И. Б. Шатуновский несовершенный vs совершенный вид в императиве (к проблеме начала) icon

И. Б. Шатуновский несовершенный vs совершенный вид в императиве (к проблеме начала)



Смотрите также:
Итоги коммунистического террора в СССР (1917 1953 гг.) Хомизури г. П...
И. Б. Шатуновский семантика предложения и нереферентные слова...
Муртаза Мутаххари Совершенный человек в исламе Санкт-Петербург 2008...
Креатология. Онаправляющей роли духовного начала Православия и проблеме поиска и отбора гениев и...
Дискуссия о проблеме рационального обоснования социальной справедливости в западной философии...
Наследие и. Канта и г. В. Ф...
I. общая характеристика работы...
И. Б. Шатуновский Общефактический нсв: коммуникативные функции и референция...
-
Пособие по спецкурсу Издательство Саратовского университета...
Ориана Фаллачи. Ярость и гордость...
Лекция 12. Человек как предмет философского исследования...



страницы:   1   2   3
скачать


И.Б.Шатуновский


НЕСОВЕРШЕННЫЙ VS СОВЕРШЕННЫЙ ВИД В ИМПЕРАТИВЕ (к проблеме начала)

// Логический анализ языка: Семантика начала и конца. М.: Индрик, 2002. С. 267-309.


1. Предварительные замечания.

Невидимым началом действия может быть самостоятельно возникший в уме (душе) субъекта действия волевой импульс, “выбор” совершить данное действие. В начале действия также может быть слово — словесное побуждение к данному действию со стороны другого субъекта. Однако и в этом случае словесное побуждение, исключая магическое и гипнотическое побуждение, порождает действие только во взаимодействии с волей субъекта действия. Это взаимодействие может быть разных типов, и важнейшую роль в индикации и осуществлении такого взаимодействия играют в русском языке формы вида.

2. ^ Исходные положения.

В настоящее время стало почти общепризнанным, что семантическое противопоставление СВ и НСВ (во всех значениях; оговорки должны быть сделаны только для динамического (повествовательного) и общефактического значений НСВ (подробнее см. [ 25, 321—333, 335—337; 26])) сводится к противопоставлению неопределенно длящейся (по обе стороны момента речи или, в прошедшем и будущем времени, какого-то другого момента, рассматриваемого как точка референции глагольного значения) однородной ситуации, обозначаемой НСВ1 (схематически: ‘... Р ...’)2, “событию”, конституируемого сменой различных ситуаций, переходом (в смысле совершившегося факта,а не процесса) от одной ситуации к другой, обозначаемого СВ [см., напр., 29; 7; 4; 5; 28; 19; 25; 13; 16; 12]. Глаголы СВ могут обозначать самые различные типы “цепочек” сменяющих друг друга ситуаций. Это может быть переход от наличия какого-то состояния, признака или действия к его отсутствию: Х забыл Y = ‘Х помнит Y  Х не помнит Y’; Х разлюбил Y = ‘Х любит Y  Х не любит Y’ (схематически: ‘Р  не Р’); переход от отсутствия Р к его наличию: Х увидел Y = ‘Х не видит Y  Х видит Y’; Х узнал, что Y = ‘Х не знает, что Y  Х знает, что Y’; Х полюбил Y = ‘Х не любит Y  Х любит Y’; Х запел = ‘Х не поет  Х поет’; Х пошел и т. д. (начинательные глаголы, схематически: ‘не Р  Р’); это может быть состоящая из трех ситуаций цепочка, в которой исходная и конечная ситуация характеризуются отсутствием наличного в серединной ситуации Р: поспал, посидел, поговорил и т.д. (глаголы ограничительного способа действия, ‘не Р  Р  не Р’); в чрезвычайно распространенной цепочке типа ‘не Р  Р  Q’ конечная ситуация не повторяет исходную, но характеризуется наличием какого-то нового свойства, признака, состояния: Снег растаял; Вася похудел и т.д; в особенно важных для жизни, языка и настоящей статьи глаголах действия, направленных на достижение определенного результата, конечная ситуация Q характеризуется достижением этого результата: Х выкопал яму / написал письмо ‘Письма / Ямы не было; Х писал / копал; (в результате этого) письмо / яма есть’ (см. подробнее [25]). Императив в подавляющем большинстве употреблений по своей семантической сути соответствует инварианту СВ, поскольку первичное, нейтральное побуждение является, по очевидным прагматическим причинам, побуждением изменить тем или иным образом существующее положение вещей. Поэтому основное, актуально-длительное значение НСВ в своем буквальном, беспримесном виде не имеет в императиве резонов для существования: нет смысла побуждать адресата к действию, которое он и так делает в момент речи. Это приводит к модификации исходного противопоставления СВ и НСВ. При этом трансформация касается именно НСВ, поскольку его значение противоречит грамматическому контексту; что же касается СВ, то он в императиве сохраняет свое инвариантное значение [16, 66]. Трансформированное, новое значение НСВ, разумеется, не является абсолютно новым; оно мотивировано старым, базовым значением, приспосабливающимся к новым контекстуальным условиям, так что какие-то его компоненты остаются, а какие-то по необходимости, под давлением грамматического контекста изменяются.

Противопоставление СВ и НСВ в императиве, а точнее, формируемых этими формами побудительных высказываний, касается всех основных аспектов содержания этих высказываний. Высказывания с СВ и НСВ отличаются жруг отдруга с точик зрения (а) собственно семантической, номинативной — высказывания с СВ и НСВ описывают различные типы диктальных (в смысле Ш. Балли [3]) ситуаций, точнее, поскольку речь идет о изменении, “цепочек” ситуаций; (б) иллокутивной — высказывания с СВ и НСВ выражают разные типы побуждения; (в) коммуникативной — высказывания с СВ и НСВ отличаются по характеру актуального членения.

3. ^ Семантическое противопоставление.

Как было отмечено выше, императив СВ просто сохраняет значение, которое он имеет в индикативе, обозначая те же типы событий: ^ Поспи! Посиди! Отдохни! [Фамусов Чацкому:] ...А, главное, поди-тка, послужи (Грибоедов. Горе от ума) — побуждение к переходу от не Р к Р и затем опять к не Р; Пойди туда, не знаю куда — побуждение к переходу от не Р к Р и затем совершению Р (без указания на завершение Р, схематически: ‘не Р  Р ...’; Напиши ему письмо; Выкопай яму — перейди от не Р к Р (начни делать Р) и делай его, пока не достигнешь результата Q (яма выкопана, есть, письмо написано); схематически: ‘не Р  Р  Q’; и т.д.

В то же время императив НСВ, поворачиваясь, используя образ из [9], в разных ситуациях употребления разными “гранями”, распадается на несколько типов.

(1). Тип 1 (Пишите!) возникает из актуально-длительного значения в результате его “переноса” в императив и характеризуется наибольшим своеобразием и наибольшим семантическим “сдвигом”. Употребляя актуально-длительный НСВ в форме императива говорящий (далее Г) побуждает адресата (далее А) к актуальному осуществлению того действия, которое обозначает НСВ в своем актуально-длительном значении. Но поскольку действие переносится в по отношению к моменту речи в будущее, а в момент речи оно, в самом типичном и распространенном по очевидным прагматическим причинам случае, не имеет места, то для того, чтобы осуществлять действие, его нужно начать. Отсюда прагматически возникает компонент ‘начало’, наличие которого в значении НСВ императива неоднократно отмечалось исследователями: “... Значение [выражаемого НСВ побуждения] может быть раскрыто как значение побуждения к началу действия” [17, 103]; “НСВ в императиве означает побуждение начать действие. Точнее говоря, эта форма сосредоточивает внимание на начальной фазе действия”[16, 68]; “... Побуждение начать действие ... является, безусловно, основным значением формы НСВ императива” [6, 18]. Заметим, однако, что эти формулировки не совсем точны. Скорее, внимание в таких случаях как раз не на начале, а на самом действии в его неопределенной протяженности. Так, Кушайте, дедушка! (пример из [16, 70]); Пишите: в ответ на ваше письмо от...; Где вы были вчера, отвечайте! и т.д., и т.п., не значат ‘начинайте кушать, писать, отвечать’, ср. аномальность *Начинайте писать: в ответ на ...; *Где вы были вчера, начинайте отвечать! и отличие значения в Начинайте кушать без меня!, предполагающее ‘а продолжать будете со мной’, где речь идет именно о начале действия. Это вполне согласуется с прагматическими требованиями к побуждению — Г нужно, чтобы А совершал действие, а не только его начал, и с происхождением императива НСВ из актуально-длительного значения, не имеющим ни начала, ни конца, которое дает в императиве ‘... делай ...’. Это значение в ситуации, когда действие не имеет места, достраивается до ‘[начинай и] делай ...’3. Таким образом, исходное актуально-длительное ‘... Р ...’ прагматически ограничивается, ему кладется “предел” с одной стороны, а именно, со стороны начала; с другой стороны, со стороны потенциального конца, сохраняется исконная неопределенная длительность актуально-длительного НСВ, давая следующее значение этого типа: ‘[не Р]  Р ...’. Императив НСВ в этих употреблениях совпадает по своей итоговой семантике с одним из типов СВ, а именно, глаголов со значением ингрессивной начинательности типа пошел, где глагол обозначает начало и неопределенное продолжение начатого действия: Удовлетворенный Остап, хлопая шнурками по ковру, медленно пошел назад (Ильф и Петров), где хлопая и медленно относятся не к компоненту ‘начало’, а к продолжающемуся действию ‘идти’ [5, 10]. Поэтому императив НСВ в этих употреблениях конкурирует с ингрессивными глаголами СВ: пойди иди [16, 70]. Таким образом, с семантической точки зрения императив НСВ выступает как один из способов действия СВ, компенсируя малую продуктивность начинательного СВ, и противопоставлен другим глаголам СВ по характеру этого способа. Наиболее существенным здесь является то, что СВ (в его ограничительной, пердуративной, результативной разновидностях) может выражать побуждение к осуществлению всей цепочки в целом (начало действия, его совершение и окончание) и, в частности, к достижению результата, тогда как НСВ ограничивается серединной неопределенно-длительной фазой собственно действия. Ср.: Спой мне песню, как синица тихо за морем жила (Пушкин. Зимний вечер); Спой, светик, не стыдись! и Пой!; Напои и Жажда, пои! Голод, насыть! (Маяковский. 150 000 000); Что, свинья, не спится? На, погреби! (из анекдота) и Греби и т.д. Это различие особенно существенно в тех случаях, когда достижение результата не контролируется или не полностью контролируется А-ом : Лови, держи, хватай, вяжи! (С. Маршак. Петрушка-иностранец); Все кричат: “Лови, лови, да дави ее, дави ...” (Пушкин. Сказка о царе Салтане) — ?Поймай ее!; Спасайтесь! — *Спаситесь! (Из этого, впрочем, следует, что в этих случаях НСВ будет употребляться независимо от выбранности Р, поскольку выбор вида здесь предопределяется другим, более существенным фактором).

Действие, обозначаемое императивом НСВ, может, впрочем, контекстуально ограничиваться пределом и со стороны конца, в результате чего возникает значение типа: ‘[не Р] — Р — [не Р]’ ). Для этого требуются эксплицитные лексические или лексико-синтаксические показатели окончания действия: Садись и читай от сих до сих; Копай канаву от забора до обеда (из анекдота); Звоните и уходите отсюда (пример из [16]). И даже если таких показателей нет, на определенном подразумеваемом уровне часто ясно, что действие, к которому побуждает императив НСВ, не будет продолжаться неопределенно долго, но так или иначе достигнет предела и с “правой” стороны [16, 69]: оно или достигнет результата и тем самым исчерпает себя; в этом случае императив НСВ прагматически эквивалентен императиву результативного СВ: Читай! (указывая на абзац в тексте) Прочитай этот абзац! или просто прекратится, продлившись некоторое время; в этом случае НСВ эквивалентен ограничительному СВ: Читай! Почитай!

Аналогичной “гранью” могут “поворачиваться” в императиве и неактуальные НСВ континуального (постоянно-непрерывного) действия (состояния): Люби меня, детка, пока я на воле; Береги сестру! (примеры из [16, 68]) и НСВ повторяющегося (неограниченно-кратного) действия: сказанное при расставании Пиши мне! = ‘пиши мне в будущем периодически’, при этом первое письмо будет началом регулярного действия; аналогичным образом, рекомендации врача Делайте по утрам зарядку, пейте на ночь томатный сок и т.п являются побуждением [начать и] совершать регулярно эти действия в будущем.

(2). Тип 2 соотносится с настоящим актуально-динамического (событийного) НСВ (различные разновидности которого называют настоящим репортажным, настоящим автокомментария, настоящим сценических ремарок и т.д). Высказывания с динамическим НСВ описывают событие, происходящее во время произнесения самого этого высказывания, при том условии, что скорость “происхождения” этого события примерно совпадает со скоростью движения момента речи и поэтому оно “одновременно” на всем протяжении его произнесения моменту речи (подробнее см. [25, 335-336; 26]): Входит. Садится. Стреляет и т.п.  Входи! Стреляй! Садитесь! и т.д. Императивные формы этих глаголов образуют тип, наиболее близкий СВ, в силу того, что и в исходном значении они обозначают событие, цепочку сменяющих друг друга ситуаций. Поэтому здесь не происходит никакой выводной “достройки” значения до требуемого ситуацией побуждения. С чисто семантической точки зрения соотносительные СВ и НСВ этого типа — синонимы: Сядьте! — Садитесь!; Возьмите! — Берите!; Входите! — Войдите!; Открой! — Открывай! Может быть, потому, что язык не любит синонимии, эти формы иногда размежевываются по значению: Встань! — просто ‘перейди в вертикальное положение’, Вставай! — ‘просыпайся или, шире “очнись”, в ситуации, когда человек не спит, но находится в состоянии беспамятства, полного или частичного; перестань спать или отдыхать лежа — и встань’.

(3). Побуждение типа 3 имеет вторичный характер: оно предполагает, что действие или (а) уже осуществляется, или (б) будет осуществляться независимо от данного побуждения, и поэтому побуждает не собственно к исполнению действия, а к исполнению его определенным образом [21, 282; 6, 17].

(а). Действие уже осуществляется, Г побуждает А внести коррективы в его осуществление: ^ Вы сегодня очень тихо поете. Прошу вас, пойте громче; Говорите громче, пожалуйста, а то здесь не слышно [21, 282-283; 6, 17]. (По другому параметру эта группа относится также к типу (4), см. ниже).

(б). Действие еще не осуществляется, но принято к осуществлению А в результате первичного побуждения; Г побуждает А производить это действие определенным образом: Откройте дверь! Только открывайте медленно: она скрипит; Напишите ему о том, что случилось! Только пишите подробно, как следует (примеры из [6, 17]); Сейчас посмотришь в глазок. Только смотри внимательно (М.Колосов; пример из [21, 282]; [Фамусов слуге:] Достань-ка календарь; читай не так, как пономарь; а с чувством,с толком, с расстановкой (Грибоедов. Горе от ума).

Заметим, что как в случае (а), так и в случае (б) представление об “образе действия”, к которому побуждается А, может выражаться не зависимыми от глагола словами, как в примерах выше, но быть встроено в значение самого глагола: [дьячок Вонмигласов побуждает фельдшера Курятина внести коррективы в действие удаления зуба:] Не тяни только долго, а дергай. Ты не тяни, а дергай... Сразу! (Чехов. Хирургия).

Значение типа (3) имеют и императивы НСВ повторяющегося действия: ^ Пишите [в дальнейшем] мне по новому адресу и т.п.

(4). Тип 4 образуют употребления, наиболее близкие к исходному актуально-длительному НСВ, со значением побуждения к продолжению происходящего в момент речи действия. Поскольку, как говорилось выше, такое побуждение в чистом виде бессмысленно, оно разными способами конкретизируется, давая два основных подтипа. Подтип (а) — побуждение к возобновлению прерванного действия: Что же вы остановились? Читайте, мы вас слушаем [21, 279]; Что же вы остановились? Пишите! (пример из [6, 17]; Пилите, пилите, — пролепетал Паниковский [Балаганову, который перестал пилить гири] (И.Ильф и Е.Петров. Золотой теленок). Подтип (б) — побуждение, направленное на предотвращение перерыва в действии или его прекращения, когда этого можно ожидать. Например: начальник, которого положено приветствовать вставанием, войдя в комнату, говорит сидящим подчиненным: Сидите, сидите!; автоответчик позвонившему по занятому номеру: Ждите ответа!; Держи меня, соломинка, держи! (из песни А.Пугачевой). При этом граница между (а) и (б) размыта, поскольку действие может быть, так сказать, “приостановлено” (см. пример выше из чеховской “Хирургии”), перерыв в нем может только “наметиться”, причем в большей или в меньшей степени.

Аналогичным образом может быть размыта граница между другими семантическими типами НСВ, например, (1) и (2): ^ Наливайте! Открывай! Поднимай!; (1) и (4): Молчите!; Летите, голуби, летите! (из песни); Ну, целуй меня, целуй... (С.Есенин); Жарь, жги, режь, рушь! (В.Маяковский. 150 000 000) и т.д., что еще раз показывает слабо грамматикализованный и в значительной степени ситуативно-контекстуальный характер этих различий. Особенно часто стирается граница между началом и продолжением в случае императивов НСВ повторяющегося (неограниченно-кратного) действия, обращенного в неопределенному множеству адресатов (что типично для разного рода рекламных побуждений и политических призывов), так, С работы и на работу летайте самолетами Аэрофлота! (А.Вознесенский) понимается как побуждение для тех, кто уже летает, продолжать летать, а для тех, кто не летает, начать летать. (В чистом виде побуждение типа 4 для НСВ повторяющегося действия не характерно.)

НСВ повторяющегося действия может также употребляться в особом, свойственном только ему значении, которое можно назвать “дистрибутивным побуждением”. Так, Вступайте в ряды Партии труда! есть обращенное к множеству адресатов побуждение вступить в данную партию — естественно, для каждого только один раз. Впрочем, в большинстве случаев это значение сливается с перечисленными выше в едином употреблении, прочитывающемся для каждого вида адресатов по-своему: Покупайте сигареты “Прима”! — для кого-то это побуждение начать постоянно покупать, для кого-то продолжать покупать, а для кого-то — купить один раз.

4. ^ Характер побуждения.

Важнейшее различие между СВ и НСВ в императиве касается характера побуждения и относится к взаимодействию побуждения Г с волей А. (Подчеркнем, что это различие относится только к противопоставлению актуального императива НСВ и императива СВ, поскольку императив НСВ повторяющегося действия не конкурирует и поэтому не размежевывается с императивом СВ.) Невидимое подлинное начало действия (= контролируемого действия, т.е. такого, которое происходит по воле, по выбору субъекта) — это, по самому определению действия, выбор субъекта совершить его4. Побуждение может по-разному соотноситься с потенциальным действием А как субъекта предполагаемого действия. (1). Побуждение может предварять выбор и каузировать его. В этом случае Г посредством побудительного высказывания каузирует А выбрать Р и делать (осуществлять) его. (2). Побуждение может следовать за выбором А, попадая в промежуток между ментальным этапом действия — выбором волей действия (возникновением ментального импульса к его осуществлению) и непосредственным его осуществлением. В этом случае, в ситуации, когда выбор уже сделан, но осуществление действия по тем или иным причинам “отложено”, Г посредством побудительного высказывания каузирует А делать Р, каузирует при помощи своего высказывания осуществление выбранного действия. И если семантически императивные формы СВ и НСВ вступают в конкуренцию друг с другом, обозначая в основной массе употреблений одинаковые или совпадающие частично, но прагматически эквивалентные цепочки ситуаций, то в отношении характера побуждения императивные формы СВ и НСВ четко противопоставлены друг другу. Императив СВ выражает побуждение 1 типа: Г каузирует А выбрать Р и осуществить его, императив НСВ — побуждение 2 типа: в ситуации, когда выбор сделан, Г каузирует своим высказыванием А осуществить (осуществлять) (уже выбранное им) Р. И это относится ко всем — подчеркнем это! — случаям употребления императива, без каких-либо исключений. Это различие ярко проявляется в том, что задача императивного высказывания с СВ выполнена и в тех случаях, когда А только выбрал Р (= согласился и т.п. выполнить Р), к которому его побуждают ([23, 11]; см. цитату ниже); разумеется, Г удовлетворяется таким согласием только потому, что оно должно повлечь в будущем осуществление Р, однако на момент речи имеет место только выбор, осуществление еще впереди: Узнай ты про Машутку, а? Христа ради! — Ладно, — сказал Илья (Горький; пример из [23, 11]). В то же время в высказываниях с НСВ, каузирующих реализацию Р, такое невозможно, ср.: Открывай дверь! — *Ладно [и ничего не делает].

Описанное различие очевидно вытекает из исходного противопоставления СВ и актуального (актуально-длительного и актуально-динамического) НСВ. Как отмечалось, СВ обозначает всю образующую событие цепочку сменяющих друг друга ситуаций5, в том числе и выбор субъекта действия произвести его (без невидимого ментального этапа выбора действие не полно!). В то же время актуальный НСВ, обозначая действие, уже происходящее в момент речи (или в какой-то другой момент времени, выбранный в качестве точки отсчета), действие в процессе его совершения, развертывания, не включает момент выбора в свое значение, предполагает, что выбор был уже сделан до того периода (момента) времени, в который происходит описываемое им действие. В любой из разновидностей НСВ императива, описанных выше, сохраняется хотя бы “минимум” исходного актуального НСВ, а именно, что выбор был уже до побуждения с помощью НСВ сделан и не входит в значение самого НСВ. В одном случае это побуждению к продолжению совершаемого и, следовательно, уже выбранного действия, в другом — побуждение к коррективам в способе осуществления того или иного осуществляемого и, следовательно, уже выбранного действия, и наконец, побуждение к осуществлению еще не начатого физически, но уже выбранного, “намеченного” и в этом смысле начатого действия.

Отметим, что подобное расширение употребления актуального НСВ свойственно не только императивным формам. Идея, что субъект действия находится в промежутке между выбором Р и его осуществлением, определяет употребление формы актуального настоящего НСВ в значении непосредственно предстоящего действия: Всё, ухожу, ухожу! — с таким же неопределенно размытым значением, как и в НСВ императива: то ли действие ухода уже начато, то ли вот-вот начнется (ср. компонент ‘немедленно’, отмечаемый в значении императивных форм О. П. Рассудовой [17] и Е. В. Падучевой [16]) и в значении будущего запланированного действия: Я завтра еду в Киев. Аналогичное значение выражают и формы настоящего времени в английском языке — Present Continious и Present Simple (с некоторыми различиями между ними).


Так или иначе, в том или ином виде, с одной стороны или с другой, в том или ином объеме, с той или иной степенью обобщенности, описанное выше главное различие между видами в императиве “чувствовалось” и отмечалось исследователями. Так, О. П. Рассудова пишет: “В предложении с глаголом несовершенного вида подразумевается, что данное действие должно быть совершено, и это известно говорящему и слушающему” [17, 104]. С другой стороны, но, правда, только частично, для части употреблений, и в несколько туманном виде эта особенность “схватывается” указаниями на то, что действие, к которому побуждает императив НСВ, вытекает из ситуации, обусловлено ситуацией, вытекает из контекста [17, 107; 16, 71-75]. В работе В.С.Храковского “господствующая закономерность”, регулирующая употребление видов в императиве, формулируется следующим образом: “Если исполнитель не ожидает конкретной прескрипции и не готов к ее исполнению, то употребляется форма СВ, а если ожидает и готов ее исполнить, то употребляется форма НСВ” [21, 277]. И. А. Шаронов разделяет побудительные высказывания на 2 типа — информативно-побудительные, с императивом СВ, и сигнально-побудительные, в которых выступает императив НСВ. В информативно-побудительных высказываниях “говорящий исходит из того, что слушающему неизвестна необходимость, желательность для говорящего совершения действия , и он добивается, чтобы слушающий получил информацию и выразил намерение совершить/совершил действие” [23, 11]. Сигнально-побудительный тип “обусловлен предположением говорящего о наличии у слушающего информации о необходимости/целесообразности совершения данного действия. Такие предложения представляют собой просто сигнал к действию, подразумеваемому ситуацией” [23, 11].


Как было отмечено выше, императив НСВ “вклинивается” между выбором Р и его осуществлением в ситуации, когда имеет место промедление с осуществлением действия. (Отсюда частое употребление слова немедленно в императивах НСВ: Немедленно садись делать уроки!). Императивные высказывания с НСВ могут быть распределены по различным типам в зависимости от причин “промедления” с осуществлением выбранного действия и вытекающих из этого коммуникативно-прагматических особенностей самих этих высказываний. Ниже будут описаны основные из них. Заметим предварительно, что в некоторых императивных ситуациях, а именно в тех, где ситуация однозначно говорит о том, что выбор сделан, может быть употреблен только НСВ, равно как в некоторых других — в тех случаях, когда совершенно ясно, что предварительного выбора нет — только СВ. СВ абсолютно обязателен, если побуждение идет “против” первоначального выбора А, если оно должно “аннулировать” предварительный выбор, установку А против выполнения Р и сформировать у него выбор, импульс делать Р6. В то же время в значительном числе случаев может быть употреблен как НСВ, так и СВ, но с изменением интерпретации ситуации и связанных с употреблением той или иной видовой формы коннотаций и импликатур.

5. Реализативы.

Первый из двух основных типов императивных высказываний с НСВ, объединяющий высказывания, которые просто и непосредственно побуждают к осуществлению, реализации предварительно выбранного А-ом действия, назовем, за неимением в обычном (и научном) языке подходящего слова (термина), уродливым именем




оставить комментарий
страница1/3
Дата22.09.2011
Размер0,62 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх