Борьба адыгов (черкесов) за национальную государственность: исторический аспект ( XIV первая половина XVI в.) 07. 00. 02 Отечественная история icon

Борьба адыгов (черкесов) за национальную государственность: исторический аспект ( XIV первая половина XVI в.) 07. 00. 02 Отечественная история



Смотрите также:
Военное дело адыгов в средние века (вторая половина VIII xvii вв.) 07. 00...
Военное дело адыгов в средние века (вторая половина VIII-XVII вв.) 07. 00...
Морской торговый флот и внешнеторговая политика россии. XVIII первая половина XX вв...
Большевистская власть на юге Казахстана в 1917-1928-е годы (исторический аспект) 07. 00...
Список литературы Для дополнительного чтения Работы общего характера Бурышкин П. А...
Вопросы к экзамену по дисциплине «Отечественная история» (к курсу В. Т. Горбачева)...
Гуманистическая направленность профессиональной подготовки медиков среднего звена (вторая...
Обеспечение военной безопасности России на геополитическом пространстве бывшего ссср:...
1. Образование централизованного российского государства...
Лекция культура нового времени...
Программа дисциплины дпп ф. 03 История россии XVI первая половина XVIII вв. 1...
Этногенез восточных славян...



скачать
На правах рукописи


Кагазежев Жираслан Валерьевич


БОРЬБА АДЫГОВ (ЧЕРКЕСОВ) ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

(XIV – ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XVI В.)


07.00.02 – Отечественная история


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Нальчик 2009

Работа выполнена на кафедре политологии государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова»


^ Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Дзидзоев Валерий Дударович


Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Кусов Генрий Измаилович;

кандидат исторических наук,

^ Теунов Мурат Касимович


Ведущая организация: Адыгейский республиканский Институт

гуманитарных исследований


Защита состоится «30» июня 2009 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.248.01. по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата исторических наук по специальности 07.00.02 в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова» по адресу: 362025, РСО-Алания, г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова» по адресу: 362025, РСО-Алания, г. Владикавказ, ул. Церетели, 16.


Автореферат разослан «___»_________2009 г.


Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат исторических наук,

доцент А.Б. Хозиев


^ 1.ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность. В наши дни, когда Россия вышла из общественно-политического кризиса и наметились пути восстановления ее как великой державы1, особое место занимает изучение истории составляющих ее народов. В исторической науке существует ряд концепций, определяющих роль отдельных регионов и народов в сложении Российского государства. Важное значение такого подхода продемонстрировали ведущие отечественные специалисты2. Объективное и всестороннее изучение истории адыгов (черкесов), по нашему мнению поможет понять причины, приведшие к закреплению России на Северном Кавказе, имевшем важное воено-стратегическое положение.

В этнической и политической истории адыгов (черкесов), одним из самых противоречивых и в то же время насыщенных значимыми событиями является период с XIV до середины XVI в. Несмотря на существование ряда фундаментальных трудов3, посвященных истории адыгов (черкесов), до сих пор не было предпринято специальной попытки показать значение многовековой борьбы адыгов (черкесов) за национальную государственность, в системе международных отношений XIV – первой половины XVI в. Являвшийся переломным в истории адыгов обозначенный период не был основательно изучен, хотя отдельные события и факты рассматривались в общем контексте истории адыгов.

Актуальность предлагаемой работы в том, что характер и формы внутренней и внешней политики адыгов, их место в общей структуре отношений с другими народами составляют важное направление исторических исследований, которые могут способствовать формированию новой концепции истории адыгов и их роли в жизни некоторых народов России и других государств. В данном исследовании история адыгов рассматривается в неразрывной этнокультурной и политической связи со странами Средиземноморья, Восточной Европы и Ближнего Востока. Изучение взаимодействия Черкесии4 со странами указанных регионов позволяет воссоздать целостную картину истории адыгов в рассматриваемый период.

Важной частью истории борьбы адыгов за национальную государственность XIV – первой половины XVI в. является необходимость понимания причин, способствовавших доминированию адыгов на Северном Кавказе, процессов образования новых субэтнических групп и феодальных владений. Данная эпоха имеет немаловажное значение и для других народов Северного Кавказа. Она связана, прежде всего, с последствиями монгольского нашествия на Восточную Европу в XIII–XIV вв. Произошедшее в конце XIV в. вторжение Тимура на Северный Кавказ завершило череду крупных монгольских нашествий, перекроив и определив его этнополитические границы на столетия. Многие народы и государства, политические объединения Северного Кавказа оказались в эпицентре губительного нашествия азиатских завоевателей. С политической сцены ушли Алания и кипчаки, игравшие ранее значимую роль в регионе. Произошло складывание контуров этнических и политических границ народов Северного Кавказа, просуществовавшие вплоть до XVIII в.

Актуальность темы исследования обусловлена также новым этапом возрождения национального самосознания народов в нашей стране в 90-х гг. XX в., выявившим необходимость более глубокого и объективного изучения истории России, и, в частности, реконструкции этнополитической истории адыгов. В ее основе лежат объективно присущие общественному сознанию потребности. Исходя из этого, больше внимания необходимо уделять более цельной реконструкции этнической и политической истории адыгов в рассматриваемую эпоху, используя, по мере возможностей, различный спектр источников. Исследование данной проблемы позволит более обстоятельно рассмотреть историю адыгов в системе взаимоотношений народов России и других государств.

^ Объектом исследования является исторический аспект борьбы дыгов(черкесов) за национальную государственность (XIV - первая половина XVI в.)

Предметом исследования выступают процессы трансформации общественно-политического устройства адыгов, территории их расселения, внешней политики в системе международных отношений. Особое внимание уделено сложению новых этнотерриториальных объединений и правящих династии адыгов.

^ Хронологические рамки. Работа охватывает достаточно значимый период борьбы адыгов за национальную государственность с XIV в. до середины XVI в. Нижний хронологический рубеж связан с началом прекращения золотордынских военных акций против Черкесии, а также с активизацией действий самих адыгов в Золотой Орде и Мамлюкском государстве. Верхняя временная грань ограничена событиями, связанными с обострением противостояния адыгских княжеств с Османской империей и Крымским ханством, до возникновения отношений с Московским государством.

^ Цель и задачи. Недостаточная изученность темы и её актуальность, определяют цель исследования в последовательном изучении проблем, связанных с борьбой за национальную государственность адыгов XIV - первой половины XVI в. через призму международных отношений. При этом определить политический статус территории проживания адыгов, их этногенез, характер взаимодействия с соседними народами.

Исходя из поставленной цели, определены следующие задачи:

–показать изменения территории и населения Черкесии в исследуемый период;

–рассмотреть адыгское население, существовавшее за пределами Черкесии;

–проанализировать проблему происхождения князя Инала;

–отразить последствия изменения этнополитической ситуации в регионе в результате походов Тимура;

–восстановить деятельность князя Инала;

–определить время образования черкесских княжеств просуществовавших вплоть до XIХ в.;

–реконструировать династию адыгских князей происходящих от Инала, их взаимосвязь;

–рассмотреть международное положение черкесских княжеств, их значимость в восточноевропейской геополитической зоне;

–конкретизировать деятельность адыгских князей в рассматриваемый период, их внутреннюю и внешнюю политику;

^ Географические рамки исследования ограничены Северо-Западным и Центральным Кавказом составляющие естественный территориальный фон для рассмотрения истории этнических и политических контактов адыгов. Направления этих контактов в той или иной степени затрагивали Крым, Поднепровье и Ближний Восток.

^ Географические рамки исследования ограничены Северо-Западным и Центральным Кавказом составляющие естественный территориальный фон для рассмотрения истории этнических и политических контактов адыгов. Направления этих контактов в той или иной степени затрагивали Крым, Поднепровье и Ближний Восток.

^ Методологической основой диссертационной работы являются общепринятые принципы историзма. При изучении явлений общественно-политической жизни того или иного этноса суждения, оценки и выводы исследования должны строиться на основе исторических источников, научной информации об изучаемой эпохе. Использование принципа объективности позволило исследовать этнополитическую историю адыгов взятого периода, без предвзятого коньюнктурного отношения к историческим фактам во всем ее многообразии. Принцип системного рассмотрения предполагает изучение исторических явлений одновременно в системе международных отношений и в системе отношений между адыгскими субэтносами.

Сравнительно-исторический метод позволил соотнести аналогичные процессы существования и миграции адыгского населения на Кавказе и за его пределами. Исследование причин многовековой борьбы за национальную государственность, образование новых субэтнических подразделений адыгов делает весьма актуальным использование историко-генетического метода.

^ Степень научной разработанности проблемы. В литературе затрагивающей конкретные аспекты изучения истории и этногенеза адыгов, не имеется специальных исследований, посвященных борьбе адыгов за национальную государственность XIV – первой половины XVI в., хотя актуальность проблемы более чем очевидна.

При изучении историографии проблемы со значительной степенью условности можно выделить следущие блоки: территории расселения адыгов; адыго-золотоордынский; адыго-генуэзский; эпоха князя Инала; адыги в системе международных отношений в период активизации османо-крымской агрессии. Исходя из этого, историографический обзор построен по проблемно-хронологическому принципу.

Данная проблематика прослеживается в общем контексте восточноевропейских, русско-кавказских отношений. Она впервые освещается в трудах первых крупных российских историков XVIII–XIX вв. В труде А.И. Манкиева приводится обширный материал о черкесах и их взаимоотношениях с соседними народами 5. Рассматривая вопросы внешней политики России в южном направлении А.И. Манкиев отмечает важную роль, которую играли адыги во взаимодействии с другими народами.

Н.М. Карамзин в своей работе приводит еще более обширный материал по истории адыгов эпохи раннего и позднего средневековья6. Особое внимание уделяется характеру адыго-русских взаимоотношений, которые стали актуальными в первой половине XVI в. в связи с противостоянием агрессии османов в Восточной Европе.

Рассматриваемую проблему затрагивает в своем исследовании С.М. Соловьев7. Большое внимание историк уделил внешнеполитическому аспекту, в частности, взаимоотношениям Русского государства с Османской империей и ее вассалом Крымским ханством, а также с Ираном, в связи с ситуацией вокруг Черкесии.

Для изучения истории адыгов в рассматриваемую эпоху большую ценность представляют труды первых адыгских историков. Особое место среди них занимают исследования Ш.Б. Ногмова, которые впервые были опубликованы благодаря стараниям А.П. Берже в 1861г. под названием «История адыхейского народа»8. Спустя пять лет, в 1869 г. А.П. Берже издал «Историю» Ш.Б. Ногмова в Лейпциге на немецком языке под названием «Сказания и песни черкесского народа». Необходимо подчеркнуть, что «История» Ш.Б. Ногмова является важным исследованием, в котором использовано значительное количество материалов адыгского фольклора, потверждающихся другими источниками. Нужно отметить тот факт, что автор не ссылается на источники, но, исследуя его работу, можно сделать вывод об использовании им некоторых русских и восточных летописей. Ш.Б. Ногмов впервые установил личности адыгских князей, сыгравших важную роль в истории Черкесии. В данном аспекте с его «Историей» не может сравниться ни один труд по истории адыгов.

Повышенный интерес вызывает историко-этнографическое сочинение адыгского историка Хан-Гирея - «Записки о Черкесии», завершенное в 1836 г 9. Данный труд является своеобразной энциклопедией адыгского народа. Если Ш.Б. Ногмов описал в основном события, связанные с историей Кабарды, то Хан-Гирей охватывает все адыгские княжества и субэтносы 10, их историю. Он дал обширные сведения о территориальном расположении адыгов, их социально-экономическом строе и политическом положении, семейном и общественном быте, материальной и духовной культуре, и т.д. Хан-Гирей дал описание не только адыгов, но и других народов, живших в пределах Черкесии или по соседству с ней. Особую ценность представляет в его труде перечень известных аристократических родов Черкесии. Даются также интересные сведениянекоторых родов ее безклассовых областей – Шапсугии, Натухая и Абадзехии. Анализ сочинений первых адыгских историков позволяет сделать вывод, что большинство сказаний, приводимых Ш.Б. Ногмовым и Хан-Гиреем относятся к XIV–XVI вв.

Большую вспомагательную роль для разработки диссертационной темы играют также труды Каламбия (А.Г. Кешев)11 и В.Н. Кудашева12.

Значительную ценность для нас представляют исследования Баксанского культурного центра в начале XX в., восстановленные по материалам Кабардино Балкарского Института Гуманитарных Исследований (КБИГИ)13. Основная роль в данных исследованиях принадлежит Н. Цагову, в значительной степени опиравшемуся на турецкие и арабские источники. Можно полагать, что на выводы Н. Цагова повлиял вышедший в Турции известный труд Мета Джунатуко Юсуфа Иззет-паши «История Кавказа»14. Исследования Н. Цагова содержат важную информацию о времени правления адыгских князей – Инала, Идара, Болотоко и Беслана Тучного.

Одну из ключевых позиций в диссертационной работе занимает проблема происхождения и времени деятельности князя Инала. От него ведут свои родословные князья Черкасские, сыгравшие выдающуюся роль в становлении и развитии Российского государства. Происхождение от Инала ставило адыгских князей в привилегированное положение над подвластным народом. С ним связывается и объединение адыгских земель в единую территориальную этнополитическую структуру, куда вошли и этнически близкородственные адыгам – абазины. Деятельность ближайших потомков Инала привела к образованию целого ряда удельных адыгских княжеств. Все это вызывает повышенный интерес к его фигуре. Отсутствие адыгской письменности привело к тому, что сведения, касающиеся Инала, способствовали возникновению различных версий о его происхождении. Видя в них попытку самовозвеличивания ставился под вопрос само существование князя Инала. Однако известный историк А.В. Гадло считает, что «такое отношение к адыгской этногенетической легенде в условиях чрезвычайной бедности письменных источников, отражающих средневековую историю адыгов, вряд ли является справедливым»15.

Личность Инала интересовала многих дореволюционных историков-кавказоведов. Среди них можно выделить: И.Ф. Бларамберга16, Л.Я. Люлье17, Ф.Д. Монпере18, С.М. Броневского19, П.Т. Буткова20, К.Ф. Сталя21, В.А. Потто22.

Обобщающей чертой исследований вышеупомянутых авторов является то, что все они в той или иной форме придерживаются ближневосточной теории происхождения Инала. Интересным является и тот факт, что большинство из них определяет хронологические рамки деятельности Инала началом XV в., при этом не ссылаясь на какие-либо источники. Более полную информацию эпохи Инала дает Ш.Б. Ногмов в своей «Истории».

Новым словом отечественных историков в вопросе о происхождении и деятельности Инала стали исследования А.В. Гадло второй половины XX в. В них делается попытка восстановления эпохи Инала, увязывая ее с событиями в Хазарии в VIII в.23 Вместе с тем, вызывает споры его теория происхождения и времени деятельности Инала, базирущаяся в основном на тюркизмах – антропонимах и этнонимах.

Немалую значимость для изучения эпохи Инала имеет последний труд А.В. Гадло «Предыстория Приазовской Руси», в частности содержавшийся там раздел о Кабарде Тамбиеве24. В нем автор относит деятельность Кабарды Тамбиева к XI в., при этом ошибочно увязывая с ним миграционную теорию25 происхождения восточноадыгского населения.

Тем не менее, А.В. Гадло являлся первым крупным отечественным историком, посвятившим Иналу специальное исследование и вернувшим его на историческую арену.

Большой фактологический материал содержится в исследованиях, которые затрагивают взаимоотношения адыгов с соседними народами в период позднего средневековья. В отдельный ряд можно выделить исследования, посвященные «генуэзской эпохе» в истории Черкесии. Особый интерес к истории генуэзских колоний Причерноморья в отечественной историографии возникает во второй четверти XIX в. связанный с территориальным продвижением России в бассейне Черного моря. Основополагающим исследованием по данной проблеме является работа Ф. Бруна, всесторонне освешающая значение генуэзских колоний в социально-экономической и политической жизни народов Причерноморья26. Черкесии, на территории которой находилось значительное количество генуэзских колоний, автором уделяется особое внимание в системе причерноморско-генуэзских отношений. Благодаря исследованиям Ф.Бруна мы имеем сведения не только о социально-экономических и политических взаимоотношениях адыгов с генуэзцами и другими народами, но и географию морского побережья Черкесии, ее границ.

Генуэзским колониям и их взаимоотношениям с народами Причерноморья посвящены работы М. Мурзакевича27, Э. Гиббона28, Е.С. Зевакина и Н.А. Пенчко29. Данные исследования идентичны и уделяют основное внимание экономическим связям генуэзцев с народами Причерноморья, главным образом – работорговле.

Оригинальным и в тоже время важным для изучения истории адыгов является труд К.А. Поркшеяна30. Он, остается единственным автором, который изучил вопрос о существенном присутствии адыгского населения в Крыму. К.А. Поркшеян в своих исследованиях приходит к выводу о существовании адыгского населения Крыма с древности, со времен синдо-меотов. Согласно его выводам, особенно ощутимо было адыгское присутствие в Крыму в генуэзскую эпоху. Влияние и значимость адыгского населения было настолько велико, что, согласно данным К.А. Поркшеяна в западноевропейских источниках Крым считался частью Зихии (Черкесии). Он впервые достаточно подробно описывает существовавшие на территории Черкесии генуэзские города, их экономические взаимоотношения с местным населением.

Изменениям геополитической ситуации в Восточной Европе в период господства Золотой Орды посвящена работа В.П. Егорова «Историческая география Золотой Орды в XIII–XV вв.»31. Рассматривая участие адыгов в государственной жизни Золотой Орды, В.П. Егоров ограничивается констатированием фактов, не давая при этом какой-либо оценки их роли в ее внутренней и внешней политике.

Исследования Г. Вернадского дают оригинальную интерпретацию монголо-адыгских взаимоотношений32. Согласно ей эти взаимоотношения в XIV в. были дружественными. Адыгское влияние в Золотой Орде и ее столице Сарае было значительным, правителями важных уделов государства становятся адыги. Например, правителем Таны в 1358 г. был адыг Зихабей, наместником Крыма в 1379-1386 гг. Жанкасиус Зих, в 1367-1379 гг. у власти в Сарае находился Хаджи-Черкес. Кроме того, адыги занимали и руководящие посты в ордынской армии, в которой служили в большом количестве.33 Работы Г. Вернадского позволяют более объективно оценить историю адыгов данного периода.

С конца XV в. в борьбу за господство в Причерноморье начинают вмешиваться Османская империя и ее вассал Крымское ханство, что изменило социально-политическую обстановку вокруг адыгов.

Взаимодействие черкесских княжеств с Крымским ханством, является одним из важных тем в работе В.Д. Смирнова «Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты»34. Автор показывает абсолютную подчиненность, зависимость Крымского ханства от внешней политики Османской империи, ставшего по сути «разбойничьим» государством. В.Д. Смирнов рассматривает вопросы военного противостояния адыгов агрессии османов и крымцев. В то же время автор недостаточно освещает роль адыгов в предотвращении захвата османами и крымцами территории Северного Кавказа анализируемого периода.

К исследованиям подобного плана можно отнести и работу И.Э. Тунманна «Крымское ханство»35.

Особенности международной обстановки, сложившейся вокруг Кавказа в период позднего средневековья, рассматривал в своей работе и С.А. Белокуров36. Автор пытается объективно оценить ситуацию, причин противоречий России, Османской империи и Ирана в связи с интересами черкесских княжеств.

Во второй половине XX в. в отечественной медеевистике происходит активизация исследований, затрагивающих внешнюю политику адыгов и их роль в системе международных отношений XV–XVI вв. Среди них можно выделить работы Е.Н. Кушевой37, Н.А. Иванова38, Б.А. Кочекаева39; А.М. Некрасова40; Б.К. Мальбахова и К.Ф. Дзамихова41.

Данные труды показывают сложившуюся политическую обстановку на Северном Кавказе в связи с ростом агрессии со стороны Османской империи и Крымского ханства. При этом считаем необходимым более подробно остановиться на фундаментальных трудах Е.Н. Кушевой, А.М. Некрасова, Б.К. Мальбахова и К.Ф. Дзамихова. Хотя исследование Е.Н. Кушевой, затрагивает лишь последнее десятилетие разрабатываемой нами диссертационной темы, оно является первым обобщающим трудом, раскрывающим международное положение народов Северного Кавказа в период активизации османской агрессии. Работа показывает, как ожесточенная борьба соседних держав за овладение Кавказом втягивала ее народы в сложную систему взаимоотношений между ними.

Важное значение в раскрытии международной обстановки вокруг Черкесии изучаемого периода имеет монография А.М. Некрасова. Автор показывает международное положение адыгов в последней четверти XIV – первой половине ХVI в. в непосредственной связи с их политической историей. При этом А.М. Некрасов считает невозможным показать политическую историю адыгов без изучения истории международных отношений в Восточной Европе. Заслугой автора является то, что он в отличие от многих отечественных авторов рассматривает адыгов как самостоятельный субъект международных отношений, игравший заметную роль в регионе.

Существенный интерес в изучении рассматриваемой проблемы представляет работа Б.К. Мальбахова и К.Ф. Дзамихова. В отличие от вышеупомянутых исследований их работа конкретизирует международное положение одного из адыгских княжеств – кабардинского. Детализируя взаимоотношения Кабарды с соседними политическими образованиями и народами, она дает общую картину ее внешней политики. Особый упор при этом делается на отношения с Крымским ханством, которые обостряются с начала XVI в. В работе достаточно объективно прослеживается, как от внешнеполитической ориентации Кабарды во многом зависели успехи соседних держав в деле распространения их влияния на Кавказе.

Несмотря на то, что в исследованиях данной тематики показывается ожесточенное и вполне успешное сопротивление адыгских княжеств Османской империи и Крымскому ханству, они не достаточно объективно отражают взаимоотношения между ними. Так, до сих пор не дана надлежащая оценка союзническим отношениям адыгов с Крымским ханством во время правления Менгли-Гирея, совместным действиям адыгских княжеств в боевых операциях против агрессоров, взаимоотношениям с Ираном в борьбе против Османской империи.

Изучение этнополитической истории адыгов позднего средневековья не будет полным без привлечения литературы, рассматривающей факт существования адыгского населения в Поднепровье и их роли в формировании казачества. Еще российские историки XVIII в. Г.З. Байер42 и В.Н. Татищев43 с полной уверенностью выдвигали адыгскую теорию происхождения казаков.

А. Ригельман, рассматривая историю казачества, приводит мнение их самих о своем происхождении - « ….будто б они от некоих вольных людей, а дома от Черкес и Горских народов, взялися, и для того считают себя природой не от Московских людей»44.

Приведенные выше выводы подкрепляют в своих исследованиях археологическими материалами, доказывающими присутствие на нижнем Дону меотов еще в античную эпоху, Д.Б. Шеллов45 и И.С. Каменецкий46.

Как считает М.Л. Крайсветный, адыгское население в донском регионе формируется в раннем средневековье, составляя часть салтово-маяцкой культуры47. Исследователь полагает, что образ жизни казаков (касогов) на Дону, базирующийся на высоконравственных морально-этнических принципах адыгского этикета, допускающих самореализацию личности, стал настолько привлекательным для славян, что их переселение к казакам постепенно превращается в поток. Результатом становится замена адыгского языка на славянские. По мнению М.Л. Крайсветного, роль адыгов в этногенезе населения юга России несомненно значительнее, чем это принято считать.

Важную работу в изучении этнической истории адыгов проделал Р.Ж. Бетрозов48. Наибольшую ценность в его трудах для нас представляют исследования, посвященные вопросу пребывания древнейшего адыгского населения в Центральном Предкавказье. Заслугой автора является достаточно объективно аргументированное доказательство автохтонности восточноадыгского населения, которое опирается на исследования, использующие синтез археологии с другими историческими науками. Р.Ж. Бетрозов практически пытается подвести рациональную черту под давно дискутируемым вопросом. Немалое значение представляют исследования Р.Ж. Бетрозова, касающиеся этногенеза адыгов в постмонгольский период. Данный этап истории адыгов связывается с последствиями монгольских нашествий, изменившими в корне этнополитическую ситуацию на Северном Кавказе.

Значительным вкладом в историю адыгов средневековья являются современные исследования Б.Х. Бгажнокова49. В своих трудах он впервые в историографии четко прослеживает динамику изменения территории и населения Черкесии на протяжении нескольких столетий. В целом исследования Б.Х. Бгажнокова способствуют реконструкции этнополитического и географического пространства Черкесии позднего средневековья.

Работа С.Х. Хотко «Черкесские мамлюки» представляет собой комплексный труд, посвященный адыгскому присутствию в Египте, на Ближнем Востоке50. В книге С.Х. Хотко мы можем найти достаточно обширную информацию о черкесских мамлюках, их роли на Ближнем Востоке в отражении нашествий крестоносцев, монголов, Тимура. Исследования автора показывают расцвет Мамлюкского государства при бурджитской династии и его тесные связи с Черкесией. С.Х. Хотко уделяет большое внимание внутренней и внешней политике бурджитского государства, развитию его культуры и искусства, экономическим связям со странами Средиземноморья. Дается также подробный список черкесских правителей Мамлюкской империи, хронология их правления.

Значительный объем информации по интересующей нас эпохе содержат и другие работы С.Х. Хотко энциклопедического характера «История Черкесии в средние века и новое время» и «Очерки истории черкесов»51. В них приводится богатый обобщенный материал по истории адыгов не только отечественных, но и зарубежных кавказоведов.

Для автора настоящего исследования одно из ключевых значений занимает использование трудов, связанных с археологическими материалами. Наибольшую ценность среди них для нас представляет исследование Е.П. Алексеевой52. В основу ее труда легло признание этнической корреляции между этно-историческими и культурно-историческими процессами, явлениями, фиксируемыми археологическими культурами. Данному подходу способствует признание этноса формой существования социально-исторического организма, обладающего специфическими чертами, отличающими его от других этносов, и рассмотрение археологической культуры как группы памятников, образующих сложную, внутренне связанную систему, существенно отличающуюся от других систем аналогичного типа исключительным или преобладающим проявлениями характерного для нее комплекса. В археологических памятниках этнодефференцирующими показателями служат особенности материальной культуры.

Удачное сочетание Е.П. Алексеевой археологических материалов с данными летописей и авторов XIV–XV вв., писавших об адыгах, позволило создать комплексную, достаточно объективную работу по истории позднего средневековья.

Сведения по материальной культуре адыгов позднего средневековья содержат исследования В.П. Левашевой53, А.Х. Нагоева54. Их работы посвящены изучению материалов белореченских и кабардинских (XIV–XVI вв.) курганов, которые занимают значительную территорию Северного Кавказа. Возникновение курганов кабардинского типа А.Х. Нагоевым связывается с обособлением кабардинцев от остальных адыгов. Согласно археологическим источникам кабардинцы в эпоху позднего средневековья занимали обширную территорию от верховьев р. Урупа на западе, до Прикаспийских степей на востоке. Детальный анализ могильного инвентаря и обряда, кабардинских погребальных памятников и письменных источников об адыгах помогает проследить формирование и развитие материальной культуры кабардинцев эпохи позднего средневековья.

Археологические материалы по изучению крепостных сооружений на Центральном Кавказе использованы в работах В.А. Кузнецова55, Х.Х. Биджиева и А.В. Гадло56.

Достаточно полную информацию для рассматриваемой эпохи дает Н.Г. Ловпаче в исследовании «История адыгейского народа и археология Адыгеи»57. Н.Г. Ловпаче проводит успешную аналогию – сравнение данных Ш.Б. Ногмова с археологическими материалами. Адыгское население Крыма в своих археологических работах затрагивают М.Х. Чореф58 и И. Бодалинский59. В их трудах приводится исследование крепости Черкес-Кермен в Крыму, который считался адыгским городом.

Несмотря на то, что в отечественной и зарубежной историографии собран и систематизирован определенный фактический материал, разработка этнополитической истории адыгов XIV – первой половины XVI в. нуждается в комплексном изучении с использованием корреляции различных видов источников.

^ Источниковая база работы. В своем исследовании автор использовал обширный и разнообразный круг источников которых можно условно разделить на следущие категории.

I. Архивные источники. Использованы материалы фондов Российского государственного архива древних актов (РГАДА): «Сношения России с Крымом» (ф.123); «Сношения России с ногайскими татарами» (ф. 127). Привлечены материалы Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА) (ф.414) и Российского государственного исторического архива (РГИА) (ф.1411), представляющие большую ценность.

II.Опубликованные документы и материалы сборников. По объему извлеченного материала важное место занимает сборник Русского исторического общества (СРИО) (Т.41, 95). Использованы вошедшие в него: «Дела Крымские», кн. 1-5 за 1474-1519 гг; «Турецкие дела», кн. 1 за 1512-1521 гг.); «Дела Ногайские», кн. 1 за 1489-1509 гг60; Продолжение древней Российской вифлиофики. Ч. VII, VIII, IX; «Ногайские дела», кн. 2-4 за 1533-1556 гг.61

Для изучения избранной эпохи большое значение имеют материалы содержащиеся в сборниках «Полное собрание русских летописей» (ПСРЛ)62 (Т.5, 12, 13, 20) и Кабардино-русские отношения (КРО) (Т.I, II)63.Некоторые сведения об адыгах позднего средневековья дают устав генуэзских колоний64 и грузинские летописи65. В них отражаются торгово-экономические связи взаимосвязи народов бассейна Черного моря, в частности роль разноплановой торговли на побережье Черкесии. При изучении генеалогии князей Иналидов, большую помощь оказывает рассмотрение и анализ их символов, знамен, штандартов и тамг. Они восстановлены и введены в научный оборот благодаря исследованиям Х.К. Яхтанигова66, В.П. Пожидаева67, А.А. Максидова68, А.В. Шукасова69.

III. Мемуары, дневники, записки, письма и статьи современников.

Исследуемый период нашел отражение в произведениях таких авторов как: Плано-Карпини Иоанн «История монголов»70, Вильгельм Рубрук «Путешествие в восточные страны»71. Благодаря их данным мы имеем сведения относительно этнотерриториальных границ Черкесии после монгольского нашествия.

Важным видом источников являются сочинения о народах Восточной Европы в частности о Черкесии, опубликованные в специальном сборнике «Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII-XIX вв.» (АБКИЕА)72. В данный сборник вошли сочинения И. Шильтбергера, Иоанна де Галонифонтибуса, Иосафата Барбаро и Джорджио Интериано, которые имеют важное значение по изучению этнополитической ситуации в Черкесии и вокруг нее в XIV-XV вв.

Особое значение для настоящей работы имеет свод фактических материалов В.Г. Тизенгаузена, вобравший русские переводы различных, восточных источников, относящихся к истории Золотой Орды и походам Тимура73. В подготовленных Тизенгаузеном трудах опубликованы извлечения из сочинений следующих арабских авторов: Ибн-Батута «Подарок наблюдателям по части диковинных стран и чудес путешествий»; Аль-Омари ибн Фадлаллаха «Пути взоров по государствам разных стран». Туда вошло и произведение персидского автора Низам ад-дина Шами - «Книга побед», охватывающая историю правления Тимура до 1404 г. На Шами опирается в своем сочинении, посвященному, также Тимуру, Шереф-ад-дин Йезди. Свою «Книгу побед» Йезди закончил в 1424/25 г.

Ценную информацию по истории монгольского нашествия на Восточную Европу содержит труд известного персидского историка Рашид ад-дина Фазлаллаха ал-Хамадани «Сборник летописей»74.

Благодаря вышеупомянутым авторам мы получаем основополагающую информацию о населении, социальном устройстве, экономических связях и территории Черкесии в монгольский период.

К рассматриваемой группе источников можно отнести и работа известного географа и дипломата Эвлия Челеби «Книга путешествия»75. Его труд является подробным описанием многочисленных поездок в страны Восточной Европы: Молдавию, Крым, Черкесию. Эвлия Челеби в «Книге путешествия» использовал сочинения предыдущих османских авторов, которые дополнены личными записями, легендами народов, рассказами и преданиями вышеупомянутых стран. Для нас особое внимание привлекают данные Эвлия Челеби о начале османской агрессии в Восточном Причерноморье, в частности, о строительстве крепостей на побережье Черкесии.

IV. Археологические и другие полевые материалы. Важным видом источников, которые оказывают существенную помощь в раскрытии поднятых в диссертации вопросов, являются археологические и полевые материалы. Впервые вводятся в научный оборот сведения, касающиеся описания развалин крепости Инал и местности Инал-къуба.

В работе использованы и материалы, имеющие полевой этнологический характер. Жителем с. Псху республики Абхазия П.А. Калашниковым (1936 г. р.) была предоставлена помощь при описании культа горы Инал-къубэ, места захоронения князя Инала.

V. Материалы исторического фольклора. Особую группу источников представляют материалы исторического фольклора адыгов76. В них содержатся предания об адыгских князьях и отношениях с соседними народами (генузцами, татарами и др.) касающиеся интересующей нас эпохи. При критическом рассмотрении и корреляции с другими видами источников, фольклорные данные приобретают особую значимость для нашего исследования.

В целом, использование такого широкого спектра источников позволяет более подробно изучить все аспекты обозначенной темы исследования.

^ Научная новизна. Она определяется тем, что делается попытка показать целостную картину этапов борьбы адыгов за национальную государственность XIV- первая половина XVI в. Впервые предпринимается попытка воссоздания роли адыгов в восточноевропейской геополитической зоне, рассматривая их как самостоятельный субъект международных отношений. Представлена аргументированная критика некоторых господствовавших в советское время, остающихся до сих пор унифицированных убеждений, недостаточно учитывающих политическую значимость и статус адыгов. Новым является рассмотрение политической деятельности адыгских князей, их участие и влияние на международные отношения. Рассматривается история и этногенез адыгов с позиции сравнительного анализа разных видов источников, их комплексного и систематического исследования.

^ Научная и практическая значимость работы заключается в том, что изучение динамики борьбы адыгов за национальную государственность XIV - первой половины XVI в. дает возможность для дальнейшего планомерного, объективного исследования истории адыгских княжеств. Материалы и выводы, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы при подготовке обобщающих трудов по истории Северного Кавказа и России, при написании учебников и учебных пособий по данной проблеме.

^ Положения диссертации были апробированы в докладах и выступлениях на VI,VII и VIII конференциях молодых ученых РАН (Нальчик 2005, 2006, 2007); первой абхазской международной археологической конференции (Сухум 2006); первых международных Инал-иповских чтениях, (Сухум 2007); региональной научно-теоретической конференции «Политико-правовые аспекты национальной и федеративной политики и проблемы национально-государственного строительства на Кавказе» (Владикавказ, 2009) и др.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.


2. ^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении разрабатывается актуальность темы, цели и задачи исследования, указываются основные методы исследования, ее хронологические рамки, дается характеристика источников, рассматривается ее научная новизна и практическая значимость.

^ В первой главе «Черкесия и территории расселения адыгов в XIV - первой половине XVIв.» исследуется территория Черкесии и другие районы расселения адыгов, их взаимоотношения с соседними народами.

Монгольские нашествия ХШ – XIV вв., нанесшие большой ущерб экономическому развитию адыгов, не имели для них столь пагубных последствий как для алан и кипчаков. Согласно сочинениям европейских авторов, современников рассматриваемой эпохи, Черкесия представляла собой обширную страну, занимающую значительную часть территории Северного Кавказа. На севере ее границы проходили от низовьев Дона, далее вдоль Кумо-Манычской впадины на восток, примыкая к Каспийскому морю в низовьях Терека. Южная граница на западе начиналась с низовьев Бзыби, простираясь на восток по Главному Кавказскому хребту.

Археологические материалы уточняют и дополненяют сведения, касающиеся расселения адыгов. Исследования, адыгских курганных групп XIV-XVI вв., помогают не только конкретизировать границы расселения адыгов, но и дают сведения о ее быте. Южные границы Черкесии помогают определить имеющиеся на территории Северо-Западной Абхазии, курганные группы кабардинского типа. Они начинаются от современного г. Гагры, уходя до верховьев р.Бзыбь в восточном направлении.

В XV в. усилилось переселение многочисленных абазинских племен в Южную и Восточную Черкесию. Они образовали в Черкесии две группы племен – тапанта и шкарауа. Огромное количество абазин слилось с адыгами, способствуя образованию новых черкесских колен, которые получили название от остальных адыгов – «абазэ жылэ».

На территории Черкесии XIV-XV вв. имелось и значительное генуэзское население. Оно было в основном сосредоточено в городах и факториях. В Черкесии имелось 39 известных городов. Более крупными из них являлись Матрега, Копа, Мапа, Бахтиар. В городах наряду с генуэзскими консулами правили и адыгские феодалы. Главными связями между адыгами и генуэзцами были экономические, торговые. Генуэзцы снабжали Черкесию товарами из Европы, Египта, Китая, Ирана и других стран Востока. Основным источником доходов, как генуэзцев, так и местного населения была работорговля.

Источники позволяют сделать вывод о существовании в рассматриваемую эпоху значительного адыгского населения в сопредельных с Черкесией территориях. Географическая близость, общее историческое прошлое со времен Боспорского царства до существования генуэзских колоний, связывало Черкесию и Крым на протяжении тысячелетий, не только общие экономические интересы, но и общее население. Свидетельствами пребывания адыгов в Крыму являлись названия населенных пунктов, местностей, рек и т.д. Наиболее важным для нас представляется существовавший в Крыму город Черкес-кермен, переводимый как «крепость черкесов». Весьма показательно и то, что по части западноевропейских источников, адыгское население Крыма являлось столь значительным, что в XIV-XV вв. Крым считали частью Зихии (Черкесии).

В XIV-XV вв. этноним «черкес», «черкас», распространялся и на население Поднепровья. Казачество, чье происхождение связывали с адыгами большинство дореволюционные авторов, возможно, все еще идентифицировало себя с этнонимом «черкес» в указанный период. Об этом свидетельствует присутствие значительного адыгского пласта в украинском языке, родство быта казачества и адыгов. Черкесия на севере простиралась до низовьев Дона, примыкая к южнорусским степям, и давало возможность миграции адыгов в Поднепровье. Судя по тому, что под Черкасией понимали и Поднепровье, миграция адыгов была значительной.

В рассматриваемую эпоху немалое адыгское население существовало в Мамлюкском государстве. Оказавшиеся там, в результате работорговли, они составляли часть господствующих слоев населения мамлюков - бурджитов. С приходом к власти бурджитов в 1382 г. страной управляли преимущественно черкесы. Черкесское население страны было сосредоточено в основном в городах и сохраняло свою этническую обособленность.

Существовавшее за пределами Черкесии адыгское население являлось достаточно активным, иногда оказывая прямое влияние на политический статус территории своего проживания.

^ Во второй главе: «Становление правящей династии в Черкесии и процессы политической консолидации адыгов.» рассматривается происхождение и деятельность родоначальника адыгских правящих домов, князя Инала.

Изучая сведения об Инале, можно прийти к выводу о бурджитском происхождении предков Инала. Начало деятельности предков Инала в лице Араб-хана и Абдана, совпадает с последней, крупной попыткой монголов подчинить адыгов своей власти, при золотоордынском хане Узбеке. В результате войны 1319-1327гг. Узбеку удалось подчинить лишь предгорную часть Черкесии. Большая часть адыгов, концентрировавшаяся в Закубанье сохраняла свою политическую самостоятельность. После войны 1319-1327гг. крупных военных столкновений адыгов с Золотой Ордой больше не наблюдаются.

Вопреки устоявшейся в отечественной историографии точки зрения, отношения между золотоордынцами и адыгами не всегда были конфронтационными. Можно сказать, что со второй четв. XIVв. они даже переходят в дружественные, союзнические. В Золотой Орде позиции адыгов настолько усиливаются, что в стратегически важных уделах и городах они начинают занимать важные посты. Черкесская община столицы Орды Сарая начинает оказывать прямое влияние на внутреннюю и внешнюю политику государства.

Являясь одной из значительных сил Золотой Орды, адыги фигурировали во всех её крупных предприятиях. Они составляли одну из основных сил золотоордынской армии. Немалую роль в укреплении адыго-ордынских отношений сыграло и оформление в рассматриваемый период союза между Золотой Ордой и Мамлюкским государством, где были сильны позиции черкесов – бурджитов. На усиление международных позиций адыгов повлияла их решающая роль в разгроме крестоносцев и монголов на Ближнем Востоке.

Относительное спокойствие, наступившее с установлением адыго-ордынских добрососедских отношений, привело к усилению военно-политического, экономического потенциала Черкесии. В стране появляются центробежные силы. Владения, вокруг которых сплачивались адыгские земли, находились на Таманском полуострове, древнем политическом и культурном центре Черкесии. Именно здесь происходило экономическое и культурное взаимовлияние адыгов с древними греками, византийцами и генуэзцами.

Установившаяся стабильность и отсутствие сильных внешних врагов привели к ещё большему оттоку из Черкесии людских ресурсов в Египет, что способствовало окончательному приходу к власти в Мамлюкском государстве. Оно считалось лидером исламского мира, являясь покровительницей священных городов – Мекка и Медина. В его руках находились и центры важнейших торговых путей шедших из Азии в Европу и Африку.

К концу XIV в. Северный Кавказ подвергся опустошительному нашествию Тимура, что привело к тяжелым последствиям для региона. Золотая Орда была полностью разгромлена, степь перестала существовать как потенциально активная этническая зона. Десятки городов, превращенных в руины, так и никогда не смогли возродиться. С политической сцены уходят Алания и кипчаки..

Как союзники Золотой Орды адыги приняли самое деятельное участие в борьбе Тохтамыша с Тимуром на стороне первого. Специально организованный поход Тимура на «улус черкесский» приведший к тяжёлым социально – экономическим потерям для страны, не привёл к желаемому результату покорения Черкесии. Главный удар Тимура пришёлся Таманский полуостров, культурный и политический центр – страны. Центробежные тенденции прекратились, Черкесия вновь погрузилась в череду губительных феодальных междоусобиц и распрей.

Сложившаяся ситуация была прежде всего на руку генуэзцам, которые пользуясь раздорами между адыгами, извлекали экономическую и политическую выгоду, монополизировав Черноморскую торговлю. Возникла опасность превращения раздробленной и обессиленной нашествием Тимура Черкесии в колониальное владение Генуи.

Коренным переломом к изменению существующего положения стала деятельность князя Инала. Его энергичная внутренняя и внешняя политика привела не только к преодолению последствий нашествия Тимура, но и к восстановлению и укреплению территории Черкесии к первой четверти XV в. Произошло складывание единого этнотерриториального политического образования, куда вошли близкородственные народы – адыги и абазины.

Междоусобицы были прекращены путём уничтожения неповиновавшихся Иналу адыгских феодалов и пресечением вмешательства в дела страны генуэзцев. Фактории генуэзцев в Черкесии стали полностью зависимыми от адыгских наместников, а Черноморская торговля уже не могла обходиться без согласования с адыгскими купцами. Ослабевает и татарское влияние, которые были оттеснены с Предкавказских степей. Инал умер во время похода в Абхазию, где был похоронен в верховьях р. Бзыбь, на скале, названный в честь него Инал-къубэ (Иналов мавзолей).

Действия Инала по объединению Черкесии усилили воено- политическую мощь адыгов. Несмотря на последующий развал этнополитического единства, этот мощный исторический толчок дал возможность адыгам доминировать на Северном Кавказе вплоть до XIX в.

^ В третьей главе «Черкесские княжества в системе международных отношений во второй половине XV - первой половине XVIв.» выявляется период образования удельных черкесских княжеств, роль адыгов в международных политических отношениях рассматриваемой эпохи.

Смерть Инала привела к распаду его княжества во второй четверти XV в. К этому времени относится и образование ближайшими потомками Инала адыгских княжеств большинство которых просуществовали до XIX в. К ним относились Кемиргой, Кабарда, Жанетия, Хатукай, Хегак и Бесланея. Хотя они больше не представляли единого государства, между ними продолжали существовать союзные, конфедеративные отношения, выразившиеся в решениях общечеркесских проблем.

Вторая половина XV в. ознаменовалась для адыгских княжеств борьбой с Большой Ордой в союзе с крымским ханом Менгли-Гиреем. После многолетней войны, совместные действия адыгских князей и крымского хана приводят к разгрому Большой Орды. Ликвидация значительного политического объединения, которым являлась Большая Орда, существенно изменила расстановку сил в Восточной Европе. Образовавшийся вакуум пытаются занять адыгские княжества, Крымское ханство при поддержке Османской империи, а позднее и Русское государство, что привело к их противоречиям на Северной Кавказе.

Нужно особо отметить, что отношения адыгских княжеств с Крымским ханством при Менгли-Гирее были дружественными, союзными. Об этом свидетельствует то, что дважды (в 1502 и 1504 гг.) шахзаде Мухаммед, получил отказ от Менгли-Гирея на просьбы о поддержке похода в Черкесию. Отказ Менгли-Гирея османам, под чьим покровительством находился он сам, показывает о существовавших крепких добрососедских отношениях между ним и адыгскими князьями. Со смертью Менгли-Гирея в 1514 г. эти отношения нарушились, начинается многовековая конфронтация Крыма с Черкесией. Крым полностью присоединился к османской агрессии против Черкесии, начавшейся еще в 1475 г. с падением Кафы.

Поражение Мамлюкского государства в борьбе с османами в 1517г. оставило адыгские княжества наедине с грозным противником. Именно тогда, начинается первый этап агрессии Крымского ханства против адыгских княжеств, закончившийся победой последних. Черкесские князья сами нередко переходят в контрнаступления, нанося поражение османо-крымским войскам. Итогом стала гибель хана Мухаммед-Гирея в 1523г. Адыги подвергают нападениям столицу Крымского ханства Бахчисарай, захватывают Астрахань.

В противостоянии османо-крымской агрессии в первой половине XVIв. определяющую роль играла Жанетия. Находясь в непосредственной близости от османо-крымских владений, Жанетия являлась западным бастионом адыгов. Являясь сильнейшим и в то время адыгским княжеством, она сама не раз наносила превентивные удары по османо-крымским владениям. Ожесточенное сопротивление Жанетии некоторое время давала защиту другим адыгским княжествам от османо-крымской агрессии.

К этому времени начинает усиливаться и Кабарда. Немаловажное значение в укреплении её могущества в первой половине XVI в. играла личность Беслана Тучного.

Занимавший титул верховного князя Кабарды он проводил активную внутреннюю и внешнюю политику. Беслан Тучный пресекал попытки усобиц внутри Кабарды, тем самым, укрепляя свою власть. Он также провел реформы, переустроившие и оформившие феодально-сословное деление кабардинского общества. Внешняя политика Беслана Тучного была направлена на закрепления господства Кабарды в Предкавказья, распространение влияние на Астрахань и Тюмень. Усиление могущества Кабарды при Беслане Тучном на долгое время закрепило её господство в Предкавказье.

Новым этапом османо-крымского наступления на адыгские княжества, направленное на их полное покорение были походы Сахиб-Гирея 40-х гг. XVI в. Сделав выводы из предыдущих поражений, Османская империя предприняла шаги к большему оснащению крымцев огнестрельным оружием. В 1545 г. Сахиб-Гирей осуществил широкомасштабное наступление на Жанетию, Хатукай, Бжедугию и Кабарду. Как считает А.М. Некрасов, походы Сахиб-Гирея явились на данный период вершиной крымско-османского наступления на Западный Кавказ.

Решающим перевесом крымских ханов являлось не только численное преимущество крымско-османского войска, но в большей степени обладание огнестрельным оружием. Черкесские князья хорошо понимали, что в лице Крыма они имеют дело с сильнейшей военно-феодальной империей средневековья – Османской державой.

Широкомасштабное наступление Сахиб-Гирея на Черкесию в конце первой половины XVI в. несомненно связано со вновь разгоревшимся османо-иранскими войнами. Османам не хотелось иметь в тылу враждебных и непокорных черкесов, во время их прохода через Северный Кавказ и Закавказье, во владения Ирана. При этом ставка Сахиб-Гирея на военную силу, покорение адыгов, была с самого начала обречена на неудачу. Адыгские князья не только не покорились, но и продолжали оказывать ожесточенное сопротивление, нередко переходя в контрнаступление.

В борьбе с османами и крымцами адыги действовали в союзе с ногаями и Астраханским ханством. Совпадали интересы черкесских княжеств и Ирана. Покорение Черкесии означало образование с севера выгодного для османов плацдарма для наступления на Иран, что было недопустимо. Занятая кровопролитной войной с османами на своей собственной территории Сефевиды, все же не могли оказывать существенной военной помощи Черкесии. В этих условиях черкесские князья начали искать воено-политический союз с Русским государством, которое также страдало от крымских набегов. Русское государство также могло стать столь необходимым в борьбе против османов и крымцев, источником огнестрельного оружия. Русское огнестрельное оружие в середине XVI в. поставлялось в Ногайскую Орду, союзного также адыгам в борьбе против Крыма.

Таким образом, в первой половине XVI в. сложился своеобразный военный союз ряда стран, интересы которых совпадали в борьбе против Османской империи и Крымского ханства. К ним относились черкесские княжества, Астраханское ханство, Ногайская орда, Русское государство и Иран. Сложившаяся ситуация означала крупнейший провал для Османской империи и ее внешнеполитического курса. Последствиями которого стали неудачи в деле сокрушения державы Сефевидов и распространения своего влияния на черкесские княжества, Ногайскую орду, Астрахань и Казань.

^ В заключении сформулированы главные выводы исследования.


Основные положения диссертации в достаточно полной степени нашли отражение в следующих его научных работах, опубликованных:


I. В ведущих научных журналах, рекомендованных ВАК РФ:


  1. Князь Инал в этнической истории адыгов // Вестник Дагестанского научного центра. № 28. Махачкала, 2007. 0,6 п.л.

  2. Территория расселения адыгов // Вопросы истории. №1. Москва, 2009. 0.5 п.л.


II. В научных изданиях общего характера:


1. Великий князь Инал. // Материалы VI конференции молодых ученых. Кабардино-Балкарского научного центра РАН. Нальчик, 2005. 0,25 п.л.

2. О месте захоронения князя Инала. // Сборник статей посвященных 80-летию Г.Х. Мамбетова. Нальчик, 2006. 0.4 п.л.

  1. Международное положение Кабарды накануне союза с Россией в XVI в. // Материалы VI конференции молодых ученых. Кабардино-Балкарского научного центра РАН. Нальчик, 2006. 0.4 п.л.

  2. Черкесия в период образования удельных княжеств иналидов (вторая половина XV- первая половина XVI в. // Материалы VII конференции молодых ученых Кабардино-Балкарского научного центра РАН. Нальчик, 2006. 0.4 п.л.

  3. Из истории Псху // Первая абхазская международная археологическая конференция. Сухум, 2006. 0.3 п.л.

  4. Активизацимя османов на Северном Кавказе. Большая черкесо- крымская война. // Материалы VIII конференции молодых ученых Кабардино-Балкарского научного центра РАН. Нальчик, 2007. 0.4 п.л.

  5. К вопросу образования черкесских княжеств. // Материалы VI конференции молодых ученых Кабардино-Балкарского научного центра РАН. Материалы VI международной конференции. Актуальные проблемы общей и адыгской филологии. Майкоп, 2008. 0.6 п.л.

  6. Князь Инал в концепции адыго-абхазских взаимоотношений. // Материалы VI международной конференции. Актуальные проблемы общей и адыгской филологии. Майкоп, 2008. 0.3п.л.

  7. Деятельность князя Беслана Тучного // Вестник Кабардино-Балкарского государственного университета. №12. Нальчик, 2008. 0.3п.л.

  8. Деятельность и личность князя Инала // Известия Материалы VI конференции молодых ученых Кабардино-Балкарского научного центра РАН. №3. Нальчик, 2008. 0.3п.л.

  9. Становление государственности феодальной Кабарды и международные отношения в XV – первой половине XVI в. // Материалы региональной научно-теоретической конференции «Политико-правовые аспекты национальной и федеративной политики и проблемы национально-государственного строительства на Кавказе». Владикавказ, 2009. 0.4 п.л.

1Великие державы – государства, которые обладают большим экономическим и военным потенциалом и играют главную роль в мировой политике и международных отношениях. Ожегов С.И. Н.Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка. – М, 2007. С. 161.

2Национальные окраины Россииской империи: становление и развитие системы управления / Отв. ред. С.Г. Агаджанов, В.В. Трепавлов. – М., 1998; Российская многонациональная цивилизация: Единство и противоречия / Отв. ред В.В. Трепавлов. – М., 2003; Блиев М.М. Россия и горцы Большого Кавказа. На пути к цивилизации. – М., 2004. Дзидзоев В.Д. Национальные отношения на Кавказе (Третье издание). Владикавказ, 2000; Его же. Национальная политика: уроки опыта (Третье издание). Владикавказ, 2002.; Дегоев В.Д. Большая игра на Кавказе: история и современность (Второе издание, расширенное и дополненное). М.,2003. и др.

3История Кабарды с древнейших времен до наших дней. – М., 1957; Очерки истории Адыгеи. – Майкоп, 1957. История народов Северного Кавказа (кн.1 и 2). М., 1989.

4Черкесия – этническая территория адыгов в XIII-XIX вв. Согласно карте Антония Дженкинсона Черкесия в конце XV в. занимала основную часть Северного Кавказа, простираясь на север от Главного Кавказского хребта вплоть до низовий Дона и Кумо-Манычской впадины, а с запада на восток – от Приазовья и Причерноморья до устья Терека.(См.: История многовекового содружества. – Нальчик, 2007. - С. 31.)

5Манкиев А.И. Ядро Российской истории. – М., 1799. С. 232-233, 250.

6Карамзин Н.М. История государства российского. – Калуга, 1993. Т.5. С. 26, Т.8. С. 530, 541.

7Соловьев С.М. История России с древнейших времен. – М., 1960. Кн.3. Т.6. С. 284,489.

6Ногмов Ш.Б. История адыхейского народа. – Тифлис, 1861.

8


9Хан-Гирей. Записки о Черкесии. – Нальчик, 1973.

10Субэтническая группа – общность людей, составляющая часть этноса, занимающая компактную территорию и обладающая в силу этого культурной и языковой спецификой и элементами общего этнического самосознания. и обладающая в силу этого культурной и языковой спецификой и элементами общего этнического самосознания. Народы России: Энциклопедия / Гл. ред. В.А. Тишков. – М., БРЭ, 1994. С. 461.

11 Каламбий (А.-Г.Кешев). Записки черкеса. – Нальчик, 1968.

12 Кудашев В.Н. Исторические сведения о кабардинском народе. – Киев, 1913.

13Адаб Баксанского культурного движения. – Нальчик, 1991.

14 Мет Джунатуко Иззет-паша. История Кавказа. – Стамбул, 1912.

15 Гадло А.В. Князь Инал адыго-кабардинских родословных // Из истории феодальной России. – Л., 1978. С. 25.

16Бларамберг И.Ф. Кавказская рукопись. – Ставрополь, 1992. С. 116-118.

17Люлье Л.Я. Черкесия. – Киев, 1991. С. 14-15.

18Монпере Ф.Д. Путешествие вокруг Кавказа, у черкесов и абхазов в Колхиде, в Грузии, в Армении и в Крыму. Т.1. – Сухуми, 1937. С. 101-103.

19 Броневский С.М. Новейшие географические и исторические сведения о Кавказе. Т.1-2. – М., 1823. С. 42,45,74.

20Бутков П.Т. Материалы для новой истории Кавказа. – СПб., 1869. С. 406-409.

21 Сталь К.Ф. Этнографический очерк черкесского народа // Кавказский сборник. Т. XXI. – Тифлис, 1900. С. 66-67

22Потто В.А. Кавказская война. – Ставрополь, 1994. Т.2. С. 318.

23Гадло А.В. Этническая история Северного Кавказа IV–Xвв. – СПб, 1999.

24Гадло А.В. Предыстория Приазовской Руси. – СПб., 2004. С. .314-320.

24


25В исторической науке концепция, обосновывающая появление адыгского (кабардинского) населения в Центральном Предкавказье в результате миграции из Закубанья. А.В. Гадло относил появление адыгского (кабардинского) населения в Центральном Предкавказье к началу XI в.

26Брун Ф. Черноморье. – Одесса, 1880. Т.2.

27Мурзакевич М. История генуэзских поселений в Крыму. – Одесса, 1837.

28Гиббон Э. История упадка и разрушения великой Римской империи. – М.,1897.

29Зевакин Е.С. Пенчко Н.А. Очерки по истории генуэзских колоний на Западном Кавказе в XIII–XV в. Ист. зап. М., 1938. Т.3. С. 72-129.

30Поркшеян К.А. К вопросу о пребывании адыгов в Крыму и об их взаимоотношении с народами Крыма в эпоху средневековья // УЗ КБНИИ. – Нальчик, 1957. С. 335-367.

31Егоров В.П. Историческая география Золотой Орды в XIII–XVII в. – М., 1989. С. 121, 122.

32Вернадский Г. Россия в средние века. – Тверь, 1994. С. 298; Его же. Монголы и Русь. – М., 1997. С. 264-266.

33 См.: История многовекового содружества. – Нальчик, 2007. С. 26-27.

34Смирнов В.Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты до начала XVIII в. СПб., 1887.

35Тунманн И.Э. Крымское ханство (Лейпциг, 1774. Пер. и прим. Н.Ф.Эрнста.) – Симферополь, 1991.

36Белокуров С.А. Сношения России с Кавказом. – М., 1889. Кн 3 /146. С. 1-2, 3-8.

37Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией (втор. пол. XVI – 30е гг. XVII в. – М., 1963.

38Иванов М.А. Османское завоевание арабских стран (1516–1575г.). – М., 1984. С. 66-72.

39Кочекаев Б. Ногайско-русские взаимоотношения в XIII–XVII в. – Алма-Ата, 1988.

40Некрасов А.М. Международные отношения и народы Западного Кавказа (последняя четв. XV – пер. пол. XVIв.). – М., 1990.

41Мальбахов Б.К. Дзамихов К.Ф. Кабарда во взаимоотношениях России и Кавказа, Поволжьем и Крымским ханством. – Нальчик, 1996.

42Байер Г.З. Краткое описание всех случаев касающихся до Азова от создания сего города до возвращения оного под Российскую державу. – СПб., 1782. С. 18.

43Татищев В.Н. История Россииская. – М., 1962. Т.2. С. 240.

44Ригельман А. Летописное повествование о Малой России, о её народе и вообще, отколь из кого народа оные происхождения своё имеют. – М., 1947. С. 8.

45Шеллов Д.Б. Тамань и Нижний Дон в III – I вв. до. н. э. – М., 1970. С. 5,6.

46Каменецкий И.С. Городища донских меотов. Вопросы датировки. – М., 1993. С. 220.

47Крайсветный М.И. О роли народов Кавказа в раннем этногенезе донского казачества. Первая абхазская международная археологическая конференция. – Сухум, 2006. С. 212–215.

48Бетрозов Р.Ж. Этническая история адыгов. Нальчик, 1997; Его же. Адыги: Возникновение и развитие этноса. Нальчик, 1998.

48


49 Бгажноков Б.Х. Воинский класс и демографическое пространство Черкесии в XVII – середине XIX в. // Вестник КБИГИ. – Нальчик, 2004. №11. С. 45–82; Его же. Историческая этнография и география Черкесии // Вестник КБИГИ. Нальчик, 2005. №12.С. 3–45; Его же. К вопросу о возникновении и рубежных территориях Черкесии // Исторический вестник. – Нальчик, 2006. №3. С. 129–152.

50Хотко С.Х. Черкесские мамлюки. – Майкоп, 1993.

51Хотко С.Х. История Черкесии в древности и средние века. – СПб, 2001; Его же. Очерки истории черкесов. – СПб., 2001.

5252Алексеева Е.П. Очерки по истории черкесов XIV–XVI в. ТКЧНИИ. – Черкесск, 1959. С. 3–83.

53Левашева В.П. Белореченские курганы // ТГИМ. – М., 1953. Вып. 22.

54Нагоев А.Х. Материальная культура кабардинцев в эпоху позднего средневековья XIV–XVI в. Нальчик, 1991.

55Кузнецов В.А. В верховьях большого Зеленчука. – М., 1977.

56Биджиев Х.Х., Гадло А.В. Раскопки Хумаринского городища в 1977г. // Археология и этнография Карачаево-Черкесии. – Черкесск, 1977. С. 27–52.

57Ловпаче Н.Г. История адыгейского народа и археология Адыгеи // Вопросы Кавказской филологии и истории. Вып. № 4. Нальчик, 2004. С. 186–196.

58Чореф М.Я. Отчёт археологических работ в Бахчисарайском районе в 1974 г. Адыгские тамги средневекового укрепления Кыз-Кул в Крыму // Археология и вопросы древней истории Кабардино-Балкарии. – Нальчик, 1980. С. 111–116.

59Бодалинский И. Черкес-керменское укрепление Кыз-Кул. По разведкам 1933 г

59


60  Русского исторического общества. СПб., 1884. Т.41. СПб., 1895. Т.95.

61  Продолжение древней Российской вифлиофики. СПб., 1791. Ч. VII, СПб., 1793. VIII, IX.

62Полное собрание русских летописей. Т.1-31.СПб.-М.-Л. 1841-1968.

63Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. Документы и материалы в 2-х томах. М,1957.

64Устав генуэзских колоний в Черном море изданный в Генуе 1449 г. Примечания Юргевича // ЗООИД. Одесса, 1863.

65Картлис Цховреба. Джанашвили М.Г. Известия грузинских летописей и историков о Северном Кавказе и России // СНОМПК 22. Тифлис, 1887.

66Яхтанигов Х.Х. Северокавказские тамги. Нальчик, 1993.

67 Пожидаев В.П. Кабардино-черкесские тамги и Кавказский орнамент // УЗ КБНИИ. Нальчик, 1994.

68Максидов А.А. Знамёна кабардинских князей и дворян // Генеалогия Северного Кавказа. №3. Нальчик, 2000.

69Шукасов А.В. Из архивов В.П.Пожидаева о кавказских знаменах. Зарисовки художника. Личный архив Шукасова А.В. г. Звенигород Московской области, 1999.

70Плано Карпини Иоанн. История монголов. Перевод А.П.Малеина. СПб., 1911.

71Рубрук Вильгельм. Путешествие в восточные страны. СПб., 1911.

72Aдыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов. (АБКИЕА). Нальчик, 1974.

7375Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов относящихся к истории Золотой Орды. СПб, 1884.

74Рашид ад-Дин Фазлаллах ал-Хамадани. Сборник летописей. Русский перевод с предисловиями и примечаниями И.Н.Березина. СПб., 1868.

75Челеби Эвлия. Книга путешествия. М.,1982

76Кабардинский фольклор. Нальчик, 2000.







Скачать 443,51 Kb.
оставить комментарий
Кагазежев Жираслан Валерьевич
Дата23.09.2011
Размер443,51 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх