Функционально семантическое и когнитивно прагматическое описание концепта “истина” (на материале современного английского языка) icon

Функционально семантическое и когнитивно прагматическое описание концепта “истина” (на материале современного английского языка)



Смотрите также:
Когнитивно-прагматическое варьирование сложноподчиненного предложения с придаточным времени в...
Семантическое поле «профессия» в картине мира носителя языка (на материале русского и...
Структурно-семантическое осложнение предложения в разноструктурных языках (на материале...
Дискурсивная актуализация концепта instruction (на материале английского языка)...
Артиклевые формы имени существительного в когнитивно-грамматической категоризации современного...
Лексикология и фразеология современного английского языка...
Александрова О. В...
Учебная программа Дисциплина Лексикология английского языка...
Речевые средства выражения инвективных смыслов в жанре комментария публицистического дискурса (...
Функционально-семантическая транспозиция интеррогативных реплик в динамической модели диалога...
Политкорректность как коммуникативная категория современного английского языка (на материале...
Программа дисциплины опд. Ф. 02. 3 Лексикология английского языка 1...



скачать


На правах рукописи


Максимчик Оксана Александровна


ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ и когнитивно-прагматическое описание концепта “истина”

(на материале современного английского языка)


Специальность 10.02.04 – германские языки


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Самара 2010


Работа выполнена на кафедре английской филологии ГОУ ВПО “Поволжская государственная социально-гуманитарная академия”


^ Научный руководитель: кандидат филологических наук,

доцент

Шалифова Ольга Николаевна


Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

доцент

^ Бекишева Елена Владимировна


кандидат филологических наук,

доцент

Бондаренко Михаил Васильевич


Ведущая организация: ГОУ ВПО “Тольяттинский

государственный университет”


Защита состоится « 7 » октября 2010 г. в 13 часов на заседании диссертационного совета Д 212.216.03 при ГОУ ВПО “Поволжская государственная социально-гуманитарная академия” по адресу: 443099,
г. Самара, ул. М. Горького 65/67, ауд. 9.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО “Поволжская государственная социально-гуманитарная академия”.
Текст автореферата размещен на сайте ПГСГА www.pgsga.info


Автореферат разослан « » сентября 2010 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент Борисова Е.Б.

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

На рубеже тысячелетий тенденция к взаимопроникновению различных отраслей научного знания привела к возникновению когнитивной научной парадигмы междисциплинарного характера и, как следствие, активизации объединенных лингвистических и культуроведческих исследований, в рамках которых феномены ментальности, культуры и языка стали изучаться в комплексе с использованием единой системы инструментальных категорий семиотики и когнитивистики. Показательной вехой смены парадигмы гуманитарного знания является стремительное развитие когнитивной лингвистики и других антропо-ориентированных дисциплин.

^ Когнитивный подход к языку выдвигает на передний план интеграционное понимание сущности языка как динамической системы, в центре которой стоит языковая личность, и рассматривает языковое и внеязыковое знание как единое целое, обусловленное взаимодействием языка, мышления и мира человека. Когнитивный подход делает акцент на особой роли человеческого фактора в познавательном и речемыслительном процессах, при осмыслении и описании окружающей действительности, на его роли при формировании смысла высказывания.

^ Реферируемая диссертационная работа выполнена в русле этого научного направления и посвящена описанию способов лингвистической объективации концепта “истина” в современном английском языке. Всестороннее исследование сложного феномена истины возможно только при междисциплинарном подходе, объединяющем достижения философии, логики и лингвистики, с учетом этнокультурных, психологических, коммуникативно-прагматических факторов.

Актуальность настоящего диссертационного исследования обусловлена интересом современного языкознания к проблеме отражения в языке концептосфер разных эпох и народов, а также выявления специфики концептосфер исследуемых лингвокультур. Кроме того, в условиях интенсивного межкультурного диалога важным представляется дальнейшее углубление и уточнение знаний о базовых универсальных концептах, одним из которых является концепт “истина”; серьезный научный интерес вызывает, в частности, анализ лингвокультурологических особенностей языковой реализации исследуемого концепта. Детальное изучение способов актуализации концепта “истина” в английской языковой картине мира способствует формированию культурной компетенции, столь важной в современных условиях глобализации. Такие проблемы не нашли, на наш взгляд, достаточно последовательного и детального решения в существующих языковедческих изысканиях.

Объектом исследования является концепт “истина”, вербализованный в современном английском языке. Предметом исследования служит характер объективации концепта “истина” языковыми средствами и речевыми способами, объединенными на основе общности выполняемой ими функции в функционально-семантическое поле.

В соответствии с избранным направлением исследования основная цель диссертации состоит в комплексном описании концепта “истина” как когнитивно-прагматического явления, актуального для английского национального сознания, путем выявления и систематизации способов его лингвистического представления в английской языковой картине мира.

Достижение поставленной цели предполагает решение конкретных задач:

  • охарактеризовать феномен истины в философском, логическом, религиозно-этическом, культурологическом и собственно лингвистическом аспектах;

  • определить место концепта “истина” в английской языковой картине мира;

  • выделить языковые единицы, реализующие в своей семантической структуре значение истины в английском языке на современном этапе его развития;

  • выявить нормативно-речевые способы аппеляции к концепту “истина” в процессе общения на английском языке;

  • объединить языковые средства и речевые способы объективации концепта “истина” в функционально-семантическое поле (ФСП).

Теоретико-методологической базой исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых в области когнитивной лингвистики и лингвокультурологии (А. Вежбицкой, Р. Джекендоффа, Дж. Лакоффа, Э. Рош, Ю.Д. Апресяна, Н.Д. Арутюновой, Н.Н. Болдырева, С.Г. Воркачева, В.З. Демьянкова, В.И. Карасика, Е.С. Кубряковой, В.А. Масловой, З.Д. Поповой, В.И. Постоваловой, О.Н. Селиверстовой, Ю.С. Степанова, И.А. Стернина, В.Н. Телия, Р.М. Фрумкиной и др.), теории функциональной грамматики и теории поля (В.Г. Адмони, А.В. Бондарко, Е.И. Беляевой, В.Г. Гака, Е.В. Гулыги, Е.И. Шендельс, О. Есперсена и др.), теории модальности (В.В. Виноградова, Е.М. Вольф, Е.М. Гордон, Г.В. Колшанского, В.З. Панфилова и др.), коммуникативной прагматики и теории дискурса (З. Вендлера, Г.П. Грайса, Дж. Остина, Дж. Серля, Р. Столнейкера и др.).

^ Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые объединяются функционально-семантический и когнитивно-прагматический подходы для выявления особенностей объективации концепта “истина” – благодаря избранному направлению были проанализированы и систематизированы более многочисленные средства и способы актуализации исследуемого концепта в современном английском языке (по сравнению с имеющимися работами); в работе были определены семантические границы ФСП истины и выявлена система семантической субкатегоризации внутри концепта, что нашло отражение в структуре поля истины; а также были рассмотрены особенности концепта “истина” как макроконцепта, состоящего из различных концептов и микроконцептов; в работе предложена своя интерпретация шкалы достоверности и располагающихся на ней подвидов модальности; также новым является введение термина “квазиистина” по отношению к участку шкалы достоверности, являющегося переходным между значением собственно “истины” и собственно “неистины/лжи”.

^ Теоретическая значимость исследования состоит в развитии основных положений когнитивной лингвистики применительно к концепту “истина” в английской языковой картине мира, а также в том, что предложенный подход к изучению концепта “истина” может быть использован при рассмотрении других языковых концептов как в синхронии, так и в диахронии. Кроме того, сделанные выводы позволяют дополнить имеющиеся знания в области функциональной грамматики, теории функционально-семантических полей, теории языковой личности. Результаты, полученные в ходе исследования, позволяют наметить перспективы дальнейшего рассмотрения проблемы, связанной с репрезентацией концептов в английском языке.

^ Практическая ценность работы определяется тем, что собранный материал и полученные результаты могут быть использованы при разработке лекционных курсов по общему языкознанию, лексикологии английского языка, теоретической грамматике английского языка, а также в курсах стилистики, лингвистического анализа текста, теории перевода, в спецкурсах и спецсеминарах по когнитивной лингвистике и лингвокультурологии, при создании лингвострановедческих учебных пособий, на практических занятиях по английскому языку, а также при научном руководстве подготовкой курсовых и дипломных работ по филологии, студенческих докладов и рефератов в рамках НИРС.

^ Материалом исследования послужили словарные статьи современных толковых, энциклопедических, фразеологических и других специальных словарей английского языка и корпус лексем и устойчивых сочетаний, выявленных через анализ дефиниций ключевых лексем объективации концепта “истина” в английской лингвокультуре; электронная база данных современного английского языка The Bank of English ®; и корпус примеров, собранных путем сплошной выборки из текстов художественных произведений англоязычных авторов ХХ века и электронной библиотеки, представляющей собой сплошной ввод художественных текстов общим объемом около 10 тысяч страниц.

При анализе материала использовался комплекс дополняющих друг друга методов, а именно:

  • метод дефиниционного анализа, применяемый для установления семантики ключевых лексем в лексикографических источниках;

  • метод компонентного анализа, используемый для вычленения концептуальных признаков в структуре ядерных элементов ФСП истины;

  • метод полевого структурирования;

  • контекстуальный анализ и метод интерпретации художественного текста, позволяющие выявить специфику функционирования конституентов ФСП истины в вербальной коммуникации.

^ На защиту выносятся следующие положения:

1) Концепт “истина” коррелирует на когнитивном уровне с феноменом истины в философском, логическом, религиозно-этическом аспектах, является значимым в ментальном пространстве и принадлежит к числу универсальных. В то же время при осмыслении исследуемого концепта английской национальной языковой личностью наблюдается определенная специфика, свойственная данному сообществу, что находит свое отражение в речевой актуализации единиц, объективирующих значение истины в современном английском языке.

2) Концепт “истина” получает наиболее адекватное описание в виде функционально-семантического поля истины. ФСП истины входит в систему полей модальности английского языка и обладает относительной самостоятельностью как в плане содержания, так и в плане выражения. ФСП истины представляет собой сложное макрообразование, включающее микрополя истинности, квазиистинности, неистинности, между которыми наблюдаются процессы взаимопроникновения.

3) ФСП истины является полицентрическим образованием диффузной структуры.^ Ядро макрополя истины составляет поле истинности. В околоядерную зон входит часть поля квазиистинности со значением положительной эпистемической семантики – зона положительной вероятности. Периферия макрополя представлена областью отрицательной эпистемической семантики. Зона сомнительности/неуверенности располагается на ближней периферии, в то время как поле неистинности относится к дальней периферии ФСП истины.

4) Истинность/неистинность высказывания определяется по шкале достоверности, которая организуется противопоставлением уверенности в истинности сообщаемого, вероятности соответствия высказывания действительности, неуверенности/сомнения в таком исходе, и уверенности в обратном, то есть уверенности в неистинности/ложности сообщения, с пограничной областью в виде полной неопределенности, незнания.

5) На шкале достоверности расположены следующие виды эпистемической модальности: модальность простой достоверности, модальность категорической достоверности/ модальность уверенности, модальность квазиистинности (с подвидами модальности положительной вероятности и модальности сомнительности) и модальность недостоверности.

^ Апробация работы: основные положения диссертации были представлены в докладах на заседаниях кафедры английской филологии Поволжской государственной социально-гуманитарной академии (ПГСГА), на ежегодных научно-практических конференциях преподавателей и аспирантов ПГСГА (в 2000-2010 гг.), на Всероссийской научной конференции “Дискурсивный континуум: текст – интертекст – гипертекст” (Самара, 2006 г.), на международной научно-практической конференции “Интеграция образования, науки, культуры: Россия – Германия” (Самара – Людсвигсбург, 2007 г.), а также изложены в 6 публикациях.

^ Объем и структура работы: материал диссертации изложен на 200 страницах машинописного текста, состоящего из Введения, двух Глав и Заключения. К диссертации прилагаются: библиография, список лексикографических источников, список источников иллюстративного материала.

^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор темы, ее актуальность и научная новизна, определяются объект и предмет исследования, формулируется основная цель и сопутствующие задачи, обусловленные ими материал и методы исследования, излагаются положения, выносимые на защиту, указывается область применения полученных результатов.

В ^ Главе 1 “Общетеоретические основы исследования концепта “истина”” излагаются и анализируются теоретические положения, связанные с проблемой описания языковых концептов, определяется содержание основных терминов когнитивной и функциональной лингвистики, теории поля и модальности. Здесь же обосновывается выбор концепта “истина” в качестве объекта исследования, даются основные характеристики феномена истины в философском, логическом, религиозно-этическом, культурологическом аспектах.

Глобальная проблема, которую призвана решить когнитивная лингвистика на современном этапе развития языкознания, – это проблема того, как мир представлен, отражен в нашем сознании в виде определенных структур знания, мнения и оценки мира, а также проблема языковой репрезентации этих знаний. Язык – конститутивное свойство человека, которое служит не только целям общения, но и является хранилищем информации, накопленной языковым коллективом; а полученные знания, опыт, результаты всей деятельности человека и результаты познания им окружающего мира организованы в виде т.н. концептов (Болдырев 2000: 23).

Исследованию природы концепта в современной лингвистике уделяется первостепенное значение (Арутюнова 1999; Бабушкин 1997; Болдырев 2000, 2004; Воркачев 2002, 2003; Демьянков 1994, 2001; Карасик 2004; Кубрякова 1994, 1997, 2002, 2004; Маслова 2004; Павиленис 1983; Попова, Стернин 1999, 2001; Степанов 1997; Jackendoff 1992, 1994; Langacker 1991; Wierzbicka 1988; и др.), однако многие вопросы остаются дискуссионными. Серьезный научный интерес представляет, в частности, дальнейшее углубление и уточнение знаний об универсальных нравственных культурных концептах, к которым принадлежит концепт “истина”.

В самом широком смысле под истиной понимается объективно верное воспроизведение окружающего мира в сознании человека. В нашей работе в качестве исходного философского понятия истины принимается классическое, аристотелевское определение истины: истинно то, что соответствует объективной действительности. Это значит, что истина не зависит от мнений отдельных людей, то есть объективна. В языке понятие истины распространяется на высказывания, истинные или ложные, в зависимости от того, верно или искаженно они отражают действительность.

Будучи мыслительной единицей, концепт “истина” является частью общей картины мира и имеет специфическую репрезентацию в английском языке на современном этапе его развития. Планом содержания концепта является совокупность знаний о данном явлении, характерных для английского национального сознания, а планом выражения – различные проявления феномена истины, преломленные в естественном языке. Иными словами, концепт представлен комплексным образованием, являющимся по сути совокупностью языковых средств и речевых способов его объективации.

Мы определяем концепт “истина” как общечеловеческий нравственный суперконцепт, мировоззренческую универсалию. Высшие духовные ценности, воплощающие для человека нравственный идеал, могут иметь своих антиподов и представлять нравственному сознанию “антиценности”; следовательно, в число исследуемых необходимо включить и концепт “неистина” в качестве второго элемента оппозиции.

Основанием объединения является функция отображения действительности (и истина, и неистина отражают объективный мир, другое дело, верно или неверно). Дуализм концепта “истина” объясняет двоение соответствующей ему концептуальной области – двуединство ее плюсовой и минусовой полусфер, проявляющееся в антиномии концепта “истина” и его соответствующего антиконцепта “неистина”.

Естественно, что крайними точками оппозиции являются концепты “истина”/ “неистина”, однако антиномия существует в едином континууме, между двумя полюсами нет четкой границы. Следовательно, перед нами стоит проблема рассмотрения участка концептуальной области, являющегося переходным между значениями собственно “истины” и собственно “неистины/лжи”. Подходящим для исследуемого участка нам представляется термин “квазиистина”. Поясним нашу позицию через обращение к толкованию приставки “квази-” в словарях:

Квази — (от лат. quasi — якобы, как будто), часть сложных слов, соответствующая по значению словам “мнимый”, “ненастоящий” (квазиученый), “почти”, “близко” (квазиоптика) (СЭС 1986); то же, что лже...: квазиактивный, квазинаучный, квазизвезда (Ожегов 1983).

В семантической структуре слова “квазиистина” можно выделить два элемента значения: “почти истинно/ близко к истине” и “мнимая истина/ ложноистина”. Именно эти значения располагаются между двумя крайними полюсами, являются промежуточными между значениями собственно “истины” и собственно “неистины/лжи”. Таким образом, наша оппозиция перестает быть бинарной и приобретает следующий вид (Рис. 1):





Рис. 1. Модель концептуальной области истины


Вышесказанное послужило основой для нашей интерпретации концепта “истина” в качестве объемного макроконцепта и обусловило членение изучаемого нами участка концептосферы на три зоны или области: истины, квазиистины и неистины, объединенных общим концептуальным содержанием. Данные сферы являются взаимопроникающими и получают лингвистическую объективацию посредством разноуровневых языковых средств. Нами установлено, что значение истины реализуется в английском языке в лексически полноценных единицах и лексико-грамматических, синтаксических сочетаниях, морфологических категориях и др. Проецируясь в языковую семантику, исследуемый концепт получает самые различные способы актуализации – от отдельных лексем до целых предложений и фрагментов текста. Такое разнообразие форм репрезентации концепта “истина” позволило нам считать перспективным представление его состава и структуры в виде функционально-семантического поля истины.

^ Функционально-семантическое поле (ФСП) – это двустороннее (формально-содержательное) единство, формируемое системой разноуровневых средств данного языка (морфологических, синтаксических, словообразовательных, лексических, а также комбинированных лексико-синтаксических и т.п.), объединенных на основе общности и взаимодействия их семантических функций (Бондарко 1984: 21-22; 2003: 40).

Метод функционально-семантического описания представляется нам плодотворным для целей настоящего исследования, так как он позволяет осуществить рациональный подход к изучаемому явлению истины, актуализированному в английском языке, и представить его как целостную систему с определенным планом содержания и планом выражения.

^ План содержания ФСП истины характеризуется общим инвариантным значением отнесенности содержания высказывания к действительности. Многообразие истинностных отношений (отношения истинности, квазиистинности и неистинности) свидетельствует о семантической неоднородности плана содержания ФСП истины, что служит причиной членения данного макрополя на ряд семантических участков, или микрополей, обладающих относительной самостоятельностью как в плане содержания (значения) так и в плане выражения (системы средств).

Общая семантическая функция – отражение действительности – объединяет разноуровневые единицы, маркированные этой семой, в ФСП. Соответственно, формальные языковые средства и нормативно-речевые способы, объективирующие значение истины во всех его смысловых вариантах, представляют собой план выражения исследуемого ФСП истины.

Мы считаем, что подробное описание анализируемого концепта возможно только при его рассмотрении в тесной связи с категориями модальности и оценки. Установление истинности/ложности высказывания (то есть соотнесенность высказывания с действительностью) не может составлять цель лингвистического анализа. На языковом уровне мы имеем дело с той оценкой действительности, которая устанавливается говорящим в результате осмысленного отражения реального объективного мира.

Такого рода субъективная оценка степени достоверности высказывания не всегда совпадает с тем, в какой мере это высказывание на самом деле соответствует действительности. Так, какое-либо высказывание, характеризуемое модальностью категорической достоверности, может быть не только истинным, но и ложным.

ФСП истины в английском языке рассматривается нами как часть ФСП модальности. ФСП истины входит в поле модальности в качестве составного элемента поля достоверности, включающего макрополе действительности и часть макрополя недействительности – поле эпистемической модальности. Внутри ФСП истины как особого функционального единства мы выделили три участка. Первый, состоящий из поля действительности и части поля эпистемической модальности – микрополя уверенности, мы назвали полем истинности. Второй участок изучаемого поля – поле квазиистинности, объединяющее микрополе вероятности и микрополе неуверенности (сомнения). Третьим элементом макрополя истины считаем поле неистинности/ложности. Таким образом, рассматриваемое нами ФСП истины является макрообразованием, включающим в свой состав комплекс микрополей истинностных отношений (Рис. 2):



Рис. 2. Состав ФСП истины в современном английском языке

^ Глава 2 “Содержание концепта “истина” в современном английском языке” посвящена системному описанию средств и способов репрезентации концепта “истина” в современном английском языке в рамках полевого подхода с выделением ядерных и периферийных элементов, а также выявлению содержания концепта “истина” в английском языковом сознании через анализ особенностей реализации конституентов ФСП истины в вербальной коммуникации.

Первый из изучаемых нами участков в составе ФСП истины – поле истинности. В поле истинности мы включили элементы, которые констатируют факт соответствия действительности той связи, которая устанавливается между объектом и признаком, и конституенты, которые указывают на твердую уверенность говорящего в достоверности сообщаемого.

В качестве доминантного знака объективации концепта “истина” в английском языке мы признаем имя truth, обладающее высокой номинативной ценностью, сочетаемостной и формообразовательной активностью, а также в полном объеме и с наибольшей регулярностью передающее все оттенки значения исследуемого поля. Проведенный дефиниционный анализ показал, что в семантической структуре truth заложены следующие составляющие: 1) сама действительность, объективная реальность, в том числе 1а) высшая трансцендентальная реальность; 2) то, что соответствует действительности – утверждение, правильно и точно отражающее реальное положение дел, соответствующее фактам, в том числе 2а) общепринятые истины; 3) честность и искренность собеседника, подтверждающие достоверность сообщения.

Доминантными значениями ключевой лексемы truth являются “то, что существует в действительности” и “то, что соответствует действительности”:

Truth suggests conformity with the facts or with reality, either as an idealized abstraction /“What is truth?” said Pilate/ or in actual application to statements, ideas, acts, etc. /there is no truth in that rumor/ (WNWD)/ We may never know the truth about what happened (CDAE).

Для понимания особенностей восприятия феномена истины английским национальным сознанием мы исследовали лингвокультурологические аспекты и когнитивно-прагматические характеристики языкового концепта “истина” на примере лексемы truth. Анализ лексической сочетаемости и рассмотрение конкретных примеров употребления этого имени в художественных текстах и паремиях позволили сделать ряд выводов, которые представляются нам особенно важными.

В частности, мы обратили внимание на достаточно большое количество негативных ассоциаций, связанных с осмыслением истины английской национальной языковой личностью. Так, нравоучительные истины нередко получают отрицательные квалификации, например, cynical truth. Значение неприятной информации имеет идиома home truth – ideas to bring smb back to reality; an unpleasant fact about a person told to her or him by smb else: It’s time you listened to a few home truths about yourself (OALD).

Сообщение истинной информации может иметь своей целью свести с кем-либо счеты: Truth that’s told with bad intent (CODQ)/ Once, the thought of flinging the truth tauntingly in Melanie’s face and seeing the collapse of her fool’s paradise had been an intoxicating one, a gesture worth everything she might lose thereby (M. Mitchell).

Поскольку truth бывает неприятной, ее осознание нередко сопровождается болью: Langdon felt a pang of truth in the statement/ Then the truth hit her like a truck/ Suddenly, the truth came crashing down. The realization felt like it was going to bury her (D. Brown). Truth имеет шипы и колет – (proverb) Truth and roses have thorns about them. Truth констатирует даже неприятное трезво, как судья – sober truth (cf. as sober as a judge).

Многочисленные квалификации истины выявляем в сочетаниях имени truth с прилагательными, где истина получает разностороннюю характеризацию, в том числе подчеркиваются негативные переживания, связанные с осмыслением истины. Truth бывает нелицеприятной и нежелательной – unlovely, unpleasant, unpalatable, disagreeable, disturbing, unwelcome, uncomfortable, трагической, шокирующей, ужасной, жестокой – tragic, shocking, awful, dreadful, horrible, horrid, horrifying, terrible, cruel, brutal, горькой, резкой, тяжелой, печальной, приносящей боль – bitter, hard, harsh, sad, painful, унизительной и ненавистной – humiliating, hateful, суровой, мрачной, унылой, гнетущей, темной – grim, stern, dismal, dark, dirty, злобной, гнусной и мерзкой – monstrous, vicious, vile, уродливой и безобразнойugly, hideous, и смертельнойdeadly.

Truth противоречива, она приносит пользу одним и таит угрозу для других: сообщение истинной информации может повлечь за собой негативные для говорящего или его адресата последствия. Cуществует масса случаев, когда человеку приходится обманывать, чтобы выжить:

^ As a child of war, I learned the truth is not always what is right or good or best. If the SS came to your door and asked if you had Jews inside, you did not tell the truth if you were hiding Jews. When members of Totenkopf SS occupied my family home in Austria, I couldn’t tell the truth about how much I hated them. When the SS commander of Mauthausen came into my bed so many nights and asked me if I enjoyed what he did to me, I didn’t tell the truth. … Truth is relative then. It is always about timing. It is about what is safe. It is the luxury of the priviliged, of people who have plenty of food and are not forced to ride because they are Jews. Truth can destroy, and therefore it is not always wise or even healthy to be truthful (P. Cornwell).

Представляется, что отмеченные аксиологические коннотации составляют ассоциативное поле исследуемого концепта, и, следовательно, отражают его этнокультурную специфику.

^ К ядру поля истинности мы отнесли синонимы truth, которые в силу своего семантического содержания и особенностей функционирования являются носителями разных характеристик концепта “истина” в сознании носителей языка.

Сема “то, что существует в действительности” выявляется в следующих лексемах: reality, actuality, fact, factuality, factualness; сема “трансцендентальная реальность” актуализируется в именах god, gospel, sooth, Holy Writ, Bible: the distinction between fantasy and reality; preach/spread the gospel (LDCE).

Сема “то, что соответствует действительности” характерна прежде всего для имен verity, veracity, fact. Дифференциальные значения “подлинность”, “правдоподобие”, “достоверность” отмечаются у лексем authenticity, genuineness, credibility, reliability, realism, realness, validity, verisimilitude, etc.; семы “правильность”, “верность”, “точность” выявляются в именах accuracy, correctness, exactness, preciseness, rightness, fidelity, etc.: the eternal verities of life/ to accept too readily the veracity and accuracy of media reports/ to establish the authenticity of the statue (LDCE)/ to challenge the validity of the vote/ He recalls his native Bombay with cinematic exactness (CCALD).

Признак “общепринятая истина” является доминантным для следующих лексем: truism, axiom, maxim, platitude, proven principle, а также актуализируется в именах adage, aphorism, proverb, saying, saw, etc.: His speech was just a collection of clichés and truisms (LDCE)/ Why couldn't he say something original instead of spouting the same old platitudes? (CCALD).

Семы “честность”, “искренность” эксплицируются в лексемах honesty, integrity, trueness, truthfulness, veracity, uprightness, candour, earnestness, frankness, plainspeaking, plainness, sincerity, etc.; а семы “надежность”, “преданность” выступают в качестве ядерных для имен constancy, faithfulness, fidelity, loyalty, reliability, trustiness, trustworthiness, etc.: After so many lies from politicians, Dunbar's candour is refreshing/ First and last he sought only the strictest fidelity to justice, rectitude and truth (LDCE)/ The reaction to his frankness was hostile/ He wrote a reference for him, describing his reliability and trustworthiness as `above questioning' (CCALD).

Анализ ядерных имен поля истинности подтвердил сложность макроконцепта “истина”, в составе которого можно выделить меньшие по объему, но не менее важные по содержанию, концепты, например, концепты “честность”, “искренность”, “вера/ доверие ”и т.д.

В ядро поля истинности входит также группа прилагательных, с лексемой true в качестве доминанты синонимического ряда. К группе true относим прилагательные absolute, actual, accurate, authentic, correct, definite, exact, factual, genuine, literal, precise, real, realistic, reliable, right, valid, veracious, verified, veritable, etc., которые различаются по сферам употребления и по дополнительным оттенкам значения. Так, наиболее общие семы “верный”, “правильный”, “точный” реализуются в лексемах right, correct, accurate, exact, precise, unerring. Семы “подлинный”, “настоящий”, “естественный” актуализируются в прилагательных authentic, genuine, natural, real. Прилагательные honest, truthful, veracious, veridical, candid, earnest, forthright, frank, open, outspoken, sincere, straight, upfront, trustworthy, reliable, constant, faithful, loyal, etc. характеризуют субъекта через реализацию сем “честный”, “прямой и искренний”, “надежный” и “преданный”.

^ Околоядерная зона поля истинности представлена, прежде всего, существительными, прилагательными и наречиями, словообразовательно связанными с ядром поля, и в значение которых входит сема “объективно верное отражение действительности”. Так, словообразовательное гнездо, образованное от основы tru-, характеризуется наибольшей продуктивностью.

К рассматриваемым единицам относятся: существительные true, true-love, true-penny, trueness, truism (c образованным от него прилагательным truistic), half-truth, truth-teller; односоставное прилагательное trueish и композиты, образованные от truetrue-hearted (с образованным от него true-heartedness), true-tongued, true-blue, true-born, true-bred, true-life, true-to-life, и образованные от truthtruth-speaking, truth-telling, а также прилагательное truthful (с образованным от него существительным truthfulness и наречием truthfully); и, наконец, наречия true и truly. (Что касается существительных, прилагательных и наречий, содержащих сему “неверное отражение действительности” – untrue, untruth, untruthful(ly), untruthfulness, truthless, то они являются элементами поля неистинности.)

Околоядерная зона поля истинности также представлена модальными лексическими единицами (МЛЕ), в структуру которых входят семы “уверенность и/или очевидность”, “обязательность/необходимость”: absolutely, accurately, actually, admittedly, as a matter of fact, assuredly, at all events, at any rate, beyond (a/all/reasonable) doubt, beyond question, by all means, certainly, clearly, correctly, decidedly, decisively, de facto, definitely, distinctly, doubtless, doubtedlessly, easily, evidently, exactly, factually, for a certainty, for certain, for sure, genuinely, in actuality, incontestably, incontrovertibly, indeed, indisputably, indubitably, inevitably, inexorably, in fact, infallibly, in truth, irrefragably, irrefutably, justly, literally, naturally, necessarily, no doubt, obviously, of a certainty, of course, out of the question, patently, plainly, positively, precisely, really, reasonably, rightly, sure, surely, to a certainty, truly, undeniably, undoubtedly, unequivocally, unerringly, unmistakably, unquestionably, verily, veritably, virtually, visibly, vividly, without dispute, without (a) doubt, without fail, without question. Предлагаемый список является открытым.

В околоядерную зону поля истинности также входят многочисленные модальные обороты – модальные фразы и конструкции, по определению Е.И. Беляевой (Беляева 1985). Модальные фразы строятся по следующим моделям: 1) личное местоимение + глагол-связка + лексемы со значением уверенности: Im sure/certain/positive/confident that...; 2) отрицательные структуры с именем doubt: I have no doubt/ There is no doubt that...; 3) личное местоимение + глагол – I bet; модальные конструкции – be sure/certain + Infinitive.

К околоядерной зоне поля истинности мы также относим грамматические формы изъявительного наклонения: As lovers, the difference between men and women is that women can love all day long, but men only at times (W.S. Maugham). В данном случае мы имеем дело с ситуацией простой (имплицитной) достоверности (Теория … 1990: 167): говорящий считает, что утверждение связи предикатных предметов не нуждается в обосновании, и такие высказывания не содержат эксплицитных маркеров достоверности.

Периферия поля истинности объединяет в своем составе разнородные элементы, принадлежащие к разным грамматическим классам и уровням языка. Периферийные конституенты поля истинности представлены в Таблице 1.

Таблица 1

^ Периферийные конституенты поля истинности

единицы, входящие в другие семантические поля и имплицирующие истинность: information, news, evidence, proof, etc., и способные передавать значение истинности в определенном контексте: e.g. story

ментальные глаголы и глагольные сочетания с пресуппозицией истинности комплемента: know, be aware, believe, remember, realize, admit, etc.

модальные глаголы как средство выражения субъективной модальности уверенности: must, will, etc.

сложноподчиненные и сложносочиненные предложения с союзами because, if, not onlybut (also), etc. и союзными словами типа whatever

разноуровневые единицы с ядерной семой “согласие”: assent, affirmation, yes, coincide in opinion, I couldn’t agree more, etc.

аллокутивные средства подтверждения истинности: ^ I know for sure/ without (a) doubt…, I do believe …, etc.

псевдоложные конструкции: not without truth, it’s not untrue/incorrect,
I don’t disagree, no-one argues that…,
etc.

паралингвистические средства оценки высказывания как истинного и интонационно-синтаксический способ выражения модальности

помещение чужого сообщения в аргументативную часть собственного высказывания


Внутри макрополя истины между двумя его крайними полюсами – полем истинности и полем неистинности – находится поле квазиистинности. Мы объединяем в данном поле единицы со значением предположительности, вероятности, допущения, возможности соответствия высказывания действительности, с семантикой видимости, “кажимости”, потенциальности осуществления события, а также элементы со значением неуверенности, сомнения в истинности сообщения, колебания, нерешительности, неопределенности, невозможности принять решение о соответствии либо несоответствии высказывания действительному положению вещей.

При этом вероятность сильной и даже минимальной/слабой формы уверенности образует область положительных ожиданий; а сомнение/неуверенность как антипод убежденности/уверенности есть форма выражения предположения, но только в отрицательной области.

Несмотря на наличие в поле квазиистинности двух семантических зон (первой со значением положительной вероятности и второй со значением отрицательной вероятности/ сомнительности), в обоих случаях в значении единиц, объективирующих семантику квазиистинности, может присутствовать как сема “вероятность”, так и сема “сомнение”, что позволяет объединить их в одно поле квазиистинности.

Внутри зоны положительной вероятности можно выделить элементы, характеризующиеся разной степенью вероятности. Высказывания, имеющие характер умозаключения, в котором содержится вывод, сделанный на основе объективных данных – фактов, наблюдений, свидетельств и т.п., можно назвать высоковероятностными предположениями (или предположениями высокой степени вероятности). В семантическую структуру единиц, в которых реализуется значение вероятности (англ. probability, likelihood) входит интегральная сема “высокая вероятность и/или очевидность”; другими компонентами значения являются семы “ожидание/предсказание”, “неизбежность”, “обоснованность”, “правдоподобие”.

Высказывания, носящие характер допущения, основанного на неполном, субъективном знании о действительности, мы назвали предположениями возможности (или предположениями средней степени вероятности). В семантике единиц, в которых реализуется значение возможности (англ. possibility), помимо семы “вероятность” выявляются семы “кажимость”, “гипотетичность”, “субъективное мнение”, “отсутствие уверенности”, “сомнительность”. Состав зоны положительной вероятности представлен в Таблице 2.

Таблица 2

^ Конституенты зоны

положительной вероятности

существительные, реализующие значение вероятности и возможности: likelihood, probability, possibility, assumption, conclusion, prediction, supposition, speculation, etc.

прилагательные и наречия, объективирующие значение вероятности и возможности: evident(ly), likely, plausible(ly), predictable(ly), probable(ly), possible(ly), perhaps, maybe, presumably, supposedly, etc.

модальные глаголы, выражающие умозаключение: must, will, should, etc. и предположение: may, might, could, etc.

глаголы мыслительной деятельности с семантикой полагания: think, believe, guess, expect, imagine, etc.

глагольные сочетания и идиоматичные выражения с семантикой предположительности: take for granted, make a guess, put two and two together, lean toward the idea/possibility, receive the impression, etc.

модальные обороты с семантикой вероятности и возможности: in all probability/likelihood, there’s every likelihood, there’s a possibility, supposing that…, etc.

парентезы, передающие мнение: in one’s opinion, in one’s view, to one’s mind, for all one knows, etc.

конструкция ^ Subjective Infinitive Construction: be bound/likely to


К семантической зоне сомнительности/неуверенности мы относим предположения отрицательной вероятности – говорящий не уверен, сомневается в возможности связи между объектом и признаком. В арсенале английской языковой личности находится ряд средств (лексических, грамматических, синтаксических и др.), а также нормативно-речевых способов выражения своего сомнения в истинности высказывания. Состав зоны сомнительности представлен в Таблице 3.

Таблица 3

^ Конституенты зоны сомнительности

слова с лексическим корнем doubt- или dub-: doubt, doubtful(ly), doubtfulness, dubiety, dubious, etc.

существительные с семами “нерешительность”, “отсутствие доверия”: uncertainty, hesitation, hesitancy, skepticism, misgiving, distrust, mistrust, suspicion, disbelief, etc.

глаголы сомнения: suspect, query, question, hesitate, vacillate, waver, claim, allege, etc.

прилагательные и наречия с семантикой сомнительности: suspicious(ly), hesitant(ly), untrusting, disbelieving, alleged(ly), etc.

лексемы, содержащие семы “отсутствие доказательств”, “невероятность”, “невозможность”, “удивление” и т.п.: improbability, unlikelihood, incredulity, unconvincing, unreasonable, impossible, questionable, controversial, flabbergasted, etc.

устойчивые сочетания, имплицирующие сомнение: small hope, bare possibility, poor prospect, little chance, too good to be true, etc.

модальные обороты: ^ I am not certain/sure, I don't think, I can’t believe,
It doesn’t seem possible/sound convincing, It seems doubtful/unlikely/ improbable, etc.


модальные частицы hardly, scarcely, etc. в сочетании с маркерами положительной вероятности/ уверенности: ^ It’s scarcely possible, I hardly agree, etc.

высказывания с союзами eitheror, whetheror, содержащие альтернативу

вопросы, в т.ч. переспросы

паралингвистические средства и интонационно-синтаксический способ объективации сомнительности


На периферии поля квазиистинности находятся конституенты с общим значением неопределенности/ незнания – в данном случае мы имеем дело с элементами, в структуре которых реализуются дифференциальные семы “непонятно”, “неясно”, “необъяснимо”, “странно”, “неизвестно” и т.п. В английском языке обнаруживаем ряд разноуровневых единиц с семантикой двусмысленности, неясности, непонимания, затруднения, растерянности, неосведомленности, неизвестности и т.п.: ambiguity, vagueness, obscurity, perplexity, confusion, frustration, dilemma, guesswork, be in the dark, cannot say, have no clue, be at a loss, be reduced to guessing, unaware, uninformed, in ignorance, clueless, unknown, unexplained, unintelligible, strange, mysterious, etc.

Когда говорящий не обладает достаточными данными для адекватной интерпретации сообщаемого, может возникнуть ситуация полной неопределенности: с одной стороны, нет достаточных оснований для признания высказывания истинным (объективно/верно отражающим действительность) или по крайней мере вероятным; с другой, – нет возможности отторгнуть пропозицию как сомнительную или тем более ложную. Говорящий не может занять определенную когнитивную позицию, колеблется между выбором положительной либо отрицательной истинностной оценки высказывания. Единственным выходом из сложившейся ситуации является констатация своего незнания, невозможности сформулировать определенный ответ: Ask me another, I havent the slightest idea, I have no way of knowing, etc.

Последним из рассматриваемых нами участков ФСП истины является поле неистинности/ложности, в которое включаем единицы с актуальным признаком “преднамеренное, осознанное выражение лжи, обман”, то есть заведомое использование пропозиций, неверно отражающих действительность; а также элементы, реализующие значение “непреднамеренная неверная интерпретация действительности”, то есть всякого рода заблуждения, ошибки и т.п. Общим, ведущим признаком, объединяющим все конституенты в поле неистинности является признак “неверное отражение действительности”.

Ключевыми лексемами, объективирующими неистинность, являются антонимы trueuntrue/ false и антонимы truthuntruth/ falsehood/ lie. Из трех основных имен поля неистинности наиболее общим значением обладает falsehood (содержит семы “то, что не является действительностью”, “то, что не соответствует действительности – ложное утверждение”, а также “лживость, обман”); в то время как untruth и lie выводят в фокус значения сему “намеренное, осознанное использование ложных утверждений с целью ввести в заблуждение/ обмануть”:

falsehood is the quality or fact of being untrue or of being a lie: She called the verdict a victory of truth over falsehood (CCALD)/ Most people believe in right and wrong, truth and falsehood (LDCE); liea statement made by smb knowing that it is not true (OALD): All the boys told lies about their adventures (CCALD)/ Jones resorted to deception and barefaced lies (LDCE); untruth(fml, euph.) a statement that is not true; a lie, used when you want to avoid saying the word 'lie' (OALD; LDCE): I have never uttered one word of untruth (CCALD).

Насколько многочисленны прагматические аномалии, толкающие человека к неверному отражению действительности, настолько богатым репертуаром слов со значением неистины откликается на них язык. Состав поля неистинности в английском языке представлен в Таблице 4.

Вариативность форм актуализации неистины свидетельствует о том, что такие высказывания представляют собой нежестко организованные в грамматическом и лексическом отношении структуры, воспринимаемые в значительной мере интуитивно с опорой на прагматическую ситуацию и межличностные отношения, и поэтому вызывают несомненный интерес для более тщательного рассмотрения.

Таблица 4

^ Конституенты поля неистинности

Ядро поля неистинности

Околоядерная зона

имена существитель-ные с семантикой неистинности: falsehood, untruth, unveracity, fantasy, fiction, fallacy, delusion, etc., в т.ч. со значением обмана, неискрен-ности, умолчания/ утаивания и т.д.:
lie (n.), deceit, dishonesty, sham, pretence, insincerity, evasion, distortion, fabrication, etc.

прилагательные и наречия с семантикой неистинности:
untrue, false(ly), wrong(ly), improper, incorrect, mistaken, etc., в т.ч. с добавочными семами сомнительности, неверия, неискрен-ности и др.: far-fetched, unbelievable, illusory, fanciful, untruthful, dishonest, deceitful, insincere, phon(e)y, sneaky, etc.

глагольные лексемы и глагольные сочетания из разряда lie, в т.ч. с семой “намеренное неверное отражение действительности”: cheat, con, deceive, delude, hoodwink, fool, falsify, forge, misinform, twist, slander, etc.

фразеологизмы с семантикой неистинности/обмана: do smb in the eye, keep up (save) appearances, play smb for a fool, pull smb’s leg, pull the wool over smb’s eyes, take smb for a ride, sell smb a pup (a gold brick), etc.


^ Периферия поля неистинности

грамматическая категория отрицания: no, not, not true, not really, not agree, not at all, nothing of the kind/ sort, etc.

сослагательное наклонение, обозначающее действия/ состояния, противоречащие реальности:
^ If it were true!,
He spoke as if he had been there himself, etc.


разноуров-невые единицы с семой “несогласие”: argue, disagree, object,

be at odds with, shake one’s head, etc.

разговорные формулы, междометия, восклицания, служащие для выра-жения несогласия (возражения):
I'm afraid/I think you're mistaken,

But it can't be so,
But that's incredible, Quite the contrary!, Crazy!,
etc.

различные способы опровержения истинности: косвенное несогласие, имплицитное (скрытое) отрицание: Me tell a lie!, etc.


Таким образом, ФСП истины в английском языке представляет собой полицентрическое образование диффузной структуры с размытыми, нечеткими границами внутри микрополей. При этом, с одной стороны, отдельные микрополя в зависимости от возможностей дальнейшей детализации основного концептуального смысла распадаются на несколько семантических секторов, с другой, – существуют зоны пересечения, взаимопроникновения отдельных элементов и частей микрополей.

^ Ядро ФСП истины составляет поле истинности, конституенты которого содержат общий интегральный признак объективно верное отражение действительности”. В околоядерной зоне данного макрополя располагается часть поля квазиистинности – зона положительной вероятности, которая, также как и поле истинности, имеет значение положительной эпистемической семантики. Периферия ФСП истины представлена областью отрицательной эпистемической семантики. Часть поля квазиистинности – зона сомнительности/неуверенности – входит в зону ближней периферии, в то время как поле неистинности относится к дальней периферии рассмотренного нами макрополя истины. Структура ФСП истины в английском языке представлена в виде схемы (Рис. 3).



ядро ФСП истины




около

ядер

ная

зона





зона ближней

периферии


зона дальней периферии

Рис. 3. Структура ФСП истины в современном английском языке


Истинность/неистинность высказывания определяется по шкале достоверности. В работе предложена своя интерпретация шкалы достоверности и располагающихся на ней подвидов модальности. В нашем представлении шкала достоверности организуется противопоставлением уверенности в истинности сообщаемого, вероятности соответствия высказывания действительности, неуверенности/сомнения в таком исходе, и уверенности в обратном, то есть уверенности в неистинности/ложности высказывания, с пограничной областью в виде полной неопределенности, незнания. При этом значения уверенности в истинности высказывания и вероятности его соответствия действительности образуют сферу положительной достоверности, а значения сомнительности/неуверенности и уверенности в неистинности/ложности сообщаемого – область отрицательной достоверности (Таблица 5).

На шкале достоверности расположены следующие виды эпистемической модальности: модальность простой достоверности, модальность категорической достоверности/ модальность уверенности, модальность квазиистинности (с подвидами модальности положительной вероятности и модальности сомнительности) и модальность недостоверности.

Простая достоверность не содержит специальных маркеров выражения достоверности и констатирует действительное положение вещей. Модальность категорической достоверности характерна для высказываний, в которых выражается высокая степень уверенности в истинности сообщаемого. Модальность квазиистинности присуща высказываниям, в которых содержатся различные по степени вероятности предположения, например, модальность сомнительности понимается как минимальная степень квазиистинностной достоверности без учета векторной эмотивной отрицательной направленности таких высказываний. Модальность недостоверности охватывает область высказываний, в которых признается неистиность/ложность высказывания.

Таблица 5

Истина

Квазиистина

Неистина

знает Р

убежден/

уверен в Р

полагает/

допускает Р

не уверен

в Р

сомневается в Р

отвергает Р/

уверен в не-Р

factual assertion

certainty

likelihood/

probability

possibility

uncertainty

doubt

improbability/
falsehood




область положительной

достоверности

область не-определенности/незнания

область отрицательной достоверности

известно, что Р

доказано (неопровер-жимо/

неоспоримо), что Р

вероятно
Р

воз

можно Р

неизвестно (неразре-шимо/ не-проверяемо) Р/ не-Р

сомни-тельно (необоснованно), что Р

опровер-жимо, что Р (доказано, что не-Р)

известно, что не-Р


Таким образом, предпринятый в работе функционально-семантический и когнитивно-прагматический анализ позволил с достаточной полнотой раскрыть содержание концепта “истина”, вербализованного в современном английском языке, подтвердить его коммуникативную значимость, выявить его национально-культурное и национально-лингвистическое своеобразие. Описанный таким образом концепт “истина” представляется нам уникальным ментальным образованием, принадлежащим англоязычной картине мира, и способным отчасти послужить ключом к пониманию специфики концептосферы этой лингвокультуры.

В Заключении обобщаются основные результаты исследования и указываются перспективы дальнейшего изучения проблемы. В частности, перспективными направлениями представляются диахронический анализ концепта “истина” на материале английского языка и его сопоставительный анализ в различных лингвокультурах. Такой комплексный подход позволит судить о содержании исследуемого концепта как о единице мышления данного социума, отражающей исторически сложившиеся в сознании народа образы, представления, морально-нравственные установки, поведенческие стереотипы, оценки и ассоциации, связанные с осмыслением истины.


^ Основные положения диссертации отражены

в следующих публикациях:


научные статьи, опубликованные в ведущем российском периодическом издании, рекомендованном ВАК РФ:

1. Максимчик О.А. Концепт “истина” как объект лингвистического исследования [Текст]/ О.А. Максимчик // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Специальный выпуск “Актуальные проблемы гуманитарных наук”, № 3. – Самара, 2006. – С. 78-87 (1,25 п.л.).

научные статьи и материалы конференций, опубликованные в других изданиях:

2. Максимчик О.А. Истинностная оценка достоверности сообщения [Текст]/ О.Н. Шалифова, О.А. Максимчик // Иностранные языки: Исследования по лингвистике, методике, страноведению: Сборник научных статей молодых ученых факультета иностранных языков. – Самара: СамГПУ, 2000. – С. 20-24 (0,3 из 0,6 п.л.).

3. ^ Максимчик О.А. Средства выражения модальности вероятности в современном английском языке [Текст]/ О.А. Максимчик // Язык. Текст. Слово: Филологические исследования: Сборник статей молодых ученых. – Самара: Изд-во СГПУ, 2004. – С. 37-49 (0,8 п.л.).

4. ^ Максимчик О.А. Коммуникативные стратегии и тактики речевого поведения на примере высказываний со значением истины/неистины [Текст]/ О.А. Максимчик // Дискурсивный континуум: текст – интертекст – гипертекст: Материалы Всероссийской научной конференции (май 2006 г.). – Самара: Изд-во СГПУ, 2007. – С. 260-266 (0,4 п.л.).

5. ^ Максимчик О.А. Функционально-семантическое поле истины в сфере модальности английского языка [Текст]/ О.А. Максимчик // Интеграция образования, науки, культуры: Россия – Германия: Материалы международной научно-практической конференции (17-18 сентября 2007 г.). – Самара: Изд-во СГПУ, 2008. – С. 195-201 (0,8 п.л.).

6. Максимчик О.А. Концепт “истина” в англоязычной лингвокультуре [Текст]/ О.А. Максимчик // Вестник Поволжской государственной социально-гуманитарной академии: Факультет иностранных языков. Вып. 9. – Самара: Изд-во ПГСГА, 2009. – С. 97-106 (0,6 п.л.).


Подписано к печати 01.07.2010.

Формат 60х84 1/16. Объем 1,5 п.л. Тираж 100 экз.

Издательство ПГСГА: 443099, г. Самара, ул. М. Горького, 61/63.






Скачать 386,8 Kb.
оставить комментарий
Максимчик Оксана Александровна
Дата16.09.2011
Размер386,8 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх