыми имуществами на купцов, ме­щан и казенных крестьян. Он шел при этом на то, чтобы значительная часть казенных земель была продана или роздана дворянству, имея в виду усиление имущественной обеспеченности и не­зависимости этого сословия. Что же касается собственно крестьянского вопроса и уничтожения крепостного права, то он считал необходимым создать такой экономический строй, при котором дворянство само признало бы невыгодным подневольный труд крепостных и само отка­залось бы от своих прав. Он надеялся, что на землях, которыми позволят владеть разночинцам, образуются формы с наемным трудом, которые явятся конкурентами кре­постному хозяйству и побудят помещиков потом к упразднению крепостного права.

Зубов представил проект [1.17;93] по крестьянскому вопросу более либеральный, чем мордвиновский: он пред­лагал запретить продажу крепостных кре­стьян без земли; желая придать крепостному праву, вид владения имениями, к которым прикреплены постоянные рабочие, он предлагал запретить владение дворовыми, переписав их в цехи и гильдии и выдав помещикам деньги в возмещение ущерба. Против проекта Зубова высказался Новосильцев. Он указывал, что у государства нет денег, чтобы выкупить дворовых, и что совершенно неизвестно, что делать с этой массой людей, которые ни к чему не способны. В том же заседании было высказано соображение, что нельзя сразу принимать несколько мер против крепостно­го права, так как такая торопливость может вызвать раздражение дворянства.

Но все согласны в одном: необходимо избе­жать резкой ломки. Они готовы отказаться от поме­щичьих прав на крестьян, но не от прав на землю, которую эти крестьяне обрабатывают. После долгих колебаний Александр откло­няет единственно приемлемое решение: освобож­дение крестьян без земли. Чтобы успокоить свою совесть, члены Негласного комитета принимают несколько второстепенных решений: не разда­вать земли и крестьян за услуги, оказанные государ­ству, запретить публикацию в газетах объявления о продаже и покупке людей, дозволить купцам и ме­щанам покупать землю в собственность. Цель пос­ледней меры — создать слой мелких земельных соб­ственников. Члены негласного комитета полагали, что со временем они придут к упразднению крепостного права, но путем медленным и постепенным, причем даже направление этого пути оставалось неясным.

Важнейшие работы Негласного комитета заключались в преобразовании центральных органов управления[1.17;99]. 10 февраля 1802 г. Чарторыйский представил доклад, в котором он указывал на необходимость строгого разделения ком­петенции высших органов управления, над­зора, суда и законодательства и точного определения роли каждого из них. По мнению докладчика, следовало освободить Сенат от зависимости его от соб­ственной канцелярии; ибо при существовав­шем порядке вершителем всех дел в Сенате являлся генерал-прокурор. Затем Чарто­рыйский высказался за необходимость точного определения компетенции непременного совета и за разграничение компетенции Сената и непременного совета. При этом он полагал, что Сенат должен ведать лишь спорные дела, как административные, так и судебные, а непременный совет должен являться совещательным учреждением, где должны рассматриваться дела и проекты законодательного характера. Высшая администрация, по мнению Чарторыйского, должна быть разделена между отдельными ведомствами, с точно определенным кругом дел; при этом во главе каждого такого ведом­ства должна была стоять, по его мнению, не коллегия, а единоличная власть ответствен­ного министра.

Таким образом, что именно Чарторыйскому принадлежит заслуга определенной и ясной постановки вопроса о министерствах. Прежде это приписывалось Лагарпу, но теперь, с опубликованием про­токолов негласного комитета, которые акку­ратно велись Строгановым, на этот счет не может быть никаких сомнений[2.4;172].

8 сентября 1802 г., по разработанному негласным комитетом проекту были учреждены министерства, соответствовавшие оставшимся еще в то время коллегиям, и совершенно новые. [1.17;99]. Тогда же были приняты следующие основные пункты учреждения Сената.

При обсуждении в негласном комитете вопроса о реформе Сената и именно при определении компетенции Сената возник вопрос об отношении Сената к министрам, так как в число статей, опреде­ляющих компетенцию Сената, решено было включить и статью о поряд­ке надзора Сената за министерствами. Этот пункт вызвал резкие возражения со стороны Александра, который доказывал, что при таких условиях Сенат явится тормозом на пути преобразовательной деятельности госу­даря, и долго не соглашался на предостав­ление Сенату права контроля над министерствами, даже в таком умеренном виде. То упрямство, с которым Александр возражал против этого пункта, показывает, насколько были мечтательны его либераль­ные взгляды: при первой же практической попытке подвергнуть контролю даже не его личные действия, а деятельность его сот­рудников он тотчас же оказал упорное сопротивление этому проекту, усматривая в нем лишь одни досадные для него отрицательные стороны [2.9;37].

Важнейшим актом первых лет царство­вания Александра по крестьянскому вопросу был указ 20 февраля 1803 г. о свободных хлебопашцах [1.5;253]. Новый закон разрешал землевладельцам отпускать своих крепостных на волю в одиночку или целыми селениями с земельными наделами на условиях дого­вора, который заключали при этом между собой крестьяне и помещики по взаимному соглашению. Договор этот шел на утверж­дение государя, после чего приобретал зна­чение крепостного акта. Крестьяне, освобожденные эти путем, получали наиме­нование «свободных хлебопашцев», землей которых казна не могла уже распоряжаться, как распоряжалась землей казенных кресть­ян.

Всего в царствование Александра, на основании указа о «вольных хлебопашцах», было заключено 160 сделок при общем числе освобожденных в 47 153 души мужского пола. «Видимо, дворянство в большей степени было склонно вынашивать глобальные планы пере­устройства общества, нежели начинать его осуществление с освобождения собственных крестьян», — резюмирует современный историк [1.12;9241]. Один из чле­нов Негласного комитета, граф П. А. Строганов, видя неудачу правовых инициатив в области эмансипации крепостных, в сердцах сказал о русских дворянах: «Это сословие — самое невежественное, самое ничтожное и в от­ношении к своему духу наиболее тупое» [2.50; 66].

Следующей мерой, касавшейся кресть­ян, были правила, утвержденные Александ­ром 20 февраля 1804 г., об устройстве крестьян Лифляндской губернии[1.15;313]: воспреща­лось продавать и закладывать крестьян без земли; предоставлялись крестьянам личные гражданские права; вводилось кре­стьянское самоуправление, ограничение барщины двумя днями в неделю; устанавливалось, что в оброчных имениях денежные повинности не могли увеличиваться произвольно самими помещиками; крестьяне могли наказывать­ся только по приговорам крестьянских су­дов.

В 1805 г. подобные же положения были выработаны и утверждены и для Эстляндской губернии [1.17;313], хотя и на несколько менее выгодных для крестьян основаниях. Однако все эти меры Александра 1 в принципе не затрагивали прав и привилегий помещиков.

Император Александр ведал это, ужасался этим, но как покончить с раб­ством и не погубить Россию — он не знал. «Я желал бы вывести наш народ из дикарско­го состояния, при котором дозволена торговля людьми, — говорил в 1807 году Александр французскому генералу Савари. — Добавлю даже, что если бы гражданственность (в России) стояла на более высокой ступени, я уничтожил бы рабство, даже если это стоило бы мне головы» [1.19;99]. Ужас положения Императора был в том, что он не мог и не желал управлять страной рабов и рабовладель­цев, но изменить положение, освободить крестьян не мог также. Карамзин, увы, был прав — век Просвещения привил сознание раба одичавшему рус­скому мужику, а бунт рабов беспощаден и разрушителен.

Дать же политические свободы только высшим, просвещенным и образо­ванным, сословиям Александр также не мог, хотя сами дворяне желали это­го. Во-первых, это невозможно было по моральным соображениям, во-вто­рых — по политическим. «Представители сословия, достигшего исключитель­ных сословных льгот, теперь проявляли стремление к достижению полити­ческих прав», то есть к ограничению абсолютной монархии в свою пользу, указывал С. Ф. Платонов [2.50;89]. Взяв в свои руки политическую власть, дворян­ство, не пожелавшее переводить своих крепостных в положение вольных хлебопашцев, утвердило бы в России рабство на веки вечные.

После прекращения заседаний негласного комитета разработка дальнейших административных преобразований сосре­доточивалась главным образом в Министер­стве внутренних дел (Кочубей, Строганов, М. М. Сперанский). До нас дошла замечательная записка Сперанского [1.20;17], составленная им в 1803 г. В ней он ярко обрисовывает всю трудность тогдашнего положения и ставит вопросы, которые нужно было решить прежде, чем вводить конституцию: разработка законодательства, разделение властей, создание независимых государственных учреждений, реформа просвещения, установление министерской ответственности. А в ближайшем будущем, считал М.Сперанский, сле­дует заняться лишь упорядочением существующего государственного строя. Автор «Записки» предлагал: самодер­жавие пока сохранить; усилить народное мнение, долженствующее влиять ограничивающим образом на власть; стремиться вообще к приближению сущест­вующего строя к конституционному, для чего позаботиться, чтобы уже существующий строй содержал учреждения, которые «приспособляли бы дух народный» к восприятию идеи нового строя [1.20;20].

Характерно, что как для членов негласного комитета, так и для Сперанского в 1803 г. конституционное устройство было основным идеалом, но иде­алом в ближайшее время недостижимым [2.2;138]. Главным препятствием для его осуществ­ления являлось, в глазах наиболее серьезных прогрессивных деятелей той эпохи, крепост­ное право. Но отменить крепостное право считалось в то же время опасным — без просвещения; ввести же просвещение в на­родные массы при крепостном праве было нелегко, по общему признанию. Получался, таким образом, своего рода заколдованный круг. Выйти из него надеялись лишь путем длительных и упорных усилий.

В 1804 году Розенкампфу, секретарю законодательной комис­сии, которая именно в этом году была вновь организована, была поручена разработка проекта основных законов Российского го­сударства [1.4;109]. Проект этот содержит некоторые постановления, под­черкивающие либеральные принципы неприкосновенности личности и собственности (п. 35), и свободы частной инициативы (п. 46). Кроме того, в согласии с идеями либерализма проводит­ся четкая граница между казной и частной собственностью монар­ха (п.п. 119, 121). Напротив, в проекте нет никаких постановле­ний, которыми давалась бы политическая свобода. Проект также никак не указывает на возможность возникновения хотя бы даже совещательного народного представительства. Напротив, в п. 11 подчеркивается, что не только вся исполнительная, но и вся законодательная власть сосредоточена в руках монарха. Макаров справедливо указывает на то, что этот проект не представляет собой проект конституции, а просто — проект основных законов абсолютной монархии. Этот проект тоже не был утвержден. Однако Александр не оставляет мечтаний о русском народоправстве. Тридцати лет, в 1807 году, он поручает составление плана коренного преоб­разования государственного строя России Михаилу Сперанскому [1.3;82].

Значительных успехов, особенно в первое деся­тилетие царствования Александра I, достигло в России и народное просвещение [2.24;250]. Реформа народного образования была проведена в 1803 — 1804 годах. Отныне в учебные заведения могли быть приняты представители всех сословий. На низших ступе­нях училищ обучение было бесплатным, на «казенном коште» училась часть студентов в университетах. Вводи­лась преемственность учебных программ. Низшей сту­пенью являлось одноклассное приходское училище, вто­рой — уездное трехклассное училище, третьей — шести­классная гимназия в губернском городе. Высшей сту­пенью был университет, который был поставлен также во главе учебного округа и должен был обеспечивать гим­назии и училища учебными программами и кадрами учи­телей из числа воспитанников университета. В 1804 г. основаны Харь­ковский, Ка­занский университеты и Петербургский главный педагогический институт, позднее преобразованный в университет. Таким образом, в России, где недавно еще был один лишь Московский университет, теперь — с Виленским (польским) и Дерптским (не­мецким)— с 1804 г. существовало уже шесть высших учебных заведений. Университеты призваны были готовить кроме учителей для гим­назий кадры чиновников для гражданской службы и спе­циалистов-медиков. К университетам приравнивались привилегированные средние учебные заведения — Царско­сельский (учрежден в 1811 г.) и Демидовский (в 1803 г. в Ярославле) лицеи. Основанием в 1801 г. Института путей сообщения и в 1804 г. Московского коммерческого учи­лища было положено начало высшему специальному об­разованию.

1804г. создан первый университетский Устав [1.7;33], дававший автономию университетским советам, которые были поставлены во главе всех средних и низших учебных заведений окру­га. Им принадлежала непосредственная власть в деле распространения и направ­ления просвещения в их округах.

Были предприняты меры, касающиеся печати. В 1804 г. был издан цензурный устав[1.7;39], который считается самым «либеральным» в истории России XIX века. Устав гласил, что цензура вводится «не для стеснения свободы мыслить и писать, а единственно для принятия пристойных мер против злоупотребления оною». Цензорам рекомендовалось руководствоваться «благоразумным снисхождением для сочи­нителя и не быть придирчивым, толковать места, име­ющие двоякий смысл, выгоднейшим для сочинителя об­разом, нежели преследовать». Нельзя не отметить некото­рые цензурные послабления в первые годы царствова­ния Александра: расширялась издательская де­ятельность, появился ряд новых журналов и альмана­хов, печатались многочисленные переводы.

По инициативе Александра за счет казны были переве­дены на русский язык и изданы произведения известных западноевропейских просветителей — философов, эко­номистов, социологов, юристов — Адама Смита, Джорджа Бентама, Чезаре Беккария, Шарля Делольма, Шарля Монтескье [2.12;201].

Анализируя первые шаги и первые реформы Александра 1, можно отметить, что меры, предпринятые монархом после вступления на престол, не давали каких-нибудь новых учреждений, не являлись коренными преобразованиями существующего строя и потому не требовали никакой программы, никакой подготовительной разработки: это было простое и быстрое устранение всех нелепых тиранических распоряжений, кото­рые сделаны были Павлом. Вопросы органических преобразований оставлялись пока открытыми; для их разрешения нужно было сначала подготовить программу. Алек­сандр смутно чувствовал, что без определенного плана и без подготовительных работ таких реформ нельзя провести.

Главные результаты работ негласного комитета заключались в учреждении министерств и в издании нового регламента Сената. В 1803 г. он был закрыт. Александр I уже прочно чувствовал себя на троне, и не было нужды в либеральных разговорах. Для самого Александра работа в не­гласном комитете с его просвещенными и талантливыми сотрудниками была в высшей степени полезной школой, которая вос­полнила до некоторой степени тот недоста­ток положительных знаний, которым он страдал при восшествии на престол.





оставить комментарий
страница1/4
Дата23.09.2011
Размер0,68 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4
плохо
  3
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх