Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N с. 79, 103 122 icon

Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N с. 79, 103 122



Смотрите также:
Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. N 10. С. 51 65...
Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. N 10. С. 51, 77 87...
Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. N с. 60 76...
Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N с. 57 99...
Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N с. 5, 15 23...
Решение по вопросу приемлемости жалобы n 74826/01 леонид шофман (leonid shofman) против...
Стандарты Европейского Суда по правам человека и российская правоприменительная практика Сборник...
Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики...
Председателю Европейского Суда по правам человека Комиссару по правам человека Совета Европы в...
1. Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 мая 2004 года по делу № 49806/99...
1. Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 мая 2004 года по делу № 49806/99...
Влияние решений Европейского Суда по правам человека на российское судопроизводство...



страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9
скачать
Источник публикации

Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N 1. С. 79, 103 - 122.

Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N 2. С. 97, 126 - 149.

Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N 3. С. 51, 103 - 121.

Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N 4. С. 53, 103 - 134.

Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N 5. С. 55, 103 - 121.


[неофициальный перевод] <*>


ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА


^ БЫВШАЯ ВТОРАЯ СЕКЦИЯ


ДЕЛО "ШАМАЕВ (SHAMAYEV) И ДРУГИЕ ПРОТИВ ГРУЗИИ

И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

(Жалоба N 36378/02)


ПОСТАНОВЛЕНИЕ


(Страсбург, 12 апреля 2005 года)


--------------------------------

<*> Перевод предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека П. Лаптевым.


По делу "Шамаев и другие против Грузии и Российской Федерации" Европейский суд по правам человека (Вторая секция), заседая Палатой в составе:

Ж.-П. Коста, Председателя Палаты,

А.Б. Бака,

Л. Лукайдеса,

К. Юнгвирта,

В. Буткевича,

М. Угрехилидзе,

А. Ковлера, судей,

а также при участии С. Долле, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 15 марта 2005 г.,

вынес следующее Постановление:


ПРОЦЕДУРА


1. Настоящее дело было инициировано жалобой (N 36378/02), поданной в Европейский суд 4 и 9 октября 2002 г. против Грузии и Российской Федерации 13 гражданами этих стран чеченской и кистинской <*> национальностей Абдулом-Вахабом Шамаевым, Ризваном (Резваном) Виситовым, Хусейном Азиевым, Адланом (Асланом) Адаевым (Адиевым), Хусейном Хаджиевым, Русланом Гелогаевым, Ахмедом Магомадовым, Хамзатом Исаевым, Робинзоном Маргошвили, Георгием Куштанашвили, Асланбеком Ханчукаевым, Исламом Хашиевым (он же Рустам Элихаджиев, он же Бекхан Мулькоев); Тимуром (Русланом) Баймурзаевым (он же Хусейн Алханов) (см. ниже § 54 и 55) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Жалобы А. Ханчукаева и А. Адаева поступили в Европейский суд 9 октября 2002 г. Они были присоединены к жалобам других заявителей, поданным 4 октября 2002 г.

--------------------------------

<*> Представители чеченской этнической группы, проживающей в Грузии.


2. Интересы заявителей в Европейском суде, семерым из которых была предоставлена ограниченная правовая помощь на стадии принятия Решения о приемлемости жалоб, представляли юристы ассоциации "статья 42 Конституции" Л. Мухашаврия и М. Дзамукашвили, г. Тбилиси (доверенности выданы 9 октября и 22 ноября 2002 г.). Интересы этих семи заявителей также представлял юрист той же ассоциации Н. Кинцурашвили (доверенность выдана 4 августа 2003 г.). Этим юристам оказывала содействие советник В. Вандова.

3. Интересы Грузии в Европейском суде представляли Л. Челидзе, а затем Т. Бурджалиани, с 9 августа 2004 г. - Е. Гурешидзе, Генеральные уполномоченные Грузии при Европейском суде по правам человека. Интересы Российской Федерации в Европейском суде представлял Уполномоченный Российской Федерации при Европейском суде по правам человека П. Лаптев.

4. Заявители, в частности, утверждали, что их выдача в Российскую Федерацию противоречила бы статьям 2 и 3 Конвенции. Они требовали приостановления процедуры по их экстрадиции, представления российскими властями информации об их будущем в России и рассмотрения Европейским судом их жалоб, касающихся статей 2, 3, 6 и 13 Конвенции.

a) Рассмотрение дела по вопросу приемлемости жалобы

5. 4 октября 2002 г., в период с 15.35 до 16.20 заявители передали факсимильное сообщение, содержащее ходатайство в Европейский суд о применении правила 39 Регламента Европейского суда от имени 11 заявителей (за исключением А. Адаева и А. Ханчукаева, см. выше § 1).

6. В тот же день в 17.00 (20.00 по тбилисскому времени) в связи с обстоятельствами, исключавшими принятие решения председателем секции, заместитель председателя Второй секции (правило 12 Регламента Европейского суда) принял решение указать властям Грузии в соответствии с правилом 39 Регламента Европейского суда на то, что в интересах сторон и надлежащего отправления правосудия по делу в Европейском суде было бы желательно не выдавать 11 заявителей в Российскую Федерацию до того момента, пока Палата не получит возможность рассмотреть жалобу в свете информации, представленной властями Грузии. Властям Грузии было предложено представить информацию, касающуюся оснований экстрадиции заявителей, а также о мерах, которые примут власти Российской Федерации в случае экстрадиции заявителей. Европейский суд также принял решение незамедлительно проинформировать власти Российской Федерации о факте подачи жалобы и содержании предмета жалобы (правило 40 Регламента Европейского суда).

7. В 18.00 Секретарь-канцлер Европейского суда связался по телефону с Генеральным уполномоченным Грузии при Европейском суде по правам человека, находившимся в то время в г. Страсбурге, с тем, чтобы проинформировать его о факте подачи жалобы и Решении Европейского суда. Несколько минут спустя помощник Генерального уполномоченного перезвонил в Европейский суд из г. Тбилиси и попросил продиктовать имена лиц, подавших жалобу. Эти имена ему были продиктованы.

8. В 18.50 власти Российской Федерации получили факсимильное сообщение, содержащее Решение Европейского суда в части, касающейся Российской Федерации, а также Решение, принятое в отношении Грузии.

9. Что касается властей Грузии, то передать им Решение Европейского суда по факсу не представлялось возможным. В телефонном разговоре технический сотрудник Министерства юстиции Грузии, по всей видимости, дежурный, ссылался то на проблемы с электричеством, то на отсутствие бумаги в факсимильном аппарате.

10. С Генеральным уполномоченным Грузии вновь связались по телефону. Он сообщил о том, что уведомление Европейского суда было передано компетентным органам. И обещал сделать все необходимое, чтобы решить проблему со связью, но упомянул, что это от него не зависит.

11. Поскольку попытки связаться с Грузией оказались неудачными, в 19.45 Секретарь-Канцлер Европейского суда связался по мобильному телефону с заместителем министра юстиции Грузии, отвечающим за вопросы экстрадиции, а также за вопросы работы аппарата Генерального уполномоченного Грузии при Европейском суде, чтобы сообщить ему о возникших проблемах и еще раз передать Решение Европейского суда. Заместитель министра был проинформирован о том, что в связи с отсутствием связи это сообщение является официальным уведомлением о Решении Европейского суда. Заместитель министра принял к сведению Решение и пообещал попытаться восстановить связь.

12. После ошибки в соединении в 19.56 письмо, содержащее Решение Европейского суда, было передано в 19.59 (22.59 по тбилисскому времени). В соответствии с процедурой экстрадиции в 19.10 (22.10 по тбилисскому времени) в аэропорту г. Тбилиси была осуществлена выдача пяти заявителей властям Российской Федерации.

13. Жалоба была передана на рассмотрение во Вторую секцию Европейского суда (пункт 1 правила 52 Регламента). В соответствии с пунктом 1 правила 26 Регламента для рассмотрения настоящего дела в рамках этой Секции была образована Палата (пункт 1 статьи 27 Конвенции). 8 октября 2002 г. заместитель председателя Второй секции проинформировал о своем Решении от 4 октября 2002 г., которое было одобрено Палатой.

14. 22 октября 2002 г. формуляр жалобы, поданной против Грузии и Российской Федерации от имени 13 заявителей, был передан их представителями в соответствии с правилом 47 Регламента.

15. 23 октября 2002 г. Европейский суд предложил властям Российской Федерации сообщить название и адрес места содержания экстрадированных заявителей. 1 ноября 2002 г. власти Российской Федерации потребовали от Европейского суда письменных гарантий, что эта информация останется конфиденциальной и не будет раскрыта без надлежащего основания.

16. 5 ноября 2002 г. Европейский суд продлил действие обеспечительной меры в отношении заявителей, находившихся в г. Тбилиси, до 26 ноября 2002 г. Европейский суд также принял Решение рассмотреть ex officio <*> жалобы заявителей, поданные в отношении статей 6 и 13 Конвенции, в контексте пункта 1 статьи 5, статей 2 и 4 Конвенции, образующих lex specialis <**> в области задержания, и коммуницировать жалобу государствам-ответчикам (подпункт "b" пункта 2 правила 54 Регламента). В то же время Европейский суд принял Решение о рассмотрении жалобы в приоритетном порядке (правило 41 Регламента) и возложить на председателя секции личную ответственность за защиту конфиденциальности информации, представленной властями Российской Федерации, которым было вновь предложено сообщить адрес места содержания экстрадированных заявителей и скоординировать их адвокатов.

--------------------------------

<*> Ex officio (лат.) - в силу занимаемой должности.

<**> Lex specialis (лат.) - Специальный закон.


17. 14 ноября 2002 г. власти Российской Федерации строго конфиденциально сообщили адрес учреждения, в котором на тот момент содержались экстрадированные заявители.

18. По требованию Европейского суда 19 ноября 2002 г. власти Российской Федерации приняли в Европейском суде обязательства по отношению ко всем 13 заявителям. В частности, они отметили, что:

"a) Заявители не будут приговорены к высшей мере наказания;

b) им гарантируется безопасность и медицинский уход;

c) им гарантируется беспрепятственный доступ к лечению и медицинским консультациям;

d) им гарантируется беспрепятственный доступ к юридической помощи и консультациям;

e) им гарантируется беспрепятственный доступ к Европейскому суду и возможность свободной переписки с ним;

f) гарантируется беспрепятственный доступ Европейского суда к заявителям и свободная переписка Европейского суда с ними, а также возможность проведения миссии по установлению фактов".

19. 20 ноября 2002 г. Уполномоченный по правам человека Республики Грузия Н. Девдариани подала заявление о своем участии в разбирательстве в качестве третьей стороны (пункт 2 статьи 36 Конвенции).

20. 23 и 25 ноября 2002 г. власти Грузии ходатайствовали об отмене обеспечительной меры на том основании, что они располагают необходимыми гарантиями властей Российской Федерации в отношении будущего восьми заявителей в случае их экстрадиции. 25 ноября 2002 г. они предъявили фотографии заявителей. 26 августа 2003 г. власти Грузии также представили фотографии камер, в которых содержались неэкстрадицированные заявители. Фотографии экстрадированных заявителей были представлены властями Российской Федерации 23 ноября 2002 г., 22 января и 15 сентября 2003 г.

21. Принимая во внимание гарантии, представленные властями Российской Федерации 19 ноября 2002 г., и учитывая, что вопрос соблюдения этих обязательств, как и вопросы, касающиеся процедуры экстрадиции в Грузии, будут рассмотрены во время дальнейшего разбирательства по делу, 26 ноября 2002 г. Европейский суд принял Решение не продлевать действие обеспечительной меры, указанной 4 октября 2002 г. Принимая во внимание деликатный характер дела и его политический резонанс, а также требования властей государств-ответчиков, Европейский суд принял Решение о соблюдении конфиденциальности в отношении доступа к документам дела, как это предусмотрено в пунктах 3 и 4 правила 33 Регламента (действовавшего на тот момент).

22. 6 декабря 2002 г. три заявителя - Р. Гелогаев, И. Хашиев и Т. Баймурзаев - подали в Европейский суд ходатайство о приостановлении своей экстрадиции, Решение о которой было принято 28 ноября 2002 г. В тот же день председатель Временной секции принял решение не указывать властям Грузии на применение обеспечительной меры, о которой ходатайствовали заявители.

23. 24 января 2003 г. депутат Парламента Грузии Е. Тевдорадзе подала обращение в Европейский суд с просьбой разрешить вступить в процесс в качестве третьей стороны (пункт 2 статьи 36 Конвенции).

24. 17 июня 2003 г. Европейский суд принял Решение провести слушание по вопросу приемлемости жалобы и указать властям Российской Федерации в соответствии с правилом 39 Регламента, что в интересах сторон и надлежащего отправления правосудия по делу в Европейском суде, в частности для подготовки проведения слушаний, было бы желательно предоставить свободный доступ к экстрадированным заявителям их адвокатов Мухашаврия и Дзамукашвили. Вместе с тем Европейский суд отклонил обращения об участии в разбирательстве в качестве третьей стороны (пункт 2 статьи 36 Конвенции) Н. Девдариани и Е. Тевдорадзе (см. выше § 19 и 23).

25. Решением от 16 сентября 2003 г., принятым после проведения слушаний по вопросу приемлемости жалобы (пункт 3 правила 54 Регламента), Палата объявила жалобу приемлемой, присоединив к рассмотрению дела по существу два предварительных возражения властей Российской Федерации. Для выяснения обстоятельств дела Европейский суд также принял Решение о проведении миссии по установлению фактов в Российской Федерации и Грузии в соответствии с подпунктом "a" пункта 1 статьи 38 Конвенции и пункта 2 правила 42 Регламента Европейского суда (действующего на тот момент).

b) Рассмотрение дела по существу

26. Палата назначила трех представителей - Ж.-П. Коста, А.Б. Бака и В. Буткевича - для проведения миссии по установлению фактов в двух странах. Миссия в Грузию должна была состояться с 28 по 31 октября 2003 г. 3 октября 2003 г. по просьбе властей Грузии было принято решение перенести сроки проведения миссии в связи с проведением в Грузии 2 ноября 2003 г. парламентских выборов.

27. Из объемной переписки с властями Российской Федерации по поводу проведения миссии по установлению фактов следует выделить следующее.

28. 30 сентября 2003 г. Европейский суд проинформировал власти Российской Федерации, что делегация Европейского суда намерена отправиться в Российскую Федерацию 27 октября 2003 г. для допроса экстрадированных заявителей и инспектирования их камер в СИЗО г. В. (см. ниже § 53). Власти Российской Федерации при переписке по этому вопросу не привели никаких возражений, и миссия была организована.

29. 20 октября 2003 г. власти Российской Федерации направили в Европейский суд Постановление от 14 октября 2003 г., вынесенное Ставропольским краевым судом, в соответствии с которым Европейскому суду отказано в доступе к обвиняемым Шамаеву, Виситову, Адаеву и Хаджиеву на том основании, что их дело рассматривается в уголовном производстве суда. Делегация Европейского суда сможет встретиться с этими лицами только после принятия и вступления в силу приговора по делу. В соответствии с этим Постановлением Ставропольский краевой суд установил, что обвиняемые Шамаев, Виситов и Адаев никогда не обращались в Европейский суд. Хаджиев подтвердил подачу жалобы в Европейский суд против Грузии на незаконную экстрадицию и настаивал на встрече с судьями Европейского суда.

30. Эта же почта содержала Письмо от 15 октября 2003 г., подписанное судьей Ставропольского краевого суда Карташовым, который отказал Европейскому суду в возможности заслушать Азиева, пятого экстрадированного заявителя. Он отмечал, что судебное заседание по его делу назначено на 29 октября 2003 г. и что "российским уголовно-процессуальным законодательством не предусматривается возможность рассмотрения вопроса о контакте судей Европейского суда с Азиевым до проведения заседания и вне их".

31. Представив эти документы, власти Российской Федерации утверждали, что проведение миссии Европейского суда по установлению фактов нарушало бы национальное уголовно-процессуальное законодательство, и требовали перенести срок проведения миссии на тот момент, когда будет принято окончательное решение по делу заявителей. Более того, такой подход соответствовал бы принципу субсидиарности между национальным и европейским судопроизводством.

32. Принимая во внимание эту информацию, 22 октября 2003 г. Европейский суд перенес дату своей миссии в Российскую Федерацию. Тем не менее он напомнил властям Российской Федерации положения статьи 34 и подпункта "a" пункта 1 статьи 38 Конвенции.

33. 7 января 2004 г. властям Российской Федерации были предложены новые сроки проведения миссии (23 - 29 февраля 2004 г.). В случае невозможности проведения миссии в указанные сроки было предложено представить другие даты до 9 января 2004 г. Европейский суд напомнил, что жалоба рассматривается в приоритетном порядке (см. выше § 16). Власти Российской Федерации были также проинформированы о том, что при возникновении проблем безопасности во время организации проведения миссии по установлению фактов содержания заявителей может быть предложено другое, более безопасное место, куда будут переведены заявители.

34. В своем Письме от 8 января 2004 г. власти Российской Федерации обратились с критикой в адрес пресс-релиза Европейского суда о переносе срока проведения миссии в октябре 2003 г. и отметили, что в соответствии с Конституцией Российской Федерации органы судебной власти (в данном случае Ставропольский краевой суд) пользуются независимостью, в то же время они отметили, что Конвенция основывается на принципе субсидиарности.

35. 13 января 2004 г. власти Российской Федерации подтвердили, что в Ставропольском краевом суде продолжается уголовное производство в отношении заявителей, и так как окончательный и подлежащий исполнению приговор не был вынесен, делегация Европейского суда не может встретиться с заинтересованными лицами. Вместе с тем власти Российской Федерации не исключили, что Ставропольский краевой суд может пересмотреть свое Решение от 14 октября 2003 г., и посоветовали Европейскому суду обратиться к нему с таким ходатайством. Власти Российской Федерации объяснили, что в соответствии с принципом субсидиарности вопрос контакта с заявителями относится исключительно к компетенции Ставропольского краевого суда, и никто, включая международный судебный орган, не имеет права изменить или отменить его решение.

36. В то же время власти Российской Федерации потребовали от Европейского суда применить в отношении России такой же подход, как и в отношении к Грузии (см. выше § 26), чтобы Европейский суд перенес сроки проведения миссии по установлению фактов в России из-за проведения 14 марта 2004 г. президентских выборов. Они также подтвердили, что в феврале делегация Европейского суда может столкнуться с проблемой безопасности на Северном Кавказе из-за опасности террористических актов или плохих климатических условий.

37. 19 января 2004 г., напоминая об обязательствах, принятых 19 ноября 2002 г., Европейский суд проинформировал власти Российской Федерации о том, что он проведет миссию в начале мая 2004 года. Европейский суд вновь предложил рассмотреть возможность перевода заявителей в более безопасное место. Суд в Страсбурге подтвердил, что, если на этот раз не будут представлены гарантии и необходимые условия для проведения миссии по установлению фактов, он будет вынужден отменить проведение миссии и сделать соответствующие выводы в соответствии с положениями Конвенции.

38. В ответ 23 января 2004 г. власти Российской Федерации вновь подтвердили, что посещение заявителей будет возможно только после вынесения в их отношении окончательного и подлежащего обязательному исполнению приговора. Власти Российской Федерации подтвердили, что их обязательства по отношению к Европейскому суду, принятые 19 ноября 2002 г., касающиеся, в частности, свободного доступа к заявителям, относились только к стадии предварительного следствия, а не судебного разбирательства. В любом случае судебное заседание по вынесению приговора в Ставропольском краевом суде будет открытым, и не будет никаких препятствий для того, чтобы "присутствовать на заседании, наблюдать за разбирательством и видеть обвиняемых".

39. Что касается сроков, предложенных Европейским судом, власти Российской Федерации, утверждая, что они примут все необходимые меры для надлежащего проведения миссии, их отклонили на том основании, что период с 1 по 11 мая в Российской Федерации является праздничными днями, посвященными Дню Победы во Второй мировой войне. Предложение перевести заявителей в другое место также отклонено по причине безопасности.

40. В следующем Письме от 5 февраля 2004 г. власти Российской Федерации подтвердили принятие всех мер по обеспечению безопасности делегации Европейского суда, включая авиационное сопровождение, не исключая, тем не менее, возможность террористических актов. В ответ Европейский суд предложил властям Российской Федерации организовать миссию по установлению фактов после 12 мая 2004 г., когда в России пройдут праздничные дни, при условии, что власти Российской Федерации в предварительном порядке без каких-либо условий обязуются, что делегация Европейского суда получит свободный доступ к заявителям. Как только будут даны такие обязательства, Европейский суд приступит к оценке риска возможного нападения террористов, упомянутого в письме.

41. 2 и 11 февраля 2004 г. власти Российской Федерации подали ходатайства о переносе сроков проведения миссии по установлению фактов в Грузии из-за проведения в Российской Федерации президентских выборов, назначенных на 14 марта 2004 г. Европейский суд отклонил эти ходатайства 5 и 13 февраля 2004 г., соответственно.

42. 31 октября 2003 г. и 9 февраля 2004 г. власти Грузии указали свидетелей, заслушивание которых Европейским судом представлялось им необходимым. Власти Российской Федерации сделали то же самое 23 января 2004 г., но 19 февраля 2004 г. они отозвали список свидетелей на том основании, что Европейский суд не согласился с их различными процессуальными требованиями (см. выше § 36 и 41 и ниже § 243). Заявители не указали свидетелей.

43. С 23 по 25 февраля 2004 г. в Верховном суде Грузии, в г. Тбилиси, состоялось заслушивание шести неэкстрадированных заявителей и двенадцати свидетелей. В этих слушаниях приняли участие Мухашаврия и Кинцурашвили, а также делегации властей Грузии и Российской Федерации. Два заявителя, Хашиев и Баймурзаев, не явились, с 17 февраля 2004 г., по данным властей Грузии, они считаются пропавшими без вести. Два свидетеля, Р. Маркелия и А. Цхитишвили, не явились по причине отсутствия их на территории Грузии.

44. В последний день слушаний Европейский суд счел необходимым выслушать представителей заявителей во внутренних судебных органах Арабидзе, Хиджакадзе и Габаидзе, но юристы не смогли незамедлительно явиться. Тогда им были переданы вопросы в письменном виде, ответы на которые Европейский суд получил 17 апреля 2004 г. (см. ниже § 212).

45. 8 марта 2004 г. Европейский суд предложил властям Российской Федерации и Грузии по возможности представить информацию, касающуюся исчезновения Хашиева и Баймурзаева, о месте их содержания в Российской Федерации и состоянии их здоровья. 13 и 29 марта 2004 г. власти двух государств представили информацию относительного этого исчезновения (см. ниже § 101).

46. 17 марта 2004 г. Европейский суд передал властям Российской Федерации уточненные сроки проведения миссии (5 - 8 июня 2004 г.). Напомнив, что предыдущие попытки провести миссию окончились неудачей, Европейский суд предложил властям Российской Федерации проинформировать его до 8 апреля 2004 г., берут ли на этот раз они на себя обязательство гарантировать делегации Европейского суда прямой и беспрепятственный доступ к четырем экстрадированным 4 октября 2002 г. заявителям (Адаев, пятый заявитель, на этот момент был освобожден; см. ниже § 107), а также к двум заявителям, арестованным на территории Российской Федерации после их исчезновения из Тбилиси (см. ниже § 100 и следующие). Обращая внимание на положения подпункта "a" пункта 1 статьи 38 Конвенции, Европейский суд напомнил властям Российской Федерации, что в случае, если не будут представлены безоговорочные подтверждения и необходимые средства для проведения миссии, Европейский суд вынужден будет отказаться от попыток получить доступ к заявителям и приступить к составлению Постановления на основании тех данных, которыми он располагает.

47. 21 апреля 2004 г. Ставропольский краевой суд принял Решение отказать Европейскому суду в доступе к Азиеву. Это Решение основывалось на тех же причинах, что и Решение от 14 октября 2003 г. (см. выше § 29).

48. 8 апреля 2004 г. власти Российской Федерации проинформировали Европейский суд, что, несмотря на их решимость сотрудничать с Европейским судом, не имеется возможности заслушать Шамаева, Хаджиева, Адаева и Виситова, так как разбирательство продолжается в суде кассационной инстанции. Власти Российской Федерации не дали никакой справки о Азиеве и двух исчезнувших заявителях (см. выше § 43), которые были арестованы на территории Российской Федерации 19 февраля 2004 г.

49. Принимая во внимание безрезультатные попытки заставить власти Российской Федерации изменить свою уклончивую позицию, 4 мая 2004 г. Европейский суд принял Решение отменить проведение миссии по установлению фактов в Российской Федерации и приступить к составлению Постановления на основании материалов, имеющихся в его распоряжении (см. Доклад Европейской Комиссии по делу "Кипр против Турции" (Cyprus v. Turkey) от 4 октября 1983 г., жалоба N 8007/77, Decisions and Reports (DR), p. 73, § 52).

50. 4 мая 2004 г. Европейский суд предложил сторонам представить свои окончательные доводы по существу дела (пункт 1 правила 50 Регламента), а также замечания к протоколу слушаний, проведенных в г. Тбилиси (пункт 3 правила A8 Приложения к Регламенту). 11 июня 2004 г. власти Грузии представили свои письменные доводы по существу дела. После того, как дважды был продлен срок, установленный для представления замечаний, власти Российской Федерации и заявители также представили свои замечания 20 июля и 9 августа 2004 г., соответственно. 11 июня и 9 августа 2004 г. власти Российской Федерации и Грузии представили свои замечания к протоколу слушаний.

51. 7 и 13 сентября 2004 г. власти Российской Федерации и Грузии сформулировали свои позиции относительно требования заявителей о справедливой компенсации в соответствии с пунктом 3 правила 60 Регламента.


ФАКТЫ


I. Обстоятельства дела


52. Заявители Абдул-Вахаб Шамаев, Ризван (Резван) Виситов, Хусейн Азиев, Адлан (Аслан) Адаев (Адиев), Хусейн Хаджиев, Руслан Гелогаев, Ахмед Магомадов, Хамзат Исаев, Робинзон Маргошвили, Георгий Куштанашвили, Асланбек Ханчукаев, Ислам Хашиев (он же Рустам Элихаджиев, он же Бекхан Мулькоев), Тимур (Руслан) Баймурзаев (он же Хусейн Алханов) (см. ниже § 54 и 55), 15 граждан Российской Федерации и Грузии, 1975, 1977, 1973, 1968, 1975, 1958, 1955, 1975, 1967, 19(..), 1981, 1979 (или 1980) и 1975 годов рождения, соответственно. Куштанашвили не сообщил дату своего рождения (19..).

53. Заявители Шамаев, Виситов, Азиев, Адаев и Хаджиев, выданные Грузией России 4 октября 2002 г., 17 и 18 октября были помещены в следственный изолятор (далее - СИЗО) города А. Ставропольского края на Северном Кавказе (см. выше § 17). Место их содержания с 4 по 17 - 18 октября 2002 г. остается неизвестным. 26 июля 2003 г. Шамаев, Хаджиев, Виситов и Адаев были переведены в СИЗО города В. Ставропольского края. По запросу Европейского суда 7 октября 2003 г. власти Российской Федерации сообщили адрес этого СИЗО и подтвердили, что Азиев находился в том же СИЗО (см. также ниже § 242). Дата его перевода не уточнена.

54. Не имея возможности заслушать заявителей, экстрадированных в Российскую Федерацию (см. выше § 49), Европейский суд указал имена и фамилии четверых из них так, как они представлены представителями Мухашаврия и Дзамукашвили. Имя Хусейна Хаджиева, пятого заявителя, имеется в формуляре жалобы, направленном в Европейский суд 27 октября 2003 г. (см. ниже § 235).

55. Что касается не выданных заявителей, Маргошвили находится на свободе после оглашения оправдательного приговора 8 апреля 2003 г. (см. ниже § 94). Гелогаев был освобожден после оглашения приговора 6 февраля 2004 г. (см. ниже § 99). Ханчукаев, Исаев, Магомадов и Куштанашвили были освобождены 5 и 6 января и 18 февраля 2005 г. (см. ниже § 98). Личности этих шести заявителей были установлены Европейским судом (см. ниже § 110 - 115). Хашиев и Баймурзаев были арестованы 19 февраля 2004 г. властями Российской Федерации после их исчезновения из г. Тбилиси 16 или 17 февраля 2004 г. Они содержались в СИЗО г. Ессентуки (см. ниже § 101). Не имея возможности заслушать этих заявителей на территории Российской Федерации (см. выше § 46 и следующие), Европейский суд использовал те фамилии, которые были указаны их представителями при подаче жалобы.

56. Обстоятельства дела, как они представлены сторонами и установлены Европейским судом во время миссии по установлению фактов, проведенной в г. Тбилиси, могут быть изложены следующим образом.


A. Факты, касающиеся процедуры экстрадиции


1. Период, предшествовавший обращению в Европейский суд


57. 3 - 5 августа 2002 г. заявители пересекли российско-грузинскую границу недалеко от КПП у деревни Гиреви в Грузии. Некоторые из них были ранены и имели при себе автоматы и гранаты. Обратившись за помощью к грузинским пограничникам, они добровольно сдали оружие. У них были проверены документы. Имена, которыми назвались заявители: Абдул-Вахаб Шамаев, Ризван (Резван) Виситов, Хусейн Азиев, Адлан (Аслан) Адаев (Адиев), Хусейн Хаджиев (Хосин Хаджаев, Хажиев), Руслан Миржоев, Адлан (Алдан) Усманов, Хамзат Исиев, Руслан Тепсаев, Сейбул (Фейсул) Байсаров, Аслан Ханоев, Тимур (Руслан) Баймурзаев (Баемурзаев) и Ислам Хашиев, были также установлены. Только пять первых заявителей имели при себе российские паспорта.

58. Заявителей доставили в г. Тбилиси вертолетом, первое время они находились в гражданской больнице, где раненые были прооперированы. 5 августа 2002 г. Тепсаев (Маргошвили), Виситов, Байсаров (Куштанашвили), Азиев, Шамаев, Хаджиев и Исиев (Исаев) были допрошены в связи с нарушением таможенных правил (часть 4 статьи 214 Уголовного кодекса Грузии), незаконным ношением, приобретением и перевозкой оружия (части 1 - 3 статьи 236 того же Кодекса) и незаконным переходом границы (часть 2 статьи 344 того же Кодекса). 6 августа 2002 г. по представлению следственного управления Министерства безопасности Грузии Ваке-Сабурталинский районный суд г. Тбилиси вынес определение об избрании меры пресечения в виде заключения заявителей под стражу сроком на три месяца. В соответствии с этим определением были арестованы: Шамаев - 3 августа и шесть других заявителей - 6 августа 2002 г.

59. 6 августа 2002 г. Ханоев (Ханчукаев), Баймурзаев, Хашиев, Усманов (Магомадов), Миржоев (Гелогаев) и Адаев были допрошены по тем же основаниям. 7 августа 2002 г. Ваке-Сабурталинский районный суд г. Тбилиси вынес Определение об избрании меры пресечения в виде заключения заявителей под стражу сроком на три месяца. В соответствии с этим определением Усманов (Магомадов) и Миржоев (Гелогаев) были арестованы 7 августа, Адаев - 5 августа и три других заявителя - 6 августа 2002 г.

60. В соответствии с этими Решениями 6 и 7 августа 2002 г. заявители были переведены в тюрьму N 5 г. Тбилиси, за исключением Маргошвили, который был помещен в центральный тюремный госпиталь. Адаев был также госпитализирован (дата не установлена) (см. ниже § 142). В соответствии с определением о мере пресечения все заявители являлись российскими гражданами.

61. 1 ноября 2002 г. содержание под стражей заявителей Маргошвили, Исаева и Куштанашвили было продлено Тбилисским городским судом на три месяца. 4 ноября 2002 г. этот же суд продлил содержание под стражей на три месяца заявителей Ханукаева, Гелогаева, Хашиева, Магомадова и Баймурзаева.

62. 6 августа 2002 г. Генеральный прокурор Российской Федерации В.В. Устинов нанес визит в г. Тбилиси, в ходе которого встретился со своим грузинским коллегой. Он вручил ему запрос об экстрадиции заявителей. Поскольку заявители находились в Грузии под следствием, и документы, представленные в обоснование запроса об экстрадиции, были признаны недостаточными в свете грузинского законодательства и международного права, Генеральный прокурор Грузии Н. Габричидзе в устной форме отказался выдать заявителей (см. ниже § 182 и следующие). В рамках этой же встречи Генеральная прокуратура Грузии потребовала, чтобы Российская Сторона представила соответствующие документы в обоснование своего запроса об экстрадиции, а также гарантии в отношении обращения с заявителями и уважения их прав в случае экстрадиции.




оставить комментарий
страница1/9
Дата03.10.2011
Размер2,3 Mb.
ТипБюллетень, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх