Городская научно практическая конференция «первые шаги в науку» icon

Городская научно практическая конференция «первые шаги в науку»



Смотрите также:
Международная научно-практическая конференция школьников и педагогов «Первые шаги в науку»...
Название работы...
Научно-практическая конференция школьников «Первые шаги в науку»...
Международная научно-практическая конференция школьников «первые шаги в науку» научно...
Методика исследований рекреационных зон 1 Экологическое состояние парков и скверов...
Научно-практическая конференция школьников «Первые шаги в науку» Научно-исследовательская работа...
Международная научно-практическая конференция «Первые шаги в науку»...
Научно-практическая конференция учащихся и педагогов «Первые шаги в науку»...
Xiii научно-практическая конференция «первые шаги в науку»...
Программа Х ii городской научно-практической конференции школьников «первые шаги в науку»...
Городская конференция обучающихся 5 7 классов «Первые шаги в науку 2011»...
Научно-практическая конференция школьников «Первый шаги в науку» числа-«великаны»...



скачать
ГОРОДСКАЯ НАУЧНО – ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

«ПЕРВЫЕ ШАГИ В НАУКУ»


АНГЛИЯ И СОВЕТСКАЯ РОССИЯ. СОЮЗНИКИ ИЛИ ВРАГИ?

(по материалам англо-русской прессы 1917-1920 гг.)

Предметная область: история


Автор: Ланцев Сергей Николаевич,

учитель географии и

общественных дисциплин

МОУ «Брянский городской лицей№27

имени Героя Советского Союза И.Е. Кустова»


БРЯНСК 2011

«Ни к одной стране рок не был так беспощаден, как к России»

У.Черчилль


Проблема формирования Советского государства и осуществляемой по отношению к нему внешней политики занимает важное место в истории мировой дипломатии. Британская политика по отношению к России, занимала существенное место в отношениях Великих Держав, в их борьбе за сферы влияния и раздел ее владений. Благодаря великолепному корпусу дипломатов и старейшей в истории разведывательной службе, Англия всегда была в курсе важнейших событий, войн и конфликтов, происходивших в мире. Революция 1917 г. в России, смена государственного строя являлись выдающимися событиями не только для отдельного государства, но и для всей геополитической обстановки в мире в начале XX в. Кроме того, Россия являлась военной союзницей Англии в тяжелейшей Мировой войне, сферой ее экономических и стратегических интересов. Могла ли в такой ситуации Англия быть безучастной наблюдательницей событий 1917 г. в России? Насколько деятельность ее представителей в России выходила за рамки дипломатического представительства? Как велика была роль английской дипломатии в политике интервенции по отношению к Советской России? Эти и многие другие вопросы диктуют необходимость непредвзятого анализа процесса складывания взаимоотношений Англии и России в 1917-1920 гг. Негармонично развивающееся общество - есть возможность для союзников и противников упрочить свои позиции в данном государстве, расширить сферу собственных интересов, занять стратегически выгодные позиции на ее рынке.

Таким образом, объектом настоящего исследования являются англо – русские отношения в 1917 - 1920 гг. Предметом выступает комплекс вопросов, связанных с дипломатией Советской России и Великобритании, динамикой развития двусторонних отношений, их главными движущими факторами.

При написании работы, были использованы исторические источники, которые делятся на следующие группы:

-мемуары современников рассматриваемых событий;

-материалы зарубежной и русской прессы.

Общей методологической основой данного исследования являются принципы диалектики и историзма, научности и объективности. Принцип историзма, предусматривает рассмотрение всех процессов и явлений, как в развитии, так и во взаимосвязи. Принцип научности дал возможность раскрыть прошлое с позиций исторической правды, выявить условия и факторы, повлиявшие на становление и развитие англо-советских отношений, изменения тактической линии правительств Великобритании и России. Принцип объективности выразился в привлечении всей совокупности фактов и позволил осуществить целостное, непредвзятое изучение предмета исследования.

На события, произошедшие в России в феврале 1917 года сразу отреагировали зарубежные правящие круги, в том числе и английские. «Вскоре после того как разразилась революция,— пишет Ллойд Джордж, имея в виду Февральскую революцию,— тень огромной фигуры Ленина начала подниматься над горизонтом. Впервые она упала на покрытый зеленым сукном стол на Даунинг- стрит в виде донесения сэра Джорджа Бьюкенена, английского посла в России» [2, с. 64]. С этого времени английские правящие круги заняли, в отношении революционных рабочих, солдат и крестьян России до конца неопределенную позицию, а относительно Временного правительства – политику выжидания [4, с. 52]. Английская сторона не сразу признало Временное правительство. Лишь после совещания, которое состоялось 24 марта 1917 английское посольство согласилось на сотрудничество с Временным правительством, получив от него ряд гарантий: продолжение войны до конца и восстановление дисциплины в русской армии. Английскую сторону на этом совещании представлял посол Дж. Бьюкенен, который писал в своем дневнике: «В этот торжественный час, когда перед Россией открывается новая эра прогресса и славы, более чем когда-либо необходимо не упускать из виду Германию, ибо победа Германии будет иметь последствием разрушение того прекрасного памятника свободе, который только что воздвиг русский народ. Великобритания протягивает руку Временному Правительству, убежденная, что это последнее, верное обязательствам, принятым его предшественниками, сделает все возможное для доведения войны до победного конца» [1, с. 225]. Английская общественность также возлагала надежды на Русскую революцию. Гарольд Вильямс, корреспондент лондонской газеты «Daily Chronicle», выражая мнение общественности писал: «Я – англичанин. Я всей душой поверил в русскую революцию. Я считал революцию оправданием своей веры в Россию. И в Англии тогда развеялись сомнения, те сомнения в правильности союза с самодержавной Россией, которые с самого начала бросали тень на народную веру в святость нашей борьбы. Тогда мы окончательно поняли то, что делалось все яснее во время войны, что не царское правительство, а русский народ наш истинный союзник в борьбе за освобождение. А теперь? Неужели возвращается старая Россия? Неужели все будет раздавлено кулаком германского милитаризма, растоптано копытами восторжествовавшей тирании? Если сейчас Россия, временно ослабленная великими усилиями, не может твердо держать в руках факел освобождения, то дело все равно будет сделано» [11, 1917. 10 марта]. Но английское правительство видело и слабые стороны в деятельности Временного Правительства, посчитав нужным заменить Керенского на более решительного политика. Сэр Сэмюэль Хор, начальник британской дипломатической разведки в России, вернувшись в Лондон после бесед с русскими политическими деятелями и доложил в Кабинет, что лучшее разрешение русской проблемы — военная диктатура. По словам Хора, самыми подходящими кандидатами на пост диктатора были адмирал Колчак (Хор назвал его в интервью газеты «самым близким подобием английского джентльмена, какое он видел в России» [13, 1917. 25 апреля]) и генерал Лавр Георгиевич Корнилов. Английское правительство решило сделать ставку на Корнилова — «пусть именно он будет тем сильным человеком, который не даст России выйти из войны, покончит с революцией, и будет отстаивать английские финансовые интересы в России» [6, c. 321].

24 мая английский посол в России получил телеграмму от лорда Роберта Сесиля, исполнявшего тогда обязанности министра иностранных дел, с извещением о том, что военный кабинет считает необходимым создать более благожелательное отношение русских социалистов и рабочих к войне и рассеять ложное впечатление, создавшееся в России относительно целей Великобритании и командирует для этого Гендерсона со специальной миссией [1, c. 229]. 11 августа 1917 года, когда генерал Корнилов был назначен верховным главнокомандующим русской армией, Временное Правительство обращается через английское посольство в Лондон, с просьбой возобновления поставок оружия в русскую армию.

В начале сентября 1917 внутри Временного Правительства начинаются разногласия. Английскому послу Дж. Бьюкенену прибыли сторонники генерала Корнилова, которые уговаривали его занять антиправительственную позицию и оказать материальную помощь британскими броневиками. Английская сторона отказалась принимать участие в свержении Временного Правительства и роспуске Совета. Напротив, союзные представительства Англии и Франции приняли резолюцию, в которой предлагали свои «добрые услуги в качестве посредников в конфликте, вспыхнувшем между Временным Правительством и верховным главнокомандующим, с единственной целью предотвратить гражданскую войну и служить интересам России и ее союзников» [1, с.234].

Таким образом, 1917 год показал, что Россия была важнейшим звеном антигерманской коалиции и играла не мало важную роль в событиях Первой Мировой войны. Это и заставляло Англию, а вместе с ней и союзников, разочаровавшихся в политике Временного правительства, искать пути сохранения России в состоянии войны, делая ставку на русских генералов, которые считали необходимым продолжение войны до победного конца.

Но после октября 1917 на территории бывшей Российской империи происходили события абсолютно не предусмотренные правительствами и деловыми кругами стран-союзников по Антанте. В условиях Мировой войны нужно было определить свое отношение к Советскому правительству, де-факто ставшему у власти в России. Естественно, правительства союзников потратили время, пытаясь разобраться в ситуации. Поэтому первыми на октябрьские события в России отреагировали газеты, на страницах которых выражались различные мнения. В номере за 8 ноября 1917, сразу же после получения известия о перевороте, «Daily Express», например, доказывает, что Россию нужно предоставить на время самой себе: «…наше вмешательство рассматривалось бы как непрошенное и лишь ухудшило бы положение» [12, 1917. 8 ноября]. В тот же день «The Morning Post» высказывает иную точку зрения. В статье под заглавием «Революция сделанная Германией», авторы выступают с враждебных для новой российской власти позиций, называя коммунистов «определенными врагами Антанты и открытыми друзьями Германии» [18, 1917. 8 ноября]. Никаких дел, поэтому с ними не может быть. Перед Англией стоит задача установить «связь с русским народом и с теми его элементами, которые остаются верными союзниками» [18, 1917. 8 ноября]. 9 ноября 1917 либеральная «Westminster Gazette» писала «Мы должны быть весьма осторожны в эти дни и не делать ничего такого, что дало бы возможность большевикам сказать, что мы, а не немцы, являемся врагами» [21, 1917. 9 ноября].

Принимая желаемое за действительность, английские пра­вящие круги вначале решили, что установление Советской власти в России явление кратковременное и что вскоре там все вернется к буржуазному порядку. Об этом писала 9 ноября 1917 г. газета «The Тimes», через три дня она утверждала, что «Ленин теряет контроль» [20, 1917. 9 ноября]. Консервативная «Daily Mail» 9 ноября 1917 успокаивала своих читателей, что буржуазные порядки в России «в конце концов, восторжествуют» [14, 1917. 9 ноября]. Либераль­ная «Daily News and Lieder» 12 ноября 1917 считала, что «Советское пра­вительство обречено» [15, 1917. 12 ноября], а «The Manchester Guardian», тоже либеральная, предсказывала «скорое падение» Советской власти [17, 1917. 12 ноября]. Воскресная газета «The Observer» считала «падение большевизма совершенно определенным» [19, 1917. 13 ноября].

Английское правительство заняло резко антибольшевистскую позицию, наблюдается сдержанность в выборе внешнеполитической доктрины в отношении Советской России. Большинство газетных статей ограничивается сопоставлением различной информации о событиях и попытках прояснить положение в России.

Но после отхода 13 ноября 1917 частей Керенского – Краснова от Пулковских высот, Англии стало ясно, что хозяин положения – большевики. Бьюкенен докладывал в Лондон «Ситуация становится все более и более безнадежной. Большевики являются хозяевами положения» [1, с. 328].

В этих условиях 24 ноября 1917 имеет место первое официальное заявление представителя английского правительства Р. Сессиля о непризнании Советской власти, в котором говорилось: «Что касается признания этих людей, то хотя совершенно невозможно избегнуть определенного круга деловых сношений с ними, как например , по вопросам , возникающим из-за ареста британских подданных – за исключением этого не может быть вопроса о дипломатическом признании и сношения с ними» [8, с. 127]. Незамедлительно отреагировал и английский посол в Петрограде, который заявил, что его «Правительство не может признать новое Русское Правительство и поручило своему Послу воздержаться от всяких действий, могущих быть истолкованными,  как признание с его стороны совершившегося переворота» [1, с. 331].

После этих заявлений «Evening Standard» написала: «Союзники должны быть готовы путем максимально-авторитетной комиссии помочь в восстановлении порядка и специально оказать военную помощь Каледину, Корнилову и румынской армии» [16, 1917. 25 ноября].

Следовательно, 24 ноября – дата, когда английская сторона официально заявила о своем согласии на интервенцию и перешла от политики выжидания к политике действий в отношении Советской России.

Неоднократные обращения Советского правительства с предложением начать переговоры о все­общем  мире  Англия и другие страны   Антанты   игнорировали. Для этого у английского политического сообщества было две причины.  Они считали, что немедленное заключение мира на базе принципов, выдвинутых Октябрьской революцией в Декрете о мире, не обеспе­чит им достижения тех целей, во имя которых Англия вела войну. Западные союзники,  «связанные выгодными им секретными договорами, заключенными в начале войны, были плохо снаряжены для ведения мирных переговоров с быстротой, которой требовали первая и вторая русские революции»,— гово­рится в «The Times» [20, 1917. 27 ноября]. Поскольку они противились заключению всеобщего мира, Советское правительство было выну­ждено самостоятельно вести переговоры с Германией о мире. Англия, отказавшись от переговоров о всеобщем мире, пыталась всеми сред­ствами помешать успеху советско-германских переговоров, спра­ведливо рассчитывая, что продолжение войны Россией может при­вести к гибели завоеваний Октябрьской революции. Так, например, в беседе с корреспондентом «Daily Chronicle», состоявшейся в ноябре 1917 г., секретарь лейбори­стской партии Артур Гендерсон откровенно заявил: «Я не согласен с русскими большевиками. Я очень же­лаю, чтобы было сделано всё, чтобы удержать Россию» [11, 1917. 29 ноября]. Одним из средств, которое выбрал английский политический класс, была экономическая поддержка контрреволюционной части населения России. Это подтверждает телеграмма британского военного кабинета послу в Петрограде Дж. Бьюкенену, где говорилось, что «правительство Великобритании готово поддержать любой ответственный орган власти в России, который активно выступает против большевиков, и в то же время свободно финансирует в разумных пределах такие органы по мере их готовности помочь делу союзных держав» [8, с. 186]. Подобная политика Англии, явно подталкивала к гражданской войне и подразумевала определенного рода вмешательство Великобритании во внутренние дела России. Такое направление во внешнеполитической доктрине Англии по отношению к Советской России подтверждают строки из «The Contemporary Review», где говорится, что «русскому народу необходима помощь нравственная и политическая. Нам надо вызвать к жизни новые социальные силы. В этой громадной работе необходимо наше сочувствие и содействие» [10, 1917. 1 декабря]. По поводу «содействия» писал и Ллойд Джордж: «мы рассматривали вопрос о мерах содействия антигерманским частям, которые существовали в отдельных районах России. Трудно было осуществить это, не создавая представления о том, что мы ведем войну против создавшегося в Петрограде большевистского правительства» [2, с. 89].

Как видим идея создания вооруженной силы способной проводить нужную Британии политику появилась в течение первых недель после свершившейся революции в России и ждала только благоприятного стечения обстоятельств, чтобы претвориться в жизнь. К тому же, протокол британского военного кабинета №298 от 14 декабря 1917 предписывал не отказывать в запрашиваемых деньгах для поддержки юго-восточной России сопротивления центральным властям, если военное министерство и МИД сочтут необходимым [2, с. 91].

Начало мирных переговоров в Брест-Литовске привело к новому витку напряженности между Англией и Советским правительством. Черчилль заявил, что после начала сепаратных переговоров с Германией, большевиков следует считать открыто признанными врагами [5, с.78]. А чтобы сорвать мирные переговоры в Брест-Литовске и заставить Россию снова воевать с Германией, рупор Ллойд Джорджа «Daily Chronicle» в качестве манёвра предлагал признать Советское правительство де-факто. «Ввиду того, что мирные переговоры между Россией и центральными державами, по-видимому, сорвались, западные державы смогут, наконец, признать правительство Ленина де-факто» [11, 1918. 4 января]. Фактическое признание Советской России рассматривалось либералами как средство предотвратить за­ключение сепаратного мира между германским и Совет­ским правительствами.

К концу 1917 года английскому прави­тельству в сложившейся обстановке потребовалось заняться выработкой нового курса своей политики в отношении Совет­ской России и провело ряд совещаний по этому вопросу с другими союзными правительствами. Результатом этого явилось принятие английским правительством 21 декабря подготовленного Милнером и Сессилем меморандума об отношениях с Советской Россией. Доку­мент предусматривал, что Англия должна немедленно вступить в переговоры с Советским правительством. Однако это не было при­знанием Советской власти со стороны Англии, так как предусматрива­лось, что сношения между двумя правительствами должны осуще­ствляться «через посредство неофициальных агентов» [6, с. 123]. В соответ­ствии с этим Брюс Локкарт, бывший до сентября 1917 года генераль­ным консулом Англии в Москве, 14 января 1918 г. направился из Лондона в Петроград, где ему предстояло действовать в качестве английского дипломатического агента при Советском правитель­стве. Но такого рода открытые шаги, предпринятые Англией для установления отношений с Советской Россией, являлись лишь прикрытием для английского Военного кабинета. Кабинет поставил себе основную задачу: через собственных агентов воздействовать на местные правительства в России и оказывать поддержку их армиям. Почему Англия решилась на такой шаг? Ллойд Джордж писал: «делать по возможности тихо (т.е. оказывать финансовую поддержку контрреволюционным силам), чтобы никто нас не смог обвинить, что мы готовимся к войне с большевиками. Трудность заключалась в том, что любой официальный шаг, открыто направленный против большевиков, мог только укрепить их в решимости заключить мир и мог быть использован для раздувания антисоюзнических настроений в России» [2, с.110]. На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что некоторая сдержанность в политике Англии диктовалась, прежде всего, боязнью, немедленного подписания мирного договора между Советской Россией и Германией. В подтверждение этому можно привести высказывание министра иностранных дел Бальфура, который говорил, что «внутренние дела России, если они не связаны с войной, Великобритании не касаются. Нежелательно ни полное признание, ни разрыв отношений [15, 1918. 2 февраля]. Какими бы ни были расхождения между Великобританией и большевиками, они могли прийти к взаимному согласию относительно недопущения дальнейшей экспансии Германии. На этом основании большевики отказались бы от поставок Германии, что в свою очередь позволило бы Великобритании осуществить в Россию необходимые поставки, не опасаясь при этом, что они попадут к немцам. Бальфур также считал, что «Англии выгодно как можно дольше воздерживаться от открытого разрыва с этой безумной системой. Если это означает дрейфовать по волнам, значит, я сознательно выбираю дрейфующую политику…» [15, 1918. 2 февраля].

Политика «дрейфа» начала проявляться в попытках Англии, посредством своих агентов, заключить соглашение с Советским правительством о введении войск в зону соприкосновения с немецкими дивизиями через Север, Дальний Восток и Сибирь, и в то же время добиться от Франции и США открытого заявления о невмешательстве в русские внутренние дела.

Английскому агенту Б. Локкарту практически не удалось достичь, такого рода обоюдной договоренности и в начале лета 1918 года он пришел к выводу, что «единственная помощь, которую мы можем получить от России, - эта та помощь, которую мы выбьем из нее силой при помощи наших собственных войск» [9, с. 276 – 277].

Итак, в английском истэблишменте существуют резкие позиции – одна гибка и взвешенная; другая – жесткая.

Такой резкий поворот в заявлении английского посланника, а вместе с ним и правящей верхушки можно объяснить следующими причинами. Во – первых, к лету 1918 года уменьшилось влияние Англии на Советскую Россию. Большевистскому правительству нужны были союзники способные наполнить внутренний рынок страны товарами и вложить средства в развитие российской промышленности. Для этих целей реально подходили США, а не разоренная войной Англия. Во – вторых, в созданной большевиками РККА, принимали участие французские и американские инструктора, а об англичанах «забыли». И в третьих, важно отметить то, что большевиками были раскрыты на севере, юге и востоке страны связи антибольшевистских движений с английскими агентами.

Таким образом, единственное средство защиты британских интересов в России – интервенция.

Английский политический класс приложили немало сил, чтобы скрыть истинные при­чины участия Англии в интервенции. Ллойд Джордж в своих мемуарах пытается убедить, что интер­венция «была чисто военной проблемой», что английских органи­заторов интервенции «интересовал вопрос о том, как наилучшим образом помешать Германии в захвате ею продовольствия и сырья из богатых зерном и нефтью провинций России... По этим причи­нам, а отнюдь не из антикоммунистических соображений решили мы оказать поддержку тем лояльным по отношению к союзникам элементам в России, в руках которых находился контроль над этими областями» [2, с. 223]. На страницах газеты «The Times» писали что «восстановление Восточного фронта... рассматривалось западными союзниками - как вопрос абсолютной военной необходимости. Это сделало необходимой интервенцию в России» [20, 1918. 3 августа]. Пытаясь скрыть истинные цели интервенции, авторы статьи утверждают, что «интервенция... не была вызвана враждебностью в отношении социальных целей большевизма» [20, 1918. 3 августа].

Вторым мотивом для интервенции было желание англичан использовать временную слабость России для того, чтобы, свергнув Советскую власть, расчленить Россию на ряд мел­ких государств, часть из которых находилась бы в полной зависи­мости от Англии, и таким образом английские капиталисты могли бы эксплуатировать сырьевые ресурсы, находящиеся на этих территориях. Англию не устраивало восстановление единой России даже царского типа. Как писал Бальфур, «трудно себе представить, чтобы в случае реставрации царизма Россия не стала опять чисто военной монархией. Но если так, она будет неизбежно опасна для ее соседей; ни для кого в такой мере, как для нас» [2, с.96]. Интервенционистская политика Англии, возможно, также подталкивалась тем фактом, что английскими вкладчиками были сделаны огромные вложения. Дей­ствительно, аннулирование Советским государством иностранных займов вызвало большую злобу у английских капиталистов. Царское и Временное правительства получили от Англии займов, в основ­ном военных, на сумму в 5300 млн. рублей. Кроме того, английские капиталовло­жения в русскую промышленность составляли примерно 507 млн. рублей. В результате революции английские капиталисты потеряли это и были готовы любыми средствами вернуть его.

До прекращения военных действий на Западном фронте английское правительство объясняло, что все предпринимаемые им в Рос­сии меры имеют своей целью содействовать ведению войны против Германии. После 11 ноября 1918 г. это объяснение уже не годилось, и вместо него было придумано новое. Оно заклю­чалось в том, что теперь Англия якобы ведет интервенцию из-за «английских понятий чести и гуманности», которые не позволяют ей бросить на произвол судьбы белогвардейцев, взявшихся за ору­жие в то время, когда еще шла война с Германией [20, 1918. 22 ноября]. Эта версия была официально пущена в оборот Милнером в его письме в газету «The Тimes». Внутренние события в Великобритании, развернувшиеся в самом начале 1919 года, - стачечное движение и бунты в армии, вызванные стремлением правительства задержать мобилизацию и использовать войска для антисоветской интервенции, вынудили британское правительство более осторожно отнестись к вооруженной борьбе против Советского государства. Именно этими обстоятельствами объясняется позиция Англии по «русскому вопросу» на Парижской мирной конференции. Сторонниками интервенции широкого масштаба выступали Черчилль и лорд Керзон. Напротив, Ллойд Джордж, Бальфур, Бонар-Лоу и В.Вильсон, считали, что расширение интервенции закончится провалом. [8, c.389]. Победила точка зрения премьера Ллойд Джорджа и начался очередной виток международных конференций по вопросам урегулирования отношений Советской России и ее бывших союзников. Очаги интервенционистcкой политики, проводимой активно Англии, начали угасать, когда белогвардейское движение терпело поражения от наступавшей Красной Армии. И тут настал переломный момент в политике Великобритании в отношении Советской России. Его началом можно считать речь Ллойд Джорджа в лондонской ратуше 8 ноября 1919 года. Именно с этого момента в британской политике появились тенденции, которые завершились подписанием торгового договора и установлением дипломатических отношений с Советской Россией. «Мы не можем позволить продолжать интервенцию в этой бесконечной гражданской войне… Россия – это зыбучие пески… Великие армии и великие империи прошлого были сокрушены в песках бесплодных побед. Россия представляет собой очень опасную землю для интервенции… К счастью, сейчас может появиться возможность для крупных держав мира установить мир и согласие в этой великой стране» [11, 1919. 9 ноября]. Но речь Ллойд Джорджа не получила всеобщего одобрения и признания. Консервативно настроенная часть правительства отрицательно отзывалось об этой речи. Так, например, газета «The Тimes», объявила речь Ллойд Джорджа «необдуманной импровизацией» и пыталась убедить союзников, что «голос премьер министра это еще не голос всей Великобритании» [20, 1919. 9 ноября]. Газета пыталась убедить своих читателей, что Великобритания сократит поддержу белогвардейцев в России, они обратятся к Германии. Германская угроза будет преобладать над Россией, Сибирью и регионами Азии. Бонар Лоу, в ответ на вопрос в парламенте, объяснил, что «премьер-министр лишь выразил надежду, что может быть найден какой-то метод установления мира в России» [20, 1919. 9 ноября].

Иначе отзывались о выступлении Ллойд Джорджа либеральные и лейбористские газеты, которые восприняли новую политику с энтузиазмом. Ими была опубликована следующая резолюция: «Конгресс тред-юнионов и конференция лейбористкой партии с одобрением встретили речь премьер – министра в городской ратуше, обозначавшую, что британское правительство немедленно прекратит дипломатические и военные нападки на Советскую Россию» [15, 1919. 10 ноября].

Подводя итоги, важно отметить, что двусторонние взаимоотношения Англии и России на протяжении 1917 – 1920 гг. были сложными и до конца неопределенными. До 1919 г. четко прослеживается английская политика «дрейфа» или «лавирования» между двумя противоборствующими силами в Советской России: Временным правительством и большевиками, белогвардейцами и большевиками. Но послевоенный экономический кризис заставил английские правящие круги обратить внимание на Советскую Россию как одного из крупных торговых партнеров. В правительстве побеждает точка зрения Ллойд Джорджа и Бальфура, которые были сторонниками установления дипломатических (экономических) отношений с Советской Россией. В конце 1919 г. – начале 1920 г. происходит перелом в развитии англо-советских отношений. Великобритания признала необходимость улучшения двусторонних отношений и перехода от вооруженного противостояния к экономическому сотрудничеству. Благодаря ряду торговых соглашений и совещательных конференций, инициатором которых часто выступало правительство Великобритании, к февралю 1924 года удалось урегулировать англо – советский конфликт.

Считаю, что материалы данного исследования (цитаты из зарубежной и русской прессы, фрагменты из мемуаров, общие выводы) могут стать основой для проведения уроков – семинаров или уроков – дискуссий по истории в 10 – 11 классах. Научная работа может найти широкое применение при изучении тем как по русской истории («Россия в Первой мировой войне», «Февральская и Октябрьская революции 1917 г.» и др.), так и по всеобщей истории («Страны Антанты в Первой мировой войне», «Интервенция стран Антанты в Советскую Россию», «Послевоенное переустройство мира» и др.).


Список литературы

1.Бьюкенен Дж. Мемуары дипломата.  Минск: Изд-во Харвест, 2001. 398 с.

2.Ллойд Джордж Д. Военные мемуары, т.5. М., 1938.

3.«Русская воля»

4.Трухановский В. Г. Внешняя политика Англии на первом этапе общего кризиса капитализма (1918 – 1939). М.: Издательство Института международных отношений, 1962. 411 с.

5.Черчиль В. Мировой кризис 1918-1925. / Пер. с англ.; с предисл. И. Минца. М/Л., 1932. 328 c.

6.Coates W.P. and Z.K. A history of Anglo-Soviet relations. London, 1943. 780 p.

7.Hughes M. «Revolution was in the Air «:British Officials in Russia during the First World War // Journal of Contemporary History, Vol. 31 (1996), p.75-97.

8.Ullman R.H. Anglo-SovietRelations.1917-1921. Prinston, 1961. 427 p.

9.Lockhart R. B. Memoirs of a British Agent - 2nd edn.- London/New York: Putnam, 389 p.

10.«The Contemporary Review»

11.«Daily Chronicle»

12.«Daily Express»

13.«Daily Harold»

14.«Daily Mail»

15.«Daily News and Lieder»

16.«Evening Standard»

17.«The Manchester Guardian»

18.«The Morning Post»

19.«The Observer»

20.«The Times»

21.«Westminster Gazette»






Скачать 190,96 Kb.
оставить комментарий
Союза И.Е
Дата22.09.2011
Размер190,96 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх