Деятельность русской эмиграции по сохранению историко-культурного наследия ( по материалам Музея русской культуры в Сан-Франциско) icon

Деятельность русской эмиграции по сохранению историко-культурного наследия ( по материалам Музея русской культуры в Сан-Франциско)



Смотрите также:
Отчет о работе Управления культуры и историко-культурного наследия Администрации города Вологды...
Отчет о работе Управления культуры и историко-культурного наследия Администрации города Вологды...
Отчет о работе Управления культуры и историко-культурного наследия Администрации города Вологды...
Комитет по охране и сохранению историко-культурного наследия Брянской области создан на...
«Роль историко-культурного наследия в диалоге цивилизаций»...
Возвращение соотечественников на историческую родину как одно из приоритетных направлений...
Информация Управления культуры и историко-культурного наследия Администрации города Вологды о...
Консервативный характер политической культуры царской России...
Проблемы историко-культурного контекста в научной биографии А. С. Пушкина...
Проблемы историко-культурного контекста в научной биографии А. С. Пушкина...
История русской культуры осенний семестр...
О концепции областной целевой программы "историко-культурное...



скачать


На правах рукописи


Меняйленко Маргарита Кветославовна


ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РУССКОЙ ЭМИГРАЦИИ ПО СОХРАНЕНИЮ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

(по материалам Музея русской культуры в Сан-Франциско)


Специальность 07.00.02 – Отечественная история


Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук


Москва – 2008

Работа выполнена в Отделе истории Института научной информации по общественным наукам Российской академии наук


Научный руководитель: кандидат исторических наук

^ РОЩИН Михаил Юрьевич


Научный консультант: доктор исторических наук, профессор

ЗЕЗИНА Мария Ростиславовна


Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

^ КВАКИН Андрей Владимирович


кандидат исторических наук, доцент

ТОКАРЕВА Елена Анатольевна


Ведущая организация: - Российский университет дружбы народов


Защита состоится “____” июня 2008 г. в 14.00 на заседании Диссертационного совета Д. 502.006.04 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» по адресу: 119606, Москва, проспект Вернадского 84, 2-й учебный корпус, ауд._______.


С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования “Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации”


Автореферат разослан “____” мая 2008 г.

Учёный секретарь диссертационного совета

доктор исторических наук,

профессор О.Г. Малышева


^ 1. Общая характеристика диссертации

Актуальность темы исследования. Феномен русской эмиграции, возникшей в результате драматических событий начала ХХ века, является неотъемлемой частью отечественной истории и культуры. Значительная часть наследия эмиграции, находящегося за границей, входит в состав русских коллекций ряда зарубежных архивов и музеев. Наряду с этим часть наследия сохраняется в независимых организациях, созданных эмиграцией. Крупнейшим русским эмигрантским архивом в настоящее время является созданный в 1948 г. Музей русской культуры в Сан-Франциско, фонды которого до сих пор полностью не систематизированы.

Деятельность эмиграции по созданию этого архива пока не стала предметом специального исследования ни в зарубежной, ни в отечественной историографии.

Между тем, охватившая многие страны работа энтузиастов по собиранию культурно-исторического наследия является уникальным социальным опытом. Осмысление этого опыта необходимо для более глубокого понимания роли Русского зарубежья в сохранении преемственности в развитии русской культуры.

Изучение шестидесятилетней истории Музея русской культуры в Сан-Франциско будет способствовать введению в научный оборот крупного комплекса исторических источников и тем самым расширению исследований по истории эмиграции. Изучение собирательской деятельности русской эмиграции представляет интерес и для современной России в связи с задачей сохранения ценностей национальной культуры и истории, оказавшихся за рубежом в связи с распадом СССР.

^ Целью исследования является реконструкция деятельности русской послереволюционной эмиграции по сохранению историко-культурного наследия на материалах истории Музея русской культуры в Сан-Франциско.

Для достижения заявленной цели предполагается решить ряд конкретных исследовательских задач:

- выявить особенности общественно-культурной жизни русской послереволюционной эмиграции г. Сан-Франциско в 1920-1930-е гг.;

- раскрыть характер деятельности русской диаспоры по оказанию помощи “перемещённым лицам” в послевоенные годы;

- выяснить предпосылки создания на Американском континенте общеэмигрантского архива;

- охарактеризовать принципы организации Музея русской культуры в Сан-Франциско;

- изучить направления собирательной деятельности;

- провести сравнительный анализ деятельности двух общеэмигрантских архивов в США (Музея русской культуры в Сан-Франциско и Архива русской и восточно-европейской истории и культуры при Колумбийском университете в Нью-Йорке);

- выделить основные направления деятельности Правления по сохранению, систематизации, описанию и введению в научный оборот сложившегося комплекса;

- определить роль русской эмиграции в собирании и сохранении историко-культурного наследия

^ Объект исследования – историко-культурное наследие Российского Зарубежья.

Предмет исследования – деятельность русской эмиграции по сохранению историко-культурного наследия, которая привела к формированию в Сан-Франциско крупного музейного и архивного центра, занимавшегося систематическим сбором материалов, относящихся к истории России и русской эмиграции.

^ Хронологические рамки исследования охватывают период с начала 1920-х гг., когда началось формирование русской диаспоры в Сан-Франциско и были сделаны первые шаги по собиранию историко-культурных материалов, до наших дней. Особое внимание уделено периоду с 1948 г., когда был создан Музей русской культуры.

^ Территориальные рамки исследования определены общественно-культурными связями русской эмиграции, направленными на сбор историко-культурного наследия. Они отражают расселение послереволюционной эмиграции и охватывают Евразию, Африку, Австралию, Северную и Южную Америку.

^ Научная новизна определяется как самой постановкой проблемы, так и полученными в ходе её разработки результатами. Впервые предпринимается специальное исследование, посвящённое деятельности русской эмиграции в г. Сан-Франциско, направленной на сохранение общеэмигрантского наследия в послевоенное время, с учётом предпосылок, сложившихся в довоенный период. Впервые на основании источников, хранящихся в Музее русской культуры в Сан-Франциско, прослежены связи, существовавшие в рассматриваемый период между центрами русской эмиграции в различных странах и определившие характер коллекции документов общеэмигрантского архива в Сан-Франциско, изучены основные направления и особенности собирательской деятельности русской эмиграции.

В диссертации впервые подробно освещена и проиллюстрирована история “великого переселения” русской эмиграции с Евразийского континента после окончания Второй мировой войны.

В диссертации водится в научный оборот большой комплекс неизвестных архивных источников по истории русской эмиграции, хранящихся в Музее русской культуры в Сан-Франциско.

^ Методологическая основа диссертации определяется поставленными задачами и характеризуется междисциплинарным подходом к проблеме, находящейся на стыке истории и архивного источниковедения.

Основные направления исследования были выработаны в рамках системного подхода на основе структурного-функционального анализа. Основополагающими стали принципы историзма и научной объективности. Из методов исторического познания в работе использованы ретроспективный, периодизации, проблемно-хронологический и сравнительно-типологический (компаративный). Из общенаучных методов - причинно-следственный, индуктивного перебора и дедуктивного анализа, иллюстративный.

Наряду с общими методами исторической науки применялись методы архивного источниковедения. Метод «сплошного» обзора позволил уменьшить элемент субъективности и сохранить реальный контекст постепенно складывающегося комплекса источников. Оценка достоверности архивных материалов не проводилась.

Для повышения уровня объективности устных источников использована расширенная выборка информаторов. Анализ полученных фактических данных и его дальнейшее обогащение произведено на основе опубликованных и неопубликованных источников.

^ Степень изученности темы.

В советской историографии история русской послеоктябрьской эмиграции изучалась с позиций официальной идеологии. Начало объективному изучению этой темы в отечественной науке было положено в конце 1980-х годов1. Около 20 лет интенсивного изучения эмигрантской проблематики в России привели к формированию обширной историографии, включающей как популярные очерки, так и фундаментальные исследования, выполненные на междициплинарном уровне. На современном этапе можно говорить о стирании различий в подходах российских и зарубежных авторов и становлении единой историографии русского послереволюционного зарубежья, комплексный историографический анализ которой в 2000 году провёл А.А. Пронин2. В настоящий обзор включена лишь литература, непосредственно использованная или оказавшая на диссертацию косвенное влияние.

Хотя деятельность эмиграции по сохранению историко-культурного наследия специально не исследовалась, отдельные её аспекты затрагивались в общих трудах, а также в работах, посвящённых отдельным проблемам истории эмиграции.

Проблемы культурной идентичности эмиграции ещё в довоенное время ставили зарубежные исследователи П.Е. Ковалевский и М. Раев3. Постановка музейного и архивного дела в Чехословакии и Париже освещена в статьях отечественных исследователей4. Историография русских диаспор довоенной Европы представлена зарубежными5 и отечественными6 исследованиями.

В послевоенное время работу по собиранию наследия продолжили те, кто избежал насильственной репатриации в СССР. В отечественной историографии исследования по проблемам репатриации не затрагивают эту социальную группу7. Не посвящено пока специального исследования и “великому переселению” русской эмиграции после окончания Второй мировой войны, а между тем, именно послевоенное расселение русской эмиграции из Евразии кардинально изменило географию русских диаспор и определило необходимость создания новых центров собирания культурно-исторического наследия в США. Отдельные аспекты этой проблемы затронуты в ряде работ8.

Способствуют пониманию положения с делом сохранения наследия исследования об “исчезающих” в послевоенное время русских диаспорах стран Евразии9, а также о странах нового поселения в Латинской Америке10. Сведения о русских диаспорах в США в межвоенный период имеются в ряде зарубежных11, и отечественных исследований12. Статьи американских авторов освещают ранний период русской послеоктябрьской диаспоры в Сан-Франциско13. Положение русской диаспоры в послевоенное время, когда развернулась деятельность по сбору наследия, отражено в ряде зарубежных14 и отечественных15 исследований, однако они не касаются проблемы сохранения наследия. Даже история создания столь популярного среди исследователей Бахметевского архива в Нью-Йорке пока не стала предметом отдельного научного исследования16. История Гуманитарного фонда Б.А. Бахметева освещена в статье Т.И. Ульянкиной17. Использованы статьи, посвященные отдельным деятелям эмиграции18.

Первые публикации о Музее русской культуры в Сан-Франциско появились в зарубежном архивоведении19 и в эмигрантских изданиях20. До конца 80-х годов советское консульство в Сан-Франциско официально заявляло об отсутствии сведений о существовании такого Музея, в свою очередь русская эмиграция в Сан-Франциско считала недопустимым посещение Музея учёными и архивистами из СССР.

В отечественных изданиях первые сведения о Музее русской культуры появились в монографии А.В.Попова21. На основании посещений Музея опубликованы статьи обзорного характера22. Ряд статей вышел в связи с завершением совместного проекта с Гуверовским институтом23, а также на основании полученных ГАРФом микрофильмов Музея24. Опубликованы результаты деятельности по описанию неохваченной в рамках проекта с Гуверовским институтом части архивной коллекции25. Этими статьями исчерпывается список публикаций о Музее русской культуры в Сан-Франциско.

Проведённый историографический обзор позволяет заключить, что в обширной историографии российской эмиграции ещё много “белых” пятен. Слабо исследована многогранная деятельность русской эмиграции по сохранению историко-культурного наследия. Недостаточно освещены в научных исследованиях послевоенный период, проблемы расселения русской диаспоры из Евразии и история русской диаспоры в США.

^ Источниковую базу диссертации составили, прежде всего, неопубликованные архивные материалы, хранящиеся в Музее русской культуры в Сан-Франциско и устные источники. Архив Музея русской культуры в настоящее время закрыт для исследователей из-за сложностей обслуживания посетителей. Половина архивного комплекса описана, микрофильмирована и стала доступна для исследователей в ГАРФе. Хотя на остальные архивные материалы частично составлены справки, значительное количество документов остается в россыпи. На архивную библиотеку, включая периодику, составлены каталоги.

Основой для написания диссертации послужил Фонд “Музей русской культуры”, включающий книги поступлений, протоколы собраний, альбомы-летописи, переписку правления, рукописные воспоминания, отчёты, бухгалтерские книги, анкеты, черновики.

Анализ личных фондов председателей Музея русской культуры П.Ф. Константинова, А.С. Лукашкина и Н.А. Слободчикова позволил собрать информацию о деятельности правления вплоть до современности. Личные фонды А.И. Делианич, К.Н. Николаева, Р.В. Полчанинова, Н.В. Ващенко, А. Аристовой, К.В. Болдырева (Гуверовский институт) обеспечили реконструкцию переселения русских эмигрантов из Западной Европы. В фонде Н.В. Борзова находятся материалы о переселении русских эмигрантов из Китая. Дополнительные сведения обнаружены в Фондах эмигрантских организаций.

Использованы материалы личного архива автора диссертации, включающие отдельные копии документов Музея русской культуры в Сан-Франциско, находящиеся в россыпи, записи интервью и другие материалы26.

В диссертации используются устные источники – интервью участников и свидетелей событий, собранные автором в период 1998-2008, которые представляют три группы: участники “китайской” волны эмиграции в США, участники “европейской” волны эмиграции в США и начальный период формирования послеоктябрьской диаспоры в Сан-Франциско.

Из справочного неопубликованного материала использовались составленные при участии автора предварительные служебные каталоги Музея, а также фонд “Некрологи и биографии”.

Наряду с архивными документами и данными устной истории были использованы опубликованные источники.

К нормативным документам можно отнести Устав Музея русской культуры 1955 г.27

Большой объём информации содержится в сборниках, в том числе юбилейных, изданных различными эмигрантскими организациями28. Уникальный материал о состоянии эмигрантских архивов в начале пятидесятых годов представлен в сборнике статей, подготовленном сотрудниками Музея русской культуры и опубликованном только в 1966 году29.

Из эмигрантских периодических изданий ценным источником стала газета “Русская жизнь” (Сан-Франциско), в которой регулярно, начиная с 1948 года по конец 1980-х годов, публиковались отчёты правления Музея русской культуры, а также сводки поступлений новых материалов и документов. Использовались также материалы других периодических изданий г. Сан-Франциско, г. Нью-Йорка, г. Парижа, газетах лагерей для “перемещённых лиц”.

Использованы сведения из опубликованных мемуаров Ю.И. Лодыженского, В.А. Слободчикова, Г.К. Старка и И.И. Серебренникова30. Хотя к мемуарам, как и к устным источникам, необходимо относиться критически, тем не менее, они позволяют понять ситуацию глазами современников, глубже.

Таким образом, источниковая база достаточно обширна, она достоверно и адекватно отражает предмет исследования и отвечает поставленным задачам. Большинство архивных материалов вводится в научный оборот впервые.

^ Практическое значение диссертации.

Положения и выводы диссертации могут использоваться для подготовки исторических, социологических и культурологических исследований о русском зарубежье и при разработке спецкурсов по истории русского зарубежья. Опыт деятельности по сохранению культурно-исторического наследия имеет прикладное значение в отношении современного развития русскоязычных диаспор в странах ближнего и дальнего зарубежья.

В научный оборот введён целый комплекс неизвестных архивных источников, ценность которого определяется на основе содержащейся в диссертации научной информации. Результаты исследования помогут ориентироваться в сложившемся комплексе источников как архивистам, работающим в Музее русской культуры в Сан-Франциско, так и отечественным исследователям, получившим доступ к микрофильмированной части коллекции в ГАРФе.

^ Основные положения, выносимые на защиту.

1. В связи с осложнением политической ситуации в предвоенной Европе и массовым переселением в послевоенное время русской эмиграции из Европы и Китая, в США, сформировалась многочисленная русская диаспора, которая взяла на себя ответственность за сохранение историко-культурного наследия русской эмиграции.

2. Создание в послевоенное время в Сан-Франциско эмигрантского архива, занявшегося систематическим сбором материалов русской эмиграции, стало возможным, благодаря сложившимся в результате помощи соотечественникам культурно-историческим связям, обеспечившим создание системы представительства Музея русской культуры в разных странах.

3. Принцип “архив должен быть русским достоянием” определил характер средств, используемых на поддержание архива. Музей русской культуры не получал средств от иностранных государств и общественных организаций. Создание и сохранение богатой коллекции Музея русской кульутры в Сан-Франциско осуществлялось лишь благодаря благотворительной и подвижнической деятельности нескольких поколений русской эмиграции.

4. Собирание наследия строилось на принципах и связях, сложившихся в среде послеоктябрьской эмиграции. Последующие поколения эмиграции оказались вовлечены в эту деятельность на принципах преемственности.

5. Вовлечение в научный оборот большого комплекса источников по истории русской эмиграции, хранящихся в Музее русской культуры в Сан-Франциско, стало возможным в результате совместной работы зарубежных историков и сотрудников Музея, работающих на добровольных началах.

^ Апробация диссертационной работы, её основных положений и выводов нашли отражение в выступлениях, публикациях и научных статьях автора, две из которых опубликованы в рецензируемых журналах списка ВАК.

^ Структура диссертации соответствует цели и задачам исследования и состоит из введения, трёх глав, заключения, списка использованных источников, литературы и приложений.


^ II. Основное содержание диссертации.


Во введении обосновываются актуальность темы диссертационного исследования, сформулированы цель и задачи диссертационного исследования, обозначены объект и предмет изучения, определены хронологические рамки, раскрыты научная новизна, практическая значимость работы и степень изученности проблемы, охарактеризована источниковая база исследования.

В первой главе “Предпосылки возникновения в США центра по сбору общеэмигрантского наследия” рассматриваются истоки создания в Сан-Франциско центра по собиранию историко-культурного наследия. Автором проанализированы пути расселения русской послеоктябрьской эмиграции в 1920-1930-е годы из Сибири и Приморья в страны Тихоокеанского региона. Несмотря на благоприятные для русских эмигрантов условия в Маньчжурии, часть русской эмиграции предпочла выехать из Китая в другие страны, прежде всего в США. Сан-Франциско привлекал русских эмигрантов как крупный порт и как центр Американской православной церкви в США.

Обзор деятельности русской эмиграции в Сан-Франциско в 1920-1930-е годы позволяет сделать вывод о том, что необходимость оказания правовой и регулярной экономической помощи своим соотечественникам в Китае, Европе и до 1929 года в СССР способствовала объединению русской колония в Сан-Франциско и развитию устойчивых общественно-культурных связей с диаспорами разных стран.

Ещё в 1930-е годы созданные в Европе за короткий срок в условиях крайней неустроенности эмигрантские хранилища, в целом ряде случаев приобретшие собственные помещения лишь к середине 1930-х годов, оказались под угрозой приближающейся войны. Отсутствие у эмиграции необходимых средств не позволило принять меры по вывозу архивов, хотя попытки спасения предпринимались. Японская оккупация Маньчжурии в начале 1930-х годов не позволила русским эмигрантам в довоенное время создать там крупные хранилища, тем не менее, деятельность по сбору наследия осуществлялась в частном порядке.

Разрушения, вызванные войной, привели к значительным потерям архивов. К тому же, на советских оккупированных территориях проводилось планомерное уничтожение эмигрантских библиотек. Наиболее болезненным для эмиграции стала передача в СССР Русского Заграничного исторического архива в Праге (РЗИА), который являлся центральным архивом и европейской, и дальневосточной эмиграции в Китае и осуществлял систематический сбор архивов, книг и периодических изданий эмиграции. В Китае с приходом советских войск часть эмигрантских архивов была также вывезена в СССР.

С окончанием Второй мировой войны положение архивов эмиграции продолжало усугубляться. Реконструкция переселений русской эмиграции в 1920-1930-е годы и в 1940-1950-е годы, анализ деятельности эмигрантских групп на востоке и западе США по спасению от репатриации и проведению проекта закона о внеквотном допуске в Соединённые Штаты сотен тысяч людей позволяет сделать вывод о том, что после окончания Второй мировой войны произошло “великое переселение” русской эмиграции из Европы и Азии в Северную и Южную Америку. Результатом стало резкое изменение сложившейся в довоенное время картины расселения русской эмиграции - эмигрантские центры в Белграде, Берлине и Праге исчезли, “русский Париж” не смог восстановить своё прежние значение для эмиграции. Исчезла и “Русская Атлантида” в Маньчжурии. При этом к середине 1950-х годов в США сформировалась наиболее крупная из русских диаспор.

США ещё в довоенное время рассматривались эмиграцией как страна возможного расположения общеэмигрантского архива – эмигрантов устраивало устойчивое экономическое положение этой страны и удалённость от “большевистских” центров. В послевоенное время вопрос о необходимости создания общеэмигрантского архива в США уже ни у кого не вызывал сомнений. Речь могла идти только о месте его нахождения в США. При этом развитые общественно-культурные связи русской диаспоры г. Сан-Франциско стали залогом надёжности будущего предприятия.

Во второй главе “Деятельность эмиграции по собиранию историко-культурного наследия в послевоенное время” рассмотрены принципы организации деятельности Музея русской культуры в Сан-Франциско.

Несмотря на то, что начальный этап формирования архива совпал с началом “холодной” войны, Музей русской культуры создавался как строго аполитичная организация и оставался таким на протяжении всей своей истории. Характер собираемых материалов строился на принципе единства истории и культуры России, что означало соединение на непротиворечивой основе достижений и опыта русской эмиграции с творческими успехами советских людей.

Автор делает вывод, что конечной целью создаваемого архива был сбор материалов эмиграции для будущей, освобождённой от большевизма России. Призывы такого рода содержались как в напутственных статьях выдающихся деятелей русской эмиграции, так и в пожеланиях людей, передающих материалы в архив. Поэтому деятельность Музея строилась на основе независимости от иностранных организаций и исключительно на основе благотворительности эмиграции. Она включала: финансовую поддержку эмигрантских организаций (Русского Центра, Кулаевского фонда, Общества офицеров Императорского военно-морского флота, Дамского общества при Русском Центре), акты персональной благотворительности, добровольный подвижнический труд представителей нескольких поколений эмиграции. К тому же передача материалов в Музей осуществлялась в подавляющем числе случаев на условиях дарения.

Деятельность Музея русской культуры опиралась, во-первых, на институт Почётных Покровителей Музея, избранных с их согласия, а во-вторых, на институт уполномоченных представителей Музея в разных странах. Его создание было исключительно своевременным решением, которое позволило собрать архивы во время массового переселения.

Направления сбора материалов определялись, в первую очередь, деятельностью уполномоченных представителей на местах. Правление осуществляло систематический сбор эмигрантской периодики, анкетирование, разрабатывало собственные направления сбора эмигрантских материалов из Европы, Азии и США. Число представителей Музея одновременно достигало цифры 23, а количество охваченных стран - 27. Общее количество посылок за первые пять лет составило 1298 единиц.

Одновременно с Музеем русской культуры в Сан-Франциско на востоке США возник ещё один центр по сбору эмигрантского наследия Архив русской и восточно-европейской истории и культуры при Колумбийском университете. Его существование было основано на финансовой поддержке Русского Гуманитарного фонда, основанного Б.А. Бахметевым, и договорённости Попечительского совета архива с правлением Колумбийского университета. Это не противоречило сложившемуся в эмиграции мнению о необходимости обеспечения финансовой независимости создаваемого в США архива. Однако организационные проблемы привели к переходу в 1970-е годы богатой коллекции материалов русской эмиграции в собственность частной американской организации – Колумбийского университета.

Таким образом, Музей русской культуры в Сан-Франциско остался самым крупным среди независимых от иностранных фондов и организаций эмигрантских архивохранилищ.

В третьей главе “Музей русской культуры в Сан-Франциско в системе сохранения историко-культурного наследия” дан краткий обзор преимущественно неописанных поступлений, освещена деятельность добровольных сотрудников по сохранению собранного наследия, в частности, организации архивных помещений и систематизации собранного материала. Эта информация необходима при решении эвристических и аналитических архивоведческих задач.

Сотрудниками Музея проводилась большая работа по систематизации периодики, архивной библиотеки, а также отдельных документов и редких газет. Обработка личных архивов откладывалась. Большой объём сложившегося архивного фонда не позволил осуществить описание собственными силами. Описание личных архивов началось благодаря сотрудничеству с американскими и канадскими учёными и архивистами. Привлечение зарубежных учёных и архивистов, начиная с середины 1970-х годов, позволило провести научное описание и микрофильмирование более половины хранящихся материалов. В настоящее время они стали доступны для исследователей непосредственно в Российской Федерации, в ГАРФе.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются обобщающие выводы.

Русская колония в Сан-Франциско, сложившаяся в 1920-30е годы, поддерживала устойчивые общественно-культурные связи с диаспорами разных стран оказывая правовую и регулярную экономическую помощь своим соотечественникам в Китае, Европе и до 1929 года в СССР. В послевоенное время деятельность эмигрантских групп на востоке и западе США была направлена на спасение соотечественников в Европе от насильственной репатриации в СССР и на продвижение проекта закона о внеквотном допуске в Соединённые Штаты сотен тысяч “перемещённых лиц” из Европы и Китая. Проведённое исследование позволяет сделать вывод о том, что после окончания Второй мировой войны произошло резкое изменение сложившейся в довоенное время картины расселения русской эмиграции, что привело к исчезновению эмигрантских центров в Европе и Китае, при этом в США стала формироваться наиболее крупная из русских диаспор.

Начавшаяся в 20-30-е гг. деятельность по собиранию историко-культурного наследия в Европе и Китае была не только прервана войной, но и привела к значительным потерям собранного наследия, а послевоенное переселение эмиграции вело к дальнейшим потерям. В то же время США ещё в довоенное время рассматривались эмиграцией как страна возможного расположения общеэмигрантского архива, характеризующаяся устойчивым экономическим положением и удалённостью от “большевистских” центров.

Развитые общественно-культурные связи русской диаспоры г. Сан-Франциско стали залогом надёжности будущего предприятия. Определяющими для Музея русской культуры в Сан-Франциско стали принципы аполитичности, единства достижений русской эмиграции и советских людей. Принцип сохранить собранное как русское достояние, определил характер построения Музея - на независимости от иностранных организаций и исключительно на основе благотворительности. Успешной деятельности в собирании наследия способствовали создание института Почётных Покровителей Музея и института уполномоченных представителей Музея в разных странах.

В диссертации показано, что возникший одновременно на востоке США другой центр по сбору общеэмигрантского наследия Архив русской и восточно-европейской истории и культуры при Колумбийском университете, построенный на финансовой поддержке Русского Гуманитарного фонда, в настоящее время является собственностью частной американской организации.

Анализ деятельности сотрудников Музея свидетельствует, что работа по хранению и систематизации архивной библиотеки, включая периодический отдел, занимала все силы и не оставляла времени на описание архивной коллекции. Для её описания потребовалось привлечение зарубежных профессиональных архивистов.

Изучение деятельности русской диаспоры в Сан-Франциско по сохранению историко-культурного наследия позволяет оценить её как своевременную и успешную. Музей русской культуры в Сан-Франциско, который стал первым в США по масштабу поставленных задач, а в настоящее время является и самым крупным среди независимых от иностранных организаций эмигрантских архивохранилищ. Автор считает, что деятельность эмиграции по сохранению историко-культурного наследия носила наряду с сохранением этнической идентичности характер послания к будущей свободной России.


Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:


Научные статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных перечнем ВАК:

1. Меняйленко М.К. Музей русской культуры в Сан-Франциско – крупнейший эмигрантский архив. К шестидесятилетию со дня основания // Отечественные архивы. – 2008, №1. – С. 23-32.

2. Меняйленко М.К. Русская эмиграция в Сан-Франциско: общественные организации и создание независимого архива // Отечественная история. – 2008, №3. – С. 15-32.

Научные публикации и статьи, опубликованные в иных изданиях:

1. Меняйленко М.К. Просветительская и издательская деятельность священника – эсперантиста отца Иннокентия Серышева (из архива музея русской культуры в Сан-Франциско) / ред. Ольга Бакич // Литературно-исторический ежегодник Россияне в Азии. - Канада. Торонто: Торонтский университет. Центр по изучению России и Восточной Европы, 2000. - Вып. 7. - С. 300-312.

2. Меняйленко М.К. Издательская деятельность “перемещённых лиц” в Германии и Австрии после окончания II Мировой войны в 1945-1953 гг. (Из архива-музея русской культуры в Сан-Франциско) // Зарубежная архивная россика. Итоги и перспективы выявления и возвращения. Материалы международной научно-практической конференции 16-17 ноября 2000 г., Москва. - М., 2001. - С.114-122

3. Меняйленко М.К. Коллекция периодических изданий Музея русской культуры в Сан-Франциско // Российская интеллигенция на родине и в Зарубежье. - М., 2005. – С. 266-273.

4. Меняйленко М.К. Предисловие к переизданию книги Г.К. Гинса “Сибирь, союзники и Колчак”. - Москва: издательство Айрис, 2008. – С. 3-4.

Автор имеет научные публикации общим объёмом – 6.5 п.л., в т.ч. по теме исследования - 4.5 п.л.

Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук

Меняйленко Маргарита Кветославовна


Тема диссертационного исследования

^ Деятельность русской эмиграции по сохранению историко-культурного наследия.

(По материалам Музея русской культуры в Сан-Франциско)”


Научный руководитель:

Доктор исторических наук, профессор

Зезина Мария Ростиславовна


Изготовление оригинала-макета

Меняйленко Маргарита Кветославовна


Подписано в печать ……….. Тираж 80 экз.

Усл. п. л.


Федеральное образовательное учреждение высшего профессионального образования “Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации”


Отпечатано ОПМТ РАГС. Заказ

119606, Москва, пр-т Вернадского, 84.

1 ^ Шкаренков Л.К. Агония белой эмиграции. М.: Мысль, 1987; Костиков В.В. Не будем проклинать изгнание... Пути и судьбы русской эмиграции. М., 1990.

2 Пронин А.А. Историография российской эмиграции. - Екатеринбург: Изд. Уральского университета, 2000.

3 Ковалевский П.Е. Зарубежная Россия: История и культурно-просветительная работа русского зарубежья за полвека (1920 – 1970). Париж: Librairie Des Cinq Continents, 1971. 348 с.; Доп. вып.: Париж: Librairie Des Cinq Continents, 1973. 147 с.; Раев М. Россия за рубежом. История культуры русской эмиграции 1919-1939гг. / Пер. с англ. А.Ратобыльской. Предисл. О.Казниной. - М.:Прогресс-Академия, 1994. - 296 с.;

4 ^ Муромцева Л.П., Перхавко В.Б. Общественные музейные собрания российской диаспоры в Чехословакии // Международная научная конференция "Культурное наследие российской эмиграции: 1917-1940-е годы". Сборник материалов. - М., 1993 – С. 108-109; Павлова Т.Ф. Русский заграничный исторический архив в Праге и генерал Н.Н. Головин. // Россика в США: Сборник статей (Материалы к истории русской политической эмиграции; вып. 7) - М.: Институт политического и военного анализа. - 2001. - С. 290-297; Петрушева Л.И. Русская акция правительства Чехословакии. Вступ. статья. Каталог выставки "Есть на карте место…" Марина Цветаева. Из цикла "Стихи к Чехии". – Минск, 2002; Бочарова З.С. Культурное распространение России пошло в XX в. через рассеяние. (П.Е.Ковалевский) // Культурная миссия Российского Зарубежья. История и современность. М.: Российский институт культурологии, 1999. - С.108–114.

5 Маевский В. Русские в Югославии: Взаимоотношения России и Сербии. - Т. I, Нью-Йорк, 1960; - Т. II, Нью-Йорк, 1966.; Вербин Е. Чехия, которую вы не знаете... - Прага, Ческе-Будеевице, 2003. - 256 с. ISBN/ISSN 80-239-0206-7; Савицкий И. Прага и зарубежная Россия. Очерки по истории русской эмиграции 1918-1938 гг.- Прага, 2002. - 153 с.; Йованович М. Русская эмиграция на Балканах / Пер. с сербск. А.Ю.Тимофеева. - М.: Русский путь, 2005. - 448с.

6 Мелихов Г.В. Российская эмиграция в международных отношениях на Дальнем востоке. 1925-1932. - М.: ИРИ РАН, 2007. - 318с.; Печерица В.Ф. Духовная культура русской эмиграции в Китае. - Владивосток : Изд-во Дальневост.ун-та, 1999. - 276с.; Аблажей Н.Н. Сибирское областничество в эмиграции. - Новосибирск: Издательство Института археологии и этнографии СО РАН, 2003; Ипполитов С. С., Карпенко С. В., Пивовар Е. И. Российская эмиграция в Константинополе в начале 1920-х годов // Отечественная история. - 1993. - № 5. - С. 75 – 85; Российская эмиграция в Турции, Юго-Восточной и Центральной Европе 20-х годов (гражданские беженцы, армия, учебные заведения) / Пивовар Е.И. Учебн. пособие. - М., 1994; Кудрякова Е.Б. Российская эмиграция в Великобритании в период между двумя войнами. - М.: ИНИОН РАН, 1995. - 66 с.; Казнина О.А. Русские в Англии: Русская эмиграция в контексте русско-английских литературных связей в первой половине ХХ в. - М., 1997. - 416 с; Русский Берлин: 1920–1945. Международная научная конференция / Сост. М.А.Васильева, Л.С.Флейшман. – М.: Русский путь, 2006. – 464с.

7 Земсков В.Н. Рождение «второй эмиграции».1944-1952 // Социологические исследования. 1991. №4. С.21; Полян П.М. Жертвы двух диктатур: жизнь, труд, унижение и смерть советских военнопленных и остарбайтеров на чужбине и на родине / Предисл. Д. Гранина. Изд.1-е. М., 1996.

8 Батожок И.А. Русская эмиграция из Китая в Калифорнию (Специфика миграционного процесса, 1920-1950-е гг.): Автореф. дис. … канд. ист. наук. - СПб, 1996.; Нитобург Э.Л. У истоков русской диаспоры в США: третья волна // США и Канада, 1999, № 2; Моравский Н.В. Остров Тубабао. 1948—1951: Последнее пристанище российской дальневосточной эмиграции. М.: Русский путь, 2000. ISBN 5-85887-068-6; Хисамутдинов А.А. По странам рассеяния. Ч.1: Русские в Китае; Ч.2. Русские в Японии, Америке и Австралии. - Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2000. - 360 +172 с.; Ульянкина Т.И. Роль Толстовского фонда (США) в спасении русских ученых – эмигрантов от репатриации в послевоенной Европе (1944-1952 гг.) // ИИЕТ РАН. Годичная научная конференция 2002 г. М.: Диполь-Т. 2002; Ульянкина Т.И. «Дикая полоса»: иммиграция русских учёных из послевоенной Европы // Русский Берлин: 1920–1945: Международная научная конференция / Науч. ред. Л.С.Флейшман; Сост. М.А.Васильева, Л.С.Флейшман. - М.:Русский путь, 2006. 464 с., ил. ISBN ISBN 5-85887-242-5

9 Ковалевский П.Е. Указ. соч.; Хисамутдинов А.А. По странам рассеяния. Ч.1: Русские в Китае. Ч.2. Русские в Японии, Америке и Австралии. - Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2000. – 360+172 с.; Кепинг К. Последние статьи и документы / сост. Б.Александров. - СПб: Омега, 2003. ISBN 5-7373-0259-8; Бэй- гуань. Краткая история Российской духовной миссии в Китае / сост. Б.Г.Александров. - СПб: Альянс-Архео, 2006. ISBN 5-98874-006-5; Поздняев Д., священник: Православие в Китае (1900—1997 гг.). - М.: Свято-Владимирское Братство, 1998; Подалко П.Э. Япония в судьбах россиян. Очерки истории царской дипломатии и российской диаспоры в Японии. - М.:Институт востоковедения РАН, 2004. - 352 стр. ISBN 5-89282-230-3, 5-93675-080-9.

10 ^ Хисамутдинов А.А. Русские в Бразилии // Латинская Америка, №9, 2005; Мосейкина М.Н. Из истории “третьей волны” русской эмиграции в Латинскую Америку.// Изучение латиноамериканистики в Российском Университете Дружбы Народов: Доклады и выступления ученых РУДН на Х Всемирном конгрессе латиноамериканистов 26-29 июня 2001 года./ Отв. ред. Савин В.М. - М.: изд-во РУДН, 2002; Владимирская Т.Л. Русские эмигранты в Парагвае (по материалам журнала «Латинская Америка») // сайт “Соотечественники” [http://www.russedina.ru/?id=1569]

11 Петров В. Русские в Америке ХХ век. - Washington D.C.: издание Русско-американского исторического общества, 1992. – 150с.; Raymond B., Jones D. The Russian diaspora: 1917-1941. – Metuchen,NJ: Scarecrow press, 2000. - 304p

12Петров Е.В. Научно-педагогическая деятельность русских историков-эмигрантов в США (первая половина ХХ столетия): Источники и историография. - СПб.: СПб филиал РТА, 2000. - 160с.; Ручкин А.Б. Русская диаспора в Соединенных Штатах Америки в первой половине ХХ века. – М., 2007. – 446 с.

13 Домбровский Н. Сан-францисская архиерейская кафедра до перенесения ее в Нью-Йорк // Западно-Американская епархия. РПЦ Заграницей. [http://www.wadiocese.com/docs_comments.php?id=153_0_3_0_C]; Sakovich M. Russian Immigrants at Angel Island Immigration Station // Passages. The quarterly newsletter of Angel island immigration station foundation. Vol. 3, No. 2. – San Francisco, 2000. - C. 4-5

14 Александров Е.А. Русские в Северной Америке: биографический словарь. – Хэмден (Коннектикут, США) - Сан-Франциско (Калифорния, США) – СПб (Российская Федерация), 2005. – 599с. ISBN 5-8465-0388-8; Stokoe M., Kishkovsky L. Orthodox Christians in North America, 1794-1994. – USA: Orthodox Church of America, 1995. ISBN-13: 9780866420532

15 Нитобург Э.Л. Русские в США: история и судьбы, 1870–1970: этноист. очерк / Отв. ред. Н.Н. Болховитинов; Ин-т всеобщ. Истории РАН. М.: Наука, 2005. - 421 с.; Хисамутдинов А.А. Деятельность общин американцев русского происхождения на Тихоокеанском побережье Сев.Америки и Гавайских островах. 1867 - 1980е гг.: Автореф.дисс. … к.и.н. - М. : МГИМО, 2004.

16 ^ Шомракова И.А. Материалы по истории книжного дела русского зарубежья в Бахметьевском архиве // Россика в США: Сборник статей (Материалы к истории русской политической эмиграции; вып. 7) - М.: Институт политического и военного анализа. - 2001. - С. 80-85; Петров Е.В. Архивная россика в США в первой половине ХХ века // Россика в США: Сборник статей (Материалы к истории русской политической эмиграции; вып. 7) – М.: Институт политического и военного анализа, 2001. – С. 146-160; Базанов П.Н. Материалы об издательской деятельности русской эмиграции в Бахметевском архиве // Берега. Информационно-аналитический сборник о русском зарубежье, Вып. 2., СПб. – 2003; Чеботарева Т. О Париж, Париж: к истории комплектования фондов Бахметевского архива // Документальное наследие русской культуры в отечественных архивах и за рубежом. Материалы международной научно-практической конференции. 29-30 октября 2003 г. – М.: РОССПЭН, 2005. – С. 187-197;

17 Ульянкина Т.И. Гуманитарный фонд Б.А.Бахметева (США) // Россия и современный мир. 2003. № 2 (39). С.225-235.

18 Костяшов Ю.В. Российские консульские учреждения в Восточной Пруссии в конце XIX - начале XX в. // Калининградские архивы. - Калининград, 2000; Волков В. Ипатьев Владимир Николаевич // Российские соотечественники. [www.peoples.ru/science/chemistry/ipatiev]; Соловьев Ю.И. Владимир Николаевич Ипатьев и Алексей Евгеньевич Чичибабин // Трагические судьбы: репрессированные ученые Академии наук СССР, М.: Наука, 1995, с.46-53; Пахомчик С.А. Наследие И.В.Емельянова как ученого-кооператора // Зарубежная Россия. 1917-1939 гг. Сборник статей. Ответ. ред. В.Ю.Черняев. – СПб.: Издательство "Европейский дом", 2000. - 175-178; Горчакова А.Ю. П. Гензель: творческая биография (1878-1949) // Зарубежная Россия. 1917-1939 гг. Сборник статей. Ответ. ред. В.Ю.Черняев. – СПб.: Издательство "Европейский дом", 2000. - 151-155.

19 The Russian Empire and Soviet Union. A Guide to manuscripts and archival materials in the United States. / Comp. by Steven A.Grant and John H. Brown., Kennan Institute for Advanced Russian Studies, the Wilson Center.

Boston, MA: G.K. Hall, 1981. - 632р. ISBN 0-8161-1300-9; Russian Émigré Serials: A bibliography of titles held by the University of California, Berkeley, Doe library reference collection / Comp. by Allan Urbanic. - California. Berkeley: Berkeley Slavic Specialties, 1989. - 125p.; Russian Emigre Literature: A bibliography of titles held by the University of California, Berkeley, Doe library reference collection / Comp. by Allan Urbanic. - California. Berkeley: Berkeley Slavic Specialties, 1993. - 329р. ISBN 0933884885; Museum of Russian culture in San Francisco. Microfilming project. 2 volumes. - California: Stanford University. Hoover institution, 2001.

20 Бакич О. Наше пятидесятилетие // Литературно-исторический ежегодник Россияне в Азии. - Канада. Торонто: Центр по изучению России и Восточной Европы при Торонтском университете, 1998. №5. - C. 261-274; Шмелев А.В. 50 лет Музею русской культуры в Сан-Франциско // Русский американец. - Сан-Франциско. №22. - 2000.

21 Попов А.В. Русское Зарубежье и архивы. Документы российской эмиграции в архивах Москвы: проблемы выявления, комплектования, описания, использования / Материалы к истории русской политической эмиграции. - М.: ИАИ РГГУ, 1998. - Вып. IV. - 392с. ISBN 5-87047-046-3

22 Хисамутдинов А.А. Музей русской культуры в Сан-Франциско: материалы дальневосточной эмиграции // Отечественные архивы. - 1999. № 5. - С.22-29; Квакин А.В. Архив Музея русской культуры в Сан Франциско: неиспользованные возможности // Зарубежная архивная Россика: Итоги и перспективы выявления и возвращения. Материалы Международной научно-практической конференции, 16 – 17 ноября 2000 г., Москва. М., 2001. - C.65-72; Волкова И.В. Документы русской эмиграции в Сан-Франциско // Отечественные архивы. - 2002. №2. – С. 47-54

23 Даниельсон Е. Архивы русских эмигрантов в Гуверовском институте // Зарубежная архивная россика. Итоги и перспективы выявления и возвращения. Материалы международной научно-практической конференции 16 – 17 ноября 2000, Москва. М., 2001. - С.57-65; Мелихов Г.В., Шмелев А.В. Документы эмиграции Дальнего Востока в фондах Музея русской культуры Русского центра в Сан-Франциско // Россика в США: 50-летию Бахметевского архива Колумбийского университета посвящается. Сборник статей (Материалы к истории русской политической эмиграции; вып. 7) - М.: Институт политического и военного анализа. - 2001. - С. 186-204; Шмелев А.В. К истории русской эмиграции в Китае: архивные фонды Музея русской культуры на микрофильме // Документальное наследие русской культуры в отечественных архивах и за рубежом. Материалы международной научно-практической конференции. 29-30 октября 2003 г. - М.: РОССПЭН, 2005. - С. 176-186.

24 Ульяницкий К.Б. Документы Музея русской культуры в Сан-Франциско в микрофотокопиях ГА РФ // Берега. Информационно-аналитический сборник о русском зарубежье. - Вып. 2. - СПб., 2003.

25 ^ Меняйленко М.К. Издательская деятельность “перемещённых лиц” в Германии и Австрии после окончания II Мировой войны в 1945-1953 гг. (Из архива-музея русской культуры в Сан Франциско) // Зарубежная архивная россика. Итоги и перспективы выявления и возвращения. Материалы международной научно-практической конференции 16-17 ноября 2000 г., Москва. М., 2001. - С.114-122; Меняйленко М.К. Коллекция периодических изданий Музея русской культуры в Сан-Франциско // Российская интеллигенция на родине и в Зарубежье. - М., 2005.

26 Краткий обзор жизни Общества бывших русских морских офицеров за 25 лет его существования, с 1925 по 1950г, машинопись, 23с. / сост. Исторической комиссией по празднованию 25-летнего юбилея Общества под рук. контр-адмирала Б.П.Дудорова. - Сан-Франциско, 1950. Копия. Личный архив Меняйленко М.К.; Краткая история общества русских ветеранов Великой войны и военного музея, компьютерная верстка. / сост. С.Н.Забелиным. - Сан-Франциско, 2004. Личный архив Меняйленко М.К.

27 Устав Музея русской культуры в Сан-Франциско. - Сан-Франциско, 1955.

28 Форт Росс – аванпост былой славы России в Америке (к 125-летнему юбилею). Исторический альбом. 1812-1937. Сост. и ред. А.П.Фарафонтов. Ред. коллегия: Г.Е.Родионов, В.Н.Арефьев, П.В.Оленич. Printed by The Slovo print Publishing Сo., Shanghai, 1937; 200-летие открытия Аляски. 1741-1941. Юбилейный сборник. Издание русского исторического общества в Америке под редакцией председателя М.Д.Седых. - 1941, Сан-Франциско. - 128с.; Очерк деятельности Объединённого комитета русских национальных организаций в г. Сан-Франциско. 1925-1950. / сост. А.Н.Вагин. Издание Объединённого комитета русских национальных организаций в г.Сан-Франциско. – Сан-Франциско, 1950; Барский К.П. и др. Долг чести. Юбилейный сборник Комитета помощи русским военным инвалидам за рубежом. - Сан-Франциско, 1955; Слава, хвала, честь. Юбилейный сборник, посвящённый 25-летию основания Русского центра. - Сан-Франциско, 1964; Автономов Н.П.Обзор деятельности Сан-францисского отдела Русско-Американского союза помощи русским вне России. – Сан-Франциско, не ранее 1968 года; Юбилейный альбом Свято-Кирилло-Мефодиевской русской церковной гимназии Сан-Франциско 1948-1998. – Сан-Франциско, 1998.

29 Museum of Russian culture. Хранилища памятников культуры и истории Зарубежной Руси. Сборник. / Ред. Н.А.Слободчиков. - Сан-Франциско: Музей Русской Культуры в Сан-Франциско, 1966

30 Лодыженский Ю.И. От Красного Креста к борьбе с коммунистическим Интернационалом. - М:Айрис-пресс, 2007. - 576с.; Слободчиков В.А. О судьбе изгнанников печальной… Харбин, Шанхай. Серия Россия забытая и неизвестная. - М. 2005. – 358 С.; Старк Ю.К. Последний оплот. - СПб: Русско-Балтийский информационный центр “БЛИЦ”, 2003. - 340 с. ISBN 5-86789-032-5; Серебренников И. И. Мои воспоминания. - Тянцзинь: Наше знание, Т.1., 1937; Т2., 1940.





Скачать 307,56 Kb.
оставить комментарий
Меняйленко Маргарита Кветославовна
Дата23.09.2011
Размер307,56 Kb.
ТипАвтореферат диссертации, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх