Речевые средства выражения инвективных смыслов в жанре комментария публицистического дискурса ( на материале современного английского языка ) icon

Речевые средства выражения инвективных смыслов в жанре комментария публицистического дискурса ( на материале современного английского языка )



Смотрите также:
Средства выражения морально-этической составляющей категории девиации (на материале английского...
Язык современного американского судебного дискурса (на материале решений Верховного суда сша)...
Лексикология и фразеология современного английского языка...
Элокутивные средства газетного дискурса в коммуникативно-прагматическом аспекте (на материале...
Александрова О. В...
Учебная программа Дисциплина Лексикология английского языка...
Категория футуральности и средства ее языковой манифестации (на материале английского языка)...
Реферат по русскому языку Лексика современного публицистического стиля...
Политкорректность как коммуникативная категория современного английского языка (на материале...
Программа дисциплины опд. Ф. 02. 3 Лексикология английского языка 1...
Языковые средства выражения иронии в художественных текстах Джона Голсуорси:...
Функционально-структурные особенности и просодические средства выражения дискурсивных элементов...



скачать


На правах рукописи


Степко Мирослава Львовна


РЕЧЕВЫЕ СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ ИНВЕКТИВНЫХ СМЫСЛОВ В ЖАНРЕ КОММЕНТАРИЯ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА

(на материале современного английского языка)


Специальность 10.02.19. – теория языка


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Майкоп – 2008

Работа выполнена на кафедре русского языка и теории языка Педагоги­ческого института ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет».


Научный руководитель: доктор филологических наук, доцент

^ Кудряшов Игорь Александрович


Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Намитокова Роза Юсуфовна


кандидат филологических наук, доцент

^ Тихонова Аза Петровна


Ведущая организация: ГОУ ВПО «Кубанский государственный

аграрный университет»


Защита состоится «28» мая 2008г. в часов на заседании диссертационного совета К 212.001.01 при Адыгейском государственном университете по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Университетская 208, конференц-зал.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Адыгейского государственного университета.


Автореферат разослан «25 » апреля 2008г.


Ученый секретарь

диссертационного совета Абрегов А.Н.

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Изучение языковой личности журналиста невозможно без обращения к выбору соответствующих средств воздействия, позволяющему автору комментария достичь перлокутивных целей своих вербальных действий. Большой интерес в лингвистической науке продолжает вызывать роль скрытых речевых смыслов в процессе реализации манипуляции в публицистическом дискурсе. До настоящего времени роль инвектогенных языковых средств в английском газетно-публицистическом дискурсе в жанре аналитического комментария не анализировались с позиций дискурс-анализа, когнитивной лингвистики и дискурсивной психологии.

Функционально-динамическая и антропоцентрическая научно-исследовательские парадигмы предопределяют лингвистическое исследование языка не «в самом себе и для себя», а в контексте жизни говорящей личности. Функционирование скрытых инвективных смыслов, фиксирующих конфликтные отношения между журналистом и читателями, подлежит правовому регулированию, основания легитимности которого заложены в соответствии с языковыми законами. Все это и обусловило актуальность данной диссертационной работы. Актуальным представляется и исследование речевых способов выражения мнения в аспекте априорно агрессивных коммуникативно-прагматических установок пишущей личности в жанре комментария. Подобный ракурс исследования позволяет проследить, как отражаемые в жанре комментария факт и мнение прагматизируют речевое «Я» автора и «Я» читателя, взятых в социокультурном окружении.

В качестве объекта исследования выбраны скрытые инвективные речевые смыслы в газетно-публицистическом дискурсе (контексты, в которых находят проявление имплицитные смыслы на уровне целого высказывания и текста, созданного в жанре комментария).

^ Предметом исследования являются речевые средства выражения инвективных скрытых смыслов в газетно-публицистическом дискурсе в жанре комментария на материале статей, взятых из англоязычной прессы.

Материалом для исследования послужили 168 статей размещенных на официальном сайте газеты «The Times» в Интернете и ее воскресном приложении «The Sunday Times», опубликованных в период с 06.10.2006 по 1.04.2007 и отобранных методом сплошной выборки, и более 4,5 тысяч (4685) читательских откликов на данные статьи, по которым определялась степень инвективности той или иной статьи. Общий объем прочитанного текста составил около 1120 страниц.

Цель исследования состоит в изучении диапазона коммуникативной свободы языковой личности (авторов статей, написанных в жанре аналитического комментария) и описании основных средств ее выражения с учетом конфликтогенного (инвектогенного) потенциала косвенных / имплицитных смыслов в рамках англоязычного газетно-публицистического дискурса (на материале электронного варианта газеты «The Times»).

Проведение исследования требует решения следующих конкретных задач:

● изучения психолингвистических основ агрессивного речевого поведения автора аналитического комментария, что предполагает установление отличий между целенаправленными и нецеленаправленными проявлениями вербальной агрессии, детерминированное разграничением понятий «речевая деятельность» и «речевое поведение»;

● определения прагматической направленности имплицитного плана инвективного смысла в жанре аналитического комментария в аспекте выражения мнения автора как способа проявления скрытой стратегии дискредитации личности;

● изучения речевых способов выражения мнения в современном газетно-публицистическом дискурсе в аспекте агрессивных газетно-прагматических установок пишущей личности, что требует:

* исследования проблемы скрытой инвективной прагматики оценочных высказываний в жанре комментария

* описания частотных стилистических и риторических приемов, речевых средств инвективности в жанре комментария

* анализа инвективной сущности иронического способа постижения социальной действительности в жанре комментария

● разработки типологии инвектогенных средств манипулирования в жанре комментария.

^ Методологической основой работы являются общетеоретические и специальные труды отечественных и зарубежных лингвистов в области инвектологии и когнитивной лингвистики (Воркачев С.Г., Кусов Г.В., Красавский Н.А., Позолотин А.Ю., Ратинов А. Р., Голев Н.Д., Жельвис В.И., Иссерс О.С., Сперанская А. Н., Стернин И.А., Доронина С.В., Третьякова В. С., Кудряшов И.А. и др.).

Комплексное изучение проблемы скрытых инвективных смыслов в газетно-публицистическом дискурсе основано на методах описательного лингвистического анализа. Полиаспектный подход к изучаемому объекту потребовал использования инструментария комплексного дискурс-анализа, дискурсивной психологии. Метод комплексного дискурс-анализа является актуальным при эмпирическом исследовании отношений между дискурсом и социо-культурными факторами. Положения дискурсивной психологии применялись при изучении газетно-публицистического дискурса, как конструкций принадлежащих внешнему миру и сориентированных на социальное действие.

^ На защиту выносятся следующие положения:

1. Речевые средства инвективности в жанре комментария актуализируются автором в связи с рассмотрением актуального события только с точки зрения фактов, а не в его реальной полноте и связаны с диапазоном ограничений реализации имеющихся в языке потенций в акт говорения, который соответствует актуальным на данный момент речевым целям говорящей личности. Журналист стремится интерпретировать только факты, целенаправленно преследуя в смысловой программе публикации провокационные коммуникативные стратегии.

2. Имплицитный план выражения авторского смысла в жанре аналитического комментария выражает псевдомножественность позиций наблюдения за активностью объекта журналистского текста, которые, с одной стороны, связаны с «неясностью фактической стороны проблемы», однако, с другой – создают текстовые предпосылки признания критического способа наблюдения значимым. Инвективный смысл при этом является доказуемым только в одном из интерпретационных вариантов, что дает журналисту возможность избежать прямых оскорблений. Поэтому анализ имплицитного значения отдельного сообщения в газетно-публицистической критической статье невозможен без включения его в дискурсивное поле, актуализируемое в момент высказывания в виде ситуации высказывания.

Инвектогенным характером обладают имплицитные смыслы в публикации, порожденные субъектно-объектной парадигмой журналистского текста. Для текстов, написанных в жанре аналитического комментария и размещенных в электронных средствах массовой информации, к которым относится Интернет-версия известных газетно-публицистических изданий, характерна скрытно-смысловая манипулятивная организация высказывания.

3. Инвективные высказывания в текстах аналитического комментария характеризуются диффузностью содержательных слоев с преобладанием компонентов с социальной составляющей. Средством создания имплицитных инвективных смыслов в тексте комментария являются стилистические и риторические приемы, которые одновременно служат реализации целей комментария как жанра. Речевой каркас оценочных высказываний в жанре комментария формируется общеупотребительной нормированной лексикой. Субъектно-объектная парадигма журналистского дискурса порождает имплицитные смыслы в публикации, несущие заряд инвективности в силу направленности на отрицательную оценку профессиональной квалификации и деятельности объекта текста. Одним из самых распространенных способов выражения имплицитных инвективных смыслов в жанре аналитического комментария является иронический способ описания действительности.

4. С целью преодоления барьеров на пути доступа к мышлению индивида журналисты используют разнообразные манипулятивные приемы, основанные на стереотипных представлениях реципиентов текста, активизируя компоненты ментальной схемы «свой мир». Активизация ментальной схемы «чужой мир» перекрывает доступ к когнитивной системе реципиента и сопровождаться выбором лексем с семантическим компонентом «плохо».

^ Научная новизна работы определяется выбором в качестве объекта исследования скрытых инвективных смыслов в английском газетно-публицистическом дискурсе в жанре аналитического комментария, который репрезентирует в языковой картине мира определенный фрагмент реальности, а также применением полиаспектного подхода к изучаемому объекту с использованием инструментария комплексного дискурс-анализа, дискурсивной психологии, которые предполагают анализ когнитивного, социального и социокультурного контекстов медиа-сообщений.

Впервые предпринимается попытка рассмотреть инвектогенный потенциал текстов аналитического комментария как жанра, а также инвектогенность средств манипуляции в английском газетно-публицистическом дискурсе с учетом читательских откликов. В частности, доказано, что анализ ситуации инвективного высказывания с косвенным смыслом в жанре комментария включает в себя анализ стратегий обеих сторон коммуникации (автора и читателя), каждая из этих стратегий претендует на достоверность, фактичность, объективность. Сделан вывод о том, что принципиальное несовпадение журналистских и читательских стратегий создает напряжение в дискурсивном пространстве коммуникации, основанное на отрицании способности объектов текста абсорбировать сконструированную в журналистском тексте реальность в свою повседневность. В связи с этим проанализирована прагматическая основа невозможности включения данных разнородных позиций в одно дискурсивное поле.

^ Теоретическая значимость заключается в систематизации и углублении знаний о прагматической существенности косвенных смыслов в формировании инвективных высказываний в текстах СМИ. Данное исследование способствует дальнейшему изучению проблем теории коммуникативной свободы языковой личности с учетом конфликтогенного потенциала скрытых (косвенных/имплицитных) смыслов, влияющих на степень ее проявления в рамках английского газетно-публицистического дискурса.

Результаты исследования могут быть использованы при дальнейшей разработке общей теории коммуникативной свободы. Модель лингвистического исследования скрытого инвектогенного смысла в жанре аналитического комментария представляет собой такой уровень обобщения, который позволяет ориентироваться на нее в практике проведения лингвистической экспертизы.

^ Практическую значимость диссертационной работы следует видеть в возможности использования ее результатов в университетских курсах по речевой конфликтологии, речевой агрессии в СМИ, экспертной лингвокогнитивной оценке конфликтного высказывания. Выводы исследования могут найти применение в практике изучения языка, функционирующего в правовом пространстве (юридических аспектов языка). В частности, основные положения и выводы исследования и текстовые иллюстрации из англоязычной прессы могут использоваться в курсе по юридической лингвистике специализации «Филологическое обеспечение профессиональной коммуникации (юридическая лингвистика)».

^ Апробация работы. Основные положения и результаты диссертационного исследования освещались в выступлениях на международных конференциях «Язык и межкультурная коммуникация», г. Астрахань (2007г.), «Языковые и культурные контакты различных народов», г. Пенза (2007 г.), на Всероссийской научно-практической конференции «Этнокультурная составляющая лингвистического и педагогического дискурса», г. Славянск-на-Кубани. Основные результаты исследования отражены в 5 публикациях.

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, Библиографии, Списка текстовых источников.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе «Теоретические основы изучения языковой агрессии в современной лингвистике» излагается история вопроса, прово­дится глубокий и всесторонний анализ теоретических источников, отра­жающих специфику изучаемых в работе единиц языка.

Агрессия рассматривается нами как многостороннее явление, являющееся неотъемлемой динамической характеристикой активности и адаптивности человека. Изучение явления речевой агрессии потребовало установить отличия данного явления от смежных и сходных с ним явлений; отличие между целенаправленными и нецеленаправленными проявлениями вербальной агрессии, детерминированное разграничением понятий «речевое поведение» и «речевая деятельность»; выявить отношение понятий «негативные чувства» и «отрицательные эмоции» к изучаемому явлению. Понятие «вербальная агрессия» рассматривается как намеренное речевое выражение негативных эмоций, обладающее инвективным прагматическим значением, произносимое с намерением причинить моральный вред адресату или вызвать его ответную реакцию.

Вербальным выражением агрессии являются инвективы. Понятие «инвектива» в работах современных исследователей рассматривается в широком смысле как любое потенциально оскорбительное высказывание (Карасик, 1992; Королева, 2002) и в узком смысле как осуществленная некодифицированными средствами оскорбительная номинация человека (Саржина, 2002; Стернин, 2000). Инвективы представляют собой знаки культуры, выражающие национальный способ реализации агрессии по отношению друг к другу. Инвектива в узком смысле есть способ вербальной агрессии, средствами выражения которой являются пейоративы, т.е. слова, выражающие отрицательную оценку, и ругательства как табуированные языковые средства. Инвектива в широком смысле – выражение негативной информации об адресате, приводящее к искажению социального образа личности среди остальных членов общества, то есть к уменьшению социальной привлекательности личности. Адресант инвективным высказыванием воссоздает «речевую картину социального «антиобразца», формируемого из выработанного в процессе социализации личности набора средств лингвокультуры: создание негативного образца и умаление положительных качеств лица.

В научной литературе, посвященной проведению лингвистической экспертизы, выделяются три направления: 1) анализ намерений автора в рамках теории речевого акта (Сперанская А.Н., 1999); 2) анализ тактик нанесения обиды и оскорбления, а также приемов и способов нанесения оскорбления (Иссерс О.С., 1999); 3) анализ концептуальной модели оскорбления, основанной на нормах морали, этики, поведения человека в обществе (Жельвис В.И., 2000).

Проблема речевых средств инвективности непосредственно связана с понятием коммуникативной свободы, то есть с диапазоном ограничений реализации имеющихся в языке потенций в акт говорения, который соответствует актуальным на данный момент речевым целям говорящей личности. Мерой коммуникативной свободы автора текста является мера выбора языковых средств. Подобная свобода журналиста соотносится со способами организации знакового пространства публикации. Факт и мнение в журналистском тексте апеллируют к различным способам (эксплицитным / имплицитным) своего обоснования. Речевой каркас текстов, написанных в жанре аналитического комментария, формируется общеупотребительной нормированной лексикой. Инвектогенным характером обладают имплицитные смыслы в публикации, порожденные субъектно-объектной парадигмой журналистского текста. Псевдомножественность позиций наблюдения за активностью объекта журналистского текста обеспечивают доказуемость инвективного смысла только в одном из интерпретационных вариантов, что дает журналисту возможность избежать ответственности за прямые оскорбления.

Во второй главе «Речевые способы выражения мнения в современном британском публицистическом дискурсе в аспекте агрессивных коммуникативно-прагматических установок пишущей личности» исследуется проблема скрытой инвективной прагматики оценочных высказываний в жанре критической статьи (комментария), рассматривается инвектогенный потенциал жанровых особенностей комментария. Тексты газетно-публицистического дискурса в жанре комментария написаны в соответствии с основными содер­жательно-формальными признаками или жанрообразующими факторами аналитического комментария. Целью современного комментария является оценка важных новых фактов общественно-политической жизни и направление читательского внимания на них, исследование связи комментируемого события с другими и выявление причин этого события, формулирование прогноза развития комментируемого события. Цели комментария определяют и языковые средства их достижения. Комментирование требует использования таких при­емов как разработка взаимосвязей между исходными и комментирующими фактами, детализации комментируемых событий, сравнение фактов, разработка аналогий, например с прецедента­ми.

Анализ диктумной семантики, лежащей в основе эмоциональной оценки, как компонента модусной части семантики инвективных высказываний, выявил преобладание в комментариях британских авторов инвективных высказываний, характеризущихся диффузностью содержательных слоев с ярко выраженными компонентами с социальной составляющей. Например, Социально-психологический и социально-деятельностный компоненты – автор пишет о нечестности и подлости принятого американским правительством решения в отношении иракского правительства и изложенного в докладе министра иностранных дел Бейкера: Tony Blair will like the Baker report. It is shallow and dishonest. It shows how to weasel a way out of trouble and leave former friends to fall, undefended, by the wayside. It suggests how blame may be shifted onto hapless Iraqi ministers... (I should welcome the Baker report. So why do I feel sick? Matthew Parris, December 09, 2006). ( Тони Блэру понравится отчет Бейкера. Он пустой и бесчестный. Он показывает, как выкрутиться из проблемной ситуации, и при этом оставить бывших друзей в беде, беззащитных у обочины. Он предлагает способ перенести всю вину на злополучных иракских министров…(Я должен приветствовать отчет Бейкера. Почему же мне дурно? Мэтью Пэррис, Декабрь 9, 2006) (Пер. наш)). Инвективной оценке могут подвергаться как отдельные лица, так и группы лиц, или результаты их деятельности.

В текстах аналитического комментария широкое применение находят такие стилистические приемы как метафора, сравнение, аналогия, антитеза, оксюморон, гипербола, неологизмы, аббревиатуры. Рассматриваемые стилистические и риторические приемы, выступают в тексте комментария одновременно средством создания имплицитных инвективных смыслов и средством реализации целей комментария как жанра. Являясь способом выражения речевой свободы автора, стилистические приемы дают журналистам возможность создать эффект псевдомножественности позиций наблюдения за действиями объекта текста и, таким образом избежать ответственности за инвективные высказывания, выраженные косвенно.

Например, метафоры часто используются в тексте комментария для создания отрицательного психологического и эмоционального фона, имплицитно способствуя негативному восприятию содержательной стороны высказывания. В следующем примере автор сравнивает иракскую военную кампанию с терпящим бедствие кораблем. Метафора выстраивается через соотнесение двух образов, выступающих в качестве иконических знаков, при стыковке которых возникающий смысл трактуется как аллегория, которая косвенно связана с образом основных действующих лиц иракской кампании. The ship Neocon’ (‘корабль неоконсерваторов’) – главная метафора текста, которая обладает коннотативным отрицательным значением, передающим деятельностные характеристики всех лиц, так или иначе участвовавших или одобрявших войну в Ираке, в том числе и журналистов британских газет, выступивших на стороне правительства.

Ср.:

HARK — CAN YOU hear it? Borne on the wind, can you hear the sounds of construction — of hammers hammering and woodsaws sawing? And do you detect a note of panic? I do. The good ship Neocon is going down. She has struck the Iraqi rocks, the engine room is awash, and on the deck in anxious pursuit of something to float them away is a curious assembly.

Her Majesty’s Brigade of Neocon Columnists and Leader Writers mingles with much of the elite of British politics…. Is that David Aaronovitch I see, hammer in hand? Jack Straw is handing him the nails. There’s Michael Gove scribbling notes while Danny Finkelstein rips a blank sheet from a discarded do-it-yourself regime change manual, and ponders a hastily sketched design.. (Time for the neocons to admit that the Iraq war was wrong from the start, Matthew Parris, October 21, 2006).

(Тише – Слышишь? Ты слышишь доносимые ветром звуки стройки – стучащих молотков и работающих пил? Можешь определить отзвуки паники? Я могу. Это тонет корабль Неоконсерваторов. Он налетел на Иракские скалы, машинное отделение уже в воде, и на палубе собралась любопытная компания в тревожных поисках средств, которые помогли бы им покинуть корабль. Бригада корреспондентов – неоконсерваторов её величества и ведущих писателей вперемешку с элитой британской политики…. Разве это не Дэвид Ааронович с молотком в руке? Джек Стро подает ему гвозди. А вот Майкл Гове пишет свои записки, в то время как Дэнни Финкельштейн срывает бесцветный саван с отвергнутого пособия по самостоятельной смене политического режима и обдумывает новые быстро набросанные схемы…(Пора неоконсерваторам признать, что война в Ираке была ошибкой с самого начала. Мэтью Пэррис, Октябрь 21,2006).(Пер. наш)). Данная аллегория проходит лейтмотивом всей статьи и лексические единицы, связанные с образом терпящего бедствие корабля и людей, спасающихся бегством, мы встречаем и далее.

Частью идиостиля некоторых авторов, работающих в жанре аналитического комментария, являются сленговые и просторечные слова, выполняющие, как правило, экспрессивную функцию. Языковые единицы, за которыми закреплены устойчивые стилистические маркеры «вульг.», «груб.», «бран.», «презрит.», встречаются в текстах комментария в рамках цитирования авторами речи третьих лиц. Например, I was as incandescent as anyone else watching Jamie Oliver’s first school dinners series, and whooped with approval when, in the second series, he called parents who still fed their children lardburgers and junk “arseholes”, but the truth of the matter is that we’ve all done it. (Telling lies about junk food, India Knight, November 26, 2006). (Я была также взволнована, как и другие, при просмотре первой серии Джейми Оливера о школьных обедах, и одобрительно хохотала, во время второй серии, когда он назвал родителей, которые кормят своих детей жирными гамбургерами и подобным мусором, задницами, но правда в том, что мы все кормим этим детей. (Ложь о вредной пище. Индия Найт, ноябрь 26, 2006). (Пер. наш)).


Подробно рассматривается инвектогенный характер иронического метода описания социального бытия в британской прессе в жанре аналитического комментария. Коммуникативная стратегия дискредитации, находящая отражение в текстах, которые ориентированы на комический эффект, обладает асимметричностью между неэмоциональной формой и эмоциональным содержанием. Уничижительную окраску приобретают не инвективные высказывания, а стилистические особенности.

Инвективная функция иронии определяется контекстом. Данное стилистическое средство в прагматическом плане является экспрессивным, поскольку обладает эмоциональным или оценочным перлокутивным действием. Ироническое отношение к острым социальным проблемам с логической точки зрения выступает как парадоксальное. Парадоксальность указывает на возможность постижения актуальной социальной проблематики с рациональных позиций. На речевом уровне это выражается в том, что при реализации иронии нейтральные в стилистическом отношении языковые средства приобретают экспрессивное значение.

Отрицательное утверждение в иронии присутствует как подразумеваемое, а не высказанное. Сама по себе ирония не обладает дискредитирующим характером, однако в контексте газетной публикации, написанной в критическом ключе, она служит средством изображения отрицательного речевого портрета оппонента, что свидетельствует о проявлении эмоционально-волевого иронического начала творческого метода пишущей личности.

В жанре комментария для создания иронического смысла широко используется ситуативная и ассоциативная ирония. Иронический смысл – это «смысл такого предложения, высказывания, СФЕ, предикативно-релятивного комплекса, текста в целом, в котором субъективно-оценочная модальность отрицательного характера содержится в подтексте и находится в отношениях противоречия, противопоставления с поверхностно выраженным содержанием, которое, в свою очередь, создается несоответствием традиционно и ситуативно обозначающего» [Походня, 1989: 60].

Ситуативная ирония в комментариях создается за счет использования автором большого арсенала стилистических приемов:

на лексическом уровне – языковые единицы, относящиеся к сниженно-разговорному регистру речи, в их числе вульгаризмы и бранные слова; варваризмы; метафоры; гиперболы; метонимия;

на синтаксическом уровне – различные типы повторов (контактный лексический, синонимический, морфемный, параллелизм, повтор-подхват, обрамляющий повтор, синтаксическая симметрия, структурно-семантическая конвергенция), а также зевгма, оксюморон, каламбур, различные типы эмфатических конструкций;

на лексико-семантическом – эпитет, семантически разноуровневые образные сравнения, антитеза, преуменьшение, или замалчивание.

Ассоциативная ирония возникает на текстовом уровне вследствие использования сквозного ситуативного повтора, т.е. ретроспекции, или кросс-референции в сочетании с иронической аллюзией; а также анахронизмов, цитационной иронии, гротеска, возведения в абсурд.

В современном обществе прямые способы выражения агрессивности подвергаются порицанию и вытеснению. Насмешка представляет собой один из способов косвенного выражения негативных эмоций. Насмешка в журналистском тексте обладает двоякой иллокутивной установкой: с одной стороны, она нацелена на имплицитное выражение враждебного отношения к оппонентам дискурса, с другой – сохраняет свою исходную фатическую функцию поддержания контакта с третьей стороной – свидетелями конфликта. В случаях когда нарушается коммуникативная дистанция, обусловленная социальной ролью и статусом участников коммуникативного акта, шутка становится оскорблением. Содержание речи (тема) в еще большей мере определяет степень инвективности высказывания. Шутка превращается в насмешку в том случае, когда осмеянию подвергаются явления, представляющие для участника коммуникации большую ценность. Психологическим субстратом оскорбления являются убеждения – наиболее стабильные оценочные компоненты картины мира человека.

Несомненным оскорблением для читателей стала статья Индии Найт Learn your lesson, Hamster”(October 01, 2006 ,The Sunday Times), в которой автор, используя такой информационный повод, как автокатастрофа с участием известного ведущего программы британского телевидения Top Gear, в очередной раз выражает свои взгляды на тему мужской несостоятельности. Автор является выразителем групповой точки зрения, в данном случае женщин, полагающих, что мужчины отдают предпочтение опасным увлечениям (езде на большой скорости) в ущерб семейным ценностям. Собственное мнение журналиста в статье преподносится как мнение коллективное:

Nearly every man I’ve spoken to about Hammond loves the story of the crash and the recovery. It has everything: daredevilry, speed, machismo, drama and — go on, my son — plenty of testosterone. It’s a middle-aged man’s fantasy as is Top Gear, a programme I’ve always viewed as a transparent exercise to allow defeated, paunchy, balding blokes everywhere feel like they’re James Bond for an hour just by watching it. Talk about delusional: it would be tragic if it weren’t so comical. (Learn your lesson Hamster. India Knight. October 01, 2006 ,The Sunday Times). (Почти всем мужчинам, с которыми я говорила о Хэммонде, нравится вся эта история с аварией и выздоровлением. В ней есть все: безрассудство, скорость, мужественность, драма и – ну конечно, сынок – масса тестостерона. «Топ Геар» - фантазия для средневозрастных мужчин, программа, которую я всегда считала прекрасным способом для потерпевших неудачу в жизни, толстых, лысеющих мужиков почувствовать себя кем-то вроде Джеймса Бонда хотя бы на час просмотра программы. Что касается иллюзий: это было бы трагедией, если бы не было так комично. (Выучи свой урок, Хэмстер. Индия Найт, октябрь 1, 2006.Санди Таймз.) (Пер. наш)).

Автор в своем тексте широко использует сленг, разговорные слова и выражения: go on, my son’, ‘blokes’, ‘hot little number’, ‘all-lads-together moniker’, ‘cojones и другие. Подобные экспрессивные лексические единицы используются для воздействия на эмоциональную сферу читателя, то есть автор проводит не отстраненный анализ проблемы, а использует имплицитные средства создания негативного образа поклонников программы. Анализ читательских отзывов (108 комментариев) показал, что только 6,5% (7 человек) читателей согласны с мнением автора. 15% (16 читателей) считают себя оскорбленными статьей.

Конфликтогенность данной статьи, согласно точке зрения С.В. Дорониной, объясняется несовпадением ценностных приоритетов большинства читателей и автора. Насмешливая тональность текста в данном случае наносит моральный вред представителям определенных социальных групп, что обусловлено спецификой мировоззрения, миропонимания, ценностных ориентаций, задающих общую направленность интересов и устремлений личности, иерархию индивидуальных предпочтений и образцов. Наиболее точно это выражено в следующем отклике читателя:

^ Most rich educated people have fast cars, it’s a sign of success to own such a magnificent piece of engineering to which most aspire. I thought your attack on men unwarranted. The advancement of the human race has depended on men for just about everything you take for granted, so don't be too harsh, we need our distractions to keep us sane (Matt, Bristol, U.K). (Большинство богатых образованных людей имеют быстрые машины, иметь замечательный образец инженерного искусства - это признак успеха, к которому многие стремятся. Я думаю, что ваши нападки на мужчин необоснованны. Развитие человечества во многом зависело от мужчин, - во всем, что вы принимаете как должное, поэтому не стоит быть столь резкой. Мы нуждаемся в развлечениях, чтобы оставаться в здравом уме. (Мэтт, Бристоль, Великобритания). (Пер. наш)).

По нашим наблюдениям, многие авторы комментариев, регулярно размещаемых на сайте газеты “The Times” прибегают к использованию стилистической фигуры иронии, посредством которой воссоздается резко сниженный образ объекта текста. Ирония является субъективной категорией и трактуется журналистом как собственная жизненная позиция и выступает как неотъемлемая часть идиостиля некоторых авторов комментария. Иронический способ описания действительности, социальных проблем, деятельности определенных лиц позволяет автору комментария скрыть инвективную семантику; реципиент текста, в свою очередь, стремится реконструировать прагматические следы такого сокрытия, ищет влияние контекста и выясняет, совпадают ли предпосылки и допущения говорящего с его собственными. Обнаруживаемое при этом противоречие, сигнализирующее о нарушении инициатором воздействия допустимых границ коммуникативной свободы со стороны автора воздействия, неизбежно ведет к конфликту. Вопрос о нарушении границ коммуникативной свободы инициатора воздействия решается реципиентом в процессе декодирования скрытых смыслов и ведет к соответствующему эмоциональному самораскрытию реципиента текста (читателя).

В третьей главе «Типология инвектогенных средств манипулирования в жанре комментария» рассматриваются фонетические, морфологические, лексические, синтаксические и наиболее распространенные композицонные приемы манипулирования в жанре аналитического комментария в аспекте выражения ими скрытых инвективных смыслов. Данные приемы рассматриваются в связи с актуализацией ими стереотипов «свой мир» и «чужой мир» в языковом сознании автора комментария и читателя.

Как отмечает, И.В. Рогозина, картина мира индивидов, несомненно, формируется под влиянием масс-медиа и избежать влияния СМИ практически невозможно. Однако, результат этого влияния может быть разным: тот, к которому стремились продуценты текстов, или прямо противоположный, как, например, в тех случаях, когда сообщение СМИ идентифицируется реципиентом как воздействие с манипулятивной целью. Реципиент задумывается не только над содержанием медиа-текста, но и пытается определить, в интересах каких групп людей делается подобное сообщение.

Некоторые исследователи манипулятивного воздействия СМИ проводят строгое разграничение между рациональным и эмоциональным восприятием текста. Так, А.А. Котов указывает, что смысл текста может быть обработан реципиентом эмоционально и рационально и вводит понятия доминантых (эмоциональных) и рациональных сценариев обработки смысла. Если читатель распознает воздействующие тексты, то запускаются иные механизмы их обработки – не те, которые планировались автором. Во всех таких случаях реципиенты обрабатывают тексты с помощью контрсценариев, которые являются механизмами анализа, нежелательными для автора текста. При активизации контрсценария, доминантный сценарий не запускается и воздействия в этом случае не происходит. Контрсценарий может быть как рациональным сценарием (поиск читателем логических противоречий в тексте и обвинение автора в неточностях), так и доминантным сценарием (эмоциональная реакция, например испуг, на воздействие) [Котов http://www.harpia.ru/ theory. html].

Наше исследование читательских откликов показывает, что читатели, осознающие манипулятивное воздействие текстов комментария, часто воспринимают попытку навязать автором свое собственное мнение за счет обращения к общепринятым (стереотипным) представлениям как попытку нарушить целостность своей картины мира (а соответственно в какой-то степени как угрозу своей безопасности). Это часто вызывает негативные эмоции у читателей и ответную агрессивную реакцию, выраженную в инвективных высказываниях. При этом эмоциональные высказывания в ответной реакции часто сочетаются с логическими рассуждениями.

Согласно нашим наблюдениям, для сферы речевого воздействия в области медиа-коммуникации особое значение имеют две ментальные схемы – «свой мир» и «чужой мир», поскольку попытки побудить реципиента к принятию фрагмента чужой картины мира, как правило, наталкиваются на сопротивление. Подобный феномен сопротивления со стороны читателей мы объясняем, прежде всего, инстинктом самосохранения, генетически заложенном в человеке [Гердер, 1977]. Известно, что направленное речевое воздействие предполагает снятие барьеров для обеспечения доступа информации к мышлению индивида и ее последующую интериоризацию.

В качестве одного из способов уменьшения и снятия барьеров Г.Н. Третьякова предлагает рассматривать обеспечение вербального доступа продуцента к структурам сознания реципиента с опорой на ментальную схему «свой мир», которая является ментальной схемой высокого уровня обобщения и накладывается на другие ментальные схемы [Третьякова, 1998: 113]. В письменной форме коммуникации используются вербальные средства репрезентации ментальных схем «свой мир» и «чужой мир», чем удовлетворяется потребность реципиента в познании мира вообще. Можно предположить, что познание социальной реальности осуществляется в рамках именно этой дихотомии. В контексте двух рассмотренных ментальных схем активизируются другие ментальные схемы, такие как «страна» или «народ». Активизация ментальной схемы «чужой мир» может вызывать неприятие и отторжение и перекрывать доступ к когнитивной системе реципиента, а также сопровождаться выбором лексем с семантическим компонентом «плохо» [Третьякова, 1998: 118-127].

Далее мы рассмотрим более подробно разноуровневые языковые средства, используемые авторами комментария как средства воздействия на читателя. Инвектогенность данных средств определяется нами по читательским откликам.

Роль фонетических и морфематических приемов манипулирования (звуковой повтор, актуализация внутренней формы слова) в статьях аналитического комментария сводится к созданию общего негативного эмоционального фона вокруг анализируемого объекта. Однако, будучи характерными для спонтанной разговорной речи, данные средства не находят широкого применения при описании проблем, требующих серьезного анализа.

Морфологические приемы манипулирования являются важным средством актуализации ментальных схем «свой мир» и «чужой мир» в текстах статей, написанных в жанре аналитического комментария. Благодаря противопоставлению морфологических форм, автор добивается создания необходимого эффекта контраста между «положительным» отношением к компонентам «своего мира» и отрицательными эмоциями, вызываемыми элементами «чужого мира». Например, распространенным средством акцентирования внимания является употребление лексем сравнительной и превосходной степени.

Of course, whatever the latest shift in policy does for Iraq, the US and its President, it is evidently way too late for it to do anything to salvage the reputation and legacy of that other member of the world’s most hated duumvirate, Tony Blair. (Roll up, roll up, to chuck rotten tomatoes at the PM, Gerard Baker, The Times, January 12, 2007).(Конечно, каким бы не был результат смены политического направления для Ирака, США и Американского Президента, очевидно, что это все слишком поздно для спасения репутации и должности второго члена самого ненавистного в мире дуумвирата, Тони Блэра. (Давай, давай, бросай гнилые помидоры в Премьер Министра. Таймз, январь 12, 2007). (Пер. наш).)

Большое количество экспериментальных исследований, проводимых в настоящее время в рамках когнитивистики [Наумова, 1998; Рогозина, 2003; Матурана, 1995], позволяет реконструировать индивидуальную систему личностных смыслов реципиента на основе построения субъективных семантических пространств (фреймов), представляющих собой определенным образом структурированные системы признаков, отношений объектов социальной действительности, которые описывают и дифференцируют объекты некоторой содержательной области. Для речевого воздействия через СМИ, т.е. воздействия на большие группы людей, особое значение имеют стандартные ментальные образования (концепты), свойственные большинству носителей определенной культуры, потому что именно на их основе возникает «общая система отсчета», необходимая для обеспечения взаимопонимания между продуцентом и реципиентом. Видение конфликтных ситуаций с позиций доминирующих ментальных схем порождает вербальные конструкты, которые содержат маркеры конфликтного речевого поведения, позволяющие оценивать обе стороны в терминах одобрения действий одной из них и критики оппонентов.

Интерпретация реальности с помощью ментальных схем «свой мир» и «чужой мир» позволяет «говорящей личности оказывать психологическое воздействие и влияние не только на своих партнеров по интеракции и на прямых оппонентов, но и на третью сторону, позиция которой может входить в круг интересов такой личности» [Романов, 2000: 84]. Такой третьей стороной являются читатели статей. Средства выражения (экспликации) подобных ментальных схем: актуализация коннотативных значений как компонентов концепта, расширение диапазона восприятия за счет использования лексики различных субмодальностей, а также применение суггестивных подмен на основе денотативного тождества слов (традиционный пример: борцы за свободу – мятежники - террористы).

Примером интерпретации конфликтной ситуации с четким разграничением ментальных схем «свой мир» и «чужой мир» служит статья “The fatal fantasy” Марка Дэннера. Объясняя провал иракской военной кампании незнанием военным руководством США этнических, религиозных и культурных особенностей захваченной территории, автор, очень осторожно подходит к выбору ключевых слов – большинство фраз являются цитатами речей президента США, а объяснения причин даны со ссылками на мнение известных политических деятелей.

^ The War of Imagination was built of nationalistic excitement and ideological hubris and administration pronouncements about “spreading democracy” and “greetings with sweets and flowers”, and then about “staying the course” …Now and in the coming weeks we will hear much talk of “exit strategies” and “proposed solutions”. (The fatal fantasy. Mark Danner.The Sunday Times, December 10, 2006). (Война Воображения была основана на националистических чувствах и идеологическом высокомерии и высказываниях администрации о «распространении демократии» и «приветствиях цветами и сладостями», и затем о «сохранении курса». …Сейчас и в ближайшие недели мы услышим много разговоров о «стратегии выхода» и «предлагаемых решениях». (Фатальная фантазия. Марк Дэннер. Санди Таймз, декабрь 10, 2006). (Пер. наш)).

Именно эти ключевые фразы, предстающие для читателей эвфемизмами реальных побудительных стимулов или корыстных целей организаторов иракской кампании, вызывают наибольшее раздражение, например: The so-called "liberation" of Iraq turned into a fiasco precisely because it wasn't a "liberation". It was an invasion and was seen as such throughout the Muslim world. It was an imperialist conquest by the USA to gain control over the oil rich Middle East and demonstrate that it is still a power to be reckoned with. (Tony Wells, Liverpool, UK). (Так называемое «освобождение» Ирака превратилось в фиаско, потому что это не было «освобождение». Это было вторжение и именно так и рассматривалось в мусульманском мире. Это было империалистическое завоевание США с целью получения контроля над богатым нефтью Ближним Востоком и демонстрации своей власти, с которой необходимо считаться. (Тони Уэллс, Ливерпуль, Великобритания). (Пер. наш)).

Синтаксические приемы манипулирования (синтаксические параллельные конструкции, сопровождаемые лексическим повтором, логические пропозиции с обязательным союзным выражением, создающие иллюзию выбора, краткость фразы) апеллируют к рациональной составляющей восприятия текста читателем. Они выступают как средство активизации системы стереотипов в структуре сознания реципиентов текста, способствуя формированию у них ментальных схем с ассимилированной новой информацией.

К композиционным приемам манипулирования, наиболее распространенным в текстах, написанных в жанре аналитического комментария, следует отнести отбор фактов (акцентирование внимания читателя на определенных фактах и замалчивание других), искажение пропорций передаваемой информации, выбор объекта сравнения, расположение аргументов от сильного к слабому (метод доверия по аналогии), применение типизированных ситуаций.

Акцентируя внимание на определенных фактах для доказательства главной идеи своей статьи, авторы аналитического комментария воспроизводят, таким образом, основные компоненты тех ментальных схем, которые активизируют более абстрактную схему «свой мир» в сознании читателей, согласных с журналистским мнением. Реципиенты журналистского текста, в сознании которых отобранные журналистом факты активизируют ментальную схему «чужой мир» воспринимают содержание статьи негативно.

Искажение пропорций передаваемой информации вызывает противоречивые реакции у читателей. Этот прием может быть эффективным способом воздействия на эмоциональную сторону восприятия текста читателем и убеждения в правильности точки зрения автора. Но также, по нашим наблюдениям, такой прием вызывает раздражение и агрессивную реакцию у тех читателей, которые понимают мотивацию журналиста при написании критических статей в отношении высокопоставленных лиц или каких-либо социальных явлений. Попытка сыграть на стереотипных представлениях реципиентов текстов может привести к эффекту прямо противоположному ожидаемому. Читатель будет видеть в журналистских преувеличениях стремление заработать популярность на низменных чувствах аудитории (страхах, желаниях), а следовательно, предполагать низкую оценку автором своих моральных качеств.

Метод доверия по аналогии или накопления согласия, предполагающий перечисление аргументов от сильного к слабому в пользу предлагаемой автором идеи, эффективен в статьях, критикующих деятельность высокопоставленных лиц, правительства, в том случае, когда автор ставит перед собой задачу склонить аудиторию на свою сторону. По нашим наблюдениям данный метод часто применяется, когда велика вероятность того, что будут задеты интересы большой группы реципиентов текста, например, национальные интересы. Для журналиста, пишущего тексты в жанре аналитического комментария, национальные отношения представляют особый интерес именно с точки зрения отношений свободы и зависимости, свободы и необходимости, свободы и дружбы, свободы и самоограничения. Отношения свободы (свободные отношения) содержат в себе взаимодействующие тенденции к взаимному согласию народов между собой и к их разногласию по наиболее жизнесмысловым позициям. Журналист, комментируя национальные разногласия или конфликты, обращается к особенностям национального сознания и самосознания, которые включают историческую память, национальные идеи и национально-политическую волю народов, соединяющую между собой различные поколения. Для достижения необходимого перлокутивного эффекта, автор комментария должен соблюсти последовательность выдвигаемых аргументов от сильного к слабому. Это позволяет журналисту добиться первоначального согласия реципиентов текста с основными идеями, и на общем фоне убедительных аргументов преподнести заключительную идею или сделать выводы, которые большинство читателей может не одобрить или не поддержать. Однако, реципиенты текстов, для которых автор активизирует компоненты «чужой картины мира», воспринимают подобное перечисление аргументов как «намеренное покушение» на стабильность «своей картины мира», что вызывает агрессивную реакцию с их стороны.

Такой прием, как моделирование ситуаций возможных в будущем или описание типизированных ситуаций, относится к средствам воздействия на рациональную сторону восприятия читателя. Автор не намекает на возможное решение проблем и не пытается создать негативный эмоциональный фон, а предлагает готовые ментальные схемы или конструкты, основанные на стереотипных представлениях или рассчитанные на формирование у читателя убеждений, соответствующих чьим-либо интересам. Агрессивная реакция в данном случае наблюдается со стороны тех реципиентов журналистского текста, кто не приемлет навязывания подобных ментальных схем.

Следует отметить, что при кодировании информации в скрытые смыслы в рамках одного и того же высказывания конфликтогенный прагматический потенциал способен уживаться с мягкими технологиями воздействия. На уровне прагматики это определяется тем фактом, что скрытые смыслы дают адресанту возможность не просто передать с их помощью вербальную характеристику самой эмоции, но и указать адресату на связь между эмоцией и вызвавшими ее факторами, с одной стороны, и между эмоциями и действиями к которой она побуждает, - с другой. Принципиальное несовпадение стратегий участников коммуникации создает напряжение в дискурсивном пространстве коммуникации, основанное на отрицании способности объектов текста абсорбировать сконструированную в журналистском тексте реальность в свою повседневность.

В заключении обобщаются основные результаты проведенного исследования.

^ Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Степко, М.Л. Частотные стилистические и риторические приемы, языковые и речевые средства инвективности в жанре комментария [Текст] / М.Л. Степко // Известия АМИ. (Ростов н/Д ). Выпуск 1. 0,6 п.л.

2. Степко, М.Л. Проблема типологии речевых средств инвективности в языке современной прессы [Текст] / М.Л. Степко // Культурная жизнь Юга России. Краснодар, 2007. № 5 (24). 0,23 п.л.

3. Степко, М.Л. Определение объема и границ понятия «инвектива» в отечественной лингвистике [Текст] / М.Л. Степко // Язык и межкультурная коммуникация: Сборник статей I Межународной конференции. Астрахань, 2007. 0,2 п.л.

4. Степко, М.Л. Проблема скрытой инвективной прагматики оценочных высказываний в жанре комментария [Текст] / М.Л. Степко // Языковые и культурные контакты различных народов: Сборник статей Международной научно-методической конференции. Пенза, 2007. 0,2 п.л.

5. Степко, М.Л. Лексические приемы манипулирования в жанре комментария публицистического дискурса [Текст] / М.Л. Степко // Проблемы прикладной лингвистики: Сборник статей Международной научно-методической конференции. Пенза, 2007. 0,2 п.л.





Скачать 317,03 Kb.
оставить комментарий
Степко Мирослава Львовна
Дата16.09.2011
Размер317,03 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх