Учебное пособие представляет также интерес для научных работников, учителей, учащихся старших классов, краеведов. Ключевые слова: русский язык, русская ономастика, русская топонимика, рязанское краеведение icon

Учебное пособие представляет также интерес для научных работников, учителей, учащихся старших классов, краеведов. Ключевые слова: русский язык, русская ономастика, русская топонимика, рязанское краеведение


1 чел. помогло.
Смотрите также:
1   2   3   4   5
вернуться в начало
§ 5. Гидронимы балтийского происхождения


В ряде случаев возможна этимологизация рязанских гидронимов на балтийском материале, хотя достаточно сложно многие названия однозначно этимологизировать как балтийские, поскольку они, скорее всего, попали в русскую топонимическую систему через посредство финно-угорской, где уже могли претерпеть значительные изменения при адаптации, вплоть до деэтимологизации.

Приведем некоторые гидронимы, которые могут быть балтийскими по происхождению. Так, явные балтийские параллели имеют место для такого речного гидронима, как Хупта (вариант Упта) (правый приток р. Рановы), сопоставимого с литовским Upyte и латышским J|rupīte (лит. ùpė «река»), причем балтийскими могут быть и названия двух притоков Хупты: Стабенка (ср. с лит. Štabinas, др.-пр. Stabingen, Stabinotilte и др.-пр. stabis «камень», а также с гидронимами из Верхнего Поднепровья Стабница, Стабна) и Лакоток (вар. Лапоток) (ср. с др.-пр. Lukte, Lukten, лит. Lukstas и др.-пр. *luktis, лит. lukštas «камыш», а также
с днепровскими Локчь, Локна, Локоть). Речное название Аксень может мотивироваться географическими латышскими апеллятивами-термина-
ми akacis, akace, akacs («окно, яма в болоте; прорубь; глубина в реке, озере»), aka («прорубь, колодец»), akas («заводь»), литовскими akacajs («болотистое место, где много ям с водой»), akìs («незамерзающее место»). Некоторые исследователи к этим лексемам возводят и название Ока. Наименования небольших речек из бассейна р. Цна Апушка и Вопша можно сопоставить с литовским ùpė, балтийскими *up-, *ap- «река» (ср. с лит. upokšnis «речка») или с литовскими apuše, epuše «осина». Точное соответствие в балтийской топонимии находится для рязанских речных гидронимов Прыс (ср. с балт. Prys и лит. prausti «мыть»), Пилис (ср. с лит. pilis — «замок, крепость, город» или upelis «речка»), Улас (ср. с балт. Улла, Ула и лтш. ōla «галька», лит. uolà «скала»). Добавим также, что и для известных речных гидронимов Вожа, Проня, Цна возможна балтийская этимология.

Ряд озерных и болотных рязанских гидронимов с достаточной степенью надежности допустимо трактовать как имеющие балтийское происхождение. Среди них можно отметить: Дриселово (соответствующие этому гидрониму подмосковные названия Дриса, Дрисенка, Дрисела В.Н. Топоров относит к балтизмам; такое же происхождение пред-
полагается и у белорусского речного названия Дрисса), Орос (вар. Ариса) (анализируя подобные поднепровские гидронимы Ореса, Оресса, В.Н. Топоров и О.Н. Трубачев признают их несомненное балтийское происхождение, хотя и не указывают мотивирующего апеллятива; нам кажется, в качестве такового возможно привести лтш. ārējs «внешний, наружный», ara «на улице, на дворе» с вполне топонимическими значениями), Раштянево (это название возможно сопоставить с поднепровским Рышты, которое В.Н. Топоров и О.Н. Трубачев рассматривают
в одном ряду с Реста, Ректа, Рехта, Рихта и возводят к лит. riešutas, лтш. rieksts «орех, лесной орех», др.-прус. bucca-reisis «буковый орешек»,
а также сравнивают с лит. raĩstas «болото» и древнепрусскими названиями Raystopelk, Raispelkiai, Reisten, Reysitiein); Толас (этот гидроним может восходить к балтийским апеллятивам лит. tólus «далекий», лтш. tāls «дальний, далекий», tālums «даль» (ср. с лтш. Tals, Talsi) и др.


§ 6. Ранние славянские гидронимы


Славянская топонимия на территории Рязанского Поочья появляется с самого начала колонизации славянскими племенами данного географического ареала. О.Н. Трубачев, чтобы отнести географические названия к группе раннеславянских наименований, сформулировал следующие критерии: 1) отсутствие для них четких апеллятивных связей, 2) нерегулярность и непродуктивность структуры, 3) обнаружение среди них элементов, которые ведут к другим группам известных славянских языков. Конечно, сложно установить точное время появления того или иного топонима, однако сочетание указанных критериев все же позволяет выявить группу ранних славянских наименований.

Анализируя топонимию междуречья рек Осетра и Прони, Ю.П. Чумакова, например, выделяет две группы древних наименований: структурные архаизмы и названия с раннеславянскими топоосновами. К первой группе она относит: названия на -ичи (Любичи); названия с суффиксом -j(ь), особенно образованные от двучленных славянских антропонимов (Переяславль), названия, образованные от древних славянских антропонимов с помощью других суффиксов (Канев, Нездина); сложные названия с компонентами -город и -поль (Вышгород, Треполь); образования на -ля (по сути, тоже произведенные с помощью -j(ь) от основ на губные согласные — Радомля); образования на -иж, -еж (Требиж, Трубеж); образования на -ынь (Волынь, Белынь) и на -ва (Пониква, Смедва). Среди наименований с раннеславянскими топоосновами Ю.П. Чумакова указывает такие, как Болонь, Бохот, Музга и др. Необходимо отметить, что среди рассматриваемых ею названий достаточно много гидронимов, хотя некоторые из них в настоящее время либо расположены за пределами Рязанской области (левобережье Осетра), либо не представлены на современной топографической карте, так как исчезли, были деэтимологизированы и переименованы или перешли в разряд микротопонимов и фиксируются лишь во время полевых опросов, причем часто также в искаженном, деэтимологизированном виде.

Из указанных групп на сегодняшний момент фиксируются на карте несколько гидронимов, которые образованы от двучленных антро-
понимов с помощью суффикса принадлежности -j(ь). Наиболее пока-
зательны в этом отношении названия на -гощ/-гоща: р. Катагоща, р. Летогоща, оз. Сологоща. Традиционно второй компонент таких топонимов возводят к древнему гость «чужестранец, приезжий купец, купец». По мнению Ю.П. Чумаковой, этот компонент был частью реконструируемых древнерусских личных имен (*Хoтогость (от *хоtěti); *Лhтогость (от *lěto) или *Лютогость (от корня *lut- с широким спектром значений); *Сqлигость (ср. со старославянским cqëèè — «лучший, сильнейший»). Однако в отличие от древнеславянских двучленных имен с другими типичными компонентами (-мир, -слав, -буд, -мысл
и др.) имена на -гость практически не зафиксированы, хотя в топонимии достаточно широко представлены образования на -гощ/-гоща. Поэтому, как, например, предполагает Э.М. Мурзаев, наиболее вероятна связь этих гидронимов с наименованиями постоялых и гостиных дворов, находившихся около рек и озер (ср. со словом погост, которое
в древнерусском языке имело не только значение «место около церкви
и кладбище», но и «стан, становище, поселок вокруг становища»). В этом случае суффикс -j(ь) приобретает уже не посессивное, а общетопонимическое значение под воздействием закона аналогии.

Гидронимы Радбища (левый приток р. Казачья, левого притока
р. Истья, правого притока Оки) и Радочь (левый приток р. Истья, правого притока Оки), расположенные неподалеку друг от друга, даются в каталоге «Гидронимия бассейна Оки» в виде Радобеж (Радубеж) и Радуча (Радуга) и рассматриваются Ю.П. Чумаковой в качестве производных
от антропонима Радобуд, который сохраняется в сербохорватском языке и восходит к основам рад- и буд- (от *byti или *buditi). Естественно, что двучленные антропонимы возникли еще в общеславянскую эпоху, и поэтому их отражения в топонимии имеются на всех современных тер-
риториях, заселенных славянами, что отмечается многими исследова-
телями.

Гидронимы р. Меча, р. Непложа, оз. Велье также можно рассматривать как производные с помощью суффикса -j(ь) (-j(а), -j(е)) с посессивным или общетопонимическим значением. Так, название Непложа возможно мотивировать антропонимом-прозвищем Неплод (Неплода), хотя нельзя исключить и того, что он указывает на прежний характер местности, где протекала река («неплодящая, бесплодная, с бедными почвами»). Для озерного наименования Велья, несмотря на всю сложность и разнообразие трактовок топонимов с корнем вел-/вол-, возможна мотивировка антропонимической основой *Вел (*Вела), которая может быть сокращенной формой какого-то двучленного личного имени, например Велемир. Кроме того, это название соотносится с древнерусским словом велий «большой, великий», что также позволяет отнести его в группу раннеславянских топонимов.

Речной гидроним Меча относится к двум рязанским рекам — левому притоку Вожи, правого притока Оки, и правому притоку Истьи, правого притока Оки. Кроме того, такое название встречается несколько раз в верховьях Дона (ср.: р. Красивая Меча, упоминаемая в «Записках охотника» И.С. Тургенева). По-видимому, гидроним можно интерпретировать как производный от глагола метить с помощью суффикса
-j(a). В этом случае реки с названием Меча обозначали границы каких-либо угодий или владений. Имеются и другие версии происхождения этого названия: от мордовского меш, мекш «пчела» или древнерусского мечка «медведица», но они оцениваются как ненадежные.

Суффикс -еж/-ож возможно выделить в речных гидронимах Трубеж и Нетрош (вар. Нетрож). Наименование Трубеж традиционно трактуют как перенесенный в древнерусский период в Поочье вторым (в отличие от первого, вятичского) славянским колонизационным потоком из Киевской земли (ср.: р. Трубеж в бассейне Днепра). Считается, что название образовано от географического апеллятива-термина труба
в значении «протока».

Для гидронима Нетрош, видимо, первичным и наиболее древ-
ним можно считать вариант с суффиксом -ож (*-og-jь) — Нетрож, который структурно сопоставим с названиями Трубеж, Требеж. В книге Г.П. Смолицкой «Гидронимия бассейна Оки» даются также такие варианты этого гидронима, как Неторож, Нетроша. Кроме того, такое же название (Нетрош, варианты Неторош, Неторша) указывается для левого притока Оки в районе бассейна р. Солотчи. По-видимому, в основе этих наименований лежит местный географический (смоленский, белорусский) апеллятив-термин нетра «топь, болото, непроходимое место». Н.И. Толстой и М. Фасмер связывают слово нетра с корнем *ter-, который входит в состав терминов подсечного земледелия (теребить, тереть) (ср. с др.-рус. нетреный «неторный, нехоженый»). Н.И. Толстой считает, что первоначальным его значением было «место, где не теребили лес под пашню». Однако оно могло обозначать и заболоченное, непроходимое (а следовательно, непригодное для земледелия) место. Значение гидронима можно определить как «речка, протекающая по заболоченному месту». Следует также отметить, что присутствие гидронима Нетрож на Рязанской земле можно рассматривать как еще одно подтверждение связи части рязанских говоров со смоленскими и белорусскими полесскими говорами.

Как искаженные наименования на -ынь и -ва Ю.П. Чумакова рассматривает гидронимы Галина, Мокрая Галина и Паника. Первые два наименования указываются в одном ряду с Голынь, Голынка, Голин-
ка, отмеченными в каталоге «Гидронимия бассейна Оки». Мотивируются они географическими апеллятивами-терминами голынь «пустое место, выжженный пожаром лес», галина (голина) «поляна, голое место, голая земля». Название Паника является искаженной формой от Пониква, которое образовано от слова пониква (вар. пониковец, поникша), Э.М. Мурзаев отмечает, что все разновидности термина обозначают тип рек, вода которых «поникает», иссякает вниз по течению, что свойственно карстовым районам, где обычно вода проваливается в воронки, трещины и уходит под землю. Сам термин связан с глаголом поникати в значении «опускаться, скрываться».

Среди гидронимов, в составе которых выделяются ранние славянские топонимообразующие основы, можно выделить такие, как р. Брусна (общеславянское *brusъ «камень, скала» или *brusiti с широким спектром значений), оз. Бельское (бель «болото с березняком»), оз. Калище, оз. Кальное (общеславянское *kalъ «грязь, тина, слякоть»), р. Жрака (праславянский корень er- «пожирать, горло, жерло» при развитии семантической модели «пожирать» > «источник, родник»
и «горло, устье», то есть гидроним может характеризовать реку, питающуюся от многочисленных родников или ручьев), р. Лыбедь (традиционно это название, совпадающее с названием летописной киевской реки, считается перенесенным, как Трубеж и Переяславль, хотя при множестве трактовок этимология гидронима до конца не прояснена), р. Лютик, р. Лютовка (праславянское *lut- < и.-е. *leu- «отрезать, отделять», если иметь в виду развитие различных топонимических значений: «крутой», «стремительный, быстрый» и даже «грязный, болотистый» (ср. с диалектным западно-полесским лють «болотная местность» и лит. liutynas «болото»), р. Рака (праславянское *raka «яма, впадина, глубокое место в реке, ср. с укранским черниговским раковина «глубокое место в реке»), р. Треботинка, оз. Триботино (праславянское *terbiti «очищать участки земли под пашню вырубкой леса с дальнейшим корчеванием», ср. с апеллятивами белорусское церабiць «прорубать, прочищать лес»; словенское trebiti «корчевать», от этого глагола образовались и другие термины подсечного земледелия, например, тереб, тереба «место, очищенное под пашню от леса», украинское обл. теребiвля «место, очищенное от зарослей», ср. также с топонимами из Поочья (Теребленка, Теребовка, Теребуш, Теребушка, Требеш, Требушка) и других славянских территорий (болгарское Требежа, сербо-хорватское Trebež, чешское Třebište, польское Trzebawa).

Совершенно очевидно, что круг ранних славянских гидронимов не ограничивается только теми, у которых не проявляются четкие апеллятивные связи с современной лексикой. Не менее древними могут быть
и этимологически прозрачные наименования, такие, например, как
р. Алешинка, р. Вязовка, р. Горелая, р. Гремячка, р. Дегтярка, р. Плетенка, оз. Безберегое, оз. Борное, оз. Глушица, оз. Дубское, оз. Тишь, бол. Горель, бол. Студенник, бол. Толстый Мох и др. Причем отсутствие апеллятивных связей часто связано не с архаичностью гидронимов, а с тем, что они мотивируются диалектной лексикой, хотя, как уже было сказано, местная гидронимия была сформирована, по-видимому, по край-
ней мере, несколько столетий назад и по сравнению с ойконимами представлена более архаичными образованиями. Однако нельзя не отметить того факта, что система местных водных наименований в ХХ столетии претерпела значительные изменения, которые связаны с такими экстралингвистическими факторами, как утрата культурного и экономического значения водных объектов, коренная перестройка сельского образа жизни, исчезновение традиционных ремесел (артельного речного и озерного рыболовства, кустарного ткачества, изготовления изделий из луба и др.), которые часто были связаны с гидрографическими объектами, вымирание русской деревни в целом, утрата диалектов. Кроме того, исчезли и сами многие речки, озера и болота в связи с мелиоративными работами и по некоторым другим причинам естественного природного характера. Все эти изменения хорошо заметны при сопоставлении каталога «Гидронимия бассейна Оки» Г.П. Смолицкой, составленного в основном по историческим документам, и перечня современных гидронимов, отмеченных на довольно крупномасштабных картах (1 см : 1 км).


§ 7. Семантические типы

гидронимов русского происхождения


Традиционно географические названия распределяются на семантические группы в зависимости от принципов и признаков, используемых при номинации. Как правило, под принципом номинации понимается наиболее общий внелингвистический признак, который взят за основу семантики при образовании топонимов. По этому признаку географические названия объединяются в самые большие семантические группы. Обычно выделяются следующие три основных принципа номинации: 1) по свойствам самого объекта; 2) по отношению объекта к другим объектам; 3) по связи объекта с человеком. В рамках этих общих принципов топонимы классифицируются в зависимости от более конкретных, частных признаков номинации. Кроме того, перечисленные признаки номинации делятся еще на отдельные семантические модели, например, все гидронимы, названные по признаку формы, распределяются на семантические модели «кривое» (Кривое, Криуша, Подкова, Хомутино), «раздвоенной формы» (Вилки, Штаны, Портки) и др.

В рамках первого принципа — свойства самого объекта — рязанские гидронимы можно объединить в следующие семантические группы:

а) форма русла для рек и форма объекта для озер и болот: рекиВиленка, Витуша, Кривой, Лучка (лука «кривизна»), Переузка, Плетенка; озера — Вилки, Карабец, Косое, Кривенькое, Кривое, Кривуша, Кругленькое, Круглое, Лопата, Лука, Луково, Портки (метафорическая характеристика раздвоенной формы), Хомутино (по-видимому, образовано от апеллятива-термина хомут, хомутина «озеро изогнутой формы»), Широкое и др;

б) размеры объекта: озера и болота — Большое, Великое, Длинное, Долгое, Маленькое, Малое (данные названия повторяются помногу раз, причем компоненты большой, малый, маленький встречаются во многих составных наименованиях (озера Большое и Малое Кельцкое),
в том числе и рек (Большая Ржа, Малая Ермишь и др.), тем самым характеризуя размеры объектов;

в) глубина: озера — Глубокое, Мелкое, Ямище;

г) характеристика воды и общего внешнего вида (цвет, температура, вкус воды, цвет и характер поверхности болот): реки — Белая, Большая Ржа, Вонючка, Гнилуша, Грязная, Грязновка, Рудинка (рудой «рыжий, рыже-бурый», такой оттенок цвета воды объясняется тем, что русло содержит пласты глины и бурого железняка), Сизовка, Смердяка, Теменка, Чернавка, Черная; озера и болота — Беленькое, Белое, Грязное, Желтуха, Жидень, Золотые (бол.), Красное (бол.), Светлое, Соленое (бол.), Студенник (бол.), Стужня, Черненькое, Черное, Чернотина, Чистое (бол.)

д) характеристики русла, берегов и дна: реки — Бока (название мотивируется словом бок в значении «берег реки, сторона», гидроним
в таком случае указывает на реку с крутыми берегами), Глинка, Горелая (гидронимы, образованные от слова горелый, характеризуют объект, протекающий или расположенный в местах былых лесных пожаров), Каменка, Каменный, Крутица, Обалы (обал (абал) «овраг с обваливающимися склонами», название, вероятно, характеризует реку, протекающую по дну такого оврага), Песочная, Роговая и Рожня (рог «долгий овраг, отрог балки, поросший лесом, кустарником», наименование рек связано с руслом их протекания), Ямна, Яры (яр «высокий крутой берег»); озера и болота — Глинское, Горелое, Горель (бол.), Гороватое, Золотое Донце, Каменное, Колчеватое (колча «кочка»), Песочное, Плоское (с низкими, плоскими берегами, хотя возможна связь с апеллятивом плота «небольшая речка с крутыми берегами»), Топино (бол.) (топь), (Большое) Торфяное (бол.);

е) указание на разновидность объекта в зависимости от типа
и времени образования, особенностей водного режима и питания: реки Дол (дол «овраг, низина, низкое ровное место, ложбина, впадина между возвышенностями», название указывает, что река протекает по долу), Исток, Ключ, Новешка, Новинская, Талая, Таловка; озера и болота — Глухое, Глушица (глушица «глухой рукав реки; старица, заливаемая
с одного края; непроточное озеро»), Заводь, Затон, Исструга (исструга «одинокое озерко, старица, болотце, заливаемое водой»), Исток, Отока (отока «проток, рукав круглой формы, вытекающий из реки и входящий в нее», гидроним характеризует озеро, возникшее из отоки), Строганец (струга «нестаричное озеро, питающееся от ключей»), Старица, Сухая Водь (гидроним, по-видимому, характеризует пересыхающее временами озеро), Тишинское и Тишь (тишь «старица подковообразной формы»), Толстый Мох (бол.) (мох «топь, поросшая мхом; моховое болото»);

ж) особенности течения реки (общая характеристика, скорость, издаваемые звуки): Бешенка (хотя возможна связь с наименованием рыбы верхоплавки — бешенка), Бучалка (бучать «издавать низкие звуки, жужжать, мычать» или буча «коренная вода в половодье, быстрина
и глубь», бучало «пучина, водоворот, омут»), Быстрица, Гремучий, Гремячка, Громуша, Дунца (дунеть «ворчать, сердито бормотать»), Ройка (от рыть; наименование, видимо, характеризует речку, подмывающую свои берега, или выкопанную людьми протоку), Текучая (по-видимому, гидроним указывает на то, что речка имеет быстрое течение, которое легко заметить), Храпышка, Чертовка и Чертолом (название при своем образовании, видимо, характеризовало реку, которая постоянно меняла русло, у В.И. Даля чертолом — это «ломовой извозчик, который ломит чертом, зря, не сворачивая», Э.М. Мурзаев, рассматривая русские топонимы с основой черт, отмечает, что такие наименования «народ присваивал для номинации каких-либо опасных мест, преград, препятствующих освоению или преодолению»), Шумка;

з) общая положительная или отрицательная характеристика объекта: озера — Святое (святой — «обладающий божественной благодатью» (ср.: святая вода, святой источник), озерный гидроним Святое широко представлен в Поочье, в отношении данного гидронима достаточно распространенным является предание, по которому на месте озера, названного Святым, некогда стояла церковь, скрывшаяся под водой (ср. с легендой о невидимом граде Китеже), однако наименование Свя-
тое, видимо, связано не только с преданиями фольклорного характера, но и с уходящим в глубь веков культом воды, имевшим место и у славян, и у других народов). В данную семантическую группу можно включить и упоминавшиеся выше речные названия Чертовка и Чертолом, поскольку они дают общую отрицательную характеристику водоемам.

В рамках второго принципа (связь объекта с другими объектами) гидронимы можно объединить в следующие группы:

а) указание на связь с окружающей растительностью: реки — Алешня и Алешинка (алешня (ольха, начальное «а» отражает акающее произношение) «река с заболоченной поймой, заросшей ольхой»), Березовка, Вишневка, Вязовка, Муравка и Муравлянка (мурава «луговая трава, зелень», речки получили имя по растительности на их берегах), Ольховка, Репейник, Рябиновка, Сосенка, Чемеришник (чемерица «(veratrum), род растений семейства лилейных, крупные многолетние травы с коротким утолщённым корневищем»), Черемошня; озера — Гречишное, Дереватое, Дубовое, Дубское, Орехово, Ореховое, Ситное (сит, сита «осока», камыш, растение вроде камыша, веревочник, куга, поросшее камышом влажное место»), Травное, Черемушки; болота — Лозинник, Олех (ольха), Желудное, Берязники, Клюквенное, Ситниково;

б) указание на связь с животными: реки — Гусевка, Журавка (не исключена также связь с диал. журава «клюква», хотя слово в рязанских говорах не встречается), Жуковка, Кобылинка (может быть связано с кобылка «насекомое, кузнечик, стрекоза» или кобылка «овраг со ступенчатыми краями»), Козловка (может быть, от названия какого-либо растения, ср. с козелец «растение пастернак, лютик, полуночник»), Котовка, Коровка (скорее всего, связано с названием растения коровка «дягиль»); озера — Карасево, Кобылинское, Куликово, Лебединое, Лещ, Пиявочное, Пиявское, Собачье, Щучье; болота — Лосиное, Кабаниховое, Волково, Журавлиное;

в) характеристика расположения водоема на местности без указания на конкретный объект, относительно которого производится ориентировка: реки — Обеденка (обед «юг»), Посерда, Средник (ср.: посередине, средний), Сиверка (< сивер — «север, северный ветер»); озера
и болота — Дальнее, Заднее, Среднее (такие названия даются водоемам, как правило, жителями ближайших населенных пунктов, и ориентация производится именно по ним, хотя сами их наименования не упоми-
наются);

г) характеристика водоема по отношению к конкретному природному или иному объекту: реки — Бродка, Городня, Зимник (зимник «зимняя дорога», «зимовье»), Лужка (луг), Мостья, Мощенка (мост, мостки), Пальная (поле, хотя возможна и связь в прошлом с паль «выж-
женное в лесу место для распашки»), Подгатья (гать «зыбучее болото, заболоченные массивы речной террасы»), Полька и Польская (поле), Селка (село), Слободка, Хлевенка (хлев или хлевный — «дурно пахнущий»); озера — Боровое, Дворец (дворец — «какая-либо хозяйственная постройка», «теплый хлев для коров» «постоялый двор», наименование имеет метонимический характер и указывает на былое соседство озера
с каким-либо из указанных объектов), Заборки, Лужное, Островское, Подборное, Подгорное; болота — Зимницкое;

д) характеристика расположения водоема по отношению к конкретному населенному пункту (оттопонимические названия, образованные от наименований других географических объектов — сел, деревень, поселков, городов и т.п.): реки — Бурминка (Бурминка), Красносель-
ка (Красное Село), Новоселка (Новоселки), Саватемка (Савватьма), Сасовка (Сасово), Сынтулка (Сынтул); озера и болота — Бельское (Бельское), Воскресенское (Воскресенье), Иванковское (Иванково), Ижевское (Ижевское), Казарское (Казарь), Большое Кельцкое, Малое Кельцкое (Кельцы), Ласковское (Ласково), Мамасовское (Мамасево), Петровичское (Петровичи), Половское (Половское), Санское (Санское), Спасское, Спасский Залив (Спасск-Рязанский), Чарусское (Чарус), Юштинское (Юшта), Ламшинское (Ламша), Ленковское (Ленки), Лихунинское (Лихунино);

В рамках третьего принципа (связь объекта с человеком и его деятельностью) гидронимы можно объединить в такие группы:

а) наименование по отношению к отдельным людям (отантропонимические): реки — Васино, Васька (не исключена деэтимологизация иноязычного названия), Лукьяновка, Любавка, Макарье, Манюшка, Мартынец, Марьинка, Митяевка, Павловка, Петраковка, Юрьевка, Якимец, Ярославка; озера и болота — Александрово, Алферово, Варвара, Варварино, Васильхи, Дарьины, Ерхино, Иван, Мартыново, Митькино, Саливаново, Селиваново, Юдино, Юрино;

б) по отношению к национальным, социальным и профессиональным группам людей: реки — Бабий, Барская Канава, Владыченка (владыка «титулование архиерея, епископа»), Казачья; озера и болота — Бабье, Барская Речка, Барское, Казачье, Княжье, Попово, Малое Попово, Поповы, Попова Нырь, Солдатское, Татарское;

в) по хозяйственной значимости объекта: реки — Дегтярка, Лубонка и Лубянка (луб «кора вместе с волокнистой внутренней частью, используемая для плетения лаптей, коробов и др., изготовления мочала», такие названия получали реки, по берегам которых росли липы, дававшие луб; для получения мочала этот луб обычно замачивали в той же реке), Неловка (вероятно, название характеризует реку, в которой не ловится рыба, то есть малопригодную для хозяйственных целей), Рыболовка (напротив, данный гидроним указывает на богатство водоема рыбой); озера и болота — Кожемяк (отражает былую связь озера с хозяйственной деятельностью человека — выделкой кож), Мочилы (мочила «пpотока, в котоpой мочили коноплю», гидроним указывают на объект, связанный с выделкой льна и конопли).

Необходимо добавить, что в некоторых случаях отнесенность гидронима в ту или иную семантическую группу достаточно условна, что связано либо с полисемантичностью мотивирующего апеллятива (Кобылинка (кобылка (кобыла) «лошадь», кобылка «насекомое, кузнечик, стрекоза», кобылка — «овраг со ступенчатыми краями») и т.п., либо
с возможностью использования нескольких принципов и признаков номинации (Лукьяновкаимя Лукьян или наименование села Лукьяново; включено в отантропонимический тип, так как в настоящее время населенного пункта с таким названием рядом с рекой нет).

Отдельно следует сказать о семантике составных наименований,
в первую очередь надо отметить, что информативность составных топонимов сложнее и разнообразнее, чем простых, что обусловлено, конечно, их многокомпонентностью, при которой каждая из частей гидронима содержит те или иные сведения. Так, гидронимы р. Малая Алешня, р. Большая Ржа, оз. Барская Речка, оз. Кривая Заводь, оз. Малое Кривое характеризуют объект сразу с двух сторон, и каждый из компонентов таких наименований может быть самостоятельным топонимом (Малое, Алешня, Кривое, Барское, Заводь). В составе этих названий часто употребляются сопоставительные компоненты: Большой — Малый, Верхний — Нижний, Сухой — Мокрый и т.п., которые часто утрачивают характеризующее значение и выполняют только сопоставительную функцию. Некоторые составные водные названия образованы способом метонимической номинации (озера Большой Березняк и Малый Березняк), где зависимый компонент указывает, скорее, на признак самого водного объекта, а не на признак смежного с ним (в данном случае — березняка). Среди составных гидронимов имеются и уникальные (оз. Морской Глаз, оз. Долгая Осока
и др.), семантику которых однозначно определить трудно, для этого необходим этимологический анализ.


Г л а в а 4

^ ИЗУЧЕНИЕ МЕСТНЫХ ТОПОНИМОВ В ШКОЛЕ


§ 1. Региональный компонент

в школьном преподавании


Реализация «Базисного учебного плана общеобразовательных учреждений Российской Федерации» предполагает освоение наряду с федеральным и национально-регионального компонента Государственного образовательного стандарта по классам и образовательным областям.

В наше сложное время, которое переживает страна, когда общество в целом все активнее обращается к восстановлению исторического прошлого не только страны в целом, но и своей малой Родины, своих родовых корней, безусловно, будет способствовать привитию молодому поколению любви к земле своих предков, гордости за свои истоки.

Проблема патриотического воспитания подрастающего поколения встала в нашем обществе с необычайной остротой. На страницах газет, журналов, в выступлениях деятелей науки, культуры все чаще и тревожнее звучит мысль о пренебрежении частью молодежи духовным наследием наших предков. Проявляется это не только в разрушении памятников материальной культуры, но и в забвении родной речи во всем многообразии ее проявлений, в невнимании к окружающим нас названиям, подчас невозвратно исчезающим с лица земли. Защита культуры и ее части — языка, «экология культуры» (Д.С. Лихачев) — настоятельное требование времени. Важное место в этой работе может занять лингвистическое краеведение, являющееся действенной формой пропаганды славных традиций нашего народа, эффективным средством патриотического воспитания молодежи.

Занятие краеведением — необходимое направление в работе учителя любой специальности, в том числе и учителя-словесника. Такая работа может проводиться и в школах обычного типа, и в лицеях, и в гимназиях, и в классах с углубленным изучением русского языка, русской литературы, истории России, то есть в классах гуманитарного профиля. Краеведческая работа по родному языку возможна как в сельской, так
и городской школе, как на уроках, так и на факультативных занятиях,
в кружках и секциях. Вне всякого сомнения, она обогатит и углубит знания обучаемых, расширит их кругозор, поможет расширить представления учащихся о связи слова с материальной культурой, о связи языка с духовной жизнью человека, с культурно-исторической средой, будет способствовать разностороннему образованию и развитию.

Краеведческая работа незаменима также при оформлении лингвистических газет, различного рода уголков, в том числе лингвистических, исторических, географических, при проведении конкурсов, устных журналов, составлении картотек (диалектных, топонимических, антропонимических и др.). Она вовлечет детей в самостоятельный поиск, поможет воспитать бережное отношение к родному краю, родному языку, умение видеть и ценить его красоту и богатство. Родное слово, по словам известного русского педагога К.Д. Ушинского, есть основа всякого умственного развития и сокровищница всех знаний. Он утверждал, что, когда мы вводим ребенка в народный язык, мы вводим его в мир народной мысли, народного чувства, народной жизни, потому что
в языке одухотворяется весь народ и вся его родина, в нем отражается вся история духовной жизни народа 1.

История языка теснейшим образом связана с историей народа. Наследуя «средство человеческого общения», возникшее в далеком прошлом, каждый языковой коллектив развивает и совершенствует его
в зависимости от своих конкретных потребностей. Собственные имена (личные именования людей, названия населенных пунктов, водных объектов и др.), являющиеся неотъемлемой частью лексико-семантической системы любого языка, достаточно чутко реагируют на изменения, происходящие в общественной жизни, и непосредственно эти изменения отражают. По справедливому замечанию В.К. Чичагова, «...ни одна область языковой деятельности русского народа не была так тесно и непосредственно связана с его историей, как область ономастики» 2.

Ономастический материал, в состав которого входят также топонимы, представляет собой значительную часть лексики любого языка. Кроме того, большая часть учебных дисциплин, изучаемых в школе (литература, русский язык, география, история, обществознание, астрономия, культурология и др.), включают в себя ономастическую лексику. В имени собственном, как правило, заключено очень многое. В нем представлены такие аспекты, как познавательный, патриотический, историко-культурный, эстетический, воспитательный.

Все это определяет важность и необходимость изучения местной топонимии в школе, способствуя формированию у учащихся знаний
о родном крае, воспитанию у них патриотических чувств.




оставить комментарий
страница4/5
Дата01.11.2012
Размер0,97 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт
1   2   3   4   5
хорошо
  1
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх