Эта книга, вышедшая из-под пера целой группы ведущих специалистов, представляет собой интереснейший сборник научных работ и комментариев, исследующих теорию и п icon

Эта книга, вышедшая из-под пера целой группы ведущих специалистов, представляет собой интереснейший сборник научных работ и комментариев, исследующих теорию и п


Смотрите также:
Книга Сборник научных трудов...
Книга "Мистерии Мухомора" представляет собой научное исследование роли красною мухомора в...
Слово
Аннотация
Книга представляет собой сборник статей В. Л. Иноземцева...
Мышление и язык...
Эта необычная книга написана специально для тех, кого интересует мир их любимцев собак...
Книга "Стресс па рабочем месте" представляет собой редкое сочетание научных подходов и...
А. Г. Опирки н Проблема происхождения языка...
Книга представляет собой сборник очерков о наиболее тяжелых катастрофах на море за последние два...
Универсальность к многообразию. М.: Тоо "Чарли", 1996. 192 с...
Анкета или личный листок по учету кадров...



Загрузка...
страницы: 1   ...   47   48   49   50   51   52   53   54   55
вернуться в начало
скачать
^

СЮЖЕТ РОМАНА


Итак, о чём эта книга? Фэй Уэлдон, которая знает, как должна строиться история женского мятежа против несправедливости обидчиков из мира мужчин создала свою новую работу в духе добротного, искрящегося остроумием романа с закрученной интригой. Действие происходит в современном элегантном окружении великосветского Лондона, где перед читателем открывается сверкающий мир высокого искусства, благотворительных балов, корпоративной мощи и блеска больших денег, куда бы ни упал наш взгляд. По словам Киркпатрика (2001), один из первых эпизодов романа происходит на фоне «персиков и крема decor» в одном из магазинов Bulgari на Sloane Street. ...Там, окружённый заботой «очаровательных продавщиц, а также продавцов», магнат от недвижимости, Барли Солт, готовится выложить 18 тысяч долларов за украшение для своей коварной второй жены. Это была «блестящая вещица в современном стиле - колье в виде переплетения полос белого и жёлтого золота, которые, однако, обрамляли три старинные монеты, а их оправа повторяла неправильные контуры истончившейся от долгого ношения бронзы» (см. также у Элиаса и других, 2002, стр. 3). Сюжет основан на довольно тривиальной истории, часто используемой в романах о политике интриг и сексуальных связей - бывшая жена жаждет возмездия для своего отличающегося редким эгоизмом бывшего супруга, связавшегося с соблазнительной моделью (Дорис Дюбуа, очаровательная представительница телевизионного мира и обладательница довольно скверного характера, которая оказывается одной из претенденток на вожделенное колье Bulgari). Однако Уэлдон удаётся при этом наполнить свой роман такой увлекательной смесью из моря зависти и толики сверхъестественного вмешательства, сдобренных остроумными диалогами, что читатель уже не в силах оторваться от книги.

ВЫВОДЫ


Если говорить откровенно, то попытки заткнуть пальцем дыру в плотине, возведённой для того, чтобы держать product placement в установленном русле, едва ли могут быть эффективными. Оставляя в стороне положения Первой поправки к Конституции США, гарантирующей свободу коммерческих заявлений, можно, конечно, выступать за введение регулирования этой практики в том, что касается детского восприятия. Но для взрослых фундаментальной основой понятия свободы является возможность выбора. Что из того, что Bulgari представляется единственным ювелиром на весь город. Никто ведь не обязан читать, а тем более покупать эту книгу. Фэй Уэлдон и её издатели были совершенно откровенны в отношении спонсорского участия Bulgari. При этом менеджеры компании не стали брать на себя роль цензоров, приняв рукопись в её авторском варианте. В действительности, если бы автор решила отойти от принципов художественного повествования ради того, чтобы выставить на рынок дешёвую халтуру, спрос на её книгу давно бы иссяк. И, наконец, нужно отдать должное самим читателям. Роман «Колье от Bulgari», как и любой последующий образец «рекламных заявлений в прозе», будет, в конечном счёте, оцениваться представителями рынка исключительно в аспекте его ценности для читателя.

КОММЕНТАРИИ



«КОГДА PRODUCT PLACEMENT ПЕРЕСТАЁТ

БЫТЬ PRODUCT PLACEMENT»: РАЗМЫШЛЕНИЯ ФАНАТА КИНО
^

Дэвид Натариус



Те, для кого поход в кинотеатр составляет существенную часть их жизненного опыта, могут без труда оценить прогресс в практике product placement за время ее существования в кино и на телевидении. В ранних примерах product placement фигурировали исключительно немарочные товары или фирменные товары, на которые навешивался фальшивый логотип что, соответственно не делало их заметными для публики, пришедшей на киносеанс. Но по мере того, как в практике placement все более широко стала использоваться реальная продукция, истинные ценители кино начали осознавать, что присутствие поддельного или явно замаскированного фирменного товара нарушало целостность восприятия сильнее, чем вид любого марочного товара. Иногда стремление режиссера снять серьезный реалистичный фильм так и не удавалось реализовать в полной мере из-за присутствия в нем явно ненатуральных товаров, что порождало в кинолюбителе стойкое недоверие к происходящему на экране, особенно, если он уже имел некоторое представление о товаре, который НЕ БЫЛ использован во включении.


^ ВОСПОМИНАНИЯ О ПЕРВЫХ ОПЫТАХ КИНОПРОСМОТРА

Моим первым фильмом был не то «Белоснежка и семь (а, может быть, семеро) гномов», не то «Бэмби», в зависимости оттого, что я слышал в каждом очередном рассказе своей матери всё то время, пока рос. В действительности, я совершенно не помню своего первого опыта кинопросмотра, так как мне в то время было года три или четыре. Однако я хорошо помню, что даже когда я был ещё совсем ребёнком, моя мать постоянно брала меня с собой в кинотеатр, где мы каждый раз смотрели анимационные комиксы Walt Disney, которые по продолжительности не уступали полнометражным фильмам. Так что я и сейчас могу воспроизвести в памяти увиденные мною образы ceми (семерых?) гномов, собравшихся выполнять очередное задание, Бэмби, теряющего свою мать, Джамбо, у которого неотвратимо росли уши, Микки в роли начинающего футболиста и мальчика на побегушках у футбольной команды, который никак не может совладать со своей метлой (или это была швабра?). Я также помню некоторых героев из первых уже не анимационных фильмов с натуральным движением, на которые моя мать брала меня, когда я немного подрос: «Лэсси возвращается», «Национальный бархат» и «Как зелена была моя долина». Не помню, чтобы она брала меня на «Унесённые ветром», когда фильм только что вышел на экраны кинотеатров. Но могу с уверенностью говорить, что моя мать старалась дать мне возможность оценить весь спектр магии кинематографа, и всегда на примере того, что сейчас называлось бы фильмами категории «G», то есть фильмы одобренные Академией Киноискусств для любой аудитории. Когда я подрос настолько, что мне было позволено посещать кинотеатр одному, образы, запёчатлённые тогда в моей памяти, сводятся в основном к героям утренних субботних сериалов и невероятно длинных фильмов Роя Роджерса и Джин Отри, которые тянулись, казалось, целую вечность.


Думаю, что мне в любом случае суждено было стать страстным любителем кино, но, бесспорно, заслуга моей матери, поддерживающей меня в моих непрестанных опытах проникновения в мир этого искусства, была в том, что у меня сформировалась потребность, сохранившаяся и по сей день, просматривать практически все выходящие в прокат фильмы. Независимо от того, насколько бездарными они могли мне казаться, я редко покидал зал кинотеатра или останавливал взятый напрокат DVD-диск, не досмотрев фильм до конца. Практически бесконечный поток фильмов по кабельным и спутниковым каналам, на видеокассетах и DVD-дисках превратил мои зрелые годы и большую часть моего пребывания на пенсии в полноценный и обогащающий опыт.

^

Здесь же все товары не реальные!


Мой фактический опыт знакомства с product placement в кино и на телевидении восходит к шестидесятым годам, когда, будучи аспирантом, готовящимся к выпуску из Университета Южной Калифорнии, я решил посвятить свои практические исследования, которые должны были лечь в основу заключительной части моей диссертации, просмотру фильмов в кинотеатрах круглосуточного показа в центральной части Лос-Анджелеса. Я буквально сотнями просматривал фильмы категорий «В», «С» и «D» и держался до самого конца, независимо от того, насколько нелепым мог быть их сценарий, как непрофессионально они были поставлены или сыграны, или как убого были сняты. Эти фильмы обрушивали на зрителя лавину товаров с родовыми наименованиями в виде молочных пакетов под названием «МОЛОКО», бутылок и банок пива с надписью «ПИВО», алкогольной продукции, на которой значилось «ВИСКИ», «ДЖИН» или «ВОДКА», безалкогольных напитков под общим названием «СОДОВАЯ», а также сигарет, обозначенных «СИГАРЕТЫ». Мне также удалось заметить, как старательно маскировались все фирменные признаки, включая логотипы или марки, даже у такой категории товаров, как автомобили. У меня хватало сообразительности понять, что причины использования всех этих родовых наименований лежали в сфере законодательного регулирования, включая лицензионные обязательства и требования к предоставлению полной информации, которые ограничивали использование реальных фирменных брэндов.

^

Настоящая реальность более реальна


Таким образом, встречая в сцене фильма торговый знак, в подлинности которого я мог быть уверен, я каждый раз бывал поражён «реалистичностью» этой сцены. Я увлёкся тем, что искал в «окружении» сцен товары, которые я мог бы идентифицировать как реально существующие, например, хлопья для завтрака или газеты.


Сейчас, как вы могли уже прочитать у других авторов данного сборника, product placement стал уже настолько распространённым явлением в фильмах и телепрограммах, что любой продукт на экране, не представляющий реальную торговую марку, сразу бросается в глаза. Для меня это означало полный переворот в восприятии фильмов, в особенности тех, которые очевидно претендовали на создание реалистичного визуального опыта. Мне не составляло труда различать случаи product placement в тех фильмах, где они присутствовали. Напротив, когда я становился свидетелем явной попытки создателей фильма скрыть или каким-то образом замаскировать легко различимый фирменный товар, я был разочарован их неспособностью сохранять аутентичность в каждой детали фильма.


Сегодня большинству создателей фильмов и в голову не придёт скрывать марку автомобиля; причём это не обязательно будет оплачиваемое включение product placement, если только данный автомобиль не играет важной роли по ходу действия фильма, скажем, участвуя в автомобильной погоне, побеге или гоночном состязании. Включения Ford Explorer в «Парке юрского периода I» или Mercedes Benz в «Парке юрского периода II» можно однозначно отнести к примерам product placement. Автомобили Aston Martin и BMW, которые в нужный момент оказывались под рукой у Джеймса Бонда, откровенно использовались продюсерами серии «007» как включения product placement. Внимательный зритель сможет различить в фильме «Шоу Трумена» своеобразную пародию на product placement в виде включений фальшивой рекламы на фоне обычных событий фильма. Если зритель достаточно проницателен, он сможет даже различить в нём два включения реальных товаров - седана Ford Taurus и пикапа Ford Ranger.


Мне нравится отмечать, как используется или наоборот скрывается в фильме реальный продукт, так как это усиливает мою способность к критическому восприятию, которое бывает трудно сохранить, когда видишь, как в реалистичном, казалось бы, фильме используется явная имитация настоящих товаров. Догадываюсь, что мало кого, на самом деле, волнует такое пренебрежение к «правдоподобным» деталям. Однако не сомневаюсь, что многих любителей кино так же, как и меня, повергает в недоумение какая-нибудь сцена, в которой герой фильма или телепередачи просит налить ему «пива», и его не переспрашивают «какого» (Том Круз в «Широко закрытых глазах»), или тащит коробку с украденным DVD-проигрывателем, которая, как две капли воды похожа на упаковку Sony, но демонстрирует ярлык SUNY (Дензел Вашингтон в «Тренировочном дне»), или пользуется камерой, которую можно однозначно идентифицировать как Canon, но при этом фирменный логотип аккуратно удалён с экрана (Джил Беллоуз в сериале «Агентство» - любопытно, кстати, что в одной из последующих серий камера появляется уже с ясно различимым логотипом. Интересно, в чём тут дело?). Есть и такие примеры, когда продукт, по виду неотличимый от реально существующего товара, при ближайшем рассмотрении оказывается вовсе не им (бутылка, которую можно было без колебаний принять за продукт J&B, на деле оказывается «чем-то &D» в фильме «Memento»).


Одним из последних фильмов, в котором я наблюдал яркий пример, НЕ являющийся product placement, был триллер «Пятнадцать минут славы» с Де Ниро в главной роли, выступающим одновременно как полицейский следователь и телевизионная знаменитость. По сюжету фильма героя Де Ниро (Эдди Флемминг) похищают двое безжалостных преступников, которые снимают на плёнку убийство Эдди, собираясь продать её местному телешоу бульварных новостей. Один из преступников видит себя в будущем в роли режиссёра фильмов и поэтому практически не расстаётся на экране с мини-видеокамерой, снимая всё, что происходит вокруг него. Эта камера так часто попадается на глаза зрителю, что воспринимается как один из персонажей фильма. Можно даже с уверенностью говорить, что это модель Sony DCRTV 900, которая совершенно отчётливо выделяется в ассортименте цифровых мини-видеокамер Sony. В сценах фильма изображение камеры даётся достаточно крупным планом, чтобы можно было безошибочно определить её принадлежность производителю. Однако вы не увидите названия Sony там, где оно обычно хорошо различимо на камере: на левой стороне корпуса и на ремешке.


Итак, если бы это было научное исследование, я должен был бы представить конкретные обоснования таким случаям обезличивания фирменных товаров. Я обратился в Miramax - студию, на которой был снят фильм и записана его DVD-версия, а также в Sony Corporation с просьбой по возможности объяснить мне причины того, почему этот вполне идентифицируемый объект не был разрешён к показу как фирменный продукт (если, на самом деле, существует такая практика невыдачи разрешения на использование торгового знака при явной демонстрации предмета, на который он нанесён). К моменту написания этого очерка я ещё не получил ответа ни от одного из источников. Поэтому всё, что мне остаётся, это представить свои догадки и соображения (которые в академическом исследовании имели бы вид аналитических предположений или гипотез):


1. Продюсеры фильма просто не стали испрашивать разрешения у Sony на использование её продукции в этом включении product placement (см. также п. 4 ниже);


2. Настоящая мини-видеокамера, используемая в качестве реквизита, была продуктом «чёрного рынка», поэтому идентификационная метка была удалена умышленно;


3. Продюсеры фильма обращались в корпорацию Sony за разрешением, но получили отказ, учитывая ярко выраженное присутствие элементов насилия и негативный контекст, с которым мини-видеокамера должна была ассоциироваться по сюжету фильма;


4. Продюсеры фильма просто использовали мини-видеокамеру как обычный реквизит, не пытаясь получить разрешение на её использование в рамках product placement, так как её роль полностью укладывалась в определение «используется в соответствии с предназначением, которое этот продукт имеет в действительности». Она использовалась исключительно как мини-камера, а не как холодное оружие, которым предполагалось раскроить чей-нибудь череп. (Эта мысль заставляет меня недоумевать, почему никто из производителей ножей для колки льда не затеял громкого скандала по поводу своеобразного использования этой продукции в «Основном инстинкте»);


5. Продюсеры не подумали о том, что кто-либо из зрителей в зале способен определить производителя мини-камеры, лишённой соответствующего фирменного обозначения.


Это последнее предположение возникло после того, как я поделился своими соображениями с друзьями, также видевшими этот фильм. Реакция была бесподобно проста: «Господи, а я даже не заметил. Вряд ли я смог бы отличить чью-нибудь камеру от другой, но похожей». Это стало основой для моего окончательного вывода. Большинство из нас, завсегдатаев кинотеатров, возможно, уже знакомы хотя бы с отдельными видами продукции, представленной в фильмах и телешоу. Я замечаю камеры и электронное оборудование, потому что часть своей жизни посвятил профессиональной и любительской фото- и видеосъёмке. Моя жена, которая в прошлом работала в качестве национального рекламного агента в компании Maybelline, может мгновенно распознать фальшивый тюбик губной помады или ненатуральный оттенок, который персонаж ни за что не стал бы носить в реальной жизни. Уверен, что многие из вас, кто досконально разбирается в электронике, смогут отличить настоящую продукцию от подделок, которые больше похожи на какие-нибудь картонные копии на мебельной выставке. Или какую-нибудь коробку, замаскированную под монитор компьютера, с огромным логотипом с изображением яблока там, где его просто не может быть (замеченную мною в последнем повторе «Шоу Ларри Сандерса»). Увидев её, я поначалу никак не мог сообразить, какую цель преследовала эта наклейка (возможно, повлиять на нас в том плане, чтобы мы заказали себе по пачке наклеек с логотипом этой фирмы?).

^

ПОДВОДЯ ИТОГИ


В заключение я хотел бы озвучить своё предположение о том, что по мере распространения product placement в сфере транслируемых содержательных образов мы, представители зрительской аудитории (по крайней мере, те из нас, кто считает себя настоящими фанатами кино), становимся всё более искушёнными в распознавании фальшивых родовых товаров, в особенности в фильмах, чьи сцены и герои призваны служить созданию реалистичной атмосферы.


Может ли это помешать нам наслаждаться историей на экране? Возможно, и нет. Однако как насчёт того, что это может мотивировать нас более внимательно отслеживать то, как product placement становится непременной составляющей нашего опыта кинопросмотров, даже если нам бы хотелось на время укрыться от реальности? Ручаюсь, что под этим подпишется немало любителей кино!

1 101 - Вводный курс для начинающих студентов. Так, на первом курсе это будет Commercials 101, на втором Commercials 201 и так далее

2 Совершенно очевидна возможность негативного показа продукции конкурентов, как часть синергитического product placement или интергрированной PR-кампании. В качестве мишени компании практически никак не защищены законодательно на территории постсоветского пространства. Образ самолёта «Аэрофлота» в «Ночном дозоре» - первая ласточка этой практики.




оставить комментарий
страница55/55
Дата17.09.2011
Размер3,21 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   47   48   49   50   51   52   53   54   55
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх