«Об Общественной палате Российской Федерации» icon

«Об Общественной палате Российской Федерации»


Смотрите также:
Решение об общественной палате...
Отчет о работе Общественной палаты Российской Федерации за 2010 год подготовлен на основе...
Доклад межкомиссионной рабочей группы по организации экспертной деятельности общественной палаты...
Мониторинг сообщений сми об Общественной палате РФ за апрель 2011 года...
Мониторинг сообщений сми об Общественной палате РФ за март 2011 года...
«Мы обязаны быть на переднем крае инноваций в основных сферах экономики и общественной жизни»...
Выборы депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов...
Информационный бюллетень №5 Апрель 2012 г...
Государственная программа Российской Федерации «Доступная среда» на 2011 2015 годы паспор...
О прокуратуре российской федерации...
Закон "О прокуратуре Российской Федерации"...
Конференция «Профессиональная ориентация молодежи...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
вернуться в начало
скачать
^

Глава 1. Гражданское общество: институты и процессы.



Гражданское общество многомерно. Сильные независимые общественные ассоциации, самостоятельно регулирующие свою деятельность, препятствуют превращению населения в бесформенное массовое общество. Некоммерческие организации формируют так называемый третий сектор, который выполняет также роль посредника между государством и обществом. Они артикулируют общественные интересы и устремления, дают возможность публичного высказывания группам населения, оттесненным на социальную периферию, защищают права граждан. Гражданское общество включает также разнообразные гражданские инициативы, направленные на совместное решение общих задач в правовом поле. Активный гражданин, способный защищать свои конституционные права, является ядром гражданского общества.

Для того чтобы гражданское общество сформировалось и эффективно отстаивало свои интересы, способствуя поступательному и динамичному развитию страны, необходим ряд условий.

В первую очередь, в стране должны быть созданы благоприятные условия для деятельности некоммерческих организаций, а граждане должны активно участвовать в их работе. Важным показателем состояния гражданской активности в стране, уровня общественной солидарности является развитие различных форм благотворительности и добровольчества.

Независимые средства массовой информации являются инструментом освещения гражданской активности, доведения разнонаправленных общественных настроений до власти и населения.

Гражданское общество традиционно наиболее активно действует на уровне местного управления. Именно на местном уровне граждане решают ближайшие задачи организации своего жизненного пространства. Здесь вырабатываются микро-модели гражданской самоорганизации и взаимоотношений муниципальных властей и граждан. Насколько эти отношения гармоничны и насколько активны граждане в обустройстве своего дома, подъезда, улицы и города – от этого во многом зависит авторитет и сила гражданского общества всей страны.

Современное государство должно обеспечивать существование единого правового поля на всей территории страны, равенство прав граждан независимо от социального положения. Без независимого суда существование гражданского общества оказывается под угрозой.

Система гражданского (или общественного) контроля и общественной экспертизы является ключевым рычагом влияния гражданского общества на политическую линию, она включает механизм обязательного согласования общественных интересов и широкомасштабных консультаций при принятии значимых политических решений.

Взаимоотношения с политической властью являются естественной средой функционирования гражданского общества. В идеале они должны быть взаимно уважительными, учитывающими обоюдные интересы. Работающая обратная связь между властью и гражданским обществом позволяет проводить политику, учитывающую широкие общественные интересы. Такая обратная связь – главное «лекарство» от общественных потрясений.


^

1.1.Некоммерческий сектор




Развитие общественных институтов: некоторые результаты и проблемы


Нынешнее состояние третьего сектора в России, который составляют негосударственные некоммерческие организации, можно охарактеризовать следующими основными чертами:

  • во-первых, он мал: его трудовые ресурсы составляют 1,1% экономически активного населения, что меньше на 5-10% аналогичного показателя в странах Западной Европы, Израиля, Канады, США, Японии, однако сопоставимо со странами Восточной Европы;

  • во-вторых, он недостаточно влиятелен, имеет слабый административно-правовой (влияние на процесс принятия решений и контроль за их исполнением) и незначительные материальные (финансовые, имущественные) ресурсы;

  • в-третьих, он нереспектабелен, т.е. имеет незначительные социальный и символический капиталы – общественную поддержку и доверие граждан, оставаясь во многом без серьезной кадровой подпитки, сильных и компетентных лидеров;

  • в-четвертых, очень велика внутренняя дифференциация и неоднородность общественных институтов, они имеют серьезные различия по географическому признаку, тематической ориентации, экономической активности, уровню отстаивания интересов и взаимодействия с заинтересованными сторонами, что затрудняет его консолидацию и выработку общей социально-политической позиции. Существует разрыв между неформализованными инициативами и институциализированными НКО.

В 2000 г. экспертами была разработана стратегия государственной политики в области содействия гражданскими инициативам до 2010 г.1 В ней были поставлены цели и задачи, касающиеся развития общественного сектора. С этого времени произошли значительные внешние изменения и качественные трансформации, повлиявшие на развитие общественных институтов как в лучшую, так и в худшую сторону.

Во-первых, за последнее десятилетие произошла формализация отношений сектора и государства на федеральном уровне. Был проведен ряд Гражданских форумов (2001–2008 гг., новая волна – 2011 г.), создан (в 2004 г.) Совет при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека (с 2011 г. – Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека), создана Общественная палата РФ, действующая с 2006 г.

В эти годы были приняты федеральные законы и программы, поддерживающие развитие НКО через создание возможности формирования целевых капиталов (2006 г.), содействие развитию благотворительности и добровольчества (июль 2009 г.), облегчение процедур регистрации и отчетности НКО (2010 г.), поддержку социально ориентированных НКО (апрель 2010 г.).

Государство осуществляет финансирование деятельности НКО (прямое и опосредованное): реализуются грантовые конкурсы через НКО-операторов (президентские гранты, с 2007 г.). Вместе с тем система президентских грантов за время своего существования не завоевала доверия в НКО-сообществе из-за недостатка прозрачности и ясности конкурсных процедур. Был проведен ряд ярмарок социальных и культурных проектов в округах и отдельных регионах, в частности – фондами местных сообществ (для представления проектов НКО потенциальным донорам). Готовится к реализации программа поддержки социально ориентированных НКО: в 2011 г. выделено 900 млн. рублей на ее финансирование. В ряде регионов реализована концепция муниципального гранта и/или заказа, конкурсы на консолидированный бюджет.

Произошла самоорганизация и сетевое строительство НКО: существуют формальные и неформальные объединения НКО (тематические, географические и др.), появились этические кодексы и другие формальные и неформальные принципы саморегулирования НКО на разных уровнях – от сектора в целом («НКО-координаты») - до отдельных организаций.

Были созданы механизмы учета мнения граждан и их объединений на разных уровнях при принятии решений:

  • общественные и консультативные советы при всех министерствах и ведомствах. В ряде случаях они оказываются рабочими структурами, но чаще – имитационными, довольно закрытыми и не работающими;

  • попечительские, наблюдательные или экспертные советы при местных органах власти, региональные общественные палаты;

  • рабочая группа для выработки предложений по реформированию законодательства об НКО («группа Суркова»);

  • процедура проведения общественных (публичных) слушаний, которая, однако, используется крайне выборочно, как тематически, так и регионально;

  • аналитические центры как независимые негосударственные некоммерческие организации, которые занимаются анализом и разработкой социально-экономической политики.

Произошла самоорганизация граждан по месту жительства, в частности, было принято законодательство о местном самоуправлении с четким разграничением полномочий и функций местного и территориального самоуправлений, наработана практика организации ТОСов и ТСЖ.

Однако значительное число из перечисленных выше пунктов реализовано либо формально, либо в небольшом (недостаточном) объеме. В числе причин такой ограниченной реализации стратегии развития можно выделить следующие.

Со стороны органов власти:

  • противоречивость, неустойчивость и непоследовательность политики в отношениях с сектором в целом;

  • страх «цветных» революций, инициаторами и/или участниками которых могут быть неправительственные организации;

  • завышенная оценка риска использования налоговых льгот и других преференций нецелевым образом;

  • коррупционные интересы государственных служащих, входящие в противоречие с общественными интересами;

  • недооценка квалификации работников сектора и переоценка риска некачественного исполнения социальных услуг НКО при передаче им части полномочий.

Со стороны граждан:

  • приоритетность решения индивидуальных проблем, сильная атомизация общества (при существовании традиции «непосредственной» солидарности);

  • неверие и отсутствие понимания, каким образом можно повлиять на принятие решений и их реализацию: 83% российских граждан считают, что не могут повлиять на развитие в стране, 40% - что не могут повлиять на решения, принимаемые на местном уровне.2

  • низкое доверие к разного рода институтам, в том числе общественным структурам, и недостаток информации о них.

Со стороны организаций и самодеятельных объединений граждан:

  • недостаток и нестабильность источников финансирования деятельности;

  • сравнительно небольшой и кастомизированный опыт отстаивания собственных объединенных интересов;

  • разрозненность, плохо развитая инфраструктура поддержки деятельности (включая собственные сети, СМИ, образование, доступные консультационные ресурсы и т.д.);

  • плохо налаженная система передачи опыта в среде организаций;

  • недостаточный/неравномерный профессионализм и недостаточный уровень качества экспертной деятельности внутри самого сектора, разрыв между поколениями «старых» и «новых» организаций, слабое взаимодействие между НКО и самодеятельными инициативами;

  • недостаточный уровень прозрачности, подотчетности, демократического управления, саморегулирования;

  • невлиятельность и нереспектабельность (отсутствие символического и репутационного капитала) большинства некоммерческих организаций, отсутствие массовой общественной поддержки деятельности этих организаций со стороны граждан.

Дефицит ресурсов (правового, финансового, социального, символического и культурного капиталов) порождает высокую зависимость общественных институтов от государства и бизнеса. Фактически на сегодняшний день общественные институты не обладают субъектностью, т.е. способностью самостоятельно формулировать свои интересы и осуществлять целеполагание, активно действовать и достигать поставленных целей.

Определенные тенденции замедляют и процесс внутреннего становления некоммерческих организаций. Далеко не все из них являются организациями, деятельность которых направлена на общественно полезные цели. Некоторые из них бюрократизируются, другие изначально создаются для осуществления иных целей, к примеру, ухода бизнеса из-под государственного контроля.

Представители некоммерческих организаций отмечают по-прежнему сложный и долгий процесс регистрации общественной организации. Это становится одним из мотивов для осуществления неформальной гражданской активности в рамках официально незарегистрированных сообществ. Для НКО сегодня установлена трудная отчетность, которая требует привлечения дополнительного квалифицированного персонала, что оказывается особенно сложным для небольших организаций в регионах.

Вместе с тем в силу изменяющихся обстоятельств общественной жизни в стране общественные институты все чаще получают серьезный энергетический заряд в виде очаговой социальной активности граждан, вынужденных защищать свои экономические или политические права. В результате определенного падения в последние годы общественного доверия к государственным институтам и бизнес-субъектам часть репутационного капитала (общественные ожидания и надежды) переходит к общественным структурам. А с ним начинает возрастать и социальный капитал, выражающийся в росте общественной поддержки граждан и появлению в секторе сильных кадровых ресурсов.

Также наблюдается тенденция заимствования государством практик и подходов некоммерческих организаций к решению отдельных социальных проблем. В качестве примера можно привести создание Фонда поддержки детей в трудной жизненной ситуации, действующего по модели грантодающей некоммерческой организации и поддерживающего внедрение различных подходов к решению проблемы сиротства. Более эффективной, по сравнению с государственной, признана и работа некоммерческих организаций с людьми с ограниченными возможностями. Как результат – ведется работа по передаче данных функций в целом в руки некоммерческих организаций на основе социального заказа. В целом, в области поставок социальных услуг накопился позитивный опыт. В этой сфере государство все активнее делегирует часть своих полномочий некоммерческим организациям.

Взаимодействие государства и некоммерческих организаций обычно происходит в сфере жилищно-коммунальных услуг, здравоохранения, помощи больным детям, борьбы с сиротством и бездомностью, профилактики наркомании и пьянства, организации детского досуга и образования и др. Гражданские активисты часто оказываются более грамотными в решении этих вопросов, чем чиновники.

Таким образом, текущее состояние общественных институтов весьма противоречиво: при материальной слабости – существование большого неудовлетворенного спроса на социальные услуги и готовность государства передать часть соответствующих полномочий, при пока что весьма незначительной гражданской активности – отсутствие явно негативного отношения со стороны граждан и наличие потенциала доверия, при высокой зависимости от других заинтересованных сторон – начало формирования своей собственной повестки дня.

^

Статистика третьего сектора


Третий сектор в России составляют негосударственные некоммерческие организации. Точно рассчитать их количество на сегодня не представляется возможным. Так, по данным Росстата (на 01.01.2011 г.) в России насчитывается около 342 тыс. НКО. По данным Министерства юстиции РФ на 01.10.2011 г. в России было зарегистрировано всего 219770 организаций, из них НКО – 85123, общественных объединений – 110276, религиозных организаций – 243713. Однако по данным Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ, численность реально действующих НКО составляет не более 38% от формально зарегистрированных. Точное определение числа действующих организаций и объединений осложнено ныне действующей системой их учета. Кроме того, в последние годы в России появилось много общественных организаций, созданных по инициативе властей и тесно связанных с государственными структурами. Некоторые НКО объединяют людей по религиозному и этническому признаку. В какой мере их деятельность является частью гражданской активности населения не всегда ясно.

Формальные каналы мобилизации общественной активности в России развиты слабо: на сегодня лишь 3% россиян декларируют свое участие в НКО в качестве добровольцев (или 0,42% экономически активного населения в пересчете на полную занятость), лишь 1-2% россиян указывают в качестве посредников своей благотворительной деятельности какие-либо организации.

Доля россиян, участвующих в деятельности организаций гражданского общества социальной направленности, составляет 8,8%4. Среди них больше всего участвуют в деятельности спортивных и рекреационных организаций (65%), каждый пятый декларирует свое участие в деятельности религиозных организаций (21%), а также художественных, музыкальных и образовательных организаций (22%), лишь 6% респондентов участвуют в деятельности благотворительных организаций и фондов. Доля россиян, вовлеченных в деятельность организаций гражданского общества в качестве волонтеров, составляет 4,6%. Среди них каждый второй работает в спортивной или рекреационной организации (49%), каждый третий - в религиозной организации (33%), примерно каждый четвертый - в музыкальной, художественной или образовательной организации (23%), лишь каждый десятый - в благотворительной организации или фонде (10%).15,4% россиян участвуют в деятельности более чем одной организации гражданского общества. Среди них больше всего тех, кто участвует в деятельности художественных, музыкальных и образовательных организаций.

Большинство некоммерческих организаций (76%) использует труд добровольцев. Общий уровень вовлеченности в добровольческую деятельность в некоммерческом секторе в 2008 г. составлял 3,02% численности экономически активного населения (3,2% числа занятых в экономике). В среднем добровольцы работают в российских НКО 26 часов в месяц. В пересчете на полную занятость получается, что трудовые ресурсы добровольцев равны 0,42% экономически активного населения или 0,44%, занятых в экономике. Таким образом, объем ресурсов добровольческого труда, задействованного в российских некоммерческих организациях, сопоставим с объемом трудовых ресурсов оплачиваемых сотрудников НКО.

Согласно данным всероссийского обследования НКО, в негосударственных некоммерческих организациях по найму на условиях полного или неполного рабочего дня (полной или неполной рабочей недели) трудится 1,13% экономически активного населения России.

Женщины в целом более активно участвуют в деятельности организаций социальной направленности. Гендерный баланс наблюдается только среди тех, кто участвует в деятельности спортивных и рекреационных организаций (47% женщин и 53% мужчин). В других организациях доля женщин достигает 70%.

Одна из основных причин неразвитости каналов формальной активизации общественной активности заключается в том, что значительная часть россиян не доверяет НКО5. Те же, кто заявляют о своем доверии указанным организациям, чаще упоминают общества защиты прав потребителей, профсоюзы и ветеранские объединения, садовые и дачные товарищества, общества инвалидов.

Несмотря на обозначенные тенденции, сдвиг в отношении общества к проблематике некоммерческого сектора присутствует. Так, по данным исследования «Общественная поддержка НКО в российских регионах» 2010 г. (исследовательская группа «ЦИРКОН»), заметно выросла доля потенциальных участников деятельности общественных и благотворительных организаций (при пока незначительном росте числа фактических участников). Таким образом, ценность участия в деятельности НКО в восприятии населения заметно возросла, хотя на реальное поведение этот рост пока не повлиял. Тем не менее, наблюдается положительная динамика: уровень осведомленности населения об общественных организациях в период с 2008 г. по 2010 г. вырос на 20% и составлял 50%, а готовность помогать им, по данным 2010 г., выразили более двух третей опрошенных.

^

Экономика третьего сектора


Согласно данным ежегодного всероссийского обследования НКО, российские НКО в массе своей экономически крайне слабы и нередко находятся на грани выживания. В трети НКО нет сотрудников, работающих на постоянной основе на условиях полной занятости. У 24% НКО численность постоянных сотрудников составляет от 1 до 5 человек. Только 36% НКО имеют 10 и более добровольцев, а 24% организаций вообще не привлекают добровольцев к своей работе6. Лишь менее чем в одной пятой российских НКО средств в основном хватает для осуществления всего задуманного, тогда как почти такое же количество организаций балансирует на грани выживания, работая исключительно на энтузиазме, а большинство НКО более или менее остро испытывают нехватку средств.

Данные о структуре финансирования третьего сектора содержит аналитический доклад «Перспективы гражданского общества в России», подготовленный «Левада-Центром»7. Исследование выявило, что последние несколько лет в России происходят серьезные изменения условий финансирования объединений гражданского общества. Сокращаются гранты иностранных фондов, бизнес при принятии решений о финансировании НКО ориентируется, как правило, на мнение властей и предпочитает поддерживать только «разрешенные» проекты. В регионах власть часто «срастается» с бизнесом. В этих условиях для НКО фактически существует одна альтернатива: либо государственная поддержка, либо пожертвования и волонтерская помощь от общества.

Удовлетворение спроса, который формирует государство, означает доступ к более широкому разнообразию источников финансирования. Большую известность получили конкурсы на получение президентских грантов, которые воспринимаются как предложенная государством альтернатива иностранным фондам. В 2011 г. президентские гранты для НКО составили 1 млрд. руб.8

Система «президентских грантов» работает уже в течение ряда лет и постепенно становится признанным источником финансовой поддержки для инициатив и проектов российского третьего сектора. При этом со стороны некоммерческих организаций и экспертов раздается немало критических замечаний и вопросов по механизмам распределения грантов. Одним из главных недостатков называют недостаточную публичность и прозрачность конкурсных процедур, незаинтересованность организаторов в результатах и эффективности проектов. Вместе с тем в последнее время некоторые эксперты замечают ряд улучшений и постепенное упорядочивание системы, совершенствование конкурсной документации и правил отчетности.

В текущем году была впервые реализована программа по финансированию социально ориентированных некоммерческих организаций. Общий объем финансирования мероприятий по поддержке социально ориентированных НКО в 2011 г. составил 880 млн. руб. В частности, на предоставление прямых субсидий социально ориентированным НКО - 132 млн. руб., субсидий субъектам Российский Федерации - 600 млн. руб.9 В целях получения субсидии из федерального бюджета в 2011 г. в соответствии с постановлением Правительства РФ № 713 в Минэкономразвития РФ представлены программы поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций 53 субъектов Российской Федерации с общим объемом финансирования в 2011 г. за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации 3,221 млн. руб.

Конкурс региональных программ поддержки социально ориентированных НКО прошел 14-25 октября 2011 г. Будет поддержано 49 регионов на общую сумму 600 млн. рублей.

Впрочем, само понятие «социально ориентированные НКО» по-прежнему не достаточно проработано. Не до конца ясны критерии деятельности НКО как «социально ориентированной», и механизмы принятия решений о соответствии им отдельных организаций. На повестке дня – скорейшее принятие реестра социально ориентированных организаций.

Помимо системы президентских грантов существуют и другие формы государственной поддержки некоммерческих организаций. Ориентация на «государственный» спрос открывает возможности для участия гражданских активистов в качестве экспертов в бюджетных программах различного уровня, имеющих социальную направленность. Добиваться этих денег достаточно трудно. Залогом успеха здесь является опыт и компетентность, настойчивость, желание работать с властями и умение найти личный контакт с чиновником.

Грантовые программы фондов местных сообществ часто получают положительные оценки руководителей некоммерческих организаций, отмечающих четкие критерии присуждения грантов, прозрачность процедуры принятия решений. Несмотря на то что фонды местных сообществ созданы при взаимодействии местных властей и бизнеса, финансирование удается получать в том числе и организациям, критически настроенным по отношению к местной власти. Наибольший интерес эти фонды представляют для различного рода небольших инициатив, так как крупные некоммерческие организации не смогут прожить только за счет этих денег.

Альтернативой государственной поддержке мог бы стать общественный спрос на деятельность некоммерческих организаций, которые способны привлекать ресурсы в виде индивидуальных пожертвований, волонтерской помощи, а также возмездного оказания услуг населению. Указанные источники начинают постепенно осваиваться некоммерческим сектором, однако их использование связано с рядом проблем.

Коммерческая деятельность сопряжена со сложной бухгалтерской отчетностью, что может себе позволить далеко не каждая организация. Кроме того, существует риск потери смысла своего существования, как его видят некоторые общественники, – безвозмездной помощи, которая несовместима с взиманием денег. Тем не менее, некоторые из них смогли частично перейти на оказание возмездных услуг. Спрос на различного рода тренинги, обучающие семинары и консультационные услуги постепенно начинают формировать независимые профсоюзы. По мере увеличения численности членов организации, в условиях стабильных выплат заработной платы трудовому коллективу предприятия, профсоюзные организации становятся стабильными потребителям услуг такого рода.

С ростом гражданской активности увеличивается спрос на оказание правовых и консультационных услуг в области жилищного самоуправления, сохранения и защиты среды обитания (в том числе - борьба с уплотнительной застройкой, уничтожением парков, усилия по сохранению архитектурного наследия). Рост гражданской активности можно рассматривать как новый источник к существованию правозащитных организаций, формирующуюся дня них ресурсную базу.

Привлечение индивидуальных пожертвований от населения также получает все большее распространение. И если для сбора денег в местах массовых скоплений людей (крупные магазины, места отдыха и др.) может потребоваться одобрение администрации города, то Интернет и социальные сети позволяют привлекать средства самостоятельно. Наиболее успешны в этом вопросе различные молодежные инициативы.

В целом состояние экономических предпосылок развития гражданского общества в России характеризуется постепенным ростом объемов индивидуальных и корпоративных филантропических ресурсов, укоренением практик социальной корпоративной ответственности, добровольчества. Для деятельности структур гражданского общества в социальной сфере доступна государственная поддержка. Вместе с тем во второй половине 2000-х гг. произошло существенное сокращение объемов зарубежных донорских ресурсов. В России пока еще не сформировались крупные специализированные благотворительные фонды, обеспечивающие независимый от государства или отдельных ведущих корпораций источник финансирования деятельности структур гражданского общества. Перспективы дальнейшего укрепления ресурсной базы российского гражданского общества тесно связаны с общим состоянием экономики страны10.

В конце 2010 г. накалилась дискуссия вокруг введения новых ставок страховых взносов для НКО во внебюджетные фонды. С 1 января 2011 г. должны были быть введены новые ставки, совокупный размер которых должен был составить 34% от фонда оплаты труда для всех НКО без исключений, независимо от вида налогового режима. В связи с этим в конце 2010 г. представители гражданского общества проявили солидарную активность в отстаивании права на льготы для НКО. В результате дискуссий с представителями властей на НКО, применяющих упрощенную систему налогообложения (УСН), были распространены пониженные тарифы переходного периода (2011–2019 гг.). Так, в 2011–2012 годах совокупный тариф составит 24% вместо 34%11. Данный прецедент следует оценивать как пример конструктивного и взаимовыгодного диалога власти и гражданского общества. Однако не все НКО с УСН могут воспользоваться названной льготой. Даже с учетом льгот большинство НКО в России с трудом выдерживают такую нагрузку.

^

Пробелы некоммерческого законодательства



По итогам работы Государственной Думы РФ пятого созыва (2007-2011 гг.) было принято порядка 25 федеральных закона, непосредственно касающихся деятельности некоммерческих организаций, при этом большинство изменений, ими внесенных, расцениваются как положительные. Несмотря на это, некоммерческое законодательство все еще содержит множество противоречий и обстоятельств, требующих законодательного урегулирования и унификации.

Для унификации и гармонизации некоммерческого законодательства должны быть приняты следующие шаги:

  1. Правовое регулирование деятельности неправительственных организаций не должно носить дискриминационный характер по сравнению с коммерческими организациями, в частности, с субъектами малого предпринимательства.

  2. Законодательное закрепление принципа добросовестности деятельности некоммерческих организаций.

  3. Законодательное закрепление единого правового статуса некоммерческих организаций, независящего от организационно-правовой формы.

  4. Гармонизация российского некоммерческого права с международными стандартами в данной сфере, а также практикой европейского сообщества, основываясь на сравнительном анализе норм российского и зарубежного законодательства.

  5. Выявление, выделение в отдельный раздел и последующее законодательное закрепление на уровне федерального закона основных принципов некоммерческого законодательства.

  6. Обобщение и выделение в отдельный раздел положений налогового законодательства, регулирующих деятельность НКО.

  7. Унификация существующих организационно-правовых форм некоммерческих организаций (объединение схожих форм, появление новых форм соответствующих текущим потребностям гражданского общества, а также появление классификации на основе целей деятельности).

  8. Унификация процедуры и сроков государственной регистрации некоммерческих организаций всех организационно-правовых форм, а также перечня оснований для отказа в государственной регистрации.

  9. Законодательное закрепление процедуры получения некоммерческими организациями статуса социально ориентированных и введение реестра социально ориентированных некоммерческих организаций, включение в который будет являться для некоммерческой организации основанием для получения государственной поддержки.


Для упрощения различных процедур необходимо:

  1. Внедрение уведомительного порядка регистрации изменений, вносимых в учредительные документы НКО, а также не связанных с внесением изменений в учредительные документы.

  2. Снижение бремени государственного контроля, путем постепенной передачи этой функции в формат внутреннего контроля (со стороны учредителей, членов, иных участников деятельности НКО) и общественного контроля (через публикацию отчетов о деятельности НКО).

  3. Снижение издержек и упрощение процедуры ликвидации НКО.


В области взаимодействия государства и некоммерческих организаций необходимо:

  1. Создание разнообразных процедур, формата и механизмов проведения общественной экспертизы законопроектов, бюджетного процесса с участием некоммерческих организаций, имеющих соответствующий экспертный потенциал.

  2. Обеспечение информационной открытости органов Министерства юстиции и его территориальных органов, с обязательным размещением на федеральном и региональных сайтах проектов подзаконных актов и методических рекомендаций (с целью проведения общественной экспертизы), а также обязательного минимума информации, непосредственно связанной с защитой прав НКО.

  3. Разработка Министерством юстиции (возможно, при участии представителей некоммерческих организаций) методических рекомендаций по единообразному толкованию норм некоммерческого законодательства территориальными подразделениями Министерства юстиции.

  4. Необходимость организации постоянного взаимодействия с органами государственной власти в рамках деятельности общественных консультативных советов.

  5. Обеспечение официального перевода на русский язык решений Европейского Суда по правам человека (право на объединение) и доступности этих переводов органам государственной власти, некоммерческим организациям и гражданам.

  6. Разработка и внедрение учебного курса «Некоммерческое право» в российских вузах.

С точки зрения языка законодательства:

  1. Снятие внутренних противоречий в некоммерческом законодательстве, в том числе унификация используемой терминологии, а также устранение неточностей, позволяющих двусмысленно толковать норму закона.

  2. Сделать язык некоммерческого законодательства более понятным посредством проведения технико-юридической и лингвистической экспертизы нормативного материала.

Основной проблемой российского некоммерческого законодательства является его несистемность, в нем содержится множество противоречий и обстоятельств, требующих законодательного урегулирования и унификации. Это, в первую очередь, приводит к неправильному толкованию и различному применению одних и тех же правовых норм территориальными подразделениями Министерства юстиции и других контролирующих органов, что значительно затрудняет деятельность некоммерческих организаций (НКО).

Главной темой для обсуждения при реформировании некоммерческого законодательства должны стать систематизация и унификация всех правовых норм, регулирующих деятельность некоммерческих организаций. Этого можно достигнуть, во-первых, путем разработки принципиально нового федерального закона (или кодекса) «О некоммерческих организациях», устанавливающего перечень форм некоммерческих организаций, регулирующего процедуру создания, регистрации (сроки, основания для отказа в регистрации), реорганизации и ликвидации некоммерческих организаций, единый и исчерпывающий перечень требований к их учредительным документам. Законодательно должен быть закреплен единый правовой статус некоммерческих организаций, независящий от их организационно-правовых форм. Вторым основополагающим нормативно-правовым актом должен стать федеральный закон «О некоммерческой деятельности», который должен единообразно регулировать виды деятельности некоммерческих организаций, вопросы имущества НКО, их отчетности и контроля за их деятельностью. Разделами данного закона должны стать: «Благотворительная деятельность», «Профсоюзная деятельность», «Добровольческая (волонтерская) деятельность» и т.д. В качестве аналогии можно привести Федеральный закон «О судебных приставах» и Федеральный закон «Об исполнительном производстве» – один регулирует организационно-правовые основы деятельности судебных приставов, а другой – процессуальный аспект их деятельности. Деятельность же политических партий и религиозных организаций, ввиду множества специфических моментов, должна регулироваться специальными законами. Помимо разработки федеральных законов «О некоммерческих организациях» и «О некоммерческой деятельности», необходимо обобщить и выделить в отдельный раздел налогового законодательства нормы, связанные с налогообложением НКО. В целом, в связи с развитием некоммерческого сектора и возникновением в нем значительного массива правоотношений, целесообразно выделение некоммерческого законодательства в отдельную отрасль права. Принятие этих мер будет способствовать простоте восприятия некоммерческого законодательства, правильному и единообразному толкованию правовых норм, и, следовательно, развитию институтов гражданского общества.

^

Уровень неформальной активности


Исследования последних лет показывают, что в неформальные практики гражданского общества вовлечена значительная часть россиян: по признанию респондентов, до 2/3 из них являются участниками неформальной волонтерской деятельности, до 50% участвуют в денежных пожертвованиях, примерно трети приходилось участвовать в каких-либо мероприятиях, организованных самими гражданами по месту жительства12. 75% граждан, по крайней мере, один раз в месяц участвуют в общественных мероприятиях с другими людьми, например, посещает спортивные клубы или оказывают помощь добровольческим (сервисным) организациям.

В последние годы наблюдается четкая тенденция снижения количества официально зарегистрированных общественных объединений, и вероятно, этот процесс продолжится – люди уходят в неформальные объединения, Интернет-сообщество. Естественно, подробная статистика по этим, условно обозначаемым как общественные объединения сообществам, отсутствует.

В нашей стране так называемая неформальная, неинституционализированная общественная активность распространена гораздо больше, чем участие в работе зарегистрированных НКО. Наглядно это было продемонстрировано в 2010 г., в период беспрецедентных летних пожаров. Результаты спонтанной и динамичной самоорганизации оказались в некоторых отношениях более впечатляющими, чем те, что обычно достигаются в институционализированном секторе гражданского общества. Этот феномен добровольной деятельности людей в ситуации совпадения общественных и государственных интересов требует тщательного осмысления, поскольку он предполагает возможные изменения в раскладе сил на гражданском поле: «спонтанная общественность», которую пока сложно структурировать и классифицировать, но которая выгодно отличилась своей самоорганизацией, динамизмом и эффективностью по оказанию помощи людям в экстремальной ситуации13.

Возникают новые формы самоорганизации в различных сферах: обустройство территории, досуговые объединения, различные общества помощи, формы территориального самоуправления, борьба с уплотнительной застройкой, родительские советы, экологические группы.

Неформальная общественная активность часто связана с неэффективностью государственной бюрократии и НКО в решении социальных проблем. К примеру, сегодня в России слабо развита профсоюзная система. По мнению Уполномоченного по правам человека в РФ «в некоторых важных вопросах действующее российское законодательство предоставляет профсоюзам меньше прав, чем старое советское. Так, например, в соответствии со ст. 35 советского Кодекса законов о труде, увольнение работника было возможно не иначе как с согласия соответствующего выборного профсоюзного органа. Напротив, ст. 82 российского Трудового кодекса предусматривает, что увольнение работника производится с учетом мотивированного мнения выборного профсоюзного органа»14. Профсоюзы часто не в состоянии защитить интересы трудящихся, а работодатели эффективны в подавлении рабочей самоорганизации. Поэтому появляются различные формы самоорганизации работников в виде независимых профсоюзов.

По данным доклада «Гражданское общество в модернизирующейся России» (НИУ ВШЭ), социальная база российского гражданского общества составляет не менее 90% взрослого населения. Она неоднородна и состоит из четырех групп. «Ядро» социальной базы гражданского общества составляют 7,7% взрослых россиян, которые декларируют свое членство и (или) участие в деятельности общественных объединений и других негосударственных некоммерческих организаций, гражданских инициатив, вовлеченность в отношения добровольчества и филантропии, готовность объединяться с другими людьми для каких-либо совместных действий, если их идеи и интересы совпадают, а также демонстрируют определенный уровень информированности об организациях третьего сектора и гражданских инициативах15.

В «сателлит ядра» входит практически каждый четвертый взрослый россиянин (26,6%), не участвующий в деятельности НКО и гражданских инициативах, однако готовый объединяться с другими для совместных действий, занимающийся благотворительностью в широком смысле, информированный об общественных объединениях и других негосударственных некоммерческих организациях, гражданских инициативах. В третью группу входят 26,5% россиян. Эта группа, условно названная «буферной зоной», представляет собой промежуточное звено между активом и периферией социальной базы. Ее представители потенциально готовы объединяться для совместных действий, но реально не участвуют в них, не занимаются частной благотворительностью или добровольчеством и не информированы в достаточной мере о работе существующих организаций.

Очевидно, что общественная активность россиян имеет ситуативный характер, о чем свидетельствуют события, связанные с природными пожарами в 2010 г., когда в стране наблюдался подъем добровольческой и филантропической активности, когда организации гражданского общества продемонстрировали свои возможности как проводников конструктивной общественной активности в чрезвычайных обстоятельствах. Возможно, уровень общественной активности в стабильные времена в России ровно такой, чтобы обеспечивать функционирование всей общественной системы, но способен к резкому значительному увеличению в условиях бедствия.

В целом, несмотря на декларируемую государством на разных уровнях поддержку гражданского общества и малого бизнеса, потенциал самоорганизации и самореализации граждан в достаточной мере не использован. Существующие успешные примеры и опыт такой самоорганизации через добровольчество, работу в некоммерческом секторе, создание малых социальных предприятий, участие в местном самоуправлении и благотворительность остро нуждаются в поддержке и продвижении со стороны государства и могут быть тем самым недостающим ресурсом, который запустит механизм модернизации российского общества «изнутри».






оставить комментарий
страница2/22
Дата30.11.2012
Размер3,07 Mb.
ТипДоклад, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх