Источники и литература icon

Источники и литература


Загрузка...
скачать

Материалы предоставлены интернет - проектом www.mydisser.com®

Авторское выполнение научных работ любой сложности – грамотно и в срок

Вспомогательные исторические дисциплины в высшик учеБнын заведениях Москвы и Санкт-ПетерБурга во второй половине XIX - начале XX вв.


Содержание

ВВЕДЕНИЕ...3-25


РАЗДЕЛ 1. РАЗВИТИЕ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ ИСТОРИЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX - НАЧАЛЕ XX вв. ХАРАКТЕРИСТИКА ИСТОЧНИКОВ...26-51


РАЗДЕЛ 2. ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ДИСЦИПЛИНЫ В ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ МОСКВЫ И САНКТ-ПЕТЕРБУРГА В СЕРЕДИНЕ-ТРЕТЬЕЙ ЧЕТВЕРТИ XIX в...52-89


РАЗДЕЛ 3. МОСКОВСКАЯ ШКОЛА ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ И ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ ИСТОРИЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН В ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XIX -НАЧАЛЕ XX вв...90-128


ЗАКЛЮЧЕНИЕ...129-136


^ СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ...137


ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА... 138-165


ПРИЛОЖЕНИЯ...166-182


ВВЕДЕНИЕ


В диссертации изучены процессы сложения и развития вспомогательных исторических дисциплин как единой системы научного и учебного знания на примере выспгах учебных заведений Москвы и Санкт-Петербурга. Автором предлагаемой работы исследованы структура и содержание трудов ученых — ведущих преподавателей Московского Константиновского Межевого института, Александровского лицея, Училища Правоведения , Московского и Петербургского университетов. В них наиболее полно отразился уровень разработанности вспомогательных исторических дисциплин на исследуемый период, тенденции развития содержания и структуры этой отрасли исторического знания, а также пути формирования теории источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин. Имеются в виду труды П.И. Иванова, И.П. Сахарова, И.Е. Забелина, И.И. Срезневского, Н.С. Тихонравова, А.И. Соболевского, В.Н. Щепкина, отчасти И.В. Ягича, Е.Ф. Карского и А.С. Уварова. В диссертации рассмотрены вопросы становления и развития вспомогательных исторических дисциплин, относящихся к русской истории.


Актуальность темы. Актуальность темы диссертации, обуславливается, прежде всего, современным процессом реформирования высшей школы, поиском путей оптимизации преподавания гуманитарных наук. Общественная значимость исследования генезиса вспомогательных


исторических дисциплин в России определяется также тенденциями усиления практической и прикладной составляющей гуманитарных исследований. Актуальным представляется новое рассмотрение вопросов сложения и развития


1 Московский Константиновский Межевой институт, относившийся к ведению Министерства юстиции, был основан в 1779 г. как Землемерное училище при Московской Межевой канцелярии. Преобразован в 1835 г. в Межевой институт, готовивший уездных землемеров. Александровский (Царскосельский) Лицей, находившийся в ведомстве Собственной его императорского величества канцелярии по учреждениям императрицы Марии, основан в 1811 г. в целях подготовки государственных чиновников. В 1844 г. лицей переведен в Санкт-Петербург. Он давал гимназическую и университетскую юридическую подготовку своим воспитанникам. Императорское Училище Правоведения - закрытое сословное учебное заведение, находившееся в ведении Министерства Юстиции. Основано в 1835 г. как специальное высшее учебное заведение для подготовки чиновников судебного ведомства.


вспомогательных исторических дисциплин с учетом существующего знания и выявленных в ходе исследования новых фактов в целях обогащения картины истории российской гуманитаристики, приращения современного историографического знания. Разработка соответствующей проблематики вносит лепту в реконструирование целостной модели истории российского образования и науки. Проведение исследования процессов научной эволюции вспомогательных исторических дисциплин в высшем образовании России позволяет прогнозировать тенденции и направления их дальнейшего развития. Выделение общих и особенных черт изучения и преподавания предметов вспомогательно-исторического профиля в вузах России XIX-XX вв. предоставляет возможность создания эффективной системы их преподавания в современных вузах.


В выборе тематики современных гуманитарных исследований определяющее значение имеет усиленное внимание к вопросам микроистории, определения значения человеческого фактора в общественно-исторических процессах. Анализ вузовской научно-исследовательской и преподавательской работы в области вспомогательных исторических дисциплин, изучающих материально-ретроспективные проявления целенаправленной человеческой деятельности -исторические источники либо их отдельные стороны, позволяет выявить методы подобных исследований в прошлом, выработать способы их применения в настоящем. Использование в современной научно-исследовательской и преподавательской работе методики вспомогательных исторических дисциплин дает возможность осуществлять междисциплинарный подход к изучению истории и других общественных наук, аккумулировать их различные направления в рамках источниковедческой деятельности, теоретической и практической, к каковой относятся вспомогательные дисциплины.


Объект исследования диссертации — вспомогательные исторические дисциплины, как совокупность научного и учебного знания, сложившегося и развивавшегося в московских и петербургских университетах и юридических вузах во второй половине XIX - начале XX вв.

Предмет диссертационного исследования - формирование и развитие русских вспомогательных исторических дисциплин во второй половине XIX — начале XX вв. как единства научного и учебного знания в системе высшего образования российских столиц.


Хронологические рамки исследования определяются единым периодом трансформации вспомогательных исторических дисциплин из эвристических в теоретические науки, который приходится на вторую половину XIX - начало XX вв. Нижняя граница периода истории вспомогательных дисциплин, исследуемого в диссертации - создание первого учебного пособия по русской палеографии в 1844 г. Верхней границей является публикация итоговых учебников по вспомогательным историческим дисциплинам, имевшая место в 1910-х - начале 1920-х гг.


Территориальные рамки исследования обусловлены лидирующим положением вузов Москвы и Санкт-Петербурга в развитии российских вспомогательных исторических дисциплин во второй половине XIX и в начале XX вв., сосредоточенностью в них основных научных кадров и определяющим значением исследовательских и педагогических работ, созданных в московских и петербургских вузах.


Степень изученности проблемы. В современной историографии процессы становления и развития вспомогательных исторических дисциплин изучены неравномерно. Наиболее полно на сегодняшний день исследованы общие вопросы их развития как совокупности научных знаний и история отдельных вспомогательных дисциплин.


Первой и одной из наиболее важных работ по истории становления и развития вспомогательных исторических дисциплин как совокупности научных знаний является труд Е.И. Каменцевой. Она дала их определение, как изучающих отдельные виды исторических источников, письменных и вещественных, на основе специально выработанной методики. Е.И. Каменцева разделила историю вспомогательных исторических дисциплин на три этапа. Первый этап — это «практический период», от появления первых научных исследований в

XVTII в. и до середины XIX в. На этом этапе преобладали процессы эмпирического накопления знаний над обобщающе-теоретическим осмыслением выявленных фактов. В рамках первого этапа Е.И. Каменцевой отмечено появление в XVTII - начале XIX вв. в России первых трудов, относящихся к сфере современного источниковедения (по терминологии XVIII-XIX вв. — к «критике источников»). Особо подчеркнут ею факт появления первых специализированных исследований по отдельным вопросам палеографии и метрологии, когда они велись еще в рамках археографии и «археологии» первой половины XIX в., т.е. в процессе решения задач архивного дела и изучения вещественных источников. Важный признак окончания периода эмпирического накопления знаний в области вспомогательных дисциплин - появление в первой половине XIX в. первых справочников по палеографии, хронологии, метрологии и генеалогии. Сфрагистика, генеалогия и геральдика начали формироваться как система научных знаний, в условиях недостаточного объема фактического материала под влиянием общественно-политических потребностей дворянского государства.


Второй этап в развитии комплекса вспомогательных исторических дисциплин — это начало научных (теоретических) исследований накопленного материала, относящийся ко второй половине XIX — первой половине XX вв. Важная характеристика второго этапа — это появление первых учебных курсов по данным разделам исторического знания, а также активная разработка новых методических приемов исторического исследования (позитивистских), что особенно характерно, по мнению Е.И. Каменцевой, для первых двух десятилетий XX в. Интерес к разработке методики научных исследований был вызван массовым вводом в научный оборот на рубеже XIX-XX столетий большого количества новых исторических источников. Именно в первые десятилетия XX в., как подчеркнуто Е.И. Каменцевой, утвердился термин «вспомогательные исторические дисциплины», заменивший понятие «археологические дисциплины», что было присуще научной терминологии XDC в.


Третий этап развития российских вспомогательных исторических дисциплин, согласно концепции Е.И. Каменцевой - от середины 1930-х и начала

( 1940-х гг. и далее, до конца XX в. Важнейшие характеристики третьего этапа:


окончательное сложение большинства вспомогательных дисциплин как систем научных знаний и появление учебных курсов по ним; возникновение новых определений предмета изучения этой отрасли исторического знания и выявление перспектив ее развития; возобладание принципа историзма как новой методологии и появление новых кадров ученых-историков; публикация научных исследований фундаментального характера, теоретических и историографических статей по вспомогательным историческим дисциплинам. Как особый, промежуточный этап выделен период 1920-х - начала 1930-х гг., когда публиковались сводные труды и исследования, подготовленные до 1917 г., и научно-популярные работы, созданные в то же время2.


Е.И. Каменцевой уделено мало внимания вопросам развития вспомогательных дисциплин как учебных курсов, проблемам обоснования начала чтения лекций по вспомогательным дисциплинам в ряде учебных заведений, вопросам т, взаимосвязи и преемственности между читавшимися курсами. Основное вни-


^ мание сосредоточено на исследовании научных трудов специалистов по источ-


никоведческим дисциплинам.


Кроме проанализированной работы, у Е.И. Каменцевой имеется ряд трудов по отдельным вспомогательным историческим дисциплинам, в которые включены очерки их возникновения и развития3. Содержание каждого из этих очерков несколько шире аналогичных разделов в «Истории вспомогательных исторических дисциплин». Принципы периодизации и характеристика каждого периода развития вспомогательной исторической дисциплины едины. Из числа специальных исследований Е.И. Каменцевой следует выделить работу, посвященную русской исторической метрологии. История формирования этой вспо-


2 Каменцева Е.И. История вспомогательных исторических дисциплин. М., 1979. С. 9-20, 22-

I Каменцева Е.И. Хронология. М., 1967; Она же. Историческая метрология. М., 1978; Она же. Российская дворянская геральдика. История, практика, методика, теория // Историческая


^ генеалогия. № 5. 1995. Екатеринбург. С. 16-30; Она же. Русская сфрагистика и геральдика.


М., 1983; Она же. Русская хронология. М., 1960; Она же. Хронология. Изд. 1-е, М., 1967. Изд. 2-е, М, 1982; Каменцева Е.И., Устюгов Н.В. Русская метрология. Изд. 1-е, М., 1965. Изд. 2-е, М., 1976; Каменцева Е.И., Устюгов Н.В. Русская сфрагистика и геральдика. М., 1963.

могательной исторической дисциплины наименее изучена. Кроме Е.И. Камен-цевой, содержание работ по хронологии исследовал М.Б. Свердлов4. Вопросы ее преподавания не анализировалась.


Вопросы формирования и развития совокупности вспомогательных исторических дисциплин в XX в. исследовались Л.В. Черепниным. Он выделил три этапа их развития: 1917-1934/1936 гг., 1934/1936-1956 гг., и от 1956 г. и далее. Основная характеристика первого этапа у него - это публикация обобщающих работ по вспомогательным историческим дисциплинам, подготовленных до 1917 г. Наиболее существенные признаки второго периода: возобновление регулярных научных исследований в этой сфере исторического знания и публикация их результатов, а также появление новых учебных курсов, разработка новой (по отношению ко второй половине XIX в.) методики исследований в данной области. Третий период - дальнейшее их развитие в направлении расширения источниковой базы и усовершенствования исследовательской методики, в результате чего появились новые формулировки предмета и задач вспомогательных исторических дисциплин, возобладал историзм и социологический подход к анализу источников . Периодизация развития вспомогательных исторических дисциплин, разработанная Л.В. Черепниным, позволяет дополнить и уточнить периодизацию, разработанную Е.И. Каменцевой и характеристики каждого из периодов.


Работы Е.И. Каменцевой и Л.В. Черепнина дают наиболее общую картину формирования вспомогательных исторических дисциплин в России. Переломными моментами в этом процессе признаются середина XIX в. и середина XX в. В эти периоды происходил переход от накопления фактов к их теоретическому обобщению, складывалась новая методология изучения исторических источников. Обоими исследователями подчеркнута специфика первых двух десятилетий XX в., методологически и методически относящихся к дореволюци-


4 Свердлов М.Б. Изучение древнерусской хронологии в русской и советской историографии // ВИД. Т. 5, Л., 1973. С. 60-71.


5 Черепнин Л.В. Развитие вспомогательных исторических дисциплин за пятьдесят лет // СА. 1967. № 5. С. 130-137. С. 131-134,136-137.

онному (второму) этапу развития российских вспомогательных исторических дисциплин. Однако методология и методика вспомогательных исторических дисциплин, ее становление и развитие, отличия от общей методологии исторического познания в России второй половины XIX - начала XX вв. в этих работах не разбираются. Преподавание и научная деятельность в стенах высших учебных заведений как самостоятельный фактор формирования и развития современного комплекса вспомогательных исторических дисциплин этими авторами не рассматриваются, в то время как цели и задачи преподавания, организация учебного процесса во многом определили их содержание и структуру, методологию и методику исследования и преподавания. Но в таком ракурсе история вспомогательных исторических дисциплин еще не изучалась.


Л.В. Черепнин специально обращался к исследованию методологических и методических проблем вспомогательных исторических дисциплин . Основное внимание им обращалось на современное состояние этого раздела исторической науки. Вопросы формирования методологии и методики вспомогательных дисциплин им не рассматривались.


Проблемы сложения и развития теории источниковедения анализировались О.М. Медушевской7. Ею подробно охарактеризованы содержание трудов по методологии истории западноевропейских и таких русских ученых, как А.С. Лаппо-Данилевский, В.О. Ключевский, B.C. Иконников, В.П. Бузескул. Ею указано на взаимосвязь археографической работы и становления методологии исторического познания во второй половине XIX в. в Европе и России. О.М. Ме-душевская отметила, что важнейшей проблемой формирования теории источниковедения было выявление соотношения исторического источника и исторического факта, субъекта и объекта познания, определение этапов критического


6 Черепнин Л.В. К вопросу о методологии и методике источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин // Источниковедение отечественной истории. Вып. 1. М., 1973. С. 32-63.


7 Медушевская О.М. История источниковедения в ХГХ-ХХ вв. М, 1988; Она же. Теоретические проблемы источниковедения. М., 1977; Она же. Современная буржуазная историография и вопросы источниковедения. М., 1979; она же. Современное зарубежное источниковедение. М., 1983; Она же. Источниковедение: теория, история, метод. М., 1996.

анализа источников, специальной терминологии. Но постановка этих проблем и их разрешение О.М. Медушевской и другими историографами8 источниковедения, как самостоятельной отрасли исторического знания, анализировались только на примере трудов А.С. Лаппо-Данилевского. Анализа работ других ученых и преподавателей по методологии и методики источниковедческого исследования, работавших в области вспомогательных исторических дисциплин, в современной историографии нет.


Взаимосвязь археографической деятельности и зарождения теории исторического познания в России исследованы в специальном труде В.П. Козлова. Им рассмотрены развитие и взаимосвязь различных методологических концепций собственно археографии как теории и практики публикации письменных источников; теоретические концепции, определявшие развитие всей совокупности историко-источниковедческих дисциплин на рубеже XV1II-XIX вв.; причины обращения к разысканию, описанию и изданию определенных видов источников; проблемы зарождения понятия «исторического источника», вопросы публикации и изучения письменных источников, методики и методологии археографии и смежных с нею дисциплин9 на рубеже XVIII-XIX вв. Содержание теоретических трудов ученых, работавших в области вспомогательных исторических дисциплин, археографии и «археологии» в ее понимании в XIX в. как науки обо всех видах исторических источников в середине — второй половине XIX в.; процесс развития российской теории источниковедения в целом и теории вспомогательных исторических дисциплин как его раздела в указанный период в современной историографии не был объектом специального рассмотрения.


Историографически наиболее подробно изучена история русской палеографии. Вопросы ее формирования и развития исследовались Л.В. Черепниным


8 Николаева А.Т. Основные этапы развития отечественного источниковедения XVIII-XTX вв. М., 1975; Медушевская О.М., Румянцева М.Ф. Методология истории. М., 1997; Данилевский И.Н., Кабанов В.В., Медушевская О.М., Румянцева М.Ф. Источниковедение: теория, история, метод. М., 1998.


Козлов В.П. Российская археография конца XVIII - первой четверти ХГХ в. М.,1999. С. 257,258.

в его учебнике10. Он дал подробную библиографию монографий и учебных пособий по этой вспомогательной исторической дисциплине, доведенную до середины XX в. История славяно-русской палеографии была объектом специального рассмотрения в работе Л.П. Жуковской11. Ее труд построен по библиографическому принципу. В нем проанализированы содержание и структура монографий и важнейших учебных курсов по палеографии. В трудах Л.П. Жуковской и В.Л. Черепнина содержится периодизация развития русской палеографии, в основном совпадающая с общей периодизацией истории вспомогательных исторических дисциплин, данной Е.И. Каменцевой. Первая половина XIX в. (до 1840-х гг.) выделена Л.В. Черепниным и Л.П. Жуковской в качестве первого периода формирования русской палеографии как научной дисциплины. Второй этап ее развития — время до XIX - XX вв., к которому относится появление первых учебных курсов. На третий период (930/1940-е гг. - 1950/1960-е гг.) приходится сложение «советской палеографии», активизация палеографических исследований и появление новых учебных курсов, базирующихся на новой методологической основе12.


В работе Л.В. Черепнина палеография отнесена к источниковедческим дисциплинам, у Л.П. Жуковской она понимается как филологическая13. В статье М.В. Кукушкиной14 методологическая проблема определения места этой дисциплины относительно источниковедения и филологии обозначена как индивидуальное понимание каждым исследователем целей и задач палеографического исследования. В современных историографических работах не обращалось внимания на истоки подобного противоречия. Выявленные в ходе диссертационного исследования факты позволяют их определить.


10 Черепнин Л.В. Русская палеография. М., 1956. Он же. Русская палеография и другие вспомогательные исторические дисциплины // Проблемы палеографии и кодикологии в СССР. М., 1974. С. 8-29.


11 Черепнин Л.В. Русская палеография. М., 1956; Жуковская Л.П. Развитие славяно-русской палеографии (в дореволюционной России и в СССР). М., 1963.


12 Жуковская Л.П. Указ. соч. С. 92-96; Черепнин Л.В. Русская палеография. С. 6.


13 Черепнин Л.В. Русская палеография. С. 3; Он же. Русская палеография и другие вспомогательные исторические дисциплины // Проблемы палеографии и кодикологии в СССР. М., 1974. С. 17; Жуковская Указ. соч. С.5.

Сложение и развитие русской дипломатики как отрасли научного знания и как учебного предмета наиболее подробно рассмотрено СМ. Каштановым. Он определяет современную русскую дипломатику как дисциплину, изучающую «внутреннюю форму» актов (их формуляр и клаузулы), под каковым следует понимать только документ договорного характера. Предложенная им периодизация ее развития в XIX — начале XX вв. в целом совпадает по своим принципам и хронологическим границам с общей периодизацией вспомогательных исторических дисциплин Е.И. Каменцевой и Л.В. Черепнина. СМ. Каштанов в качестве первого периода развития дипломатики (первая треть XIX в.) выделяет время определения ее объекта и предмета исследования. Вторым периодом (1830-е - 1880-е гг.) им обозначено время ввода в научный оборот большей части дипломатических источников и их усиленного изучения как юридических документов. Третий период (1890-е — 1917 г.) - это формирование новых методов дипломатического исследования, начало применения текстологического, сравнительно-исторического, клаузульно-статистического (собственно дипломатического) методов изучения актового материала, наряду с продолжавшимся изучением актов как памятников «юридического быта».


СМ. Каштанов отметил, что курсы дипломатики, читавшиеся в начале XX в. Петербургском и Московском археологических институтах, были посвящены определению места дипломатики среди других вспомогательных дисциплин, а не разработке конкретных методов «актоведения». Только курс А.С Лаппо-Данилевского имел основной целью разработку общей методики анализа актов и носил ярко выраженный источниковедческий характер. СМ. Каштановым отмечено, что под воздействием работ А.С. Лаппо-Данилевского дипломатический метод изучения актов вытеснил юридический, а основное внимание исследователей переместилось с формуляра на клаузулы13.


Данное замечание отражает основное направление развития русской дипломатики в XIX—XX вв. — от дисциплины с достаточно широким пониманием


14 Кукушкина М.В. Советская палеография // ВИД. Т.1. Л., 1968. С. 73-94.


15 Каштанов СМ. Русская дипломатика. М., 1988. С. 89,102.

ее предмета как истории «юридического быта», к узкоспециализированной, источниковедческой. Но вопрос, почему русская дипломатика в XIX — начале XX вв. имела более широкий предмет исследования и задачи, чем сейчас, в современной историографии вспомогательных исторических дисциплин не раскрыт. В период своего формирования, в первой половине XIX в., сфрагистика, геральдика и генеалогия воспринимались современниками как единая совокупность научно-прикладных знаний. Они стали предметом пристального внимания ученых в первой половине XIX в., в силу своего большого прикладного значения в Российской империи как дворянском государстве. Самый яркий пример такого восприятия - труд А.Б. Лакиера16, первая работа по сфрагистике, геральдике и генеалогии, содержащая значительную информацию о возникновении и развитии русской системы гербов и печатей, их взаимосвязи, генеалогической принадлежности гербов и гербовых изображений на предметах. Современная весьма обширная историографическая литература по сфрагистике, геральдике и генеалогии17 исходит из нынешнего их понимания как самостоятельных вспомогательных исторических дисциплин. Существует довольно подробная периодизация их развития, совпадающая с важнейшими положениями общей периодизации истории вспомогательных исторических дисциплин Е.И. Каменцевой и Л.В. Черепнина. А.М. Пашковым подробно исследованы вопросы начала преподавания сфрагистики, геральдики и генеалогии в архив-


16 Лакиер А.Б. Русская геральдика. Т. 1-2. СПб., 1855.


17 Каменцева Е.И., Устюгов Н.В. Русская сфрагистики и геральдика. Изд.2-е. М, 1974; Устю-гов Н.В. Геральдика. М, 1939; Черепнин Л.В. Русская геральдика. М, 1944; Вилинбахов Г.В. Геральдика - вспомогательная историческая дисциплина. (К вопросу о предмете исследования и структуре.) // Геральдика. Материалы и исследования. С. 3-11; Либерман Д.В. О современном состоянии и нерешенных проблемах советской геральдики // ВИД. Т. 19. 1987. С. 217-227; Каменцева Е.И. Российская дворянская геральдика. История, практика, методика, теория // Историческая генеалогия. 1995. № 5. Екатеринбург. С. 16-30;. Соболева Н.А. О методике изучения сфрагистического материала XV-XVIII вв. (Историографические заметки.) // ВИД. Т. 8. Л., 1976. С. 132-150; Аксенов А.И. Очерк истории генеалогии в России // История и генеалогия. СБ. Веселовский и проблемы историко-генеалогических исследований. М., 1977. С. 57-79; Он же. Генеалогия // Вопросы истории. 1972. № 10. С. 206-212; Кобрин В.Б. Перспективы развития генеалогических исследований // Генеалогические исследования. М., 1994. С. 23-34; Краскжов Р.Г. Обзор русской советской литературы по генеалогии за 70 лет. (1917-1987) // Известия Русского генеалогического общества. СПб., 1994. Вып. 1. С. 55-

ном образовании России как самостоятельных отраслей источниковедения. Современные историографы отмечают в качестве одной из важнейших тенденций современного развития сфрагистики, геральдики и генеалогии, переосмысление задач этих дисциплин, обусловленное расширением их источниковой базы . Но в современной историографии мало изучены вопросы начального периода развития сфрагистики, геральдики и генеалогии, не выявлены причины превращения этих дисциплин в самостоятельные отрасли исторического знания. Решению этих вопросов уделено значительное внимание в данной диссертации.


Содержание научных работ и опубликованных учебных курсов по вспомогательным историческим дисциплинам рассматривались в специальных разделах труда «История русской исторической науки в СССР»19. Материал в этом историографическом исследовании расположен по формационному принципу. Поэтому исследование трудов одного и того же ученого часто производится в нескольких разделах и не позволяет выявить тенденции и специфику развития собственно вспомогательных дисциплин.


Вопросы истории высших учебных заведений и ученых обществ изучены довольно полно20. В совокупности этих работ рассмотрены: организационная структура высшего образования в России в целом и ряда вузов; предметный состав их учебных планов в различные периоды; организации учебного процесса, направлений профессиональной и специальной подготовки; управление системой высшего образования в России и каждым вузом. Разобраны в современной историографии вопросы развития исторического образования в целом в


80; Карев Д,В. Отечественная генеалогия. (Вехи пройденного пути.) // Наш Радавод. Кн. 1. Гродно, 1990. С. 72-79.


Вилинбахов Г.В. Указ. соч. С. 3; Кобрин В.Б. Указ. соч. С. 24, 27; Соболева Н.А. Указ. соч. С. 137.


19 История исторической науки в СССР. М, 1956-1966.


20 Иванов А.Е. Высшее образование России в конце XDC - начале XX вв. М, 1991; Российские университеты в ХТХ-начале XX века. Вып. 1, Воронеж, 1993, вып. 2, Воронеж, 1996; История Московского университета. Т. 1-2. М., 1955; История Ленинградского университета 1819-1969. Очерки. Л., 1969; Валк С.Н. Историческая наука в Ленинградском университете за 125 лет//ЛГУ. 1819-1944. Труды юбилейной научной сессии. Л., 1948. С. 3-79; Формозов А.А. Страницы истории русской археологии. М. 1986; Лебедев Г.С. История отечественной археологии 1700-1917 гг. СПб., 1992; Азадовский М.К. История русской фольклористики. Т. 1-2. М., 1958-1963; Токарев С.А. История этнографии М, 1966.

российских университетах в XIX — начале XX вв. Проблематика развития исторического образования в юридических вузах не ставилась.


Специально вопросы становления и развития вспомогательных дисциплин в рамках вузов исследовал А.М. Пашков в своей диссертации. Она посвящена вопросам их формирования как системы научного знания, проблематике их изучения и преподавания в Петербургском и Московском Археологических институтах. Рассмотрены причины организации археологических институтов, их функционирование как научных и учебных заведений; содержание и структура читавшихся по вспомогательным дисциплинам лекционных курсов и их значение; исследования, проводившиеся в археологических институтах и их значение для развития исторической науки России. Подчеркнуты две основные причины появления высших учебных заведений, специализировавшихся на преподавании и изучении дисциплин источниковедческого цикла: общее развитие исторической науки в России во второй половине XIX - начале XX вв. и практическая потребность в профессиональной подготовке работников архивов и сотрудников научных обществ, а также определившаяся в первые десятилетия XX в. необходимость владения всеми специалистами — историками фактическим материалом и методикой исследования в области вспомогательных исторических дисциплин. В начале XX в. оформилось и понимание потребности в пропаганде исторических знаний. Весь этот комплекс причин стимулировал развитие системы специального источниковедческого образования.


На основе анализа опубликованных и архивных материалов этим автором определена основополагающая роль преподавателей Петербургского Археологического института: Д.И. Прозоровского - в сложении как научной дисциплины исторической метрологии; А.И. Соболевского - в структурализации современной славяно-русской палеографии; В.К. Лукомского — в формировании как научной дисциплины русской исторической геральдики; СМ. Середонина - в сложении исторической географии. Им выявлен вклад преподавателей Московского Археологического института - С.К. Кузнецова в развитие исторической географии и исторической метрологии; Л.М. Савелова — в возникновении как

научной дисциплины исторической генеалогии. А.М. Пашковым были установлены взаимосвязи некоторых курсов. Так, положения, сформулированные читавшим в Петербургском Археологическом институте русскую дипломатику Н.П. Лихачевым, развиты в курсе Н.Н. Ардашева для Московского Археологического института; концепция славяно-русской палеографии А.И. Соболевского - в курсе сменившего его в Петербургском Археологическом институте А.И. Шляпкина.


А.М. Пашков показал преобладание в научном творчестве В.К. Лукомско-го интереса к истории русской геральдики XVIII-XX вв., в работах Ю.В. Ар-сеньева - к теории и истории западноевропейской средневековой геральдики и генеалогии, в трудах Л.М. Савелова - к вопросам истории и методики русской генеалогии. A.M. Пашковым выявлена двойственная тенденция в развитии этих дисциплин, - преобладание внимания или к вопросам собственно русских геральдики и генеалогии, или к вопросам западноевропейской теории этих дисциплин21. Причины этой двойственности остались нераскрытыми.


Исследование А.М. Пашкова позволяет оценить роль того или иного ученого, преподававшего в Петербургском или Московском археологическом институте, в формировании конкретных вспомогательных исторических дисциплин, их содержания и методики исследования; методологические воззрения преподавателей археологических институтов, когда этими воззрениями определялись содержание и структура учебного курса. Причины, которые A.M. Пашков указал как основные для создания археологических институтов, прежде всего практическая потребность в соответствующем образовании специалистов, были характерны и изменения программ учебных планов других российских вузов. Но в существующей историографии эта взаимосвязь еще не раскрыта, равно как и взаимосвязь развития вспомогательных исторических дисциплин и их изучения и преподавания в неспециализированных вузах.


21 Пашков A.M. Вспомогательные исторические дисциплины в отечественном архивном образовании в конце ХГХ - начале XX вв. Дисс. на соиск. уч. ст. к.и.н. М., 1984. С. 44-45,46, 90-91,93-94,100-102,109,112,136,160-161,168,171-172.

В процессе диссертационного исследования установлено, что вспомогательные исторические дисциплины в системе высшего юридического и университетского образования России во второй половине XIX - начале XX вв. прошли в своем развитии два этапа. Первый можно обозначить как «археографический» или «практический». Он охватывает время с 1840-х по 1870-е гг. Второй следует охарактеризовать как «теоретический», относящийся к 1870-м — 1920-м гг.


В Московском и позднее в Петербургском университетах формально преподавание вспомогательных исторических дисциплин введено уставом 1804 г. На отделениях «нравственных и политических наук» (будущих юридических факультетах) читалась «дипломатика» как история западноевропейских актов; на отделениях «словесных наук» (будущих филологических факультетах) преподавалась «археология» как наука, изучающая памятники художественного творчества периода античности. Дипломатика считалась частью истории европейского права, «археология» включалась в состав «теории изящных искусств».


После организации на словесных отделениях философских факультетов кафедр «русской истории» и «истории и литературы славянских наречий», согласно новому университетскому уставу 1835 г., началось преподавание «латинских древностей» (латинской палеографии и дипломатики), «теории изящных искусств» и «археологии» (понимаемых как теория и история античного искусства)22. В первой половине XIX в. в российских университетах изучением и преподаванием вспомогательных исторических дисциплин, относящихся к русской истории, не занимались. Программы университетов в первой половине XIX в. не отражали реальных процессов развития русской гуманитаристики.


С 1830-х гг. постепенно складываются как самостоятельные отрасли русская этнография, фольклористика, филология, история литературы, славяноведение; в связи с этим повысилось внимание к исследованиям нарративного материала, его выявлению и вводу в научный оборот. В 1850-х гг. Императорское Русское Археологическое общество выступило с программой описания и клас-




Скачать 216,24 Kb.
оставить комментарий
Дата03.10.2011
Размер216,24 Kb.
ТипЛитература, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх