Семантические и коммуникативно-прагматические характеристики неопределенных местоимений (на материале русского и французского языков) 10. 02. 19 теория языка icon

Семантические и коммуникативно-прагматические характеристики неопределенных местоимений (на материале русского и французского языков) 10. 02. 19 теория языка



Смотрите также:
Социокультурные характеристики коммуникативного действия (на материале немецкого и русского...
Сильная / слабая языковая личность: коммуникативно-прагматические характеристики (на материале...
Функционально-семантические особенности глаголов движения (на материале разносистемных языков)...
Синтаксические и когнитивные основы газетных заголовков (на материале русского и английского...
Языковые символы и образы: онтология и функционирование (на материале французского языка) 10. 02...
Структурно-семантическая и коммуникативно-прагматическая специфика лингвистической парафразы (на...
Кафедра русского языка и литературы Выпускная квалификационная работа Структурно – семантические...
Диссертации по фонетике речи...
«Военный университет»...
Терминосистема предметно-специального языка «Банковское дело» в лингвокогнитивном аспекте (на...
Модальность научно-педагогического текста (на материале английского и русского языков) 10. 02...
Лингво-прагматические характеристики структурно незавершенного высказывания (на материале...



скачать


На правах рукописи


Беглярова Ася Левоновна


Семантические и коммуникативно-прагматические характеристики неопределенных местоимений

(на материале русского и французского языков)


10.02.19 – теория языка


Автореферат


диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук


Майкоп 2010


Работа выполнена на кафедре общего языкознания

ГОУ ВПО «Адыгейский государственный университет»


Научный руководитель: доктор филологических наук,

доцент Макарова Людмила Сергеевна

^ Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

профессор Фанян Нелли Юрьевна

кандидат филологических наук,

доцент Сокурова Саида Нурбиевна


Ведущая организация: Кубанский государственный университет


Защита состоится: «23» апреля 2010 г. в часов на заседании диссертационного совета К 212.001.01 при ГОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208, конференц-зал.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке

Адыгейского государственного университета.


Автореферат разослан «15» марта 2010 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук, профессор А.Н.Абрегов

^ Общая характеристика работы


Реферируемая диссертация посвящена разработке семантических и коммуникативно-прагматических характеристик неопределенных местоимений в русском и французском языках.

Словарный состав русского языка отличается как обилием способов выражения неопределенности, так и высокой частотностью их использования [Мельникова, 2003]. Как указывает Н.Д.Арутюнова, высокая распространенность неопределенных местоимений в русском языке указывает на их значимость для русского менталитета: «Обилие неопределенных местоимений… составляет важную характеристику русского дискурса» [Арутюнова, 2009].

Несмотря на то, что во французском языке существует специальный маркер неопределенности – неопределенный артикль, неопределенные местоимения широко используются в речи, дополняя и расширяя речевую палитру выражений значения неопределенности различными смысловыми оттенками. По образному выражению А.Г.Басмановой, неопределенные местоимения во французском языке «конкурируют» с артиклем в плане выражения неопределенности [Басманова, Турчина, 1983].

Местоимения представляют собой сложный для интерпретации объект, что проявляется в разноречивых трактовках местоименной семантики в целом, неоднозначных толкованиях семантики и функций отдельных местоименных разрядов, разницей в оценке иерархии местоименных слов. Проблема их значения и употребления важна для понимания многих аспектов коммуникации. Они характеризуются высокой дискурсивной продуктивностью в обоих исследуемых языках, получая широкое распространение в различных речевых стилях и жанрах.

Исследование неопределенных местоимений связано с такими вопросами современной лингвистики, как статус и средства выражения значений определенности и неопределенности, специфика референции, теория актуализации, способы построения текста и др.

Актуальность исследования определяется недостаточной разработанностью в современном языкознании коммуникативно-прагматических характеристик неопределенных местоимений, отсутствием комплексных сопоставительных исследований данного разряда местоимений в русском и французском языках, неизученностью их лингвопоэтического потенциала в художественном тексте, неисследованностью проблемы передачи выражаемых ими смыслов в переводе.

Вопрос о соотношении неопределенности в системе языка и в художественном тексте до сих пор в научной литературе не рассматривался, и эстетическая значимость категории неопределенности не была объектом пристального внимания со стороны лингвистов.

Объектом исследования являются неопределенные местоимения в русском и французском языках как отдельный лексико-семантический разряд слов и как важное средство выражения значения неопределенности в сопоставляемых языках.

Предметом исследования стали семантические и коммуникативно-прагматические характеристики неопределенных местоимений.

Цель исследования заключается в выявлении семантической и коммуникативно-прагматической специфики неопределенных местоимений с позиций их референциальной отнесенности, особенностей употребления в речи, выражаемых субъективно-модальных смысловых оттенков, а также в определении способов передачи смыслового наполнения неопределенных местоимений в художественном переводе.

Цель исследования определила его задачи. К ним относится:

  1. Определить семантические особенности неопределенных местоимений в русском и французском языках с учетом их референциальных характеристик.

  2. Выявить специфику дискурсивного использования неопределенных местоимений на основе анализа прагматических особенностей их функционирования в коммуникации.

  3. Разработать типологию модально-оценочных значений, реализуемых с помощью неопределенных местоимений.

  4. Исследовать лингвопоэтический потенциал неопределенных местоимений в вербально-художественной информации.

  5. Разработать приемы и способы передачи смыслов, выражаемых неопределенными местоимениями, в художественном переводе.

^ Фактический материал исследования представлен примерами из произведений русской и французской литературы 19-20 веков, а также издательскими переводами художественных произведений с французского языка на русский и с русского языка на французский. Корпус проанализированных примеров составил 3700 единиц.

Методика исследования включает элементы методик компонентного и дистрибутивного анализа, приемы контрастивного и сопоставительного анализа, полевой методики, приемы семантико-стилистической интерпретации текста, переводоведческий сопоставительный анализ текстов оригинала и перевода.

Методология исследования основана на грамматических концепциях русских и французских лингвистов (Шахматов А.А., Виноградов В.В., Гак В.Г., Дюбуа Ж., Вагнер Р.Л.), теории актуализации (Балли Ш.), теории референции (Рассел Б., Стросон П. Ф., Куно С., Пете И., Гвоздев А.Н., Арутюнова Н.Д., Падучева Е..В., Гак В.Г., Селиверстова О.Н.), концепции функционально-семантического поля (Бондарко А.В., Власова Ю.Н., Загоруйко А.Я., Чесноков П.В., Чеснокова Л.Д., Гуревич В.В., Янко-Триницкая Н.А., Гладров В., Уляшева Я.О.), отдельных положениях лингвистической прагматики (Моррис Ч., Милл Ст.), разработках в сфере стилистики (Барт Р., Одинцов В.В., Гальперин И.Р.), теории текста (Арутюнова Н.Д., Москальская О.И., Николаева Т.М., Кубрякова Е.С.) и переводоведения (Бархударов Л.С., Рецкер Я.И., Комиссаров В.Н., Швейцер А.Д., Гак В.Г., Гарбовский Н.К., Макарова Л.С.).

Неопределенные местоимения рассматриваются в диссертации как «неосновная», вспомогательная часть речи и особый лексико-семантический класс слов, характеризующийся в формальном аспекте соотнесенностью с именными частями речи (существительным и прилагательным), способностью к их замещению и обладающий общим значением неопределенности, на которое накладываются при актуализации в речи специфические смысловые нюансы. В функционально-семантическом плане неопределенные местоимения сближаются по своему значению и употреблению со служебными или лексически несамостоятельными словами, обладая неоднородными морфологическими и синтаксическими признаками, абстрактно-неопределенным значением и используясь для указания на референцию именной части речи в предложении-высказывании. Неопределенные местоимения не имеют фиксированной «прикрепленности» к конкретному предмету или признаку и требуют дополнительного контекста для реализаций тех или иных значений.

Семантика неопределенности стала предметом многочисленных работ (Алехина М.И., Вороновская И.В., Галкина-Федорук Е.М., Поспелов Н.С., Ревзин И.И., Рылов Ю.А., Хокинс Дж., Широких Е.А., Бердникова Л.П. и др.). Мнения исследователей расходятся в толковании семантики неопределенности и установлении её параметров. Она трактуется в широком смысле как неполное знание, незнание, неопределенность, невозможность установления референции, и в узком смысле, ограничивающем спектр выражаемых смыслов собственно неопределенностью [Маштакова, 2005].

В последние десятилетия повышенное внимание лингвистов к теории актуализации, всестороннее изучение вопросов референции, а также развитие такой области языкознания, как лингвистика текста, привели к необходимости более глубокого рассмотрения средств выражения и семантики неопределенности.

Что касается работ последних лет, в диссертации Т.В.Поповой изучается определенность и неопределенность в английском и русском языках и проблемы машинного перевода [Попова, 2005]. В работе Ю.А.Латышевой рассматривается функционально-семантическое поле предметной определенности и неопределенности в соотношении с контекстом в современном французском языке [Латышева, 2008]. Диссертация Р.А.Арчаковой посвящена местоименно-субстантивным сочетаниям как средствам обозначения аппроксимации в русском языке [Арчакова, 2009].

^ Новизна исследования заключается в том, что в нем впервые разработаны общие и специфические характеристики, присущие неопределенным местоимениям в русском и французском языках, определено сходство и различие их семантико-функциональных особенностей, проанализирован их лингвопоэтический потенциал в художественном тексте, выявлена специфика передачи выражаемых ими значений в художественном переводе.

^ На защиту выносятся следующие положения:

  1. Неопределенные местоимения служат основным лексическим средством выражения неопределенности в русском языке. Во французском языке они выполняют функцию второстепенного, вспомогательного средства, частично дублируя и конкретизируя значение неопределенного артикля. Вместе с тем, их не следует рассматривать в качестве лексических эквивалентов неопределенного артикля, поскольку они выражают широкую гамму смысловых нюансов, не свойственных артиклю.

  2. В русском языке неопределенные местоимения представлены более широко, нежели во французском языке. Это объясняется, с одной стороны, тем, что ряд значений, свойственных неопределенным местоимениям, во французском языке выполняет артикль, а с другой, – тем, что русские неопределенные местоимения характеризуются более высокой степенью семантико-стилистической дифференцированности по сравнению с французскими. Неопределенные местоимения во французском языке отличаются большей абстрактностью выражаемых ими значений, характеризуются синкретичностью смысла и высокой степенью контекстуальной обусловленности.

  3. Для неопределенных местоимений характерна смысловая многозначность и многоаспектность, что наиболее ярко проявляется на уровне их использования в речи, где они выступают носителями субъективной модальности и средством поддержания и развития речевой оценки. Они служат целям реализации оценочных стратегий речи, способствуют варьированию речевой оценки за счет ее модификации и индивидуализации.

  4. Неопределенные местоимения обладают важным лингвопоэтическим потенциалом, связанным с их способностью к акцентированию амбивалентности, многослойности и интерпретативной открытости вербально-художественной информации. Наряду с созданием и поддержанием зоны неопределенности в художественном тексте, они служат в нем целям формирования концептуальной составляющей текстовой информации.

  5. В художественном переводе передача значений неопределенных местоимений осуществляется с учетом образной структуры художественного текста. Передача значений французских неопределенных местоимений в переводе на русский язык требует системной опоры на контекст вербально-художественной коммуникации. Перевод с русского языка на французский язык нередко связан с нивелированием стилистических оттенков, выражаемых русскими неопределенными местоимениями.

Осуществление намеченной программы исследования позволяет продвинуться в понимании типологической специфики неопределенности и внести вклад в общую теорию данного вопроса, что определяет теоретическую значимость исследования. Кроме того, традиционно основное внимание в изучении неопределенных местоимений уделялось лишь проблемам референции, их специфике с позиций детерминации имени. В реферируемой диссертации особое внимание уделяется субъективно-модальным и стилистическим характеристикам неопределенных местоимений, а также типологии контекстов, стимулирующих их использование в художественной речи. Полученные данные способствуют развитию такой новой области лингвистических исследований, как контекстология.

^ Практическая ценность исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы в курсе языкознания, в теории и практике преподавания русского и французского языков, для разработки спецкурсов и учебных пособий по проблемам речевой прагматики и перевода. Материалы и выводы, предлагаемые в реферируемой диссертации, могут быть положены в основу дальнейшего изучения вопросов, связанных с проблемой выражения неопределенности в разносистемных языках и спецификой функционирования неопределенности в вербально-художественной коммуникации.

^ Апробация работы. Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедр французской филологии и общего языкознания Адыгейского государственного университета.

Результаты диссертационной работы отражены в трех изданиях, рекомендованных ВАК РФ для опубликования результатов кандидатских диссертаций.

^ Структура работы. Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, библиографии, списка использованной художественной литературы.


Основное содержание работы


Во Введении обосновывается актуальность выбора темы исследования, ее новизна, научная и практическая значимость, обозначаются цель, задачи, объект и предмет исследования, определяются теоретическая база и материал исследования, указываются методы, используемые в работе, формулируются положения, выносимые на защиту.

^ ГЛАВА I «Общие характеристики неопределенных местоимений в русском и французском языках» посвящена характеристике неопределенных местоимений (далее – НМ) как лингвистического средства выражения неопределенности. Основное внимание уделяется семантическим характеристикам, референциальному статусу и модальному потенциалу неопределенных местоимений при их использовании в речи.

Долгое время категория неопределённости анализировалась в лингвистике лишь в связи с описанием семантики артикля в грамматиках артиклевых языков, но во второй половине 20 века учёные пришли к выводу о том, что артикли – лишь незначительная часть языковых средств выражения неопределенности [Ю.Б. Смирнов (1985), О.Н. Селиверстова (1988), Е.В.Падучева (2001), А.Маркосян (2004) и др.].

Категория неопределенности универсальна и свойственна как артиклевым, так и безартиклевым языкам. В русском языке, как это отмечалось во многих работах, категория определенности-неопределенности существует как скрытая категория или криптотип (см., например, Булыгина, 1997). Некоторые учёные по-прежнему пытаются найти в русском языке аналоги определённого и неопределённого артиклей, но внимание большинства исследователей обращено на изучение различных языковых средств выражения неопределенности, безотносительно к делению языков на артиклевые и безартиклевые.

В узком смысле категория неопределенности связана с проблемой детерминации имени [БЭС по языкознанию, 1998]. В широком смысле речевая категория неопределенности служит для выражения неосведомленности участников речевой ситуации об объекте речи, а также для передачи сомнения, незнания, неуверенности говорящего или невозможности идентифицировать предмет речи и его характеристики [Маштакова, 2005].

Естественно, что неопределенность, как правило, рассматривается в тандеме с определенностью. Методологически важным, однако, представляется мнение В.В. Гуревича, который обращает внимание на то, что определенность и неопределенность не сводимы одна к другой как исходное и производное [Гуревич, 1998].

О.Б. Акимова отмечает, что категория неопределенности в русском языке не имеет морфологического ядра для выражения инвариантного значения. В русском языке речь может идти только о лексическом и лексико-семантическом ядре [Акимова, 1991:71]. Ядром категории неопределенности в русском языке являются неопределенные местоимения и числительное «один» в значении «некий, некоторый». На это же обращал внимание А.А.Реформатский: «Неопределённость русские «выражают обычно лексически, т.е. особыми словами, например местоимениями какой-то, некий и т.п.» [Реформатский, 1967:318].

Роли местоимений в выражении значения определенности-неопределенности посвящены работы Ю.Б. Смирнова [1985], О.Н. Селиверстовой [1988], С.А.Крылова [1989], Е.В.Падучевой [2001], Т.В. Милевской [2002] и других. А.Д.Шмелёв доказывает плодотворность изучения неопределенности в аспекте теории референции [1992].

О.Н.Селиверстова отмечает, что «метатермин «неопределенный» лишь приблизительно отражает семантику местоимений этой группы» [Селиверстова, 1988]. С прагматических позиций неопределенность связана с отражением информационных нюансов ситуации.

В словаре Р.Л.Траска дается следующая дефиниция НМ: «Неопределенный – обозначающий именную группу или связанный с ней детерминатив, называющий, чаще всего, неспецифицированный или неконкретизированный референт» [Trask, 1993].

Трактовка НМ в реферируемом исследовании опирается на определение «Русской грамматики - 80», согласно которому, несмотря на то, что термин «местоимение» в грамматической науке употребляется применительно к более широкому кругу слов (местоимениями называют также и числительные, и наречия), «среди местоимений как разряда слов выделяются «собственно местоимения», т.е. слова – заместители имён (существительных, прилагательных и количественных числительных)» [РГ-80].

Заместительная функция – это функция служебная; соответственно местоименные лексемы, используемые в этой функции, относятся к служебным словам [Майтинская, 2009].

Исследуемые в диссертации русские НМ образованы сочетаниями двух префиксов ( не- и кое-) и трёх постфиксов ( -то, -либо, -нибудь): некто, нечто, некий, некоторый; кто-то, что-то, какой-то; кто-либо, какой-либо; кто-нибудь, что-нибудь, какой-нибудь, который-нибудь (разг., устар). Каждый словообразовательный элемент вносит в реализуемые значения свои специфические признаки.

Во французском языке им соответствуют неопределенные местоимения - существительные quelque chose, quelquun, quelconque, quiconque (je ne sais pas qui, nimporte qui) и местоимения - прилагательные quelque, certain (je ne sais quel, nimporte quel) и др.

Категория неопределенности выражается во французском языке специальным грамматическим средством – неопределенным артиклем. Артикль реализует различные оттенки значений в зависимости от семантики того существительного, которое он сопровождает, и смысла высказывания в целом. НМ французского языка традиционно рассматриваются в качестве лексических эквивалентов неопределенного артикля [Гак, 2004]. Однако данный подход не учитывает в полной мере специфику функционирования французских НМ: местоимения-прилагательные широко используются в именной группе «артикль-прилагательное-существительное» (Un certain sourire”, “un certain monsieur X”, “un quelconque Don Quichotteи т.п.). В этих и подобных им случаях артикль является простым формантом существительного, тогда как вся смысловая нагрузка ложится на НМ. Французские НМ выражают целую гамму смыслов, не присущих неопределенному артиклю и не соответствующих ядерной зоне его значений.

Ряд исследователей считают, что артикль не способен передать в полном объеме значение неопределенности с присущими ему смысловыми оттенками [Басманова, Турчина, 1983]. В реферируемом исследовании разделяется эта точка зрения.

Е.А.Реферовская и А.К.Васильева относят к средствам выражения качественной неопределенности во французском языке местоименный ряд quelquequelquunquelque chose (какой-то, кто-то, что-то) и уделяют особое внимание выражению ими дополнительных оттенков смысла (объяснительных, пренебрежительных и др.) [Реферовская, Васильева, 1982]. Эту же точку зрения разделяют такие французские исследователи, как A. Beschrelle (1995), H. Bonnard (2001), R. Eluerd (2002) и др.

С изучением категории неопределенности непосредственно связаны классические работы по теории референции [Mill, 1970; Kuno, 1976; Рассел, 1982; Стросон, 1982; Арутюнова, 1982, Шмелев, 1996, Керо-Хервилья, 2001, и др.]. На их основе в диссертации разрабатываются общие референциальные характеристики НМ русского и французского языков. К ним относятся: введение референта, неизвестного в данном денотативном пространстве; нереферентное употребление, связанное с обозначением представителей класса "неперечислимого множества объектов" и с выражением других смысловых оттенков (в частности, выражение значения «не все», «часть целого»; в сочетании с гипотетическими модальными операторами кажется, вроде, il paraît, il semble – выражение неуверенности говорящего в имеющихся у него сведениях и др.).

НМ способны акцентировать либо референциальное, либо атрибутивное употребление имени. В случае референциального употребления существует конкретный референт, и именно он подразумевается в высказывании, например: «Я вам покажу кое-какие документы». Атрибутивная референция достигает цели, если слушающий создает подходящую концептуальную сущность, соответствующую концептуальной сущности говорящего: «Всякий человек имеет хоть какое бы то ни было положение в обществе, хоть какие-нибудь да связи…» (Тургенев И. Записки охотника, с.32).

Референциальное употребление того же самого выражения оказывается успешным только в том случае, если концептуальная сущность для слушающего соответствует тому же объекту реального мира, что и концептуальная сущность, которую имеет в виду говорящий [Виноград, 1983:153].

Для выявления характеристик неопределенных местоимений существенное значение имеет коммуникативно-прагматический анализ. Прагматические факторы связываются в реферируемой диссертации с психологическими аспектами коммуникации и спецификой ситуаций употребления [Арутюнова, 1995].

Осмысление коммуникативно-прагматической специфики НМ не может обойтись без анализа мотивационных основ их употребления. В диссертации выделяются такие коммуникативно-прагматические мотивы использования НМ в речи, как: некомпетентность субъекта речи; нежелание четко сформулировать мысль, намеренный уход от определенности (снижение категоричности высказывания, введение в высказывание элементов, указывающих на ассоциативный потенциал информации, сложный, неоднозначный подтекст); аффективное состояние субъекта речи, который при сложных психологических обстоятельствах затрудняется в выборе четких, логичных формулировок; негативный эмоциональный подтекст высказывания, выражение таких негативных эмоциональных установок, как презрение, пренебрежение; «невыразимость», сложность однозначного формулирования речевых обозначений мыслей, чувств, состояний.

Характерным для неопределенности параметром является антропометричность. Выбор основания для того, чтобы выявить неопределенность, связан со способностью человека соразмерять все определенное (точное, конкретное, ясное, понятное) с представлением о наличии нового, непонятного, недоступного, абстрактного, трудно поддающегося описанию и представлению: Она вдруг приподнялась и села; что-то странное совершалось в ней… (Тургенев И. Накануне, с.77); Cette apparition eut quelque chose de magique (Balzac H. La peau de chagrin, p.95) В его появлении было нечто магическое.

В реферируемой диссертации указывается, что высказывания с НМ что-то, нечто, какой-то, quelque chose de, quelque, certain тяготеют к миру человека - его чувствам и внутренним состояниям, интерперсональным отношениям и т.п. При этом интерпретация внешних проявлений очень скудна по сравнению со стоящими за ними психологическими состояниями, и НМ служат знаками этого несоответствия, придавая высказыванию особенный, полный подтекста смысл.

НМ рассматриваются в диссертации как средство модифицирования речевой модальности, выступающее в таких основных функциях, как: 1) редуцирование категоричности высказывания; 2) интенсификация эмоциональной оценки.

Прагматические оттенки выражения субъективной модальности с помощью НМ весьма разнообразны. Анализ фактического материала показал, что к основным из них можно отнести следующие: модальный оттенок неопределенности; гипотетическую модальность; модальность безразличия; пренебрежительную модальность; аффективную модальность; модальность скрытой угрозы; ироническую модальность; модальность сомнения.

^ В ГЛАВЕ II «Семантическая и коммуникативно-прагматическая специфика русских и французских неопределенных местоимений» анализируются и сопоставляются неопределенные местоимения французского и русского языков, выражающие лицо, предмет и качество, выявляется роль контекста в выражении лексической неопределенности, и определяются типы контекстов, стимулирующих использование неопределенных местоимений.

Вследствие отсутствия грамматического маркера неопределенности в безартиклевых языках, к числу которых относится и русский язык, средствами выражения значения неопределенности являются единицы разных уровней языка. НМ образуют ядро функционально-семантического поля неопределенности в русском языке, тогда как во французском языке в ядерной зоне размещается эксплицитно обозначенная грамматическая форма – неопределенный артикль. На периферии находятся некоторые лексические и синтаксические способы. Французские НМ представляют собой переходную зону между ядром и периферией.

Особенно­стью многих НМ французского языка является синкретичное выражение качественных и количественных характеристик объекта. Так, quelques может обозначать «какие-то" и «сколько-то", certains – «некие» и «некоторые», и т. п. В русском языке группа НМ более об­ширна и более специфицирована в функционально-семантическом плане.

Русским НМ (некто, кто-то, кто-нибудь, кто-либо, кое-кто), используемым для выражения неизвестного лица, во французском языке соответствуют НМ quelquun, quiconque и certain. При этом НМ русского языка кто-то, кто-нибудь, кто-либо реализуют различные смысловые оттенки: неопределенность и неизвестность – кто-то, неопределенность и безразличие кто-нибудь, неопределенность и дилеммность – кто-либо. Во французском языке эти смысловые оттенки реализуются за счет контекста, поскольку всем указанным русским НМ наиболее часто соответствует НМ quelquun: Quelqu’un me parle de très loin (Saint Exupéry A. La terre des hommes, p.45) Кто-то подает мне весть из неведомого далека; Parfois quelqu’un meurt et on le regarde comme une sorte de combattant... (Sabatier R. Le Chinois d’Afrique, с.150) – Иногда кто-нибудь умирает, и на него смотрят как на героя, погибшего в сражении.

НМ с постфиксами -нибудь и -либо в функции акцентирования качественных и количественных соответствий (в событии участвует некоторая часть множества) соответствуют французским местоименным выражениям quelquun de, lun de (l’une de) - один (одна) из…. Следует отметить ассиметричность данных употреблений во французском и русском языке: во французском языке обязательно присутствие предлога de: Mais de temps à autre, respectable pour l’éternité, l’un d’eux ne rentrait pas (Saint Exupéry A. La terre des hommes, p.46) – А потом кто-нибудь из них не возвращался, и живым оставалось вечно чтить его память.

Употребление местоимений с приставкой кое- характерно для ситуаций, когда конкретный подразумеваемый предмет или признак говорящему не безразличен или когда он известен говорящему, но по тем или иным причинам не называется. Во французском языке эквивалентом русского НМ кое-кто является НМ quelque, ср.: Кое-кто из ближайших родных еще оставались (Толстой Л. Война и мир, с.253); Et les quelques promeneurs attardésse trouvaient encore dans les quartiers(Camus A. La peste, p.78) – И кое-кто из замешкавшихся горожан… находились на окраине вопреки запрету….

НМ русского языка (что-то, что-нибудь, что-либо, нечто, кое-что), обозначающим неопределенные, неизвестные предметы, соответствуют во французском языке местоименное выражение quelque chose и его фразеологические эквиваленты (je ne sais quoi, Dieu sait quoi, nimporte quoi), ср.: «Enfin quelque chose marrive (Sartre J.-P. Les Mots, p.23)  «Наконец что-то со мной случилось!» (Сартр Ж-П. Слова, с.56).

НМ русского языка (некий, некоторый, какой-то, какой-нибудь, какой-либо и др.), обозначающим свойство, качество лица, предмета, вещества, соответствуют во французском языке НМ certain, quelque: Некое важное таинство… подстрекало его любопытство (Толстой Л. Война и мир, с.425); La vie simple et mécanique conduit à une certaine sagesse insensée... (Balzac H. La peau de chagrin, p.248) – Простая жизнь служит источником для некой особой мудрости….

Русские НМ некий и некоторый принадлежат к книжному стилю речи (некоторый имеет архаический оттенок): Раскольников пошевелился… лицо его выразило некоторое волнение (Достоевский Ф. Преступление и наказание, с.145). Данное значение во французском языке стилистически не маркировано, соответствующий смысловой оттенок «растворяется» в контексте: Quelque secret génie scintillait au fond de ces yeux(Balzac H. La peau de chagrin, p.432) – Некая скрытая гениальность ощущалась в блеске этих глаз…

Русское НМ кое-какой и французские НМ certain и quelque подчеркивают, что предмет, о котором идет речь, известен говорящему, но тот не считает необходимым уточнить это для собеседника, а также неопределенность отрицательного признака свойства, качества в предмете («не очень хороший», либо «не имеющий особенной важности»): Он … почитывал, сколько я мог заметить, кое-какие книжонки… (Тургенев И. Записки охотника, с.74);Vous devriez préparer quelques affaires (Camus A. La peste, p.132) – Вы должны кое-что подготовить.

НМ какой-то подчеркивает неизвестность, неопределенность, но также приобретает добавочный семантико-экспрессивный оттенок пренебрежения, презрения. Во французском языке эти смысловые оттенки также реализуются за счет контекста.

Таким образом, практический анализ подтвердил рабочую гипотезу исследования относительно большей семантической разветвленности и стилистической дифференцированности русских НМ по сравнению с французскими, и позволил выявить типичные корреляции, устанавливающиеся между способами выражения неопределенности с помощью НМ в русском и французском языках.

В разных контекстах под влиянием семантических и прагматических факторов значение НМ может модифицироваться, актуализируя нетипичные для них смысловые оттенки и, напротив, теряя те, которые они выражают традиционно.

Предпринятое исследование фактического материала позволило определить следующие функции НМ в тексте: текстообразующая; характеризующая и оценочная; референтная; метатекстовая. Также выявлены контексты, стимулирующие использование НМ: интродуктивный контекст; «референтно-затемненный» контекст; событийный контекст; бытийный контекст; альтернативный контекст; виртуальный контекст и нек. др.

Проведенное исследование показало, что в контексте оценочного использования НМ содержатся, как правило, семантические признаки, идентичные с доминантой значения самих НМ. Было установлено, что происходит актуализация оценочной направленности НМ за счет ядерных семантических признаков слов, с которыми они сочетаются, на основе контекстуальной оценочной компенсации.

И в русском, и во французских языках НМ регулярно сочетаются с прилагательными и наречиями, обозначающими отклонение от нормы, такими как странный, чудной, таинственный, загадочный, непонятный, необъяснимый, и др.; étrange, inexprimable, incroyable, inconceivable, и др.: – Елена, - сказал он ей каким-то странным и резким голосом, оставь меня, уйди (Тургенев И. Накануне, с.114); Alexandre avisa au mur quelques toiles étranges, pendues cote à cote, sans cadres (Troyat H. La malandre, p.169) –Александра заметила на стене какие-то странные картины без рамок.

Особенно ярко оценочная направленность проявляется в контексте эмоционального состояния, указывающего на сложность определения состояния, несмотря на его интенсивность. Это единичные и многократно повторяющиеся состояния, которые воспринимаются субъектом речи как особые проявления, не имеющие определенного статуса. Чем богаче ассоциативные связи слова, с которым сочетается НМ, тем разнообразнее выражаемые с его помощью смысловые нюансы: И на этом деревянном лице вдруг скользнул какой-то теплый луч, выразилось не чувство, а какое-то бледное отражение чувства… (Гоголь Н. Мертвые души, с.142); – Il y a quelque chose, en effet! quelque chose de mieux... Ce quelque chose...c’est l’amour ! (Verhaeren E. Les aubes, p.287) – Есть что-то такое! Нечто замечательное.… И это что-то – любовь!

Посредством использования НМ в художественном тексте в комплексе с иными вербальными средствами создается особая система смысловых ориентиров в вербально-художественной информации, система «завуалированности» и иносказательности:

^ Жалобу кому-то

Ветер шлет на что-то

И бушует люто:

Не услышал кто-то (Есенин).

В ГЛАВЕ III «Неопределенные местоимения в переводе» разрабатываются вопросы, касающиеся специфики художественного перевода. Основное внимание уделено проблеме переводной дисперсии в передаче неопределенных местоимений и переводному диссонансу (усилению или ослаблению значения неопределенности).

Гипотеза У. Куэйна стала первым системным и последовательным изложением сути неопределенности перевода. Согласно У. Куэйну, переводчик не может гарантировать идентичность смысла. Перевод связан со смысловыми модуляциями, которые зависят, в том числе, и от особенностей интерпретации и от индивидуальной переводческой манеры [Куэйн, 2000].

Важным для осознания специфики перевода является понятие «переводной дисперсии», в котором раскрывается принцип лексического «рассеивания» в случае переводной множественности [Лысенкова, 2006]. Переводная дисперсия определяет потенциальную вариативность и множественность средств выражения неопределенности в переводе. Каждому НМ французского языка потенциально противопоставлен целый ряд НМ русского языка. Поэтому уже на стадии выбора начинает проявляться переводная дисперсия («рассеивание» смысловых оттенков и индикаторов отбора эквивалента). Окончательный вариант подбора НМ фиксирует, в одних случаях, обязательный (объективно обусловленный причинами лингвосемиотического характера или свойствами контекста), а в других – факультативный выбор. На факультативность выбора влияют как свойства контекста, так и речевые предпочтения самого переводчика.

Анализ передачи французских НМ в переводе на русский язык показывает, что проблема трансляции выражаемого ими смысла со всеми присущими ему коннотациями и лежащей в их основе эмотивно-субъективной оценкой не может быть успешно решена лишь на уровне использования «параллельных» средств выражения. Переводная дисперсия предопределяет потенциальную множественность средств иноязычного перевыражения смысла в переводе.

Помимо соотношения «французский артикль – русские НМ», можно говорить и о вариативности в паре «НМ французского языка – НМ русского языка». С этих позиций наблюдаются различные типы отношений:

1. НМ французского языка семантически и референтно эквивалентны НМ русского языка: il crut sentirquelque chose effleurer son pied (Sartre J.-P. Les Mots, p.56) - Вдруг что-то коснулось его ступни (Сартр Ж-П. Слова, с.14).

2. НМ французского языка частично эквивалентны НМ русского языка (используются разные, но функционально близкие НМ): Quelque parfum épanche des cieux dissipa les tortures infernales qui lui brulaient la moelle des os (Balzac H. La peau de chagrin, p.167) - Некое благоухание пролилось с небес, рассеивая те адские муки, которые жгли его до мозга костей (Бальзак О. Шагреневая кожа, с.112); Georges reprit: - Me voici libre... Jai une certaine fortune (Maupassant G. Bel ami, p.178) - Теперь я свободен… - продолжал Жорж. – У меня есть кое-какое состояние (Мопассан Г. Милый друг, с.145).

3. НМ французского языка эквивалентны НМ русского языка, однако используются в комбинации с добавлениями:

Une vie! Quelques jours, et puis plus rien! (Sartre J.-P. Les Mots, p.133) - Вот она, жизнь! Каких - нибудь несколько дней, а затем - пустота! (Сартр Ж-П. Слова, с.166).

4. НМ французского языка не эквивалентны вариантным соответствиям, используемым в переводе. В подобных случаях имеет место конверсивный способ передачи значения НМ в переводе: Dans certaines charpentes, on entendait de nouveau le remue-menage oublié depuis des mois (Camus A. La peste, p.182) Кое-где на стройках люди снова услышали уже давно забытые возню и писк (Камю А. Чума, с.122) («некоторые» в оригинале, «кое-где» в переводе).

5. НМ, отсутствующие в оригинале, появляются в тексте перевода: Pendant quelques années il avait vécu, mangé, ri, aimé, esperé, comme tout le monde. … On nait, on grandit, on est heureux, on attend, puis on meurt. Les plantes, les bêtes, les hommes, les étoiles, les mondes , tout s’anime, puis meurt pour se transformer (Sartre J.-P. Les Mots, p.133) Столько-то лет он жил, как все люди, ел, смеялся, на что-то надеялся, кого-то любил. … Ты появляешься на свет, ты растешь, ты счастлив, ты чего-то ждешь, затем умираешь. Растения, животные, люди, звезды, миры – все зарождается и умирает для того, чтобы превратиться во что-то иное (Сартр Ж-П. Слова, с.166).

6. НМ французского языка не передаются в переводе («нулевая» передача НМ): De vous choquer par quelque mot subversive! (Troyat H. La faim des lionceaux, p.93) – Чтобы вас не обидеть неосторожным словом! (Труайя А. Голод львят, с.112) (в оригинале «каким-либо неосторожным словом»).

Опущение НМ – не типичный способ перевода с французского языка на русский. Наиболее часто используется добавление НМ в переводе, «наращивание» объема перевода за счет НМ. Это свидетельствует о двойной функции НМ в переводе: с одной стороны, НМ уточняет референцию объекта, а с другой, – акцентирует сложные оценочные и психологически опосредованные аспекты вербально-художественной информации.

В результате проведенного анализа в диссертации выявлены следующие функционально-семантические разновидности добавления НМ в переводе:

1. Добавления формального характера, обусловленные системными межъязыковыми соответствиями. Это обязательные преобразования, их осуществление не связано со стратегией переводческого выбора:

Les voitures de lusine stationnentChez Irma”, où les groupes discutent (Bastia F. Le cri du hibou, p.112) – Заводские машины пристроились возле кафе « У Ирмы», там же группы людей что-то обсуждают (Бастья Ф. Зов совы, с.113).

2. Узуально обусловленные добавления. В этом случае введение НМ в текст перевода связано не столько с межъязыковыми соответствиями, сколько с речевым узусом русского языка:

^ Elle se rappelait sa mère à elle…une institutrice séduite et morte de misère et de chagrin. (Maupassant G. Bel ami, p.418) – Она вспомнила свою мать…- гувернантку, соблазненную кем-то и умершую от нищеты и горя (Мопассан Г. Милый друг, с.499).

3. Стилистически обусловленные добавления, связанные с реализацией в речи экспрессивно-оценочных смысловых нюансов, в том числе:

- оценочное добавление:

^ Il traversa, fantôme comique en chemise de nuit, le large corridor du vaste hôtel endormi, et rentra, sans bruit, dans sa chambre (Maupassant G. Bel ami, p.419) Каким-то потешным привидением прошел он, в одной сорочке, по широкому коридору большого спящего дома, а затем бесшумно скрылся у себя в спальне (Мопассан Г. Милый друг, с.510).

- усиление разговорной составляющей (фамильяризация речи):

- Cest une histoire de fous (Bastia F. Le cri du hibou, p.95) – Это бред какой-то (Бастья Ф. Зов совы, с.96); (в оригинале - «Это история о сумасшедших»).

- метафоризация: Lenfant nest pas sorti de sa léthargie (Bastia F. Le cri du hibou, p.78) – Мальчик все еще в каком-то оцепенении (Бастья Ф. Зов совы, с.77) (в оригинале - «Ребенок не выходил из летаргического состояния»).

В целом, предпринятый анализ позволил выявить такие коммуникативно-прагматические функции добавления НМ в переводе, как усиление значения неопределенности, смягчение категоричности высказывания, фамильяризация речи, эвфемизация, метафоризация и нек. др.

В Заключении представлены обобщения и выводы диссертационного исследования, подводятся итоги и намечаются перспективы дальнейших исследований.


Основные положения и результаты исследования отражены в следующих публикациях:

  1. Беглярова А.Л. Понятие неопределенности в философии и лингвистике // «Вестник АГУ». – Майкоп, 2008. – №3. –С.47- 49. (издание ВАК РФ).

  2. Беглярова А.Л. Понятие неопределенности в переводе. // «Вестник АГУ». – Майкоп, 2008. – №10. – С.31- 33. (издание ВАК РФ).

  3. Беглярова А.Л. Неопределенные местоимения в коммуникативно-прагматическом аспекте. // Аспирантские тетради. – Санкт - Петербург, 2009. – № 101. – С.127-131. (издание ВАК РФ).





Скачать 303,65 Kb.
оставить комментарий
Беглярова Ася Левоновна
Дата17.09.2011
Размер303,65 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх