Конкурентная модель и «новая индустриализация» icon

Конкурентная модель и «новая индустриализация»


Смотрите также:
Ix международная научно-практическая конференция по проблемам экономического развития в...
Евгений Примаков: новая налоговая модель должна соответствовать новой экономике России...
«Новая школа»
К оценке политического режима в Латвийской Республике...
«Новый Интернет реальность и футурологические прогнозы»...
Лекция №9
Новая программа в действии 11 новая программа в действии 11...
Рабочая программа учебной дисциплины ф тпу 1 21/01 министерство образования и науки российской...
Рабочая программа учебной дисциплины ф тпу 1 21/01 министерство образования и науки российской...
«Новая Евразия»...
План: Основные положения корреляционного анализа...
41. Предпосылки модели экономики с экзогенными ценами (кейнсианская модель равновесия рынков)...



Загрузка...
скачать
Кимельман С.А.*

докт. экон. наук

академик Академии

горных наук (АГН)


Будет ли в России справедливая экономика?


Введение: Какая модель экономики нужна России?

Влиятельная общероссийская общественная организация «Деловая Россия» в 2009 г. опубликовала доклад: «Выход из кризиса: отказ от сырьевой модели, новая индустриализация», в котором специфика этих двух моделей отражена в таблице 1 (стр. 34 доклада), приведенной ниже.

Талица 1

Различия экспортно-сырьевой и конкурентной модели развития экономики

Признаки

Экспортно-сырьевая модель

^ Конкурентная модель и «новая индустриализация»

Основной источник получения доходов

Природная рента

Высокопроизводительный труд во всех отраслях. Внедрение инноваций.

^ Главный механизм роста

Государство

Частная инициатива и конкуренция

Главные субъекты экономики

Государство и сверхкрупные в основном сырьевые компании

Миллионы частных компаний, в основном – несырьевого сектора

^ Стимулы роста

Внешний спрос на сырьевые товары

Внутренний спрос на широкий спектр отечественных товаров

^ Экономическая политика

Директивы, ручное управление

Экономические стимулы, регулирование развития рынка

^ Основные источники обеспечения социальной системы

Государство

Частный сектор


Завершается доклад безальтернативным выводом:

«…если мы не откажемся от доминирования сырьевой модели, если не перейдем к развитию, диверсификации экономики сегодня, мы отстанем навсегда.»

Представляется, что зафиксированные в таблице характеристики и признаки двух названных моделей (к которым мы еще вернемся), а главное, однозначный вывод являются предвзятыми и дискуссионными.

Во-первых, в России не было, нет и не будет никакой сырьевой модели. Есть сырьевой сектор экономики (ССЭ) России и есть фрагмент (часть) этого сектора, связанный с экспортом минеральных ресурсов, к которому приклеили ярлык экспортно-сырьевой модели. Аналогично, нет неоиндустриальной модели, но есть сегодня стагнирующий индустриальный сектор экономики России. Эти два сектора экономики (или «модели российской экономики» по терминологии авторов доклада) существовали, реально существуют и останутся в будущем. Нельзя один из них заменить другим, они не могут существовать друг без друга. Это два взаимодополняющих сектора экономики России.

Более того, по нашему мнению, при принятии соответствующих институциональных, политических и организационных решений ССЭ может еще долго (не менее 20 лет) быть локомотивом всей экономики России и обеспечить эффективность неоиндустриального сектора экономики.


^ В реальной экономике не может и не должно быть однозначных суждений

В сложном организме экономики никогда нельзя однозначно давать ответы на любой вопрос. Особенно это относится к государствам, имеющим огромную территорию, разнообразные природные условия, множество региональных субъектов (административных единиц) со специфической экономикой, неоднородную демографическую ситуацию – как это имеет место быть в России.

Сегодня наиболее часто употребляемыми характеристиками экономики России являются:

  • сырьевая экономика;

  • экспортно-сырьевая модель;

  • инновационная модель развития экономики;

  • модернизация экономики;

  • социально-направленная экономика;

  • либерально-рыночная экономика;

  • неоиндустриальная экономика.

По каждому из названных определений экономики России можно написать многостраничные монографии, учебники и т. п.

Однако в российских СМИ и научных изданиях многие авторы пытаются однозначно заявлять, хорошая или плохая та или иная экономика. При этом подбираются соответственно либо исключительно положительные либо, наоборот, только отрицательные факты, на основе которых выводятся однозначные безапелляционные суждения.

В итоге создается почти единогласное мнение, стереотип, когда общественность и гражданское общество начинает считать, что сырьевая экономика, а тем более ее разновидность – экспортно-сырьевая модель - для России не годится, что это очень «плохая» экономика. Власти в унисон населению подтверждают этот стереотип и любое свое действие оправдывают тем, что именно это действие и только оно направлено на уход от сырьевой экономики, что оно является исключительно позитивным и экономически оправданным. При этом в доказательство своей правды власти приводят ничем не обоснованные цифры, голословные заявления и т. п.

В итоге уже десять лет Россия, как Дон Кихот, борется с сырьевой экономикой, с ее экспортно-сырьевой моделью. Но ветряные мельницы мирового пользования минеральным сырьем все равно крутятся, приводимые в движение не подчиняющимися нам забугорными биржами. Мы – российские власти – не хотим, чтобы цены на нефть росли, а они, помимо нашей воли, упрямо растут и заставляют нас торговать сырой нефтью и несжиженным газом. Получается, что не мы виноваты, а Запад и процветающая Америка, а также многочисленные прожорливые китайцы и индусы, которые заставляют российскую экономику и российский народ влачить жалкое существование в условиях «неэффективной» экспортно-сырьевой экономики. Но при этом Россия не отказывается от золотого нефтедолларового дождя от продажи минерального сырья, причитая и приговаривая, что эти «дармовые» доллары надо сохранить, упрятать далеко-далеко, чтобы нас не поразила молния инфляции, чтобы не забарахлил денежный агрегат, который управляет спросом в соответствии с нашими неизбалованными потребностями.

И при всем при этом власти с завидной настойчивостью обвиняют сырьевую экономику и экспортно-сырьевую модель во всех пороках современной экономической действительности. Объявив государственную собственность на недра, власти превратили ее в свою чиновничью собственность, отторгли ее от народа.


^ Три главных вопроса

Есть такая восточная притча.

«Правитель задал мудрецу три вопроса:

1) какой самый важный момент в жизни?

2) какой самый важный человек на свете?

3) какой самый важный поступок?

Мудрецу дали три дня, чтобы ответить на эти вопросы – в противном случае обещали прилюдно высечь на площади.

Мудрец за три дня не смог найти достойные ответы и вечером третьего дня, мучаясь в раздумьях, набрел на окраине города на девочку, которая пасла гусей. Она спросила его: «Что у тебя, мудрец, такой несчастный вид?» Мудрец ответил, что его завтра высекут на площади при всем честном народе, так как он не нашел ответы на три поставленных вопроса. Девочка сказала, что вопросы очень простые и ответы очень простые:

^ 1) какой момент самый важный в жизни? – конечно, теперешний, потому, что прошлое уже прошло, а будущее еще не пришло!

2) какой человек самый важный на свете? – конечно, тот, который с тобой сейчас рядом и который тебе дорог!

3) какой поступок самый важный? – конечно, сейчас по отношению к этому дорогому человеку сделать доброе дело, такое, что ему понравится!»


Ответы на эти простые и одновременно сложные вопросы должны определять сущность экономики и политики любого государства. Попробуем ответить на эти три главные вопроса, исходя из анализа российской действительности.

^ Какой самый важный момент в экономике?

Конечно тот, в котором мы сейчас живем, когда сотни экономистов, политиков, представителей бизнеса, администрации президента, правительства, служащих и чиновников основных министерств объединили в 21 группу для разработки государственной многоаспектной стратегии социально-экономического развития России до 2020 г., ее гражданского общества. Сегодняшний момент является очень важным для каждого гражданина России и российского государства. История предоставила нам шанс задуматься над прошлым, настоящим и будущим. Конечно, надо осмыслить и всесторонне проанализировать, всенародно и публично обсудить, сделав выводы о том, что общество и каждый гражданин России получили за 20 лет перехода к рыночной экономике. Конечно, прошедшие 20 лет оцениваются неоднозначно. Но к прошлому надо относиться, как к данности. Что было и прошло, возврату не подлежит. Экономика и политика не имеют обратного отсчета времени. Мы живем в настоящее время. И сегодня крайне важно задуматься о будущем, которое наступит завтра.

Несомненно, в прошлом было много ошибок и они хорошо известны. Любая смена формаций проходит болезненно. В нашей стране это, прежде всего, отразилось отрицательно на гражданском обществе, приведя его к обнищанию. Сегодня, как никогда, в прошедшие 20 лет заметны протестные настроения общества. Лично для меня, как отраслевого экономиста, исследующего экономику недропользования, видны ошибочные экономико-политические решения по поводу изъятия и присвоения огромной массы горной и ценовой ренты, возникающей в сырьевом секторе экономики России. 20 лет происходило массовое узкочастное присвоение основной массы ренты на офшорных счетах олигархов, представителей властной верхушки, чиновников и их родственников. Гражданское общество и каждый гражданин не имели и не имеют доступа к ценовой и горной ренте, хотя каждый гражданин (от мала до велика) имеет право на частичку ренты, которая возникает при эксплуатации участков недр (месторождений), являющихся по Конституции РФ и законодательству РФ государственной общественной (общенародной) собственностью.

^ Какой самый важный человек в любом государстве?

Безусловно – это любой гражданин государства, то есть каждый человек, от мала до велика. Любой гражданин России имеет одинаковые права по Конституции РФ. И любой гражданин важен в государстве, вне зависимости от того, какой он занимает пост, где работает, где учится, к какому классу он относится, какого вероисповедания придерживается и т. д. и т. п. К сожалению, властители государства, избранные, кстати, народом, разделили гражданское общество на олигархов, богатых (их в России не более 1%) и на других – среднедостатных, бедных и откровенно нищих. Такое отношение к гражданскому обществу надо изменить, нам дан шанс сделать это. Каждый гражданин должен чувствовать заботу государства, справедливое к себе отношение и иметь гарантированные Конституцией РФ социально-доступные условия для нормальной жизни.

^ Какой самый важный поступок государства по отношению к своим гражданам?

Естественно, сделать доброе дело, принять такие экономические, политические, институциальные и организационные решения, которые пришлись бы по душе каждому гражданину от мала до велика. Продолжая ответы на первые два вопроса, можно аргументированно утверждать, что распределение горной и ценовой ренты должно происходить в интересах всего общества, каждого гражданина:

рождаемые детишки должны получать достаточные пособия;

молодое поколение должно бесплатно учиться;

любая семья должна чувствовать заботу государства;

медицинское обслуживание должно быть бесплатным и одинаковым для всех;

старшее поколение (пенсионеры) должно иметь достойную старость.

Добрые поступки должны быть во всех вышеперечисленных сферах. А для этого нужно достойно использовать ренту в направлении последовательного перехода к рентоориентированной социально справедливой экономике. Минерально-сырьевые ресурсы страны позволяют это сделать. Об этом позаботилась природа. Реально функционирующий в России сырьевой сектор экономики и обслуживающие его промышленные и инфраструктурные отрасли при условии создания созидающей институциальной системы и при общественном всенародном контроле за получением и распределением горной и ценовой ренты способны реализовать справедливую экономику и возродить веру и доверие народа к верховной власти.

Ниже сделана попытка проанализировать прошлое, осветить настоящее и очертить контуры и отдельные стороны (грани) рентоориентированной социально справедливой будущей экономики России.


^ Примитивная экономика

То, что российская экономика находится в состоянии стагнации, уже ни у кого не вызывает сомнения. Не было и нет общей стратегии экономического развития. И пущенный на самотек российский капитализм не в состоянии ее выработать. И власти, похоже, пребывают в растерянности, провозглашая то один лозунг, то другой, берясь то за один проект, то за другой. А результата как не было, так и нет. Экспортно-сырьевая модель экономики подвергается обструкции. Однако, хоть и не столь эффективно, как можно было бы ожидать, она действует. Неоиндустриальная модель приветствуется, но нет потенциала для ее развития. Так и буксует наша бедная экономика на безыдейном распустье…

Очень образно и точно современное состояние экономики России охарактеризовал бывший председатель Всероссийской телерадиокомпании и долгое время руководитель первого канала телевидения (ОРТ) Олег Попцов («Московский комсомолец», 06.05.2011 г.): «Любая сложная деятельность выдавливается из России. Рабочие места остаются только в добыче полезных ископаемых либо в сфере обслуживания: охранники, официанты, водители, банковская сфера, торговля. Идет примитивизация экономики».

Сформулируем некоторые особенности этой примитивной экономики:

  • предпринимательство сведено к схеме «купи-продай» и поделись с «крышей»;

  • резкое сокращение науки, особенно отраслевой, закрытие и ликвидация почти во всех отраслях проектных институтов;

  • «отверточная» сборка автомобилей;

  • офшорные финансовые центры;

  • импорт железнодорожных локомотивов («Сапсан» и т. п.), самолетов, кораблей и т. п.;

  • стагнация промышленности (шинной, шарикоподшипниковой, электронной, и т. д. и т.п.);

  • ежегодное повышение цен на 15-20% на услуги естественных монополий;

  • устаревание технологий в черной и цветной металлургии, добыче полезных ископаемых;

  • примитивизация и однобокость образования, готовящего не специалистов, а клерков и менеджеров («белых воротничков»);

  • ручное управление, игнорирующее экономические законы.

Анализ этого перечня показывает упаднический, совершенно неэффективный характер современной российской экономики, а также отсутствие основы и стратегического направления развития индустриального сектора экономики.


«Стратегия – 2020» лишена идейного стержня

Сегодня в России нет общенародной идеи, нет народной стройки, какие были во времена СССР. Причем любая народная стройка наполнялась конкретными мероприятиями.

К примеру, индустриализация сопровождалась конкретными проектами строительства индустриальных гигантов по всей территории страны.

Коллективизация наполнялась конкретным созданием колхозов и совхозов также по всей территории страны, ускоренным созданием отрасли сельскохозяйственного машиностроения – комбайны заменили плуг и соху..

Классическими примерами привлечения народа к решению гигантских задач является план ГОЭРЛО, строительство БАМа, освоение нефтегазовых богатств Западной Сибири.

Что мы имеем сегодня? Власти расхваливают новый программно-целевой подход к формированию федерального бюджета. При этом мы забыли о расхваливаемом ранее подходе к формированию бюджета, ориентированного на результат (БОР). Забыли потому, что результатов, которые ожидались, получено не было.

Но вернемся к новому подходу составления бюджета. Нам говорят о каких-то 42 (сорока двух) инвестиционных проектах развития экономики, на финансирование которых (совместно с бизнесом) будет ориентирован трехлетний бюджет. Кстати, почему трехлетний бюджет? Ведь практически любой инвестиционный проект рассчитан на 5, 10 и более лет.

Нас увещевают, что, если раньше допускалось недофинансирование и недовыполнение федеральных целевых программ (заметим, якобы, ориентированных на результат), то теперь намеченные 42 проекта будут обязательно финансироваться копеечка в копеечку в соответствии с бюджетной росписью.

Все бы хорошо, но эти 42 проекта пока даже не названы, не говоря о том, что они должны публично обсуждаться до того, как попадут в бюджет. Нам не говорят, не объясняют, почему выбраны именно эти 42 проекта, кто их исполнители от государства и бизнеса, во что они обойдутся народу (налогоплательщикам), что мы получим и когда от реализации этих проектов.

Если это будут проекты на подобии тех, что реализуются сегодня, то можно утверждать, что народ и общество от них ничего не получит, а потеряет очень много. Рассмотрим только четыре проекта, которые давно начаты, а некоторые из них близки к завершению.

1. Облагораживание острова Русский на Дальнем Востоке: строительство моста, гостиничного комплекса и т. п. всего лишь для проведения форума АТЭС в 2013 г.

2. Строительство нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО). Строит монополия «Транснефть» (почти государственная компания). Трасса ВСТО по указанию пальца президента была передвинута на север от оз. Байкал, что удорожило проект более чем в полтора раза. Наряду с федеральными средствами, ВСТО строится на кредит в 25 млрд $, предоставленный нам Китаем, который мы будем отдавать нашей нефтью. Что и говорить: запретная и неэффективная, по мнению властей, сырьевая экономика, ее экспортно-сырьевая модель увеличится в ближайшие годы, так как проект ВСТО почти завершен. Что получит общество от этого проекта? Несколько лет кабалы в виде расплаты с Китаем за полученный кредит. А если заглянуть чуть дальше в перспективу, то вполне возможен отказ Китая, Японии и др. стран от нашей нефти, так как мировое сообщество уже вплотную подошло к альтернативным источникам энергии, которые могут заменить нефть и газ.

3. Власти неожиданно прониклись любовью к нанотехнологиям. Четыре года назад была создана госкорпорация «Роснано». Ей выделено из федерального бюджета более 100 млрд руб. Четыре года прошло. Что общество получило от «Роснано»? Ровным счетом ничего, кроме увещеваний, что идет отбор проектов, что уже (через четыре года!!!) начато финансирование каких-то проектов, среди которых нет ни одного прорывного. Но обществу говорят: ждите, ждите, будут проекты, появится наноиндустрия, ждите. Может быть наши внуки (в лучшем случае, дети) чего-то дождутся, так как проект начат без какого-либо задела в нанотехнологиях.

4. Аналогичная ситуация создалась с проектом «Урал Промышленный – Урал Полярный» (УПУП). Кому-то захотелось получить деньги федерального бюджета под строительство железной дороги от промышленного до заполярного Урала. Правительство согласилось. Уже пять лет тратим миллиарды рублей пока еще на проектирование строительства дороги. Рисуем на бумаге проекты по освоению, якобы, богатейших ресурсов минерального сырья, добыча которых в лучшем случае через 20-30 лет окупит эту дорогу. Но еще в советское время геологи доказали отсутствие больших ресурсов полезных ископаемых на северном и полярном Урале. Сегодня, спустя 5 лет после начала проекта УПУП геологи подтвердили отсутствие сколь-нибудь серьезного количества минеральных ресурсов, но и этого мало. Правительство продолжает расхваливать УПУП. Спрашивается, что получит общество от этого проекта? – конечно, дырку от бублика.

Каких только лозунгов не провозглашали в последнее десятилетие, каких только проектов не начинали! Но нет среди них ни одного заметного проекта по развитию минерально-сырьевого сектора, который приносил бы сегодня реальный доход. Добыча полезных ископаемых отдана в частный сектор, нередко ведется хищнически и при этом практически не контролируется и не регулируется государством. Спрашивается, неужели власти решили отказаться от эффективного развития сырьевого сектора? Как бы не так! На словах – да, а на деле – не получилось. И не только потому, что он дает 50% бюджета страны, и не только потому, что без его развития (без его продукции) невозможно развивать промышленность, но и потому, что Россия является частью геополитической системы. Независимо от нашего желания, сформировалась система мирового недропользования, в рамках которой добывающие страны обеспечивают потребляющие страны минеральным сырьем. Россия, как часть этой системы недропользования, не может и не должна быть исключена из геополитических интересов потребляющих стран. Хотим мы того или не хотим, вывоз сырья должен и будет еще долго продолжаться.


^ Россия в мировом недропользовании

Глобальный контекст сырьевого сектора экономики (ССЭ) России в мировом недропользовании включает политические и социально-экономические аспекты, которые тесно переплетены между собой, а в силу этого не могут и не должны рассматриваться изолированно.

Политические аспекты связаны с историей создания ССЭ в советское время, которые унаследованы современной Россией. Прежде всего, политика развития ССЭ связана со строительством нефтегазопроводов в Европу, которая десятилетиями снабжалась российской сырой нефтью и природным газом. Естественно, что советские нефтегазопроводы стимулировали и обусловили строительство НПЗ и газораспределительных сетей в десятках государств Европы, перерабатывающая промышленность которых базировалась на российском нефтегазовом сырье.

Также важной особенностью нефтегазопроводов является их проложение по территории союзных республик СССР (прежде всего Украины) и дружественных социалистических стран, что очень остро ставит вопросы о праве собственности на нефтегазопроводы, их ремонте, поддержании эксплуатационного режима регулярной прокачки нефти и газа. «Газпром» считает себя собственником этих нефтегазопроводов, хотя здесь возникают дипломатические дискуссии. В этой связи возникает дилемма, не лучше ли продать выгодно западно-европейскую часть этих нефтепроводов «Дружба», либо создать европейский пул (консорциум) пользователей этой транспортной артерии, но в любом случае поставки сырой нефти и природного газа на границу с Западной Европой являются для России политической необходимостью.

Аналогичную политическую зависимость Россия получит с вводом в действие тихоокеанских нефтегазопроводов по направлению Восточная Сибирь – Тихий океан. Естественно, что страны АТР, в первую очередь Китай, начинают оказывать дипломатические давления на условия поставки нефти и газа, на цены продажи, объемы продажи и т. д. и т. п.

^ Можно и нужно ли России вырваться из этих экспортно-сырьевых обязательств?

Наверное, в перспективе это возможно. Но нужно ли с позиций экономической целесообразности, если продажа излишков сырой нефти и природного газа приносит и еще долго будет приносить значительные доходы государству в виде ценовой ренты. Конечно, обеспечение сперва потребности России, а потом торговля оставшимся сырьем, является главенствующим фактором.

Одновременно с этим мировая торговля минеральным сырьем и продуктами его передела несомненно стоит в ряду важнейших стратегических проблем как на период до 2020 года, так и на более далекую перспективу до 2030 года, что должно найти отражение в стратегиях развития ТЭК, угольной промышленности и др.


^ Как и кто управляет экспортно-сырьевой моделью в России

Следует отметить, что структура и механизмы реализации действующей в России экспортно-сырьевой модели навязаны нам западом. Именно Западная Европа и Америка превратили российскую нефтегазопроводную систему и западно-сибирские месторождения нефти и газа в свой сырьевой придаток, в источник извлечения дополнительных доходов*. Российское недропользовательское бизнес-сообщество подчинилось и старательно по-лакейски услужливо обслуживает запросы западной и американской экономик. Они же создали чуть ли не специально для России многочисленные офшорные зоны, в которые недропользователи обязаны были переводить свои доходы и почти всю прибыль, чтобы финансовые средства на офшорных счетах также работали бы на западные и американскую экономики. Недропользователям даже подсказывали механизмы ухода от налогов внутри России, чтобы эта «экономия» на налогах также поступала бы на офшорные счета.

А что же государство? Какая роль государства в этой искривленной офшорной экспортно-сырьевой модели? Поскольку в этой модели запад предусмотрел необходимость дележки бизнеса с государственной верхушкой в тех же офшорных зонах, то государство, как институт власти, стал охотно с любовью обслуживать интересы недропользовательского бизнес-сообщества. Под это была подстроена вся система платного недропользования (НДПИ и вывозные таможенные пошлины на минеральное сырье), введенная с 2002 г., которая увела налоги и пошлины с регионального уровня, централизовала их на федеральном уровне.

Создана удивительная система ручного управления суммами налогов за недра. Приведем наглядный пример. В газете «Ведомости» (05.05.2011 г.) в статье «Газпром» обложат» обсуждается проблема, каким образом выполнить поручение премьер-министра В. Путина по повышению суммы сбора НДПИ на газ на 150 млрд руб. Да, да – сперва установлена цифра роста налога 150 млрд руб., а теперь надо решить, как ее достигнуть. Но главный вопрос остался: а почему именно 150, а не 100 или 200 млрд руб.? Минфин задумался, но не над тем, что ему приказано увеличить налогообложение «Газпрома» на 150 млрд руб., а над тем, за счет чего можно изъять в бюджет эту сумму. «Мы сейчас ищем баланс между НДПИ и экспортными пошлинами» – сказал А. Кудрин.

Не менее интересная ситуация с привлечением инвестиций в недропользование. Здесь также работает идеология и механика ручного управления. С одной стороны, законодательство ужесточило с 2008г. участие иностранных компаний в недропользовании, с другой стороны – «разрешает» создавать «дочки» в офшорах, передавать лицензии этим «дочкам» и продавать их зарубежным компаниям. Именно так компания «Итера» продает китайской компании «Winsway Coking» права на освоение и эксплуатацию Апсатского угольного месторождения в Забайкалье всего за 90 млн $ США («Ведомости», 04.05.2011 г.).


^ Смена приоритетов внутреннего и международного развития сырьевого сектора экономики

Последнее десятилетие наглядно показывает, что развитие Китая, Индии и других стран АТР приобретает новое качество. Соответственно приоритеты России в международном сотрудничестве должны быть развернуты в сторону этих стран, тем более, что они расположены близко к нашим восточным границам. В этой связи ориентация на обеспечение минеральным сырьем стран АТР должна быть одним из направлений и приоритетов международного торгового сотрудничества, что, в свою очередь, обеспечит необходимые импульсы развития ССЭ в сибирских и дальневосточных субъектах РФ.

Россия должна определиться со своей ролью в геополитической системе развития мира. Одним из важнейших конкурентоспособных секторов России на международной арене выступает сырьевой сектор. Сегодня его развитие идет спонтанно и целиком зависит от олигархических структур и вертикально-интегрированных компаний. Именно они выступают агентами и субъектами международного рынка недропользования, добычи и реализации минерального сырья и продуктов его передела.

Правительство пытается регулировать этот спонтанный процесс, но у него не получается. Крупный бизнес сам договаривается с зарубежными предприятиями и даже государствами. Приструнить бизнес государство пока не может. Поэтому, независимо от государства, бизнес решает, где добывать, сколько добывать, где и до какой степени перерабатывать добытые полезные ископаемые, кому, сколько и по какой цене продавать.

Эту «независимую» бизнес-систему необходимо в корне переломить. Бизнес должен «работать» не только на себя, не только в своих личных интересах, но и на общество, на благополучие государства, в котором функционирует этот бизнес.

Но для этого государство должно разработать стратегию, институциальную структуру и экономические механизмы участия российского (не офшорного) бизнес-сообщества в мировом недропользовании, наметить и обеспечить реализацию крупномасштабных проектов, таких, каким был, например, проект освоения углеводородов в Западной Сибири в СССР в 1970-1990 гг. Государство, а не бизнес, должно найти свою крупную нишу в мировом недропользовании.

Допустим, что таким проектом могло бы стать освоение и эксплуатация Яно-Колымской золотоносной провинции мирового уровня. Если такое решение будет принято , то для этого необходимо принятие в буквальном смысле федерального закона по типу законодательства о создании научного центра «Сколково».

Нужна развернутая эффективная программа с детальным, а главное, конкретным планом мероприятий и механизмами их безусловной реализации. К сожалению, сегодня в России отсутствует даже нечто похожее на такую программу развития сырьевого сектора экономики (ССЭ) как внутри страны, так и в мировой системе недропользования. Более того, нет какой-либо приемлемой концепции развития ССЭ, его привязки к потребностям России и к стратегиям развития мирового недропользования.

В России сегодня доминирует психология экспортно-сырьевой модели, нацеленная на ожидание роста цен на нефть и газ. Когда это случается, Правительство РФ использует простейшие экономические механизмы получения и распределения горной и ценовой ренты среди многочисленных офшорных финансовых центров за рубежом. Конечно, какая-то часть ренты поступает в федеральный бюджет. Правительство радостно заявляет об очередном повышении пенсий, забывая при этом об учете инфляции. Одновременно начинаются стенания по поводу дефицита пенсионного фонда из-за роста пенсий. Когда же цены на нефть и газ начинают снижаться, правительство называет это экономическим кризисом, начинает стремительно проводить антикризисные меры, основными из которых является вливание финансовых средств, якобы, для покрытия долгов придворного бизнес-сообщества, которое, в свою очередь, стремительно переводит эти реально полученные подарки в те же финансовые офшорные центры. Примитивно, но одинаково выгодно используется и рост цен на углеводороды и их падение.

Так мы живем уже более десяти лет, используя в качестве основного дохода государства (а точнее, узкого круга лиц олигархов и власть имущих) золотой рентный доход, обусловленный повышающимся трендом роста мировых цен на углеводороды, благородные и цветные металлы, калийные удобрения, алмазы и другие полезные ископаемые, которые все больше и больше выводятся за рубеж.

Другие источники дохода почему-то в России не создаются. Власть почему-то уже более десяти лет отказывается от индустриального развития страны, от использования рентного дохода в целях социально-экономического развития гражданского общества. Минимальный рост пенсий в этом аспекте можно не считать чем-то значительным, так как этот рост съедается инфляцией, порожденной опять-таки примитивным, устанавливаемым государством, регулярным (ежегодно 15-20%) ростом цен на услуги естественных монополий.


^ Восстановление социальной справедливости

Не могу не привести еще одну цитату из упомянутой статьи Олега Попцова: «Почему олигархи как смерти боятся пересмотра итогов приватизации? Потому, что она была пресыщена наглостью и перечеркнула такое понятие, как социальная справедливость.».

Спросим себя, откуда возникает народный гнев к приватизации, к олигархам, к созданной ими сырьевой экономике, к экспортно-сырьевой модели. Ответ напрашивается сам собой.

Если народ, каждый гражданин России ничего не получает от принадлежащих ему минерально-сырьевых ресурсов в недрах, то он не считает недра полезными для общества и для себя. И ему все равно, как государство поступает с добытыми из недр полезными ископаемыми. Если народу вдалбливают, что добытое сырье лучше у нас дома в стране переработать, а потом что-то с ним делать – и тогда страна получит больше доходов, то даже неграмотная старушка кумекает, что это, действительно, лучше. Что не власти, а «проклятые олигархи», продают сырье за рубеж, что, якобы, власти запрещают, а они продают, так как недра наши общие, а добытые полезные ископаемые являются частной собственностью этих олигархов – и они вправе делать с ней, что им заблагорассудится.

В этой связи отметим, что сырьевой сектор экономики и ее основная часть – экспортно-сырьевая модель – также являются итогом приватизации, создания в лихие 90-е годы криминального капитализма, который в нулевые годы перерос в тоталитарно-чекистский капитализм, когда «крышу» олигархов в лице организованной преступности заменили на государственную «крышу» в виде органов и структур федеральной службы безопасности и министерства внутренних дел (чекистов и милиции, теперь полиции).

Конечно, сегодня не время и не место говорить о деприватизации. С экономической точки зрения это бессмысленно, поскольку социализм и капитализм – это две грани одной медали. Они хорошо уживаются в одной стране. Это к примеру, с одной стороны капиталистическая Швейцария или Швеция и, с другой стороны, социалистический Китай. Фундаментальной основой этих стран является создаваемая властями и поддерживаемая народом социальная справедливость, когда общество видит и явно ощущает, что государственные и частные предприятия, индивидуальные предприниматели никем не «крышуются», не делают откаты, не носят взятки, не прячут капиталы в офшорах, не применяют серые схемы при уплате налогов, не скрывают доходы в «теневой» отчетности, двойной бухгалтерии и т. д. и т. п.

^ Можно ли вернуть утраченную в России за 20 лет социальную справедливость?

В полном объеме и быстро вряд ли это возможно. Но к этому надо стремиться. Сегодня президент и правительство дали обществу шанс постепенного возврата к социальной справедливости. Этим шансом является большое число экспертов, объединенных в 21 группу, которые разрабатывают, точнее, обосновывают разные аспекты стратегии развития страны до 2020 года.

Фундаментом этой стратегии-2020, по нашему мнению, должна служить идеология и экономико-политическая нацеленность на восстановление и создание общества социальной справедливости.

Составной частью такой стратегии-2020, безусловно, является рентоориентированная направленность минерально-сырьевого сектора, базирующегося на том, чем богата наша страна, в недрах которой природа создала скопления (месторождения) полезных ископаемых, достаточных как для развития неоиндустриализации российской экономики, так и взаимовыгодного международного сотрудничества со странами, которые природа обделила минеральным сырьем.


^ Предпосылки создания крупномасштабного проекта совместного развития промышленно-индустриального и сырьевого секторов экономики России

В этом подразделе попытаемся обозначить контуры мегапроекта федерального значения. По масштабу мегапроект должен быть сродни советским проектам типа индустриализации, коллективизации, освоения нефтегазовых богатств Западной Сибири. Они названы нами ранее в отдельном подразделе.

Хотелось бы, чтобы этот проект стал идейным стержнем «Стратегии – 2020», в который смогли бы внести лепту коллективы всех 21 правительственных групп, каждая по своему направлению. Таким мегапроектом, имеющим более чем трехсотлетнюю историю (начиная от Ломоносова), является, по нашему мнению, приращение могущества Российской Федерации за счет освоения природных богатств Сибири и Дальнего Востока.

Сначала рассмотрим то, что имеем в качестве исходной данности.

Выше уже говорилось о спонтанном, бессистемном, однобоком и экономически искривленном развитии недропользования в России в последние 10 лет. Этими же эпитетами плюс стагнация характеризуется развитие перерабатывающей промышленности. Некоторые зачатки развития бизнес осуществлял исключительно в своих интересах, к примеру, освоение золоторудных месторождений Олимпиадинское и Купол, нефтегазового Ванкорского месторождения и еще нескольких минерально-сырьевых и перерабатывающих объектов. Их можно пересчитать по пальцам.

Также отмечалось, что государство вкупе с бизнесом реализовало и продолжает реализацию нескольких разрозненных, безыдейных, пролоббированных олигархическими структурами инфраструктурных проектов:

  • облагораживание острова Русский в Приморье для проведения в 2013 г. саммита стран АТЭС (делалось это под видом развития Иркутской области, Забайкалья и Дальнего Востока);

  • строительство железнодорожной ветки от БАМа до Катугинского редкометалльного месторождения, но не сделаны ответвления до Удоканского месторождения меди и Чинейского месторождения титано-железо-ванадиевых руд (эта ветка сегодня наполовину разрушена);

  • начато строительство железнодорожной ветки Кызыл-Курагино (пролоббировано олигархами с целью вывоза в Японию ценнейших антрацитовых углей Элегестского месторождения);

  • строительство ветки железной дороги от ТРАНСИБа до Лугоканского, Ново-Широкинского, Бугдаинского, Култуминского золотополиметаллических комплексных месторождений (пролоббировано «Норникелем» под видом частно-государственного партнерства. Государство довело ветку до Быстринского месторождения и остановилось, так как «Норникель» передумал вкладывать свои средства);

  • завершение строительства БАМа доведением дороги до г. Якутск (планировалось строительство железной дороги от Якутска до Магадана, но пока оно приостановлено);

  • строительство нефтегазопроводов ВСТО до Сковородино с целью прокачки восточно-сибирской нефти в страны АТР (но новые месторождения нефти в Восточной Сибири пока не разведаны, а разведанные ранее месторождения не до конца освоены – вот и приходится часть западно-сибирской нефти развернуть на 180 градусов и загонять в восточную трубу, чтобы обеспечить договоренности с Китаем);

  • начаты отдельные инфраструктурные проекты на юге Иркутской области и в Приангарье (но до сих пор никак не решается вопрос о строительстве газопровода от уникального Ковыктинского месторождения в Китай).

Отметим еще два бессистемных идеологически ошибочных направления развития, намеченных правительством в последние годы.

Прежде всего, это относится к созданию особых экономических зон. Их долго создавали на бумаге, потом образовали агенство по управлению этими экономическими зонами, которое в 2010 г. приказало долго жить. По непонятным причинам освоение минерально-сырьевых ресурсов законодательно исключено из сферы хозяйственной деятельности особых экономических зон. Неудачи в сфере создания особых экономических зон, прежде всего, вызваны отсутствием каких-то реальных экономических условий их функционирования, непроработанностью правил игры по привлечению инвесторов в эти зоны, отсутствием конкретных законодательных документов, льгот и преференций, какие, например, приняты для реализации проекта «Сколково».

Второе направление возникло в ноябре 2010 г. Имеется в виду создание двадцати городских агломераций, под которыми понимается: «компактное скопление населенных пунктов, главным образом городских, местами срастающимися, объединенных в сложную многокомпонентную динамическую систему с интенсивными производственными, транспортными и культурными связями» («Ведомости», 16.11.2010г.). В последующем Центр исследований региональной экономики выделил 25 крупнейших агломераций, в которых живет 40% населения России («Российская бизнес-газета», 07.12.2010 г.). Видимо, речь должна идти не о создании агломераций (они уже возникли и существуют независимо от нашего желания), а о путях их развития. При этом нельзя забывать о десятках тысяч средних и небольших городов, в которых сегодня проживает более 30 млн. человек.

Однако опять-таки выделение агломераций базируется на одном-единственном показателе – численности населения, при этом большинство агломераций названы по городам-миллионникам. Но этого крайне мало, чтобы экономически обосновать эффективность функционирования агломераций. Рассуждения государства о том, что «население концентрируется там, где производится большая добавленная стоимость и возникают лучшие условия его воспроизводства, приложения труда и капитала» являются голословными. Потому что любая из выделенных двадцати агломераций имеет свои отличительные особенности, без учета которых она не сможет эффективно функционировать. Также напрашивается вопрос о критерии выбора агломерации – почему этим критерием является один миллион человек. А разве такие города как Хабаровск, Тюмень, Томск, Якутск, Магадан, Южно-Сахалинск, Чита, Улан-Удэ (в которых население меньше миллиона) не заслуживают рассмотрения в качестве центров агломераций?

Но нет худа без добра.

Все эти спонтанные начинания государства и бизнеса можно соединить в крупномасштабный народнохозяйственный мегапроект совместного развития агломерационных кластеров, инфраструктурного, промышленно-индустриального и сырьевого секторов экономики России.


^ Мегапроект минерально-промышленного освоения южного сибирско-дальневосточного геополитического пояса России (основные контуры)

Прежде чем обозначить контуры этого проекта, рассмотрим инновационную модель развития минерально-сырьевого сектора экономики, которая сформирована в «Стратегии развития геологической отрасли до 2030 г.» (утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 21 июня 2010 г. №1039-р). В основе этой стратегии лежат минерально-сырьевые центры регионального социально-экономического развития (ЦЭР). Наибольшее количество этих ЦЭР расположено в Монголо-Охотском складчатом поясе, простирающемся вдоль южных сибирских и дальневосточных границ России в зоне, во-первых, приоритетных геополитических интересов России в сфере сотрудничества со странами АТР, во-вторых, расположения основных транспортных артерий (ТРАНСИБ, БАМ, ВСТО).

МПР, Роснедра и ВСЕГЕИ совместно с Институтом экономики УрО РАН обосновали выделение двадцати одного минерально-сырьевого центра регионального социально-экономического развития в зоне сибирско-дальневосточных границ (см. картосхему).

В «Стратегии социально-экономического развития Сибири до 2020 г.» (утверждена распоряжением Правительства РФ от 05.06.2010 г. № 1120-р) эта зона обозначена, как Южный пояс развития, в котором предусматривается «строительство и реконструкция на качественно новой технологической основе машино- и приборостроительных предприятий, ориентированных на выпуск инновационной продукции, современных агрегатов, приборов, машин, оборудования и конструкций для добывающей, перерабатывающей и энергетической промышленности Сибири и Дальнего Востока, а также для экспорта за рубеж, предприятий металлургического и лесного комплексов, химической промышленности, промышленности стройматериалов, осуществляющих выпуск современной конкурентоспособной продукции, и предприятий, работающих в области информационных, телекоммуникационных, нано- и биотехнологий».

«Стратегия социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 г.» (утверждена распоряжением Правительства РФ от 28.12.2009 г. № 2094-р) предполагает «создание условий для развития перспективной экономической специализации субъектов Российской Федерации, расположенных на территории Дальнего Востока и Байкальского региона, на основе природно-ресурсного, индустриального, кадрового и научного потенциала в рамках федеральных отраслевых стратегий развития, стратегий социально-экономического развития субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, а также стратегических программ крупных компаний».

Составной частью рассматриваемого мегапроекта являются выделенные в зоне мегапроекта Правительством РФ и Администрацией Президента РФ восемь агломераций: Екатеринбургская, Челябинская, Омская, Новосибирская, Новокузнецкая, Красноярская, Иркутская, Владивостокская. К ним, по нашему мнению, следует приплюсовать еще семь агломераций: Тюменскую, Томскую, Бурятскую, Читинскую, Якутскую, Хабаровскую, Южно-Сахалинскую. Они также показаны на схеме.

В этой зоне находятся основные инфраструктурные проекты, реализованные в советское и постсоветское время (см. картосхему).

Еще одной составной частью рассматриваемого мегапроекта являются особые экономические зоны (ОЭЗ), созданные в соответствии с ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» (№ 116-ФЗ от 22.07.2005 г. в редакции от 25.12.2009. № 340-ФЗ):

  • промышленно-производственные – Верхне-Салдинская (Титановая долина);

  • технико-внедренческие – Томская;

  • туристско-рекреационные – Бирюзовая Катунь, Алтайская Долина, Ворота Байкала, Байкальская Гавань, Остров Русский;

  • портовые – Советская Гавань.

В этот закон целесообразно добавить пятый тип ОЭЗ – минерально-сырьевые.

Обязательным условием реализации намеченного мегапроекта является комплексное и синхронное взаимодействие государства, бизнеса и гражданского общества на принципах государственно-частного партнерства и общественно-государственного регулирования и контроля за безусловным исполнением одобренной обществом и утвержденной Правительством РФ (принятой Федеральным Законом) программы освоения южного сибирско-дальневосточного геополитического пояса России. Представляется, что для регулирования и координации работ в зоне мегапроекта обязательным условием должно быть создание специализированной институциональной структуры при Президенте и Правительстве РФ.

Обратим внимание, что объединенные воедино региональные ОЭЗ, агломерации, действующие и планируемые инфраструктурные инвестиционные проекты смогут подпитываться горной и ценовой рентой, возникающей в результате освоения ЦЭР. Во ВСЕГЕИ рассчитана кадастровая стоимость и рента, которую обеспечит освоение пятнадцати основных ЦЭР в зоне рассматриваемого проекта за 25-летний период (до 2035 года). Из таблицы 2 видно, что в этой зоне в настоящее время богатства недр осваиваются крайне незначительно – всего на 796 млрд. руб. по кадастровой стоимости, но могут быть увеличены до 11 206 млрд. руб., то есть в 14 (четырнадцать!) раз. Соответственно рентные доходы составят 5 293 млрд. руб., в ежегодном исчислении 212 млрд. руб. Понятно, что свой весомый вклад в виде добавочной стоимости внесут предприятия перерабатывающей и инфраструктурной индустрии.

Особенности использования созданной минерально-сырьевой базы твердых полезных ископаемых показывают, что среди широкого спектра полезных ископаемых более половины всего национального богатства сосредоточено в месторождениях угля и железных руд. Максимальные денежные потоки от использования минерально-сырьевой базы возникают в черной металлургии, характеризующейся большими масштабами производства связанными как с добычей используемых ею коксующихся углей и железных руд, так и топливно-энергетического и радиоактивного сырья, необходимого для производства больших объемов электроэнергии. В связи с этим решение проблемы минерально-сырьевого обеспечения программ устойчивого социально-экономического развития региона в значительной степени определяется возможностью реализации крупных проектов в области цветной и черной металлургии.

В последние годы резко возросло значение географического положения субъектов РФ в приграничной зоне с Китаем, как фактора устойчивого развития. Это сказывается не только на объемах приграничной торговли, транспортных перевозок и другой деятельности, но и в значительном росте ликвидности полезных ископаемых разведанных месторождений. Последнее обусловлено резким ростом спроса в Китае на минеральное сырье, необходимое для производства материалов, направляемых в строительство, перерабатывающую промышленность, сельское хозяйство и т.д. В частности, исходя из темпов развития индустрии Китая по оценкам специалистов к 2019 г. производство стали в Китае возрастет на 2 млрд. т и составит 2,6-2,7 млрд. т в год. При таком уровне потребления всех имеющихся доказанных мировых запасов железа хватит только на 16 лет. При отсутствии источников сырья для производства стали (а это железные руды и уголь), Китай вынужден будет приобретать сталь, необходимую для внутреннего потребления на внешнем рынке. Россия в силах организовать собственный полный металлургический передел добываемого сырья. В этом смысле, задача организации производства высококачественных сталей и ферросплавов в приграничном сибирско-дальневосточном регионе должна рассматриваться как приоритетная.

Не менее важными, по сравнению со сталью, проектами являются производство синтетического жидкого топлива и полукокса из бурого угля в приграничном с Китаем регионе.

Таким образом, особенности положения регионов юга Урала, Сибири и Дальнего Востока в приграничной зоне с крупнейшим мировым рынком сырья Азиатско-Тихоокеанского региона, богатство минерально-сырьевой базы, а также достаточно развитая инфраструктура делают целесообразным создание здесь мощного добывающего и перерабатывающего комплекса, ориентированного на производство продукции глубокого передела минерального сырья как для развития российской промышленной базы, так и в целях его последующего экспорта в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.


^ Заключение. Справедливая рентоориентированная социально-направленная экономическая модель

Нами изменена таблица, представленная «Деловой Россией» (см. Введение). Вместо отказа от «сырьевой экономики» и замене ее на «новую индустриальную конкурентную модель» предлагается справедливая рентоориентированная социально-направленная модель развития экономики России до 2020 и 2030 года (таблица 3), основными секторами которой являются два взаимодействующих и взаимодополняющих сектора:

  1. сырьевой (минерально-сырьевой),

  2. неоиндустриальный (неопромышленный).

Можно их поменять местами, но… от перемены мест слагаемых сумма не меняется.




Таблица 2

^ Кадастровая стоимость и ожидаемые доходы

за 25 летний период от эксплуатируемых и разведанных месторождений минерально-сырьевых центров социально-экономического развития (ЦЭР) сибирско-дальневосточной южной окраины России*

млрд.руб.

ЦЭР

Кадастровая стоимость

Доходы (горная и ценовая рента)

по разрабатываемым месторождениям

потенциальная**

по разрабатываемым месторождениям

потенциальная**

Западно-Сибирский

72,57

664,84

34,06

232,18

Алтайский

42,06

703,55

23,46

247,88

Тывинский

33,55

1322,96

16,01

541,96

Восточно-Саянский

0,00

181,66

0,00

62,32

Северо-Байкальский

0,00

151,85

0,00

73,42

Еравнинский

4,90

267,12

2,75

124,36

Витимский

1,62

112,86

1,12

60,59

Бодайбинский

116,66

704,03

93,05

558,85

Центрально-Забайкальский

25,89

322,48

20,16

226,82

Южно-Забайкальский

4,86

830,10

3,67

485,95

Кодаро-Удоканский

0,00

1877,02

0,00

1 066,83

Становой

47,44

574,77

37,27

414,59

Южно-Якутский

391,13

2909,28

143,09

970,95

Амуро-Буреинский

53,27

453,28

25,12

179,28

Хинганский

2,21

130,29

1,20

46,60

Итого:

796,16

11206,09

400,96

5292,58

* - расчеты выполнены в 2010 г. по средним ценам за 2009 г. в Московском филиале ВСЕГЕИ (Всероссийском научно-исследовательском геологическом институте им. А.П. Карпинского).

** - с учетом разведанных месторождений при условии их освоения и ввода в эксплуатацию.


Таблица 3

^ Сырьевой (минерально-сырьевой) и неиндустриальный (неопромышленный) сектора экономики России

(их взаимосвязь и место в «Стратегии – 2020»)

Признаки

Сырьевой (минерально-сырьевой) сектор экономики

^ Неиндустриальный (неопромышленный) сектор экономики

Сырьевой и неоиндустриальный сектора

Сегмент (часть) сектора

Экспорт (импорт) минерального сырья и продуктов его первого передела

Обрабатывающие и перерабатывающие отрасли.

Экспорт (импорт) продуктов второго и глубокого передела

Диверсификация и интеграция видов деятельности

^ Форма собственности

Государственная, то есть общественная (общенародная)

Преобладает частная собственность, но есть также федеральная

Есть предприятия с совместной формой собственности

^ Основной источник получения доходов

Горная и ценовая рента

Добавленная стоимость

(в обрабатывающих отраслях)

Рост производительности труда, конкурентоспособность, инновации и модернизация

^ Главный механизм роста

Государственное регулирование доступа к недропользованию

Частная инициатива и конкуренция

Стимулирующее налогообложение, регулирование спроса и предложения

^ Главные субъекты экономики

Государство и сырьевые монополии, олигополии

Производственные холдинги (металлургические, НПЗ, сжижения газа, горно-химические, агрохимические…)

Есть вертикально-интегрированные компании и холдинги, совмещающие разведку, добычу, обработку и глубокую переработку минерального сырья

^ Стимулы роста

Внутренний и внешний спрос на минеральное сырье и продукты его первого передела

Внутренний и внешний спрос на продукты второго и глубокого передела и расширенный спектр отечественных товаров

Синэнергетический эффект от взаимодействия обоих секторов

^ Экономическая политика

Директивы, обеспечение кадастровой оценки участков недр

Экономические стимулы, регулирование развития рынка

Рентоориентированная социально-направленная

^ Основные источники обеспечения социальной системы

Государственное регулирование инвестиций недропользователей в создание и поддержание социальной инфраструктуры

Государственно-частное партнерство

Консолидированный бюджет. Целевые инвестиционные проекты инфраструктурного обеспечения




* Член экспертной группы «Новая модель экономического роста. Обеспечение макроэкономической и социальной стабильности» по обновлению «Стратегии – 2020».

* Эту мысль мне подсказал и обосновал мой коллега Шеломенцев А.Г., горный инженер, доктор экономических наук, зам. директора Института экономики УрО РАН







Скачать 374,53 Kb.
оставить комментарий
Дата18.11.2012
Размер374,53 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх