«На вкус и цвет товарища нет» icon

«На вкус и цвет товарища нет»


1 чел. помогло.

Смотрите также:
Герз Премиальные баллы (за оценки и комментарии) прошу не ставить...
Красный цвет в языковом сознании китайцев...
Главное, чтобы было интересно...
Цветовая деталь в романе М. А. Шолохова "Тихий Дон" Трофимова П. В...
Наименование
Диклаймер: все права у Роулинг...
Лекция №17
Конкурс «Воспитатель года 2009»...
-
Используются в начале тренинга или когда участники испытывают усталость или напряжение...
Сказка    А теперь послушаем сказку...
Ощущение: Обоняние и Вкус...



скачать


Муниципальное общеобразовательное

учреждение средняя общеобразовательная школа № 4


Крышный Карлсон

или Карлсон, который живет на крыше?


Автор: Чоловяга Евгения

Александровна,

8 класс МОУ СОШ № 4

н.п. Ёнский

Руководитель: Перевалова

Юлия Валерьевна,

учитель русского языка и

литературы МОУ СОШ № 4

н. п. Ёнский


2011 г.


Оглавление



  1. Введение 3



  1. Основная часть 5



  1. Исследование 8




  1. Выводы 10



  1. Библиография 11



Введение

Народная мудрость гласит: «На вкус и цвет товарища нет».

Так бывает – книгу известного зарубежного автора, с любимым названием, которую взахлеб читал много раз, берешь в руки, пролистываешь несколько страниц – именно пролистываешь, а не прочитываешь, – и ставишь на место. Нет, такое я покупать не стану… Тем более, если дело касается детской книги, ведь всем известно, что детская книга не только развлекает, но и воспитывает, культуру поведения, культуру речи. Спор о том, какой перевод ближе, а какой дальше от оригинала и какой правильнее, почти всегда заводит в тупик.

Один из моих любимых зарубежных литературных героев – веселый человечек, живущий на крыше, Карлсон, придуманный известной шведской писательницей Астрид Линдгрен. Когда-то повести о Карлсоне мне читала мама, а когда я научилась читать, перечитала их еще раз. Но никогда не задумывалась, что интерес к зарубежной книге во многом зависит от ее перевода, от стиля и мастерства переводчика. Такая проблема возникла, когда я недавно узнала, что самые любимые в нашей стране повести о Малыше и Карлсоне шведской писательницы Астрид Линдгрен перевел Эдуард Успенский – автор всеми любимых Крокодила Гены, Чебурашки и Дяди Федора, а после выхода книги в свет в Интернете появилось много отзывов об этом переводе. Большинство родителей критиковали автора.

Заинтересовавшись этим вопросом, узнала, что впервые перевела «Малыша и Карлсона» Лилианна Лунгина (именно с ее переводом я знакома), затем был еще один перевод Людмилы Брауде, и вот теперь новая интерпретация Карлсона. Что внес каждый переводчик в сюжет и язык книги и почему не приняли родители малышей, чье право – выбирать книги для своих детей, новую версию знакомых и всеми любимых повестей, тем более что другие произведения ее автора любимы и детьми, и взрослыми?

Чтобы ответить на этот вопрос, решила сравнить три перевода одной книги и отметить с точки зрения читателя положительные и отрицательные стороны каждого, обращая большее внимание на последний.

Актуальность моей работы заключается в том, что книга должна быть понятной и интересной современному ребенку, при этом не только развлекать, но и воспитывать, и родитель вправе выбрать лучший перевод зарубежной книги для своего ребенка. Все эти факторы должен учесть переводчик, работая над книгой.

Цель работы – выяснить, какой перевод повестей о Малыше и Карлсоне наиболее удачен и подходит для чтения современному ребенку и почему.

Объект исследования – сюжет и язык повести о Малыше и Карлсоне в переводе Л. Лунгиной, Л. Брауде и Э. Успенского

Задачи

  1. Обзор информации по данному вопросу в Интернете

  2. Прочтение повести в разных переводах

  3. Сравнительный анализ сюжета и языка переводов

Методы и приемы:

  1. Системный анализ

  2. Описание



Основная часть

Переводчики « Карлсона»

Шведская писательница Астрид Линдгрен издала свои повести еще в 1955 году и получила за «Карлсона» самую престижную в области детской литературы Андерсеновскую премию. Книгочей с огромным стажем, она убеждена: «Нет в детстве более захватывающего приключения, чем чтение книг... Я совершенно уверена, что никакие современные средства коммуникации не одолеют книги. Она выживет!» Это утверждение справедливо к самой Астрид, чьи 87 книг, переведенные на 76 языков, разошлись по миру более чем 100-миллионным тиражом.

Впервые «Три повести о Малыше и Карлсоне» вышли в нашей стране в издательстве «Детская литература». В марте 1966 года учительница французского языка Лилианна Лунгина принесла домой в старой авоське шведскую книжку некой Астрид Линдгрен со странным названием - «Малыш и Карлсон».

Вот как она сама об этом рассказывает: «В этот день я стала рассеянно и вяло перебирать принесенные книжки, пока мое внимание не привлекли необычное название «Малыш и Карлсон, который живет на крыше» и странная картинка на обложке: маленький толстый человечек с пропеллером на спине. И по мере того как читала, меня охватывало все большее волнение. Свершалось некое чудо - Карлсон стал настолько реален в своей нереальности, что мне уже начало казаться, что он приземлился не у Малыша на подоконнике, а у меня… Я сразу почувствовала, что перевести такую книжку - это счастье…»

Уже в 1967-м вышло первое издание «Малыша и Карлсона» в переводе со шведского на русский язык. Успех был оглушительным, тиражи огромными. А через год сама Астрид Линдгрен приехала в Москву на международный кинофестиваль.

Появление нового сказочного героя – редкое событие. Книга тут же разошлась на цитаты. «Спокойствие, только спокойствие», «пустяки, дело житейское», «в меру упитанный мужчина в полном расцвете сил» можно было услышать повсюду. Астрид Линдгрен понимала, сколь важную роль сыграла Лунгина в жизни ее Карлсона. Ведь во многих странах, где перевод не был столь удачно адаптирован к повседневной речи, Карлсон прозябал в неизвестности. По-настоящему популярен он был только в Швеции и в СССР.

После ошеломительного успеха «Карлсона» Лилианна Лунгина перевела другие повести Линдгрен: «Пеппи Длинныйчулок», «Приключения Эмиля из Леннеберги», «Роня - дочь разбойника» и т.д.

В 90-х годах в издательстве «Азбука» вышло собрание сочинений Линдгрен в переводе доктора филологии, профессора Людмилы Брауде, блестящего переводчика Ганса Христиана Андерсена, Сельмы Лагерлеф, Туве Янссон и Астрид Линдгрен. Свои международные премии она получала как переводчик - человек, познакомивший миллионы российских детей с миром скандинавской литературной сказки. Людмила Брауде не видела ничего странного в том, чтобы заново перевести популярную книжку: «Мы с Астрид Линдгрен дружим еще с 1962 года. И каждый переводчик имеет право на свое видение текста, а каждое время требует своих переводов». Новая переводчица «Карлсона» упрекала Лунгину за то, что та приблизила книгу к русскому читателю. Безусловно, и Карлсон, и домомучительница у нас гораздо мягче и милее, нежели в оригинале. Брауде же перевела правильнее - её перевод погружает нас в действительность Стокгольма середины 50-х (время действия «Малыша и Карлсона»), у неё чувствуется дыхание времени. Карлсон стал чуть грубее, фрекен Бок – чуть злее.

В 2008 году вышел новый перевод «Трех повестей о Малыше и Карлсоне, который живет на крыше». Эдуард Николаевич Успенский сообщил о своих планах так: «Известные нам переводы очень смягчены, а времена-то ныне уже не те. Я поставил перед собой цель сделать перевод более смелым. Это не значит, что я буду менять сюжет. Просто язык будет современнее. Например, в одном из эпизодов в старых переводах Малыш говорит Карлсону: «Мои мама и папа тебя не признают». Имеется в виду, что для родителей Малыша Карлсона не существует, он – выдумка. А я переведу эту фразу так: «Они считают, что ты глюк». Современные дети знают это слово. Поэтому, когда Карлсон отвечает: «Я не глюк, я настоящий», – всем сразу все понятно». А вот что он пишет в обращении к читателям: «Карлсон, который живет на крыше» – великая книга. Несколько поколений ребят зачитывали эти книги до дыр. А когда книга зачитана до дыр, нужно покупать новые экземпляры. Но и переводы великих книг надо тоже делать новые. В зависимости от времени, изменений возраста читающих, от изменений языка». Однако прочитавшие книгу обвиняют Успенского в попытке «имитировать современный жаргон». Неужели в этом видит автор изменение языка и желает преподнести его «помолодевшей», на мой взгляд, читательской аудитории?


Исследование

Карлсон, который живет на крыше, и крышные люди

Переводить Астрид Линдгрен - великий труд. Ее эмоциональный, полный юмора, интонационно выстроенный с помощью междометий, восклицаний и самосочиненных словечек текст оживает по-русски лишь в том случае, когда мастерский перевод дополнен точным переложением на наше национальное восприятие.

Для того чтобы выяснить, какой перевод повестей о Малыше и Карлсоне наиболее удачен и подходит для чтения современному ребенку, я прочла повести о Карлсоне, сравнивая сюжет и язык переводов.

Перевод Л. Брауде не сильно отличается от перевода Л. Лунгиной. Сюжет прежний, никаких изменений в нем нет.

Я уже говорила о том, что Брауде перевела повести более точно, поэтому появляется вторая «с» в фамилии «Карлссон», Боссе стал Буссе, пес Кристера Ёффа – Йоффой, что, как мне кажется, не слишком принципиально. Добавились также точные указания стокгольмских парков и улиц (Эстермальм, Грена Лунден и т.п.). Но они только затрудняют чтение и никакого особенного значения в книге не имеют.

Что касается языка, то здесь встречаются просторечные слова: «наплевать на Карлссона» («забудем о Карлсоне»), «злобно вопила» («сердито крикнула»), «замухрышка петушок» («петухообразная козявка»), «родители где-то мотаются» («где-то бегают»), но таких фраз немного. В целом же он практически не отличается от языка первого перевода. Сравним: «Я небольшое привидение с мотором, дикое, но симпатичное» (Лунгина) – «Я моторизированное привидение, жуткое, но красивое».

Чем действительно ценен новый перевод, так это отдельными уточнениями и примечаниями, которых, кстати, нашлось не так уж и много. Приведу несколько из них:

1) «Домомучительница» переведена как «домокозлючка». В общем-то, это неплохо, потому что иначе дословно пришлось бы переводить «фрекен Козел» (именно так переводится со шведского слово «Бокк»).

2) В переводе Лунгиной есть загадочный разговор:

- Интересно, а как ее зовут? - сказал Малыш и легонько провел указательным пальцем по маленькой неясной щечке ребенка.

- Гюль-фия, - ответил Карлсон. - Маленьких девочек чаще всего зовут именно так.

Л. Брауде поясняет, что «Гюлль» происходит от шведского «гульд» - золото, то есть, маленьких девочек обычно зовут «золотце».

Э.Успенский изменений в сюжет тоже не внес, о чем и предупредил читателей. Зато язык повести, действительно, изменился.

Во-первых, Успенский изменил название повести – «Карлсон, которой живет на крыше» стал «Карлсоном с крыши», изменил названия глав, например, глава «Карлсон играет в привидение» стала называться «Карлсон – повелитель привидений», дал Малышу другое имя – «Братик (он же Мальчик, Малыш, Кроха и Наше Сокровище)». Наверное, все это позволило ему вынести свое имя на обложку книги, указывая на соавторство с А. Линдгрен.

Во-вторых, претерпела изменения лексика.

Конечно, сначала нужно отметить, что в некоторых случаях используемая лексика практически не изменилась:

«Принялись тузить друг друга» (Лунгина) – «завязалась драка» (Брауде) – «начали драться» (Успенский).

«Мама прекратила умиротворяющую проповедь» (Лунгина) – «воспитательную работу» (Брауде) – «проповедь» (Успенский).

Иногда лексика Успенского даже невиннее, чем у Лунгиной и Брауде. Сравним ругань Филле и Рулле: «болван» (Лунгина) - «дурья башка» (Брауде) - «тупая твоя голова» (Успенский); «рехнулся» (Лунгина) - «спятил» (Брауде) - «ты в своем уме» (Успенский); «мотаются» (Брауде) - «где-то в бегах» (Успенский); «псина» (Брауде) - «собака» (Успенский); «малявка» (Брауде) - «карапуз» (Успенский).

Чаще же всего Успенский вкладывает в уста своих героев достаточно сниженную по стилю лексику. Например: один мошенник выкидывает другого в прихожую, чтобы «расправиться с ним» - «отделать хорошенько» - «вмазать ему»; Карлсон предлагает Малышу «слегка поразвлечься» с пожарниками - «попроказничать» - «подухариться»; молоко с балкона он же «берет взаймы» - «выпивает глоток-другой» - «тырит», Карлсон – «выдумка» - «выдумка, мираж, фантазия, глюк», малыш при виде щенка «сам не свой от радости» - «очумел от радости» (курсивом выделена лексика Успенского). И таких слов множество: оттопыриться (расслабиться), заехать (ударить), кайфовать (блаженствовать), замыливать мозги (обманывать, путать), «раскошелиться» (потратиться) и т. д.

Еще автор использует слова, смысл которых маленьким детям непонятен, а ведь книга рассчитана и на них: триумф, диктатура, эмигранты, кретин, фикция, игнорировать и т. д.

Очень удивило появление у писателя, желающего осовременить повесть, в городской квартире сеней, куда Филле выкидывает Рулле, причем сени сначала были прихожей. Наверное, автор таким образом хотел подчеркнуть деревенское происхождение гостя жуликов. Это не было бы фактической ошибкой, если бы слово «сени» произнес сам Оскар.

В-третьих, словообразование. Говоря о трудности перевода книг А. Линдгрен, я упоминала о том, что она использует самосочиненные словечки. Я думаю, что речь о словах, выдуманных Карлсоном: «летун», «запускатель», «домомучительница», «рисовальщик», «ухаживальщик», «шутильщик» и т.д. Успенский придумал много таких словечек, которые произносит главный герой: «пустышное», «пережитейное», «спокойность», «дрессирователь». И хотя мы больше привыкли к уже существующим: «пустяки», «житейское», «спокойствие», «дрессировщик», появление таких слов можно оправдать характером Карлсона – веселого выдумщика. Но совершенно непонятно появление «летальщиков на самолетах и вертолетах», «крышных людей», «прудовых мальчиков», «небесного звука», «шкафного привидения», «у жуликов какого-то не жулика» и т. д. – слов, которые использует в речи уже не Карлсон, а сам автор.

В-четвертых, специально или нет, Успенский допускает множество грамматических и речевых ошибок: мошенники идут «след в след гуськом», Карлсон находится «в предвкушении вкусного», «угощает крышами по полной программе», звуки у него «слышны как на ладони», «школа кончилась», «уже было довольно много времени позади», «маленький короткошерстный щенок таксы» и т.д.


Выводы

Прочитав переводы повестей о Малыше и Карлсоне, сравнив их сюжет, я пришла к выводу, что все три повести могут быть использованы для чтения детям и или самими детьми, так как существенных изменений в сюжете нет, он был и остается увлекательным. Проанализировав же их язык, я выяснила, что наиболее удачными являются переводы Л. Лунгиной и Л. Брауде и именно они подходят для чтения современному ребенку.

Перевод Л. Лунгиной считается классическим. Именно благодаря ей в шестидесятые годы прошлого столетия в нашей стране узнали и полюбили Карлсона. Я думаю, что доброта, эмоциональность повести будут близки нынешним читателям, потому что ребенок должен оставаться ребенком, и не нужно его искусственно приближать к миру взрослых.

Л. Брауде внесла некоторые изменения в лексику, уточнила правописание имен собственных, образовала новые словечки, тем самым приблизив повесть к оригиналу. Несмотря на это повесть осталась интересной и, что более важно, грамотной.

Обещав читателям изменить язык повести о Карлсоне, сделать его более близким и современным читателю, Э. Успенский справляется со своей задачей. Всем привычного Карлсона, который живет на крыше, он превращает в крышного человека, «глюка», который вместо нормального «Спокойствие, только спокойствие» произносит нелепое «Спокойность, только спокойность».

Не спорю, современный ребенок знает значение слова «глюк» и употребляет его и другие подобные слова в своей речи, но разве это норма? Разве родители и учителя в школе не борются с употреблением подобной лексики? Зачем же еще раз напоминать о ее существовании на страницах классических детских книг. Неужели нынешний маленький читатель, знакомясь с малышом и Карлсоном в переводах Л. Лунгиной и Л. Брауде, не поймет, о чем идет в книге речь, если в ней не будет просторечий (тырить, духариться и т.д.), «летальщиков, крышных людей и прудовых мальчиков» - всего того, что Успенский вкладывает в понятия «современный язык» и «более смелый перевод».

Таким образом, с точки зрения воспитательной, в том числе и воспитания культуры речи, я бы предложила родителям современных ребятишек старые переводы Л. Лунгиной и Л. Брауде. Пусть Карлсон останется все-таки маленьким человечком, живущим на крыше, а не крышным человеком.

Библиография

  1. Карлсон с крыши, или Лучший в мире Карлсон. Сказочные повести /А. Линдгрен, пересказ Э. Успенского. – М: Астрель: АСТ, 2008. – 446 с.

  2. Линдгрен А. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 3: Повести. Перевод со шведского Л. Брауде, Е Соловьевой, Н. Беляковой. Состав, примечания Л. Брауде. – СПб.: Текс – Азбука – Терра, 1997. – 448 с.

  3. Линдгрен, Астрид, Милн, Алан Александр. Три повести о Малыше и Карлсоне/ А. Линдгрен. Винни-Пух и все, все, все… / Пересказ с англ. Б. Заходер/ Алан Александр Милн. – Т.: Юлдузча, 1988. 432 с.

  4. Дмитрий Шеваров. Карлсон, Эмиль, Лилиана и все-все-все. Газета «Первое сентября» № 29 2000 г.

  5. Грибы для Чебурашки. Комментарии LiveInternet - Российский Сервис Онлайн-Дневников

  6. Карлсон - не глюк! Ольга Масюкевич "Российская газета" - Федеральный выпуск №4245 от 12 декабря 2006 г.






Скачать 120,91 Kb.
оставить комментарий
н.п. Ёнский
Дата19.09.2011
Размер120,91 Kb.
ТипИсследование, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх