Зороастризм: верования и обычаи icon

Зороастризм: верования и обычаи


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Мэри Бойс
Религии и верования Центральной Азии и Каспия Иранские религии...
Рабочая программа история 6 класс Пояснительная записка...
Презентация в Афинах труда великого археолога современности Виктор Сарианиди «Зороастризм: новая...
Древнеиндийские домашние обряды (обычаи)...
Шорцы: история, культура, обычаи, язык...
Лекция: Введение в Зороастризм...
Лекция: Введение в Зороастризм...
Источники по этнографии монголов периода империи джувейни, «История завоевателя мира», сер...
-
Восточные славяне в древности. Происхождение и расселение славян. Общественный строй, хозяйство...
ИМ. В. И. Ульянова-ленина удк: 316. 37+1: 21...



Загрузка...
скачать

ЗОРОАСТРИЗМ: ВЕРОВАНИЯ И ОБЫЧАИ


(с) АВАНТА+, 1996.

Зороастризм — очень древняя религия, названная по имени своего основателя пророка Заратуштры. Греки считали Заратуштру мудрецом-астрологом и переименовали этого человека в Зороастра (от греч. «астрон» — «звезда»), а его вероучение назвали зороастризмом.

Религия эта настолько древняя, что большинство её последователей совершенно забыли, когда и где она возникла. Многие азиатские и ираноязычные страны претендовали в прошлом на роль родины пророка Зороастра. Во всяком случае, по одной из версий, Зороастр жил в последней четверти II тыс. до н. э. Как полагает известная английская исследовательница Мэри Бойс, «исходя из содержания и языка сложенных Зороастром гимнов, теперь установлено, что в действительности пророк Зороастр жил в азиатских степях, к востоку от Волги».

Возникнув на территории Иранского нагорья, в его восточных областях, зороастризм получил широкое распространение в ряде стран Ближнего и Среднего Востока и был господствующей религией в древних иранских империях примерно с VI в. до н. э. до VII в. н. э. После завоевания Ирана арабами в VII в. н. э. и принятия новой религии — ислама — зороастрийцы стали подвергаться гонениям, и в VII—X вв. большинство из них постепенно переселились в Индию (штат Гуджарат), где их называли парсами. В настоящее время зороастрийцы помимо Ирана и Индии проживают в Пакистане, Шри-Ланке, Адене, Сингапуре, Шанхае, Гонконге, а также в США, Канаде и Австралии. В современном мире число последователей зороастризма составляет не более 130—150 тыс. человек.

Зороастрийское вероучение было уникальным для своего времени, многие его положения глубоко благородны и нравственны, поэтому вполне возможно, что более поздние религии, такие, как иудаизм, христианство и ислам, кое-что позаимствовали из зороастризма. Например, как и зороастризм, они монотеистичны, т. е. в основе каждой из них лежит вера в единого верховного Бога, творца вселенной; вера в пророков, осенённых божественным откровением, которое и становится основой их вероучений. Как и в зороастризме, в иудаизме, христианстве и исламе существует вера в приход Мессии, или Спасителя. Все эти религии вслед за зороастризмом предлагают следовать возвышенным нормам морали и строгим правилам поведения. Не исключено, что учения о загробном мире, рае, аде, бессмертии души, воскресении из мёртвых и установлении праведной жизни после Страшного суда также появились в мировых религиях под влиянием зороастризма, где они присутствовали изначально.

Так что же такое зороастризм и кем был его полумифический основатель пророк Зороастр, какое племя и народ он представлял и что проповедовал?



^ ИСТОКИ РЕЛИГИИ

В III тыс. до н. э. к востоку от Волги, в южнорусских степях, жил народ, который историки впоследствии назвали протоиндоиранцами. Народ этот, по всей вероятности, вёл полукочевой образ жизни, имел небольшие поселения, пас скот. Он состоял из двух социальных групп: жрецов (служителей культа) и воинов-пастухов. Как считают многие учёные, именно к III тыс. цо н. э., в эпоху бронзового века, протоиндоиранцы разделились на два народа — индоариев и иранцев, отличающихся друг от друга по языку, хотя основным их занятием по-прежнему оставалось скотоводство и они торговали с оседлым населением, жившим к югу от них. Это было неспокойное время. В большом количестве производились оружие и боевые колесницы. Пастухам нередко приходилось становиться воинами. Их вожди возглавляли набеги и грабили другие племена, унося чужое добро, уводя стада и пленников. Именно в то опасное время, примерно в середине II тыс. до н. э., по некоторым данным — между 1500 и 1200 гг. до н. э., жил жрец Зороастр. Наделённый даром откровения, Зороастр резко выступал против того, чтобы в обществе правила сила, а не закон. Откровения Зороастра составили книгу Святых писаний, известную под названием «Авеста». Это не только свод священных текстов зороастрийского вероучения, но и главный источник сведений о личности самого Зороастра.

^ СВЯЩЕННЫЕ ТЕКСТЫ

Дошедший до наших дней текст «Авесты» состоит из трёх главных книг — это «Ясна», «Яшты» и «Видевдат». Извлечения из «Авесты» составляют так называемую «Малую Авесту» — сборник повседневных молитв.

«Ясна» состоит из 72 глав, 17 из которых составляют «Гаты» — гимны пророка Зороастра. Судя по «Гатам», Зороастр — реальное историческое лицо. Он происходил из небогатой семьи из рода Спитама, отца звали Пурушаспа, мать — Дугдова. Его собственное имя — Заратуштра — на древнем пехлевийском языке может означать «обладающий золотистым верблюдом» или «тот, кто ведёт верблюда». Надо отметить, что имя довольно обычное. Маловероятно, чтобы оно принадлежало мифологическому герою. Зороастр (в России его имя традиционно произносится в греческом варианте) был профессиональным жрецом, имел жену и двух дочерей. На его родине проповедь зороастризма не нашла признания и даже преследовалась, поэтому Зороастру пришлось бежать. Он нашёл пристанище у правителя Виштаспы (где тот правил, до сих пор неизвестно), принявшего веру Зороастра.

^ БОЖЕСТВА ЗОРОАСТРИЙЦЕВ



Зороастр получил в откровении истинную веру в 30-летнем возрасте. Согласно преданию, однажды на рассвете он отправился к реке за водой для приготовления священного опьяняющего напитка — хаомы. Когда он возвращался, перед ним возникло видение: он узрел сияющее существо — Воху-Мана (Благой помысел), который и привёл его к Богу — Ахура-Мазде (Владыке порядочности, праведности и справедливости). Откровения Зороастра не возникли на пустом месте, их истоки — в религии ещё более древней, чем зороастризм. Задолго до начала проповеди нового вероучения, «открытого» Зороастру самим верховным Богом Ахура-Маздой, у древних иранских племён почитались бог Митра — олицетворение договора, Анахита — богиня воды и плодородия, Варуна — бог войны и побед и др. Уже тогда сложились религиозные обряды, связанные с культом огня и приготовлением жрецами хаомы для религиозных церемоний. Многие обряды, ритуалы и герои принадлежали ещё эпохе «индоиранского единства», в которую жили протоиндоиранцы — предки иранских и индийских племён. Все указанные божества и мифологические герои органично вошли в новую религию — зороастризм.



Зороастр учил, что высшим божеством является Ахура-Мазда (позже он назывался Ормузд или Хормузд). Все другие божества занимают по отношению к нему подчинённое положение. По мнению учёных, образ Ахура-Мазды восходит к верховному богу иранских племён (ариев), именовавшемуся ахура (владыка). К ахура относились Митра, Варуна и др. Высший ахура имел эпитет Мазда (Мудрый). Помимо божеств ахура, воплощавших в себе высшие моральные свойства, древние арии почитали дэвов — божества низшего ранга. Им поклонялась часть арийских племён, в то время как большинство иранских племён причисляли дэвов к силам зла и тьмы и отвергали их культ. Что касается Ахура-Мазды, то слово это означало «Владыка Мудрости» или «Мудрый Господь».

Ахура-Мазда олицетворял собой высшего и всезнающего Бога, творца всего сущего, Бога небесного свода; он был связан с основными религиозными понятиями — божественной справедливостью и порядком (аша), добрым словом и добрыми деяниями. Значительно позже получило некоторое распространение другое название зороастризма — маздеизм.

Зороастр начал поклоняться Ахура-Мазде — всезнающему, премудрому, праведному, справедливому, который изначален и от которого произошли все другие божества, — с того момента, как увидел на берегу реки сияющее видение. Оно привело его к Ахура-Мазде и другим божествам, излучающим свет, существам, в присутствии которых Зороастр «не мог увидеть собственной тени».

Вот как в гимнах пророка Зороастра — «Гатах» — представлен разговор между Зороастром и Ахура-Маздой:

Спросил Ахура-Мазду
Спитама-Заратуштра:
«Скажи мне, Дух Святейший,
Создатель жизни плотской,
Что из Святого Слова
И самое могучее,
И самое победное,
И наиблагодатное,
Что действенней всего?»
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Ахура-Мазда молвил:
«Моё то будет имя,
Спитама-Заратуштра,
Святых Бессмертных имя, —
Из слов святой молитвы
Оно всего мощнее,
Оно всего победней
И наиблагодатнее,
И действенней всего.
Оно наипобедное,
И самое целебное,
И сокрушает больше
Вражду людей и дэвов,
Оно в телесном мире
И мысль проникновенная,
Оно в телесном мире —
Отдохновенья дух!»
И молвил Заратуштра:
«Скажи мне это имя,
Благой Ахура-Мазда,
Которое великое,
Прекрасное и лучшее,
И самое победное,
И самое целебное,
Что сокрушает больше
Вражду людей и дэвов,
Что действенней всего!
Тогда я сокрушил бы
Вражду людей и дэвов,
Тогда я сокрушил бы
Всех ведьм и колдунов,
Меня ж не одолели бы
Ни дэвы и ни люди,
Ни колдуны, ни ведьмы».
Ахура-Мазда молвил:
«Мне имя — Вопросимый,
О, верный Заратуштра,
Второе имя — Стадный,
А третье имя — Мощный,
Четвёртое — я Истина,
А в-пятых — Всё Благое,
Что истинно от Мазды,
Шестое имя — Разум,
Седьмое — я Разумный,
Восьмое — я Ученье,
Девятое — Учёный,
Десятое — я Святость,
Одиннадцать — Святой я,
Двенадцать — я Ахура,
Тринадцать — я Сильнейший,
Четырнадцать — Беззлобный,
Пятнадцать — я Победный,
Шестнадцать —- Всесчитающий,
Всевидящий — семнадцать,
Целитель — восемнадцать,
Создатель — девятнадцать,
Двадцатое — я Мазда.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Молись мне, Заратуштра,
И днём молись, и ночью,
Свершая возлияния,
Как это подобает.
Я сам, Ахура-Мазда,
Приду тогда на помощь,
Тогда тебе на помощь
Придёт и добрый Сраоша,
Придут тебе на помощь
И воды, и растения,
И праведный Фраваши»

(«Авеста — избранные гимны». Перевод И. Стеблина-Каменского.)

Однако во вселенной царят не только силы добра, но и силы зла. Ахура-Мазде противостоит злое божество Анхра-Майнью (Ахриман, встречается также транскрипция Ариман), или Злой дух. Постоянное противоборство между Ахура-Маздой и Ахриманом выражается в борьбе добра со злом. Таким образом, для зороастрийской религии характерно наличие двух начал: «Воистину, есть два первичных духа, близнецы, славящиеся своей противоположностью. В мысли, словах и в действии — они оба добрый и злой... Когда эти два духа схватились впервые, то они создали бытие и небытие, и то, что ждёт в конце концов тех, кто следует пути лжи, — это самое худшее, а тех, кто следует пути добра (аша), ждёт самое лучшее. И вот из этих двух духов один, следующий лжи, выбрал зло, а другой — дух святейший... выбрал праведность».

Воинство Ахримана составляют дэвы. Зороастрийцы верят, что это злые духи, колдуны, злые властители, которые вредят четырём стихиям природы: огню, земле, воде, небосводу. Кроме того, в них выражены худшие человеческие качества: зависть, лень, ложь. Божество огня Ахура-Мазда сотворил жизнь, тепло, свет. В ответ на это Ахриман создал смерть, зиму, холод, зной, вредных животных и насекомых. Но в итоге, согласно зороастрийскому вероучению, в этой борьбе двух начал Ахура-Мазда окажется победителем и уничтожит зло навсегда.

Ахура-Мазда с помощью Спента-Майнью (Святого Духа) сотворил шесть «бессмертных святых», которые вместе с верховным Богом составляют пантеон из семи божеств. Именно эта идея о семи божествах стала одним из новшеств зороастризма, хотя в основу были положены старые представления о происхождении мира. Эти шесть «бессмертных святых» являются некими отвлечёнными сущностями, как, например, Воху-Мана (или Бахман) — покровитель скота и одновременно Добрая мысль, Аша Вахишта (Ордибе-хешт) — покровитель огня и Лучшая правда, Хшатра Варья (Шахривар) — покровитель металла и Избранная власть, Спента Армати — покровитель земли и Благочестие, Хаурватат (Хордад) — покровитель воды и Целостность, Амертат (Мордад) — Бессмертие и покровитель растений. Помимо них божествами-спутниками Ахура-Мазды являлись Митра, Апам Напати (Варун) — Внук вод, Сраоши — Послушание, Внимание и Дисциплина, а также Аши — богиня судьбы. Эти божественные качества почитались как отдельные боги. В то же время по зороастрийскому учению все они являются порождением самого Ахура-Мазды и под его началом стремятся к победе сил добра над силами зла.

Приведём одну из молитв «Авесты» («Ормазд-Яшт», яшт 1). Это гимн пророка Зороастра, посвящённый Богу Ахура-Мазде, Он дошёл до настоящего времени в значительно искажённом и дополненном виде, но, безусловно, интересен, поскольку в нём перечисляются все имена-качества верховного божества: «Да возрадуется Ахура-Мазда, и отвратится Анхра-Майнью воплощением Истины по воле достойнейшей!.. Прославляю благомыслием, благословием и благодеянием Благомыслие, Благословие и Благодеяние. Предаюсь всему благословию, благомыслию и благодеянию и отрекаюсь от всего зломыслия, злословия и злодеяния. Приношу вам, Бессмертные Святые, молитву и хвалу мыслью и словом, делом и силой и тела своего жизнь. Восхваляю истину: Истина — лучшее благо».

^ НЕБЕСНАЯ СТРАНА АХУРА-МАЗДЫ

Зороастрийцы рассказывают, что в древние времена, когда предки их жили ещё в своей стране, арии — люди Севера — знали дорогу к Великой Горе. В древности мудрые люди хранили особый ритуал и умели изготавливать из трав чудесный напиток, освобождавший человека от телесных уз и позволявший странствовать среди звёзд. Преодолев тысячи опасностей, сопротивление земли, воздуха, огня и воды, пройдя через все элементы, те, кто хотел своими глазами видеть судьбы мира, достигали Лестницы Звёзд и, то поднимаясь ввысь, то спускаясь так низко, что Земля казалась им сияющей вверху светлой точкой, оказывались, наконец, перед воротами в рай, которые охраняли вооружённые огненными мечами ангелы.

«Чего хотите вы, духи, пришедшие сюда? — спрашивали ангелы странников. — Как узнали вы путь в Чудесную Страну и откуда получили тайну священного напитка?»

«Мы учились мудрости отцов, — отвечали, как было должно, ангелам странники. — Мы знаем Слово». И они чертили на песке тайные знаки, составлявшие священную надпись на древнейшем языке.

Тогда ангелы открывали ворота... и начиналось долгое восхождение. Иногда оно занимало тысячи лет, иногда и больше. Времени Ахура-Мазда не считает, не считают его и те, кто во что бы то ни стало вознамерился проникнуть в сокровищницу Горы. Рано или поздно они достигали её вершины. Льды, снега, резкий холодный ветер, а вокруг — одиночество и безмолвие бесконечных пространств — вот что находили они там. Тогда вспоминали они слова молитвы: «Бог великий, Бог наших отцов, Бог всей вселенной! Научи нас, как проникнуть в средоточие Горы, яви нам свою милость, помощь и просветление!».

И вот откуда-то среди вечных снегов и льдов появлялось сияющее пламя. Огненный столп вёл странников к входу, и там встречали посланников Ахура-Мазды духи Горы.

Первое, что представало глазам странников, вступивших в подземные галереи, была звезда, подобная тысяче разнообразных лучей, слитых воедино.

«Что это?» — спрашивали странники духов. И духи отвечали им:

«Видите сияние в центре звезды? Здесь — источник энергии, которая даёт вам существование. Подобно птице Феникс, Мировая Человеческая Душа вечно умирает и вечно возрождается в Неугасимом Пламени. Каждый миг она разделяется на мириады отдельных звёзд, подобных вашей, и каждый миг воссоединяется, не уменьшаясь ни в содержании своём, ни в объёме. Форму звезды мы придали ей потому, что, подобно звезде, во мраке дух Духа духов всегда освещает материю. Помните, как в осеннем земном небе вспыхивают падающие звёзды? Подобно тому в мире Творца ежесекундно вспыхивают звенья цепи „души-звёзды". Они рассыпаются на осколки, как порванная жемчужная нить, как капли дождя, осколки-звёзды падают в миры творения. Каждую секунду на внутреннем небе появляется звезда: это, воссоединившись, „душа-звезда" поднимается к Богу из миров смерти. Видите два потока из этих звёзд — нисходящий и восходящий? Вот истинный дождь над нивой Великого Сеятеля. В каждой звезде есть один главный луч, по которому звенья всей цепи, как по мосту, проходят над бездной. Это „царь душ", тот, который помнит и несёт на себе всё прошлое каждой звезды. Слушайте внимательно, странники, самую главную тайну Горы: из миллиардов „царей душ" составляется одно верховное созвездие. В миллиардах „царей душ" прежде вечности пребывает Один Царь — и на Нём упование всех, вся боль бесконечного мира...». На Востоке часто говорят притчами, во многих из которых скрыты великие тайны жизни и смерти.

КОСМОЛОГИЯ

По зороастрийской концепции мироздания мир будет существовать на протяжении 12 тыс. лет. Вся его история условно делится на четыре периода, в каждом — по 3 тыс. лет. Первый период — предсуществование вещей и идей, когда Ахура-Мазда создаёт идеальный мир абстрактных понятий. На этой стадии небесного творения уже существовали прообразы всего, что позднее было создано на земле. Это состояние мира называется менок (т. е. «невидимый» или «духовный»). Вторым периодом считается сотворение тварного мира, т. е. реального, зримого, «населённого тварями». Ахура-Мазда создаёт небо, звёзды, Луну и Солнце. За сферой Солнца находится обиталище самого Ахура-Мазды.

Одновременно начинает действовать Ахриман. Он вторгается в пределы небосвода, создаёт планеты и кометы, не подчиняющиеся равномерному движению небесных сфер. Ахриман загрязняет воду, насылает смерть на первого человека Гайомарта. Но от первого человека рождаются мужчина и женщина, давшие начало роду человеческому. От столкновения двух противоборствующих начал весь мир приходит в движение: воды обретают текучесть, возникают горы, движутся небесные тела. Чтобы нейтрализовать действия «вредных» планет, Ахура-Мазда к каждой планете приставляет благих духов.

Третий период существования мироздания охватывает время до появления пророка Зороастра. В этот период действуют мифологические герои «Авесты». Один из них — царь золотого века Йима Сияющий, в царстве которого нет «ни жары, ни холода, ни старости, ни зависти — творения дэвов». Этот царь спасает людей и скот от потопа, построив для них специальное убежище. В числе праведных этого времени упоминается и правитель некоей территории Виштаспа; именно он стал покровителем Зороастра.

Последний, четвёртый период (после Зороастра) будет длиться 4 тыс. лет, на протяжении которых (в каждом тысячелетии) людям должны явиться три Спасителя. Последний из них, Спаситель Саошьянт, который, как и два предыдущих Спасителя, считается сыном Зороастра, решит судьбу мира и человечества. Он воскресит мёртвых, победит Ахримана, после чего наступит очищение мира «потоком расплавленного металла», а всё, что останется после этого, обретёт вечную жизнь.

Поскольку жизнь делится на благо и зло, следует избегать зла. Боязнь осквернения источников жизни в любой форме — физической или нравственной — является отличительной чертой зороастризма.

^ РОЛЬ ЧЕЛОВЕКА В ЗОРОАСТРИЗМЕ

В зороастризме важная роль отводится духовному совершенствованию человека. Главное внимание в этической доктрине зороастризма сосредоточивается на деятельности человека, которая основана на триаде: добрая мысль, доброе слово, доброе деяние. Зороастризм приучал человека к чистоте и порядку, учил состраданию к людям и благодарности к родителям, семье, соотечественникам, требовал выполнять свои обязанности по отношению к детям, помогать единоверцам, заботиться о земле и пастбищах для скота. Передача этих заповедей, ставших чертами характера, из поколения в поколение сыграла важную роль в выработке жизнестойкости зороастрийцев, помогла выдержать тяжкие испытания, постоянно выпадавшие на их долю на протяжении многих веков.

Зороастризм, предоставляя человеку свободу выбора своего места в жизни, призывал избегать творить зло. В то же время по зороастрийскому вероучению судьба человека определена роком, но от его поведения в этом мире зависит, куда попадёт его душа после смерти — в рай или ад.

^ СТАНОВЛЕНИЕ ЗОРОАСТРИЗМА



ОГНЕПОКЛОННИКИ

Молитва зороастрийцев всегда производила на окружающих большое впечатление. Вот как вспоминает об этом известный иранский писатель Садег Хедаят в своём рассказе «Огнепоклонники». (Повествование ведётся от лица археолога, работающего на раскопках неподалёку от местечка Накше-Рустам, где расположен древний зороастрийский храм и высоко в горах вырублены могилы древних шахов.)
«Хорошо помню, вечером я измерял этот храм («Кааба Зороастра». — Прим. ред.). Было жарко, и я изрядно устал. Вдруг я заметил, что в мою сторону идут два человека в одежде, которую теперь иранцы не носят. Когда они подошли ближе, я увидел рослых, крепких стариков с ясными глазами и какими-то необыкновенными чертами лиц... Они были зороастрийиами и поклонялись огню, как их древние цари, лежавшие в этих гробницах. Они быстро собрали хворост и сложили его в кучу. Потом подожгли его и начали читать молитву, как-то по особенному нашёптывая... Казалось, это был тот самый язык „Авесты". Наблюдая, как они читают молитву, я случайно поднял голову и оцепенел. Прямо передо мною, на камнях склепа, была высечена та же сиена, которую я сейчас, через тысячи лет, мог видеть собственными глазами. Казалось, камни ожили и люди, высеченные на скале, сошли, чтобы поклониться воплощению своего божества».



Поклонение верховному божеству Ахура-Мазде выражалось в первую очередь в поклонении огню. Именно поэтому зороастрийцев иногда называют огнепоклонниками. Ни один праздник, церемония или обряд не обходился без огня (Атар) — символа Бога Ахура-Мазды. Огонь представлялся в различных видах: небесный огонь, огонь молнии, огонь, дающий тепло и жизнь человеческому телу, и, наконец, высший священный огонь, зажигающийся в храмах. Первоначально у зороастрийцев не было храмов огня и напоминающих человека изображений божеств. Позднее стали строить храмы огня в виде башен. Такие храмы существовали в Мидии на рубеже VIII—VII вв. до н. э. Внутри храма огня имелось треугольное святилище, в центре которого, слева от единственной двери, находился четырёхступенчатый алтарь огня высотой около двух метров. По лестнице огонь доставлялся на крышу храма, откуда был виден издалека.

При первых царях Персидской державы Ахеменидов (VI в. до н. э.), вероятно при Дарий I, Ахура-Мазду стали изображать на манер несколько видоизменённого ассирийского бога Ашшура. В Персеполе — древней столице Ахеменидов (близ современного Шираза) — изображение Бога Ахура-Мазды, высеченное по приказу Дария I, представляет собой фигуру царя с распростёртыми крыльями, с солнечным диском вокруг головы, в тиаре (короне), которую венчает шар со звездой. В руке он держит гривну — символ власти.

Сохранились высеченные на скале изображения Дария I и других ахеменидских царей перед алтарём огня на гробницах в Накше-Рустам (ныне город Казерун в Иране). В более позднее время изображения божеств — барельефы, горельефы, статуи — встречаются чаще. Известно, что ахеменидский царь Артаксеркс II (404—359 гг. до н. э.) приказал воздвигнуть статуи зороастрийской богини воды и плодородия Анахиты в городах Сузы, Экбатаны, Бактра.

^ «АПОКАЛИПСИС» ЗОРОАСТРИЙЦЕВ



Согласно зороастрийскому вероучению, мировая трагедия состоит в том, что в мире действуют две основные силы — созидательная (Спента-Майнью) и разрушительная (Анхра-Майнью). Первая олицетворяет всё доброе и чистое в мире, вторая — всё отрицательное, задерживающее становление человека в добре. Но это не дуализм. Ахриман и его воинство — злые духи и созданные им злые существа — не равны Ахура-Мазде и никогда не противопоставляются ему.

Зороастризм учит о конечной победе добра во всём мироздании и об окончательном разрушении царства зла — тогда наступит преображение мира...

В древнем зороастрийском гимне сказано: «В час воскресения восстанут все, жившие на земле, и соберутся к престолу Ахура-Мазды выслушать оправдание и прошение».

Преображение тел произойдёт одновременно с преображением земли, в одно и то же время изменятся мир и его население. Жизнь вступит в новую фазу. Поэтому день конца этого мира представляется зороастрийцам днём торжества, радости, исполнения всех надежд, концом греха, зла и смерти...

Подобно смерти отдельного человека, вселенский конец есть дверь в новую жизнь, а суд — зеркало, в котором каждый увидит настоящую иену самому себе и либо пойдёт в какую-то новую материальную жизнь (по представлениям зороастрийиев — в ад), либо займёт место среди «расы прозрачных» (т. е. пропускающих через себя лучи божественного света), для которых будут созданы новая земля и новые небеса.

Как великие страдания способствуют росту каждой отдельной души, так без всеобщей катастрофы не сможет возникнуть новая, преображённая вселенная.

Всякий раз, когда кто-либо из великих посланников верховного Бога Ахура-Мазды появляется на земле, чаша весов склоняется и наступление конца становится возможным. Но люди боятся конца, они защищаются от него, своим маловерием мешают концу наступить. Они как стена, глухая и косная, застыли в своей многотысячелетней тяжести земного бытия.

Что из того, что до конца мира пройдут ещё, может быть, сотни тысяч или даже миллионы лет? Что из того, что река жизни долго ещё будет течь в океан времени? Рано или поздно настанет возвещённое Зороастром мгновение конца — и тогда, как образы сна или пробуждения, разрушится непрочное благополучие неверующих. Как буря, которая ещё скрывается в облаках, как пламя, дремлющее в дровах, пока они ещё не зажжены, в мире присутствует конец, а сущность конца — преображение.

Те, кто помнит об этом, те, кто бесстрашно молится о скорейшем наступлении этого дня, только они воистину друзья воплощённого Слова — Саошьянта, Спасителя мира. Ахура-Мазда — Дух и Огонь. Символ пламени, горящего на высоте, — это не только образ Духа и жизни, другое значение этого символа — пламя будущего Пожара.

В день воскресения каждая душа потребует себе тело от элементов — земли, воды и огня. Восстанут все мёртвые с полным сознанием совершённых ими добрых или злых дел, и горько будут рыдать грешники, сознавая свои злодеяния. Затем в течение трёх дней и трёх ночей праведные будут отделены от грешников, пребывающих во мраке предельного помрачения. На четвёртый день злобный Ахриман будет обращён в ничто и всемогущий Ахура-Мазда воцарится повсюду.

Зороастрийиы называют себя «бодрствующими». Они — «люди Апокалипсиса», одни из немногих, кто бестрепетно ожидает конца мира.

^ ЗОРОАСТРИЗМ ПРИ САСАНИДАХ



Ахура Мазда вручает символ власти царю Ардаширу, III век.

Упрочению зороастрийской религии содействовали представители персидской династии Сасанидов, возвышение которой относится, по-видимому, к III в. н. э. По наиболее авторитетным свидетельствам, род Сасанидов покровительствовал храму богини Анахиты в городе Истахре в Парсе (Южный Иран). Папак из рода Сасанидов отнял власть у местного правителя — вассала парфянского царя. Сын Папака Ардашир наследовал захваченный престол и силой оружия утвердил свою власть во всей Парсе, свергнув долго правившую династию Аршакидов — представителей Парфянского государства на территории Ирана. Ардашир так преуспел, что в течение двух лет подчинил себе все западные области и короновался как «царь царей», став впоследствии властелином и восточной части Ирана.

^ ХРАМЫ ОГНЯ.

Для укрепления своей власти среди населения империи Сасаниды начали покровительствовать зороастрийской религии. По всей державе, в городах и сельской местности, было создано большое количество алтарей огня. Во времена Сасанидов храмы огня традиционно строились по единому плану. Их внешнее оформление и внутреннее убранство были очень скромными. Строительным материалом служили камень или необожжённая глина, стены внутри штукатурили.



Храм огня (предположительная конструкция по описаниям)
1 - чаша с огнем
2 - вход
3 - зал для молящихся
4 - зал для жрецов
5 - внутренние дверные проемы
6 - служебные ниши
7 - отверстие в куполе

Храм представлял собой куполообразный зал с глубокой нишей, где в огромной латунной чаше на каменном постаменте — алтаре — помещался священный огонь. Зал был отгорожен от других помещений таким образом, чтобы огонь не был виден.



Зороастрийские храмы огня имели свою иерархию. Каждый властелин владел собственным огнём, зажигавшимся в дни его царствования. Самым великим и почитаемым был огонь Варахрама (Бахрама) — символ Праведности, составлявший основу священных огней главных провинций и крупных городов Ирана. В 80—90-х гг. III в. всеми религиозными делами ведал верховный жрец Картир, основавший по всей стране множество таких храмов. Они стали центрами зороастрийского вероучения, строгого соблюдения религиозных обрядов. Огонь Бахрама был способен придавать людям силу для победы добра над злом. От огня Бахрама зажигались огни второй и третьей степени в городах, от них — огни алтарей в деревнях, небольших населённых пунктах и домашних алтарей в жилищах людей. По традиции огонь Бахрама состоял из шестнадцати видов огня, взятых из домашних очагов представителей разных сословий, в том числе служителей культа (жрецов), воинов, писцов, торговцев, ремесленников, земледельцев и т. д. Однако одним из главных огней был шестнадцатый, его приходилось ждать годами: это огонь, который возникает от ударов молнии в дерево.

Через определённое время огни всех алтарей необходимо было обновлять: существовал особый ритуал очищения и возведения на алтарь нового огня.


Священнослужитель-парс.

Рот прикрыт покрывалом (падан); в руках - короткий современный барсом (ритуальный жезл) из металлических стержней

Прикасаться к огню мог только жрец, у которого на голове была белая шапочка в форме тюбетейки, на плечах — белый халат, на руках — белые перчатки, а на лице — полумаска, чтобы дыхание не оскверняло огонь. Священнослужитель постоянно помешивал огонь в светильнике алтаря специальными щипцами, чтобы пламя горело ровно. В алтарной чаше сжигались дрова из ценных твёрдых пород деревьев, в том числе сандалового. Когда они горели, храм наполнялся ароматом. Накопившуюся золу собирали в специальные коробочки, которые потом закапывали в землю.


Жрец у священного огня



На схеме изображены ритуальные предметы:
1 и 2 — культовые чаши;
3, 6 и 7 — сосуды для пепла;
4 — ложка для собирания золы и пепла;
5 — щипцы.

^ СУДЬБА ЗОРОАСТРИЙЦЕВ В СРЕДНИЕ ВЕКА И В НОВОЕ ВРЕМЯ

В 633 г. после смерти пророка Мухаммада, основателя новой религии — ислама, началось завоевание Ирана арабами. К середине VII в. они почти полностью покорили его и включили в состав Арабского халифата. Если население западных и центральных областей приняло ислам раньше других, то северные, восточные и южные провинции, удалённые от центральной власти халифата, продолжали исповедовать зороастризм. Даже в начале IX в. южная область Фарс оставалась центром иранских зороастрийцев. Однако под влиянием захватчиков начались неизбежные изменения, повлиявшие и на язык местного населения. К IX в. среднеперсидский язык постепенно сменился новоперсидским языком — фарси. Но зороастрийские жрецы старались сохранить и увековечить среднеперсидский язык с его письменностью как священный язык «Авесты».

До середины IX в. зороастрийцев никто принудительно не обращал в ислам, хотя давление на них оказывали постоянно. Первые признаки нетерпимости и религиозного фанатизма появились после того, как ислам объединил большинство народов Передней Азии. В конце IX в. — X в. аббасидские халифы потребовали уничтожить зороастрийские храмы огня; зороастрийцев начали преследовать, их называли джабрами (гебрами), т. е. «неверными» по отношению к исламу.

Усилился антагонизм между персами, принявшими ислам, и персами-зороастрийцами. В то время как зороастрийцы лишались всех прав, если они отказывались принять ислам, многие персы-мусульмане занимали важные посты в новой администрации халифата.

Жестокие преследования и усилившиеся столкновения с мусульманами вынуждали зороастрийцев постепенно покидать родину. Несколько тысяч зороастрийцев переселились в Индию, где их стали называть парсами. Согласно преданиям, парсы около 100 лет скрывались в горах, после чего вышли к Персидскому заливу, наняли корабль и приплыли на остров Див (Диу), где прожили 19 лет, а после переговоров с местным раджой поселились в местечке, которое назвали Санджан в честь своего родного города в иранской провинции Хорасан. В Санджане они построили храм огня Атеш Бахрам.

В течение восьми столетий этот храм был единственным храмом огня парсов на территории индийского штата Гуджарат. Уже через 200—300 лет парсы Гуджарата забыли родной язык и стали говорить на гуджаратском диалекте. Миряне носили индийскую одежду, но жрецы по-прежнему появлялись только в белом одеянии и белой шапочке. Парсы Индии жили особняком, своей общиной, соблюдая древние обычаи. Парсийская традиция называет пять основных центров поселения парсов: Ванконер, Варнав, Анклесар, Броч, Навсари. Большинство зажиточных парсов в ХVI—XVII вв. селились в городах Бомбее и Сурате.

Судьба оставшихся в Иране зороастрийцев сложилась трагично. Их насильственно обращали в мусульманство, храмы огня разрушали, священные книги, включая «Авесту», уничтожали. Избежать истребления удалось значительной части зороастрийцев, которые в XI—XII вв. обрели пристанище в городах Йезде, Кермане и их окрестностях, в районах Туркабада и Шерифабада, отгороженных от густонаселённых мест горами и пустынями Деште-Кевир и Деште-Лут. Зороастрийцы, бежавшие сюда из Хорасана и иранского Азербайджана, сумели привезти с собой самые древние священные огни. Отныне они горели в простых помещениях, сложенных из необожжённого кирпича-сырца (чтобы не бросались в глаза мусульманам).

Зороастрийские жрецы, обосновавшиеся на новом месте, сумели, очевидно, вывезти священные зороастрийские тексты, в том числе и «Авесту». Лучше всего сохранилась литургическая часть «Авесты», что связано с постоянным её чтением во время молитв.

До монгольского завоевания Ирана и образования Делийского султаната (1206 г.), а также до завоевания Гуджарата мусульманами в 1297 г. связи между зороастрийцами Ирана и парсами Индии не прерывались. После монгольского нашествия на Иран в XIII в. и завоевания Индии Тимуром в XIV в. эти связи прервались и на некоторое время возобновились лишь в конце XV в.

В середине XVII в. зороастрийская община вновь подверглась преследованию со стороны шахов Сефевидской династии. По указу шаха Аббаса II зороастрийцев выселяли из предместий городов Исфахана и Кермана и насильственно обращали в ислам. Многим из них под страхом смертной казни пришлось принять новую веру. Уцелевшие зороастрийцы, видя, что их религия подвергается оскорблениям, стали скрывать алтари огня в специальных постройках, не имевших окон, которые служили храмами. В них могли входить только священнослужители. Верующие находились на другой половине, отделённой от алтаря перегородкой, позволяющей видеть лишь отсвет огня.

И в новое время зороастрийцы испытывали гонения. В XVIII в. им запрещалось заниматься многими видами ремёсел, торговать мясом, работать ткачами. Они могли быть торговцами, садоводами или земледельцами и носить одежду жёлтого и тёмных цветов. На постройку жилищ зороастрийцам необходимо было получать разрешение у мусульманских правителей. Свои дома они строили низкими, частично скрытыми под землёй (что объяснялось близостью пустыни), с куполообразными крышами, без окон; в середине крыши находилось отверстие для вентиляции. В отличие от жилищ мусульман жилые комнаты в домах зороастрийцев всегда располагались в юго-западной части строения, на солнечной стороне.

Тяжёлое материальное положение этого этнически-религиозного меньшинства объяснялось и тем, что помимо общих налогов на скот, на профессию бакалейщика или гончара последователи Зороастра должны были платить специальный налог — джизию, — которым они облагались как «неверные».

Постоянная борьба за существование, скитания, неоднократные переселения наложили отпечаток на внешний облик, характер и быт зороастрийцев. Им приходилось постоянно заботиться о спасении общины, сохранении веры, догматов и обрядов.

Многие европейские и русские учёные и путешественники, побывавшие в Иране в XVII—XIX вв., отмечали, что по внешнему облику зороастрийцы отличались от прочих персов. Зороастрийцы были смуглые, выше ростом, имели более широкий овал лица, тонкий орлиный нос, тёмные длинные волнистые волосы и густые бороды. Глаза широко расставлены, серебристо-серого цвета, под ровным, светлым, выступающим лбом. Мужчины были крепкими, хорошо сложёнными, сильными. Женщины-зороастрийки отличались очень приятной внешностью, часто встречались красивые лица. Не случайно их похищали персы-мусульмане, обращали в свою веру и женились на них.


Даже одеждой зороастрийцы отличались от мусульман. Поверх брюк они носили широкую хлопчатобумажную рубаху до колен, подпоясанную белым кушаком, а на голове — войлочный колпак или тюрбан.

Иначе сложилась жизнь у индийских парсов. Образование в XVI в. империи Великих Моголов на месте Делийского султаната и приход к власти хана Акбара ослабили гнёт ислама над иноверцами. Отменили непосильный налог (джизию), зороастрийские служители культа получили небольшие земельные наделы, была предоставлена большая свобода разным религиям. Вскоре хан Акбар начал отходить от ортодоксального ислама, заинтересовавшись верованиями парсов, индусов и мусульманских сект. При нём происходили диспуты представителей разных религий, в том числе и с участием зороастрийцев.

В XVI—XVII вв. парсы Индии были хорошими скотоводами и земледельцами, выращивали табак, занимались виноделием, поставляли морякам пресную воду и дерево. Со временем парсы стали посредниками в торговле с европейскими купцами. Когда центр парсийской общины Сурат перешёл во владение Англии, парсы переселились в Бомбей, который в XVIII в. был постоянным местом жительства богатых парсов — купцов и предпринимателей.

В течение XVI—XVII вв. связи между парсами и зороастрийцами Ирана часто прерывались (в основном из-за вторжения афганцев в Иран). В конце XVIII в. в связи с захватом Ага Мохаммед-ханом Каджаром города Кермана отношения между зороастрийцами и парсами прервались надолго.
^

ОБРЯДЫ И ОБЫЧАИ ЗОРОАСТРИЙЦЕВ


(окончание)

Разработав довольно сложную систему предписаний, служители зороастрийской религии диктовали своим единоверцам, что они должны делать и чего не должны. С одной стороны, жизнь зороастрийцев всё больше попадала в зависимость от обрядов, культа и предписаний веры, с другой — только жёсткие религиозные требования могли сплотить народ в единый организм, крепкую своими традициями религиозную общину.

Важное значение имели торжественные церемонии, связанные с временами года: празднование Нового года (Ноуруз), культ предков, почитание священного напитка — хаомы, молитвы, обряды очищения и приобщения подростков к вере. Существовали обряды и обычаи, связанные со вступлением в брак, рождением ребёнка, похоронами. В них обязательно участвовали священнослужители, а также все родственники и близкие, почётные граждане города или деревни.

МОЛИТВА. К ежедневным обрядам относится молитва. В зороастрийских догматах даны подробные указания, когда, в какое время года, в какие часы и как совершать молитву. Молящийся обращается к Богу не реже пяти раз в день. Упоминая в молитве имя Ахура-Мазды, необходимо сопровождать его хвалебными эпитетами. Утром и перед сном, входя в дом и выходя из дома, совершая очищение и другие обряды, зороастрийцы всегда упоминают Бога словами молитвы. Молиться можно в храме, у домашнего алтаря, на природе, причём лицо молящегося всегда должно быть обращено на юг, в то время как парсы молились обратясь на север.

В религиозных представлениях зороастрийцев нашли отражение народные верования, магия, демонология. Так, из поколения в поколение передавался страх перед демонами (дэвами). Чтобы преодолеть его, произносятся соответствующие молитвы и заклинания. Жёсткие правила сопровождают обряд очищения: беспрекословное соблюдение чистоты, запрещение прикасаться к «нечистым» предметам, в том числе к некоторым растениям и животным, особенно к насекомым (муравьям), пресмыкающимся (змеям). К «чистым» относятся человек, собака, корова, овца, ёж, деревья, растения и плоды в садах и огородах. Прикосновение к «нечистому» предмету считается грехом.

Особо почитаемы у зороастрийцев огонь, вода и земля. Чтобы налить воду, надо вымыть руки; нельзя выходить из жилища в дождь, чтобы не загрязнять землю и воду. Нельзя есть мясо, предварительно не удалив из него кровь. Нельзя садиться за трапезу или купаться в присутствии иноверцев.

Для разведения огня в домашнем очаге пользовались чистыми, сухими дровами. Во время приготовления пищи ни одна капля не должна попасть в огонь. В каждом доме существовал свой «мусоропровод» — особое помещение, куда наливался определённый раствор, чтобы грязь и нечистоты по специальному жёлобу сливались в землю.

^ ПОХОРОННЫЙ ОБРЯД.

Жизнь для зороастрийца — это благое начало, представленное самим Ахура-Маздой. Пока правоверный зороастриец жив, он несёт в себе благодать; когда же он умирает, то становится выражением злого начала, т. к. смерть есть зло. Поэтому даже самым близким родственникам покойного запрещается к нему прикасаться. Для этого есть насассалары (мойщики трупов).

Обряд, связанный со смертью и похоронами, довольно необычен и всегда строго соблюдался. Человеку, умершему зимой, по предписанию «Авесты» отводят специальное помещение, достаточно просторное и отгороженное от жилых комнат. Труп может находиться там несколько дней или даже месяцев до тех пор, «пока не прилетят птицы, не зацветут растения, не потекут скрытые воды и ветер не высушит землю. Тогда почитатели Ахура-Мазды выставят тело на солнце». В помещении, где находился покойный, должен постоянно гореть огонь — символ верховного божества, но его полагалось отгораживать от умершего виноградной лозой, чтобы демоны не касались огня.

У постели умирающего должны были неотлучно находиться два служителя культа. Один из них читал молитву, обратясь лицом к солнцу, а другой готовил священную жидкость (хаому) или гранатовый сок, который он наливал для умирающего из специального сосуда. При умирающем должна быть собака — символ уничтожения всего «нечистого». К тому же считалось, что собака чувствует последний вздох и последний удар сердца умирающего человека. Согласно обычаю, если собака съедала кусочек хлеба, положенный на грудь умирающего, родственникам объявляли о смерти их близкого.

Мойщики трупов обмывали тело покойного, надевали на него саван, пояс кушти и складывали руки на груди. В любое время года, кроме зимы, похороны совершались на четвёртый день после смерти, поскольку считалось, что именно в это время душа усопшего переселяется в загробный мир. С восходом солнца в соответствии с правилами, изложенными в «Авесте», совершался обряд погребения. На железные носилки клали деревянный настил, а на него — труп. Нести носилки могли только мойщики трупов. Похоронная процессия родственников, возглавляемая жрецами, сопровождала носилки только до подножия астодана, или башни молчания, — кладбища зороастрийцев.


Башня молчания:
1 — вход, закрываемый дверью;
2 — кольца для укладывания умерших: ближнее к колодцу — для детей, среднее — для женщин, ближнее к стене — для мужчин;
3 — колодец, облицованный камнем;
4 — крышка колодца с решёткой;
5 — хищные птицы.

Это было специальное сооружение высотой 4,5 м. Пол башни представлял собой погребальную площадку, поделённую концентрической разметкой на три зоны для укладывания умерших — детей, женщин и мужчин. Носильщики и жрецы приносили свою ношу в башню молчания и помещали труп в одной из зон. Тело закреплялось, чтобы звери или птицы, растерзав труп, не могли унести и разбросать останки в воде, на земле или под деревьями. Когда птицы склёвывали всё мясо, а кости под действием солнца полностью очищались, их сбрасывали в колодец, находившийся внутри башни молчания.

Древнегреческие учёные Геродот и Страбон утверждали, что во времена Ахеменидов персы натирали трупы воском и хоронили умерших царей в особых гробницах или склепах, вырубленных в скалах Накше-Рустам. Маги или жрецы выставляли трупы на особого рода возвышения и погребали «не ранее того, как их разорвут птицы или собаки». Позднее тело умершего стали выносить за город, где его клевали хищные птицы; класть тело в могилу или сжигать (кремировать) запрещалось.

Запрет на кремацию греки объясняли тем, что огонь у зороастрийцев считался священным. В XX в., особенно в 50-е гг., башни молчания в Иране были замурованы и прекратили своё существование, в то время как у парсов они продолжают действовать. В Иране зороастрийцы предают покойников земле на своих кладбищах и заливают могилу цементом: они считают, что при таком способе захоронения земля остаётся чистой.

^ ОБРЯД ОЧИЩЕНИЯ.
Этот обряд обязателен для всех зороастрийцев. Для жрецов или принимающих сан он был особенно изнурительным. Подобным же образом обряд проходили и мойщики трупов, считавшиеся «нечистыми».

Хотя звание жреца передавалось по наследству, будущий жрец, принимая сан, кроме специального обучения подвергался нескольким стадиям обряда очищения. Обряд мог длиться более двух недель и включал ежедневное шестиразовое омовение водой, песком и особым составом, в который входила моча, а также повторение клятв в присутствии собаки. Затем снова следовало омовение водой.



Буквально фанатичное отношение зороастрийцев к «очищению» и боязнь «осквернения» отчасти объясняют ту жестокость, которую верующие в течение веков проявляли к больным, страдающим кровотечениями, расстройством органов пищеварения или другими подобными недугами. Считалось, что болезнь насылается нечистью. Даже с тяжело больными стариками и детьми зороастрийцы обращались весьма сурово.


Булава с бычьей головой. Такую булаву держит парсийский священнослужитель во время посвящения в сан в знак вступления в борьбу с силами зла.

Женщина во время месячных недомоганий или болезни становилась практически «неприкасаемой»: спала на полу в тёмной половине дома, сидела на каменной скамье, не смела подходить к алтарю с огнём, не имела права выходить на воздух, работать в саду и в доме. Она ела из особой посуды, носила ветхую одежду. Никто из членов семьи даже не подходил к ней. Приготовлением пищи в это время занимались родственники. Если у женщины был грудной ребёнок, его приносили к ней только на время кормления, а потом сразу забирали. Однако подобные трудности только вырабатывали у зороастриек стойкость характера.

Рождение ребёнка также рассматривалось как «осквернение чистоты организма». Только перед самыми родами женщина получала некоторые льготы. В её комнате круглосуточно горел огонь. Когда рождался ребёнок, пламя должно было гореть особенно ровно — за этим строго следили. Считалось, что уберечь новорождённого от козней дьявола может только ровно горящее пламя.

Ритуал очищения матери после родов был мучительным и продолжался 40 дней. В первые дни после родов мать не пила чистую воду, не могла погреться возле очага, даже если роды были тяжёлыми и происходили зимой. Неудивительно, что смертность во время родов и в послеродовой период была очень велика. Зато в обычное время, когда женщина была здорова, она пользовалась значительными привилегиями, а в некоторых вопросах, связанных с домашними делами и хозяйством, с её словом считались все члены семьи.

^ ОБРЯД ПОСВЯЩЕНИЯ.
Если индийские парсы при рождении ребёнка для предсказания его судьбы прибегали к помощи своих астрологов, то у прочих зороастрийцев астрологов не было, а о том, чтобы обратиться к мусульманским астрологам, и речи быть не могло. Дату и год рождения ребёнка зороастрийцы знали весьма приблизительно и поэтому не отмечали дней рождения. В возрасте от 7 до 15 лет происходил обряд инициации — приобщения подростка к вере предков. Мальчик или девочка надевали набедренный нитяной пояс, который отныне должны были носить всю жизнь. В Индии у парсов обряд инициации происходил торжественно, в храме, а у иранских зороастрийцев — скромно, в доме, при зажжённом светильнике, с чтением молитв из «Гат».

^ ФРАВАШИ — НЕБЕСНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Незадолго до начала Первой мировой войны русский писатель Юрий Терапиано, находившийся в Персии, познакомился со старцем, одним из зороастрийских священников. Они вели долгие беседы о сокровенном содержании этой древнейшей и удивительной религии. Собеседникам не раз приходилось обращаться к весьма своеобразной стороне зороастризма — учению о Фраваши. Старец, в частности, говорил о том, что физический организм человека и даже его душевное тело (зороастризм рассматривает тройственную природу человека: материальную, энергетическую, или душевную, и духовную) являются только орудиями для «истинного человека — Фраваши». Фраваши — дух, невоплощённый, вневременный, бессмертный. Для него никогда не было земного рождения, он никогда не умирал, он не связан ничем из того, что ограничивает тело и душу человека земного. В самой глубине своего существа человек есть бессмертный дух — вечный, сияющий, Фраваши, Неразрушимый.

Дух Фраваши, подобный духу его Творца, был безгранично свободен в бесконечно возникающем Божьем мире до тех пор, пока составлял с Богом единое целое.

Рассказывая о падении Небесного Человека, старей воспользовался притчей о некоем добродетельном муже, жившем в очень древние времена и захотевшем воочию увидеть злое божество — Ахримана. Он ходил по свету и всюду обращал внимание только на злые проявления людей и природы, однако всякий раз убеждался, что причиной их являются дурное воспитание, бедность, отчаяние, одиночество, безумие или действие природных законов, неблагоприятных для человека, но никогда он не находил в этих дурных проявлениях дьявола. Однажды во сне явился ему грозный ангел и сказал: «Ты ищешь меня повсюду, но ищешь не там. Я обитаю в глазах твоих и в сердце твоём — подумай об этом!».

Злое начало, рассказывал дальше старей, появилось в мире тогда, когда нашлось сердце, допустившее злое чувство по отношению к тому, что само по себе злом не является. В тот момент, когда сердце впервые допускает, что зло есть, зло рождается в этом сердце, и в нём начинают бороться два начала.

Каким образом зло зародилось в сердце Небесного Человека? В его распоряжении были все возможности, и среди них — возможность противопоставить себя Целому. Бог есть единая совершенная Единица, потому что Он — всё, а всякая другая единица только в Нём может сохранить свою целостность. В силу своего подобия Верховной Единице Небесный Человек мог обратить внимание и на себя, поставить себя в центр, что и было началом соблазна.

Дьявол не соблазнял человека. Ахриман — призрак, существующий в сердце. Но как только в человеке раскрывается злое — зло появляется и вовне, и тогда Ахриман становится противником Ахура-Мазды.

Чем дальше от Бога, тем сон духа глубже, сознание обморочнее. Состояние обморока сознания началось тогда, когда Фраваши соблазнился призраком самости и захотел выделить своё «Я», противопоставить себя всему.

Сознание его раздробилось: явились «я» и «не я», «я» — «ты», «мы» — «они» — обломки разрушенного целого. Как музыка, звучащая полным аккордом, может быть сведена на нет, если во время её исполнения думать об отдельных звуках, так и целостное чувство жизни в Боге раздробилось на две составные части подобно разорванному ожерелью.

Эту поистине космическую трагедию древние воплощали в мифе о растерзании Бога. Бог, точнее — образ Божий, Небесный Человек, был растерзан центробежной силой самости. Так на языке мистерий раскрывается миф о падении человека.

^ ЗАГРОБНЫЙ МИР ЗОРОАСТРИЙЦЕВ

Французский учёный Ф. Жинью расшифровал непонятные раньше места надписи в Накше-Рустам. Они были сделаны в эпоху Сасанидов Картиром — главным жрецом. Жрец, перечисляя свои заслуги, описывает совершённое им при жизни путешествие в потусторонний мир, куда обычно попадают души людей после смерти. Судя по сохранившимся фрагментам надписи, душа Картира проделала путь, о котором было известно по зороастрийским преданиям. Душа в загробном мире отправляется сначала к вершине Горы справедливости (Харе) и должна попытаться перейти мост Чинват, доступный только праведникам. Если через мост Чинват переходит душа благочестивого человека, мост расширяется и становится удобным и безопасным, а если это грешник, то мост сужается до тонкой линии, и грешник падает в бездну. Праведник попадает в рай, где он видит души благочестивых, весы и золотой трон Бога.

Рассказы жреца Картира служили укреплению зороастризма, т. к. в эпоху Сасанидов возникли религиозно-реформаторские течения, такие, как манихейство, зурванизм и маздакизм, которые зороастрийские жрецы считали ересью.

ФРАВАШИ.
Представления о загробном мире тесно связаны с понятием фраваши, олицетворяющим души всех усопших. В «Авесте» (яшт 13) рассказано о фраваши — душах умерших предков и духах-покровителях. В зороастрийском пантеоне фраваши так же почитаемы, как и другие божества. Фраваши существовали всегда, во всяком случае задолго до сотворения человека. Фраваши представляются чем-то вроде валькирий древних германцев: крылатыми женскими существами, населяющими воздух. Они сопровождают человека всю жизнь, а после его смерти становятся ангелами-хранителями и покровителями души. Фраваши — не только духи предков, но и духи героев и учителей зороастрийской веры, мужчин и женщин — первых последователей этого вероучения.

Считается, что фраваши помогают людям добывать воду, пищу, получать хорошие урожаи, улучшают плодородие почвы, способствуют продолжению рода и благосостоянию семьи. Во время праздников зороастрийцы выставляли фраваши пищу и одежду, т. к. на том свете души усопших, по их представлениям, испытывают голод. Существовало поверье, что в Судный день фраваши должны оказывать покровительство достойным зороастрийцам.

Вероятно, в древности существовало различие между культом фраваши и культом души (урван). В дальнейшем они слились в один культ. Это выражено в следующих словах молитвы: «Мы поклоняемся душам (урван) умерших, которые являются фраваши праведных». Однако некоторое различие между урван и фраваши всё ещё сохраняется и в наши дни.



Зороастрийцы верят, что души умерших освещают жизнь живущим, а живущие чтут умерших предков, чтобы после смерти, в мире ином, воссоединиться со своими близкими. Поэтому церемония поминок обязательна и происходит сразу после похорон. Перед поминками все родственники должны совершить обряд омовения (рук, лица, шеи). Необходимо надеть чистую одежду. Тщательно вымыв полы в доме, в помещение вносят огонь. Зимой обновлённый огонь можно внести в дом только на десятый день после смерти, а летом — через месяц. На огонь выливается несколько капель жира — символ жертвоприношения. Поминки устраивают и на десятый, и на тридцатый день, затем — через год и позже. На поминках едят, пьют, священнослужители читают молитвы и готовят хаому (сок эфедры смешивают с молоком и соком других растений). Жрец во время молитвы держит в руках ветку тамариска или ивы. Молящиеся могут сидеть на полу или на корточках и во время молитвы, как и мобеды (жрецы), воздевают руки, но в отличие от мусульман никогда не касаются при поклонах земли или пола.

^ КАЛЕНДАРЬ ЗОРОАСТРИЙЦЕВ

Зороастрийцы издавна пользовались солнечным календарём, подобным египетскому. Зороастрийский календарный год был короче астрономического на шесть часов. Это приводило к тому, что каждые четыре года начало нового календарного года как бы передвигалось на один день. За 120 лет эта разница составляла полный месяц в 30 дней. В период правления Сасанидов его вставляли в календарь. Но это порождало несоответствие между календарём и сезонными работами или религиозными праздниками, которые, согласно «Авесте», должны были отмечаться в определённое время года. Поэтому с конца царствования Сасанидов високосный месяц перестал добавляться в календарь; к последнему месяцу года просто прибавлялось пять дней, а через каждые четыре года — ещё один день. Таким образом, год по зороастрийскому календарю состоит из 360 дней, делится на 12 месяцев по 30 дней в каждом, а к последнему месяцу года (февраль — март) прибавляется пять дней, которые считаются преддверием Нового года.

Дни месяцев не имеют числовой нумерации, а называются именами зороастрийских божеств. Каждый день и месяц имеют своего доброго духа-покровителя или божество. Первый, восьмой, пятнадцатый и двадцать третий дни каждого месяца посвящены Ахура-Мазде. Если название дня совпадает с названием месяца, такой день считается праздничным. Например, день тир в месяце тир — это праздник, посвящаемый воде.

Между календарями зороастрийцев и индийских парсов существует разница. В XII в. парсы Гуджарата ввели дополнительный месяц, и с того времени их календарь не изменялся.

^ ПРАЗДНИКИ ЗОРОАСТРИЙЦЕВ.

Кроме семи праздников в честь Ахура-Мазды и шести праздников в честь Духа Амеша-Спента отмечались приход весны, лета, начало осени, когда пастухи возвращались с пастбищ, середина зимы и преддверие весны. Во время последнего праздника поминали души предков. Наиболее торжественным и почитаемым праздником всегда считался Ноуруз — встреча Нового года.

Накануне праздника в дом приносят прорастающие семена пшеницы, ячменя или чечевицы и раскладывают их перед алтарём. Вечером накануне наступления Нового года на крышах домов зажигают огонь; в сосуд, находящийся рядом, ставят веточку молодого дерева с листиками и здесь же размещают ритуальную еду и питьё. С появлением первых лучей солнца вся семья собирается на крыше дома и ждёт, пока главный священнослужитель не зажжёт огонь на всех четырёх углах своей кровли. Это является сигналом того, что наступил Новый год.

Встреча Нового года обставляется очень торжественно. На праздничном столе должен лежать сборник молитв из «Авесты». На стол обязательно ставят семь блюд, составляющих так называемую лорку, из миндаля, фисташек, грецкого ореха, хурмы, инжира, винограда и гранатов. В вазах стоят розы, в кувшинах налита прохладная вода, а на подносах лежит горячий хлеб. Главный священнослужитель совершает богослужение перед алтарём, помешивая щипцами огонь и медленно поворачиваясь по ходу движения солнца, с востока на запад. При этом он то поднимает, то опускает священные ветки, связанные в пучок, и нараспев читает молитву, которая подхватывается всеми присутствующими.

Число 7 для зороастрийцев — священное. Они чтят семь божеств, семь звёзд, семь ступеней неба, семь заповедей. В число семи священных предметов входят свечи, символизирующие память о священном огне; зеркала — отражение вселенной; яйцо — как символ зарождения жизни; аквариум с золотыми рыбками и поднос с благовониями.

При первых лучах солнца хозяин дома вращает зеркало, приговаривая: «Да будет свет!», после чего все, поздравляя друг друга, приступают к трапезе.

По традиции окончание церемонии празднования Нового года приходится на тринадцатый день месяца. Число 13 у зороастрийцев, как и у многих других народов, считается несчастливым. В этот день все зороастрийцы покидают свои дома и уезжают за город, чтобы Ахриман и злые духи не причинили вреда им и их жилищам.

Обряд жертвоприношения имеет чисто символический характер. На алтарь кладётся небольшой кусочек мяса, а верующие приносят священнослужителю дары и деньги. И только в окрестностях городов Йезда и Кермана наиболее строгие в вере зороастрийцы приносили в жертву старых животных.

В праздники зороастрийцы по традиции оказывают помощь неимущим, сиротам, инвалидам и одиноким старикам.

^ ЗОРОАСТРИЗМ И СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ


Зороастризм равно осуждает как безбрачие, так и безнравственность. Перед мужчиной стоит основная задача: продолжение рода. Как правило, мужчины-зороастрийцы женятся в 25—30 лет, а женщины вступают в брак в 14—19 лет. Обряд бракосочетания носит радостный характер. Брак у зороастрийцев моногамный, но изредка допускалось с разрешения первой жены приводить в дом вторую. Обычно это случалось тогда, когда первый брак оказывался бездетным.

В вопросе наследования зороастрийцы в отличие от парсов и мусульман придерживались других правил: большая часть наследства семьи отдавалась не старшему, а младшему сыну, который дольше других детей оставался дома с родителями, помогая им в хозяйстве.

Этическая сторона зороастризма, когда жизнь рассматривается как благо, данное Богом, всегда заставляла зороастрийцев чувствовать ответственность за своё поведение и поведение окружающих, связанных между собой единой религией, общими целями и повседневной жизнью.

Триада: добрая мысль, доброе слово и доброе деяние — основа нравственности зороастрийцев. Очень важны для зороастрийского вероучения такие понятия, как истина, справедливость, верность, смелость, честность, порядочность и добродетель, а с точки зрения религии — праведность и благочестие. Огромное значение имеет для зороастрийца святость слова. Не случайно даже мусульмане при заключении сделок предпочитали иметь дело с зороастрийцами, зная их честность и неподкупность.

Характерными чертами зороастрийцев являются забота о природе и животном мире, а также особое отношение к четырём стихиям — огню, воде, земле и воздуху, забота об их чистоте, как и о своей собственной.

* * *

В последние десятилетия XX в. зороастрийская община уже не представляет единого монолитного организма. В больших городах зороастрийцы теперь не живут изолированно, а потому оказались как бы растворены среди остального населения. Большинство из них — предприниматели, врачи, педагоги, адвокаты, инженеры, журналисты. Зороастрийская молодёжь, живущая в городах, более терпима к представителям других религий. После принятия в Иране в 1979 г. исламской конституции зороастрийцы признаны религиозным меньшинством. В результате перед ними встало множество проблем в области религии, экономики и политики, как, впрочем, и перед всеми религиозными меньшинствами других стран.

Энциклопедия для детей, Том 6, Часть первая

Религии мира/ М.: АВАНТА+, 1996, стр.171-194

(с) АВАНТА+, 1996.




Скачать 369,73 Kb.
оставить комментарий
Дата21.09.2011
Размер369,73 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

средне
  1
хорошо
  1
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх