«Древнерусские украшения княжеско-боярского женского головного убора как исторический источник домонгольского периода истории Руси» icon

«Древнерусские украшения княжеско-боярского женского головного убора как исторический источник домонгольского периода истории Руси»


7 чел. помогло.
Смотрите также:
«Древнерусские украшения княжеско-боярского женского головного убора как исторический источник...
Вопросы к вступительному экзамену в аспирантуру...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также будет интересна всем...
Преподаватель Коломенской духовной семинарии...
Книги патриарших приказов первой половины XVII в. Как исторический источник...
2. Компонентный состав дисциплины...
Дипломных работ по курсу «История России»...
Программа кандидатского экзамена по специальности 07. 00. 02 "Отечественная история" Москва 2012...
Список вопросов к зачету по курсу...
«исторический портрет ивана грозного»...
882-1169 Период Киевской Руси...
Конкурс на лучшую работу по русской истории «Наследие предков молодым. 2008»...



Загрузка...
скачать


ГОУ СОШ № 887 ЗОУО Г. МОСКВЫ


Тема: «Древнерусские украшения княжеско-боярского женского головного убора как исторический источник домонгольского периода истории Руси»

(по материалам памятников

Государственного Исторического музея)


Исследовательская работа


Авторы: Василевская Кристина

Попова Анастасия

7 «Б» класс

Руководитель:

Шевлякова Алла Григорьевна

учитель истории, обществознания, права

высшей категории


МОСКВА 2010

Оглавление

Введение 3

Глава 1 6

Виды ремесленной техники в Древней Руси 6

Глава 2 14

Височные кольца, колты и рясны – основа женского парадного головного убора 14

Глава 3 21

Древнерусские украшения, представленные в ГИМ 21

Заключение 26

Библиография 28

Приложение 29



Введение


Украшения – один из важнейших археологических источников. Следуя за развитием костюма, они постоянно менялись. Это самый благодарный материал для разработки вопросов хронологии. По ювелирным изделиям можно судить и об общем уровне обработки цветных металлов, драгоценных камней и их заменителей в ту или иную эпоху. Украшения могут рассказать о контактах с соседними народами и государствами, в том числе об обмене мастерами и техническими новшествами, о заимствованиях орнаментальных и даже эпических сюжетов. Основной источник для изучения племенных украшений Древней Руси – это курганы.

Для изучения парадных украшений из драгоценных металлов ученые располагают уникальным источником – кладами, зарытыми в древности в землю и оставшимися в ней из-за гибели их владельцев на многие столетия. Во время монгольского нашествия жители городов прятали ценные вещи, закапывая их в землю, замуровывая в стены церквей завернутыми в ткань или помещенными в горшок. Вернуться за ними удалось не всем. Так в руки археологов попали бесценные сокровища древнерусской культуры, яркие свидетельства безграничного таланта мастеров той эпохи. Это были ценности, долго копившиеся в семье – монеты, слитки серебра и золота и, конечно, женские украшения. Ни один из источников не дает такого богатого материала по истории русского прикладного искусства, как клады. С этой точки зрения их рассматривали такие исследователи, как Н. П. Кондаков и А. С. Гущин. В книге Н. П. Кондакова говорится о кладах, содержащих преимущественно перегородчатые эмали. А. С. Гущин издал многочисленные клады с серебряными украшениями с чернью. Вопросы художественного стиля занимают в этих исследованиях ведущее место.

Б. А. Рыбаков: в исследовании «Ремесло Древней Руси» рассматривал клады как важнейший источник по истории русского ремесла. Для решения хронологических вопросов клады требовали специальной источниковедческой работы. Она была проделана Г. Ф. Корзухиной. Собранные ею сведения о 175 кладах и изучение их состава позволили разработать их хронологию и нарисовать общую картину развития русского металлического убора с X по XIII в.

На музейных занятиях в Государственном историческом музее нас заинтересовали древнерусские украшения княжеско-боярского женского головного убора – колты, рясны, височные кольца и т.д., а также возникновение техники ювелирного дела на Руси.

Особый интерес представляют многочисленные украшения княгинь и боярынь из крупнейших центров Древней Руси XI-XII веков – Киева, Чернигова, Владимира, Рязани.

Тема актуальна, так как украшения всегда соответствуют социальному рангу их владельца, что делает их выразительным показателем социального устройства общества. Не менее важны украшения для изучения верований и этнической принадлежности носивших их людей

^ Объект исследования – Древнерусское государство XI – первой половины XIII века.

Предмет исследования – женские украшения.

Цель – обобщить и расширить знания о Древнерусском государстве XI – первой половины XIII века, познакомиться с древнерусскими украшениями и техникой их изготовления, используя литературу и памятники Государственного Исторического музея.

Задачи:

  • посетить залы Государственного Исторического музея, посвященные эпохе Древней Руси XI – первой половины XIII в.

  • охарактеризовать на основе памятников парадные женские головные украшения данной эпохи;

  • познакомиться с различными видами ювелирной, ремесленной техники на Руси (скань, зернь, чернь, перегородчатая эмаль);

  • выяснить роль и место украшений в жизни древнерусского человека;

  • определить, как украшения отражали социальное устройство общества статус человека в обществе;

  • смоделировать древнерусские украшения;

  • создать компьютерную презентацию, используя программу Power Point для иллюстрирования положений проекта.

Методы исследования: описание, комплексный анализ источников, систематизация и обобщение полученной информации, метод моделирования и реконструкции.

Гипотеза: древнерусские украшения княжеского рода важный источник знаний о различных сферах общественной жизни Руси.
^

Глава 1

Виды ремесленной техники в Древней Руси


Декоративно-прикладное искусство существовало уже на ранней стадии развития человеческого общества и на протяжении многих веков являлось важнейшей, а для ряда племён и народностей основной областью художественного творчества. Древнейшим произведениям декоративно-прикладного искусства свойственны исключительная содержательность образов, внимание к эстетике материала, к рациональному построению формы, подчёркнутой декором. В традиционном народном творчестве эта тенденция удержалась вплоть до наших дней.

Сохранившиеся до наших дней образцы узорочья X—XIII веков являются неисчерпаемым источником представлений о быте древнерусских людей всех классов и категорий — от простого деревенского смерда до князя. Весь быт был пронизан любовью к красоте, стремлением украсить жизнь художественной выдумкой. Памятники прикладного искусства знакомят с различными видами ремесленной техники, существовавшими с древнейших времен. Деревенские мастера делали украшения из дешевых сплавов меди и серебра с помощью нехитрых технических приемов. Городские мастера золотых и серебряных дел знали множество сложных и тонких приемов, отделывали свое узорочье то скрученной проволокой – сканью, то тысячами сверкающих крохотных капель металла – зернью, то нежной позолотой, то контрастной чернью, то многоцветной эмалью. Памятники художественного ремесла отчетливо показывают различие феодальной и народной культуры.

В Древней Руси техника скани стала использоваться с IX-X веков. Тогда витую проволоку для производства ещё не использовали, а применялись зерни. Изделия XII-XIII веков отличаются высоким качеством, в то время чаще стали использовать технологию напайной, а с XII века — ажурной и рельефной скани, в производстве стали использоваться камни. Изделия из скани часто дополняются зернью и эмалью.

Скань (от старославянского глагола «съкати» — сучить, свивать в одну нить несколько прядей), один из древнейших видов художественной обработки металлов, филигрань — вид ювелирной техники: ажурный или напаянный на металлический фон узор из тонкой золотой, серебряной или медной проволоки, гладкой или свитой в верёвочки. Название «филигрань» происходит от латинских слов filum – нить и granum – зерно.

Многие предметы украшали зернью. Нигде нет украшений, совершенно идентичных найденным в русских кладах. Представляется несомненным, что ювелирами Руси был воспринят прием зернения и имитирующего зернь тиснения, а типы украшений, при изготовлении которых он использовался, отражая общеевропейские вкусы, несли на себе черты местного своеобразия.

Мастера изготавливали крошечные серебряные или золотые шарики и напаивали их на поверхность изделия. Часто под каждым шариком можно обнаружить маленькое колечко. На небольшом предмете мастер мог разместить несколько тысяч шариков. Зернь создаёт эффектную фактуру, игру светотени. В X веке техника зерни появилась в прекрасных образцах в серебряном уборе эпохи Владимира Святославича. Самые лучшие клады с зернью найдены на Волыни в Пересопницком могильнике, в котором обнаружено погребение ювелира с инструментами для изготовления зерненных украшений [3; с. 45, 46]. Второй регион, где были найдены клады с зернеными украшениями, располагался много севернее, в районе Гнездова, под Смоленском; отдельные клады обнаружены в Витебской, Ярославской, Полтавской областях. В Киеве вещей с зернью найдено мало. Тяготение кладов с зернью к западным районам Руси подтверждает возможную связь попавших в них вещей с ремеслом европейских стран.

Перегородчатая эмаль – техника, совершенно новая для Руси. Новым оказался и убор, который она украшала. В уборе предшествующего времени ему мало параллелей. Колты – полые височные подвески – в XI в. совсем неизвестны. То же можно сказать и о ряснах – цепях из круглых или квадрофолийных бляшек, составлявших вместе с колтами нарядный головной убор. Он хорошо известен по монетам, мозаикам и другим видам искусства Византии, откуда он был занесен в Западную и Восточную Европу, став международной модой. Русский вариант этой моды был достаточно своеобразным.

Совершенно исключительное значение для изучения эмальерного дела имеют сведения древнейшего его историографа – автора «Трактата о разных ремеслах» пресвитера Теофила, жившего в XI-XII вв. Он описал процесс изготовления изделий с перегородчатой эмалью и отметил достижения Руси в этом сложном искусстве.

Особого мастерства требовала техника перегородчатой эмали. На золотую поверхность напаивали контуры рисунка тончайшей золотой проволокой или пластинкой в форме желобка. В образовавшиеся ячейки засыпали стеклянный порошок – эмаль. При нагреве эмаль прочно соединялась с поверхностью изделия. Для получения того или иного цвета требовалась своя температура нагрева. Эмальерное дело было вершиной древнего прикладного искусства, овладение им свидетельствовало о высочайшем уровне мастера.

Первое упоминание о русских перегородчатых и выемчатых эмалях встречается в Московской Ипатьевской летописи 1175 года. Эмаль представляет собой стекловидный порошок, получаемый измельчением стекловидных пластин до необходимой фракции. Измельченная в порошок эмаль смачивается водой до нужной консистенции и наносится в ячейки. Работа обжигается в печи или производится локальный обжиг эмали в каждой ячейке посредством газовой или бензиновой горелки. Разные виды и цвета эмали требуют и разную температуру обжига, которая колеблется в диапазоне от 700 до 900 градусов по Цельсию. После обжига, порошок эмали сплавляется в цветной стекловидный слой, в зависимости от типа эмали: прозрачный, или так называемый «глухой» в – цветной непрозрачный слой эмали. Во время обжига эмалевый слой подвергается усадке, будучи насыпан до обжига по верхний край перегородки, он «опускается», становится ниже перегородки. Для полного заполнения ячейки, поэтому требуется неоднократный обжиг и пополнение обжигаемой эмали в ячейке. В зависимости от сложности композиции и задач, стоящих перед мастером, работа подвергается от пяти до ста обжигам. Мастер не имеет возможности вмешиваться во взаимодействие эмали и высокой температуры, он может лишь, основываясь на опыте и интуиции, регулировать время и температуру обжига. Именно это и формирует уникальность каждого произведения из эмали, повторить его не в силах даже автор. Каждое произведение существует лишь в одном экземпляре, оно уникально. Соединяя в себе ювелирную драгоценность материала со свободой станковой живописи, этот вид искусства не имеет широкого распространения и является элитарным. Горячая эмаль сочетает в себе много различных техник и способов обработки, как металла, так и самой эмали, дающих возможность разнообразных решений, как декоративных, так и сложно-живописных.

Киев, Рязань, Новгород, Владимир стали центрами оригинальных эмальерных школ. Есть города, где эмальерные мастерские могли работать короткое время; завися от конкретного княжеского заказа или от прихода мастера. Так, в Полоцке могла на какое-то время функционировать мастерская, где талантливый мастер Лазарь Богша делал свой крест. Находки в Чернигове своеобразных колтов, а в соседнем с ним Любече – эмалей могут тоже рассматриваться как свидетельство о деятельности там самостоятельной эмальерной мастерской.

Такое сложное искусство, как эмальерное, могло укорениться только там, где создавалась стойкая традиция, непрерывность наследования его приемов и рецептов. Так на Руси и произошло, и поэтому оно не погибло сразу после монгольского нашествия, и следы послемонгольских мастерских ощущаются достаточно четко.

Все клады с эмалью могли быть зарыты на протяжении XII – начала XIII в. С приемом чернения русские ювелиры ознакомились уже в XI веке. Есть колты с чернью, подражающие колтам с эмалью. Они свидетельствуют о поисках форм серебряного убора с чернью – поисках, которые завершились созданием вполне своеобразных украшений, в эмалевом уборе аналогий не имеющих.

В числе высших достижений ювелиров Руси наряду с эмалью Теофил упоминает о черни: «... ты найдешь, что в тщательности эмалей или разнообразии черни открыла Росия» [8, с. 72]. Эта сложная техника стала известна в средние века в Европе, вероятно, благодаря Руси. Именно при дворе русских князей был освоен древний прием чернения по золоту и серебру.

О первых шагах черневого дела Руси ничего не известно. Есть. Древнейшее произведение, связанное с черневым делом, было найдено в кургане, в языческом княжеском захоронении конца IX - начала X в. Это знаменитые турьи рога из Черной могилы, их серебряные оковки выполнены с редким мастерством. Сюжет композиции одного рога, расшифровка которого предложена Б.А. Рыбаковым [4, С. 284-287], свидетельствует о том, что вещь была сделана на месте. Однако технологические особенности этих произведений мы не встретим на более поздних русских изделиях. Турьи рога остаются уникальным явлением в истории прикладного искусства Руси. Но в целом черневое дело Руси пошло по иному пути. Оно привилось в мастерских, где изготовляли женские украшения. Именно шедевры этих мастерских — колты на ряснах из тисненых колодочек, широкие браслеты, за которыми неверно закрепилось название «наручей» (вместо древнерусского обруча) с их богатой орнаментацией, круглые медальоны нагрудного украшения типа мониста или барм, перстни - принесли славу русским серебряникам. Они отличались разнообразием в орнаментации и деталях технологии. Процесс изготовления этих вещей был сложным.

Обычно черневые украшения делали из тонкого листа серебра. Для получения из тонкого листа полого изделия применялся очень древний способ - ручная выколотка, когда лист серебра под ударами деревянного молотка принимал необходимую форму. Таким образом сделаны некоторые колты и большинство обручей. Так изготовляли индивидуальные заказы. Массовая продукция делалась более легкими способами - тиснением на матрице. Применялось иногда и литье, но оно было связано с большим расходом металла. Есть не только экземпляры обручей и колтов, исполненные при помощи литья, но и находки литейных форм для их изготовления.

Вторая стадия в изготовлении ювелирного произведения с чернью - гравировка на металле. Основным орудием при этом был резец с рабочим краем различной формы. Оставленные им следы позволяют восстановить форму древнерусских резцов. Они находят прямые аналогии в ювелирном деле X-IX вв. и наших дней. Мастер обычно пользовался несколькими резцами, на некоторых вещах заметны иногда следы двух-трех резцов. Труднее заметить следы иглы, которой наносили первоначальные контуры рисунка, его эскиз. Между тем это была важная стадия работы гравера, ведь орнамент черневых изделий бывает исключительно сложным. Например, плетение можно было нанести на изделие только непосредственной переводкой скопированного образца. Близость орнамента рукописей и серебра с чернью оказывается близостью оригинала и копии. Практически копирование или перенесение орнаментального сюжета на поверхность серебряного изделия могло производиться способом, бытующим и сейчас. Серебряную пластину закрепляли на смоляной подушке и покрывали слоем воска. Затем на воск накладывали листок тонкого пергамена с переведенным на него рисунком. По линиям рисунка проводили деревянной палочкой с заостренным концом, надавливая на пергамен. На воске в результате оставались углубленные линии переведенного рисунка, который и повторял гравер. Собственно, чернение было заключительным этапом работы мастера-серебряника.

С техникой черни тесно связано золочение. Эти два приема одинаково применяли на одних и тех же вещах: половина украшений с чернью была покрыта еще и позолотой. Теофил описывает и способ золочения, который русские ювелиры нового времени называли золочением «через огонь». Описав разные способы размалывания золота, Теофил рассказывает, как смешать его со ртутью, расплавив на огне. Полученной теплой смесью натирают места, подлежащие позолоте, нагревая их потом над углями и снова натирая. Заключает он описанием полировки золота.

Все эти и подобные им операции русскими ювелирами были освоены прекрасно. Дошедшие до нас более 300 изделий с чернью это полностью подтверждают. Большинство их найдено в кладах Поднепровья. Встречаются они и в других местах. Эти дорогие украшения делались по заказу, для знати, и оседали в тех городах, где было налажено их производство. Поэтому топография их распространения не случайна, в сочетании со стилистическими наблюдениями она дает основание для выделения центров производства. Б.А. Рыбаков выделил три таких центра – Киев, Владимир и Галицкое княжество [4, с. 265]. Раскопки последних лет позволяют прибавить к ним еще и Рязань. Во всех этих центрах был свой ассортимент видов украшений с чернью, и это не менее важно для их выделения как центров производства. Таким образом, в кладах, зарытых в эпоху ордынского вторжения, есть украшения, не связанные ни с эмалевым, ни с черневым уборами совершенно. Это украшения с искусной зернью и сканью — приемами, освоенными русскими ювелирами ранее, еще в X-XI вв. Они использованы в декоре украшений, конструктивно повторяющих эмалевый и черневой головные уборы. От него дошли до нас многолучевые звездчатые колты с зернью и рясна из круглых звеньев с напаянными кружочками скани. Лучевые колты могли в нем заменять трехбусинные височные кольца со сканью и зернью, из-за многочисленности находок в Киеве часто называемые киевскими. Наконец, в этот убор входили исполненные в технике зерни и скани длинные подвески, сохраненные в этнографическом головном уборе вплоть до XIX в.. Стилистическое единство этих украшений позволяет видеть в них остатки разрозненного сканно-зерневого убора, бытовавшего одновременно с эмалевым и черневым. Традиционная техника сочеталась в нем порой с традиционными формами украшений.
^

Глава 2

Височные кольца, колты и рясны – основа женского парадного головного убора


Височные кольца

Это наиболее характерное украшение славянских женщин. Именно по ним можно было отличить женщин разных племен. Кольца подвешивали на лентах или ремешках к головному убору, иногда втыкали в ленту или ремешок, иногда укрепляли непосредственно в волосах или продевали в мочку уха. Свое название они получили «по месту» их ношения – на головных уборах или в прическах на уровне виска.

Девочки-подростки, ещё не вошедшие в возраст невест, совсем не носили височных колец или носили самые простенькие, согнутые из проволоки. Девушки-невесты и молодые замужние женщины, понятно, нуждались в усиленной защите от злых сил, ведь они должны были беречь не только себя, но и будущих младенцев — надежду народа. Их височные кольца особенно нарядны и многочисленны. Пожилые женщины, переставшие рожать детей, постепенно отказывались от богато украшенных височных колец, передавали их своим дочерям меняя на очень простые, почти такие же, как у маленьких девочек. 

Височные кольца носили по одному или по нескольку пар сразу. Известны с бронзового века, были распространены у восточных славян в Средние века. Различные племена восточных славян носили височные кольца различной формы. Кривичи — браслетообразные, один конец такого кольца иногда сгибался в петельку для привески, второй заходил за него или завязывался. Кольца эти так и называются «кривичскими» и носили их по нескольку штук (до шести) на виске. 

Новгородские словене — ромбощитковые. На височных кольцах вятичей вместо лучей было по семь плоских лопастей. Радимичи — семилучевые, у которых от дужки расходилось семь лучей, заканчивавшихся каплевидными утолщениями; северяне — спиральные, и т. д. Существуют и другие типы височных колец, носимых женщинами – лопастные и бусинные.

К проволочным височным кольцам иногда привешивали на цепочках бубенцы и треугольные металлические пластинки, гладкие и филигранные металлические, стеклянные, янтарные, реже каменные бусины; кольца богато украшались крупной или мелкой зернью и филигранью. Чаще всего височные кольца изготавливались из серебра, реже – из золота.

Особую группу составляют бусинные височные украшения, т.е. кольца, на проволочную основу которых надета одна или несколько бусин. Выделяются типы: однобусинные, трехбусинные и многобусинные. Эти небольшие кольца диаметром 1,5-2 см с нанизанной стеклянной или каменной бусиной, датируются X-XI вв. В Новгороде они найдены в слое конца X -середины XI в.[7, с.13]

Трехбусинные височные кольца состоят из проволочного круглого стержня, на который надеты три бусины, разделенные сканой проволокой, спирально обмотанной вокруг стержня и укрепляющей бусины. Трехбусинные кольца являлись типично городким женским украшением XII - середины XIII в. Лучшими их образцами считаются золотые и серебряные филигранные изделия, хорошо известные по древнерусским кладам. По распространенности в кладах Киевской земли они получили название колец «киевского типа» В кладах они всегда встречены с другими частями женского гарнитура и их отношение к головным или височным украшениям сомнений не вызывает, но способ их ношения недостаточно ясен.

Бусины украшались сканью и зернью. Очень част узор креста в круге, круга с шестью радиусами (реже с восемью). Нередко появляется крест с четырьмя точками у перекрестия, являющийся знаком земли, засеянного поля. Вообще во всей орнаментации соединяется идея солнца с идеей засеянной земли, что словесно может быть выражено «солнце для полей». По своей форме и семантике изображений трехбусинные кольца непосредственно связаны с верхним, небесным ярусом женского убора, соотнесенным с верхним миром. Если трехбусинные кольца образовывали своеобразный многосолнечный золотой венок в нижней части кокошника, то своим положением они отражали нижнее небо с солнцем на нем; выше находилась зона верхнего неба, представленная в самых богатых комплексах диадемами с Александром или Христом.

Колты

Колты - одно из самых красивых и необычных женских украшений, бывших в моде в XI-XIII веках. Это парное украшение, которое носили на головном уборе, подвешивая у висков на сложенной вдвое цепочке или ленте. Колт состоит из двух выпуклых щитков, спаянных друг с другом, и имеющих наверху вырез, над которым закреплена дужка для подвешивания. Между щитками вкладывалась ткань, пропитанная душистыми маслами, аромат которых распространялся вокруг, когда колты покачивались. 

Известны колты округлой и звёздчатой форм. Округлые золотые колты украшались перегородчатой эмалью с изображениями птиц, сиринов, святых, церковных сюжетов, серебряные - черновыми изображениями. Звёздчатые колты из золота и серебра покрывались зернью и сканью. Мастера золотых и серебряных дел в поисках наилучшей игры света оттеняли серебро чернью и позолотой, а иногда покрывали гладкую серебряную поверхность колта тысячами микроскопических колечек и на каждое колечко напаивали крошечное зернышко серебра. 

В XI-XII вв. широко были распространены золотые колты с перегородчатой эмалью. Насыщенные яркие эмали прекрасно сочетались с золотом, покрывая его поверхность драгоценной мозаикой синего, белого, густо-зеленого и красно-кирпичного цветов. По краю колта часто помещалась жемчужная обнизь. Встречаются круглые колты с ажурной каймой в виде арочек, с обрамлением из полых серебряных бус или колечек. 

Золотые колты с многоцветной перегородчатой эмалью найдены преимущественно в столичных княжеских городах (Чернигов, Владимир), но главная масса их происходит из Киева, из аристократической части старого города вокруг древнего княжеского Теремного двора. Это сильно сужает социальную среду бытования этих великолепных и очень дорогих (по материалу и тонкости изготовления) предметов русского узорочья. По всей вероятности, золотые колты, , были собственностью великих княгинь.

В XII веке колты делают не только монолитными округлыми, но и звездчатыми, с многолучевой каймой, форма расчленяется и приобретает узорность очертаний. Уникальные звездчатые колты, украшенные объемной зернью, делали в Старой Рязани. Там же создавали колты, декорированные перегородчатой эмалью в сочетании с разноцветными драгоценными камнями и орнаментом из сканных завитков. 

Вместе с тем в декоре колтов на смену красочным эмалям приходит чернь. Изображение выделялось чернью по контуру (фон целиком заполняла чернь), а внутри силуэта форма намечалась штриховыми линиями. По фону делались насечки для улучшения прочности соединения черни с серебром. 

В начале XIII века в городах стали отливать из бронзы и свинца дешёвые колты для продажи на рынке. А после монголо-татарского нашествия колты не были распространены. 

Колты украшались с обеих сторон, из которых одна была лицевой, с более сложным сюжетом; на оборотной стороне преобладал растительный орнамент в разных видах. Чаще всего на колтах встречаются геральдические птицы-сирины и древо жизни. Эти изображения ученые связывают с символикой свадебного обряда, с охраной от злых духов и идеей плодородия. Птицы трактуются как символ брачной пары, а дерево или росток между ними – как символ появления новой жизни. Позднее на колтах появляются образы христианских святых. Были найдены золотые княжеские колты с христианским сюжетом, изображающие святых Бориса и Глеба. Им сопутствует идеограмма ростка. Плащи Бориса и Глеба покрыты сердцевидными идеограммами ростков и круглыми точками (возможно, семенами), нимбы святых почти во всех случаях зёленые.

Существует предположение, что все виды растительного орнамента на колтах, передают в стилизованном виде разные стадии роста священного у славян растения — хмеля. Колты и браслеты XII—XIII веков показывают, что очень многие орнаментальные мотивы воспринимались как магически – охранительные и были связаны с идеей плодородия и с русальной заклинательной обрядностью.

Рясны

На Руси появление колтов дало толчок к созданию нескольких типов уборов, а для крипления колтов к головному убору появилось несколько вариантов подвесок – рясен, исполнившихся с колтами в едином стиле. Ряснами называют металлические височные подвески, крепившиеся к головному убору или повязке-очелью, спускавшиеся по сторонам лица и служившие или самостоятельным украшением, или драгоценными лентами для подвешивания колтов. Подвешенные вертикально, они создают впечатление льющихся дождевых струй, так как они разделены мелкими черточками и вдавлениями.

Рясны спускались до плеч или до пояса. Они были не только оберегом, но и своеобразным паспортом, так как фигурки животных на ряснах указывали на племенную принадлежность.

Золотые с эмалями колты крепились к золотым же ряснам, составленным из круглых или квадриофолийных бляшек, украшенных изображениями птиц и растительности или геометрическим орнаментом, или к золотым ряснам, составленным из тисненых колодочек.

Существовали рясны в виде цепочек. Золотые колты с изображениями святых и продетыми сквозь них цепочками, найдены в кладе 1911 г. в усадьбе Десятинной церкви.

Рясны, на которые подвешивали серебряные черненые колты выполнялись в серебре. Наиболее распространенным вариантом серебряных рясен является подвеска, составленная из тисненых серебряных колодочек. По количеству колодочек рясны распадаются на две группы: длинные по 25-35 колодочек и короткие 10-16 колодочек

Рясны XI-XII вв. могли быть глухими, без рисунка; таковы серебряные ленты из полых цилиндриков без орнамента. Это видимо повседневный убор. Праздничные рясны княгинь и боярынь изготавливали из золота и украшали перегородчатой эмалью. Изображения на них делались с таким расчетом, чтобы подвешивать рясны вертикально. Если бы владелица попыталась одеть цепи из бляшек как ожерелье, то половина птиц, изображенных на бляшках, оказалась бы стоящей на хвосте или вверх ногами; вертикальное положение бляшек продиктовано замыслом мастера.

Количество бляшек в полном комплекте – 10 или 12 (малых). Форма бляшек круглая или квадрифолийная. Последние, очевидно, более поздние; они богаче орнаментированы и на некоторых уже появляется христианский процветший крест. Длина рясен вместе с колтом на примере наиболее сохранившегося комплекса (клад 1880 г. в Киеве) такова: десять золотых круглых чечевицеобразных бляшек на шарнирах – 35 см; тонкая золотая цепочка – 10 см; колт – около 5 см. Вся длина украшения – около 50 см. Свисая с выступающих углов кокошника, рясны доходили до плеч женщины, а колты достигали груди. [6, с. 56]. Таким образом, они защищали, оберегали женщину.

Орнаментика рясен очень устойчива и однородна по содержанию; здесь разработаны только две темы: тема неба и тема аграрного плодородия. Небесная, воздушная тематика представлена птицами, ходящими по земле. Единственный раз на поздних ряснах изображена птица в полете с широко распахнутыми крыльями. [6, с. 72]

В каждой паре рясен применялось от четырех до восьми разных сюжетов. Обязательны были птицы, прорастающие семена и опыляемое растение. Важность последнего сюжета подчеркивается тем, что на самых поздних квадрифолийных бляшках с процветшим крестом имеется только два изображения: крест и опыление четырех цветков. Все это говорит о том, что рясны, опускающиеся вниз от "небесного" головного убора, были весьма продуманно посвящены теме "воздуха у земли": семена всех видов, птицы, опыление растений.

Украшение подобного рода могло быть частью свадебного убора, так как аграрно-магическая тема являлась как бы иносказанием темы плодородия вообще.

На некоторых ряснах из серебряных цилиндрических колодочек очень явственно обозначаются вертикальные ряды из нескольких сотен маленьких выпуклостей, создающих общее впечатление дождевых струй. Идея оплодотворяющего дождя хорошо согласуется с общей символикой женского головного убора

Языческая символика рясен полностью соотнесена с символикой колтов, завершавших внизу эти великолепные декоративные цепи.

Мы рассматриваем прикладное искусство самого верхнего слоя русского феодального общества – драгоценные золотые уборы княгинь, уборы, предназначенные не только для личного обихода, но и для показа двору, духовенству и народу.

Сейчас колты, височные кольца и многие другие произведения средневекового русского ювелирного искусства собраны в музеях. Особенно богатые коллекции принадлежат Государственному историческому музею, Оружейной палате Московского Кремля и Патриаршей ризнице.
^

Глава 3

Древнерусские украшения, представленные в ГИМ


Зал 8. Древнерусское государство в IX–XII вв.

Зал 9. Древнерусский город (XI – первая половина XIII в.)

Зал 11. Культура Древней Руси XI – первая половина XIII в.

Зал 8

Зал представляет памятники времени образования Древнерусского государства в IX первой половине XII в.

В первом разделе экспозиции зала представлены памятники народов Восточной Европы, вошедших в состав Древнерусского государства, а также ближайших соседей Руси (витрины1 – 6).

В торце витрины 1 – полный набор украшений костюма женщины из племени мурома. Обращает внимание обилие бронзовых предметов, среди которых уже знакомые бляхи с крышкой и «шумящие» привески, столь характерные для финских племен.

В левой части витрины 1 – многочисленные бронзовые украшения женского костюма из погребения балтов, среди них – подвески, парные плоские нагрудные пластины и крепившиеся к ним тонкие цепочки. Балтская этническая общность оформилась в первые века нашей эры и прочно обосновалась в лесной зоне Восточной Европы вплоть до берегов Оки и Среднего Поднепровья.

Особый интерес представляют украшения на планшете в правой части витрины 3. В ней представлены проволочные височные кольца смоленских кривичей, семилучевые кольца радимичей и трехбусинные кольца дреговичей с берегов Припяти. У каждого славянского племени женские височные кольца имели свою, ярко выраженную форму. Эти восточные славянские племена стали основой сложившейся древнерусской народности. Памятники из древнерусских погребений XI-XIII вв. - украшения, характерные для костюма восточнославянских женщин: легкие серебряные подвески называются «височными кольцами» - их прикрепляли к головному убору у висков.

Летописные источники упоминают 15 восточнославянских племен, районы расселения которых помогли уточнить находки височных колец.

В витринах 4–5 экспонируются предметы, найденные при раскопках городища Супруты в Тульской области, входившего в систему Донского речного пути. В IX – начале X в. здесь стоял укрепленный поселок, построенный в важном стратегическом пункте, – на границе сфер влияния варяжских князей и Хазарии.

Среди жителей поселения преобладали славяне, о чем свидетельствуют находки – посуда, а также многочисленные височные кольца. Жили там и скандинавы: среди найденных предметов – амулеты специфической формы и массивные браслеты варяжских женщин. Часто встречаются и вещи степного облика, например, серьги «салтовского» типа – такие украшения были популярны на территории Хазарии. Подобные находки говорят о том, что эти земли входили с сферу интересов Хазарского каганата, однако взаимоотношения с ним не ограничивались уплатой дани – видимо, можно говорить и о проникновении небольших групп степного населения в бассейн реки Оки.

Центральная часть экспозиции освещает время становления Древнерусского государства – IX–X вв.

Витрина 7 рассказывает о явлении, которое в науке известно как «двоеверие», – от одной веры люди еще не отошли, другую пока не усвоили. Здесь же представлены вещи, которые появились на Руси благодаря ее христианизации и связям с Византией: мозаики, книги, произведения эмальерного искусства – колты.

В витринах 9–10 размещены памятники из древнерусских погребений XI–XIII вв. – украшения, характерные для костюма восточнославянских женщин: проволочные височные кольца смоленских кривичей, ромбощитковые кольца новгородских словен, спиралевидные кольца северян и семилучевые кольца радимичей. Здесь же находятся семилопастные кольца вятичей, обитавших на Оке, а с X века начавших заселять Волго-Окское междуречье. Чрезвычайно красивы трехбусинные кольца дреговичей с берегов Припяти. Эти восточные славянские племена стали основой сложившейся древнерусской народности.

Зал 9.

Зал посвящен древнерусским городам XI – первая половина XIII в. – времени их расцвета.

Витрины 1-2 посвящены стольному граду Киеву. Особый интерес представляет клад изделий киевских златокузнецов. В Киеве преобладала техника перегородчатой эмали

Витрины 3-7 посвящены Господину Великому Новгороду. Здесь в древности был пестрый этнический состав населения, о чем свидетельствуют многочисленные находки славянских, финских, балтских женских украшений.

Общерусские: колты, булавки, привески, медальон с изображением птицы, шейные цепи, браслеты, перстни и их заготовки, привеска-лунница, височное кольцо. Карельские: овальные фибулы – застежки верхней одежды. Славян Поднепровья: привеска-конек, височное кольцо. (Медный и свинцово-оловянный сплавы, стекло; литье, ковка, гравировка, пайка, витье, плетение, золочение, вытягивание, кручение).

В витринах 8-9 представлены древности Смоленска. Здесь показан один из основных видов городского производства – обработка металлов и разнообразная продукция городских кузнецов – от металлических орудий до деталей костюма.

Смоленские древности представляют и такой вид ремесла, как стеклоделие. В стеклянную массу добавляли окислы металлов, которые окрашивали стекло в разные цвета – голубой, синий, коричневый, желтый, зеленый, красный.

В витринах 9-10 выставлены находки из Вщижа. Возникнув как княжеский замок, одна из резиденций черниговских князей превращается в столицу удельного княжества в составе Черниговской земли.

Любеч также являлся княжеским замком-резиденцией великих киевских князей (витрина 12). В нем был найден клад ювелирных изделий, рассказывающий о жизни и быте княжеского окружения.


Зал 11

Большой раздел экспозиции посвящен прикладному искусству (витрины 1-8).

Древнерусские клады, в состав которых входят украшения княжеско-боярского женского убора, происходят из крупнейших центров Древней Руси XI –XIII вв. – Киева, Владимира, Чернигова.




Колты и цепь-рясна входили в состав клада, найденного в 1840-е гг. недалеко от древнейшей на Руси Десятинной церкви в Киеве, построенной в 989-996 гг. и разрушенной монголами в 1240 г. Относятся к первой половине XII в. Золото; тиснение, пайка, перегородочная эмаль. Колты и цепь-рясна изготовлены из золота с применением тиснения и пайки. Изображения на них нанесены в сложнейшей технике перегородчатой эмали. Перегородчатая эмаль - ювелирная техника. Эмальерное дело было вершиной древнего прикладного искусства, овладение им свидетельствовало о высочайшем уровне мастерства.

Замечательны трехбусинные височные кольца, колты и цепи из колодочек для их крепления. Клад из Михайловского златоверхого монастыря в Киеве, обнаружен в 1903 г. В кладе присутствуют разновременные предметы рубежа X-XI вв. и конца XII в. Они выполнены в технике скани и зерни. Вытягивая золотую или серебряную проволочку толщиной в человеческий волос, мастер скручивал несколько драгоценных ниточек в изящный объемный узор.

Особенно красивы большие серебряные колты из урочища Святое Озеро Черниговской земли. Клад обнаружен в 1908 г. при распашке поля.

Две тонкие кованные из драгоценного металла пластины образовывали полую емкость в которую помещали ароматические вещества. На цепочках-ряснах или лентах они подвешивались у висков к головному убору и, покачиваясь при движении, издавали аромат. Эти украшения воспринимались как обереги, на них часто помещали христианские или языческие символы, способные, по мнению древних людей, отогнать злых духов. Чернение достигалось нанесением на специально подготовленную серебряную поверхность черневого порошка. Техника черни придавала вещам благородство и особую изысканность. Именно так выглядят серебряные пластинчатые браслеты-наручи, скреплявшие длинные рукава женских платьев

Многие предметы украшены зернью. Мастера изготовляли крошечные серебряные или золотые шарики и напаивали их на поверхность изделия. Часто под каждым шариком можно обнаружить маленькое колечко. На небольшом предмете мастер мог разместить несколько тысяч шариков.

Заключение


  • В результате исследования мы доказали гипотезу, что древнерусские украшения головного убора являются важным источником знаний о различных сферах общественной жизни Руси

  • Следуя за развитием костюма, украшения постоянно менялись. Это самый благодарный материал для разработки вопросов хронологии

  • По ювелирным изделиям можно судить и об общем уровне обработки цветных металлов, драгоценных камней и их заменителей в ту или иную эпоху.

  • Украшения могут рассказать о контактах с соседними народами и государствами, в том числе об обмене мастерами и техническими новшествами.

  • Украшения всегда соответствуют социальному рангу их владельца, что делает их выразительным показателем социального устройства общества.

  • Не менее важны украшения для изучения верований и этнической принадлежности носивших их людей.

  • Перегородчатая эмаль – техника, совершенно новая для Руси. Новым оказался и убор, который она украшала. Колты – полые височные подвески – в XI в. совсем неизвестны. То же можно сказать и о ряснах – цепях из круглых бляшек, составлявших вместе с колтами нарядный головной убор.

  • С приемом чернения русские ювелиры ознакомились уже в XI в. Есть колты с чернью, подражающие колтам с эмалью. Они свидетельствуют о поисках форм серебряного убора с чернью - поисках, которые завершились созданием вполне своеобразных украшений, в эмалевом уборе аналогий не имеющих.

  • С техникой черни тесно связано золочение. Эти два приема одинаково применяли на одних и тех же вещах: половина украшений с чернью была покрыта еще и позолотой. Эти дорогие украшения делались по заказу, для знати, и оседали в тех городах, где было налажено их производство.

  • В кладах, зарытых в эпоху ордынского вторжения, есть украшения, не связанные ни с эмалевым, ни с черневым уборами. Это украшения с искусной зернью и сканью — приемами, освоенными русскими ювелирами ранее, еще в X-XI вв.

  • Постоянные контакты населения Руси с многочисленными соседями сказываются иногда в находках единичных, оторванных от цельных уборов, украшений. К таким украшениям относятся серебряные половецкие серьги.

  • Наряду с драгоценным золотым убором в городских кладах встречено множество серебряных вещей. Иногда они найдены совместно с золотыми и являются частями обычного, повседневного убора, но часто серебро оказывается единственным материалом колтов, рясен. Социальная среда серебряных украшений шире, чем золотых. Серебряный убор мог быть у княгини, у боярыни, у богатой горожанки.

Библиография


  1. Гущин А. С. Памятники Художественного ремесла в Древней Руси. Государственное социально-экономическое издательство. Ленинградское отделение. 1936 г.

  2. Кондаков Н. П. Русские клады: Исследование древностей великокняжеского периода СПб. 1896 г.

  3. Корзухина Г. Ф. Русские клады IX—XIII веков. Издательство АН ССР 1954 г.

  4. Рыбаков Б. А. Ремесло Древней Руси Академии Наук СССР. 1958 г.

  5. Рыбаков Б. А. Русское прикладное искусство X—XIII веков Л., «Аврора». 1971 г.

  6. Рябцева С. С. Древнерусский ювелирный убор СПб.: Издательство СПбИИ РАН, 2005 г.

  7. Седова М. В. Окольный город Суздаля в книге: Древнерусские города, М. 1981 г.

  8. Теофил Пресвитер. Трактат о разных ремеслах. М., 1968 г.

Приложение






Серебряные позолоченные подвески (XIII в.). Усыпанные зернью, с девятью цепями, на которых в середине помещены круглые бляхи, а на концах — ромбовидные грузила, украшенные художественно выполненной сканью и зернью.

^ Клад, Старая Рязань, 1868 г.





Височные украшения. Серебро, зернь, скань



Пуговицы 17 - 18 век

Серебро; филигрань, позолота, зернь




^ Изделия из скани с филигранью. Ажурная филигрань.




Перегородчатая эмаль, скань, зернь.




^ Кошелек серебряный, чернь




Чаша, чернь




Техника черни




Перегородчатая эмаль




Брошь в технике перегородчатая эмаль.




Рясны




Рясна и колты двойные






^ Височные кольца: 1 — вятичей; 2 — радимичей; 3 — кривичей; 4 — новгородских словен; 5 — северян.




^ Височные кольца и бусы из погребения вятичей



^ Гривны и семилучевые височные кольца радимичей. Медь. Литье. XI—XII вв.




Колты. Золото. Перегородчатая эмаль. XII в.




Зал 8 ГИМ




Витрины 1,4




Витрины 5,9





Зал 9 витрина 2, 3




Зал 11 витрина 1, 2




Зал 11 витрина 3,6




Зал 11 витрина 7, 8







Скачать 292.01 Kb.
оставить комментарий
Дата02.09.2011
Размер292.01 Kb.
ТипИсследовательская работа, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

плохо
  3
хорошо
  1
отлично
  25
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх