Современный литературный процесс за рубежом. icon

Современный литературный процесс за рубежом.


Смотрите также:
Учебно-методический комплекс дисциплины Современный литературный процесс Специальность...
Современный литературный процесс в России Список литературы по курсу «Современный литературный...
Программа научно-исследовательского семинара «Современный литературный процесс: действующие силы...
Художественные тексты...
Современный русский литературный язык Вопросы по курсу...
Современный русский литературный язык и его подсистемы...
Контрольная работа современный литературный процесс тема: «Творчество А. Белянина»...
Рабочая программа наименование дисциплины Современный литературный процесс По направлению...
Рабочая программа наименование дисциплины Современный литературный процесс По направлению...
Союз писателей России и литературный процесс Удмуртии...
Программа экзамена по дисциплине «современный русский литературный язык (лексикология, морфемика...
Современный русский литературный язык как предмет научного изучения...



Загрузка...
скачать
5 курс ФФ


СОВРЕМЕННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРОЦЕСС ЗА РУБЕЖОМ


ТЕКСТЫ




  1. Жене Ж. Дневник вора.

  2. Беккет С. Моллой.

  3. Гейм С. Агасфер // ИЛ - 1994. - № 9.

  4. Турнье М. Пятница, или Тихоокеанский лимб. Элеазар, или Источник и Куст // ИЛ - 1997. - № 2.

  5. Барнс Дж. История мира в 10 1/2 главах // ИЛ - 1994. - № 1.

  6. Поссе А. Райские псы // ИЛ - 1992. - № 8,9.

  7. Бредбери М. Профессор Криминале // ИЛ - 1995. - № 1.

  8. Эко У. Имя Розы. Маятник Фуко // ИЛ - 1995. - № 7,8.

  9. Павич М. Пейзаж, нарисованный чаем // Согласие - 1991. - № 6,7. Хазарский словарь // ИЛ - 1991. - № 3. Последняя любовь в Константинополе // ИЛ - 1997. - № 7.

  10. Кундера М. Шутка // ИЛ. - 1990. - № 9,10. Невыносимая легкость бытия // ИЛ. - 1992. - № 5,6. Бессмертие // ИЛ - 1994. - № 10. Неспешность // ИЛ. - 1996. - № 5. Подлинность // ИЛ - 1998. - № 11.

  11. Буковски Ч. Макулатура // ИЛ - 1996. - № 1.

  12. Коупленд Д. Поколение Икс. Сказки для ускоренного времени // ИЛ - 1998. - № 3.

  13. Остер П. Стеклянный город. Из книги «Красная тетрадь» // ИЛ - 1997. - № 6.

  14. Фриш М. Монток.

  15. Пеннак Д. Маленькая торговка прозой.




ТЕАТР




  1. Мрожек С. Любовь в Крыму // ИЛ - 1994. - № 10.

  2. Павич М. Вечность и еще один день // ИЛ - 1995. - № 7.

  3. Ионеско Э. Макбет // Ионеско Э. Театр. М., 1994. С.343 - 350.

  4. Стоппард Т. Аркадия // ИЛ - 1996. - № 2. Розенкранц и Гильденстерн мертвы // ИЛ - 1990. - № 6.

  5. Беккет С. Последняя лента Креппа и др. // ИЛ - 1996. - № 6.



Липская Л.И. Современный литературный процесс за рубежом (Теоретические аспекты исследования): Методические указания к дисциплине специализации «Современный литературный процесс за рубежом» для студентов 4 курса ФФ ОДО и 5 курса ФФ ОЗО. Тюмень: Издательство ТюмГУ, 1999.


Методические указания утверждены на заседании кафедры зарубежной литературы 4 февраля 1999 года.


Печатается по решению учебно-методического совета университета.


Методические материалы составлены доцентом Л.И.Липской.


Ответственный за выпуск: доцент Швейбельман Н.Ф.


Рецензент: доцент Чистякова С.В.


Методические указания к дисциплине специализации «Современный литературный процесс за рубежом» (Часть 1) предназначены для организации аудиторной и индивидуальной работы студентов 4 курса ФФ ОДО и 5 курса ФФ ОЗО. Программа курса предусматривает более глубокое и систематическое изучение проблем развития современной литературы и опыта их теоретического осмысления в зарубежном литературоведении. В работе представлены расширенная программа 1 части курса, отражающая его концептуальное содержание, литературно-критические материалы, пояснение наиболее важной терминологии и подробные списки рекомендуемой литературы. Необходимость издания обусловлена отсутствием специальной литературы по данному курсу.


© Издательство Тюменского государственного университета, 1999.

^ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ


Курс дисциплины специализации «Современный литературный процесс за рубежом» направлен на углубленное изучение основных тенденций развития литературы 70-х - 90-х годов ХХ века. Методические указания составлены к первой, наиболее сложной части курса «Теоретические аспекты исследования» и обобщают теоретический материал, дающий систематическое представление о панораме развития литературно-критической и культурологической мысли последних десятилетий.

Издание включает в себя тематическое рассмотрение основных теоретических проблем, рассматриваемых в процессе изучения, списки рекомендуемой литературы.

Данный курс рассчитан на студентов 4 курса филологического факультета и является дополнением к дисциплинам «История зарубежной литературы ХХ века» и «Теория литературы».

Само понятие литературного процесса предполагает рассмотрение литературы как целого, причем целого, наделенного способностью к закономерному развитию. Спорные проблемы, изначально присущие изучению литературного процесса (насколько литературное развитие автономно по отношению к внешним факторам; в какой мере и каким образом проявляет себя принцип социальной обусловленности; какова степень свободы истинно творческой индивидуальности) в контексте культуры ХХ века еще более обостряются.

Основные принципы изучения литературного процесса: историческое реконструирование явления перед его оценкой в свете современных теорий; знание литературно-критической среды; выяснение авторского намерения, истории воплощения замысла, специфики читательского восприятия.


ТЕМА 1. Современный литературный процесс за рубежом:

к проблеме истоков


Развитие литературы 70-х - 90-х гг. ХХ века сложно охарактеризовать, опираясь на какие-либо «ряды» закономерностей. Отсутствие общности метода и стилевых начал, всеопределяющая доминанта творческой индивидуальности создают многогранный и внутренне противоречивый образ современной культуры, нашедший наиболее адекватное теоретическое обоснование в «комплексе постмодернистских представлений», ставшем интеллектуальным и эмоциональным выражением восприятия эпохи.

Через призму эстетики постмодернизма становится возможным выявление тех «начал», что предопределили развитие современной литературы, стали основой для раскрывающих «внутреннее» состояние творческого процесса тенденций.

Одним из первых источников является литературная эстетика первой половины ХХ в. Речь идет не только о преемственности «модернизм - постмодернизм», но и об обновлении повествовательной формы, в целом присущей этому периоду, когда были переосмыслены «возможности» романа.

Для современной литературы значимым оказывается и опыт модернизма, и новаторство поэтики «интеллектуального романа». С начала ХХ века в культуре акцентируются такие качества, как нигилизм, индивидуализм, отказ от психологизма, характерного для эстетики романа XIX в. На основе этих идей во второй половине ХХ века будет переосмыслена позиция автора (см.: I; 2, 43, 44, 65, 71), а в постструктурализме будет разработано понятие «децентрализации субъекта», т.е. теории уничтожения целостной личности (см.: I; 4, 10, 17, 18, 20, 60). Ее последовательное раскрытие в литературе приводит к вытеснению персонажа как психологически и социально детерминированного характера (см.: II; 2, 22, 26).

Концепция индивида становится одной из границ, разделивших эстетику модернизма и постмодернизма. Современность - эпоха «тотального» нигилизма, - распространившая «отрицающую» энергию на любое явление. «Индивидуальное - иллюзия действующих в нас безличных механизмов, таких, как язык, бессознательное, молекулярно-генетические и общественно-экономические структуры. Абсолютное - иллюзия знаковых практик, стилистическая условность, проекция поползновений на власть, исходящая из любого дискурсивного опыта» (I; 70, С.209). Отступая от модернизма, постмодернистская критика развенчивает и абсолютное, и индивидуальное, между тем как модернизм только «обнаружил неспособность личности вместить и подчинить себе то сверхличное, что надвигается на нее отовсюду, в том числе и из нее самой» (I; 70, С.208). В постмодернизме разоблачаются все маски индивидуального: авторство, оригинальность, новизна, - и все маски абсолютного: трансцендентное, истина, реальность. Им противопоставляется новая надличностность, сверхсознательность, безымянность, рефлекс средневековости, - наряду с этим фрагментарность, децентрализация, эклектизм и ирония.

Художественная практика «нового романа» 50-х - 60-х гг. уже строится на основе «нового» понимания индивида, что находит отражение в концепции творящего субъекта (автора) и «творимого» субъекта (литературного героя). Кроме этого «новому роману» присущи и другие тенденции, названные критикой 80-х гг. чертами современной литературы: склонность романистов к теоретической саморефлексии, фрагментарная структура, «цитатное мышление», «нониерархия» (см.: I; 2, 26, 49; II; 7, 21, 44). Таким образом, «новый роман» может рассматриваться как непосредственный «предшественник» современного литературного процесса.

Одной из основ культуры 80-х - 90-х гг. становится и маргинальная культура. Начиная с постструктурализма, маргинальность (периферийность, пограничность) превращается в осознанную теоретическую рефлексию (см.: I; 31, 32, 64).

В структурализме и постструктурализме артистически-богемный маргинализм наделяется особой значимостью. «Здесь «инаковость», «другость», «чуждость» художников миру обыденному с его эстетическими стандартами и социальными и этическими нормами стали приобретать экзистенциальный характер, превратившись практически в почти обязательный императив: «истинный художник» по самому своему положению неизбежно оказывается в роли бунтаря - маргинала, поскольку всегда «оспаривает» общепринятые представления и мыслительные стереотипы своего времени» (I; 64, С.226).

М.Фуко, например, разрабатывая проблему «подрывного эстетического сознания» художника - маргинала, видел в художественной литературе наиболее яркое и последовательное проявление «инаковости» (нестандартности). На первый план при таком подходе выходят тексты «нарушающие» формы дискурса. Фуко принадлежит идея «идеального интеллектуала», который, являясь аутсайдером по отношению к современной ему «эпистеме», осуществляет ее деконструкцию, указывая на «слабые места», «изъяны» общепринятой аргументации, призванной укрепить власть господствующих авторитетов (I; 64, С.400-403).

В этой связи для понимания современной литературы важным становится изучение творчества знаменитых «скандалистов» ХХ века: А.Жарри, А.Арто, Ж.Батая, Ж.Жене, С.Беккета.

Предваряющим этапом для современной литературы становятся также всевозможные «перверсии» реализма, специфическое следствие неверия в возможность средствами реализма передать опыт ХХ в. «Постмодернистский взгляд на мир характеризуется убеждением, что любая попытка сконструировать модель мира - как бы она ни оговаривалась или ограничивалась эпистемологическими сомнениями - бессмысленна» (I; 32, С.159).

В такой ситуации реалистические романы продолжают издаваться, но спрос на них падает, за исключением бестселлеров, умело сочетающих элементы чувствительности и насилия, сентиментальности и секса, обыденности и фантастики. «Серьезные писатели разделили участь поэтов как элитарных изгоев и замкнулись в различных формах саморефлексии и самоиронии… все они используют технику реалистического романа, чтобы доказать, что она уже не может больше применяться для прежних целей» (I; 56, С.210).

Под реализмом, по сути, здесь подразумевается не столько критический реализм XIX века, сколько чисто литературные условности внешне реалистической манеры повествования, ставшие достоянием различных жанров массовой литературы (I; 32, С.155).

Псевдореалистическая техника письма часто становится предметом пародирования современной литературы, разрушающей «плоскостное правдоподобие». «Вся структура постмодернистского романа <…> предстает как нечто вызывающее отрицание повествовательной стратегии реалистического дискурса: отрицание причинно-следственных связей, линейности повествования, психологической детерминированности поведения персонажа» (I; 32, С.156). Вместе с этим разрушается и принцип внешней связанности. В этом также можно увидеть следствие типичного для постмодернизма убеждения в невозможности и бесполезности попытки установления какого-либо иерархического порядка. Существование «системы» в постмодернизме возможно лишь на основе равноценности и равновероятности составляющих ее элементов.


ТЕМА 2. Литературоведение и литература: к проблеме взаимодействия теоретических моделей и художественной практики. Структурализм - постструктурализм - деконструктивизм - постмодернизм


Вторая половина ХХ века отмечена существенными изменениями культурного климата, переориентацией интересов гуманитарных научных исследований (см.: I; 1, 10, 15, 26, 37, 54). В 50-е - 70-е гг. «литературоведение было занято импортированием теоретических моделей из таких областей, как лингвистика, антропология, философия, история идей и психоанализ. В 80-х гг. ситуация переменилась: литературоведение стало экспортером теоретического дискурса» (I; 32, С.171).

В 60-е гг. наиболее адекватную методику научного подхода к фактам, отвечающую духу времени, предлагает структурализм (А.-Ж.Греймас, Р.Барт, Ж.Женетт, Ц.Тодоров). Задача структурного анализа художественного произведения определяется не как попытка выявить его неповторимую уникальность, а прежде всего как поиски внутренних закономерностей его построения, отражающих его абстрактно-родовые свойства и признаки, присущие всем литературным текстам вне зависимости от их конкретного содержания. Со стремлением придать гуманитарным наукам статус точных наук связано создание строго выверенного и формализованного понятийного аппарата, основанного на лингвистической терминологии, привлечение математических формул, объяснительных схем (см.: I; 15, 23, 37, 59, 62).

Преодоление «личностного» компонента при анализе художественного произведения, как и укоренение мнения, что только критик имеет «право на истину», обладает подлинным знанием, приводят к вытеснению «фигуры автора» на второй план. Сам автор полагается как существо бессознательное, «скриптор», не отвечающий за то, что он пишет (I; 2, С.359, 384-392). Меняется и роль читателя, который должен «заново научиться читать», проникая «внутрь произведения», прослеживая процесс смыслообразования (см.: I; 26, 30).

Постструктурализм - своеобразная самокритика структурализма, поскольку его «комплекс научных представлений» уже базируется на релятивизме и скептицизме и выражает «эпистемологическое сомнение». Для постструктурализма характерно неприятие концепции целостности и пристрастие ко всему, что порождает нестабильность (противоречивость, фрагментарность, случайность). Постструктуралистские взгляды развивались в работах 70-х - 80-х гг. Ж.Деррида, М.Фуко, Р.Барта, Ю.Кристевой, Ж.Делёза, Р.Жирара (см.: I; 2, 3, 4, 16, 17, 18, 19, 20, 38, 63, 65).

Деконструктивизм определяется исследователями достаточно противоречиво: от истоков постструктуралистского знания до специфической практики анализа художественных произведений. Часто термин деконструктивизм употребляют как синоним постструктурализма.

В 70-е - 80-е гг. выявляются общемировоззренческие и методологические параллели, а затем и генетическое родство между постструктурализмом и постмодернизмом.

Необходимо различать постмодернизм как художественное течение в литературе и постмодернизм как теоретическую рефлексию на это явление. В последнем случае постмодернизм выступает как литературоведческая методология, но в «ситуации современности» постмодернизм не ограничивается ролью «критической школы», скорее он тяготеет к универсальному «мировидению», выходящему за границы литературно-критической практики.

В 80-х гг. отмечается переворот в иерархических взаимоотношениях между литературным и нелитературным: понимание «мира как текста» становится основанием для утверждения, что только литературность любого дискурса делает возможным наделение смыслом мира и нашего его восприятия.

«В результате такого взгляда на роль и функцию литературы, ее моделей понимания и осознания мира литературоведение неизбежно должно было превратиться в науку наук, а литературоведы стали культурологами, пытающимися выявить закономерности восприятия человеческим сознанием специфики духа современности» (I; 32, С.175).


ТЕМА 3. Постмодернизм: основы теории


Проблема постмодернизма привлекла к себе внимание многих западных исследователей (И.Хассан, Кр.Батлер, Д.Фоккема, Кр.Брук-Роуз, Ю.Хабермас, Ж.-Ф.Лиотар, В.Вельш, Д.Дэвис, Ч.Дженкс, Т.Д' Ан и др.). Решение одного из главных вопросов - вопроса о сущности постмодернизма - склоняет мир к «самопознанию» посредством наиболее адекватной «духу времени» концепции. Вслед за Ж.-Ф.Лиотаром утверждаются понятия «ситуации постмодерна», «постмодернистская чувствительность», воплощающие «специфическое видение мира как хаоса, лишенного причинно-следственных связей и целостных ориентиров, «мира децентрированного», предстающего сознанию лишь в виде иерархически неупорядоченных фрагментов» (I; 31, С.205).

Постмодернизм - попытка теоретизации бунта против любой иерархии, это война свободы с авторитетом, практического опыта с любой формой знания. Согласно Лиотару, под постмодернизмом следует понимать недоверие к «метарассказам», которое является следствием «кризиса детерминизма». Лиотар пересматривает саму сущность знания, уравнивая его не с «пониманием» истины, а с «согласованием», подчинением, консенсусом… Такое «знание» аналогично «незнанию», и не может служить опорой для современного человека.

Соответственно рассматриваются Лиотаром и проблемы современного искусства, которое «выдвигает на передний план непредставимое, неизобразимое в самом изображении…» (I; 45, С.314). Искусство должно подчиниться «эстетике возвышенного», т.е. «искать новые способы изображения, … чтобы с еще большей остротой передать ощущение того, что нельзя представить. Постмодернистский писатель находится в положении философа: текст, который он пишет <…> в принципе не подчиняется заранее установленным правилам, им нельзя вынести приговор, применяя к ним общеизвестные критерии оценки. Эти правила и категории и есть предмет поисков, которые ведет само произведение искусства» (I; 45, С.315). Следовательно, по Лиотару, писатель творит без правил, его цель и состоит в том, чтобы сформулировать правила того, что еще только должно быть сделано. Данная концепция исключает возможность использования «метарассказа» в творчестве в том ракурсе, что был приемлем для модернистов, когда «метатекст» (миф, классическая литература и т.д.) необходим для создания «самодостаточного, автономного мира, искусственная и сознательная упорядоченность которого должна была противостоять реальности, как царству хаоса» (I; 31, С.215). Постмодернизм отвергает «все системы, которые человек традиционно привлекал для осмысления своего положения в мире», и если обращается к «метарассказу», то только в форме пародии, что акцентирует его бессмысленность и бессилие.

Таким образом, переосмысляется сам процесс литературной коммуникативной ситуации. Творение текста подчинено принципу «нониерархии», автор отказывается от преднамеренного отбора (селекции) лингвистических (или иных) элементов текста, читатель же при «дешифровке» должен отказаться от выстраивания в своем представлении связной интерпретации текста. Читатель может сделать «предпочтительный» выбор между возможными «кодами» прочтения (литературное течение, жанр, язык и т.д.), не забывая о том, что действие одного кода оспаривает правомочность других (I; 25, 57, С.254-255).

В этом контексте в постмодернизме решается проблема смысла, сама возможность которого чаще всего в постмодернистском тексте отрицается. Таким образом, уничтожается «ложное сознание» - порождение средств массовой информации, которые «мистифицируют» мир. Способом преодоления «ложного» смысла становится пародия, в эстетике постмодерна воплотившаяся в форме пастиша, объясняемого через эффект «двойного кодирования». Так как «пародия стала невозможной из-за потери веры в «лингвистическую норму», то в противовес ей пастиш выступает и как «изнашивание стилистической маски», и как нейтральная практика стилистической мимикрии, в которой уже нет скрытого мотива пародии», - т.е. пародируемой реальности не противопоставляется никакая «идеальная» модель, дающая надежду на порядок (I; 57, С.255-256).

Особую роль для постмодернистской эстетики играет «авторитет письма» как специфическая власть языка художественного произведения, способность своими «внутренними» средствами создавать самодовлеющий мир дискурса. Текст - единственная конкретная данность, но она проявляет свою «власть» «вне» действительности, посредством интертекстуальности (признака того способа, каким текст прочитывает историю и вписывается в нее). Возведение интертекстуальности до всеобщего объяснительного принципа стало возможно в мире, ставшем вариантом текста. Данная идея развивается Р.Бартом. «Каждый текст представляет собой новую ткань, сотканную из старых цитат. Обрывки культурных кодов, формул, риторических структур, фрагменты социальных идиом и т.д. - все они поглощены текстом и перемешаны в нем, поскольку всегда до текста и вокруг него существует язык» (I; 31, С.226). В поэтике романа феномен интертекстуальности может воплощаться посредством «цитатного мышления».


ТЕМА 4. Повествовательные стратегии

постмодернистского текста


Художественный текст - вариант «материального» воплощения «постмодернистской чувствительности» - создается на основе «Кода постмодернизма» (см.: I; 6, 9, 32, С.161-162). Одним из определяющих принципов, не противоречащих идее «отсутствия» изначальной заданности творческого процесса, становится «нонселекция». «Правило нонселекции отражает различные способы создания эффекта преднамеренного повествовательного хаоса, фрагментированного дискурса о восприятии мира как разорванного, отчужденного, лишенного смысла, закономерностей и упорядоченности» (I; 57, С.253). Понятие «нонселекции» было обосновано и описано в работах голландского исследователя Д.Фоккемы, где, в частности, и были рассмотрены «текстовые структуры» постмодернистского письма. В процессе создания произведения «нонселекция» часто превращается в применение комбинаторных правил, имитирующих математические приемы (дубликация, умножение, перечисление, прерывистость и избыточность), действие которых направлено на создание «информационного шума».

«Нонселекция» проявляется и в альтернативных принципах композиции (Д.Лодж), таких как: противоречивость, пермутация, прерывистость, случайность, эксцесс и короткое замыкание (I; 57, С.253-254).

На практике чаще речь идет о «квазинонселекции», поскольку писатель неизбежно осуществляет отбор материала, а не механистически регистрирует факты, попадающие в его поле зрения.

«Нонселекция» описывает «разрушительный» аспект практики постмодернизма. Ей противопоставляется попытка выявить связующий центр фрагментированного повествования - специфический образ автора - «маску автора». Его цель - обеспечение литературной коммуникативной ситуации посредством организации «реакции» читателя. Стремясь преодолеть стереотипность читательского восприятия, современный автор «расширяет» сферу читательской деятельности, вовлекает читателя в диалог, вызывает на спор, провоцирует «неожиданные» реакции.

Постмодернизм, многое «заимствуя» из опыта массовой культуры, противостоит ей уже в силу своей изначально заданной ориентации на «интеллектуальную игру» как способ аргументации, игру, воплощающуюся и в скептическом отношении к «авторитетам», и в иронической их трактовке, и в подчеркнутой условности художественного приема (антимимесисе).

Теоретические основы постмодернизма находят себе наиболее полноценное обоснование в негативе своего критического пафоса, говорить же об утверждении присущей ему «системы ценностей» более реально прибегнув к анализу художественной практики постмодернизма, а именно, творчества таких романистов (а нередко и теоретиков), как У.Эко, М.Бредбери, М.Кундера, М.Павич, Дж.Барнс и др. Литература становится своеобразным вариантом реализации «постмодернистского проекта», на разных уровнях воплощая присущие новому мировоззрению черты и качества.


^ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ЗАРУБЕЖНОГО ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ И КРИТИКИ. ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ И КУЛЬТУРОЛОГИЯ ХХ ВЕКА




  1. Балашова Т. Методология «новой критики» // Теории, школы, концепции. М., 1975. С.64-108.

  2. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика /сост. Г.К.Косиков. М., 1989.

  3. Барт Р. Мифология. М., 1996.

  4. Барт Р. S/Z. М., 1994.

  5. Батай М. Литература и зло. М., 1994.

  6. Бодрийар Ж. О совращении // Ad Marginem' 93. М.,1994. С.324-354.

  7. Бодрийар Ж. Система вещей. М., 1995.

  8. Ванштейн О.Б. Сопротивление теории или эстетика чтения // Вопросы литературы. 1990. № 5. С.88-93.

  9. Вельш В. «Постмодерн». Генеалогия и значение одного спорного понятия // Путь. 1992. № 1.

  10. Галинская И.Л. Постструктурализм в оценке современной философско-эстетической мысли // Зарубежное литературоведение 70-х гг. М., 1984. С.205-217.

  11. Генис А. Вавилонская башня // ИЛ. 1996. № 9.

  12. Генис А. Гипертекст - машина реальности // ИЛ. 1994. № 5.

  13. Генис А. Глаз и слово // ИЛ. 1995. № 4.

  14. Генис А. Треугольник (Авангард, соцреализм, постмодернизм) // ИЛ. 1994. № 10.

  15. Гряпалов А.А. Структурализм в эстетике. Л., 1989.

  16. Делëз Ж. Логика смысла. М., 1995.

  17. Деррида Ж. Письмо японскому другу // Вопросы философии. 1992. № 4.

  18. Деррида Ж. Позиции. Киев, 1996.

  19. Деррида Ж. Шпоры: стили Ницше // Вопросы философии. 1991. №2,3.

  20. Жак Деррида в Москве. М., 1993.

  21. Изер В. Вымыслообразующие акты // Новое литературное обозрение. 1997. № 27. С.23-41.

  22. Дженкс Ч. Язык архитектуры постмодернизма. М., 1985.

  23. Зарубежное литературоведение 70-х гг. Направления, тенденции, проблемы. М., 1984.

  24. Зенкин С. Культурология префиксов // Новое литературное обозрение. 1995. № 16. С.47-54.

  25. Ильин И.П. Массовая коммуникация и постмодернизм // Речевое воздействие в массовой коммуникации. М., 1990. С.80-96.

  26. Ильин И.П. Между структурой и читателем: Теоретические аспекты коммуникативного изучения литературы // Теории, школы, концепции. М., 1989. С.134-218.

  27. Ильин И.П. Некоторые концепции постмодернизма в современных зарубежных исследованиях. М., 1988.

  28. Ильин И.П. Современные концепции компаративистики и сравнительного изучения литератур. М., 1987.

  29. Ильин И.П. Стилистика интертекстуальности: Теоретические аспекты // Проблемы современной стилистики. М., 1989. С.186-207.

  30. Ильин И.П. Постструктурализм и диалог культур. М., 1989.

  31. Ильин И.П. Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодернизм. М., 1996.

  32. Ильин И.П. Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа. М., 1998.

  33. Ильин И.П. Проблема читателя в современной критике восприятия // Современные зарубежные литературоведческие концепции (герменевтика, рецептивная эстетика). М., 1983. С.56-67.

  34. Козлов А.С. Мифологическое направление в литературоведении США. М., 1984.

  35. Козловский П. Культура постмодерна. М., 1997.

  36. Козловский П. Современность постмодерна // Вопросы философии. 1995. № 10.

  37. Косиков Г.К. Зарубежное литературоведение и теоретические проблемы науки о литературе // Зарубежная эстетика и теория литературы. Х1Х-ХХ вв. М., 1987. С.5-38.

  38. Кристева Ю. Разрушение поэтики // Вестник МГУ. Сер.9. Филология. 1994. № 5. С.44-62.

  39. Курицын В. К ситуации постмодернизма // Новое литературное обозрение. 1998. - № 11.

  40. Курицын В. Книга о постмодернизме. Екатеринбург, 1992.

  41. Курицын В. О некоторых попытках противостояния «авангардной парадигме» // Новое литературное обозрение. 1996. № 20.

  42. Литература и мифология. Л., 1975.

  43. Лакан Ж. Инстанция буквы в бессознательном, или судьба разума после Фрейда. М., 1997.

  44. Лиотар Ж.Ф. Заметка о смысле «пост» // ИЛ. 1994. № 1.

  45. Лиотар Ж.Ф. Ответ на вопрос: что такое постмодерн? // Ad Marginem' 93. М.,1994. С.303-324.

  46. Ман П. де. Борьба с теорией // Новое литературное обозрение. 1997. № 23. С.6-24.

  47. Постмодернизм и культура («Круглый стол») // Вопросы философии. 1993. № 3.

  48. Постмодернизм и культура. М., 1991.

  49. Ржевская Н.Ф. Литературоведение и критика в современной Франции: Основные направления. Методология и тенденции. М., 1985.

  50. Риффатер М. Истина в диэгесисе. Главы из книги «Истина вымысла» // Новое литературное обозрение. 1997. № 27. С.5-23.

  51. Рорти Р. Хабермас и Лиотар о постсовременности // Ступени. 1994. № 2.

  52. Рыклин М.К. Искусство как препятствие. М., 1997.

  53. Семенов В. Массовая культура в современном мире. СПб, 1991.

  54. Сахарова Т.А. От философии существования к структурализму. М., 1974.

  55. Семиотика. Коммуникация. Стиль. М., 1983.

  56. Современные зарубежные литературоведческие концепции (герменевтика, рецептивная эстетика). М., 1983.

  57. Современное зарубежное литературоведение: энциклопедический справочник. М., 1996.

  58. Современная западная культурология. Самоубийство дискурса. М., 1993.

  59. Сэв Л. О структурализме. Заметки об одной из сторон идеологической жизни Франции // Проблемы мира и социализма. 1976. № 6.

  60. Танатография эроса. Жорж Батай и французская мысль середины ХХ века / сост. С.Л.Фокин. СПб, 1994.

  61. Теории, школы, концепции. М., 1985.

  62. Тодоров Ц. Введение в фантастическую литературу. М., 1997.

  63. Тодоров Ц. Поиск повествования: Грааль // Литература русского зарубежья. Тюмень, 1998.

  64. Фуко М. Слова и вещи: Археология гуманитарных наук. М., 1994.

  65. Фуко М. Что такое автор? // Фуко М. Воля к истине. М., 1996. С.7-46.

  66. Эко У. Два типа интерпретации // Новое литературное обозрение. 1996. № 21. С.10-22.

  67. Эко У. Средние века уже начались // ИЛ. 1994. № 4.

  68. Эпштейн М. Истоки и смысл русского постмодернизма // Звезда. 1996. № 8. С.166-189.

  69. Эпштейн М. От модернизма к постмодернизму: Диалектика «гипер» в культуре ХХ века // Новое литературное обозрение. 1995. № 16. С.32-47.

  70. Эпштейн М. Прото-, или конец постмодернизма // Знамя. 1996. № 3. С.196-209.

  71. Ямпольский М. Литературный канон и теория сильного автора // ИЛ. 1998. № 12. С.214-221.



^ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ПОВЕСТВОВАТЕЛЬНЫХ ФОРМ

В СОВРЕМЕННОЙ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ




  1. Анастасьев Н.А. В поисках формы // Литература США в 70-е гг. ХХ века. М., 1983. С.111-140.

  2. Анастасьев Н.А. Контрапункт: Судьба гуманизма в литературе ХХ века // Вопросы литературы. 1991. № 3. С.84-116.

  3. Анастасьев Н.А. «У слов долгое эхо» // Вопросы литературы. 1996. № 7, 8.

  4. Анастасьев Н.А. Энергия сопротивления: Фрагменты литературной картины ХХ века // Дружба народов. 1994. № 7. С.188-198.

  5. Андреев Л.Г. Актуальные проблемы зарубежной литературы ХХ века. М., 1989.

  6. Андреев Л.Г. Литература ХХ столетия и «конец века» // Вестник МГУ. Сер.9. Филология. 1994. № 5. С.3-11.

  7. Андреев Л.Г. Порывы и поиски ХХ века // Называть вещи своими именами: Программные выступления мастеров западноевропейской литературы ХХ века. М., 1986. С.3-18.

  8. Английская литература. 1945-1980. М., 1987.

  9. Бремон К. Логика повествовательных возможностей // Семиотика и искусствометрия. М., 1972. С.108-155.

  10. Жанровое своеобразие современной прозы Запада. Киев, 1989.

  11. Затонский Д. «Австрийский вариант» // Дружба народов. 1995. № 11. С.3-12.

  12. Затонский Д. Реализм - это сомнение? Киев, 1992.

  13. Затонский Д. Постмодернизм: гипотезы возникновения // ИЛ. 1996. № 2.

  14. Затонский Д. Постмодернизм в историческом интерьере // Вопросы литературы. 1996. № 3.

  15. Зверев А. ХХ век как литературная эпоха // Вопросы литературы. 1992. № 2. С.3-56.

  16. Зверев А.М. Дворец на острие иглы: Из художественного опыта ХХ века. М., 1989.

  17. Зверев А.М. Логика литературного десятилетия // Литература США в 70-е гг. ХХ века. М., 1983. С.11-79.

  18. Зенкин С. Денон - Бальзак - Кундера: от проромантизма до постмодернизма // ИЛ. 1997. № 5. С.174-182.

  19. Ильин И.П. Восточный интуитивизм и западный иррационализм: поэтическое мышление как доминантная модель «постмодернистского сознания» // Восток - Запад: Литературные взаимосвязи в зарубежных исследованиях. М., 1982. С.170-190.

  20. Ильин И.П. Малком Бредбери: критик, писатель, пародист // Диапазон. 1991. № 3. С.16-20.

  21. Ильин И.П. «Постмодернизм»: Проблема соотношения творческих методов в современном романе Запада // Современный роман: Опыт исследования. М., 1990. С.255-279.

  22. Ильин И.П. Проблема личности в литературе постмодернизма: Теоретические аспекты // Концепция человека в современной литературе. 1980-е гг. М., 1990. С.47-70.

  23. Ильин И.П. Проблемы речевой коммуникации в современном романе // Проблемы эффективности речевой коммуникации. М., 1989. С.187-208.

  24. Ишимбаева М. Переосмысление традиций // ИЛ. 1995. № 9.

  25. Кольхауэр М. Роман и идеология. Точки зрения // Новое литературное обозрение. 1995. № 15. С.72-86.

  26. Концепция человека в современной литературе. 1980-е гг. М., 1990.

  27. Корнев С. «Сетевая литература» и завершение постмодерна. Интернет как место обитания литературы // Новое литературное обозрение. № 32 (4/1998). С.29-48.

  28. Кузнецов С.Ю. Певцы неизвестного поколения // ИЛ. 1998. № 3. С.99-108.

  29. Кормильцев И.В. Поколение Икс: последнее поколение? // ИЛ. 1998. № 3. С.226-234.

  30. Кундера М. Творцы и пауки (из книги «Преданные заветы») // ИЛ. 1997. № 10. С.203-214.

  31. Кундера М. Когда Панург перестанет быть смешным // ИЛ. 1994. №7.

  32. Лики массовой культуры. М., 1991.

  33. Лукин А., Рынкевич В. В магическом лабиринте сознания. Литературный миф ХХ века // ИЛ. 1992. № 3. С.234-249.

  34. Медведева Н.Г. Взаимодействие мифа и романа в литературе // Современный роман. М., 1990. С.57-68.

  35. Михайлов А.В. О некоторых проблемах современных литератур // Известия Рос. АН. Сер. лит. и яз. - 1994. Т.53. № 1. С.15-23.

  36. Мищенко Л.А. Массовая культура и мимикрия под реализм // Вестник Киевского ун-та. Ром.-герм.филология. 1988. Вып.22. С.114-116.

  37. Мокроусов А. Бестселлер: русский акцент // ИЛ. 1994. № 7. С.183-187.

  38. Павич М. Писать во имя отца, во имя сына или во имя духа братства? // ИЛ. 1998. № 6. С.194-200.

  39. Современный роман: Опыт исследования. М., 1990.

  40. Селиванов В. Искусство ХХ века: эстетические теории и художественные принципы. Л., 1991.

  41. Скорвид С.С. Лекции о Милане Кундере и Богумиле Грабале в Московском университете // Вестник МГУ. Сер.9. Филология. 1998. №1. С.188-191.

  42. Седельник В. Открытие действительности, поиски героя. Швейцарская литература в 70-е гг. // Современная литература за рубежом. М., 1983. С.530-564.

  43. Старикова Н.Н. Симпозиум по проблемам развития современной литературы Восточной Европы // Вестник МГУ. Сер.9. Филология. 1995. № 4. С.201-205.

  44. Строев А.Ф. «Новый роман» // Французская литература 1945-1990. М., 1995. С.394-457.

  45. Толмачев В.М. Типология модернизма в Западной Европе и США: культурологический аспект // Современный роман: Опыт исследования. М., 1990. С.213-232.

  46. Французская литература 1945-1990. М., Наследие, 1995.

  47. Фрай Н. Критическим путем. Великий ход: Библия и литература // Вопросы литературы. 1991. № 9/10. С.159-187.

  48. Штрассер П. Последний оплот авангарда // ИЛ. 1995. № 8. С.211-213.

  49. Эко У. От Интернета к Гутенбергу // Новое литературное обозрение. - № 32 (4/1998). С.5-15.

  50. Эко У. Заметки на полях «Имени Розы» // ИЛ. 1988. № 10. С.88-104.

  51. Якимович А. О лучах Просвещения и других световых явлениях: Культурная парадигма авангарда и постмодерна // ИЛ. 1994. № 1. С.241-248.

  52. Ямпольский М. Интернет или Постархивное сознание // Новое литературное обозрение - № 32 (4/1998). С.15-29.




^ ТЕМЫ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ




  1. Постмодернистская ирония: к вопросу о литературной традиции.

  2. Модернизм и постмодернизм: к проблеме преемственности.

  3. Концепция читателя в постмодернистской теории творчества.

  4. «Обнажение приема» в постмодернистской эстетике (М.Павич, М.Кундера).

  5. Многомерность постмодернистского письма и сюжет.

  6. От «смерти автора» к «маске автора».

  7. Код постмодернизма.

  8. Барокко и постмодернизм.

  9. Гипертекст и литература.

  10. Нонселекция в эстетике постмодерна: варианты интертекстуальности.

  11. Пародия и эстетика постмодерна.

  12. Проблема правдоподобия в эстетике постмодерна.



С О Д Е Р Ж А Н И Е


Предварительные замечания …………………………………………………3


Тема 1. Современный литературный процесс за рубежом:

к проблеме истоков ………………………………………………………………4


Тема 2. Литературоведение и литература: к проблеме взаимодействия

теоретических моделей и художественной практики. Структурализм -

постструктурализм - деконструктивизм - постмодернизм …………………6


Тема 3. Постмодернизм: основы теории ……………………………………..8


Тема 4. Повествовательные стратегии постмодернистского текста …...10


БИБЛИОГРАФИЯ


Проблемы современного зарубежного литературоведения и критики.

Литературоведение и культурология ХХ века ……………………………...12


Проблемы развития повествовательных форм в современной

зарубежной литературе ………………………………………………………...15


Темы для самостоятельной работы ………………………………………….17


^ СОВРЕМЕННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРОЦЕСС ЗА РУБЕЖОМ

Темы письменных работ

Требования к исполнению

Работа выполняется по аналогии с реферативным исследованием. Обязательно наличие титульного листа. Объем - 5-6 страниц (работы, выполненные в тетрадях, не принимаются).

Список использованной литературы должен насчитывать 8-10 наименований, обязательны ссылки на текст, цитаты оформляются в постраничные сноски или в круглых скобках. Тема должна быть раскрыта, выводы излагаются в заключительной части.




  1. 1. Постмодернистская ирония: к вопросу о литературной традиции.

  1. Модернизм и постмодернизм: к проблеме преемственности.

  2. Концепция читателя в постмодернистской теории творчества.

  3. «Обнажение приема» в постмодернистской эстетике (М.Павич, М.Кундера).

  4. Многомерность постмодернистского письма и сюжет.

  5. От «смерти автора» к «маске автора».

  6. Код постмодернизма.

  7. Барокко и постмодернизм.

  8. Гипертекст и литература.

  9. Нонселекция в эстетике постмодерна: варианты интертекстуальности.

  10. Пародия и эстетика постмодерна.

  11. Проблема правдоподобия в эстетике постмодерна.




  1. 1. Жанр автобиографии в современном романе (Дюрас, Фриш).

  1. Сон и реальность в романах М.Павича.

  2. «Пейзаж, написанный чаем» М.Павича и «Атлас, составленный небом» Г.Петровича: к проблеме аналогий и соответствий в постмодернистском романе.

  3. Чехов глазами Мрожека: к проблеме интертекстуальности в пьесе «Любовь в Крыму» С.Мрожека.

  4. Роль «симметрии» в повествовательной композиции романа М.Турнье «Элеазар, или Источник и Куст».

  5. Проблема жанровой определенности романа У.Эко «Имя Розы».

  6. «Повествовательная стратегия» композиции романа М.Павича «Хазарский словарь».

  7. Проблема «имени» в романе П.Остера «Стеклянный город».

  8. «Персональный» код героев романа М.Кундера «Шутка».

  9. Роль «визуального» компонента в структуре романа Д.Коупленда «Поколение Икс».

  10. Иерархия «стихий» в романе А.Поссе «Райские псы».

  11. Симулякр в системе образов «Маятника Фуко» У.Эко.

  12. Интертекстуальность в романе М.Бредбери «Профессор Криминале».

  13. Трансформация «классики» в современной драматургии (Стоппард, Ионеско).





23






оставить комментарий
Дата25.08.2011
Размер103 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх