Развитие идей конституционализма в русской политико-правовой мысли XIX начала XX веков icon

Развитие идей конституционализма в русской политико-правовой мысли XIX начала XX веков



Смотрите также:
Исторические судьбы идей Огюста Конта: трансформация позитивизма в русской социологии XIX-XX...
Литература
Программа курса «история русской литературы» (Х х1Х вв...
Тесты по истории политических и правовых теорий. Истоки политико-правовой мысли древних народов...
Реферат тема: «Эволюция зарубежной психологической мысли»...
Реферат тема: «Эволюция зарубежной психологической мысли»...
Состоится
«История русской общественно – политической мысли XIX xx веков» Объяснительная записка...
Конкурс на лучшую работу по русской истории «Наследие предков молодым. 2008»...
Роль идейно-политического наследия Л. А...
-
Н. А. Бердяев, тяготевший к образной метафоричности в своей яркой философии...



скачать

На правах рукописи




Пустовалов Андрей Рудольфович


Развитие идей конституционализма в русской политико-правовой мысли XIX – начала XX веков


Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история правовых учений


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой

степени кандидата юридических наук


МОСКВА – 2006

Диссертация выполнена на кафедре теории права, государства и судебной власти Российской академии правосудия



Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор

Витрук Николай Васильевич


^ Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Лазарев Валерий Васильевич


кандидат юридических наук, доцент

Кабышев Сергей Васильевич


Ведущая организация: Московский государственный

университет им. М.В. Ломоносова


Защита диссертации состоится 14 ноября 2006 г. в 10 часов 00 минут на заседании диссертационного совета Д 170. 003.01 при Российской академии правосудия по адресу: 117418, г. Москва, ул. Новочерёмушкинская, д. 69-а, ауд. 910.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской академии правосудия по адресу: 117418, г. Москва, ул. Новочерёмушкинская, д. 69-а.


Автореферат разослан «___» октября 2006 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор В.Е. Сафонов


ВВЕДЕНИЕ



Актуальность темы исследования определяется потребностью государственно-правовой практики современной России и логикой развития научных знаний в данной сфере общественных отношений. Исторический подход к изучению конституционализма в различных его аспектах есть необходимое условие полноценного развития конституционного права в современный период. Дореволюционная российская юридическая мысль обогатила конституционно-правовые доктрины, продемонстрировала различные подходы, которые сопоставимы с современными учениями о конституции, конституционализме в целом.

Одной из центральных проблем социально-политического развития России конца XIX – начала ХХ веков, как и в современной России переходного периода, стал конституционный вопрос. Во второй половине XIX века в России было проведено немало конституционных реформ, которые опирались на стремление введения в России лучших западных форм конституционализма. Дореволюционные русские мыслители понимали невозможность решения этой задачи путем простого использования западных моделей в России и пытались найти свой, наиболее приемлемый для российской действительности путь решения конституционного вопроса, опираясь при этом на опыт французского и особенно германского конституционализма.

В отечественной политико-правовой мысли второй половины XIX – начала ХХ веков было довольно много научных работ, специально посвященных идеям конституционализма в России. Данная проблема не раз становилась предметом исследования в работах А.А.Алексеева, Б.А.Кистяковского, Ф.Ф.Кокошкина, М.М.Ковалевского, Н.М.Коркунова, С.А.Котляревского, С.А.Мурмоцева, Н.И. Палиенко, Б.Н.Чичерина и других дореволюционных исследователей.

Многие положения и идеи ведущих русских юристов и государственных деятелей в конце XIX – начале ХХ веков, в том числе по вопросам правового государства, гражданского общества, народного представительства, прав и свобод гражданина, недостаточно изучены в настоящее время, но вполне созвучны современности.

Актуальность темы исследования объясняется значимостью проблематики, являющейся предметом современных острых дискуссий по вопросам конституционного развития России. На путях движения к демократии и правовому государству целесообразно учитывать позитивный отечественный научный опыт по проблемам конституционализма.

В представленном исследовании российский конституционализм рассматривается как целостное явление политической и социальной жизни российского общества XIX – начала ХХ веков. Проведенное исследование является попыткой историко-теоретического анализа идей конституционализма в контексте предполагаемых, планируемых и проведенных конституционных

реформ, программ конституционного либерализма в России XIX – начала ХХ веков.

^ Цель исследования - на основе системного, комплексного, обобщающего историко-теоретического анализа проследить процесс формирования и развития идей конституционализма в российской политико-правовой мысли в контексте реалий российской действительности XIX – начала ХХ века, способствующий получению необходимых знаний для их использования в формировании демократической правовой российской государственности. Исходя из этого, задачами исследования были:

  • анализ развития идей конституционализма в России XIX – начала ХХ веков в трудах ученых-юристов, а также на основании официальных документов того времени и в контексте событий, происходивших в России;

  • изучение процесса подготовки, обсуждения и принятия первых в российской истории нормативных правовых актов, вводивших представительные начала в государственном устройстве;

  • рассмотрение реформы 1904 –1906 годов под углом зрения теории социального конфликта, специальных конституционных теорий писаных конституций и учредительной власти, теории индивидуальных прав и свобод, теории разделения властей;

  • установление связи между революционными событиями, типом учреждаемой конституции и характером разделения властей между монархом как главой государства, правительством и органами народного представительства, а позже Учредительным собранием, Временным правительством и народным представительством;

  • оценка деятельности Временного Правительства, причин его краха и дискредитации самой идеи демократии в межреволюционный период 1917 года.

^ Объектом исследования является российская конституционно-правовая мысль в контексте конституционного движения в России в XIX – начале ХХ веков. Предмет исследования составляют проекты конституционного пути развития России.

^ Степень разработанности темы и теоретическая база исследования. В современной литературе существует три основных подхода к определению конституционализма. Первый подход, выраженный в ряде юридических исследований, определяет конституционализм как государственное правление, ограниченное конституцией. Второй подход к конституционализму включает учение о конституции как основном законе государства и общества и их взаимоотношениях между собой. Третий подход, используемый в политологии, исходит из того, что конституционализм – это политическая система, основанная на конституционных методах правления. В американском правоведении высказывается мнение о конституционализме как о совокупности элементов конституционного развития, которая включает: согласие народа, ограниченное представительство, открытое общество, неприкосновенность личности, общественный контроль, разделение властей и др.1 Применительно к истории русского конституционализма использовалось понятие конституционализма как совокупности взглядов русских конституционалистов на природу государства и общества в контексте социально-политических движений начала ХХ века2.

Специальных обобщающих работ, характеризующих развитие в России идей конституционализма, нами не выявлено. О реформаторских проектах политического переустройства и введения народного представительства в России, авторами которых были высокопоставленные царские чиновники и лица, приближенные к престолу, на сегодняшний день известно крайне мало. Причина в том, что в дореволюционный период такого рода проекты были тщательно засекречены, и крайне редко становились достоянием общества. Достаточно вспомнить, что план государственных преобразований, предлагавшийся М.М.Сперанским, увидел свет спустя почти сто лет с момента его написания. О содержании плана М.Т. Лорис-Меликова в общих чертах стало известно лишь спустя четверть века после его непринятия. Изучение планов государственных преобразований, предлагавшихся высшими государственными чиновниками, советской исторической и правовой наукой до последнего времени почти полностью игнорировались. Только о планах государственных преобразований, предлагавшихся М.М.Сперанским, мы имеем достаточно полное представление по работам таких авторов, как С.Н. Валк, М.В. Донар-Запольский, В.А. Калягин, В.А. Томсинов. Остальные проекты можно изучать лишь по архивным материалам и отдельным фактам, содержащимся в научных трудах и мемуарной литературе. К числу таких работ можно отнести историческую справку Н. Жерве, вышедшую к 25-летию дня кончины Царя-Освободителя, в которой содержатся интересные сведения о проекте введения народного представительства, автором которой был М.Т.Лорис-Меликов. Отдельные сведения об авторах таких проектов и их содержании имеются в работах Н.И. Иорданского, Б.А. Кистяковского, М.М.Ковалевского, П.Н.Милюкова, советского ученого П.А.Зайнчковского. В дневниках государственных деятелей прошлого столетия П.А.Валуева и А.А. Половцева, Великого Князя Константина Николаевича содержится интересная информация о ходе подготовки проектов государственных преобразований и об оценке их государем-императором.

Иначе обстоит дело с освободительным этапом конституционного развития России. Так, например, среди многочисленных работ о декабристах, наиболее полное представление о введении республиканской формы правления, установлении всеобщей справедливости и равенства, дают труды М.В. Нечкиной и других ученых, занимавшихся изучением движения декабристов.

При всей изученности народнического этапа в развитии революционной мысли в России, на сегодняшний день нет специальных трудов, отслеживающих эволюцию их взглядов на политическое устройство будущего строя, на их отношение к конституции. Отдельные, фрагментарные сведения по этому вопросу содержатся в трудах таких ученых, как В.Я. Богучарский, И.А. Теодорович, Н.А. Троицкий, Е.А. Рудницкая, исследовавших различные аспекты народнического этапа освободительного движения. Отношение народников к конституции и парламентаризму на протяжении всего народнического этапа в целом оставалось негативным.

В начале ХХ века ученые России - правоведы, политологи, социологи – внесли существенный вклад в развитие концепции либерального конституционализма. О реформировании политической системы, создании гражданского общества и правового государства писали такие ученые-либералы, как Н.М. Коркунов, Ф.Ф. Кокошкин, С.А. Муромцев. Возникновение новых институтов государственного строя России в XIX веке, подвергшихся существенному реформированию в начале ХХ века, рассматривается как фундамент и институциональная основа будущего конституционализма. В современной отечественной историографии осмысление проблем становления и развития российского либерализма XIX – начала ХХ веков занимает значительное место. Активизация этих исследований в начале 1990-х годов в немалой степени объясняется проведением курса либеральных реформ в политической, государственно-правовой и экономических сферах. Так, Д. Фурман, А.Н. Медушевский, Б.Г. Литвак признают цикличность и преемственность революционных и реформационных процессов в России. Преемственность российской политической структуры и ее автократический характер признавали такие зарубежные ученые и политические деятели, как Ричард Пайпс, Эдвард Кинан, Збигнев Бжезинский, Стефан Уайт. Весьма показательна в этом отношении концепция А. Янова, согласно которой история российской модернизации имеет устойчивый, ускоренный в структуре и культуре российского общества циклический алгоритм: от реформ к контрреформам1.

В проведенном диссертационном исследовании по проблемам реформации государственного строя России в начале ХХ века широко использовались следующие источники: архивный материал Центрального Государственного Архива Российской Федерации; теоретические труды либеральных государствоведов конца XIX – начала ХХ веков С.А. Корфа, Я.М. Магазинера, Б.Э Нольде, конституционалистов В.М. Гессена, Б.А. Кистяковского, Н.И. Лазаревского, западных и американских ученых М.Вебера, Т.фон Лауэ, А. Токвиля, отечественных историков и государствоведов А.Я. Авреха, Г.Б. Гальперина, Р.Ш. Ганелина, В.С. Дякина, Н.П. Ерошкина, П.А. Зайнчковского, А.А. Сенцова, С.М. Сидельникова, Е.А. Скрипилева, Е.Д. Черменского, В.Г. Чернухи, русских ученых в эмиграции А.А. Боголепова, В.В. Леонтовича, С.С. Ольденбурга; автобиографическая и мемуарная литература правоведов, конституционалистов и реформаторов начала ХХ века, опубликованная сразу же после 1917 года или же в последние годы в России (воспоминания С.Ю. Витте, Н.С. Таганцева, Д.Н. Шипова, П.Н. Милюкова, И.И. Петрункевича); периодическая печать начала ХХ века, ранее не привлекавшаяся для анализа теории и практики конституционализма (журналы "Полярная звезда", "Образование", "Русская мысль", "Былое", специальные юридические издания – "Юридический вестник", "Право", "Вопросы права").

^ Методологическая основа исследования. Характерным для данного исследования стало применение историко-правового, системного и аналитического методов.

Системный и аналитический методы использовались для рассмотрения идей конституционализма государственных учреждений и правовых институтов Российской империи и Российской республики в их взаимосвязи, определения роли каждого из них в системе российского конституционализма XIX – начала ХХ веков.

В работе использовались также все иные методы и способы, характерные для научного познания.

^ Научная новизна диссертационной работы состоит в системном анализе зарождения и развития конституционных идей, шедших "сверху" от представителей государственной власти и "снизу" от участников освободительного движения, завершившихся их сближением и выразившийся в создании первого выборного представительного органа – Государственной Думы, а также в анализе деятельности Временного правительства, причин его краха и дискредитации самой идеи демократии и вследствие этого перехода к мнимому конституционализму.

^ Новизна диссертационного исследования раскрывается в следующих основных положениях, которые выносятся на защиту:

1. Общественно-правовая мысль России упорно искала пути изменения монархического самодержавного строя в виде двух направлений конституционализма – правительственного (октроированного) и классического (революционного). Предлагались самые полярные варианты – от низвержения режима путем революции до самых безболезненных для власти внешних изменений. Их объединяло признание неизбежности изменения политического строя, невозможности сохранения абсолютной монархии в России. Все это вместе взятое в немалой степени способствовало на протяжении всего XIX века подталкиванию верховной власти к убеждению о том, что без привлечения общественных сил в той или иной форме к участию в управлении сохранить самодержавное правление невозможно

2. Идеи октроированного (правительственного) конституционализма (реформы М.М. Сперанского, Государственная Уставная грамота Российской империи Н.Н. Новосильцева, проект П.А. Валуева, проект конституции М.Т. Лорис-Меликова и др.) и эволюция государственного строя в XIX веке в значительной мере подготовили условия для актуализации процесса конституционализма в России. Отмена крепостного права и предоставление крестьянам личной свободы, окончательное отделение суда от администрации и закрепление в нормах права независимости судебной власти, создание органов городского и местного управления свидетельствовали о постепенном изживании институтов абсолютной монархии. Создание министерств, Комитета министров и Совета министров, главного законосовещательного органа – Государственного Совета, издание Свода Законов были составляющими политико-правовой модернизации России, которые заложили основу будущего конституционализма. Дальнейшее развитие российской государственности по пути к конституционному строю во многом предопределялось способностью воспринять элементы монархической конституционной системы.

3. Идеи либерального конституционализма конца XIX - начала ХХ века, разработанные представителями либеральных кругов Н.М. Коркуновым, Ф.Ф.Кокошкиным, С.А.Муромцевым, представляют собой четкие программные документы конституционного движения в России. Они определили существование ряда особенностей конституционной мысли в России новейшего времени: сравнительный подход к разработке проблем политических реформ, сопоставление с политическими системами и формами ограничения абсолютной власти в странах Западной Европы; высокая степень политизации науки, тесная связь правовой науки, политики и общественной деятельности. Для реформирования политической системы, создания гражданского общества и правового государства необходимо было видеть механизм функционирования общества и государства, их взаимосвязь в рамках целостной системы. Развитие русской политико-правовой мысли шло в направлении теоретического обоснования необходимости демократических принципов государственно-правовой системы, их закрепления в конституции государства. Идеи многопартийной политической системы, участия народного представительства в законодательных делах, двухпалатная система законодательного органа, элементы принципа разделения властей сложились и получили свое первое законодательное оформление в начале Основных государственных законов Российской империи от 23 апреля 1906 г.

4. Идеи монархического конституционализма в России получили легальное оформление в октроированных правовых актах, важнейшим из которых были Основные государственные законы Российской империи от 23 апреля 1906 г., представлявшие по существу первую русскую конституцию. Они предусматривали существование смешанной или умеренной формы правления и исходили из дуализма исполнительной и законодательной власти. Такая форма правления рассматривалась в государственно-правовой литературе как переходная от абсолютной монархии к парламентарной монархии.

Характер содержания и специфика юридической силы Основных государственных законов Российской империи от 23 апреля 1906 г., порядок их пересмотра свидетельствуют, что с юридической точки зрения они сопоставимы с конституциями европейских государств преимущественного раннего этапа их конституционного развития. У российских Основных законов было много общего с французской Хартией 1814 года, конституциями германских государств первой четверти XIX века, конституцией Японии 1889 года. В России с глубокой исторической традицией монархической власти появление такой конституции не было случайным, она оказалась не только возможной, но и желательной с точки зрения реформаторов в перспективе эволюционного развития конституционного строя.

5. Основные государственные законы Российской империи от 23 апреля 1906 г. содержали рудименты феодального права, в них не закреплялся принцип равенства граждан перед законом. В ходе реализации Основных законов от 23 апреля 1906 г. их положения часто нарушались монархом, правительством, а нередко и депутатским корпусом. Права и свободы, закрепленные в их нормах, не были обеспечены специальным законодательством, регулировались "временными правилами".

6. Значительная часть законодательных и конституционно-правовых идей Временного правительства представляется попыткой перенесения западного опыта демократического строительства, без учета особенностей России и требований масс. Политические просчеты Временного Правительства закономерно отразились в его реформах и конституционных проектах и стали главной причиной краха Правительства.

Политическая несостоятельность Временного Правительства обеспечить в законодательной и исполнительной деятельности идею реализации демократической модели государственности, заключалась, главным образом, в непонимании Правительством настроения масс и требований времени. Временное Правительство откладывало решение национальной, аграрной и военной проблемы, что сократило социальную базу сторонников демократической модели государственности и обеспечило переход власти.

^ Апробация результатов диссертационного исследования. Диссертация подготовлена на кафедре Теории и истории права и государства Юридического института МВД России, где проводилось её рецензирование и обсуждение. Основные положения диссертационного исследования обсуждены также на кафедре теории и истории права и государства Московского университета МВД России, доложены на ежегодных конференциях профессорско-преподавательского состава Юридического института МВД России (1999, 2000, 2001, 2002 г.г.). Основные итоги исследования опубликованы в трех научных статьях. Материалы диссертационного исследования используются в учебном процессе при изучении студентами соответствующих тем в курсах «Теории права и государства», «История права и государства России», «История правовых учений» в Юридическом институте МВД России, Московском университете МВД России, Удмуртском государственном университете.

Основные положения диссертационного исследования были доложены на научно-практической конференции в Удмуртском государственном университете "Российская государственность. Уровни власти" (г. Ижевск, 2001 год).


^ СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ.



Структура диссертации, отражая российскую специфику трансформации государственного строя и возникшую вследствие этого систему конституционализма, состоит из введения, трех глав, разбитых на параграфы, заключения и списка использованной литературы.

Во Введении показаны актуальность и научная новизна исследования, определены его объект, предмет, цель и задачи; оценена степень изученности рассмотренных проблем в научной литературе. Раскрыты методы исследования; дан обзор источников, которыми пользовался диссертант; положения, выносимые на защиту.

^ В первой главе "Октроированный и классический конституционализм в русской политико-правовой мысли XIX – начала XX веков" дается понятие октроированного и классического конституционализма и анализ основных этапов эволюции государственного строя от абсолютизма к конституционной монархии на протяжении XIX – начала XX веков.

В настоящее время утвердился тезис о том, что с начала XIX века можно говорить о подразделении конституционализма на два направления – на правительственный (октроированный) и классический (революционный). Идеалом правительственного конституционализма является ограниченная и данная свыше монархом или октроированная конституция. Второй тип конституционализма – революционный мог быть осуществлен лишь в рамках буржуазного развития общества, а средством его достижения могло служить давление на правительство снизу, как посредством революционного выступления так и посредством широкого общественного движения. В истории конституционного движения эти два типа различались достаточно четко. Первый тип объединяет все монархические конституции, имеющие своей общей основой реставрационную французскую Конституционную хартию 1814 года. Второй тип имеет в виду конституции основных буржуазных революций Европы и Америки XVIII-XIX веков.

Что же касается России, то она долгое время сохраняла патриархальные устои и традиционный образ жизни. Главным препятствием на пути модернизации и европеизации России, как считал М.Вебер, были патриархальные и консервативные убеждения масс русского крестьянства с его глубоко укоренившимися религиозными представлениями и верой в монархию.1 Тем не менее, нужно отметить, что первые требования конституции проявились уже в начале XIX столетия. Именно в этот период можно констатировать появление конституционного вопроса в России в полном смысле этого слова.

В первом параграфе дается понятие октроированного конституционализма, показана эволюция правительственных конституционных проектов.

Еще в период Просвещенного абсолютизма развернулось движение за ограничение власти законом, была попытка законодательно определить характер монархической власти, ее правовой статус. В проектах реформ эпохи Просвещения прослеживается попытка создать более четкие законодательные основы государственности с тем, чтобы установленные законом правила не могли нарушаться произволом монархии.

Исследуя конституционные проекты эпохи Просвещения, автор приходит к выводу о том, что в конце XVIII века складываются основы зарождения идей либерализма в России. Рассмотренные проекты показывают, что идея ограниченной монархии не чужда была русскому обществу. Выдвижение проектов ограничения самодержавной власти, их открытое обсуждение в обществе, созыв представительного собрания от сословий говорили о реальных попытках ограничить самодержавную власть.

Однако в России проблема конституции не была решена и при Александре I, хотя в его царствование и были составлены многочисленные конституционные проекты. В первую очередь это реформы государственного строя, связанные с именем выдающегося государственного деятеля М.М.Сперанского, с конституционным проектом Н.Н. Новосильцева, с введением конституции в Царстве Польском и пробные шаги на пути введения общероссийской конституции.

Новое обращение правительственных кругов к конституционным реформам связано с именем М.М. Сперанского. Одна из первых его работ "Введение к Уложению государственных законов" содержит предложение политических реформ, излагает альтернативные варианты. М.М. Сперанский говорит о необходимости создания правового государства, которое, в конечном счете, должно стать конституционным.1 В предполагаемых реформах М.М. Сперанского были выполнены лишь отдельные пункты, в частности был создан в 1810 году Государственный совет. Государственный совет стал совещательным учреждением, участвующим в первую очередь в разработке главнейших законопроектов. Государственный совет просуществовал до 1917 года.

В период царствования Александра I была сделана еще одна попытка конституционной реформы в виде "Государственной Уставной грамоты Российской империи" 1820 года. Александр I поручил Н.Н.Новосильцеву подготовить проект общероссийской конституционной реформы, который и был создан в 1820 году. Именно в этом документе нашли свое воплощение идеи правительственного (октроированного) конституционализма. "Государственная Уставная грамота Российской империи" является вершиной попыток правительственного (октроированного) конституционализма первой четверти XIX века. Однако уставная грамота не превращала Россию в конституционную монархию. Созданный по западному образцу парламент (Государственный сейм) – Сенат, с одной стороны, и земские послы, и депутаты городских обществ – с другой, оказывались безвластны перед лицом монархической власти. Парламент мог только содействовать монархии в осуществлении законодательной власти в центре и на местах, то есть Государственный сейм мог только рассматривать законопроекты предложенные императором.

Вопрос о реформах конституционного порядка вновь возник в конце 50-х - начале 60-х годов ХIX века в связи со сложившейся тогда в стране кризисной ситуацией. Свидетельства этого можно найти в теоретических трудах К.Д. Кавелина и Б.Н. Чичерина, публицистике А.И. Герцена, в записках крупных либеральных чиновников (А.И. Левшина, Н.А. Милютина), сочинениях и политических выступлениях лидеров общественного движения (например, А.М. Унковского, А.И. Кошелева, П.П. Семенова-Тянь-Шаньского). Осознавал необходимость конституционных реформ и царь Александр II.1 Некоторые исследователи видят в правительственном конституционализме способ выхода из кризиса верхов, но отмечают в то же время, что вопрос об отношении к конституционной реформе вовсе не является особо принципиальным для разграничения либеральной и консервативной бюрократии. Это объясняется неоднородностью и внутренней противоречивостью данного течения.2 Одни из сторонников законосовещательного представительства ориентировались на западноевропейские образцы, предпочитая постепенное развитие представительных начал, другие отстаивали принцип исторической самобытности России и образцы государственного устройства искали в Земских соборах XVI-XVII веков. Одни выступали за преимущественные права дворянства в законосовещательных учреждениях, другие настаивали на равном представительстве сословий. Всех их объединяло одно – стремление сохранить и упрочить положение монархии и господство дворянства. Общим в их проектах было сохранение верховной власти в руках царя. Парадокс правительственного конституционализма состоял в том, что консервативные цели должны были достигаться с помощью либеральных мер.3

Наиболее известным проектом правительственного конституционализма этого времени является "Конституция М.Т. Лорис-Меликова". Проект Лорис-Меликова о создании представительных учреждений обсуждался в феврале 1881 года на особом совещании сановников и был им одобрен, хотя и с поправками. Так было сокращено представительство в общее собрание Государственного совета от земств и городов, снято представительство от национальных окраин, отклонена идея введения представителей "общественных учреждений". Конечно, название "конституция" к такому проекту можно применить лишь условно. Но все же в этом документе признавался принцип участия представителей общественности в законодательном процессе. При возможности закономерного и спокойного развития, по мнению Н. Жервэ, "общая комиссия" со временем превратилась бы в собрание выборных представителей земств, распространенных на всю Россию, а затем по воле государя могла бы превратиться в законодательное собрание с решающим голосом".1

Политическая ситуация в стране резко изменилась после убийства Александра II народовольцами 1 марта 1881 года. Проект, одобренный Александром II, решено было обсудить на заседании Совета министров 4 марта, до его опубликования. После произошедшей смены царствования заседание Совета министров 8 марта 1881 года все же состоялось и большинством голосов проект был одобрен. Однако Александр III выступил как активный противник курса реформ. Масштаб реформы был существенно сужен.

Анализ идей правительственного конституционализма дает основание сделать вывод, что идеи правительственного конституционализма и эволюция государственного строя в России в XIX веке в значительной мере подготовила условия для введения конституционного строя. Отмена крепостного строя и предоставление крестьянам личной свободы, окончательное отделение суда от администрации, закрепление в нормах права независимости судебной власти, создание органов городского и местного управления свидетельствовали о постепенном изживании признаков абсолютной монархии. Создание министерств, Комитета министров и Совета министров, главного законосовещательного органа – Государственного Совета, издание Свода Законов в результате проведенной кодификации были составляющими факторами политико-правовой модернизации России, которые заложили в сфере государства и права основу будущего конституционализма. Дальнейшее развитие российского государства по пути к конституционному строю во многом предопределялось способностью воспринять элементы монархической конституционной системы.

Во втором параграфе рассматривается эволюция идей классического конституционализма. Обострение социального конфликта, в основе которого лежала неразрешенность главного вопроса - о крепостном праве, нашло свое выражение в движении декабристов, то есть в открытом военном выступлении дворянских революционеров в декабре 1825 года. Программные документы декабристов отражают революционную концепцию изменения политической системы в стране. В их основе лежит отказ от попыток мирного реформационного взаимодействия с властью, идея свержения самодержавия и установление новой формы правления. "Русская правда" П.И. Пестеля и Конституция Н.М. Муравьева выступают как основные идеологические документы декабристов, в которых решался вопрос о путях перехода от авторитаризма к демократии в условиях модернизации традиционного аграрного общества.

В отличие от документов правительственного конституционализма у декабристов содержится программа радикального социально-политического переустройства общества, основой которого должно было стать последовательное осуществление конституционных принципов. В этих условиях происходит формирование политической программы декабристских обществ, нашедшей выражение в различных конституционных проектах.1 Сравнивая оба проекта – Н. Муравьева и П. Пестеля, можно сделать вывод, что рождение двух принципиально различных тенденций в русском освободительном движении – либеральной и революционной, которые все более расходились, по мере углубления социально-политического кризиса, имели различное значение для судеб российского конституционализма. Конституция Н.М. Муравьева дает основу подлинного решения конституционного вопроса, "Русская правда" П.И. Пестеля ведет в тупик авторитарного антиконституционного режима. Несмотря на существенные различия между этими конституционными проектами, оба они были направлены на ликвидацию самодержавия и крепостного права, на установление в России конституционного строя, с разделением законодательной и исполнительной властей, ликвидацией сословий, с предоставлением избирательных прав всем гражданам страны. Эти проекты, появившиеся в результате глубокого понимания прошлого России, ее особенностей и творческого анализа существующих в мире политических систем, намного опередили свое время, но должного резонанса в обществе не получили: общество оказалось не готово к их восприятию.

Следующий этап развития общественной мысли относительно государственного переустройства связан с народниками и приходится на начало 60-х годов XIX века, когда после отмены крепостного права встал вопрос о необходимости дальнейших реформ. Идеология народничества была выражением возросшего недовольства народных масс, их нежелания жить по-старому. Она явилась одним из важнейших факторов революционной ситуации, способствовавших ее назреванию и развитию. Народовольцы понимали неспособность правительства управлять по-старому, а в условиях назревшей необходимости изменения государственного устройства перетасовка лиц и учреждений внутри правительства в конечном счете способствовала лишь укреплению самодержавного государственного аппарата, его большей централизации1. Что касается отношения идеологов народничества к конституционализму и парламентаризму, четко устоявшейся позиции по данному вопросу у них не было. Так, в 1878 году, за несколько месяцев до создания "Народной Воли", в нелегальном "Летучем листке" один из ведущих идеологов народничества Н.К.Михайловский писал, что разрозненные беспорядочные факты, ознаменовавшие собой 1878 год "должны быть возведены в принцип. Принцип этот называется Конституция, Земский Собор. Исторического движения задержать нельзя. Общественные дела должны быть переданы в общественные руки. Если этого не будет достигнуто в формах представительного правления с выборными от русской земли, в стране должен возникнуть комитет общественной безопасности"2. В программах народовольцев задача установления конституционного строя практически отсутствовала, надежды на создание нового общества в их представлении были связаны с крестьянской общиной, а не с конституцией и парламентарной формой правления. В сравнении с программными положениями декабристов это был явный откат назад. Причиной стало то, что народники, изучившие опыт буржуазных революций 1848 года, пришли к негативной оценке парламентарной системы государственного устройства и отрицали возможность применения ее в России.

Таким образом, общественная мысль России упорно искала пути изменения существующего строя. Предлагались самые полярные варианты – от низвержения режима путем революции до самых безболезненных внешних изменений. Их объединяло признание неизбежности изменения политического строя, невозможности сохранения абсолютной монархии в России. Такая установка общественного сознания в немалой степени способствовала на протяжении всего XIX века подталкиванию верховной власти к мысли о том, что без привлечения общества в той или иной форме к участию в управлении сохранить самодержавное правление невозможно.

^ Вторая глава – «Развитие либеральных идей русского конституционализма» содержит политико-правовой анализ конституционных проектов, разработанные ведущими либеральными конституционалистами Н.М. Коркуновым, Ф.Ф. Кокошкиным и С.А. Муромцевым, а также анализ государственных реформ в период между 12 декабря 1904 г. и 23 апреля 1906 г., способствовавших трансформации государственного строя от абсолютной монархии к конституционной.

^ В первом параграфе рассматриваются и анализируются политические либеральные проекты, которые представляют собой четкие программные документы конституционного движения в России. Русский исторический процесс определил существование ряда особенностей конституционной мысли в России новейшего времени: сравнительный подход к разработке проблем политических реформ, сопоставление с политическими системами и формами ограничения абсолютной власти в странах Западной Европы; высокая степень политизации науки, тесная связь правовой науки, политики и общественной деятельности. Мыслители России - правоведы, политологи, социологи – внесли существенный вклад в развитие концепции конституционализма. Для реформирования политической системы, создания гражданского общества и правового государства необходимо было определить механизм функционирования общества и государства, их взаимосвязь в рамках целостной системы.

Для осуществления предполагаемых демократических преобразований конституционалистам необходимо было решать вопросы стратегии и тактики, выбора пути (реформы или революция) и выбора тактики и средств политической борьбы.

Несмотря на период реакции, развитие русской политико-правовой мысли шло в направлении теоретического обоснования необходимости демократизации принципов государственно-правовой системы. Именно такую позицию занимал один из ведущих ученых – правоведов конца XIX – начала ХХ веков Н.М.Коркунов. Его труды примечательны тем, что в них нашла отражение важнейшая проблема пореформенного государственно-правового развития России в условиях все более углубляющегося противоречия между государственной властью и различными социальными слоями и классами общества.

Теоретическое учение Н.М.Коркунова о государственной власти выражало его политические убеждения в необходимости смены существующего в России государственного порядка, замене его правовым (конституционным) государством. Учение Н.М.Коркунова о власти было выражением политических требований конституционализма.

Ф.Ф.Кокошкин по своим взглядам был приверженцем английского пути государственного развития. Англия рассматривалась им как страна классической демократии1. Вдумчивый анализ автора показывал, что политическое состояние Англии есть результат многовекового эволюционного развития и поэтому она не может служить образцом для подражания.

Ф.Ф.Кокошкин отстаивает интересы народного представительства в законодательном органе, принцип разделения властей как необходимый признак правового конституционного государства1. Конституционное государство, по определению Ф.Ф.Кокошкина, - это государство, в котором гарантировано подчинение праву. А гарантировать необходимо, чтобы право, создаваемое государством (закон), находилось в соответствии с первоисточником всякого права – народным правосознанием2.

Народное представительство, по мнению Ф.Ф.Кокошкина, не должно осуществляться на сословной или классовой основе. "Необходимо, чтобы в народном представительстве складывалось разумное понимание общих народных нужд, а не исключительных интересов отдельных сословных корпораций, принадлежащих к давно прошедшему времени"3.

В защиту двухпалатной системы народного представительства Ф.Ф.Кокошкин выдвигал следующие аргументы. Первый сводился к тому, что в подавляющем большинстве конституционных государств всего мира законодательное учреждение состоит из двух палат разнородного состава. Далее Ф.Ф.Кокошкин полагал, что основание двухпалатной системы коренится в самом принципе конституционного государства, а именно: идея разделения властей приводит к разделению и законодательной власти; существование второй палаты смягчает конфликты между правительственной властью и народным представительством; вторая палата предохраняет от необходимых и поспешных законодательных актов и обеспечивает согласованность и обдуманность законодательства4. И, наконец, по мнению Ф.Ф.Кокошкина, вторая палата не нарушает принципа демократизма народного представительства, если выборы во вторую палату будут проходить на началах всеобщего избирательного права5.

Анализ трудов Ф.Ф. Кокошкина показывает, что форму правления в России он представлял следующим образом: "Россия должна быть демократической парламентарной республикой. Законодательная власть должна принадлежать народному представительству. Во главе исполнительной власти должны стоять президент республики, избираемый на определенный срок народным представительством и управляющий через посредство ответственного перед народным представительством министерства"6. Ф.Ф.Кокошкин считал, что парламентаризм в соединении с демократическим избирательным правом представляет собой одну из наиболее совершенных и, в частности, наиболее желательную для России форму государственного быта. "Установление в России парламентаризма или что то же - политической ответственности министерства составляет один из краеугольных пунктов программы партии народной свободы"1, лидером которой являлся сам Ф.Ф.Кокошкин.

Представителем старшего поколения русской либеральной интеллигенции, одним из наиболее видных философов и теоретиков права, признанным главой конституционного движения в России, членом и одним из лидеров Кадетской партии, председателем 1 Государственной Думы был С.А. Муромцев. Являясь убежденным сторонником конституционной монархии и народного представительства, С.А.Муромцев, однако, отвергал некритическое заимствование западных форм политического устройства, считал необходимым их приспособления к российским условиям и политической практике. Этим объясняется общая умеренная направленность его конституционного проекта, принятого большей частью либеральной общественности. С.А. Муромцев подготовил законопроект конституционной монархии, основанный на принципе разделения властей, в котором за монархом оставалась власть исполнительная, за парламентом - власть законодательная при наличии независимой судебной власти. Анализ проекта Основного закона, подготовленного С.А.Муромцевым, показывает, что это был один из самых демократичных проектов в истории России, отражавший вместе с тем исторические реалии своего времени. Законопроект основывался на таких базовых демократических принципах, как верховенство закона, разделение властей, всеобщее, равное, прямое, тайное голосование, законодательная функция парламента, ответственность перед ним правительства тем самым закладывая в России основы построения правового государства. Вместе с тем, учитывая конкретную политическую обстановку в России, постоянное стремление самого С.А.Муромцева к снятию возникающих между обществом и властью противоречий мирным, реформаторским путем, в проекте предусматривалось как реальное сохранение полномочий монарха в области власти исполнительной, законодательной, так и конкретные гарантии, даваемые императорской фамилии в области финансовой и правовой (ст.87,94). Впоследствии, продолжая работу над проектом, С.А.Муромцев внес в ст.12 дополнение: "власть верховного управления принадлежит императору",2 которое вряд ли что-то меняло в его содержании, так как оно не умаляло полномочий власти законодательной. В проекте не предусматривается на участие парламента в контроле над вооруженными силами, министерством внутренних дел, внешней политикой, в руках власти исполнительной оставлялись важнейшие рычаги воздействия на политическую жизнь страны, что еще раз подчеркивало компромиссный характер предложенного проекта Основного закона, преследующего прежде всего цель достижения соглашения между обществом и властью.

В основных идеях проекта, а также в ряде конкретных конституционных разделов можно отметить влияние теоретических разработок английских специалистов по государственному и конституционному праву.
Это проявляется не только в идее о верховенстве права и разделения властей,1 с чего собственно и начинается документ, но заметно и в формулировках его конкретных статей. Проект С.А.Муромцева близок к английскому государственному устройству по заложенным в него основным идеям. Ученый был верен себе, не перенося механически конкретные правовые положения другой страны на российскую действительность. Проведенный комплексный анализ проекта позволяет сделать выводы о том, что в целом различные части проекта были разработаны с разной степенью полноты. Наиболее подробно в проекте прописаны порядок функционирования и полномочия парламента, а разделы об организации исполнительной и судебной власти носили больше декларативный характер. Однако это вряд ли умаляет достоинства законопроекта в целом, ставшего одним из важнейших этапов формирования отечественного конституционализма. Отдельные положения не утратили актуальности и в наше время, когда парламентская практика конца XX в. показывает, что и сейчас не до конца решены вопросы взаимодействия различных ветвей власти, верхней и нижней палаты парламента, парламентских фракций в решении бюджетных вопросов, принятии законов и т.д.

^ Во втором параграфе рассматриваются идеи монархического конституционализма, которые были воплощены в конституционных реформах в начале XX века. Экономические преобразования потребовали иного государственного устройства, нежели абсолютная монархия. На этом этапе самодержавие стремилось сохранить в неизменном виде существующую политическую систему, придав ей новое правовое оформление. Общая концепция отношений народного представительства и монархической власти вполне укладывалась в ту традиционную схему, которая была намечена еще в проектах правительственного конституционализма XIX века, суть которых состояла в дополнении самодержавия совещательными учреждениями представительного или квазипредставительного характера2.

Началом конституционных реформ в России по всей вероятности нужно считать указ Николая II от 12 декабря 1904 года "О предначертаниях к усовершенствованию государственного порядка"1. Конечно, указ только обещал реформы, а предусмотренные им нововведения были те самые, которых так долго и настойчиво требовало русское общество. Для самой власти объявленные реформы были достаточно радикальной мерой. Это хорошо прослеживается в словах современника, выраженных на страницах газеты "Право": "Если бы год тому назад в каком-нибудь органе печати появилась статья, предъявляющая правительству те требования, удовлетворение которых признано "неотложными", этот орган печати подвергся бы цензурной репрессии, как явно неблагонадежный"2. Однако пункт о представительстве, первоначально отраженный в проекте данного указа, был вычеркнут царем по предложению С.Ю.Витте и не попал в официальный текст. В дальнейшем рескрипт императора 18 февраля 1905 г. на имя министра внутренних дел А.Г.Булыгина возложил на него обязанность обсуждения способов привлечения "избранных от населения людей к участию в предварительной разработке и обсуждении законодательных предположений" при условии сохранения абсолютной монархии. Разработка правовых актов, предусматривающих порядок созыва, полномочия и состав представительного учреждения, шла в министерстве внутренних дел под руководством А.Г.Булыгина. Затем выработанные С.Е.Крыжановским "Соображения" (в литературе именуемые булыгинскими) поступили на рассмотрение совещания при Совете министров и после этого были переданы в Совет министров, где обсуждались с 26 мая по 28 июня 1905 г.

Проект народного представительства был одобрен Советом министров. Им было признано, что Булыгинский проект, обеспечивая совещательный характер представительства, способствует "охранению незыблемости Основных Законов" то есть самодержавия3. При обсуждении проекта в Совете Министров в него были внесены изменения. Предложение о назначении председателя Думы царем было единогласно отвергнуто как "знак недоверия" к Думе, который может возбудить "рознь" между ней и правительством.

Проект Булыгинской Думы содержит ряд положений квазиконституционной организации власти. В манифесте царя 6 августа 1905 года хорошо проявляется своеобразная форма монархического принципа применительно к российской действительности. В отличие от западноевропейских конституций манифест даже формально не ограничивает прерогативы царской власти. Основным положением данного законодательного акта является неприкосновенность "основного закона Российской империи о существе самодержавной власти". В связи с этим монарх оставлял за собой право возможных последующих изменений основного закона.

В проведенном исследовании подвергается анализу процесс выработки, обсуждения и принятия юридических актов, составивших правовую основу государственной реформы с октября 1905 по апрель 1906 гг., вследствие которой возникла система монархического конституционализма в России, дается их правовая характеристика. К ним относятся "Манифест об усовершенствовании государственного порядка" 17 октября 1905 г., указ императора от 11 декабря 1905 г. " Об изменении положения о выборах в Государственную Думу", акты императора от 20 февраля 1906 г. – манифест "Об изменении учреждения Государственного Совета и о пересмотре учреждения Государственной Думы"; Учреждение Государственной Думы; именной указ Николая II "О пересмотре учреждения Государственного Совета"; Основные государственные законы 23 апреля 1906 г. и именной высочайший указ царя об их утверждении.

Содержание Основных государственных законов от 23 апреля 1906 года дает основания к выводу в том, что их содержание было дополнено тремя новыми разделами, во-первых, содержащими прерогативы монарха, во-вторых, закрепляющими правовое положение органа народного представительства и, в-третьих, регламентирующими права, свободы и обязанности российских подданных.

Таким образом, характер содержания и специфика юридической силы Основных государственных законов 1906 года, порядок их пересмотра свидетельствуют, что с юридической точки зрения они сопоставимы с конституциями европейских государств преимущественного раннего этапа их конституционного развития. У российских Основных государственных законов 1906 г. было много общего с французской Хартией 1814 года, конституциями германских государств первой четверти XIX века, конституцией Японии 1889 года. В России с глубокой исторической традицией монархической власти появление таких Основных государственных законов не было случайным, она оказалась не только возможной, но и желательной с точки зрения реформаторов в перспективе эволюционного развития конституционного строя.

^ Третья глава "Идеи демократических преобразований Российского государства в период правления Временного правительства" посвящена анализу республиканского этапа российского конституционного развития который нашел выражение в подготовке и кратковременной деятельности Учредительного собрания. Именно здесь проходит граница, разделяющая предшествующий, монархический, период конституционализма от принципиально нового – республиканского, с одной стороны, и от последующего - советского мнимого конституционализма.

В первом параграфе рассматривается конституционные документации Учредительного собрания, которая является важнейшим элементом, соединяющим предшествующую либеральную традицию конституционализма с современными демократическими конституционными реформами.

Учредительное собрание – уникальный политический институт в истории России, прямых аналогов которому мы не находим ни в предшествующее, ни в последующие время. Учредительное собрание является созданным на основе народного волеизъявления выборным органом, первоочередной задачей которого становится принятие конституции и определение формы будущего государственного устройства. Идея его созыва являлась практическим выводом всей либерально-конституционной мысли XIX – начала XX века, исходившей из того, что принятие Основных законов должно быть осуществлено на основе всеобщего избирательного права и должно получить поддержку населения, в конечном итоге зафиксировать систему народного представительства в нормах конституционного права. К числу важнейших вопросов его деятельности относилось создание программы основных законов то есть фактически проекта конституции.

Проект конституции включал в себя следующие положения: "Об организации временной исполнительной власти при Учредительном собрании"; "Проект Основных законов об автономии (федерации)", разработанный Н.И.Лазаревским.; "Тезисы по вопросу о верхней палате"; проект, разработанный В.М.Гессеном, "О гражданах Российской республики"; "Заключительное совещание о порядке открытия Учредительного собрания и юридическом положении после его открытия Временного правительства".

Анализ положений проекта конституции показывает, что Конституция, которую Временное правительство хотело оформить на Учредительном собрании, была призвана закрепить в России авторитарный государственный строй в форме "единой и неделимой" парламентарной республики президентского типа, обеспечивающей своим гражданам некоторые права при внушительных обязанностях. Предусмотренная проектами "власть сильной руки" нашла свое отражение не только в объемных полномочиях временного президента, но и в статусе палат парламента, в сохранении "рабочих структур" Временного правительства, а также в системе мер по обеспечению "безопасности" Учредительного собрания и в полномочиях председателя Собрания.

В преемственности огромных полномочий Временного правительства и временного президента России отражался характер политического и юридического мышления авторов конституции и близких к ним кругов либеральной буржуазии (главным образом кадетов), сделавших ставку на преемственность конституционных принципов Основных законов 1906 года и конституционных проектов Временного правительства России 1917 года.

Включение в конституцию декларации принципов гражданских свобод и социальных прав преследовало цель придать Российской республике вполне респектабельный вид.

Учитывая появления де-факто автономных регионов, конституционные проекты не определяли полноценный статус автономий, предусматривали сохранение "единой и неделимой" России с условием возможного создания автономных областей и культурно-национальных автономий, полностью отвергая принцип самоопределения наций. Кроме того, объем законодательных прав автономных областей должен был определяться исключительно центральной властью.

Кроме того, конституционные проекты, провозглашая принцип народного суверенитета, тем не менее устанавливали такой порядок формирования верхней палаты парламента, при котором учитывались интересы центральной и отчасти местной исполнительной власти в лице администрации.

Следовательно, с точки зрения законодателя, "Россия должна была оставаться унитарным государством с отдельными и весьма неопределенными автономными единицами"1. Причем местное законодательство не должно было противоречить общегосударственному.

^ Во втором параграфе дается политико-правовая оценка деятельности Временного правительства.

При рассмотрении государственно-правовой деятельности Временного правительства России обращает на себя внимание проблема, многие аспекты которой не достаточно изучены в отечественной литературе. Это проблема становления и кризиса демократической государственности. Среди мало изученных аспектов этой проблемы выделяются следующие:

  • определение формы правления в России после Февральской революции;

- особенности политического режима в виде бонапартизма и усиление авторитарности министра-председателя.

  • фактическая неопределенность формы государственного устройства

в условиях развала Российской империи.

Устранение монарха в ходе февральской революции не означало юридического устранения монарха. Царь совершил не просто акт отречения от престола, а "переотречение" в пользу брата Михаила, что с точки зрения государственно-юридических норм сохраняло возможность реставрации монархии при соответствующей воле Учредительного собрания2. Поэтому юридически Россия оставалась монархией, но фактически монарха не было и политическая обстановка в стране исключала возможность его правления. В.И. Ленин назвал Россию "монархией без монарха"3.

В условиях кризиса в июле 1917 г. Временное Правительство рискнуло оформить установление в России республиканского строя, создав видимость планов дальнейшей демократизации всей государственной системы. Более того, 6 октября 1917 года Временное Правительство приняло постановление, в котором указывалось на необходимость, в связи с началом избирательной компании по выборам в Учредительное собрание, "Государственную Думу 4-го созыва распустить, а полномочия членов Государственного Совета признать утратившими силу"1.

Указанные изменения проходили в период, когда Временное Правительство было практически обречено проводить политику бонапартизма2.

В отличие от бонапартизма, который складывался после 1905 года, в условиях июля 1917 года, этим методом пользовалась не монархия, а либерально-демократическое Временное Правительство. Но новый бонапартизм не мог опереться на армию, полицию и чиновничество, которые утратили свою кастовую изолированность и привязанность к монарху: повсюду были новые лица и с соответствующими новыми политическими взглядами.

В правительстве усилился режим личной власти А.Ф.Керенского, лавировавшего между кадетско-монархическим блоком и блоком кадетов и социалистов, что являлось важнейшей чертой политики бонапартизма.

Форма государственного единства не претерпела сколько-нибудь заметных изменений. В России в принципе сохранился бюрократический унитаризм. Временное правительство стремилось сохранить единую и неделимую Россию, хотя в стране развивалось движение за независимость, федерацию, автономию многочисленных народов павшей империи.

В итоге, анализ эволюции всех сторон формы государства в межреволюционный период 1917 года, свидетельствовал, что, начиная со второй половины XIX века и заканчивая событиями октября 1917 года, Россия имела следующие формы правления, последовательно сменявшие друг друга: абсолютная монархия, дуалистическая монархия, республиканская форма при сохранившихся возможностях реставрации монархии в конституционной форме с сильной исполнительной властью или оформление такой формы правления, как президентская республика. Этому и соответствовала эволюция политического режима от самодержавной формы, царского бонапартизма к форме двоевластия и бонапартизма Временного правительства при его единовластии. Формы государственного устройства при внешнем сохранении унитаризма претерпевало внутренние изменения с лета 1917 года в форме создания разнообразных видов автономий и федеративных республик, а также союзов национальных автономий.

В заключении подведены основные итоги и обобщены важнейшие выводы исследования, сделаны предложения по совершенствованию современной конституционной системы России.


Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях автора:


Пустовалов А.Р. Правительственный (октроированный) конституционализм в России в конце XVIII – начале XIX вв. Москва: сборник адъюнктов ЮИ МВД РФ. 1999. – 0,2 п.л.


Пустовалов А.Р. К вопросу о роли МВД России в разработке важнейших конституционных проектов начала XX века. Сборник материалов Международного круглого стола "Физическая и психологическая подготовка сотрудников правоохранительных органов России и Германии к действиям в экстремальных ситуациях". Владимирский юридический институт. Владимир, 2000. – 0,5 п.л.


Пустовалов А.Р. Конституционный проект С.А.Муромцева. Историко-теоритический анализ. Материалы конференции "Российская государственность. Уровни власти". Ижевск, 2001. – 1,4 п.л.


^ Пустовалов А.Р. «Все должно быть подчинено праву…». Идеи конституционализма в работах Ф.Ф.Кокошкина. Право и образование. (статья в печати). – 0,8 п.л.



1 См.: А.Е.Дик Ховард. Конституционализм// Верховенство права: Сборник. М., 1992.

2 См.: А.Н. Медушевский. Политическая философия русского конституционализма. Автореф. дисс….д-ра филос.наук. М., 1994;

1 Yanov A. The origins of autocracy: Ivan the Terrible in Russian history. Berceley, 1981; Янов А. Россия: альтернативы развития. // Власть. 1996. № 1.


1 См.: Исторический очерк освободительного движения в России. Киев 1906 . С. 6

1 С.Н. Валк. Законодательные проекты М.М. Сперанского в печати и в рукописях.// Исторические записки. М-Л., 1981. Т. 54. С. 464-472.

1 Великая реформа. Русское общество и крестьянский вопрос в прошлом и настоящем. М., изд. И.Д. Сытина. 1911. Т. 5. (очерки о крупнейших деятелях реформы.) С. 23.

2 Чернуха В.Г. Внутренняя политика царизма с середины 50-х – начала 60-х гг. XIX в. Л., 1978. С. 15.

3 Там же. С. 16.

1 Жервэ Н. Неосуществленный проект народного представительства. СПб., 1906. С. 13.

1 Сабенникова И.В. Сословно-представительные учреждения в программах декабристов. М. ИНИОН АН СССР, 1993. С. 52-77.

1 Твардовская В.А. Вторая революционная ситуация в России и борьба "Народной Воли". // Общественное движение в пореформенной России. М., 1965. С. 65.

2 Богучарский В.Я. Из истории политической борьбы в70-х и 80-х годах XIX века. Партия "Народной Воли", ее происхождение, судьбы и гибель. М., 1912. С. 399.

1 Кокошкин Ф.Ф. Англия, Германия и судьбы Европы. М., 1917. С. 12.

1 Кокошкин Ф.Ф. Об основании желательной организации народного представительства в России. М., 1906. С. 84.

2 Там же. С.120.

3 Кокошкин Ф.Ф. Об основаниях желательной организации народного представительства в России. М., 1906. С.7.

4 Там же. С.5.

5 Там же. С.1-12.

6 Там же. С.19.

1 Кокошкин Ф.Ф. Об ответственности министерства. М., 1915. С.7.

2 Муромцев С.А. Статьи и речи. Вып.5. М., 1911. С. 122-123.

1 Муромцев С.А. Статьи и речи. Вып5. М., 1911. С. 119; Шелохаев В.В. Кадеты – главная партия либеральной буржуазии в борьбе с революцией 1905-1907 гг. М., 1983. С.237.

2 Чернуха В.Г. Внутренняя политика царизма с середины 50-х до начала 80-х гг. XIX в. Л., 1978.

1 Собрание. 14 декабря 1904 г. № 189. Ст. 1916.

2 Предстоящие реформы // Право. 1905. № 1. С. 2.

3 Мемория Совета Министров по делу о порядке осуществления высочайших предуказаний, возвещенных в рескрипте 18 февраля 1905 г. // Материалы по учреждению Государственной Думы. 1905 г. СПб., б.г. С. 4.

1 Магазинер Е. Республика или монархия? // Право. 1917,.№ 9. С.379.

2 Иоффе Г.З. 1917: упущенная альтернатива. // Россия и совр. мир. № 2. 1993. С.53.

3 Ленин В.И. ПСС. Т.32. С. 220-285.

1 Собрание узаконений. 1917. № 256.

2 Скрипилев Е.А. Всероссийское Учредительное собрание. М., 1982. С.79 –106.





Скачать 396,32 Kb.
оставить комментарий
Пустовалов Андрей Рудольфович
Дата23.09.2011
Размер396,32 Kb.
ТипДиссертация, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх