Федерации Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина» icon

Федерации Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина»


2 чел. помогло.
Смотрите также:
Федерации Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина»...
России Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина»...
«президентским проектом Конституции 1993 года»...
Тема 2012 года: «Погружения...
Программа Пленарного заседания член-корр. Ран...
Общественный фонд поддержки новых образовательных технологий «достижения» фонд «словенская...
Предоставления сведений о начисленных и уплаченных страховых взносах на обязательное пенсионное...
Долгая
Международная молодежная российско-польская летняя школа...
Информационный бюллетень №3 статьи из периодических изданий...
На конкурс принимаются заявки по следующим типам проектов...
Управление образования Администрации г. Екатеринбурга...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   53
скачать
Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации

Государственный архив Российской Федерации

Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина» Издательство

«Российская политическая энциклопедия»

Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал»

Институт научной информации по общественным наукам ран

«ЧЕРЕЗ ТРУПЫ ВРАГА

НА БЛАГО НАРОДА»

«Кулацкая операция» в Украинской ССР 1937-1941 гг.: 1938-1941 гг. Второй этап репрессий. Завершение Большого террора и восстановление «социалистической законности»

Том 2


Deutsche

Forschungsgemeinschaft

РОССПЭН

Москва 2010

Редакционный совет серии:

Й. Баберовски (Jorg Baberowski),

Л. Виола (Lynn Viola),

А. Грациози (Andrea Graziosi),

A. А. Дроздов,

Э. Каррер Д'Анкосс (Helene Carrere D'Encausse),

B. П. Лукин,

C. В. Мироненко, Ю. С. Пивоваров, А. Б. Рогинский,

Р. Сервис (Robert Service),

Л. Самуэльсон (Lennart Samuelson),

А. К. Сорокин,

Ш. Фицпатрик (Sheila Fitzpatrick), О. В. Хлевнюк

УДК 323(47+57)(082.1) ББК 63.3(2)6-4 4-56

^ Издание осуществлено при финансовой поддержке Германского научно-исследовательского общества и Германского исторического института в Москве

Составители:

М. Юнге, С. А. Кокин, [Р. Биннер], О. А. Довбня, Б. Бонвеч, И. Е. Смирнова, Г. А. Бордюгов

^ Рецензенты: к. и.н.Л. И. Савин, А. Г. Тепляков

«Через трупы врага на благо народа». «Кулацкая опе-4-56 рация» в Украинской ССР 1937-1941 гг. : в 2 т. Т. 2: 1938-1941 гг. Второй этап репрессий. Завершение Большого терро­ра и восстановление «социалистической законности» / сост. :

j. _

М. Юнге, С. А. Кокин, Р. Биннер , О. А. Довбня, Б. Бонвеч, И. Е. Смирнова, Г. А. Бордюгов ; под общ. ред. О. А. Довбни, Л. С. Макаровой. — М. : Российская политическая энцикло­педия (РОССПЭН) : Фонд «Президентский центр Б. Н. Ель­цина» : Германский исторический институт в Москве, 2010. — 711 с.: табл., диагр. — (История сталинизма. Документы).

ISBN 978-5-8243-1446-5

На сегодняшний день книга является наиболее полной публикацией доку­ментов и статистических материалов карательных органов, освещающих про­ведение самой значительной операции Большого террора в Украинской ССР согласно приказу НКВД СССР № 00447. Материалы этой так называемой ку­лацкой операции дают возможность показать влияние Политбюро ЦК ВКП(б) и руководства НКВД СССР на осуществление массовых репрессий в Совет­ском Союзе. Документальной основой издания являются преимущественно документы, извлеченные из фондов Отраслевого государственного архива Службы безопасности Украины.

УДК 323(47+57)(082.1) ББК 63.3(2)6-4

ISBN 978-5-8243-1446-5 © Германский исторический институт

в Москве, 2010

© Российская политическая энциклопедия, 2010

СОДЕРЖАНИЕ

Введение..........................................................7

1. Второй этап проведения операции согласно приказу

№ 00447: с января 1938 г. до конца операции..................9

1.1. Смертельные лимиты ...................................... 14

1.2. Преследования «других контрреволюционных элементов» .. 16

1.3. Операция продолжается....................................22

1.4. Изменение центра тяжести репрессий .......................25

1.5. Документы № 1-57 ........................................28

1.5.1. Указы, меморандумы, директивы центра.

Документы № 1-8 ........................................28

1.5.2. Указы, меморандумы, директивы НКВД УССР. Документы № 9-25 .......................................45

1.5.3. Механизм увеличения лимитов. Документы № 26-43 ...... 73

1.5.4. Проведение операции на местах. Документы № 44-57 ...... 89

2. Отчеты за 1938 г..............................................113

2.1. Репрессивная политика в УССР, Западно-Сибирском крае, Калининской, Омской областях, Татарской

и Карельской АССР: сравнительный анализ................117

2.2. Документы №58-81 ......................................121

2.2.1. Отчеты НКВД СССР. Документ №58 ....................121

2.2.2. Отчеты НКВД УССР. Документы № 59-77 ............... 124

2.2.3. Отчеты областных управлений НКВД УССР.

Документы № 78-81 .....................................163

3. Протоколы тройки...........................................173

3.1. Контролируемое осуждение...............................176

3.2. Бюрократически организованное массовое убийство........178

3.3. Документы № 82-88 ...................................... 181

3.3.1. Протоколы троек УНКВД по Киевской и Днепропетровской

областям.................................................181

4. Социально-технологический аспект приказа № 00447 — 209

4.1. Рецидивисты и мелкие уголовники ........................212

4.2. «Кулацкая» и милицейская тройки ........................214

4.3. «Кулацкая» тройка как дополнение к милицейской.........219

4.4. Перенесение центра тяжести репрессий

на милицейские тройки ...................................221

4.5. Социальная чистка........................................223

4.6. Документы № 89-97 ...................................... 224

5. Жертвы «кулацкой» тройки ................................245

5.1. «Кулак» из Донецкой области. Документы № 98-137 ....... 250

5.2. «Уголовник» из Донецкой области. Документы № 138-194 . 293

6. Сводная таблица о проведении приказа № 00447

в Украине ....................................................355

^ 7. Конец операции..............................................393

7.1. Обуздание и переориентация карательных органов.........399

7.2. Критика снизу доверху....................................405

7.3. Документы НКВД о проведении операции.................411

7.4. НКВД в тисках прокуратуры...............................416

7.5. Помощь И. В. Сталина органам НКВД.....................418

7.6. Восстановление «социалистической законности» ..........421

7.7. Документы № 195-208 .................................... 425

^ 8. Выхолощенная реабилитация...............................479

8.1. Реабилитация жертв ......................................481

8.2. Регулирование порядка пересмотра дел....................483

8.3. Новый дух в прокуратуре..................................488

8.4. Использование пересмотра дел в качестве карательного инструмента..............................................493

8.5. Документы №209-219 .................................... 496

^ 9. Дополнения. Документы № 220-243.........................515

10. «Кулацкая операция» в Украинской ССР..................587

10.1. Кулаки и уголовники.....................................589

10.2. Социальная чистка и политическая полиция..............593

10.3. Украина как Советский Союз в миниатюре................595

10.4. Подоплека массовых операций............................600

10.5. Белые пятна .............................................604

Тематический указатель документов...............................606

Хронологический указатель документов...........................631

Сведения об авторах ..............................................655

Источники и литература...........................................658

Именной указатель................................................677

Список сокращений ...............................................709

ВВЕДЕНИЕ

Второй том книги посвящен анализу специфики второго эта­па операции по приказу НКВД СССР № 00447 (январь — ноябрь 1938 г.), а также изучению механизма завершения Большого террора и восстановления «социалистической законности» (1939-1941 гг.).

В процессе изучения источников установлено, что наиболее из­вестны документы, относящиеся к 1937 г., поэтому ценность опубли­кованных материалов здесь в том, что большинство из них впервые стали доступными для широкого круга читателей.

Подборка документов в первой главе второго тома отображает трансформацию приказа № 00447 и перенесение удара на так назы­ваемый другой контрреволюционный элемент.

Среди опубликованных материалов второй главы «Отчеты за 1938 г.» особый интерес для читателя представляют отчеты началь­ника 8-го отдела УГБ НКВД УССР младшего лейтенанта госбезо­пасности А. Г. Назаренко1, позволяющие увидеть объемы репрессий как в масштабах всей Украины, так и в отдельных областях, включая Молдавскую АССР, за период после января 1938 г.

Опубликованные выписки из протоколов троек УНКВД по Ки­евской и по Днепропетровской областям документируют проведение операции согласно приказу № 00447 на местах. .

Провести сравнительный анализ «кулацкой операции» и дея­тельности милицейской тройки читателю поможет четвертая глава «Социально-технологический аспект приказа № 00447».

Что касается опубликованных следственных дел, заведенных на «кулака» и уголовного «преступника» следователями УНКВД по До­нецкой области, то они дают возможность не только детализировать механизм функционирования репрессивной машины, но и увидеть главные жертвы приказа № 00447.

Вошедшая во второй том сводная статистическая таблица дает дифференцированный обзор репрессий по Украине в целом.

Значительную ценность для исследователя представляет публи­кация ранее засекреченных ведомственных материалов партийных

1 В отчетах за август 1938 г. указано, что Назаренко занимает уже долж­ность начальника 1-го спецотдела НКВД УССР и имеет звание старшего лейтенанта госбезопасности.

собраний НКВД и милиции, состоявшихся во время и сразу после окончания массовой операции. Данные архивные находки докумен­тируют как дирижируемое Москвой завершение операции и возвра­щение НКВД в границы его прежней компетенции, так и последовав­ший вслед за этим процесс реабилитации.

Специфика протоколов собраний коллективов управлений НКВД по Сталинской, Киевской и Харьковской областям, а также Молдав­ской АССР за период с осени 1938 г. до весны 1939 г. — в их прямой связи с новой идейно-политической тенденцией. Эти протоколы, на наш взгляд, достаточно ярко отражают произошедшие изменения в Москве, когда идейные вдохновители репрессий сняли с должности народного комиссара внутренних дел СССР Н. И. Ежова, обвинили его в нарушении социалистической законности, а на периферии раз­решили подчиненным возложить всю вину на своих непосредствен­ных начальников.

Еще одной особенностью второго тома сборника является публи­кация в главе «Дополнения» материалов, либо непосредственно не затрагивающих контингент репрессий согласно приказу № 00447, либо составленных до его разработки, либо тех документов, которые нельзя однозначно отнести к «кулацкой операции», однако они на­глядно показывают «климат», в котором мог родиться и процветать приказ. Например, два из них посвящаются вопросу неприкрытой «коррекции» социального происхождения жертв операции следова­телями НКВД.

Сравнить другие массовые карательные акции позволяют стати­стические данные о ходе «национальных операций» и деятельности милицейских троек, публикуемые в данной главе, а также в главах «Отчеты за 1938 г.» и «Социально-технологический аспект приказа № 00447». Их можно рассматривать как дополнение к информации, содержащейся в заключительных отчетах начальников областных управлений НКВД УССР, датируемых январем 1938 г.

В десятой главе «"Кулацкая операция" в Украинской ССР» пред­принято заключительное осмысление введенных в научный оборот документов и подводятся итоги исследования, полученные в специ­фическом украинском контексте. Целью главы является попытка включиться этим «кружным» путем в дискуссию об общей стратегии и целях Большого террора.

Авторами первой, третьей, седьмой и восьмой глав являются Марк Юнге, Бернд Бонвеч и Рольф Биннер. Вторую и четвертую главы пи­сал Марк Юнге; пятую главу писали Марк Юнге и Ольга Довбня; ше­стую — Марк Юнге, Рольф Биннер; девятую — Сергей Кокин и Марк Юнге; десятую главу — Марк Юнге и Бернд Бонвеч. В работе с под-главами 1.5.1 и 2.2.3 принимали участие Марк Юнге, Рольф Биннер, Ирина Смирнова. Глава 5.1 была разработана Ольгой Довбней; 5.2 — Марком Юнге, Виктором Астрелиным и Алексеем Тепляковым.

М. Юнге, С. А. Кокин

^ 1. Второй этап проведения операции согласно приказу № 00447: с января 1938 г. до конца операции

Вопрос о продолжении «кулацкой операции» в начале января 1938 г. не был еще решен окончательно. В связи с этим работа троек в большинстве регионов была приостановлена, а на отдельных заседа­ниях осуждались только заключенные лагерей.

На пленарном заседании ЦК ВКП(б) 11-20 января 1938 г. посту­лировалось окончание «огульных, валовых» репрессий в отношении членов партии1. При этом критика в адрес проводимых органами НКВД массовых операций не прозвучала ни в речах выступающих, ни в резолюциях пленума.

Критика со стороны прокуратуры, звучавшая в январе 1938 г. в адрес органов НКВД и милиции, также касалась исключительно не­обоснованных репрессий в отношении членов партии (нередко быв­ших) и номенклатуры. Как известно, подобные дела в рамках прово­димой операции согласно приказу НКВД СССР № 00447 составляли незначительную часть2. Поэтому у работников прокуратуры возник­ли определенные сомнения при рассмотрении жалоб осужденных тройками или двойками к лагерному заключению3. Прокурор СССР А. Я. Вышинский разрешил все сомнения подчиненных в циркуляр­ном порядке4.

1 См.: Хрестоматия по истории КПСС. М., 1989. Т. 2. С. 255-263.

2 См.: «Докладная записка прокурора Главной военной прокуратуры Липова главному военному прокурору РККА Розовскому» от 31 января 1938 г. // Государственный архив Российской Федерации (далее — ГА РФ). Ф. 8131. Оп. 37. Д. 69. Л. 10-12; «Прокурор СССР А Я. Вышинский заме­стителю наркома внутренних дел СССР М. П. Фриновскому о методах ра­боты Олевского отделения НКВД УССР» от 4 февраля 1938 г. // Там же. Л. 14-14 об.

3 Прокуратура за период с января по февраль 1938 г. по сравнению с январем 1937 г. была завалена ходатайствами о пересмотре дел и жалобами осужденных. См.: «Прокурор СССР А. Я. Вышинский Председателю Совета Народных Комиссаров СССР В. М. Молотову о двукратном и трехкратном превышении среднемесячного поступления жалоб в 1937 г.» от 22 февраля 1938 г. // Юнге М., Бордюгов Г. Л., Биннер Р. Вертикаль большого террора. История операции по приказу НКВД Mb 00447. М., 2008. С. 299.

4 См. документ № 6 в настоящем издании.

В соответствии с циркуляром № 1/001532 от 17 апреля 1938 г. «проверку правильности осуждения по этим делам [по приказам № 00447, № 00485, № 00596 и т. п.] следует производить лишь в ис­ключительных случаях, когда осужденные к лишению свободы приво­дят серьезные доводы, указывающие на неправильность осуждения», во всех остальных случаях требовалось «сообщать жалобщикам, что дело пересматриваться не будет и что это решение окончательное»1.

Без каких-либо позитивных последствий для жертв операции осталось и выступление прокурора Белорусской ССР С. Я. Новика, прозвучавшее 22 мая 1938 г. на Всесоюзном собрании прокуроров со­юзных и автономных республик, краев и областей в Москве2. Критика была направлена как в адрес снятого с должности прокурора БССР П. В. Кузьмина, так и в адрес снятого с должности первого секретаря ЦК КП(б) Белоруссии В. Ф. Шаранговича. Выступающий обвинил их в том, что они «старались путем массовых репрессий, главным об­разом колхозного и деревенского актива, вызвать недовольство про­тив Советской власти»3. Критика носила конъюнктурный характер. Как известно, после смещения Кузьмина Новик вошел в состав «бе­лорусской» тройки и продолжил преступную практику предшествен­ников. Когда же он сам был обвинен в несоблюдении социалистиче­ской законности, то стал утверждать, что его согласия на передачу дел на рассмотрение тройки добивались нечестными методами, когда «в справках по делам [...] нередко скрывалась фактическая профессия обвиняемого»4.

Следует отметить, что влияние органов НКВД в сентябре 1938 г. еще превосходило постепенно растущие возможности прокуратуры. Это подтверждает тот факт, что прокурор войск НКВД Западно-Сибирского округа М. М. Ишов, попытавшийся привлечь к ответ­ственности за преступное ведение следствия сотрудников УНКВД по Новосибирской области, сам был арестован 24 сентября 1938 г.5

1 См. документ № 6 в настоящем издании.

2 См.: «Выступление прокурора Белорусской ССР С. Я. Новика на Все­союзном совещании прокуроров союзных и автономных республик, краев и областей» от 22 мая 1938 г. // Юнге М., Бордюгов Г. А., Биннер Р. Вертикаль большого террора... С. 327-328.

3 Там же.

4 См.: «Прокурор СССР М. И. Панкратьев военному прокурору войск НКВД Белорусского округа Соколову» от 23 сентября 1938 г. // Там же. С. 350.

5 Тепляков А. Г. Персонал и повседневность Новосибирского УНКВД в 1936-1946 гг. // Минувшее. Вып. 21. М; СПб., 1997. С. 256.

Что же касается зародившихся после вышеупомянутого январ­ского пленума ЦК ВКП(б) сомнений у сотрудников НКВД по поводу того, как вести себя в ходе продолжающихся массовых репрессий, то они были задушены в зародыше на партийных собраниях с помощью вынесенных порицаний, выговоров и дисциплинарных взысканий1. Однако следует отметить, что сотрудников НКВД на этих собрани­ях также ориентировали отказаться от огульных арестов, целью ко­торых является исключительно выполнение лимитов, и призывали соблюдать революционную законность2.

В это же время, как показывает письмо заместителя наркома внутренних дел СССР М. П. Фриновского от 8 января 1938 г., руко­водство НКВД рассчитывало продолжить кампанию террора и вы­нашивало планы относительно ее дальнейшей направленности: на­чальники управлений НКВД должны были сконцентрироваться на розыске кулаков и других «антисоветчиков» на железнодорожном транспорте3, так как их вредительская работа якобы являлась глав­ной причиной срывов в этой отрасли экономики — «за оставшееся время тройки должны рассмотреть, прежде всего, дела, касающиеся железнодорожного транспорта»4.

Сводка № 29, содержащая сведения о количестве арестованных и осужденных согласно приказу НКВД СССР № 00447 на конец 1937 г., также подтверждает наличие важного мотива для продолже­ния операции. Как известно, Политбюро ЦК ВКП(б) санкционирова­ло до 1 января 1938 г. репрессировать по первой и второй категориям 573 541 чел.5 Согласно указанной сводке № 29 органы НКВД и ми­

1 См. документ № 44 в настоящем издании.

2 См. документ № 46 в настоящем издании.

3 О преследовании железнодорожников в Ленинградской области см.: Книга памяти железнодорожников — жертв политических репрессий 1937-1938 гг., захороненных на Левашовском мемориальном кладбище. СПб., 2000.

4 См.: «Директива М. П. Фриновского и Н. И. Ежова всем руководи­телям дорожно-транспортных отделов ГУГБ НКВД и всем управлениям НКВД об усилении репрессий на железнодорожном транспорте» от 8 января 1938 г. // Юнге М., Бордюгов Г. А, Биннер Р. Вертикаль большого террора... С. 291-293.

5 См.: Сводка № 29 ГУГБ НКВД СССР «Об арестованных и осужденных на основании оперприказа НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 г.» от [не ранее 1 января] 1938 г. // Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы: В 5 т. 1927-1939 / Сост. В. Дани­лов и др. М., 2004. Т. 5. Кн. 1:1937. С. 387-393.

лиция арестовали 555 641 чел., а тройки осудили 553 362 чел.1 Таким образом, в соответствии с выделенными квотами 17 900 «врагов на­рода» еще подлежали аресту, а 2279 уже арестованных — осуждению. Поэтому крайне сложно представить, чтобы Политбюро санкциони­ровало в начале 1938 г. прекращение «кулацкой операции».

^ 1.1. СМЕРТЕЛЬНЫЕ ЛИМИТЫ

Окончательную ясность в решение данного вопроса внесло поста­новление Политбюро ЦК ВКП(б) от 31 января 1938 г.2

Следует отметить, что этому событию предшествовала конферен­ция наркомов внутренних дел и начальников УНКВД республик, краев и областей, созванная Н. И. Ежовым и М. П. Фриновским. Вероятно, на этом собрании были определены новые лимиты, пред­ставленные затем на рассмотрение Политбюро как «предложение НКВД». Если верить показаниям начальника УНКВД по Алтайско­му краю С. П. Попова, участвовавшего в конференции, то ни один из начальников краевого (областного) управления не считал операцию законченной, поэтому Ежов и Фриновский столкнулись с проблемой обуздания репрессивного усердия «вооруженного отряда партии»3. Эту проблему, как видим, успешно решило Политбюро ЦК ВКП(б).

В соответствии с его постановлением от 31 января 1938 г. 22 адми­нистративные единицы (девять союзных республик4, две автономные республики и 11 краев и областей РСФСР) были задействованы во втором этапе «кулацкой операции» и получили новые репрессивные квоты: 48 тыс. — по первой категории и 9200 чел. — по второй5. Опе­рацию планировалось завершить до 15 марта (на Дальнем Востоке —

1 См.: Сводка № 29 ГУГБ НКВД СССР «Об арестованных и осужден­ных на основании оперприказа НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 г.» от [не ранее 1 января] 1938 г. // Трагедия советской деревни... Т. 5. Кн. 1: 1937. С. 387-393.

2 См. 48-й пункт в: «Протокол № 57 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) "Об антисоветских элементах"» от 31 января 1938 г. // Юнге М., Бордю­гов Г. А., Биннер Р. Вертикаль большого террора... С. 294-295.

3 Гришаев В. Реабилитированы посмертно. К истории сталинских репрессий на Алтае. Барнаул, 1995. С. 39.

4 В числе республик отсутствовала Казахская ССР, лимиты для кото­рой во время первого этапа операции повышались не менее четырех раз. В Северо-Казахстанской и Южно-Казахстанской областях соответственно 5 и 8 февраля 1938 г. состоялись последние заседания троек. См.: Политиче­ские репрессии в Казахстане в 1937-1938 гг. Сборник документов / Отв. сост. И. Н. Бухонова и др. Алматы, 1998. С. 263, 309.

5 См.: «Протокол № 57 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) "Об антисо­ветских элементах"» от 31 января 1938 г. // Юнге М., Бордюгов Г. А., Биннер Р. Вертикаль большого террора... С 294-295.

до 1 апреля), во всех остальных регионах тройки должны были пре­кратить работу не позднее 15 февраля 1938 г.1

Следует отметить, что задействованные во втором этапе «кулац­кой операции» регионы изначально в 1937 г. получили самые боль­шие лимиты. Несмотря на это, их руководители неоднократно хода­тайствовали перед Москвой в течение всей второй половины 1937 г. об увеличении квот. Однако сравнение квот по первой категории, выделенных Политбюро ЦК ВКП(б) 31 января 1938 г., со спущен­ными этим регионам цифрами в соответствии с приказом № 00447 от 30 июля 1937 г. показывает, что новые цифры были выше старых на 7600 чел. Эта тенденция ужесточения мер наказания сохранилась на протяжении всего 1938 г. По меткому замечанию Солженицына, именно в 1938 г. руководство страны с нетерпением хотело расстре­лять людей2.

Для Украины первая половина 1938 г. стала кровавым периодом в истории Большого террора. Так, за период с 1 января 1938 г. по 1 авгу­ста 1938 г. из 36 393 чел., осужденных областными тройками и трой­кой Молдавской АССР в рамках «кулацкой операции», к высшей мере наказания были приговорены 35 563 чел. и только 830 чел. — к лагерному заключению3. Таким образом, доля смертных приговоров в Украине в 1938 г. составила 98 %, оставив далеко позади показатели 1937 г. с его 39 %4.

Если сравнивать абсолютную численность осужденных в мас­штабах всего Советского Союза в 1937 г. и 1938 г., то можно конста­тировать, что в 1938 г. количество осужденных уменьшилось. Так, в соответствии с тенденциозной, не всегда точной, а иногда и за­ниженной статистикой, по состоянию на 1 июля 1938 г. было осуж­дено 149 209 чел., а в 1937 г., по разным данным, — от 550 720 до 553 362 чел.5

1 См.: «Протокол № 57 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) "Об антисо­ветских элементах"» от 31 января 1938 г. // Юнге М., Бордюгов Г. А., Биннер Р. Вертикаль большого террора... С. 294-295.

2 Solschenizyn A. Der Archipel GULAG. Reinbek, 1982. S. 353.

3 См. шестую главу «Сводная таблица о проведении приказа № 00447 в Украине» в настоящем издании.

4 Там же.

5 В статистических отчетах отсутствуют данные о количестве лиц, осужденных в рамках приказа № 00447 в ряде краев и областей после 1 июля 1938 г. Также в сводке за июль 1938 г., в отличие от сводки за январь, количество осужденных в течение 1937 г. составляет 550 720 чел. См.: Свод­ка первого специального отдела от [не ранее 1 июля] 1938 г. // Трагедия со­ветской деревни... Т. 5. Кн. 2: 1938-1939. С. 157; Сводка № 29 ГУГБ НКВД СССР «Об арестованных и осужденных на основании оперприказа НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 г.» от [не ранее 1 января] 1938 г. // Там же. Кн. 1.С. 387-393.

Несмотря на то что согласно постановлению Политбюро ЦК ВКП(б) от 31 января 1938 г. во втором этапе «кулацкой операции» были задействованы только 22 региона СССР, руководители не включенной в операцию периферии в течение первой недели февра­ля пытались изменить ситуацию. Начало этому процессу положил первый секретарь обкома АССР Немцев Поволжья Я. А. Попок, со­общивший 2 февраля 1938 г., что в республике не удалось «завершить работу по разгрому активных [антисоветских] элементов», поэто­му он «просит установить дополнительный лимит на одну тысячу человек»1. Два дня спустя его примеру последовал первый секретарь Горьковского обкома ВКП(б) Ю. М. Каганович. Органами НКВД в Горьковской области к 1 января 1938 г. было арестовано на 1500 чел. больше, чем предписывалось Москвой2. Вероятно, в надежде, что Москва одобрит очередное повышение лимитов, в январе УНКВД по Горьковской области провело новые аресты и новый учет «враждеб­ных элементов»3.

^ 1.2. ПРЕСЛЕДОВАНИЯ «ДРУГИХ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫХ ЭЛЕМЕНТОВ»

В соответствии с постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 31 января 1938 г. Украина была включена во второй этап проведе­ния «кулацкой операции». Об этом начальники областных УНКВД и Молдавской АССР узнали непосредственно от наркома внутрен­них дел СССР Н. И. Ежова во время его посещения Киева в середине февраля 1938 г. Ежов на собрании руководства НКВД УССР обратил внимание на три ключевых момента операции: качество следствия, концентрация удара на преследовании «других контрреволюцион­ных элементов» и перенесение центра тяжести операции на города — в промышленность, на транспорт и в приграничные области4. Под

1 «Шифротелеграмма первого секретаря обкома ВКП(б) АССР Немцев Поволжья Я. А. Попка секретарю ЦК ВКП(б) И. В. Сталину о дополнитель­ном лимите по рассмотрению дел антисоветских элементов» от 2 февраля 1938 г. // Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. 1937-1938 / Сост. В. Н. Хаустов, В. П. Наумов, Н. С. Плотникова. М., 2004. С. 470.

2 Сводка № 29 ГУГБ НКВД СССР «Об арестованных и осужденных на основании оперприказа НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 г.» от [не ра­нее 1 января] 1938 г. // Трагедия советской деревни... Т. 5. Кн. 1. С. 389.

3 «Телеграмма секретаря Горьковского обкома ВКП(б) Ю. М. Каганови­ча в ЦК ВКП(б) — И. В. Сталину» от 4 февраля 1938 г. // Юнге М., Бордю­гов Г. Л., Биннер Р. Вертикаль большого террора... С. 297.

4 См. документ № 5 в настоящем издании.

«оперативно-политически нацеленной подготовкой операции» нар­ком подразумевал прежде всего «правильное определение и учет под­лежащих репрессированию контингентов»1. Прежнюю ориентацию на количественные критерии он подверг жесткой критике и призвал заменить «строго дифференцированным, а часто и сугубо индивиду­альным» подходом2. Его целевые установки завершились требовани­ем отбирать кандидатов для ареста, комбинируя социальное клеймо (предыдущие судимости, социальное и политическое прошлое) и ин­дивидуальное поведение3.

Педантично перечисленные Ежовым целевые группы второго эта­па операции (националисты, бывшие царские каратели, противники большевиков в Гражданской войне — белогвардейцы, казаки, сторон­ники других социалистических партий и групп, кулаки-повстанцы, члены религиозных общин и т. д.) объединяла одна общая черта: речь шла исключительно о том контингенте, который в приказе НКВД СССР № 00447 составляет третью и последнюю целевую группу, под­лежащую репрессиям, — «другие контрреволюционные элементы»4. Кулаки, напротив, упоминаются в докладе Ежова мимоходом, а об уголовниках вообще речь не идет5.

В качестве основных причин применения репрессий нарком назы­вал шпионаж, контакты с заграницей, националистические устремле­ния при поддержке зарубежных разведок, повстанчество и «преступ­ные контакты враждебных группировок между собой»6. Привязка репрессий к внутренним проблемам в его речи не прослеживается, зато военная опасность представлялась Ежовым настолько значи­мой, что на первый план безоговорочно были выдвинуты обеспече­ние безопасности границ, очистка транспорта и промышленности от врагов народа7.

Отображенная в докладе Ежова тенденция — концентрация ре­прессивных мер на «других контрреволюционных элементах» и при­вязка репрессий к внешней угрозе — просматривается также в теле­граммах партийных лидеров областей, краев, республик, в которых они ходатайствуют об увеличении лимитов. На первый план в них

1 Там же.

2 Там же.

3 Там же.

4 Там же.

5 Там же.

6 Там же.

7 Там же. В этой связи интересно то, что письменный текст данного доклада также был направлен для ознакомления в Казахстан, который, как и Украина, являлся приграничной республикой.

также выступает борьба с бывшими противниками большевиков — социалистами-революционерами, белогвардейцами и национали­стами1. В качестве обоснования ходатайств назывались обеспечение безопасности границ, транспорта, устранение потенциальных по­встанческих элементов2. И только в исключительных случаях речь идет о борьбе с уголовниками-рецидивистами или о борьбе с банди­тизмом3. Так, в отчете о проведении «кулацкой операции» в Кали­нинской области от 28 марта 1938 г. доминирует обеспечение безо­пасности военной промышленности, аэродромов, железнодорожных магистралей и узлов4. Аналогичные причины называются при обо­сновании лимитов, выделяемых отдельным районам Калининской области5.

Ярким примером концентрации удара на «других контррево­люционных элементах» является преследование социалистов-революционеров в 1938 г. Как известно, первым сигналом к началу преследований эсеров стал приказ Н. И. Ежова от 13 ноября 1936 г.6, а циркуляр НКВД СССР от 9 февраля 1937 г. требовал усилить опе­ративную работу по «эсеровской линии»7. Февральско-мартовский

1 «Секретарь Красноярского крайкома ВКП(б) С. М. Соболев в ЦК ВКП(б) — И. В. Сталину о продлении работы тройки» от 15 марта 1938 г. // Биннер Р., Бордюгов Г. Л., Юнге М. Вертикаль большого террора... С. 309; «Начальник УНКВД по Курской области А. Ф. Боечин наркому внутренних дел СССР Н. И. Ежову о ходе ликвидации эсеровского подполья в Курской области» от 20 марта 1938 г. // Там же. С. 310; «Шифротелеграмма из Ростов­ской области» от 10 мая 1938 г. // Там же. С. 326; «Шифротелеграмма секре­таря Иркутского обкома ВКП(б) А. А. Филиппова и начальника УНКВД по Иркутской области Б. А. Малышева» от 25 августа 1938 г. // Там же. С. 335.

2 «Шифротелеграмма секретаря Красноярского крайкома ВКП(б) С. М. Соболева» от 27 апреля 1938 г. // Там же. С. 324.

3 «Шифротелеграмма секретаря Чечено-Ингушского обкома ВКП(б) Быкова в ЦК ВКП(б) — И. В. Сталину, А. А. Андрееву, наркому внутренних дел СССР Н. И. Ежову о ходе операции, составе и продлении работы трой­ки» от 13 июля 1938 г. // Там же. С. 328-334; «Шифротелеграмма секретаря Омского обкома ВКП(б) Ф. П. Наумова» от 8 мая 1938 г. // Там же. С. 325.

4 «Докладная записка А. В. Гуминского об итогах операции по контрре­волюционным элементам по состоянию на 26 марта 1938 г.» от 28 марта 1938 г. // Там же. С. 318-321.

5 «Проект распределения лимита по "изъятию контрреволюционного элемента" в Калининской области» от [после 31 января] 1938 г. // Там же. С. 296.

6 Безбережев С. В. Мария Александровна Спиридонова // Вопросы исто­рии. 1990. № 9. С. 65-81.

7 См.: Большой террор: 1937-1938. Краткая хроника // 30 октября. 2007. № 74. С. 3.

пленум ЦК ВКП(б) 1937 г. подтвердил эту тенденцию. В своих высту­плениях многие члены ЦК ВКП(б) предостерегали от «оживления» врагов в связи с ожиданиями, пробужденными «самой демократиче­ской конституцией мира»1. По их мнению, новый закон о выборах в Советы разных уровней позволял «подготовить атаки против нас»2. В этом контексте были названы и бывшие эсеры3.

В проскрипционные списки оперативного приказа НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 г. эсеры были внесены наряду с меньшеви­ками и подвергались массовым преследованиям в ходе первого этапа «кулацкой операции»4. В январе 1938 г. Сталин в письме Ежову кри­тиковал сложившееся положение в ходе расследований дел против эсеров и тем самым спровоцировал ужесточение репрессий5.

Руководство НКВД мгновенно отреагировало на критику, разо­слав 18 января 1938 г. всем руководителям региональных подразде­лений директиву № 170896. В ней говорилось, что «многие управле­ния НКВД не обеспечили достаточных оперативных мероприятий по ликвидации существующих эсеровских антисоветских формиро­ваний», поэтому требовалось проверить имеющиеся в ГУГБ списки взятых на учет эсеров и сразу же перейти к арестам7. В ходе следствия надлежало вскрыть связи заключенных с эсеровским подпольем, пра­выми оппортунистами, троцкистами и зарубежными разведками8. При этом особое внимание чекисты должны были обратить на эсе­

1 См. выступления Н. С. Хрущева, А. С. Калыгиной и Е. Г. Евдокимова: Материалы февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года // Во­просы истории. 1993. № 6. С. 8; Там же. № 7. С. 4, И.

2 См. там же.

3 Уже в конце 1936 г. НКВД разоблачил «Сибирское бюро партии социалистов-революционеров», которое якобы по поручению «Объединен­ного всесоюзного центра ПСР» создало совместно с японскими шпионами диверсионно-террористическую сеть. См. также статьи в теоретическом жур­нале ВКП(б) «Большевик», в частности: Большевик. 1937. № 5-6. С. 48; Там же.№ 16. С. 64.

В феврале 1937 г. началась волна арестов видных бывших эсеров. См.: Виноградов В., Литвин А., Сафонов В. «Проявите гуманность, убейте сразу». Письмо Марии Спиридоновой // Источник. 1998. № 1. С. 64-84.

4 См. документ № 3 в первом томе настоящего издания.

5 См.: «Письмо секретаря ЦК ВКП(б) И. В. Сталина наркому внутренних дел СССР Н. И. Ежову» от 17 января 1938 г. // Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД... С. 463.

6 См. документ № 1 в настоящем издании.

7 Там же.

8 Там же.

ров, пробравшихся в ряды ВКП(б)1. Отчет о выполнении директивы следовало прислать руководству НКВД до 25 января 1938 г.2

О выполнении директивы говорит тот факт, что уже 10 февраля 1938 г. Ежов, опираясь на отчеты периферии, проинформировал Ста­лина о преследованиях эсеров в течение 1937-1938 гг.: арестованы члены «Объединенного всесоюзного центра» и Центрального коми­тета партии, разгромлены многочисленные местные нелегальные ор­ганизации, в том числе боевые террористические группы и военная организация эсеров3. Нарком акцентировал внимание Сталина на не­достатках операции, в частности, он отметил, что до 1938 г. в основ­ном преследовались находившиеся в ссылке эсеры, а также извест­ные члены этой партии, взятые на учет органами госбезопасности4. В качестве приложения к спецсообщению Ежов прислал таблицу, согласно которой по директиве № 17089 в 48 регионах уже были аре­стованы 11 349 (!) эсеров5.

Все указанные репрессивные меры НКВД распространил также на бывших меньшевиков и анархистов, отдав 14 февраля 1938 г. ди­рективное распоряжение № 172316. Его содержание идентично ди­рективе № 17089.

Директивы № 17089 и № 17231 не входили в число циркуля­ров, меморандумов, директив и приказов, изданных Политбюро ЦК ВКП(б) или руководством НКВД в рамках проведения «кулац­кой операции». Тем не менее они сыграли определенную роль в про­ведении этой репрессивной акции, так как, вероятно, большинство эсеров, меньшевиков и анархистов были осуждены «кулацкими трой­ками». Это предположение верно в отношении так называемой ни­зовки (рядовых членов) названных партий, ибо именно тройки были тем чрезвычайным судебным органом, который осуждал простых со­ветских граждан.

Значение директив № 17089 и № 17231 для «кулацкой операции» можно проиллюстрировать двумя примерами. Начальник УНКВД по Курской области А. Ф. Боечин обратился 20 марта 1938 г. к руковод­ству НКВД СССР с просьбой «продолжить работу тройки до 15 апре­

1 См. документ № 1 в настоящем издании.

2 Там же.

3 См.: «Спецсообщение наркома внутренних дел СССР Н. И. Ежова се­кретарю ЦК ВКП(б) И. В. Сталину об эсерах» от 10 февраля 1938 г. // Лу­бянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД... С. 485-489.

4 Там же.

5 Там же.

6 См. документ № 4 в настоящем издании.

ля и дать [новый] лимит на 6000 человек»1. При этом он ссылался на то, что согласно директиве № 17089 за период с 20 января по 15 фев­раля 1938 г. были арестованы 575 членов «эсеровского подполья», а также выявлены и зарегистрированы еще 1285 эсеров, а их досье взя­ты в разработку2. Но так как партия социалистов-революционеров еще до Первой мировой войны насчитывала в Курской губернии около 4 тыс. членов, то число активных кадров должно быть гораздо больше3. По утверждению Боечина, на протяжении четырех послед­них лет областное бюро партии эсеров завербовало в организацию также кулаков, белогвардейцев и другие «антисоветские элементы» и заключило союз с правотроцкистским подпольем4.

Значение упомянутых директив в процессе интенсификации тер­рора доказывается также на примере репрессий против членов Все­союзного общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев (ОПК), основанного в 1921 г. В это общество без учета партийной принадлеж­ности, а с целью сохранения памяти о героическом прошлом объеди­нялись ветераны революционного движения5. ОПК по состоянию на 1 января 1931 г. насчитывало в своих рядах 2759 членов, из них 30 % до 1917 г. были членами ПСР, 24,4 % - членами РСДРП(б), 15,4 % -РСДРП(м) и 8,7 % - анархистами6.

Аресты членов общества начались в конце января 1938 г. и продол­жались до конца марта 1938 г. В ходе группового разбирательства дела 25, 27 февраля и 28 мая 1938 г. 130 членов общества были приговоре­ны к высшей мере наказания, а 90 — к заключению в лагеря7. Все они были в прошлом малоизвестными эсерами, меньшевиками или анар­

1 См.: «Начальник УНКВД по Курской области А. Ф. Боечин наркому внутренних дел СССР Н. И. Ежову о ходе ликвидации эсеровского подполья в Курской области» от 20 марта 1938 г. // Юнге М., Бордюгов Г. А, Биннер Р. Вертикаль большого террора... С. 310.

2 Там же.

3 Там же.

4 Там же.

5 Junge М. Die Allunionsgesellschaft ehemaliger politischer Zwangsarbeiter und Verbannter (1921-1935). Berlin, 2009.

6 Быковский С. Анархисты — члены Всесоюзного общества полит­каторжан и ссыльнопоселенцев // Всесоюзное общество политкаторжан и ссыльнопоселенцев. Образование, развитие, ликвидация (1921-1935). Бывшие члены общества во время Большого террора. Материалы международной научной конференции (26-28 октября 2001 г.) / Сост. Я. Леонтьев, М. Юнге. М., 2004. С. 98-99.

7 Должанская Л. Репрессии 1937-1938 гг. в московских артелях ОПК // Там же. С. 290.

хистами, да и в Обществе политкаторжан не занимали руководящих должностей. Приговоры в их отношении вынесла тройка УНКВД по Московской области1. Остальные, более известные члены общества, занимавшиеся политической и общественной деятельностью также после революции 1917 г., порой открыто критиковавшие политику партии в 1920-е гг., все без исключения были в течение 1937-1938 гг. приговорены Военной коллегией Верховного суда СССР к расстрелу. Эта судьба постигла основателей общества — бывшего члена Бунда И. П. Баума (1894-1938), бывшего члена партии эсеров, а с 1920 г. члена РКП(б) А. А. Биценко (1875-1938), бывшего эсера, впослед­ствии беспартийного И. П. Дубинского (1886-1938), бывшего эсера-максималиста, беспартийного М. Д. Закгейма (1886-1938), бывшего меньшевика, беспартийного В. А. Плескова (1882-1938) и бывшего эсера, беспартийного В. Н. Левтонова (1889-1938)2.

Таким образом, основными жертвами репрессий второго этапа «кулацкой операции» стали «другие контрреволюционные элемен­ты», в число которых попали бывшие конкуренты большевиков в борьбе за власть — эсеры, меньшевики и анархисты.




Скачать 12.48 Mb.
оставить комментарий
страница1/53
Дата05.12.2012
Размер12.48 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   53
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх