Учебник пред назначен для студентов высших и средних профессиональных учебных заведений; учителей истории и всех; интересующихся историей Башкортостана icon

Учебник пред назначен для студентов высших и средних профессиональных учебных заведений; учителей истории и всех; интересующихся историей Башкортостана


Смотрите также:
Орлов А. С., Георгиев В. А., Георгиева Н. Г., Сивохина Т. А. Художественное оформление Янов В. Я...
Учебник для экономических колледжей и средних специальных учебных заведений...
Физической культуры спорта и здоровья имени П. Ф. Лесгафта...
Учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «Юриспруденция»...
Учебник для вузов педагогическая психология...
Методические указания и контрольные задания для студентов-заочников средних профессиональных...
Учебник для вузов международный менеджмент...
Кривцун О. А. К 82 Эстетика: Учебник...
Учебник нового века...
Найдыш В. М. Н20 Концепции современного естествознания: Учебник. Изд. 2-е, перераб и доп...
Учебное пособие для высших учебных заведений Составление и общая редакция...
Валгина Н. С. Розенталь Д. Э. Фомина М. И. Современный русский язык: Учебник / Под редакцией Н...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
вернуться в начало
скачать
Я теперь против организации особой башкирской партии коммунистов".

Ш.Худайбердин и другие коммунисты настаивали на ускорении

69




созыва съезда Советов Башкирии. В принятой резолюции конференция решила отложить созыв 1 Всебашкирского съезда Советов до мая 1920 г.

В острой полемике проходили выборы в обком партии. З.Валидов и башкирские коммунисты призывали при формировании руководящего органа Башкирской парторганизации учитывать интересы коренной национальности. В состав обкома, избранного II конференцией, наряду с коммунистами., присланными из Центра (Артем, Ф.Самойлов и другие), вошли местные члены партии, находившиеся в оппозиции к Башревкому (Ш.Худайбердин, Ф.Ахмадуллин), а также сторонники Башревкома (К.Каспранский, И.Рахматуллин, Ф.Тухватуллин и др.).

Пленум обкома избрал президиум, политическим секретарем обкома стал К.Каспранский. Состав обкома партии, а также избрание его секретарем К.Каспранского, единомышленника З.Валидова, не удовлетворил представителей Центра, стремившихся установить в Башкирии свой полный диктат. Это видно из воспоминаний Ф.Самойлова, писавшего о том, что через секретаря обкома Каспранского Валидов "часто диктовал свою волю и Башкирскому Областному Комитету партии". Все это предопределило возникновение в будущем очередных трений и конфликтов в руководстве Башкортостана.

  1. марта 1920 г. Башревком обратился во ВЦИКДК РКП(б), лично к

В.Ленину, Л.Троцкому и И.Сталину, Цебюро Комвостока и Реввоенсовету Туркфронта с заявлением, которое в партийных документах получило название "ультиматума Валидова". В заявлении высказывалось недовольство односторонним подходом представителей Центра к Башкирской республике. В качестве примера в заявлении упомянуто имя Артема /Ф.Сергеева/, который "забрал в свои руки обком партии". Башревком, обрисовав обстановку в республике, конкретно предлагал реорганизовать обком партии, ставил вопрос об отзыве из учреждений Башкирии целого ряда лиц, в том числе Артема, Чистякова, Тагирова, Шамигулова, Поленова. Последний, руководя с августа по декабрь 1920 г. отрядами ЧК в подавлении башкирского движения в Бурзян-Тангауровском и Тамьян-Катайском кантонах, установил там военную диктатуру, производил массовые расстрелы без суда и следствия. Ставился вопрос о невмешательстве партийных органов в административные дела автономии. В заявлении делался акцент на необходимость подчинения БашЧК и "Башкирпомощи" всецело Башвревкому. Также в нем речь шла о подчинении башкирских частей Башвоенкомату.

70




Январский конфликт, поступавшие в Москву бесконечные письма и телеграммы противоборствующих сторон в Башкирии, в том числе указанное заявление Башревкома, обусловили проведение в марте 1920 г. совещания в Стерлитамаке с участием второго тогда липа в Советской республике ЛД.Троцкого; 6 марта ЦК РКП(б) телеграфировал в Стерлитамак о том, что "ЦК поручил находящемуся на Урале Троцкому детально разобраться в создавшихся в Стерлитамаке после январских событий взаимоотношениях и принять все необходимые, по его мнению, решения", ЦК выражал уверенность, что урегулирование всех спорных вопросов пройдет в "атмосфере дружного сотрудничества представителей Центра, местных коммунистов - и башкир, и русских".

Совещание продолжалось в Уфе до 14 марта 1920 г. В его работе приняли участие представители Башревкома обкома партии (Ф. Самойлов. Каспранский, Рахматуллин), Уфимского губисполкома и губкома партии (Эльцин, Преображенский) и уполномоченные ВЦИК и ЦК РКП(б) (Л.Д..Троцкий и Артем /Ф.Сергеев). Совещание признало необходимым не акцентировать внимание на дела, связанные с арестом Шамигулова и Измайлова, и в этой связи было заявлено, что "весь этот эпизод вычеркивается из истории Бащреспублики". Л.Д.Троцкий подверг резкой критике Ф. Самойлова, когда тот пытался поставить вопрос о преследовании Башревкомом организаций Коммунистической парши в Башкирии. В итоге в постановлении совещания было записано положение о том, что "руководители партийных организаций... ни в коем случае не должны вмешиваться в практическую административную работу советских учреждений, а должны оставаться руководящими политическими организациями трудящихся масс".

Совещание решило сохранить Башревком в прежнем составе во главе с З.Валидовым. Оно же обратило внимание ЦК РКП(б) на статьи "татарских органов по отношению к Башреспублике, натканные в абсолютно недопустимом, нетоварищеском тоне, и на статьи советской печати соседних губерний, которые пишутся без учета того, такое впечатление они должны произвести на башкир". Говорилось о полной недопустимости в своей практике оценивать Башревком "как контрреволюционное учреждение и ограничиваться деловой критикой. В постановлении совещания давалось разъяснение по вопросу о башкирских кадрах, о широком их привлечении к работе в партийных органах, по земельному вопросу и другим проблемам.

71




Решения совещания с одобрением были встречены Башревкомом, башкирскими массами, в то время как его противники считали их односторонними. В нашей исторической литературе утвердилось мнение о поддержке Троцким на этом совещании башкирских буржуазных националистов - валидовцев. Трудно согласиться с подобной оценкой работы этого совещания, в целом признавшего право башкир на самоопределение.

Однако в Малой Башкирии страсти не улеглись. Деструктивную политику по отношению к Башкирской автономии продолжали проводить партийные и советские органы соседних губерний.

Накаляла обстановку в Башкирии и неопределенность вопросов конституционно-правового положения автономных республик в составе РСФСР. Поэтому 7 февраля 1920 г. ВЦИК образовал комиссию по разработке вопросов федеративного устройства РСФСР. Она должна была заняться определением взаимоотношений общероссийской федерации и автономных республик, их конституционно-правового положения в составе РСФСР. Также 15 февраля ВЦИК создал комиссию по определению взаимоотношений между РСФСР и входящих в нее автономными государственными образованиями. Вскоре ЦК РКП(б) предложил ВЦИК "точно и безоговорочно" определить права автономной Башкирии, нормы ее отношения с РСФСР и учредил специальную комиссию во главе с И. Сталиным по башкирскому вопросу.

8 апреля 1920 г. состоялось заседание пленума ЦК РКП(б), с сообщением по башкирскому вопросу1 выступил И. Сталин, как председатель комиссии по башкирским делам. В принятых пленумом решениях говорилось о контрреволюционной опасности в Башкирии, об усилении состава руководящих работников в республике коммунистами.

В дальнейшем комиссия по башкирскому вопросу, изучив положение дел в Башкирии, разработала рекомендации, с учетом которых Политбюро ЦК 14 апреля приняло специальное решение о конституционно-правовом положении башкирской автономии. Основные его положения легли в основу декрета ВЦИК и СНК о государственном усгройстве Башкирской республики, принятого затем в мае 1920 г.

В ходе разработки вопросов о правовом положении автономной Башкирии 20 апреля И. Сталин направил телеграмму в Стерлитамак о вызове Ф.Самойлова и З.Валидова в Москву, мотивируя это тем, что комиссия при ЦК РКП(б) убедилась в необходимости их личного

72




присутствия при рассмотрении дел, связанных с конфликтной ситуацией в Малой Башкирии.

30 апреля З.Валидов и Ф.Самойлов выехали в Москву. Как показывает ход дальнейших событий, вызов 3. Валидова был обусловлен не столько желанием выслушать его мнение о готовящемся документе по государственному устройству Башкирской республики, сколько стремлением изолировать его от Башревкома. Более того, как впоследствии писал Заки Валидов, Центр полностью не доверял башкирским деятелям, нарушая Соглашение от 20 марта 1919г. Валидов высказывался сугубо отрицательно о готовящемся постановлении по государственному устройству Башкирии и выразил протест Ленину по этому поводу. "Но Вы, - пишет З.Валидов в одном из своих писем В.Ленину,- тогда Соглашение, принятое 20 марта 1919г., соизволили назвать "клочком бумаги".

14 мая 1920 г. И.Сталин принял Валидова и заявил ему о том, что некоторые группы башкирских деятелей считают Башкирскую республику почти независимой от РСФСР, хотя есть и другая крайность: некоторые русские работники сводят на нет автономию Башкирии, ущемляют ее национально-государственный суверенитет. Поэтому, как было заявлено З.Валидову, ЦК РКП(б) нашел нужным определить в принципе конституционно-правовые нормы устройства автономной Башкирской республики, учитывая необходимость укрепления ее федера тивных связей с РСФСР. На это 3. Валидов ответил, что ни один из деятелей Башкирии в Центре и на месте не считал и не считает Башкирскую республику почти независимой от РСФСР. "Каждый из нас, - заявил он - придерживается основ Конституции РСФСР, где в параграфе 8 записано о предоставлении рабочим и трудящимся каждой нации право принять самостоятельно решение на своем собственном полномочном Советском съезде, и мы непреложно стараемся провести в жизнь основные положения Конституции РСФСР, Соглашения от 20 марта 1919 г., а не оставлять их только на бумаге".

З.Валидов был оставлен в Москве. Вместо Артема и Ф.Самойлова, не сумевших что-либо сделать для оздоровления обстановки в Малой Башкирии, были направлены в автономную республику другие представители ЦК - П.Н.Мостовенко и П.М.Викман.

Отзыв Валидова в Москву, превращение его фактически в заложника вызвали острое недовольство членов Башревкома, где он пользовался громадным авторитетом. Находясь в труднейшем положении, он искал

73




каналы для информирования Башревкома о ходе подготовки целого ряда мер в отношении Башреспублики. 15 мая Башревком, в ответ на телеграмму 3.Валидова от 14 мая, направил в Москву записку, в которой выражал недоумение по поводу значительного суживания прав Башреспублики в сравнении с правами, установленными Конституцией РСФСР и Соглашением от 20 марта 1919 г. Осуждалось в ней решение Центра об оставлении Валидова и Юмагулова в Москве, а также негласное запрещение башкирскому народу выбрать их на Всебашкирском съезде Советов и в будущий Совнарком БССР. Башревком требовал возвращения Валидова в Стерлитамак. Однако ЦК РКП(б), СНК и ЦИК РСФСР не проявляли склонности прислушиваться к голосу Башревкома, который для них был "буржуазно-националистическим". О нежелании центральных органов власти считаться с мнением Башревкома свидетельствует отсутствие подписей его представителей в подготовленном комиссией Сталина документе. А ведь речь шла о дополнении к Соглашению 20 марта

  1. г. В такой обстановке 19 мая 1920 г. ЦИК и СНК РСФСР за подписью

В.И.Ленина и М.Калинина принята декрет "Об отношениях Автономной Советской Башкирской Республики к Российской Советской Республике ". В "Известиях ВЦИК" документ был назван "О государственном устройстве Автономной Советской Башкирской Республики". Декрет ставил своей целью определить основные конституционные начала Башкирской республики и исходил из принципа усиления централизации управления. В декрете было установлено, что "иностранные дела и внешняя торговля остаются целиком в ведении центральных органов РСФСР".

По декрету государственная безопасность оставалась в компетенции центральной Советской власти, органы ЧК в автономной республике формировались под руководством ВЧК по согласованию с Башсовнаркомом.

В декрете было зафиксировано, что "в целях сохранения единства финансовой и хозяйственной политики РСФСР по всей территории Республики", такие народные комиссариаты и ведомства Башкирской республики, как наркомат финансов, наркомпрод, совет народного хозяйства с отделами труда и путей сообщения, рабоче-крестьянская инспекция, управление почтой и телеграфом, должны оставаться "в непосредственном подчинении соответствующих наркоматов РСФСР с обязательным исполнением инструкций и распоряжений последних" По правительственному' декрету' от 19 мая 1920 г. Башкирская республика

74




признавалась автономной в делах, которыми ведали народные комиссариаты внутренних дел, юстиции, просвещения, здравоохранения, социального обеспечения и земледелия. Притом аппарат государственной власти должен был складываться в строгом соответствии с Конституцией РСФСР.

Декрет о государственном устройстве БАССР от 19 мая 1920 г. был наглядным показателем идущего в стране процесса бюрократической централизации управления. Этим декретом Башреспублика фактически лишилась как политических, так и экономических прав, гарантированных Соглашением. Все более или менее значительные экономические, политические и финансовые органы перешли в ведение центральных ведомств и учреждений, а за Башревкомом сохранились второстепенные административные функции, которые также должны были находиться под неусыпным надзором и контролем обкома партии, где были сосредоточены деятели, отрицательно относившиеся к самоопределению башкирского народа. Как и следовало ожидать, к декрету Советской власти от 19 мая 1920 г. Башревком отнесся резко отрицательно. В то же время Башкирский обком восторженно встретил этот документ, ибо он отвечал его позиции нигилистического отношения к идее автономии. Сразу же 19 мая 1920 г. состоялось заседание президиума Башкирского обкома партии, который заявил, что находит декрет "абсолютно соответствующим тактике РКП и интересам целесообразности в местных условиях", и постановил принять его "к точному и неуклонному' проведению в жизнь".

Итак, майским декретом 1920 г. был сделан шаг по ограничению прав автономной республики. На очереди стояла задача ликвидации Башревкома, добившегося в упорной борьбе признания Центром автономных прав башкирского народа. Фактически майский декрет уже означал, что дни Башревкома сочтены.

Конечно, сам Валидов еще в 1919 г. понял, что большевики не потерпят у власти лидеров башкирского национального движения. Тем не менее он пытался как-то спасти положение, не отдать Башкирию на растерзание противникам ее автономии.

Между тем положение Башревкома к июню 1920 г. стало критическим. На неоднократные обращения с требованием возвращения З.Валидова в Стерлитамак Центр никак не реагировал. Фактически к этому времени всеми делами Башкирской республики заправлял обком партии, который вообще перестал считаться с Башревкомом, о чем свидетельствуют

75


материалы его заседаний, писем и обращений.

План дальнейших действий членов Башревкома в сложившейся обстановке был очерчен в письме З.Валидова к ним от 15 июня 1920 г. В нем говорилось о мерах, выработанных для защиты Башкортостана и достижения полной автономии совместно с представителями Туркестана. Татарстана, Киргизстана. Прежде всего подчеркивалось, что "Центр отнимает все экономические богатства Башкортостана, а также политические органы, нам оставляет нечто вроде культурно-национальной автономии", - писал Валидов. В этой связи он советовал своим единомышленникам "захватить в свои руки богатства Башкортостана", выбрать его и Юмагулова в органы продовольствия. Он же предлагал немедленно созвать кантонные съезды и провести выборы местных властей, усилить требования по возвращение в Башкирию его и Юмагулова. В случае отказа Центра выполнить эти требования, Валидов рекомендовал образовать независимую от РКП(б) "восточную коммунистическую партию Азии" с лозунгом "освобождения всех бедных народов Востока". З.Валидов предлагал членам Башревкома разъехаться по Востоку и не оставлять в Стерлитамаке работников из башкир, готовых служить противникам автономии, которые могли своим влиянием привлечь башкирский народ на их сторону.

Члены Башревкома, увидев бесполезность дальнейшего сопротивления наступлению шовинистических сил, следуя установке З.Валидова, уже 16 июня один за другим стали уезжать на "охоту", "на кумыс", "на праздник" (в это время наступали религиозные празднества "ураза байрам")

  1. июня покинувшие Стерлитамак члены Башревкома созвали в д. Ново-Усманово Бурзян-Тангауровского кантона совещание, которое признало положение безнадежным и решило разъехаться всем "по горам и степям Башкирии и Киргизии".

  1. июня состоялось заседание Башкирского обкома РКП(б), где обсуждался вопрос о создании нового Ревкома в связи с прекращением существования Башревкома старого состава. В постановлении заседания речь шла о подготовке кандидатов в новый Ревком. И, наконец, 26 июня был создан новый Ревком, который взял в свои руки всю полноту власти в Малой Башкирии до созыва Всебашкирского съезда Советов. Председателем нового Башревкома стал Ф.Мансырев, бывший питерский рабочий, его заместителем П.Викман, секретарем - Г.Уразов, членами -

76




П.Зудов, С.Лобов, А.Семякин, Х.Хуснутдинов и А.Баталов. Интересно отметить, что в новом Ревкоме Башкирской республики не было представителей башкирского народа.

В тот же день обком РКП(б) направил телеграмму канткомам партии с указанием о необходимости разоблачения бежавших членов Башревкома и развертывания агитации в поддержку нового состава Башревкома. В ней говорилось, что новый состав Башревкома "пользуется полным доверием и поддержкой Обкома". В телеграмме давалось указание "рассматривать членов переставшего существовать Ревкома как преступников перед партией, центральной властью... башкирской беднотой". Канткомы и кантревкомы должны были пополнить свои составы в случае "бегства их членов" и вести агитацию по теме "Борьба с национальной травлей и поддержка нового Башревкома". Обком партии тоже выпустил воззвание "Ко всем трудящимся Советской Башкирии, ко всем башкирским войскам, к доблестным башкирским полкам, сражавшимся против панской Польши", носившее откровенно демагогический характер. В нем члены разгромленного Башревкома были объявлены "национал-шовинистами, выразителями интересов кулачества". В то время утверждалось, что якобы новый Ревком будет защищать интересы башкирской бедноты. Центр, как и следовало ожидать, поддержал создание нового Ревкома и все шаги обкома партии по ликвидации старого Ревкома БССР.

Обстановка в Малой Башкирии, особенно в кантонах, где большинство населения составляли башкиры, например в Бурзян- Тангауровском, была очень тревожной. Местные работники кантонного управления, башкирское население выражали свое несогласие с образованием нового Башревкома. Эта тенденция особенно ярко проявилась в ходе работы I съезда Советов Бурзян-Тангауровского кантона, который открылся 25 июля под председательством Ш.Худайбердина, возглавляющего оргкомиссию по созыву съезда Советов. В своей докладной записке он писал, что среди делегатов съезда "настроение стало повышаться: произносились горячие речи, указывалось, что ЦК РКП(б) изменяет свою политику в восточном вопросе, что Соглашение с БССР стало не больше, чем /пустым/ звуком, что Московское правительство играет башкирским народом". Вносились предложения "о непризнании нового состава правительства", т.е. Башревкома. Но, как пишет Ш.Худайбердин, благоразумие взяло верх. Была создана комиссия для выяснения этого вопроса. Тем временем в село Темясово стати прибывать

77




воинские части, направленные сюда новым Башревкомом из Стерлитамака. Появился здесь и отряд особого назначения из Оренбурга. Эти части, как сообщает Худайбердин, вели себя "как во вновь завоеванной стране". Делегаты съезда были арестованы, производились обыски. Вся эта военная акция проводилась с целью разгона съезда Советов Бурзян-Тангауровского кантона, была организована со ссылкой на фантастические слухи о действующих здесь мифических "башкирских белогвардейских бандах" численностью до 2-3 тыс. человек.

Наряду с вооруженным подавлением мирных выступлений башкирских делегатов кантонных съездов Советов Башревком повсеместно организовывал через своих эмиссаров митинги и собрания в свою поддержку. Такие собрания в конце июня прошли в г. Стерлитамаке, на которых, как правило, осуждались действия старого и поддерживались все шаги нового Башревкома. Такую же резолюцию принял 1 Табынский кантонный съезд Советов, проходивший в начале июля 1920 г., работой которого руководили сами члены нового Ревкома Зудов и Хуснутдинов. В свете этих данных трудно согласиться с мнением о гневном осуждении трудящимися Башкирии, красноармейцами башкирских частей "авантюры националистического Башревкома и поддержки ими действий обкома партии."

Логическим завершением всей этой борьбы вокруг автономии Малой Башкирии явилась работа I съезда Советов Башкирской АССР. Этот съезд был подготовлен соответствующим образом Башкирским обкомом партии и новым Башревкомом.

После разгрома валидовского Башревкома была создана новая комиссия по подготовке съезда Советов, вошедшая в историю под названием Особой комиссии, под председательством наркома продовольствия БАССР Д.Малютина. В июле 1920 г. эта комиссия обнародовала "Манифест о созыве Всебашкирского съезда Советов". В этом документе говорилось о решении земельного вопроса в пользу бедняков, о стремлении к "действительной свободе", "о священной борьбе за коммунизм", против "международного капитала" В Манифесте разоблачалась башкирская мелкобуржуазная интеллигенция как "честолюбивые фразеры-карьеристы, жадные в своей погоне только за личными удобствами."

Члены нового Башревкома. обкома РКП(б) делали все. чтобы свести до минимума участие в работе предстоящего съезда делегатов из башкир.

78


Башревком, обком партии, сумели подобрать такой состав делегатов, который по всем вопросам безоговорочно поддержал на съезде их политическую линию. Это отразилось и при выборах руководящего состава Башкирской республики: противники автономии диктовали делегатам свою волю и заняли все ответственные посты.

  1. 22 июля 1920г., накануне созыва съезда Советов БАССР, состоялась III Башкирская областная партконференция, по мнению наших историков партии, призванная "закрепить победу над валидовцами". В соответствии с установкой на борьбу против национализма, конференция предлагала новому составу обкома очистить от "валидовцев" партийные организации и "уничтожить их влияние в массах". Члены строго Башревкома, добившиеся образования Башкирской автономной республики, были заклеймены как интеллигенты-националисты, защищающие кулацкое дело, которых "внутренняя механика революции вышвырнула... из революционного башкирского движения".

Конференция, естественно, полностью одобрила деятельность "Башкирпомощи", которая "пробуждала классовое сознание бедноты" и признала желательным ее сохранение. III Всебашкирская конференция, как и следовало ожидать, одобрила деятельность нового Башревкома по подготовке созыва 1 Всебашкирского съезда Советов.

В состав вновь избранного обкома партии вошли П.Викман, Ф.Мансыров, С.Лобов, П.Зудов, Г.Шамигулов и М.Тагиров. Секретарем Башкирского обкома РКП(б) стал П.Викман. Состав нового обкома партии был весьма примечательным в том смысле, что его членами оказались деятели, активно выступавшие еще с 1917 г. против самоопределения башкирского народа.

Решения III областной партконференции явились .директивой для коммунистов -делегатов 1 съезда Советов БАССР и поэтому заранее предопределили характер итогов его работы, если иметь в виду, что из 103 делегатов 94 являлись большевиками.

  1. Всебашкирский съезд Советов, логически завершивший борьбу против Башревкома, открылся 25 июля в Стерлитамаке. Съезд, как и следовало ожидать, осудил старый Башревком, обвинив его в разорении "башкирского советского народного хозяйства", признал в то же время правильными действия нового Башревкома, который будто бы "правильно усмотрел недостатки в работе комиссариатов". Съезд полностью поддержат декрет ВЦИК от 19 мая 1920 г., "объединяющий хозяйственные органы

79




Советской Башкирии с мощным экономическим аппаратом РСФСР". Делегаты съезда обрушились с критикой на аграрную политику старого Башревкома, названную им "кулацко-байской". Говорилось на съезде о попытках "буржуазных националистов" преступного нарушения "основ советской продовольственной политики". Во всю превозносили делегаты съезда деятельность "Башкирпомощи", которая якобы оказала большую помощь башкирской бедноте. В целом съезд проходил по сценарию, подготовленному обкомом РКП(б) и новым Башревкомом. Особенно ярко это проявилось во время выборов руководящих органов Башкирской республики. В состав ЦИК и СНК БАССР вошли деятели, активно участвовавшие в борьбе против Башревкома: Г.Шамигулов, Ф.Мансырев, П.Зудов, и другие. Наркомами были назначены лица случайные, не пользующиеся у башкирского населения авторитетом - Д.Малютин, П.Зудов, А.Ахлов, А.Айдаров, Н.Саидбурханов, М.Тагиров, С.Лобов и другие. Более того, пост председателя БашЦИКа и СНК занял Г.Шамигулов, вся деятельность которого с 1917 г. была направлена против самоопределения башкирского народа. Избрание этого ярого противника башкирской автономии на самый ответственный пост Башреспублики имело в дальнейшем печальные последствия, еще более усилив бедственное, катастрофическое положение башкирского населения. В конце апреля 1920 г. З.Валидов был вызван в Москву и, несмотря на настойчивые требования Башвоенревкома, трудящихся башкир, не был возвращен в Башкирию. Лидер башкирского национального движения, убедившись, чго Советское правительство и ЦК РКП(б) поддерживают новый Ревком и нет никакой возможности отстоять автономию Башкирии в той форме, в какой она представлялась ему, решил перебраться в Туркестан и 29 июня он выехал из Москвы. Но сначала Валидов прибыл в Баку. Дело в том, что здесь в сентябре 1920 г. открылся 1 Конгресс /съезд/ народов Востока, созванный по инициативе коммунистической партии. З.Валидов подпольно руководил работой делегатов башкирского народа, ибо тогда уже было дано указание арестовать его.

В середине сентября З.Валидов вернулся в Туркестан и возглавил там национальное движение.

Как видно из прощального письма З.Валидова башкирскому народу от 20 февраля 1923 г., будучи в Туркестане, он принимал активное участие в басмаческом движении В феврале 1923 г он со своим другом Фатхелкадиром Сулейманом, участником башкирского национального

80




движения, впоследствии ставшим видным ученым-востоковедом в Анкаре под именем Абдулкадира Инана, перешли иранскую границу и 12 марта 1923 г. достигли Мешхеда, в декабре 1923 г. оттуда они перебрались в Западную Европу; 3 июня 1925 г. Валидов получил турецкое гражданство. До последних дней своей жизни, т.е. до 26 июля 1970 г. он работал профессором Стамбульского университета. З.Валидов получил мировую известность как ученый-востоковед. Его имя долгое время, вплоть до 1990 г., находилось под запретом в Башкортостане. Лишь в декабре 1990 г., в связи со 100-летием со дня рождения З.Валидова, на страницах газет и журналов Башкортостана появились статьи о нем, и общественность республики торжественно отметила юбилей замечательного ученого и общественного деятеля. Печальна была судьба оставшихся в Башкирии сподвижников З.Валидова, членов Башревкома. Большинство из них подверглось репрессиям и расстрелу. Такая участь постигла М.Муртазина, М.Халикова, Ш.Манатова. X.Юмагулова и других деятелей башкирского национального движения, истинных борцов за счастье и свободу башкирского народа.

§ 5. Национально-государственное строительство в Башкортостане в 1920-1922 гг.

Новое правительство республики во главе с Г.Шамигуловым начало свою деятельность с ряда ошибок: производились массовые аресты, разгон местных органов власти под флагам борьбы с башкирским национализмом. Поэтому 12 октября 1920 г. БашЦИК вынес решение об освобождении Г.К. Шамигулова от должности председателя БашЦИК и БашСНК. Этот пост занял Ф.Мансырев.

Допущенные ошибки и перегибы в борьбе с так называемым национализмом, а также резкое ухудшение положения башкирского населения, послужили причиной восстаний, охвативших летом и осенью

  1. г. юго-восточные регионы Башкирской АССР, прежде всего Бурзян- Тангауровский и Тамьян-Катайский кантоны. Поводом к восстанию послужила ликвидация Башревкома, которая вызвала среди части башкирского населения брожение, выразившееся в повстанческом движении, названным в советской историографии "движением бандитизма". Положение осложнилось тем, что посланный в юго-восточные районы .для подавления движения карательный отряд во главе с

81




  1. Поленовым, допустил в отношении башкир неслыханные злодеяния и насилия. Руководя с августа по декабрь 1920 г. отрядом ЧК в Бурзян- Тангауровском, а также Тамьян-Катайском кантонах, В.Поленов установил военную диктатуру, производил массовые расстрелы без суда и следствия. Напуганное башкирское население в массовом порядке стало скрываться в лесах и горах, пополняя ряды повстанцев, возглавляемых

  2. Мурзабулатовым и Х.Унасовым. Впоследствии, оценивая характер этого движения, Ш.А.Худайбердин на II съезде Советов Бурзян-Тангауровского кантона говорил: "Мы совершенно не думали, что это национальное движение и боролись с ним как с дезертирством". Но потом, когда оно усилилось, и охватило значительные массы башкирского населения, стало ясно, что с ним нельзя бороться только как с бандитизмом. Однако военный совет, созданный В.Поленовым, "не признал этого и свое мнение не изменил, резни не прекратил, в чем он безусловно виноват".

В тезисах "Национальный вопрос и очередные задачи советского строительства в Башкирии", принятых пленумом Башкирского обкома РКП(б) и III сессией БашЦИК 8 ноября 1920 г. в какой-то мере были осуждены карательные меры против башкирского населения, но при этом делалась ссылка на результаты былого гнета и притеснений со стороны русского царизма, из-за которых якобы у башкир сильны националистические предрассудки. По решению ноябрьского пленума Обкома РКП(б) к повстанцам было направлено обращение с предложением "разойтись в мире". Обком и БашЦИК выделили для переговоров с повстанцами делегацию, которая выехала в район восстания. 26 ноября

  1. г. в с. Темясово она заключила соглашение с командованием повстанческих отрядов. Участникам восстания, сложившим оружие, гарантировалась полная амнистия. Некоторые амнистированные руководители восстания допускались к различным должностям (например,

С.Мурзабулатов стал заместителем военного комиссара республики).

В.Поленова и ряд других лиц, допустивших жестокости по отношению к башкирам, было решено привлечь к уголовной ответственности В воззвании "Ко всем гражданам республики", по поводу соглашения с повстанцами, БашЦИК и Обком партии указывали на вредность партизанщины, которую проводили В. Поленов и другие. 11 декабря Наркомвнутдел республики и БашЧК издали приказ о пресечении самоуправства и бесчинств отдельных должностных лиц на местах, вызывавших недовольство масс и мятежи.

82




Состоявшаяся в феврале 1921 г. IV Всебашкирская конференция РКП(б) одобрила действия Областного комитета партии и БашЦИК и приняла по национальному вопросу тезисы, которые по духу соответствовали полученным натануне конференции из центра тезисам доклада по национальному вопросу, подготовленного для обсуждения на предстоящем X съезде партии. IV Всебашкирская конференция нацеливала коммунистов на 'решительную борьбу с проявлениями великодержавного шовинизма и "дать башкирской массе вкусить от материальных благ революции". Но это решение так и осталось на бумаге: разграбленное и разоренное башкирское население по-прежнему бедствовало. Поэтому положение в Башкирской АССР оставалось напряженным. Неурожаи, политика продразверстки и т.д., способствовали возникновению недовольства и новых вооруженных выступлений части населения края.

Весной 1921 г. возникло новое антибольшевистское движение в южных кантонах Башкирской республики. Во главе его стоял бывший член РКП(б), один из участников подавления башкирского движения 1920 г. Охранюк-Черский. Основная масса повстанцев состояла из русских крестьян, но было среди них много башкир. Местный башкир Габдулла Амантаев (Табуляции) был объявлен главой "Башкирской республики", Преображенский завод (Зилаир) стал центром "Башкирской республики". По замыслу Амантаева предполагалось "освободить и соединить" башкир с киргизами. Провозглашалась неприкосновенность собственности башкир, свободная торговля, борьба против большевиков.

  1. Всебашкирский съезд Советов (1-4 июля 1921 г.) осудил партизанщину и перегибы, способствующие возникновению недовольства масс и мятежей. Съезд рекомендовал проявлять осторожность в борьбе с движением башкир и крестьян других национальностей, тщательно изучать причины их возникновения. В целях укрепления советской автономии Башкирии съезд Советов и предшествовавший ему пленум Обкома РКП(б) признали башкирский язык наравне с русским - государственным языком и сочли необходимым внести некоторые изменения в декрет ВЦИК от 19 мая

  1. г. Наркомнац принял решение, направленное к устранению вмешательства соседних губерний в компетенцию органов Башкирской республики, к соблюдению автономии Малой Башкирии.

Улучшению политического положения в Башкирии должна была способствовать произведенная в 1921г. так называемая чистка Башкирской парторганизации. Из партии исключались люди, обвиненные в

83




национализме, а также в шовинизме, которые под флагом борьбы с "валидовщиной" стремились свести на нет национальную автономию. Всебашкирская конференция (январь 1922г.) объявила борьбу, вплоть до исключения из партии, великодержавным тенденциям. В то же время было признано несовместимым с пребыванием в рядах РКП(б) "участие в национальных группировках, уклон к местному национализму".

В процессе национально-государственного строительства важное место заняло образование в 1922 г. "Большой Башкирии" т е. расширение границ БАССР путем упразднения Уфимской губернии, где проживала значительная часть башкирского населения.

Так, по данным переписи 1920 г. только в трех уездах Уфимской губернии (Уфимском, Белебеевском и Бирском), вошедших в состав Малой Башкирии, проживало 524,3 тыс. башкир, в то время как в самой БАССР коренных жителей насчитывалось 372 тыс. человек. Башкирское население Уфимской губернии высказывалось за включение их территории в состав Башкирской республики. Здесь, безусловно, учитывалось то, что территория Уфимской губернии всегда входила в состав исторической территории Башкортостана, а сама Уфа являлась историческим центром края.

Уезды Уфимской губернии располагали более или менее: развитой промышленностью, городами, путями сообщения и связью с Центром, тогда как в Малой Башкирии всего этого почти не было, что создавало дополнительные трудности в деле восстановления народного хозяйства Башкирской АССР.

В 1921-1922 гг. вопрос о расширении территории Башкирской республики неоднократно рассматривался как в партийно-советских органах Малой Башкирии, так и в Центре. 7 января Наркомнац вынес постановление, признающее необходимость присоединения к Башкирской республике Уфимской губернии. 29 мая 1922 года Оргбюро ЦК РКП(б) приняло решение по вопросу об объединении партийных и советских органов Малой Башкирии и Уфимской губернии. 14 июня 1922 г, ВЦИК принял декрет "О расширении границ Автономной Башкирской Социалистической Советской Республики". Уфимская губерния упразднялась и три ее уезда - Уфимский, Бирский и Белебеевский передавались Башкирской республике. Столица БАССР переносилась из г. Стерлитамака в г. Уфу. В результате население БАССР увеличилось с 1,220 тыс. человек до 2,349 тыс., т.е. почти в 2 раза. По данным переписи 1926г. в БАССР проживало 87% башкир, имевшихся в СССР. Тем самым

84




создались благоприятные условия для дальнейшей этнонациональной консолидации башкир в рамках единой территории и национальногосударственного образования.

В целом башкирское население с одобрением отнеслось к расширению границ Башкирской автономии. 6-7 июля совместный Пленум Башкирского обкома и Уфимского губкома РКП(б) рассмотрел вопрос об их слиянии, сб объединении БашЦИК и Уфимского Губисполкома. 18 июля президиум БашЦИК и Башсовнарком нового состава начали функционировать на территории Башкирии. Председателем Президиума БашЦИКа стал Х.К. Кушаев, Председателем Совнаркома М.Д. Халиков, его заместителем. - П.Т. Зубарев, работавший до этого председателем Уфимского губисполкома.

16-20 сентября состоялась первая после слияния Малой Башкирии и Уфимской губернии VI областная партийная конференция. Делегаты конференции представляли 6 673 коммуниста, а в парторганизации БАССР до объединения состояло лишь 2 тыс. коммунистов. Конференция выбрала единый областной комитет партии, секретарем которого был избран профессиональный партийный работник, член партии с 1905г. Б.Н. Нимвицкий. Эта же конференция приняла "Тезисы по национальному вопросу". В них указывалось на необходимость тесного союза между национальными государственными объединениями и Советской федерацией.

Башкирская АССР в новых границах была разделена на 8 кантонов - Уфимский, Бирекий, Белебеевский, Стерлитамакский, Зилаирский, Месягутовский, Тамьян- Катайский, Аргаяшский.

К середине 20-х годов относится окончательное разрешение территориальных споров, касающихся границ Башкирской республики. Такие споры между органами Башкирской и Киргизской республик имели место по вопросу о Ток-Чуранском и Зилаирском кантонах и смежных с ними волостях Оренбургской губернии. Если БашЦИК настаивал на оставлении Ток-Чуранского кантона в Башкирской АССР и расширении Зилаирского кантона на юг, то Киргизская республика добивалась присоединения к ней южной части Зилаирского и всего Ток-Чуранского кантона. Вопрос был разрешен ВЦИК таким образом, что Ток-Чуранский кантон отошел к Киргизской республике (1924г), а Зилаирский был целиком сохранен за Башкирской АССР. Без особых трений были переданы от Башкирской АССР Киргизской республике Имангуловская волость

85




(1924г.) и г. Каргалы(1923г.), небольшие островки, окруженные территорией Оренбургской губернии, а также башкирский народный дом Караван-Сарай в Оренбурге (1924г.). Передача этих территорий, а также башкирского народного дома Караван-Сарай не была согласована с самим народом.

В 1923г. в БАССР развернулась острая борьба против татарских националистов, ставивших под сомнение существование отдельной башкирской автономии, исходя из теории "единой гюрко-татарской нации", действуя под флагом "мусульманского единства", 26 июня 1923г. состоялся Пленум Обкома партии, который вскрыл причины роста татарского шовинизма в условиях Башкортостана и указал на необходимость борьбы с ним. Пленум потребовал от коммунистов неуклонно осуществлять решения партии по национальному вопросу и указания В.И. Ленина, которые он дал в своих записках "К вопросу о национальностях или об "автономизации"1. Определенную роль в укреплении национальной государственности башкир сыграло постановление Башкирского Обкома РКП(б) от 2 августа 1923г. "Практические мероприятия по проведению в жизнь резолюций XII съезда по национальному вопросу и IV совещания ЦК с работниками национальных республик и областей'2. Постановление предусматривало конкретные меры по введению в аппарат управления башкир, по распространению башкирского языка:, по экономическому развитию районов с преимущественным проживанием башкир и т.д.

В 1924-1925 гг. разрабатывалась Конституция Башкирской АССР, которая была утверждена 27 марта 1925г. V Всебашкирским съездом Советов. Для рассмотрения конституций автономных республик ВЦИК создал специальную комиссию, которая выделила подкомиссию по Башкирской АССР. Комиссия и подкомиссия, указав на некоторые недостатки в проекте Конституции БАССР, допустили игнорирование прав национальной автономии. В результате первая Конституция БАССР осталась официально не утвержден ной со стороны высших органов центральной Советской власти. Но, несмотря на это, разработка ее ознаменовала определенную веху в истории национально государственного строительства в Башкортостане - завершение организационного периода в ее истории. Последующие изменения, касающиеся БАССР. лишь дополняли то, что было сделано к середине 20-х годов в области права.

1 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.45. С. 356-352

2 Образование БАССР. Сборник док. и ст. Уфа, 1959. С. 703-707.

86


территориального деления и т.п.

Таким образом, провозглашение Башкирской автономной республики связано с упорной борьбой башкир за самоопределение. В процессе национально-государственного строительства, к сожалению, были сильно урезаны экономические, политические и иные права автономии и все было подчинено диктату Центра. Люди, которые стояли у колыбели Башкирской автономии, были обвинены в национализме и многие из них подверглись репрессиям. В Башкирской АССР восторжествовали тоталитарные порадки в условиях диктатуры партии большевиков. В то же время существование, хотя и урезанной, автономии безусловно имело положительное значение для башкирского народа.

87


Глава V. Башкирская АССР в 20-е годы § 1. Общественно-политическая жизнь

К концу гражданской войны страна оказалась в чрезвычайно тяжелом положении из-за охватившего ее тотального кризиса. Разразившийся кризис коснулся и сферы экономики. За годы мировой и гражданской войн страна потеряла более четверти своего национального богатства. Были разрушены или бездействовали многие промышленные предприятия, транспорт. Разлаживалась вся система управления промышленностью, нарушались экономические связи. В сельском хозяйстве сократились посевные площади, поголовье скота, резко упало производство сельскохозяйственных продуктов. В итоге ухудшилось материальное благосостояние рабочих и крестьян. Кризис был и политическим, и социальным. Падение жизненного уровня населения приводило к потере им доверия к партийным и советским органам власти. Именно в начале 20-х гг. появился лозунг "Долой коммунистов, да здравствуют Советы!" Рост в стране социального напряжения был связан с политикой военного коммунизма, от которой прежде всего страдали крестьяне. В ходе претворения :в жизнь политики продразверстки продотряды изымали насильственно так называемые излишки хлеба. Недовольство политикой продразверстки вылилось в 1920-1921 гг. в антисоветские восстания, которые вспыхивали повсеместно. Особенно крупными и упорными были восстания моряков в Кронштадте в феврале-марте 1921 г., восстание крестьян в Тамбовской губернии 1920 г и др. Основными лозунгами восставших были "Советы без коммунистов". "Власть Советам, а не партии", "Свобода торговли" и т.д. Как видно из этих лозунгов крестьяне полагали, что Советы их наделили землей, а большевики грабят. В Башкирской АССР и Уфимской губернии (до 1922 г.) положение также было очень сложным. В Малой Башкирии в начале 20-х гг. развернулась борьба за власть и влияние в республике между обкомом партии и созданным З.Валидовым еще в феврале 1919 г. Башревкомом. В июне 1920 г. валидов- ский Башревком по существу был ликвидирован. В этих условиях в Башкирской республике в 1920-21 гг. развернулось повстанческое движение, направленное против ущемления экономических и политических прав автономии, получивших название в советской исторической литературе как "движение бандитизма".

88




Если повстанческие движения начала 20-х гг. были связаны с национально-государственным строительством в Башкирской АССР, то вспыхнувшее в феврале 1920 г. крестьянское восстание, вошедшее в историю под названием движения "Черного орла" (Черный орел был символом восставших), было прежде всего результатом острого недовольства сельского населения политикой продразверстки, бесчинствами продотрядов. Данное крестьянское движение, которое возглавили бывшие белогвардейские офицеры, представители духовенства, а также крестьянства, по своим движущим силам было пестрым: в нем участвовали крестьяне всех национальностей и вероисповеданий, притом не только состоятельные, но и середняки, бедняки. Восстание "Черного орла" охватило Мензелинский, Белебеевский, Бирский. Уфимский уезды Уфимской губернии и оно было подавлено в марте 1920 г. при помощи регулярных частей Красной Армии. Повстанцы, особенно организаторы этого движения, жестоко были наказаны Реввоен- трибуналом.

Бедственное положение Малой Башкирии и Уфимской губернии еще более усугубилось страшным голодом 1921 г., последовавшего за недородом 1920 и неурожаем 1921г. Тогда в стране голодало до 30 млн. человек, в том числе на территории Башкортостана более 2 млн. человек. Голод был не только следствием неурожая, разорения и упадка сельского хозяйства из- за мировой и гражданской войн, но и результатом продразверстки и бесчинства продотрядов, которые в 1918-20 гг. по существу выкачали из Башкортостана все продовольственные ресурсы, особенно из районов с преимущественным проживанием башкирского населения, объявленного " контррево люционны м".

Несмотря на организацию помощи пострадавшим и деятельность Башкирской комиссии помощи голодающим (Башкомгола), голод нанес страшный урон народонаселению республики. Так, население Башкирской АССР с 1920 по 1922 гг. уменьшилось на 650 млн. человек, т.е. на 22%.

Оздоровлению общественно-политической ситуации в республике, безусловно, способствовали решения X съезда партии (март 1921 г.) о приходе к новой экономической политике - НЭПу. Переход к НЭПу был воспринят в обществе неоднозначно. Часть интеллигенции, далекая от идей большевизма, увидела в этой политике отказ от радикальных лозунгов строительства нового общества. У нее появилась надежда на эволюционное развитие российского общества, на установление в стране демократической

89




формы правления. Сторонники большевизма, воспитанные лозунгами времени гражданской войны, восприняли НЭП как измену идеалам революции, коммунизма. В рядах большевистской партии в начале 20 -х гг. появились оппозиционные группы, защищающие различные точки зрения по вопросу строительства социализма в Советской России. В этих условиях на X съезде появилась резолюция "О единстве партии", запрещающая создание в РКП(б) фракций или групп, имеющих собственную точку зрения. Таким образом именно в 20-х гг. окончательно оформилась однопартийная политическая система. К автономным образованиям, в том числе Башкирской АССР непосредственное отношение имела резолюция этого съезда "Об очередных задачах партии в национальном вопросе ", где была поставлена задача о ликвидации фактического неравенства отсталых народов, в ней же осуждались уклоны в национальном вопросе: в сторону великодержавного шовинизма и в сторону местного национализма. В соответствии с решениями партийных съездов (в 20-х гг. ежегодно проводились партийные съезды) обком РКП(б) развернул в республике широкую работу по политическому воспитанию трудящихся, которой занимались многочисленные политшколы, курсы политграмоты, массовым тиражом печатались труды классиков марксизма-ленинизма.

Значительным событием в общественно-политической жизни Башкортостана было образование "Большой Башкирии" в 192.2 г. 18 июля 1922 г. БашЦИК приступил к управлению "Большой Башкирией". В дальнейшем состоялось слияние органов управления Малой Башкирии с бывшей Уфимской губернией. Были образованы ЦИК БАССР и Совнарком БАССР в новых границах. Председателем Президиума БашЦИКа стал Х.К. Кушаев, член партии с 1919 г., бывший военком Аргаяшского кантона, СНК БАССР возглавил М.Д. Халиков, активный участник башкирского национального движения, о котором 3. Валидов писан: "Этот человек стал одной из главных фигур в борьбе Башкортостана за автономию". Секретарем объединенного обкома партии был избран Б.Н.Нимвицкий, член партии с 1905 г., работавший до этого секретарем Уфимского губкома партии.

В те годы Башкирская парторганизация одной из важнейших своих задач считала борьбу против "валидовщины", ставшей синонимом понятия национализм. Так, V Башкирская конференция РКП(б), состоявшаяся в январе 1922 г. приняла обращение "0 национальной борьбе в БАССР и Ва- лидове". В нем говорилось, что Валидов окончательно скатился в лагерь

90




империалистической буржуазии, стал ее слугой и врагом трудящихся и Советской власти. Всякая связь с Валидовым и содействие ему считалось изменой Советской власти. В дальнейшем многие башкирские общественно- политические деятели, даже не связанные с 3. Валидовым, подверглись репрессиям по обвинению в наличии связей с "валидовцами". Так, были репрессированы в 1937 г. М.Д. Халиков и Х.К. Кушаев, хотя последний не был связан с 3. Валидовым.

К вопросу о башкирском национальном движении обком партии вернулся в 1926 г. Тогда бюро Башкирского обкома партии приняло тезисы "Характеристика башкирского движения". Поводом для принятии тезисов, где башкирское национальное движение охарактеризовано как контрреволюционное националистическое, послужила дискуссия, развернувшаяся на страницах журнала "Пролетарская революция". Непосредственный участник башкирского движения X. Юмагулов выступил с резкой критикой воспоминаний посланника партии в Башкортостане Ф.Самойлова под названием "Малая Башкирия в 1918-1920 гг." В нем башкирское движение получило сугубо негативную оценку и с подобным подходом не согласился его оппонент. "Тезисы" обкома партии по своему содержанию отражали точку зрения профессионального революционера Ф. Самойлова. Здесь примечательно то, что в последующем историки освещали проблему образования БАССР, исходя из данной партийной директивы вплоть до конца 80-х . гг., т.е. до падения всевластия коммунистической партии.

Коснулось Башкирской АССР и так называемое разоблачение "султангалиевщикы". В июне 1923 г. состоялось совещание ЦК РКП(б), которое обвинило известного татарского общественно-политического деятеля, работника мусульманского комиссариата Наркомнаца РСФСР в антипартийной, националистической деятельности. Конкретно он был обвинен в попытке сколотить нелегальную пантюркистскую националистическую организацию, в том, что через 3. Валидова якобы искал связи с контрреволюционными силами не только внутри страны, но и за ее пределами. Руководящим органам БАССР было указано вести решительную борьбу в республике со сторонниками Султангалиева. В работе этого совещания участвовали и представители БАССР М. Халиков и Б. Нимвицкий.

В конце 20-х гг. партийная организация БАССР по указанию сверху развернула кампанию по осуждению "троцкистско-зиновьевского блока". В 1927 г. была организована общепартийная дискуссия, в ходе которой ком-

91




мунисты республики "единодушно осудили троцкистско-зиновьевский блок".

Следует подчеркнуть, что уже в 20-х гг. вся полнота власти в БАССР фактически находилась в руках обкома РКП(б). Он отвечал не только за идейно-воспитательную работу, но взял на себя функции по решению экономических, социальных, культурных и др. проблем. Таким образом в БАССР, как везде по стране, установилась диктатура партии, все решения которой подлежали неукоснительному выполнению. Как правило, с начала

  1. х гг. Башкирскую парторганизацию вплоть до 1957 г возглавлял партийный функционер, направляемый из Центра. Последним политсекрета- рем обкома партии местного происхождения был Ш. Худайбердин, который эту должность занимал с ноября 1921 г. по апрель 1922 г. БашСНК и БашЦИК уже в те годы по существу играли декоративную роль и, как правило, особенно последний, розглавлялись представигелями коренной национальности.

Как известно после образования СССР в январе 1924 г. быЛа принята первая Конституция СССР, а в 1925 г. - новая Конституция РСФСР. В том же году развернулась подготовка Народным комиссариатом юстиции Конституции Башкирской АССР. V Всебашкирский съезд Советов, состоявшийся 27 марта 1925 г., постановил одобрить Конституцию (Основной закон) Автономной Башкирской республики. Однако первая Конституция БАССР, несмотря на ее принятие Всебашкирским съездом Советов, осталась официально не утвержденной Центральной Советской властью, что явилось явной недооценкой национальной автономии. Основные положения Конституции БАССР, хотя они во многом повторяли Конституцию РСФСР, подверглись в центре критике за их якобы самостоятельный, сепаратистский характер и под этим предлогом Республика фактически была лишена собственного Основного закона.

Таким образом, в 20-х гг. были заложены основы будущего унитарного государства с бесправными республиками. Автономные права распространялись лишь в область языка и культуры, но не затронули экономику. Структура управления автономией прежде: всего отвечала интересам Центра, который через обком партии диктовал свою волю. Все это означало установление в стране тоталитарно-бюрократических порядков с насаждением культа вождей.

92


§ 2. Промышленность Башкортостана в условиях НЭПа

Промышленность Башкортостана, еще слабо представленная в народнохозяйственном организме края в начале XX века, понесла большие потери в результате революционных событий 1917 г. и гражданской войны. Интенсивные военные действия в 1918-19гг., когда территория края оказалась в кольце фронтов, сильно ухудшили и без того слабую отрасль хозяйства. При отступлении колчаковцы вывезли ценное промышленное оборудование, станки из Белорецких, Тубинских, Уфимских предприятий, машинный транспорт, золотой запас меди. В ходе гражданской войны были затоплены шахты, рудники, взорваны, сожжены многие промышленные объекты. Так, был взорван железнодорожный мост через р. Агидель. Также сильному разрушению подвергалась мелкая и кустарная промышленность. К концу гражданской войны бездействовали 810 мукомольно-крупяных из 1000, 87 из 116 кожевенных, 9738 из 9925 кустарных предприятий. Железнодорожный транспорт на территории республики представлял из себя кладбище из паровозов, вагонов, целых составов. Были выведены из строя целые участки железных дорог. К тому же из-за отсутствия сырья и топлива в начале 20-х гг. встали все винные заводы, кузнечно-слесарные мастерские, 13 лесопильных заводов. Замерла торговля, упала ценность денег, поднялись цены на продукты питания. Все это тяжело отразилось и на положении рабочих. Среди них росла безработица, шел процесс деклассирования.

Представителей рабочего класса в республике в начале 20-х гг. было сравнительно мало. Занятых только в крупной промышленности рабочих и служащих в 1922г. насчитывалось 8,5 тыс. человек.

Рабочих из коренной национальности - башкир, в общем числе рабочих насчитыва лось по разному' в зависимости от отрасли промышленности. В 1925г. на предприятиях Башкортостана башкиры составляли 52,8% от числа всех занятых. Значительная часть башкир работала в золотодобывающей. лесозаготовительной промышленности, ибо в районах с башкирским населением в большинстве случаев были развиты эти отрасли. В целом в Уфимской гу бернии в начале 20-х гг. башкиры и татары составляли 10% рабочих, занятых в различных отраслях промышленности. По мере восстановления промышленности, нового строительства, реконструкции отраслей ряды рабочих в Башкортостане росли.

93




Крупная промышленность 20-х гг. определялась как база перехода к социализму, укрепления экономической самостоятельности страны, ее обороноспособности. План ее развития вызревал не сразу, не вдруг, как, скажем, замена продразверстки продналогом в сельском хозяйстве. Начало нэповских преобразований в промышленности было несколько запоздалым. Пути ее развития были определены в мае 1921г. на XI конференции РКП/б/: поддержка мелких и средних предприятий, ориентировка части крупных предприятий на выпуск продукции ширпотреба и для нужд сельского хозяйства, перевод всех крупных предприятий на хозяйственный расчет при расширении самостоятельности и инициативы каждого из них.

Первоначальный нэповский план - натуральный обмен продукции сельского хозяйства и промышленности, в условиях полуразвалившейся промышленности Башкирии имел определенный экономический эффект. Многие предприятия, свернув производство основной продукции, начали выпускать продукцию бытового, крестьянского назначения, обменивая ее на хлеб. Рабочие ряда предприятий, например, Уфимских железнодорожных мастерских, выразили недовольство создавшимся условием, предъявили требования к органам советской власти. Одной из главных причин этого стало то, что к осени 1923г. цены на сельскохозяйственные продукты по сравнению с довоенным периодом снизились на 47%, а на промышленные товары повысились на 185%. Эти волнения, как и выступления крестьян, были оценены как провокации эсеров и меньшевиков, которые были жестоко подавлены. Многие рабочие уходили из предприятий в деревни, к земле-кормилице, оставшиеся сочетали свою оставшуюся работу с трудом в подсобных хозяйствах.

В 1921-24 гг. в стране были проведены экономические реформы управления промышленностью, торговлей, кооперацией, финансовые и денежные реформы: вводилась в обращение устойчивая валюта - червонец, который равнялся 10 дореволюционным рублям. С 1924г. совзнаки перестали быть в обороте. В феврале 1921г. формируется Государственная общеплановая комиссия - Госплан, в 1922г -• трестовская система для осуществления режима экономики, для организации накопления на основе хозяйственного расчета с его главным органом '.правления и ревизии - ВСНХ. В народном хозяйстве страны устанавливалась жестокая централизация. В БАССР и Уфимской губернии создаются Башкирское и губернское экономические совещания (Башэкосо, Губэкосо) для координации хозяйственной

94




деятельности ведомств, учреждений, организаций. Создаются также, по аналогии "верха", плановые комиссии, местные органы ВСНХ.

В соответствии с НЭПом наряду с этими мерами принималось решение об использовании государственного капитализма в виде концессий (договор государства с лицом или иностранной фирмой на право организации производства на промышленном или сельскохозяйственном предприятии), аренды (договор на право временного пользования имуществом за вознаграждение), смешанных обществ. ВСНХ имел право сдавать мелкие и средние промышленные предприятия в аренду государственным и кооперативным организациям, частный лицам. Была разрешена организация частных предприятий. Проводилось частичное разгосударствление промышленности. В Башкирии пересматривается круг предприятий для определения их производственных судеб. В результате в аренду были переданы 16 кожевенных заводов, 40% мельниц. По ряду других отраслей промышленности государственные организации получили в аренду 21 предприятие, кооперативные объединения - 15, частные -45. Наиболее значительные предприятия металлургической, топливно-энергетической отраслей, транспорт оставались в ведении государственных органов. Решением правительства республики Зигазинский, Авзяно-Петровский, Инзерский, Лапышгин- ский металлургические заводы были законсервированы. Следует сказать, что для дальнейшего промышленного развития республики имело огромное значение образование "Большей Башкирии". Этот акт национальногосударственного строительства дат определенный толчок для экономического развития края. Башкирская АССР приблизилась к экономическим центрам благодаря наличию железных дорог, что способствовало также ликвидации хозяйственной и этнической разобщенности населения. Новое административно-территориальное образование потребовало от правительства республики перестройки управления экономикой. Начался поиск оптимальных путей развития промышленности в условиях её восстановления и дальнейшего развития путем сосредоточения денежных, материальных, технических средств в одних руках. Были созданы объединения "Башпром", "Башорлес", "Башторгтрест", "Башторг". Ежегодно росли государственные капиталовложения в промышленность республики. В 1923-24 гг. они равнялись 958 тыс. рублям, в 1924-25гг. уже 2,4 млн. рублям.

За счет этого были восстановлены предприятия черной металлургии Белорецка, уже в 1925 г. перешагнувшие дореволюционный уровень произ

95




водства чугуна, проката, а также Тубинская бегунная фабрика ("бегунная": механизм с постоянно движущейся (бегущей ) лентой, отделяющей благородный металл от примесей ). В 1924 г. была построена золотопромывная фабрика на Байкаринском руднике, был пущен в эксплуатацию Баймакский медеплавильный завод. Постепенно улучшалась техническая оснащённость восстанавливаемых и строящихся предприятий (Стерлитамакский кожевенный, Красноусольский стекольный заводы, предприятия "Башлеса", полиграфической промышленности). К середине 20-х гг. в республике функционировало 100 восстановленных предприятий. Ряд законсервированных предприятий правительством республики было решено не реставрировать из-за дороговизны этого мероприятия. Рос ло число рабочих, были заметны сдвиги в производительности труда, в итоге наметился рост валовой продукции. В 1925 г. предприятия местной промышленности Башкортостана перешли на хозрасчет. Денежная реформа 1922-2.4 гг., ликвидация "ножниц" цен оживили товарооборот между городом и селом через государственную, кооперативную, частную торговлю, что в итоге вело к улучшению материального благополучия рабочих, крестьян. Только в одном 1927 г. у рабочих в Башкирии выросла как номинальная (на 7,6%), так и реальная (на 5,6%) зарплата. Рабочие боролись за дисциплину труда, за повышение его производительности, проявляли активность в работе производственных комиссий, совещаний. Трудовой энтузиазм тех лет был на высоте, на уровне самопожертвования. В советской историографии принято считать первую половину 20-х годов как восстановительный, а последующие годы до начала Великой Отечественной войны - как период индустриализации. При всей условности этого деления отметим, что восстановление и строительство новых промышленных объектов осуществлялись параллельно. Сталин и его окружение призвали осуществить индустриализацию повышенным темпом, ибо, по их мнению, необходимо было ликвидировать несоответствие между "новым, передовым политическим строем и старой отсталой технико-экономической базой". ">тот мотив был положен в основу решений XIV-го съезда партии (декабрь 1925 г.), давший установку держать курс на индустриализацию страны.

Формирование темпов индустриализации нашло отражение и в решениях XV всесоюзной партконференции, в которых ставилась задача "в относительно- минимальный исторический срок догнать, а затем превзойти уровень индустриального развития передовых капиталистических стран".

96




Вся тяжесть этих напряженных планов легла на плечи рабочих., отдавших все силы для превращения страны в индустриальную державу. В Башкирской АССР восстановительные работы сместились по времени на более поздние сроки: они шли вплоть до начала первой пятилетки. Это было связано с тем, что государство направило значительную часть капиталовложе- ний в старые промышленные центры, где имелась достаточная индустриальная база. Для Башкирской республики была намечена [программа, предусматривающая скорейшее завершение восстановительных работ в промышленности, её реконструкцию. В 20-х гг. в промышленности Башкирской АССР преобладали традиционные отрасли, связанные с переработкой продукции сельского хозяйства (винные, кожевенные, мукомольно- крупяные предприятия), а также кустарная промышленность (производство транспортных средств, тары, товаров быта). В 1927-28гг. 64% промышленной продукции республики приходилось именно на эти отрасли. Из-за слабой механизации в мелкой и кустарной промышленности в них было занято большое число рабочих по сравнению с числом занятых в крупной промышленности (в 1928 г. - в 5 раз больше ).

Решение трудных экономических задач требовало больших капиталовложений, денежных средств. В 20-е гг. не произошло должной отработки механизма накопления внутренних средств. К тому же вложения иностранных государств резко сократились, внутренний капитал был скуден. В этих условиях усилилась тенденция к централизованному руководству экономикой регионов. Об индустриальном развитии Башкирской АССР 20-х гг. следует говорить как о его начальной стадии в рамках общегосударственной стратегической программы. В ходе восстановительных работ в течение 20-х годов число рабочих несколько выросло, заметно изменялся их состав. В крупной промышленности рабочих и служащих в 1925г. было

  1. тысяч, в 1928г. - 15,7 тысяч человек. Росла доля молодежи, женщин среди рабочих, получавших профессии в школах ФЗУ, в сети курсового обучения. Женщины в 1928 году в общей численности рабочих и служащих промышленности республики составили 14%, на транспорте - 5%, строительстве - 9%, в лесном хозяйстве - 5%. В целом промышленно- производственный персонал республики к концу 20-х годов составлял 18% от общего числа занятых в сфере промышленности. В эти годы рабочие- башкиры в промышленности в подавляющем большинстве случаев были заняты на подсобных работах. Башкиры и татары, занятые в промышлен

97




ности, в 1928 г. составляли 5% от общего числа всех работников этой отрасли.

Таким образом, в промышленности Башкирии в 1920-е годы произошли существенные организационно-хозяйственные изменения, которые способствовали ее скорейшему восстановлению. Были созданы предпосылки для дальнейшего развития отрасли. В основе достигнутых положительных результатов лежал трудовой энтузиазм рабочих, к чему их постоянно призывали партийные организации.

§ 3. Сельское хозяйство

Сельское хозяйство края в начале 20-х гг. находилось в чрезвычайно тяжелом положении. Так, посевные площади уменьшились по сравнению с 1913 г. на 36,5%, поголовье скота к 1920 г. по сравнению с довоенными площадями сократилось вдвое. Все это создало острейшую проблему снабжения населения продуктами питания. Это было связано с тем, что Башкортостан был зоной разрушительной гражданской войны и военной интервенции. Население края, состоящее до 90% из сельских жителей, голодало еще с 1919 г., свирепствовали эпидемии, в частности, тиф. 1921-ый г. стал апогеем голодных годов. Крестьяне выражали острое недовольство политикой продразверстки, которая продолжалась и после окончания гражданской войны. По стране, в т.ч. в Башкортостане, прокатилась волна антисоветских крестьянских восстаний. В этих восстаниях участвовали, по существу, все слои крестьянства, составлявшие подавляющее большинство населения страны. Социальный состав крестьян БАССР начала 20-х гг. был неоднородным:: 60% приходилось на середняков, 36-37% - на бедняков и батраков, 3-4% - на кулаков. Волнения этой массы было опасно для судьбы молодого государства

Требовалась срочная оценка ситуации, нужно было принять меры для ликвидации причин недовольства трудящихся (волновались и рабочие), для определения перспектив экономического развития, политического курса. Нестабильность международной обстановки также требовала принятия эффективных, решительных действий.

Российские коммунисты в связи с этим собрались на очередной съезд, десятый по счету’ (март 1921 г.). На этом съезде после обсуждения

98




социально-экономического и политического положения в стране было принято решение о переходе от политики "военного коммунизма" к новой экономической политике (нэп).

НЭП - многоплановая, рассчитанная на определенный по времени (переходный) период "от капитализма к социализму", политика, охватившая все сферы функционирования общества: экономику (прежде всего сельское хозяйство, промышленность, товарообмен), социальную сферу (город-село), идеологию. По Ленину сущностью нэпа был "...максимальный подъем производительных сил и улучшение положения рабочих и крестьян..." НЭП начал успешно воплощаться в жизнь.

В Башкирской республике организовывались многочисленные собрания, митинги, конференции, активизировались средства массовой информации по разъяснению сущности НЭПа. В Башкортостане поворот к НЭПу, особенно замена продразверстки продналогом, нашли широкий отклик в массе крестьянства, рабочих, ибо главная цель этой политики была направлена на раскрепощение товаропроизводителя. Продналог означал свободу выбора форм землепользования, разрешал свободу выбора форм землепользования, разрешал в нем наем рабочей силы, вместо принуждения появилась материальная заинтересованность. Складывающийся строй Ленин назвал "государственным капитализмом в пролетарском государстве". Рабочие также с одобрением встретили аграрную часть НЭПа, стремились помочь сельчанам увеличением выпуска продукции сельскохозяйственного назначения, "...мы клянемся, - говорили, например, рабочие Сим- ского завода, - напрячь все силы для победы на трудовом фронте". В надежде на выгодность результатов своего труда, крестьяне организованно провели посевную кампанию первой весны НЭПа. Месячники "Красного пахаря" и подобные ему мероприятия были проведены по всей республике. Весной 1921 г. посевные площади составили 85,5% от предыдущего. Однако в

  1. г. из-за небывалой засухи был неурод: было собрано лишь 5,9 млн. пудов хлеба, что было почти в 12 раз меньше, чем в предыдущие годы. Поэтому в условиях Башкирской АССР оживление сельскохозяйственного производства наметилось лишь в 1922/23 хозяйственном году. Осуществление мер организационного, хозяйственного, мобилизационного характеров в 1920-21 гг., плюс удачные природно-погодные условия позволили довести валовый сбор зерновых в 1922 г. до 36 млн. пудов (в 1928 г, - 120,8 млн.). По России в том же году был самый высокий сбор урожая после октябрь

99


ских событий 1917 г.

В дальнейшем в осуществлении аграрной части программы НЭПа были сделаны коррективы. Первоначально обмен продукцией города и деревни производился только через аппарат Наркомпрода и кооперативы. В Башкирии был создан "Всебашкирский сельскохозяйственный кредит" ("Башсельхозкредит", 1923 г.) К октябрю 1925 г. число сельскохозяйственных кооперативов достигло 257 единиц. Среди этих кооперативов преобладали кредитные объединения. Разрешался крестьянам только натуральный обмен производимой продукции на местах проживания. Крестьянину такие условие распоряжения производимой продукцией были невыгодны. Началась стихийная ее купля-продажа по законам и ценам "черного рынка". Власти были вынуждены признать утопичность первоначального варианта натурального товарообмена. Поэтому ограничения свободы торговли были сняты, крестьянину была разрешена розничная торговля. В этом смысле он был поставлен в равные условия с государством, кооперативами. Принцип материальной заинтересованности подогревал трудовую устремленность тружеников села. Естественно, в такой ситуации усилилась дифференциация крестьян: одни обогащались, другие по-прежнему влачили нищенское существование.

Однако, в целом, в результате перехода к рыночной экономике материальное благосостояние села менялось в положительную сторону.

Учрежденные в самом начале 20-х гг. кредитные сельскохозяйственные объединения в заметной степени способствовали рост}' производительности труда в хозяйствах крестьянина-единоличника, вступившего в отношения купли-продажи. Тому способствовали покупаемые ими сельхозмашины и механизмы, рабочие лошади - основная тягловая сила тех времен. Так, за 1924/25 гг. в Башкирии сельскохозяйственных механизмов и орудий было приобретено: 7,4% - государственными органами, 29,7% - кооперативами, 62,9% - частным сектором. В 1922 г. в Башкирии лошадей было 369.398 голов, в 1924 г. - 546.098. Эти показатели красноречиво свидетельствуют, с одной стороны, о желании и возможности крестьян в увеличении производительных сил, с другой - об увеличении доли промышленного производства для сельского хозяйства. Оснащение крестьянских хозяйств машинами, оборудованием, механизмами, рабочим скотом медленно, но заметно сказывалось на росте посевных площадей (1922 Г.-974.651 десятина. 1925 г. - 1.958.372 десятины), валового сбора зерна (1921 г. -5.9 млн.

100




пудов, 1925 г. - 103 млн. пудов). Денежная реформа 1922-24 гг. подтолкнула государство заменить натуральный налог денежным как более выгодный для него. Для дешевого кредита крестьянину организуется Центральный сельскохозяйственный банк с отделами на местах. Таким образом, низкий старт экономики начала 20-х гг. к их середине по указанным причинам набрал заметное ускорение в аграрном секторе страны, в том числе республики.

Это ускорение, в основе которого лежал принцип материального стимулирования труда крестьянина, во второй половине 20-х гг. стало тормозиться, но не по вине сельского труженика. Новый термин "нэпманы", особенно в торговле, стал бельмом на глазу у части большевистского руководства. Творец нэпа Ленин ровно через год (март 1922 г., XI съезд РКП(б)) после начала его введения заявил, что отступление (уступки частнохозяйственному капитализму) закончено, смычка с крестьянской экономикой устанавливается, союз рабочего класса и крестьянства укрепился, хозяйственные достижения налицо. Поэтому следует, "научившись торговать", перегруппировать силы для наступления на капиталистические элементы ("буржуазия осталась и борьба осталась"). Одновременно принимается резолюция "О работе в деревне", которая главной задачей партии признала оказание практической помощи крестьянству в увеличении сельскохозяйственного производства. После смерти Ленина его "...наступление..." станет главным орудием в скоропалительных, жестоких командно-административных действиях руководителей государства. Часть руководителей государства (Бухарин Н.И., Чаянов А.В. и др.) в 1924 г. отстаивала развитие аграрного сектора по опыту первых лет нэпа, другая - настаивала на усилении внимания тяжелой индустрии. Взвешенный, экономически обоснованный вариант перспективного развития двух основных отраслей (Бухарин Н.И.) не был принят "триумвиратом" (Сталин, Рыков, Зиновьев). Постепенно был взят курс на ускоренное развитие индустрии за счет сельского хозяйства. Были намечены способы вымывания денег из аграрного сектора и другие пути их накопления в пользу индустрии. С 1925 г. повышается сельскохозяйственный налог на кулаков. Началось государственное регулирование цен на продукцию сельского хозяйства и промышленности явно не в пользу первого и носящее не хозяйственный, а административный характер. Постепенно даже увеличивалась доля экспортируемого хлеба, не хватавшего даже для внутреннего потребления, с целью покуп

101




ки зарубежной техники и оборудования. Повышались цены на промышленные товары. Например, в Башкирской АССР пуд ржи стоил 130 руб., а аршин (71 см) ситца - 270 руб. Такое положение было со всеми видами продукции. "Ножницы цен" трактовались как изыскание средств внутри промышленности. Как следствие, с 1925 г. скачкообразно сокращается объем хлебозаготовок. Низкие закупочные цены не стимулировали крестьянина к расширенному воспроизводству хозяйства.

Итак, судьбу промышленности руководители партии и правительство поставили в зависимость от сельскохозяйственного сектора экономики. Средства для ее развития в основном начали изыскивать вариантом "военного коммунизма" в новых условиях. Низкая товарность крестьянского хозяйства стала угрозой основе НЭПа - рыночным отношениям. У крестьянина опускались руки из-за систематического повышения объема государственных хлебозаготовок, причем по низким ценам за бумажные деньги. На 1927/28 хозяйственный год для Башкортостана план хлебозаготовок был установлен в 18 млн. пудов, что было не под силу крестьянам и фактически было заготовлено II млн. пудов, что гораздо меньше, чем в предыдущем году - в 1926/27 хозяйственном году. В этом году, например, было сдано государству 15,3 млн пудов хлеба. Такое "выполнение" планов было повсюду в стране. Обозначился очередной хлебозаготовительный кризис.

Попытки Бухарина Н И., Рыкова А.И., Томского М П., Чаянова А.В. отстояггь лояльные отношения к крестьянству не имели успеха. Свою линию - объединение индивидуальных крестьянских хозяйств в крупные коллективы, намеченную на XV съезде ВКП(б) (декабрь 1927 г.) Сталин отстоял с упорной настойчивостью: путь крестьянству в колхозы и совхозы был определен под веским предлогом повышения товарности сельхозпродукции. Дело стало за сроками, способами. Последние у будущего "отца народов" были готовы: статьи уголовного кодекса (107,170 - спекуляция хлебом ,его сокрытие), насильственное изъятие "излишков" хлеба у крестьян, заградительные отряды, множество налогов к тем, кто проявлял недовольство, порой непонимание происходящего.

Приезд Молотова В.М. (секретарь ЦК РКП(б)) в 1928 г. в Уфу. "увидевшего у бюро Башкирского обкома партии "кулацкий душок", письмо Сталина (февраль 1928 т.) в адрес обкома партии и правительства республики имели главной целью нажим на кулака. Крестьянство Башкирии сполна испытало воздействие различных репрессивных мер. К маю 1928 г.

102




было возбуждено 2176 уголовных "кулацких" дел, конфисковано 142 тыс. пудов хлеба, отстранены от руководящих должностей на селе 321 человек. Неудивительно, что вся масса крестьянства волновалась, была в панике, стала сомневаться в советской власти, проявляла антисоветские настроения.

В этих кризисных условиях Сталиным выдвигается ошибочный тезис об усилении классовой борьбы по мере продвижения в социализм. Он явился теоретическим обоснованием содеянного по отношению к крестьянству в те годы, а также фундаментом широкомасштабных репрессивных мер в будущем к представителям всех социальных слоев и групп общества. С конца 20-х годов НЭП перестал отвечать своему назначению, поскольку разрушилась система экономических отношений - отношений между городом и деревней. НЭП функционировал неполных десять лет. Но и за это сравнительно короткое время он доказал свою определенную эффективность в сельском хозяйстве.

§ 4. Культурная жизнь

Строительство новой, советской культуры в стране началось после окончания гражданской войны. Развитие этой сферы в нашей стране было названо "культурной революцией" и рассматривалось как элемент известной триады - индустриализация, коллективизация, культурная революция. Она была направлена на формирование социально активной личности, строителя нового общества. Для этого предусматривалось прежде всего поднять уровень грамотности населения, ибо по переписи 1920 г. в стране было 54 млн. неграмотных. В 20-е годы был заложен фундамент для решения этой проблемы. Бесспорно, что в 20-е годы культурное строительство имело значительные достижения. Однако, культурная жизнь страны была связана с установлением ненормальной нравственной обстановки, диктуемой большевистской властью из-за игнорирования "старого" культурного наследия, следуя принципу "все лучшее - советское". В 20-е гг. наряду с широким распространением дискуссий, борьбы мнений по вопросам решения задач культурного строительства, имело место установление жестких идеологических рамок и ограничений путем насильственного насаждения марксистско-ленинской идеологии Большой урон культуре общества в те

103




годы нанесли практика травли интеллигенции, крушение культовых очагов духовной культуры, искривления в развитии национальной культуры. Процесс развития культуры шел, в основном вширь ,и тем самым качественные показатели подменялись количественными. Поэтому многие негативные явления: в духовной жизни приобрели хронический характер (единая непререкаемая коммунистическая идеология и мораль, интернационализм наизнанку и т.д.)

Все эти негативные явления, появившиеся в культурной жизни страны были связаны с установлением тоталитарного режима, огосударствлением всех общественных организаций, отсутствием демократических институтов, и , наконец, ликвидацией конституционных прав и свобод.

Следует подчеркнуть, что культура Башкирской АССР в 20-е гг. развивалась не на пустом месте. Еще до революции появилась плеяда представителей творческой интеллигенции - ученые и художники, работники образования, писатели и поэты, общественные деятели. Они вместе с многочисленным чиновничеством, духовенством, специалистами, служащими государственного аппарата составили послеоктябрьскую интеллигенцию Башкортостана. Будучи по происхождению и политической ориентации в основной массе мелкобуржуазной они в 20-е гг. после недолгого колебания стали сотрудничать с новой властью. Накануне 1917 г. только в Уфимской губернии насчитывалось свыше 13 тыс. человек из интеллигентской среды. Эта социальная группа являлась определенным показателем уровня культурного края.

Многовековая духовная жизнь башкирского народа, всего населения края была благодатным фундаментом для развития культуры в новых условиях. В дореволюционном Башкортостане духовная жизнь коренного населения душилась власть имущими, чинились препятствия ее росту. Народы Башкортостана были обречены на отсталость во всем. Данный вывод доказывается уровнем грамотности населения Башкортостана. По переписи населения 1897 г. грамотных среди башкир было 18%, татар -20%, русских - 16%, чувашей - 5,7%, марийцев - 3,3%, удмуртов - 1,9%. Эти показатели связаны с грамотностью на родном языке. Из числа грамотных башкир лишь 0,58% владели русским языком. По той же переписи в двух губерниях (Оренбургской и Уфимской) было занято в области науки, литературы, педагогической и санитарно-врачебной работе из башкир - 363 человека, татар - 265, русских - 3.614 человек. В этих условиях нужно было начать раз

104


вивать культуру.

Создание национальной письменности и литературного языка башкирского народа было одним из условий предстоящего культурного строительства. Задача с научной точки зрения была довольно сложной и острой, поскольку башкирская письменность до революции базировалась на языке тюрки. На основе восточного (куваканского) и южного (юрматынского) диалектов был разработан национальный башкирский литературный язык. Все это дало возможность более целенаправленному развитию национальной культуры. Образование явилось ключевым звеном подъема духовной и материальной культуры народа.

Становление советской общеобразовательной системы было связано с первыми законами новой власти: 23 января 1918 г. появился декрет "Об отделении церкви от государства и школы от церкви", 16 октября 1918 г. - "Положение о единой трудовой школе", "О школах национальных меньшинств". Из этих государственных актов следовало прекращение преподавания в школах предметов, связанных с религией, бесплатность образования, введение новой школьной системы (двухступенчатая школа) вместо сословных школ, совместное обучение мальчиков и девочек, возможность обучения на родном языке. Реализация этих решений началась с окончанием гражданской войны.

Президиум Башкирского обкома РКП(б) в постановлении от 18 января 1921 г. поставил задачу принятия самых энергичных мер по ликвидации безграмотности. 16 ноября 1920 г. была создана Всебашкирская Чрезвычайная комиссия по ликвидации безграмотности вслед за Всероссийской Комиссией, возникшей еще в июле 1920 г. Правительство России в 1923 г. потребовало немедленной разработки плана введения всеобщего начального обучения (всеобуч), закон о котором был принят в августе 1925 г. Этот перспективный план был рассчитан на 10 лет (1924/25 - 1933/34 уч. годы), в течении которых все дети 8-11 лет подлежали обучению. В 1923 г, на IV Всебашкирском съезде советов впервые был рассмотрен вопрос о всеобуче. Однако экономические проблемы отодвинули на второй план вопросы народного образования. Поэтому всеобуч в Башкортостане был введен с опозданием по сравнению с соседними регионами. В конце 20-х гг. школы республики посещало только 71,8% детей школьного возраста, притом, в основном в городах, рабочих поселках и некоторых сельских районах. В Башкортостане годом введения всеобуча стал 1930/31 учебный год.

105




Все это было связано с тяжелыми последствиями гражданской войны, страшного голода 1921 г., слабостью материальной базы школ, острой нехваткой школьных помещений, учебных пособий, топлива, питания, педагогических кадров, сказывался и различный уровень культуры народов республики, неподготовленность самого населения (бедность). Постепенно решался вопрос о финансах, о помощи нуждающимся детям, о шефстве над школами, о помощи населения школам, об учителях. К концу 20-х гг. были налицо экономические сдвиги, позволившие усилить внимание к "культурному фронту". В 1928 г. обком партии направил местным партийным организациям письмо о задачах и путях преодоления отставания культурного строительства от хозяйственного. Тогда же был организован народный культпоход. Создавались штабы культармейцев-общественников из учителей, студентов, учащихся школ 2-ой ступени, грамотных рабочих, интеллигенции, служащих. Основной целью этих мер явилось оказание помощи населению в овладении грамотой. Население добровольно создавало специальные фонды, которые формировались путем самообложения, отчислений от доходов предприятий, колхозов, совхозов. Все это свидетельствовало о тяге народа к просвещению. В те годы комсомол взял шефство над всеобщим начальным образованием, помогал в ремонте школ, организовывал рейды по проверке готовности их к новому учебному' году. Открывались особые двухгодичные школы для переростков. Родился лозунг "Лучший дом на селе - под школу всеобуча!" Между тем, школ явно не хватало. Поэтому' более 1000 классов-комплектов были размещены в крестьянских наемных домах.

Основной формой решения вопросов всеобуча являлось увеличение государственных ассигнований. В республике они росли постоянно. К примеру в 1927/28 г. на народное образование было израсходовано 35,6% из всей массы бюджета БАССР, а в 1929/30 г. - 37,4%. Постепенно осуществлялся переход от хозяйственно-организационных вопросов школьной жизни к вопросам качества обучения и воспитания. В 1923 г. Наркомпрос республики разработал Устав единой трудовой школы, принял меры для повышения квалификации учителей, для вовлечения их в общественную жизнь.

В 20-х гг. вопрос о педкадрах стал весьма проблематичным из-за острой их нехватки. Это было связано и с тем, что школы стали светскими. Представители духовенства, ведущие до этого преподавательскую деятельность, были отстранены от школьной системы, а позднее и от работы. Для

106




подготовки педагогических кадров были открыты новые педтехникумы (в Белебее, Благовещенске, Бирске, ИНО в Уфе). Педтехникумами стали и бывшие учительские семинарии - Оренбургская, Челябинская. Выпускники школ 2-ой ступени (дети от 13 до 17 лет, получающие общее среднее образование ) с дополнительным педагогическим образованием направлялись учителями школ 1-ой ступени (дети 8-13 лет, начальное образование). Организовывались курсы для подготовки учителей начальных школ, а также курсы для учителей, у которых не хватало квалификации. Курсовая форма подготовки учителей в 20-е гг. была преобладающей. Постепенно уделялось внимание вопросам улучшения материального положения учителей. С 1927/28 уч. г. через каждые пять лет им прибавлялась зарплата, вводилась дифференцированная зарплата, с учетом уровня образования, стажа, принимались меры по обеспечению учителей бесплатным жильем В итоге к концу 20-х гг. несколько стабилизировалась проблема, связанная с учительскими кадрами. Городские школы ими были обеспечены неплохо, но сельских учителей не хватало. Так, в 1927/28 уч.г. в БАССР учителей насчитывалось 4,9 тыс., т е. почти в 2 раза больше, чем в 1914/15 учебном году.

Составной частью всеобуча было обучение грамоте взрослой части населения. Органы народного образования исходили из декрета СНК от 26 декабря 1929 г. "О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР". По нему все население до 50 лет обязывалось обучению грамоте на родном или русском языке. Эта работа началась уже в ходе гражданской войны, в основном среди солдат. С окончанием войны в 1923 г. возникло Всероссийское общество "Долой неграмотность". Такое же общество было создано в Башкортостане в 1924 г., которое выдвинуло лозунги: "Грамотный, обучай неграмотного!", "Грамота - ключ к овладению культурой и техникой!" По линии башкирского общества "Долой неграмотность" ежегодно обучалось

  1. тыс. неграмотных и малограмотных. К этой работе была привлечена вся интеллигенция, служащие, учащиеся старших классов средних школ, студенты (культармейцы). За 20-е гг. в республике стали грамотными 174 тыс. человек. Овладение грамотой представителями различных национальностей было не одинаковым. Так, в 1926 г. грамотные башкиры составляли 34% среди сельского населения и 56%- среди городского, татары соответственно 42% и 66%, русские - 48% и 78%. К концу 20-х гг. грамотой овладело около 50% взрослого населения всех национальностей республики

107




Особо остро стала в те годы проблема приобщения к грамоте женщин, особенно башкирок, татарок, которые до революции были лишены возможности широкого приобщения к образованию, что в определенной мере было связано с религиозными представлениями, старыми обычаями и традициями. Настойчивая работа в этом направлении дала положительные результаты. К концу 1928 г. грамотность башкирок составляла 24%, татарок - 39%, русских - 44%, Таким образом, в 20-х гг. был заложен фундамент для дальнейшего развития народного образования. Большое внимание в 20-х гг. уделялось национальному образованию. Пленум ЦК РКП(б) (июль 1923 г.) отметил плачевное состояние башкирских национальных школ. Было обращено внимание руководства на необходимость подготовки учителей-башкир, составления программ, учебников на башкирском языке. В течение 1924/25 гг. был издан на башкирском языке букварь ("Элифба"), новые учебники. Однако примерно в половине начальных школ республики обучение велось на татарском языке. Такое положение сохранялось и в начале 30-х гг. Не хватало учителей из башкир, дети из-за этого были слабо подготовлены для поступления в профессиональные учебные заведения. Мало было поступающих из числа башкир в педагогические учебные заведения, к тому же шел процесс "отатаривания" башкир. Прорыв этого положения происходил медленно, с трудом. Преимущественно в пользу башкир решались некоторые вопросы образования. Например, из 400 школ, основанных в 1925/26 уч. г. 234 были открыты в районах с преимущественным башкирским населением. В национальных школах в соответствии с постановлением IX областной партконференции, которая состоялась 4 февраля 1925 г., было принято решение о необходимости систематического преподавания русского языка, как предмета, в башкирских и татарских, а также в других национальных школах. Хотя речь в этом документе шла, о преподавании русского языка как предмета, по существу он стал языком всех остальных предметов, вытеснив родные языки. Это явилось началом русификации народов Башкортостана.

Делу повышения культурного уровня населения были призваны служить кроме общеобразовательных школ, широкая сеть библиотек, крупных уголков, изб-читален, домов культуры, музеев, печати, радио, кинотеатров - собирательно называемые культпросветучреждениями. В них проводились собрания, доклады, беседы, громкие читки, спектакли, выпускались стенгазеты, т.е. они играли значительную роль в духовной жизни на

108




селения. Постепенно расширялась сеть, улучшалось их материальное состояние, решались кадровые вопросы. В первую очередь было обращено внимание на библиотеки. Правительство республики опиралось при этом на декрет СНК "Об охране библиотек и книгохранилищ" от 17 июля 1918 г. Но в ходе гражданской войны и последующей затем разрухи число библиотек в Башкортостане к 1927 г. уменьшилось по сравнению с 1917 г. с 340 до 312. Но уже к 1929 г. библиотек стало 1865. В это число вошли ранее не учтенные. В соотвегствии с декретом "О централизации библиотечного дела" (1920г.)была организована 1921 г. Башкирская республиканская библиотека, ставшая флагманом библиотек республики (ныне Национальная республиканская библиотека им. З.Валиди).

Новой интересной формой культпросветительной работы явилось кино, радио. Первые радиоустановки в республике появились в 1925 г. В 1929 г. в республике работали 95 киноустановок. Сооруженная в Уфе в 1927 г. радиостанция стала основой развития радиосети.

Делу самообразования населения служили книги, журналы, газеты, издание которых в 20-е гг. значительно выросло. Первая башкирская газета "Башкорт" начата издаваться еще после февраля 1917 г. С 1919 г., с момента образования БАССР, начали издаваться и другие газеты: "Башкортостан хэбэрлэрэ" ("Известия Башкортостана"), "Правда трудовой Башкирии", "Алга" ("Вперед"), "Корэш" ("Борьба"), с 1924 г. - "Башкортостан" (на башкирском языке), "Янаи аул"( "Новая деревня" - на татарском языке), а также комсомольская, женская газеты. Все же кризисная ситуация, наступившая в республике после гражданской войны не могла не отразиться на состоянии печатного дела. В 1922 г. издавалось всего 9 периодических изданий различного типа. С конца 20-х гг. в Башкортостане издается уже 5 областных газет и 7 журналов. Первые 9 районных газет в Башкортостане начали издаваться с 30-го года (первая - давлекановская газета "Победим"). Органы печати все более становились массовыми, доступными. В 20-е гг. сложилась структура печати: центральные и областные руководящие, центральные, областные - массовые и рассчитанные на определенную социальную группу - молодежь, рабочих, крестьян. Районные, совхозные МТСовские газеты (местная печать) начали издаваться позднее. С 1927 г. начал выходить журнал "Хозяйство Башкирии", с 1928 г. - "Ленин юлы" (с 1933 г. - "Путь Ленина").

Постепенно натаживалось книгоиздательское дело, начатое с 1920-го

109




г., когда при Наркомпросе был организован "Отдел литературного издательства", а в 1922 г. в Стерлитамаке возник "Башкнигоиздат". С образованием Большой Башкирии создается товарищество "Башкнига" для издания и реализации печатной продукции. Проявлялась особая забота о башкирской книге. В 1922 г. было издано только две книги, в 1928 г. - уже 118 книг на башкирском языке. Всего с 1922. по 1928 г. "Башиздат" выпустил 1104




оставить комментарий
страница4/11
Дата07.11.2012
Размер4.36 Mb.
ТипУчебник, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх