Автореферат диссертации на соискание ученой степени icon

Автореферат диссертации на соискание ученой степени


Смотрите также:
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук. М., 2000...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание учёной степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...



Загрузка...
скачать


На правах рукописи


Лямцев

Евгений Владимирович


экзистенциальный Персонализм Н.А. Бердяева

в контексте отечественной

и западной философской мысли


Специальность 09.00.03 – история философии


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук


Москва 2007

Работа выполнена на кафедре философии Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации


Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Роцинский Станислав Борисович


^ Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Павлов Алексей Терентьевич


кандидат философских наук

Ефимов Григорий Иванович


Ведущая организация: Московский физико-технический институт,

кафедра философии


Защита состоится 20 декабря 2007 года в 14.00 час. на заседании диссертационного совета Д-502.006.07 при Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации по адресу: 119609, Москва, пр. Вернадского, д.84, корп. 1, ауд. 3330.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.


Объявление о защите и автореферат соискателя опубликованы _______________2007 года на официальном сайте Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации «Защита диссертаций» www.rags.ru


Автореферат разослан ____________________2007 г.


Ученый секретарь диссертационного совета

доктор философских наук, профессор Г.Д. Чесноков


I. Общая характеристика работы


^ Актуальность темы исследования. ускоряющиеся с каждым днем темпы развития современного мира в конце XX – начале XXI вв. из прогнозов будущего переросли в реальность настоящего. Происходящие в российском обществе трансформации, органически связанные с изменениями в самосознании людей, потребовали выработки новых мировоззренческих парадигм. В этой ситуации происходит расширение поля интеллектуального поиска, осознание амбивалентности достижений культуры. Формируются социально и гуманитарно ориентированные философские концепции, что приводит к уменьшению влияния тех мировоззренческих построений, которые носили преимущественно сциентистский характер.

Характерной особенностью новой эпохи является обращение значительной части наших соотечественников к идейному и духовному наследию отечественной культуры, ее философским основам. Вместе с тем, внимание к традиционным культурным истокам не может не учитывать современных достижений Запада, вторжение которых в нашу общественную жизнь и в наше сознание стало самоочевидной реальностью. Поэтому можно с уверенностью говорить, что современную тенденцию наиболее адекватно предвосхитили те классики отечественной мысли, которые проповедовали не одну из крайностей – то ли национальной самодостаточности, то ли, напротив, однозначно западнической ориентации, – а исходили из принципа разумного сочетания «своего» и «чужого», видя проявления такого соотношения и в объективном ходе истории России, и усматривая в нем залог ее дальнейшего успешного развития.

К представителям именно такой мировоззренческой и социокультурной ориентации относится целая плеяда русских мыслителей «серебряного века», идейных последователей Вл.Соловьева, Ф.М. Достоевского. Основная ее часть вынужденно оказалась за пределами Родины, продолжая свое творчество в европейской культурной среде. Среди них особенно выделяется фигура Н.А.Бердяева, в лице которого, по словам его современника Л. Шестова, «русская философская мысль впервые предстала перед судом Европы или, пожалуй, даже всего мира»1.

Философия Бердяева – персонализм, или философия личности. В своей философской автобиографии мыслитель подчеркивал: «я всегда был персоналистом»2. Вместе с тем, в философской литературе имя Н.А. Бердяева прочно связывается с религиозным направлением философии экзистенциализма. В статье для немецкого «Словаря философов» он писал: «философия моя экзистенциального типа, если пользоваться современной терминологией»3. Автор книги о философах ХХ века А. Хюбшер, обобщив эти определения, следующим образом охарактеризовал философию Бердяева: «Это персоналистское, если угодно, – экзистенциально-философское мышление…»4. Сообразно этим характеристикам в диссертации к философии русского мыслителя вполне корректно применяется определение экзистенциальный персонализм.

Современная актуальность творчества Бердяева обусловлена прежде всего тем, что предметом его философского осмысления была проблема человека, поиск истинного смысла его бытия, что находило созвучие с идеями как целого ряда его соотечественников, так и многих западных мыслителей. Можно сказать, что в сочинениях Бердяева произошла плодотворная «встреча» отечественной и западной философских традиций. И, бесспорно, тема человека, его способности к положительному творчеству, к проблеме свободного деятельного выбора между добром и злом остается неизменно актуальной в наши дни.

Поиск нового смысла бытия обращает взоры современников к персоналистической и экзистенциалистской традициям, которые открыли бесконечную глубину человеческого «Я», личностного начала. Именно представители данного направления философии попытались помочь человеку обрести веру в себя, придать ему импульс решимости, готовности бросить вызов обессмысленности своего существования.

В нынешнем российском обществе, где происходит поиск социальной, политической, культурной идентичности, все большую актуальность приобретают исследования экзистенциально-персоналистической парадигмы, форм ее воздействия на методологическую, принципиально-смысловую сферы человеческого бытия. экзистенциальный персонализм в рамках существующих проблем, обусловленных первенством в жизни человечества принципов антропоцентризма, предстает как активно развивающаяся парадигма, которая, будучи самостоятельным философским направлением, отстаивающем интересы человека в его отношениях с миром и с самим собой, претендует на то, чтобы стать идейным подспорьем для современного человека, обеспокоенного поисками смысловых ориентиров в условиях техногенной современности.

^ Степень разработанности проблемы. За более чем сто лет, прошедших со времени начала творческого пути Н.А. Бердяева, о нем и его философии создана обширная литература, которая продолжает пополняться. Исследованию его сочинений посвящены многочисленные публикации современников философа, которые печатались как в дореволюционных российских изданиях, так и в литературе русского зарубежья. Среди них следует назвать прежде всего работы Н.Р. Антонова, А.А. Богданова, В.В. Вейдле, В.В. Зеньковского, Вяч. Иванова, И.А. Ильина, С.А. Левицкого, Н.О. Лосского, А.В. Луначарского, Н.К. Михайловского, Н.П. Полторацкого, В.В. Розанова, Ф.А. Степуна, Е.Н. Трубецкого, Г.П. Федотова, Льва Шестова, В.Ф. Эрна5, в которых творчество Бердяева было подвергнуто многостороннему, нередко критическому, анализу.

Антропологическая проблематика, близкая той, что составляла основное содержание философских воззрений Н.А. Бердяева, разрабатывалась в творчестве мыслителей, сочинения которых представляют собой отечественный контекст, в рамках которого в данной работе рассматривается тема персонализма. В ряде их трудов затрагиваются те или иные аспекты творчества Бердяева, что представляет интерес как с точки зрения выяснения их отношения к его идеям, так и с позиции сопоставления взглядов этих мыслителей с бердяевской точкой зрения на сущность человеческой личности, проблему свободы, творческого призвания человека. Речь прежде всего идет о таких философах, как Л.П. Карсавин, Н.О. Лосский, С.Л. Франк, Л.Шестов6.

Признание персоналистических, экзистенциалистских взглядов русского мыслителя в кругах западной философской, общественной и теологической мысли отражено в многочисленных публикациях и исследованиях немецких, французских, американских ученых, философов, историков, публицистов, таких как Е.Аллен, Р.Баласубраманиан, Дж. Вернгейм, В. Герберг, В.Дитрих, П. Клайн, О. Клемент, Ф. Коплстон, К. Михельсон, Г. Штерн и других зарубежных исследователей и мыслителей, постигавших суть воззрений русского философа как при жизни, так и в настоящее время7.

В современных трудах о Бердяеве отмечаются особенности и различные аспекты – от биографических, отражающих вехи творческого пути философа (публикации О.Г.Волкогоновой, А.В. Вадимова, А.В. Гулыги, Н.К. Дмитриевой, А.П. Моисеевой и др.8) до исследования основ персоналистической философии, осмысления принципов философского мировоззрения Бердяева, его размышлений о феномене человека, проблеме личности, свободы, творчества, о смысле истории и исторической судьбе России – к таковым относятся работы Л.И.Бородина, О.В. Вишняковой, П.П. Гайденко, Т.А. Двуреченской, И.И. Евлампиева, А.А. Ермичева, Ю.П. Ивонина, Н.В. Мотрошиловой, Л.И. Новиковой, И.Н. Сиземской, В.В. Сербиненко, М.В. Силантьевой, Н.П. Шевцовой и др.9

Постижение смыслов французских версий персонализма и экзистенциализма, составляющих европейский контекст рассмотрения идей русского философа, было бы невозможным без изучения работ представителей и исследователей данного направления, прежде всего А.Камю, Э.Мунье, Ж.Лакруа, Э.Левинаса, П.Рикера10.

Исследование различных аспектов философии представителей зарубежного, в частности, французского персонализма и экзистенциализма, а также сравнительный анализ философских воззрений Н.А.Бердяева с концепциями представителей данных направлений отражен в работах И.С. Вдовиной, Е.В. Дворецкой, К.М. Долгова, О. С.Кузнецовой, Е.А. Наймана, В.А. Суровцева , Л.М. Спыну, Л.С. Фокина, Г.В Черногорцевой и др.11

Тем не менее, фундаментальных исследований, в которых бы антропологическая философия Н.А. Бердяева в контексте соответствующих направлений отечественной и зарубежной мысли рассматривалась специально, до сих пор не проводилось. В названных выше работах этому вопросу посвящены лишь отдельные фрагменты, в котором даются в основном общие характеристики соответствующих положений учений русского и зарубежных философов. В книге Н.В. Мотрошиловой «Мыслители России и философия Запада» имеется большой раздел «Николай Бердяев и философия Запада», где проблема рассматривается преимущественно с общетеоретических позиций, с точки зрения сопоставления философии Бердяева с западными концепциями философии жизни, в то время как экзистенциально-персоналистический аспект его творчества затрагивается лишь частично. И в ряде других работ, явившихся во многом теоретическим подспорьем данного исследования, тема соответствующего аспекта творчества русского мыслителя является созвучной нашей работе главным образом по объекту, нежели по предмету, целям и задачам исследования.

^ Объектом диссертационного исследования выступает творческое наследие Н.А. Бердяева, а также труды отечественных и зарубежных авторов, в контексте которых рассматривается проблематика его антропологической философии.

^ Предметом исследования являются онтологические, гносеологические, этические аспекты экзистенциально-персоналистической философии Н.А. Бердяева в их связях и отношениях с соответствующими сторонами философского творчества его русских предшественников и современников (В.С. Соловьев, Ф.М. Достоевский, В.И. Несмелов, Н.О. Лосский, С.Л. Франк, Л.И. Шестов), западных мыслителей (Э.Мунье, А.Камю), а также опыт осмысления творчества русского мыслителя в публикациях последних лет.

^ Цель и задачи исследования. Исходя из того, что философские построения Н.А. Бердяева находили созвучия и резонансы в учениях целого ряда других мыслителей, мы ставили целью своей работы рассмотреть его экзистенциально-персоналистические идеи в проблемно-тематическом контексте соответствующих направлений отечественной и западной философской мысли. Для достижения данной цели требовалось решение следующих задач:

– выявить философские основы воззрений Н.А.Бердяева на сущность человека, определить главные особенности экзистенциального персонализма русского мыслителя;

– проследить взаимосвязь персонализма Н.А.Бердяева с отечественной философской традицией, выявить истоки его философских построений и их место среди других персоналистических концепций, разрабатывавшихся в русской философии первой половины ХХ века;

– показать созвучия и диссонансы в осмыслении проблемы человека в экзистенциальном персонализме Н.А. Бердяева и в теориях представителей французского персонализма и экзистенциализма;

– выявить сходство и различие персоналистических концепций Н.А. Бердяева и Э.Мунье;

– провести сравнительный анализ понимания личности, свободы и творчества в концепциях Н.А.Бердяева и А.Камю;

– провести проблемно-тематический анализ исследований идейного наследия русского философа, материалов дискуссий, проведенных на протяжении последних десятилетий, посвященных изучению и содержательному обсуждению его творчества;

– определить значение антропологической философии Н.А. Бердяева для философского осмысления реалий ХХ – XXI вв.

^ Теоретико-методологические основы исследования. Методологическим основанием данного исследования стали общенаучные методы исследования – сравнительный анализ, текстологический анализ, а также базовые принципы историко-философского метода исследования. Существенное место занимает компаративистский подход к рассмотрению проблемы различия и схожести идей Н.А. Бердяева и представителей русской и европейской философской мысли. Компаративистика помогала детально изучить не только особенности философской рефлексии разных мыслителей, но и глубинные основания их общих воззрений на мир, человека, человечество. Использованы и учтены также другие методы, принципы, теоретические положения, разработанные современной философией и наукой, в частности, герменевтическая методология (В.Дильтей, Х.Гадамер, Ю.Хабермас), позиция теоретико-методологического плюрализма (П.Фейерабенд), «философия диалога» (М.Бубер, М.Бахтин).

Теоретической основой диссертационного исследования стали как сочинения самих философов, чье творчество анализируется в диссертации, так и работы исследователей, историков философии, посвященные теоретическому осмыслению проблем и особенностей философской антропологии, персонализма, экзистенциализма и творчества их представителей.

^ Научная новизна исследования. В ходе исследования получены следующие результаты:

1. В диссертации впервые на уровне специального рассмотрения предпринято исследование персоналистически-экзистенциалистских аспектов философской антропологии Н.А.Бердяева в сопоставлении с соответствующими направлениями и тенденциями в русской и зарубежной философской мысли. Доказывается, что в творчестве русского философа, с одной стороны, нашли продолжение идеи отечественных мыслителей и, с другой, получили отражение многие положения представителей европейских школ персонализма и экзистенциализма.

2. Выявлена взаимосвязь христианского персонализма Н.А.Бердяева с традиционными концепциями русской философской мысли в понимании смысловых ориентиров в человеческой жизни, в первую очередь, в поиске человеком себя самого и своего места в мире; исследована проблема саморефлексии из-за «раздвоенности» человека – принадлежности к миру духовному (человек – Божественное создание) и физическому (человек – часть природы) как основной проблемы в философской традиции отечественного «человековедения».

3. Показаны связь и взаимовлияние персоналистической философии Н.А.Бердяева и французского персонализма (на примере творчества Э.Мунье). Вместе с тем, выявлены существенные различия в их философских концепциях в понимании природы объективации, понимания человеческой свободы и творчества.

4. Путем сравнительного анализа концепций Н.А.Бердяева и А.Камю установлено, что, находясь под значительным влиянием идей М.Ф. Достоевского, мыслители схожим образом решают ряд проблем философии человеческого существования. вместе с тем, в понимании экзистенциальных основ их позиции расходятся: если, по Бердяеву, причиной страдания человека является строгая и гнетущая упорядоченность мира, то для Камю напротив, невыносимые страдания есть результат отсутствия порядка, логики, осмысленности бытия, в которое погружен человек.

5. На основе анализа проблематики современных споров о сути бытия человека в мире доказывается нынешняя актуальность экзистенциального персонализма Н.А. Бердяева, значимость его вклада в философское осмысление данной темы в пане решительного переосмысления сциентистского отношения человека к окружающему миру, к другому человеку, необходимости обращения к духовным ценностям человеческой личности, проблеме ее свободы и ответственности перед миром.

^ Положения, выносимые на защиту.

1. Экзистенциальный персонализм Н.А.Бердяева созвучен традиции русских религиозных мыслителей – В.С. Соловьева, Ф.М. Достоевского, В.И. Несмелова, согласно которой дуалистичность природы человека (божественной и природной) определяет культурные, духовные и нравственные достижения и потребности человечества. В традиции русского персонализма центр каждой человеческой личности есть ее индивидуальное «я» как особое онтологическое начало, в основе которого лежит догмат о богочеловечестве Христа, который проецируется на человека. К подобной трактовке близки также воззрения Н.О. Лосского, Л.П. Карсавина и, конечно, Н.А. Бердяева, заключающиеся в попытке дополнить творение Бога новым самотворением человека и пересотворением им мира.

2. Французский персонализм содержит в себе многие положения, сходные с соответствующими идеями философии Н.А. Бердяева. Однако, несмотря на общность идеи о единстве человечества во времени и пространстве, наследующей христианские представления, в понимании объективации человеческой личности в концепциях Н.А.Бердяева и главного представителя французского персонализма Э.Мунье присутствуют различия, обусловленные прежде всего рационалистическим характером мышления, присущим европейской традиции, и особенностями русской религиозно-философской мысли, исходящей из приоритета мистического постижения истины.

3. Сравнительный анализ экзистенциалистских воззрений Н.А. Бердяева и А.Камю позволяет отметить, что наряду с существующими различиями в их понимании человеческой свободы и творчества, исходным постулатом концепций этих мыслителей является признание личности наивысшей ценностью. В трактовке Бердяева мир предстает как чуждый человеку «мир объектов», подчиняющийся законам необходимости, несвободы. Для Камю проблема «человек перед миром» представляется в ином измерении: страдания человека обусловлены отсутствием порядка, логики, осмысленности бытия, в которое погружен человек.

4. Экзистенциально-персоналистическая философия Н.А.Бердяева, отказывающая рациональному познанию в способности постичь сущность внутреннего мира человека, оказалась созвучной запросам современности. Гуманистические воззрения русского философа востребованы сегодня многими отечественными и зарубежными мыслителями, которые находят в них идейную основу для пересмотра сложившихся взглядов на человека как на самодостаточное, эгоистическое существо, сводящее свои ценностные ориентации до утилитаристских и гедонистических. Актуальность экзистенциального персонализма Бердяева вызвана пониманием человека как существа, наделенного творческой свободой, сопряженной с совестью, разумом, способностью любить, стремлением к осуществлению высших ценностей – Истины, Добра, Красоты.

^ Теоретическая и практическая значимость работы. Диссертационное исследование является одной из работ, которая способствует восполнению пробела в историко-философской науке: выявлены специфические черты взаимосвязи экзистенциального персонализма Н.А.Бердяева, французского персонализма и их влияние на современную философскую мысль. Диссертация дает методологические основы для дальнейшей разработки проблемы человека, поскольку открывает новые ракурсы в исследовании персоналистического экзистенциализма. Материалы и результаты работы могут быть использованы при составлении спецкурсов для студентов и аспирантов, а также в учебных курсах истории философии, культурологи, философской антропологии.

^ Апробация работы. Диссертация прошла обсуждение на заседании кафедры философии Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации 21 июня 2007 г. и была рекомендована к защите (протокол № 6 ). Принята к защите на заседании диссертационного совета Д-502.006.07 в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации 23 октября 2007 г. (протокол № 26). Отдельные положения исследования излагались на «круглом столе» «Иван Киреевский и идеи славянофильства: теория, история, современное осмысление», проведенном 26 мая 2006 г. Обществом историков русской философии им. В.В. Зеньковского и кафедрой философии РАГС. Основные идеи диссертации представлены в авторских публикациях.

^ Структура диссертации, включающая введение, пять разделов, заключение и библиографический список, обусловлена логикой решения поставленных задач.


II. Основное содержание диссертации


Во введении показана актуальность темы исследования, обозначены объект, предмет, цели и задачи исследования, раскрыты научная новизна и практическая значимость работы, сформулированы положения, выносимые на защиту.

Первый раздел диссертации «Основные особенности антропологической философии Н.А. Бердяева» раскрывает суть воззрений русского мыслителя на проблему человека, человеческой личности. Выявлены ключевые аспекты его учения, обозначены основные пункты отличия бердяевской религиозно-философской трактовки сущности человека от теорий рационалистического антропоцентризма.

Антропологическая философия, согласно Бердяеву, открывает тайну человека как существа, в котором пересекаются два мира: высший мир – мир Божественный и низший мир – мир органической природы. Для Бердяева важен тот факт, что человек есть не только и не столько предмет познания, но, прежде всего, – познающий субъект. Бердяев настаивает на том, что человека необходимо рассматривать прежде всего как субъекта, ибо тайна о человеке может быть раскрыта лишь во внутренней сути человеческого существования.

Отсюда его непреклонное убеждение в том, что истинной философией может быть лишь философия антропологическая. По мысли Бердяева, в образе человека заключен весь основной смысл любого знания о мире, поскольку человек есть микрокосм, образ и подобие бытия Абсолютного. Философия же есть «откровение человека, но человека, причастного к Логосу, к Абсолютному Человеку, к всечеловеку, а не замкнутого индивидуального существа.

Важный момент бердяевской концепции – дуалистичность, полярность человеческой природы. Согласно Бердяеву, ценность и величие каждого человека таково, что он не может быть вписан в рамки только природной иерархии. Определяя человека великой загадкой для самого себя, Бердяев отмечает его способность превосходить, «перерастать» самого себя. Сам факт существования человека свидетельствует о том, что природа не может быть самодостаточной, а основывается на бытии сверхприродном. По мысли Бердяева, человек, состоящий исключительно из души и тела, есть существо природное. Духовный же элемент в человеке нельзя ставить в один ряд с элементом душевным и телесным, поскольку Дух есть реальность другого порядка. Духовная жизнь дана человеку для само-трансценденции, для присоединения к Богу посредством Духа. Дух не противополагается душе и телу, и торжество духа совсем не означает уничтожения и умаления души и тела. Но именно через победу духовного элемента, через «спиритуализацию» в человеке реализуется личность, осуществляется его персоналистический образ.

Персонализм Бердяева строится на убеждении, что каждая человеческая личность есть уникальная, не воссоздаваемая более никем единица творящая, свободно действующая. Философ уверен, что личность не может быть частью чего-то: она есть единое целое, она соотносительна обществу, природе и Богу, а потому может считаться религиозно-духовной сущностью.

Особенность персонализма Бердяева в том, что понятие личности и Бога в его концепции очень тесно переплетаются. В отличие от индивидуума, который рождается и умирает, личность, с точки зрения Бердяева, не рождается, она «творится Богом». Личность не принадлежит природной иерархии, а укоренена в духовном мире. Ценность личности есть высшая иерархическая ценность в мире, ценность духовного порядка, предполагающая, в свою очередь, существование Бога как сверх-ценности.

Главной характеристикой личности, по мнению Бердяева, является ее свобода. Причем личность не просто обладает свободой, личность и есть сама свобода. Свобода личности в понимании Бердяева – это отсутствие какого бы то ни было ограничения – извне и изнутри. Причем свобода, по Бердяеву, не подвластна не только природной или социальной необходимости, не только миру объективации вообще, но и самому Богу. Бог всесилен над бытием, но не над свободой, считает Бердяев.

Вместе с тем, человеку приходится существовать в мире объектов, в царстве несвободы, и это обстоятельство порождает конфликт между его экзистенцией и внешней объективацией, выражающийся в страдании. Достойный выход из этой ситуации философ видит не в конформистском приспособлении к ней и не в радикальном бунте против нее, а в творчестве. Именно в творчестве человек преодолевает зависимость не только от мира объективации, но и от самого себя, от своих слабостей и несовершенств. Поэтому творчество может считаться не просто самоутверждением, а самопреодолением. Возвышение над собой, трансцендирование, выход за замкнутые пределы самого себя и есть творческий акт личности.

Бердяев отрицает и отвергает мнение, будто человек не способен к созданию в своем творчестве цельного образа, ибо сам есть существо раздвоенное. И даже напротив, убежден Бердяев, именно этот факт раздвоенности и трагичности человеческого сознания и есть тот основной посыл к творчеству, ибо именно в нем человек находит один из путей «самоизлечения», то есть обретения своей целостности.

Божественная сущность и высшее предназначение творчества Бердяеву видится в том, что он считает его имманентным, целостным качеством человеческой личности, а не специальным даром. В этом состоит гениальность истинного творчества, считает русский мыслитель. Именно эта гениальность свидетельствует о том, что человек в процессе творческого акта прорывается к первоисточнику, что творческий процесс в нем первороден, а не определен социальными наслоениями.

Творчество для Николая Бердяева не столько оформление в конечном, сколько расширение бесконечного, не объективация, а трансцендирование. Творческий экстаз (творческий акт – это всегда экстаз) есть прорыв в бесконечность. В творчестве творец забывает о спасении, он думает о сверхчеловеческих ценностях. Менее всего творчество эгоистично, ибо при эгоцентрической настроенности нельзя вообразить себе мир лучший, уверен Бердяев. Творческий акт в своей первоначальной чистоте направлен на новую жизнь, новое бытие, на преображение мира.

Второй раздел диссертационного исследования «Персонализм Н.А. Бердяева и отечественная философская традиция» посвящен исследованию взаимосвязи философско-антропологических воззрений Н.А. Бердяева с традиционными концепциями русской мысли, раскрыто его понимание смыслов человеческого бытия и человеческих ценностей в сопоставлении с идеями представителей русской философии, культуры, литературы, имеющими глубокие гуманистические корни.

Отмечается, что творчество Н.А. Бердяева, с одной стороны, во многом опиралось на традицию отечественной религиозно-философской мысли и, с другой, отвечало духу времени (конец XIX – начало XX в.в.). В нем так или иначе получили отзвук идеи его русских предшественников и современников В.С. Соловьева, Ф.М. Достоевского, В.И. Несмелова, Н.О. Лосского, С.Л. Франка, Л.И. Шестова. В числе своих предшественников Бердяев также называл имена Чаадаева, Хомякова, говорил и о влиянии на него идей Писарева и Бакунина, Чернышевского и Герцена. В целом, основные умственные движения так или иначе преломились во взглядах Бердяева.

В частности, тема поиска «истины о человеке», идея о принадлежности человека к миру духовному, «идеальному», о потребности человека в осознании своей «надмирности» роднит персонализм Н.А. Бердяева с антропологизмом религиозного философа В.И. Несмелова. Основную задачу и цель человеческой жизни оба русских мыслителя видят в стремлении человека объяснить самому себе не мир в первую очередь, а себя самого и свое место в мире.

Мысли о том, что человека из мира природы выделяют стремление к свободе и нравственное сознание, что в свою очередь является проявлением в человеке начал идеального бытия, то есть Бога, связывают христианско-антропологические концепции Бердяева и Несмелова с размышлениями о человеке Ф.М. Достоевского. Именно ему принадлежат смелые попытки философски обосновать христианское учение об образе Божием в человеке и поднять в своих произведениях тему Богочеловека – одну их центральных в русской философии той эпохи.

идея богочеловечества была главной идеей философии В.С. Соловьева, с которой был связан его пафос и его своеобразное понимание христианства. Также как и н.А. Бердяев в своей религиозно-антропоцентрической философии, «В.С. Соловьев был прежде всего и больше всего защитник человека и человечества. Для него свобода и активность человека есть неотъемлемая часть христианства. Христианство для него религия богочеловечества, он предполагает не только веру в Бога, но и веру в человека»12. Н.А.Бердяев так же, как и В.С. Соловьев, утверждает своими размышлениями незыблемую веру в человека, уникальность и ценность его жизни.

Гуманистическим концепциям Н.А. Бердяева и В.С. Соловьева вполне созвучна теории «иерархического персонализма» Н.О. Лосского. Свою концепцию окружающего мира Лосский называет идеальным реализмом, так как вводит различие между идеальным и реальным бытием. В центре философской системы Лосского – фигура «субстанциального деятеля», личности, как и у Н.А.Бердяева. При этом Лосский развивает идентичные бердяевским мысли о том, что основной целью в жизни каждого человека должно быть стремление стать настоящей личностью, а не «атомом» в общественном коллективе: «из рук Божиих тварь выходит, как потенция личности (возможность личности), но еще не действительная личность»13.

Основной упор Н.О.Лосский делает в своей философии иерархического персонализма на структуризации всего сущего в органическую систему вертикальных связей. Согласно его мировоззрению, народ, нация, государство суть личности, стоящие на более высоких ступенях развития. Вместе с тем, Н.О.Лосский отстаивает идею о том, что центр каждой человеческой личности есть ее индивидуальное «я» как особое онтологическое начало, в чем был убежден и Бердяев.

Современник Бердяева и Лосского Л.П. Карсавин расширял понятие личности на множественные образования, сообщества, которые, согласно его концепции, являют собой живые организмы. «Нет и не может быть личности без и вне множества ее моментов, одновременных и временно взаиморазличных»14, – писал он. Соответственно, человеческий индивидуум становится личностью в той степени, в какой обретает соборное единство с человеческим сообществом: семьей, народом, человечеством, которые, в свою очередь, являются симфоническими личностями.

Таким образом, концепция абсолютной ценности личности Н.О.Лосского определяется как иерархический персонализм, учение о личности Л.П. Карсавина называют симфоническим персонализмом. Специфическая особенность антропологической философии Н.А. Бердяева позволяет характеризовать ее как экзистенциальный персонализм.

Следует отметить, что в русской философии данной эпохи различные персоналистические концепции выдвигались также Л.М. Лопатиным, А.А. Козловым, С.А. Алексеевым (Аскольдовым), Н.В. Бугаевым, Е.А. Бобровым. Сопоставление учения Н.А. Бердяева с теориями других философов и мыслителей создает возможность для более глубокого и всестороннего понимания особенностей отечественной традиции философской антропологии, ее роли и значения в общей истории русской философии.

В третьем разделе диссертации «экзистенциальный персонализм Н.А.Бердяева и французский персонализм» обозначены общность и различия в понимании персоналистической философии Н.А.Бердяева и основных идей школы французского персонализма, представленных главным образом в учении его основоположника и ведущего теоретика Эмманюэля Мунье. Важно отметить, что Бердяев лично был знаком с Мунье, посещал заседания общества французских персоналистов, участвовал в развитии издаваемого ими журнала «Esprit». В № 49 своего журнала «Путь» Бердяев пишет положительную рецензию на книгу Э. Мунье «Персоналистская и общностная революция», в которой одобрительно отзывается о деятельности молодой французской интеллигенции.

Начало формирования теории личности в современном ее варианте обычно связывают именно с французской школой персонализма. Сам же Мунье говорил, что персонализм существовал всегда, и существовал прежде всего в христианстве, ибо, по его словам, «христианство – это и есть истинная философия, которая всегда учила, что человек есть личность, ибо Бог есть Личность, а человек создан по Его образу и подобию»15. Эта идея звучит лейтмотивом и в философско-религиозной антропологии Бердяева.

Главная цель любой личности, по мысли Э. Мунье, должна заключаться в том, чтобы сообща с другими личностями способствовать построению единого сообщества. Отсюда следует важный момент персоналистической теории Мунье – понятие коммуникации (персоналистской коммуникации «я» – «другой»), то есть взаимодействия между личностями. Французские персоналисты считали, что учением о коммуникации они вносят вклад в феноменологическо-экзистенциальную традицию, в рамках которой «другой» становится предметом специального анализа. Соглашаясь по многим пунктам с взглядами Э.Мунье, русский философ все же считал многие его идеи недостаточно разработанными. «Мунье настолько связывает личность с communaute, что не хочет говорить "я", а хочет говорить "мы"»16, – писал Бердяев.

В центре концепции французских персоналистов находилась идея о единстве человечества во времени и пространстве, которая наследует христианские представления. Мунье говорил о том, что личность может реализоваться только в обществе, формулируя следующим образом кредо личностного существования: «Я существую только в той мере, в какой я существую для другого…»17.

Бердяеву также не чужда мысль о будущем обществе как носителе высших ценностей. Рассматривая проблему взаимоотношения личности и общества, он, с одной стороны, подтверждает теорию французских персоналистов, согласно которой реальность общества заключается во взаимодействии многих «я», то есть в «мы». Но, с другой стороны, он подчеркивает, что «я» входит в «мы» – общество как часть в целое лишь в качестве индивидуума. В качестве же личности «я» никогда не входит в общество18. Иными словами, в трактовке вопроса «личность – общество» у Бердяева берут верх экзистенциальные мотивы. он считал, что человек в обществе неизбежно становится неким абстрактным существом, превращаясь в один из обезличенных объектов, поставленных в ряд с другими такими же объектами. В любом, даже самом лояльном по отношению к личности обществе, считал Бердяев, человек вынужденно отделяется от своей сущности, он «объективируется», теряет часть собственной природы.

В этом контексте рассматривается важная для персонализма проблема о свободе и детерминации существования человека в мире. Согласно Мунье, свобода человека – это свобода конкретной личности, уже сложившейся и находящейся в мире перед лицом ценностей. При этом Мунье, связывая понятие свободы человека с понятием «коммуникации» и «другого», подчеркивал, что свобода одной личности не должна ставить в униженное положение другую личность, а поэтому она должна ограничиваться свободой другого. Бердяев же не признавал никаких ограничений свободы: частичная несвобода для него все равно что отсутствие свободы. Он убежден, что человек рожден для подлинной свободы. Но эта субстанциальная свобода вступает в трагическое противоречие с реальной действительностью. Это противоречие экзистенции и объективации. Человек, будучи носителем субстанциальной свободы, выступает у Бердяева как экзистенциальный субъект, которому противостоит окружающий его мир как результат материализации экзистенции, превращения ее в объект. Иными словами, этот мир есть результат объективации духовной потенции свободного субъекта и выступает в виде созданных им вещей, произведений, социальных институтов, социальных норм, традиций и т.д. Объективированный мир – это как бы неподлинный, превращенный мир. Реальность объективации – это реальность несвободы, реальность предиката, а не самого субъекта.

По мнению русского философа, в мире существует априорный и неразрешимый конфликт между экзистенцией и объективацией, который затрагивает отношения как между личностью и социумом, так и между духовным и материальным. Для Бердяева категория духа является первостепенным революционным началом, тогда как материя полагается началом реакционным, изначально несвободным. Что же касается Мунье, то он был не согласен с тем, как русский философ трактовал эту проблему. Французскому мыслителю было ближе мнение о том, что дух и материя сосуществуют в личности и в жизни человека диалектически, взаимно дополняя друг друга. В этой связи труд для Мунье есть прежде всего процесс, в котором человек выступает законодательным, целеполагающим существом («труд осуществляется ради творчества»). По мысли французского персоналиста, в труде человек осуществляет себя не только как существо мыслящее и действующее, но и как чувственное, эмоциональное («труд сопровождается радостью»). Более того, труд у него связывался с «целостным самопроявлением личности», осуществляющей себя в качестве субъекта не только производственной деятельности, но и деятельности нравственной, эстетической, духовной. Иными словами, труд, как и любая активная человеческая деятельность, содержит в себе и духовный компонент.

Признание в труде духовной составляющей приближает позицию Мунье к бердяевской, однако о совпадении и здесь говорить не приходится, так как для Бердяева подлинный человеческий акт всегда есть творчество. Истинное, бытийное творчество, как понимал это Бердяев, коренится всегда в Духе, ибо только в нем может происходить совмещение ощущений освобождения и благодати. Другое дело, что в условиях объективированного мира процесс высшего творчества подчас «отяжелевает», подчиняясь материальному, вещному закону.

Необходимо отметить, что вопрос о назначении человека решается обоими мыслителями, хоть и в разных формулировках, но практически одинаково. Так, например, согласно Э. Мунье, истинное назначение человека состоит в том, чтобы преобразовать реальность под углом зрения высших ценностей, «подтекстом человеческой деятельности должна стать перспектива личностного отношения между Богом и человеком»19. Такая трактовка высшего предназначения человека полностью соответствует позиции русского философа.

В четвертом разделе работы «Человек и мир, свобода и творчество в философских концепциях Н.А.Бердяева и А.Камю» проводится сравнительный анализ экзистенциалистских взглядов русского и французского мыслителей, исследовано понимание проблем человека и общества, свободы и творчества с позиций религиозного (Н.А.Бердяев) и атеистического (А.Камю) восприятия.

И для Бердяева, и для Камю одним из важнейших экзистенциальных вопросов является вопрос взаимоотношения человеческой личности с окружающей действительностью. Эта действительность представляется обоим мыслителям одинаково враждебной по отношению к человеку. Однако если в трактовке Н.А.Бердяева мир предстает перед человеком как «мир несвободы», подчиняющий человека законам необходимости, то для А.Камю проблема «человек перед миром» представляется в ином измерении. Для него причиной страдания человека является не строгая и гнетущая упорядоченность мира, как это представлялось Бердяеву, а, напротив, отсутствие порядка, логики, осмысленности бытия, в которое погружен человек. Отсутствие чего бы то ни было, что могло бы стать мерилом человеческой жизни, ее ценности и логики, приводит человека к сознанию абсурдности существования в этом мире. Непереносимость же человеком абсурдности жизни порождает, в свою очередь, очень важное в философской системе Камю понятие – понятие бунта, который может приобретать различные формы – от нигилистической революции до самоубийства.

Бунт философ парадоксальным образом связывает с творчеством. Он считает, что выход из абсурдности жизни можно найти в свободном выборе, который предполагает, во-первых, отрицательность по отношению к данному, которое не удовлетворяет человека; во-вторых, вечный поиск и устремление в будущее; в-третьих, творческие искания и их реализацию. Творить – значит «придавать форму судьбе».

Таким образом, А.Камю, как и Н.Бердяев, видел в творчестве путь выхода из страданий жизни в этом мире. Причем категория эта рассматривается обоими мыслителями как в узком (создание художественных произведений), так и в самом широком (любой шаг в жизни как творческий акт) смысле. По мнению Бердяева, подлинное творчество есть стремление человека сравняться и слиться в творческом акте с самим Богом-Творцом. В экзистенциальной философии Камю творчество рассматривается как способ обрести хоть какую-то определенность, уверенность в этом распадающемся, абсурдном мире, ибо лишь в творческом акте человек может выступать как тот, кто сам задает границы, рамки и условия существования своего мира (пусть лишь в рамках художественного творения).

Другим важным для обоих мыслителей вопросом является вопрос о свободе. Свободен ли человек в своем выборе земного пути или все же существует высшая детерминация (предопределенность, предначертанность, судьба)? В этом вопросе и Бердяев, и Камю сходятся в том, что каждый человек должен, несомненно, формировать свою личность, индивидуальность и придавать смысл своей жизни. Вместе с тем, в философской системе Бердяева свобода рассматривается как имманентное начало любого человеческого индивидуума. Камю же придерживается иного взгляда, утверждая, что человек изначально несвободен, выбор его детерминирован различными общественными установками, но смысл жизни человека как раз и заключается в том, чтобы осознать бесполезность и абсурдность всех этих «условных несвобод», и, стремясь к истинному освобождению личности, обрести свою целостность. Приобрести свободу же можно, по мысли Камю, путем бунта против существующего миропорядка. Однако подобная свобода должна сочетаться с ответственностью, что и доказывал Камю, особенно на последнем этапе творчества.

Что касается высшего назначения человека, то этот вопрос мыслители трактуют по-разному. Так, Бердяев склонен видеть цель человеческого существования в стремлении постичь Божественное, приблизиться к высшему «идеальному существу». Тогда как Камю, напротив, всячески отрицает возможность существования Божественной личности и указывает в своей философии на то, что отсутствие как раз этого «запредельного» Божественного и делает жизнь человека на земле бессмысленной и абсурдной.

Итак, рассмотрев основные аспекты философских концепций Н.А. Бердяев и А. Камю, можно констатировать, что при очевидном наличии у них известных расхождений, в их воззрениях все же имеется немало общих точек, значительных совпадений. Неизменной же общей и центральной проблемой для них была проблема человеческого существования, которая и в нынешнем, XXI веке остается столь же актуальной, как и во все прошедшие времена.

Пятый раздел «философско-антропологические воззрения Н.А. Бердяева в современных оценках и интерпретациях» основан на анализе воззрений на философию Н.А.Бердяева современных отечественных и зарубежных исследователей. Выявлена актуальность христианской антропологической философии Н.А.Бердяева в контексте осмысления проблем, связанных с современным кризисом культуры и духовности, вызванным во многом распространением техногенно-рационалистической парадигмы мышления.

В советские времена интерес к творчеству Н.А.Бердяева был обозначен лишь критическими выпадами в его адрес, в то время как за рубежом Бердяев – самый известный русский философ. Значительный интерес к творчеству Н.Бердяева проявили его западные современники, прежде всего французские персоналисты (Ж. Лакруа, Э.Мунье, П.Ландсберг и др.). Так, например, Ж.Лакруа признает бердяевскую концепцию личности важной и ценной для развития персонализма20. Примечательно, что в немецкой «Истории мировой философии» Й.Хиршбергера и в французской «История философии» Э.Брейе лишь четырем русским философам посвящены отдельные большие главы: Вл.Соловьеву, Н.Лосскому, Н.Бердяеву и Л.Шестову.

отношение к творчеству Бердяева было неоднозначным. Однако даже для несогласных с философией Н.А.Бердяева его моральный авторитет был высок. наряду с положительной оценкой звучала резкая критика его идей, причем суждения порой были диаметрально противоположными. Тому свидетельством являются хотя бы те выступления современников философа, которые вошли в известный сборник «Н.А. Бердяев: pro et contra». Как отмечал во вступительной статье составитель книги А.А. Ермичев, Бердяев «подвергался нападкам со всех сторон. "Правых" раздражала постоянная "левизна" Н. А., а "левых" – его симпатии к правде марксизма…»21. И не только по этому поводу звучало «раздражение». Одни авторы сборника критиковали Бердяева за неуважение к славянофильской идее, русской душе, другие, напротив, за чрезмерную приверженность русской идее. Одни порицали за недогматическую трактовку христианства, другие разделяли его позицию нового религиозного сознания. И т.д.

Подобная амбивалентность в оценках и интерпретациях получила продолжение и в наше время. Когда с началом «перестройки» в России произошел резкий скачок интереса к сочинениям Бердяева, то незамедлительно наряду с восторженными оценками его творчества зазвучали и прямо противоположные. К примеру, Е.В. Барабанов в статьях, опубликованных в «Вопросах философии», отказывает учению Бердяева, как, впрочем, и всей русской религиозной философии, в праве называться философией вообще, поскольку философия, на его взгляд, должна основываться исключительно на собственном разуме человека. Вместо этого, сетует автор, философия Бердяева (и вся русская религиозная философия) заняла противоположную позицию, поскольку решила «счастливо объединить веру и разум, …"правду о небе" и "правду о земле"»22. Известный резкостью своих суждений Н.П. Ильин (Мальчевский), напротив, обличает всех последователей Вл.Соловьева в измене «русской классической традиции», а конкретно Н.Бердяева – в «интеллектуальной шизофрении», поскольку он-де, попав в Европу, превратился «в заурядного (хотя и шумного) популяризатора мнимых "открытий" экзистенциализма»23.

Однако в настоящее время преобладает все же взвешенный, преимущественно положительный подход к оценке наследия русского религиозного персоналиста. Публикуются исследования разной глубины и масштабов – от статей и заметок до диссертаций и книг – посвященные вдумчивому анализу того или иного аспекта творчества Н.А.Бердяева. Изучаются воззрения Бердяева на самые различные темы: личность и общество, экзистенция и объективация, свобода и творчество, одиночество и коммуникация, будущее России, ее отношения с Западом и многие другие.

Значительный вклад в исследование творчества Н.А. Бердяева вносит известный исследователь истории мысли Н.В. Мотрошилова. В аспекте нашей темы заслуживает внимания ее книга «Мыслители России и философия Запада», где творчество Н.А.Бердяева рассматривается в содержательном контексте европейской мысли. Именно в этом Н.В. Мотрошилова видит важнейшую особенность творчества Бердяева, как, впрочем, и других героев своей книги: «это мыслители, в творчестве которых заочный или очный диалог с философией Запада был наиболее глубоким и продуктивным»24.

В сочинениях русского мыслителя Н.В. Мотрошилова обнаруживает комплекс как созвучий, так и диссонансов с европейскими мыслителями. Так, Бердяев приветствовал наметившийся поворот к «целостной жизни духа», связанный с критикой «отвлеченной философии самодовлеющего рассудка», которая имел места, в частности, в философии жизни А.Бергсона. Вместе с тем, русский мыслитель считал этот поворот недостаточно последовательным, находя в бергсоновской трактовке «жизни» избыток аналитики, сциентизма, подражания естествознанию. Примерно с тех же позиций Бердяев дискутирует и с Ф.Ницше, настаивая на необходимости перевести философский анализ жизни, существования человека, в русло философии духа.

В последние десятилетия над исследованием творчества Н.А. Бердяева плодотворно работали и работают А.В. Вадимов, О.Г. Волкогонова, П.П. Гайденко, Н.К. Дмитриева, И.И. Евлампиев, А.А. Ермичев, А.П. Моисеева, Л.И. Новикова, И.Н. Сиземская, В.В. Сербиненко, С.А.Титаренко и целый ряд других авторов. Среди западных исследований следует особо выделить пятитомное сочинение современного протестантского теолога из Германии Вольфганга Дитриха25, в котором творчество русского мыслителя не только подвергнуто основательному и тщательному анализу, но и подробнейшим образом систематизировано по рубрикам, основным определениям и ключевым понятиям. В рубрике «Мыслители-партнеры» перечисляются философы, с чьими идеями так или иначе перекликается тематика бердяевских сочинений, иными словами, показан отечественный и европейский контекст мысли русского философа.

Об интересе к наследию Н.А. Бердяева свидетельствуют периодически проходящие дискуссии по поводу его творчества с участием как отечественных, так и зарубежных представителей. В мае 1991 г. в Киеве состоялся первый семинар, посвященный творчеству Н.А.Бердяева, выступления на котором были серьезны и разнообразны по тематике. Таков, например, был доклад киевского профессора С.Крымского «Кризис антропологизма и проблема духовности». В 2006 году состоялась Международная научно-богословская конференция, проведенная Библейско-богословским институтом св. апостола Андрея (Москва) при поддержке ряда зарубежных организаций. На ней обсуждались вопросы о том, как идеи Бердяева, в том числе его экзистенциально-персоналистские воззрения, преломляются в мироощущении XX века. Один из участников конференции, В.Порус, подчеркнул в своем выступлении, что величайшая заслуга Бердяева в том, что он проникся ощущениями грядущей тотальной «смыслоутраты» и попытался показать своим современникам и последователям, что только культура, высокая духовность и стремление к преодолению косности человеческого бытия делает человека человеком.

В том же году в Москве, в стенах библиотеки-музея «Дом А.Ф. Лосева», прошли Бердяевские чтения, организованные факультетом журналистики МГУ. Участники встречи говорили о важности роли Бердяева, которую он сыграл в истории русской философской и общественной мысли, а также о современной актуальности его прозрений относительно надвигающего кризиса человека в условиях техногенной цивилизации.

В целом можно сказать, что, при всей неоднозначности отношения к творчеству Н.А. Бердяева, интерес к нему продолжает оставаться на достаточно высоком уровне. Причем отношение это не «антикварное» – как к ценному, но бесполезному объекту культурной истории, – а как к ценности актуальной, востребованной нашим временем. Ибо творчество Н.А. Бердяева побуждает видеть в человеке не только его природное, эгоистическое начало, что в последнее время особенно гипертрофируется в массовом сознании, но и духовно-нравственные корни его существования, устремление к высшим ценностям, к Истине, Добру и Красоте.

В заключении сформулированы основные выводы проведенного исследования, определены дальнейшие перспективы развития затронутых в диссертации проблем.


По теме диссертации опубликованы следующие работы:


1. гуманитарные традиции русской мысли в контексте мировой культуры // социально-гуманитарные знания, 2007. – № 2. – 0,3 п.л.

2. Отражение философских идей И.В. Киреевского в творчестве Н.А. Бердяева // Иван Киреевский и идеи славянофильства: теория, история, современное осмысление: Материалы «круглого стола». – м.: изд-во рагс, 2007. – 0,45 п.л.

3. Человек и его бытие в мире в философско-экзистенциалистских воззрениях Н.Бердяева и А.Камю // Вестник Калмыцкого регионального отделения Российского философского общества. Элиста, 2007. – № 2.– 0,7 п.л.


Лямцев Евгений Владимирович




Тема диссертационного исследования:


«экзистенциальный персонализм Н.А.Бердяева

в контексте отечественной и западной философской мысли»


Научный руководитель:

доктор философских наук, профессор

Роцинский Станислав Борисович


Изготовление оригинал-макета

Лямцев Е.В.


Подписано в печать _________. Тираж ____ экз.


Усл. п.л. ____.


Российская академия государственной службы

при Президенте Российской Федерации


Отпечатано ОПМТ РАГС. Заказ _______.


119606, Москва, проспект Вернадского, 84.

1 См.: Н.А.Бердяев: pro et contra. – Кн.1. – СПб., 1994. – С. 411.

2 Бердяев Н.А. Самопознание (опыт философской автобиографии). – М.., 1990. – С. 90.

3 Бердяев Н.А. Мое философское миросозерцание // Н.А.Бердяев: pro et contra. – СПб, 1994. – С. 23.

4 Хюбшер А. Мыслители нашего времени. – М., 1962. – С. 73.

5 См.: Работы о Н.А. Бердяеве (русские дореволюционные издания и литература русского зарубежья) // Н.А. Бердяев: pro et contra. Антология. Кн. 1. – СПб., 1994. С. 563– 570.

6Карсавин Л.П. Философия истории. – СПб., 1993; Лосский Н.О. Достоевский и его христианское миропонимание // Бог и мировое зло. – М.: Республика, 1994; Лосский Н.О. Мир как органическое целое // Избранное. – М.: Политиздат, 1991; Несмелов В.И. Наука о человеке. – Казань: изд-во Заря-Тан 2000; Франк С. Л. Духовные основы общества. – М.: Республика, 1992; Шестов Л.И. Апофеоз беспочвенности. – М.: АСТ, 2000 и др.

7 ^ Allen E.L. Freedom In God: A Guide to the Thought of Nicholas Berdyaev. – Folcroft, Pennsylvania: Folcroft Library Editions, 1973; Balasubramanian R. The Personalist Existentialism Of Berdyaev. – Madras: University of Madras, 1970; Clement O. Berdiaev, Un Philosophe Russe En France. – Paris: Desclee de Brouwer, 1991; Coates J.B.The Crisis Of The Human Person: Some Personalist Interpretations. – London, New York and Toronto: Longman's, Green and Company, 1949; Copleston F.C. Philosophy In Russia: From Herzen to Lenin and Berdyaev. – Notre Dame, Indiana: University of Notre Dame, 1986; Dietrich. W. Provokation der Person: Nikolaj Berdjajew. – Berlin,1974–1979. – Bd. I–V; Klein P. Die Kreative Freiheit Nach Nikolaj Berdjajew : Zeichen D. Hoffnung in E. Gefallenen Welt. – F. Pustet, 1976; Michalson C. Christianity and the existentialists. – New York: Charles Scribner's Sons, 1956; Herberg W. Four Existentialist Theologians: A Reader from the Works of Jacques Maritain, Nicolas Berdyaev, Martin Buber and Paul Tillich. – Garden City New York: Doubleday, 1958; Segundo J.L. Berdiaeff. Une refkexion chretienne sur la personne. – P., 1963; Slaate H.A. Personality, Spirit And Ethics: The Ethics of Nicholas Berdyaev. – New York, P. Lang Publisher, 1997; Stern H. Die Gesellschaftsphilosophie N.Berdjajews. – K., 1966; Wernham J.C.S. Two Russian Thinkers: An Essay in Berdyaev and Shestov. – Toronto: University of Toronto Press, 1968 и др.

8 ^ Волкогонова О.Д. Н.А.Бердяев. Интеллектуальная биография. – М., Издательство МГУ, 2001; Вадимов А.В. Николай Бердяев: изгнание: (К биографии философа) //Вопр.философии.--1991.--№1; Галахтин М.Г. Бердяев и Россия: Опыт постановки вопроса // Из истории религиозной философии в России, ХIХ – начало ХХ вв. –М., 1990; Гулыга А.В. Творцы русской идеи. – М.: Молодая гвардия, 2006; Дмитриева Н.К., Моисеева А.П. Философ свободного духа. Николай Бердяев. Жизнь и творчество. – М.: Высшая школа, 1993; Кузнецов П. Николай Бердяев: штрихи к портрету //Ступени. –1991. –№1; Свинцов В. Изгнание-1922.Николай Бердяев (О жизни и творчестве философа в эмиграции) // Вестн.высш.шк.,1991; Н. А. Бердяев: Pro et contra. Кн. 1. – СПб., 1994; Титаренко С.А. Н. Бердяев. – М.: МарТ, 2005 и др.

9 Бородин Л.И. Сотворение смысла, или страсти по Бердяеву // Москва. –1993. – № 8. – С. 3-11; Вишнякова О. В. Этика Бердяева. – М.: Гардарики, 2000; Гайденко П.П. Мистический революционизм Н.А. Бердяева // Бердяев Н.А. О назначении человека. – М., 1998. – C.5–18; Генералова Н.П. Леонид Андреев и Николай Бердяев: (Из истории русского персонализма) // Русская литература. – 1997. – №2. – С.40–54; Двуреченская Т.А. Философские взгляды В.С. Соловьева и Н.А. Бердяева. М.: Моск. гос. инженер.-физ. ин-т (техн. ун-т), 2001; Евлампиев И.И. Философия творческой свободы Николая Бердяева // Бердяев Н.А. Русская идея. – М.: Эксмо, 2005. – С. 5–22; Емельянов Б.В. Н.А.Бердяев, П.А. Флоренский, Г.Г. Шпет. – Екатеринбург: Дискурс-Пи, 2005; Ермичев А.А. Три свободы Николая Бердяева. – М.: Знание,1990; Ивонин Ю.П. Творчество, культура и цивилизация в философской концепции Н.А.Бердяева // Вечные философские проблемы. – Новосибирск, 1991; Козлова О.В. Свобода и сознание в русской экзистенциальной философии // Проблема сознания в философии и науке. М., 1996; Мальцев К.Г., Мальцева А.В. "Философия свободы" и соблазн христианского государства: Н.А. Бердяев и И.А. Ильин. – М.: МАКС Пресс, 2001; Мотрошилова Н.В. Мыслители России и философия Запада: В. Соловьев, Н. Бердяев, С. Франк, Л. Шестов. - М.: Республика, 2006; Новикова Л.И., Сиземская И.Н. Введение в философию свободного духа Н.А. Бердяева // Бердяев Н.А. О человеке, его свободе и духовности: Избранные труды. – М., 1999. – С. 5-20; Сербиненко В.В. Русская философия. Курс лекций. – М.: РГГУ, Омега-Л, 2005; Силантьева М.В. Экзистенциальные проблемы этики творчества Н.Бердяева. – М.: Моск. гос. ин-т радиотехники, электроники и автоматики (техн. ун-т), 2002; Шевцова Н.П. Культура как система ценностей: (аксиология в контексте интерпретации культуры Н. А. Бердяева и И. А. Ильина). – М.: Моск. гос. ин-т электроники и математики (техн. ун-т), 2004 и др.

10 Камю А. Бунтующий человек: Философия, политика, искусство. – М.,1990; Камю А. Счастливая смерть: Роман; Посторонний: Повесть; Чума: Роман; Падение: Повесть; Калигула: Пьеса; Миф о Сизифе: Эссе; Нобелевская речь. – М.: Фабр, 1993. Мунье Э. Манифест персонализма. – М.: « Республика»,1999; Лакруа Ж. Избранное. Персонализм. – М.: Российская политическая энциклопедия, 2004; Левинас Э. Путь к другому. – СПб., 2006; Рикер П. Конфликт интерпретаций. Очерки о герменевтике. – М., 2002 и др.

11 ^ Вдовина И.С. Личность в современном мире // Мунье Э. Манифест персонализма. – М., 1999; Вдовина И. С. Французский персонализм. – М.: «Глобус», 1992; Дворецкая Е.В. Англо-американская философия последней четверти ХХ столетия: персоналистические тенденции. – СПб.: Изд-во Лань, 2001; Долгов К.М. От Киркегора до Камю: Философия. Эстетика. Культура. – М.: Искусство, 1990; Интенциональность и текстуальность: Филос. мысль Франции XX в.: Ж.Делез, Ж. Деррида, М. Дюфрен, А. Камю, Ю. Кристева, Э. Левинас, М. Мерло-Понти, Ж.-Л. Нанси, П. Рикер. (Сост., общ. ред.: Е. А. Найман, В. А. Суровцев). – Томск: Водолей, 1998; Кузнецова О. С. Основные проблемы личностного существования в философии персонализма (Э. Мунье, П-Л Ландсберг, Н. Бердяев). – М., 2003; Спыну Л.М. Философия А. Камю как историко-философская проблема. – М.: Изд-во Рос. ун-та дружбы народов, 2001; Фокин С.Л. Альбер Камю. Роман. Философия. Жизнь. – СПб.: Алетейя, 1999; Черногорцева Г.В. Сущность человека в философии экзистенциализма: (По работам М. Хайдеггера и А. Камю). – М.: МАКС Пресс, 2002.

12 Бердяев Н. Основная идея Вл. Соловьева // Бердяев Н.А. Диалектика божественного и человеческого. – М.: АСТ, 2005. – С.582.

13 Лосский Н.О. Условия абсолютного добра. Основы этики. – М., 1991. – С. 330–331.

14 Карсавин Л.П. О личности // Карсавин Л.П. Религиозно-философские сочинения. – Т. 1. – М., 1992. – С. 19.

15 Мунье Э. Персонализм // Мунье Э. Манифест персонализма. – М., 1999. – С. 457.

16 Бердяев Николай. Emmanuel Mounier. Revolution personaliste et communautaire. Ed. Montaigne: [Рецензия] // Путь, 1935. – № 49 (октябрь-декабрь). – с. 88–91.

17 Мунье Э. Персоналистская и общностная революция // Мунье Э. Манифест персонализма. – М., 1999. – С. 38.

18 См.: Бердяев Н. Опыт эсхатологической метафизики: творчество и объективация. – М.: Республика, 1987. – С. 138.

19 Мунье Э. Манифест персонализма. – М., 1999. – С. 26.

20 См.: Lacroix J. Le Personnalisme Comme Anti-ideologie. – P., 1972. – P. 39–40.

21 См.: Н.А. Бердяев: рro et contra. Кн. 1. – СПб.: РХГИ, 1994. – С. 9.

22 Барабанов Е.В. «Русская идея» в эсхатологической перспективе // Вопросы философии, 1990. № 8. – С. 64. См. его же: Русская философия и кризис идентичности // Там же, 1991. № 8.

23 Ильин (Мальчевский) Н.П. Трагедия русской философии. Ч. 1. От личины к лицу. – СПб., 2003. – С. 90.

24 Мотрошилова Н.В. Мыслители России и философия Запада: В. Соловьев, Н. Бердяев, С. Франк, Л. Шестов. - М.: Республика, 2006. – С. 4.

25 Dietrich W. Provokation der Person: Nikolaj Berdjajew. – Bd. I–V. – Berlin, 1974–1979.





Скачать 383,33 Kb.
оставить комментарий
Г.Д. Чесноков
Дата08.09.2011
Размер383,33 Kb.
ТипАвтореферат диссертации, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх