Мировой экономики, управления и права icon

Мировой экономики, управления и права


Смотрите также:
Положение
Ученого Совета «тгамэуп»...
Факультет национальной и мировой экономики...
«Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права»...
Доклады и статьи направляются по электронным адресам...
Программа профессиональной переподготовки «мировая экономика»...
Учебно-методический комплекс для студентов специальности 021100 «Юриспруденция» очной и заочной...
Методические рекомендации казань 2002 Печатается по решению учебно-методического Совета...
Профессиональная педагогическая деятельность...
Профессиональная педагогическая деятельность...
Роль права в регулировании экономики, обеспечении экономической свободы и безопасности...
Учебно-методический комплекс для студентов факультета управления...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
скачать


Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования Тюменской области


ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ

МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА


АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 1

Сборник научных трудов




Тюмень

2008


Б
БК 70


А 38


АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 1 [Текст]: сборник научных трудов. Тюмень: Тюменский государственный институт мировой экономики, управления и права (ТГИМЭУП), 2008. – 144 с.


В данном сборнике научных трудов представлены статьи ведущих ученых вуза, посвященные актуальным вопросам в области социологии, права, экономики, философии и филологии.

В своих статьях авторы рассматривают широкий спектр вопросов, затрагива-ющих практически все сферы жизнедеятельности общества, страны, региона.

Научные труды академического вестника могут быть интересны для ученых, преподавателей, аспирантов, студентов вузов и всех интересующихся правовыми, социально-экономическими, социокультурными процессами в российском обществе.


^ РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:


В. Г. Новиков, доктор социологических наук (гл. редактор);

Н. А. Костко, доктор социологических наук;

К. Г. Барбакова, доктор философских наук;

С. М. Казанцева, доктор экономических наук;

В. В. Горовенко, кандидат юридических наук;

Е. А. Грошева, кандидат социологических наук;

С. Д. Захаров, кандидат физико-математических наук;

В. В. Шеломенцев, кандидат социологических наук.



ISBN 978-5-94221-105-9

© ТГИМЭУП, 2008






Академический вестник




^ Е. В. УРАКОВА – канд. юрид. наук

доцент, зав. каф. трудового и предпринимательского права ТГИМЭУП


ОСНОВНЫЕ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ:

^ К ВОПРОСУ О РЕФОРМЕ ОБРАЗОВАНИЯ


Образование – одна из основных сфер общества. За последнее десятилетие в политике государства произошли немалые перемены. Среди приоритетных национальных проектов образование занимает одно из важнейших мест. Это не могло не повлечь за собой изменений и в законодательстве. Основная цель реформы – улучшение качества образования. Для ее достижения необходимо выполнить несколько важных задач, в том числе осуществить принципиально новую систему оплаты труда педагогических работников с тем, чтобы она стимулировала педагога повышать свой педагогический уровень, работать много, быть заинтересованным в результатах своего труда. На сегодняшний день в целом по стране средний размер зарплаты в образовании не превышает 9 тысяч рублей в месяц [1].

Рассмотрим с правовых позиций изменения в оплате труда педагогических работников. ФЗ РФ № 122 от 30.08.04 г., названный в народе и средствах массовой информации как закон о монетизации льгот, начал реформу в оплате труда многих категорий работников, в том числе и в сфере образования. С 1 января 2005 г. для педагогических работников, которые ранее тарифицировались по Единой тарифной сетке независимо от источника финансирования образовательного учреждения, эта тарифная сетка осталась обязательной лишь для педагогов, которые работают в организации, финансируемой из федерального бюджета. Все остальные образовательные учреждения имели право разработать свои системы оплаты труда. В некоторых субъектах Российской Федерации сразу же перешли на новые системы, другие продолжали формально применять уже ставшую родной, хотя и несовершенную, прежнюю систему по ЕТС. Хотя образовательная деятельность осуществляется на нескольких уровнях, новые системы оплаты труда в сфере образования коснулись реформы оплаты труда педагогических работников общеобразовательных школ. Остальные педагоги тарифицируются по-старому, исходя из окладов, надбавок, доплат, премий и пр. То есть продолжает существовать прежняя, апробированная, более или менее понятная система.

В настоящее время системы оплаты труда педагогических работников образовательных учреждений среднего и высшего профессионального образования мало чем различаются между собой в зависимости от источника финансирования. Системы же оплаты труда педагогов общеобразовательных школ претерпели в последние годы принципиальные изменения. Почему именно общеобразовательных школ? Предположительно, это связано с тем, что в школе закладывается фундамент в каждую личность ребенка, он получает азы, основы, которые будет в дальнейшем развивать, обучаясь в других образовательных учреждениях. В вузе мы имеем дело с уже, практически, готовыми личностями. В 17 лет их разделяет всего 1 шаг (1 год) до совершеннолетия, когда человек уже полностью становится дееспособным и деликтоспособным, готовым и обязанным отвечать за свои поступки. Реформа образования и касается, прежде всего, первого уровня образования. Учителя в школах, во-первых, должны сами

быть профессионально пригодны и готовы воспринять эти реформы, во-вторых, быть заинтересованы (в том числе материально) не только в конечных результатах (но и промежуточных) своего труда, который сопряжен как с обучением, так и воспитанием (образование, образовательная деятельность именно так и определяется) [2].

ФЗ № 122 положил начало разграничению полномочий (в том числе и по источникам финансирования) между органами государственной власти Российской Федерации, субъектами РФ и органами местного самоуправления. ФЗ РФ № 90 от 30 июня 2006 г. усилил эту тенденцию, которая сама по себе вроде бы неплохая. На местах видится лучше, субъекты самостоятельно разрабатывают и принимают законодательство, осуществляют финансирование. Но как происходит на деле?

Ст. 135 ТК РФ регулирует вопросы по установлению заработной платы. Системы оплаты труда работников государственных и муниципальных учреждений устанавливаются в соответствии со ст. 144 ТК РФ в зависимости от источника финансирования, в том числе в государственных учреждениях субъектов РФ – коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с федеральным законодательством и законодательством субъектов РФ. В муниципальных учреждениях – коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с федеральным законодательством, законодательством субъектов РФ и нормативными правовыми актами органов МСУ.

Установление зарплаты осуществляется в зависимости от уровня и квалификации работников и на основе отнесения работников к соответствующим профессиональным квалификационным группам. Профессиональные квалификационные группы и критерии отнесения профессий рабочих и должностей служащих к профессиональным квалификационным группам утверждаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда (ст. 144 ТК РФ).

Однако в образовании в настоящее время эти квалификационные группы не разработаны. Последние 5-6 лет специалисты (и не только) упорно предлагают разработать и ввести отраслевые сетки по оплате труда, которых должно быть в пределах 40, однако до настоящего времени это также не нашло воплощения в конкретных действиях наших законодателей.

В соответствии с Законом Тюменской области от 28.12.04 г. № 328 «Об основах функционирования образовательной системы в Тюменской области» предоставлено право устанавливать структуру, штатное расписание и размер заработной платы работников, в том числе различного рода выплат компенсационного и стимулирующего характера (доплат, надбавок, премий и т.д.) государственных образовательных учреждений Тюменской области локальными нормативными актами руководителя учреждения в соответствии с определенной Администрацией области системой оплаты и стимулирования труда (ст. 15).

Имеется Соглашение о взаимодействии Департамента образования и науки Правительства Тюменской области и Тюменской областной организации Профсоюза работников народного образования и науки Российской Федерации, где


Академический вестник




вопросам оплаты труда уделено значительное место. Заработная плата, ее размеры устанавливаются в рамках Фонда оплаты труда в образовательных организациях, исходя из норматива, установленного Законом Тюменской области на одного обучающегося на реализацию государственного образовательного стандарта. Большая часть фонда оплаты труда используется на тарифный и надтарифные фонды (в том числе доплаты за классное руководство, заведование кабинетом и надбавки за особые условия труда), остальная часть (меньшая) идет на ежемесячное стимулирование персонала образовательной организации. Примечательно, что зарплата педагогических работников зависит от стоимости одного человеко-часа, количества обучаемых им детей, сложности предмета и наличия категории педагога. То есть, традиционная система оплаты труда – оклады, надбавки, премии – в Тюмени и на юге Тюменской области не применяется. Можно ли это нововведение оценить положительно?

С 1 января 2005 г. действует постановление Администрации Тюменской области от 06.12.04 г. № 164-пк «Об утверждении методики формирования фонда оплаты труда общеобразовательных учреждений в Тюменской области». В соответствии с указанным нормативным актом тарифная и надтарифная части фонда оплаты труда педагогического персонала формируются, исходя из стоимости педагогической услуги на одного обучающегося с учетом повышающих коэффициентов за сложность предметов, распределенных на 4 группы сложности. Тарифная стоимость педагогической услуги определяется в рублях, исходя из ученико-часов. Предусмотрены также стимулирующие выплаты (за ученые степени, почетные звания) и иные выплаты. Размер заработной платы зависит в итоге от количества педагогических услуг и количества обучающихся в классе по предмету. Таким образом, чем большее количество образовательных услуг окажет педагог в расчете на количество учеников, тем выше у него будет зарплата. Совершенно очевидно, что качество образования здесь не только не учитывается, но страдает, а продолжительность рабочей недели 36 часов, включая все виды работ (не только учебной нагрузки), становится фикцией.

Педагогическая деятельность включает две части: нормируемая (учебная нагрузка) и ненормированная (она не конкретизирована по количеству часов, вытекает из должностных обязанностей, регулируется правилами внутреннего трудового распорядка, личными (индивидуальными) планами педагогического работника и пр.). Уже здесь явно обнаруживается несоответствие. Если педагог перевыполняет учебную нагрузку, все часы ему оплачиваются дополнительно. Если перевыполняется вторая часть (которая вообще учету не поддается), никаким образом эта переработка не компенсируется. Одним из основных принципов регулирования оплаты труда – это оплата по труду, в зависимости от объема выполненной работы, качества и т.п. Однако этот конституционный принцип (ст. 37 Конституции) нарушается даже на уровне федерального законодательства.

Реформа образования и изменения в оплате труда в общеобразовательных школах абсолютно не соотносится с общими принципами трудового законодательства и теми гарантиями, которые устанавливает Трудовой кодекс РФ. Количество выполняемых обязанностей педагогами за единицу рабочего времени с учетом качества работ должно четко нормироваться, носить научно-обосно-ванный характер. Нормирование труда является обязанностью работодателя (это прямо вытекает из многих положений главы 22 ТК РФ), а работник обязан выполнять установленные нормы труда (ст. 21 ТК РФ). В условиях же нынешней реформы образования, видимо, о нормировании труда педагогических работников просто забыли.

Практически за 3 года до введения в ТК РФ новой статьи 133-1 «Установление размера минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации» в соответствии с законодательством Тюменской области минимальный размер оплаты труда установлен в размере прожиточного минимума в Тюменской области (для бюджетной сферы). Новым Соглашением между Правительством Тюменской области, Областным Советом профсоюзов и объединением работодателей Тюменской области от 28.12.07 г. предусмотрено поэтапное повышение минимальной заработной платы выше, чем установлено ФЗ РФ о минимальной заработной плате, и соответствие минимальной заработной платы величине прожиточного минимума трудоспособного населения (с 01.09.07 г. по ФЗ РФ минимальный размер заработной платы составляет 2300 руб. в месяц, в Тюмени и на юге Тюменской области с 01.01.08 г. – 3300 руб. в месяц, в Ханты-Мансийском АО – 6300 руб. в месяц).

Региональное соглашение от 28 декабря 2007 г. предусматривает в числе обязательств Сторон принятие мер по недопущению необоснованного снижения компенсационных, стимулирующих и социальных выплат, уменьшения межразрядных тарифных коэффициентов либо расширения перечня оснований и увеличения размеров удержаний из заработной платы. Не секрет, что при повышении минимальной заработной платы, увеличении тарифов бюджетникам по федеральному законодательству в реальной жизни этого часто не происходит, поскольку заработная плата преподавателей вузов как федеральных, так и субъектов РФ состоит из тарифа, по-прежнему привязанного к определенному разряду ЕТС и надбавок в соответствии с локальными нормативными актами. При увеличении тарифа по федеральному законодательству происходит своего рода перетекание части зарплаты из надтарифной части, которая состоит из надбавок и доплат, в тарифную часть. Вследствие этого и не происходит увеличения заработной платы.

Расширение полномочий субъектов РФ по регулированию заработной платы для субъектов-доноров явление, по сути, положительное. Указанные субъекты имеют реальные финансовые возможности по установлению зарплаты существенно выше, чем в других субъектах. Это неизбежно приводит к неравенству в оплате труда. Кроме того, в трех бюджетных сферах – образование, здравоохранение и культура – регулирование заработной платы в субъектах осуществляется на основе трехсторонних соглашений и законодательства субъекта РФ. Гарантии по оплате труда для работников выше, чем для внебюджетной сферы. Работодатели внебюджетной сферы для того, чтобы выполнять соглашения по оплате труда в отношении своих работников, должны присоединиться к соглашению. Порядок этот установлен ст. 48 ТК РФ (он носит общий характер) и ст. 133-1 ТК РФ в части установления минимальной заработной платы в субъекте РФ. Хотя теоретически к соглашению работодатели вправе не присоединиться, практически им сделать это крайне сложно, поскольку ТК РФ указанными статьями предусмотрен порядок направления в установленные сроки мотивированного отказа. В Тюменской области с такими работодателями


Академический вестник




ведется активная работа, что позволяет в конечном итоге устанавливать более высокий размер заработной платы.

В результате изменений, которые произошли на основании ФЗ РФ № 54 от 20.04.07 г. в Трудовом кодексе РФ, исключено само понятие минимальной заработной платы, которая определялась ранее как вознаграждение, гарантированное государством за простой труд неквалифицированного работника. Государство практически свело на нет прежние гарантии. К чему это привело, в том числе в нашем регионе? Заработная плата уборщицы, гардеробщицы, санитарки, дворника и прочих неквалифицированных категорий стала порой даже выше, чем труд квалифицированного работника (например, методиста, лаборанта). Разница в оплате труда ассистента в вузе (который выполняет все виды образовательной деятельности и относится к научно-педагогическим работникам) немногим выше, чем зарплата все тех же уборщиц и гардеробщиц. Подобный перекос (для сравнения) в оплате труда произошел в другой важной сфере, также относящейся к приоритетным национальным проектам – здравоохранении. Заработная плата в некоторых регионах санитарки составляет 8 тысяч рублей, а зав отделением – 5 тысяч рублей [3].

Несомненно, Единая тарифная сетка для бюджетников, которая применялась в стране почти 15 лет, была несовершенной, но даже тарификация по ней не приводила к такой дискриминации в оплате труда, к такой уравниловке. А принцип оплаты труда, закрепленный в ст. 132 ТК РФ, согласно которому заработная плата каждого работника зависит от его квалификации, сложности выполняемой работы, количества и качества затраченного труда и максимальным размером не ограничивается, абсолютно потерялся в региональном законодательстве.

Если мы желаем жить в правовом государстве, где человек с его правами и свободами действительно является высшей ценностью в обществе, мы при ре-ализации любой реформы должны об этом помнить. Реформы, оторванные от конкретного человека, прежде всего тех, кто их должен выполнять, обречены.


Библиография

1. Аргументы и факты. № 11. 2008.

2. См., например, пост. Правительства РФ от 04.10.2000 № 751. СЗ РФ. 2001. № 13. Ст. 1252; 2002. № 52 (ч. 2). Ст. 5225; 2005. № 7. Ст. 560: 2006. № 2. Ст. 217.

3. Аргументы и факты. № 12. 2008.


^ К. С. КОРОТКОВ – аспирант СГА


К ВОПРОСУ О НЕОБХОДИМОСТИ ВЫРАБОТКИ

РЕГИОНАЛЬНЫХ ПРОГРАММ РАЗВИТИЯ


Кризисные явления в экономике переходного периода вызывают необходимость коренного изменения устаревшей структуры хозяйства, активизации инновационной и инвестиционной деятельности, развития системы кредитования, лизинга и т.д. Все это согласно теории экономики переходного периода, должно обеспечить принципиально более высокий уровень эффективности. В этих условиях особо важное значение приобретают инструменты экономической политики, предназначенные для осуществления принципиальных структурных сдвигов в экономике страны в целом, отдельных регионов или населенных пунктов.

На уровне регионов предметом программной проработки, как наиболее современного и результативного, является решение таких проблем, как осуществление коренных структурных сдвигов в экономике. В их числе [2, с. 91-95]:

  • создание новых, развитие и поддержка существующих прогрессивных производств («точек роста», объектов производственной и социальной инфраструктуры), позволяющих реализовать конкурентные преимущества региона;

  • создание благоприятных общеэкономических условий функционирования и развития предприятий в регионе на основе:

1) развития законодательной и нормативной базы, направленной на создание «режима наибольшего благоприятствования», в первую очередь, для региональных производителей, работающих в приоритетных для развития региона сферах экономики и отраслях производства, включая среднее и малое предпринимательство;

2) создание благоприятного инвестиционного климата в регионе;

  • развитие рыночной инфраструктуры общерегионального и зонального (внутрирегионального) значения;

  • участие в межрегиональных программах по совместному созданию производственных и инфраструктурных объектов, решению экологических проблем.

Новые задачи макроэкономического развития территорий требуют от региональных властей стратегического видения проблем и новых подходов к выработке программ развития, одним из которых является стратегическое планирование, наиболее адекватно отвечающее современным требованиям. Сегодня уже можно с определенностью сказать, что стратегическое планирование не является данью моде или ответом на идеологические установки либерализма. Как показывает опыт США и западноевропейских стран, оно стало важным инструментом макроэкономического регулирования и развития территорий.

Место стратегического планирования в системе управления определяется тем, что, с одной стороны, оно позволяет сочетать анализ текущей ситуации, прогнозы социально-экономического развития и сценарии возможного будущего с выработкой стратегии; с другой – согласовывать позиции всех заинтересованных сторон, формировать общее видение перспектив, разрабатывать планы развития, приемлемые для общества в целом. Эта система планирования позволяет достичь определенного консенсуса в обществе, что является важной предпосылкой достижения конечной цели.

Академический вестник




Содержание планирования как функции управления состоит в обоснованном определении основных направлений и пропорций развития производства с учетом материальных источников его обеспечения и рыночного спроса. Сущность планирования проявляется в конкретизации целей реализации программы на установленный период времени; в определении хозяйственных задач, средств их достижения, сроков и последовательности реализации; выявлении материальных, трудовых и финансовых ресурсов, необходимых для решения поставленных задач.

Таким образом, назначение планирования как функции управления состоит в стремлении заблаговременно учесть по возможности все внутренние и внешние факторы, обеспечивающие благоприятные условия для нормального функционирования и реализации программы. Оно предусматривает разработку комплекса мероприятий, определяющих последовательность достижения конкретных целей с учетом возможностей наиболее эффективного использования материальных и финансовых ресурсов. Поэтому планирование призвано обеспечить взаимоувязку между отдельными участниками реализации программы, включающими всю технологическую цепочку: научные исследования и разработки, производство и сбыт, сервис. Эта деятельность опирается на выявление и прогнозирование потребительского спроса, анализ и оценку имеющихся ресурсов и перспектив развития хозяйственной конъюнктуры.

В последние 10-15 лет стратегическое планирование прочно вошло в практику государственного управления большинства экономически развитых стран и активно используется местными органами власти как для разработки социальных и экономических программ, так и для решения проблем экономического развития регионов. Внимание региональных органов власти к стратегии планирования в России не в последнюю очередь связано с кризисом системы централизованного управления, отказом от прямого регулирования экономики и переходом к либеральному взгляду на роль государства, усилением влияния рыночных факторов на деятельность государственных органов управления.

В то же время (и об этом свидетельствует опыт стратегического планирования в крупных компаниях) эта система не является панацеей от всех проблем, с которыми сталкиваются органы управления в своей деятельности. Стратегическое планирование также не в состоянии компенсировать недостатки управления или руководства. Однако процедура планирования облегчает выбор основных направлений развития, позволяет предвидеть и, если не избежать, то, по крайней мере, смягчить последствия негативных изменений, а также спрогнозировать возможные ошибки. Кроме того, стратегическое планирование содействует достижению согласия по вопросам политики, определению роли каждого участника в реализации стратегии и координации действий всех по достижению долгосрочных целей. Формализованная процедура планирования обеспечивает тесное взаимодействие всех ответственных за стратегическое развитие лиц; хотя в таком подходе таятся угрозы бюрократизации всего процесса и выхолащивания сути стратегии.

Другой слабостью системы стратегического планирования является отсутствие встроенного механизма проведения в жизнь выбранной стратегии. Устранить этот пробел призвана система стратегического управления, получившая широкое распространение в бизнесе и утверждающаяся в последние годы и в системе государственного управления.

В целом, дополненное системой стратегического управления стратегическое планирование может стать прочной основой для решения проблем территориального развития. Важное преимущество этой системы перед другими системами планирования состоит в том, что она позволяет формировать комплексный взгляд на процессы развития, объединять и координировать усилия всех заинтересованных сторон и легче адаптироваться к переменам в условиях неопределенности.

В рыночной экономике роль государства и сфера его вмешательства существенно сокращаются. Процесс дерегулирования сопровождается процессом децентрализации принятия решений и системы управления. В этой системе региональные органы власти становятся основной силой, решающей проблемы экономического развития территорий, инициирующей и направляющей развитие в желательном для общества направлении.

В условиях либерализации экономики меняется и роль частного бизнеса в процессе развития отдельных территорий. В частности, усиливается влияние предпринимательской среды на региональное развитие, в том числе путем пре-дъявления новых требований к "внешним" условиям своего функционирования, а также в результате возникновения новых "пространственных" форм организации и размещения производства, при которых экономический потенциал территории превращается в важный фактор предпринимательского успеха.

Конечными целями деятельности региональных органов власти становятся, с одной стороны, достижение социального равновесия в обществе, а с другой – обеспечение условий для развития предпринимательства, привлечения капиталов и создание благоприятных условия для бизнеса. При этом ставка делается на внутренние факторы развития. Новые цели требуют от местных органов власти стратегического видения проблем, с которыми сталкиваются территории, и умения привлечь разрозненные экономические силы к участию в решении этих проблем. От местных органов власти также требуется создание организационной и нормативно-законодательной основы для этой деятельности.

На политику региональных органов власти и выбор методов ее формирования и проведения в существенной мере влияет финансовый фактор. Сегодня региональные органы власти действуют в условиях сокращения государственных расходов, в том числе и на социальную сферу, а также сужения собственной финансовой базы. Это заставляет их обращаться к частному сектору за финансовой поддержкой проектов развития территорий.

В новых условиях стратегия развития территорий – это не только и не столько выбор конкретных проектов поддержки той или иной сферы, сколько формулирование долгосрочной стратегии комплексного развития местной экономики и вовлечение в этот процесс как можно более широкого круга экономических и общественных интересов. Власти нуждаются в максимально широком и полном информационном обеспечении своей деятельности, которое может быть достигнуто с помощью создания специальных информационных систем, а также путем организации широкого обмена мнениями всех заинтересованных сторон [1, с. 36-40].

Создание и реализация стратегии развития требует координации деятельности всех членов общества (предприниматели и их объединения, органы власти


Академический вестник




различных уровней, профсоюзы, частные лица, общественные организации и движения, отдельные граждане), относительно конечных целей развития.

Таким образом, политика развития территорий в новых условиях должна ориентироваться на долгосрочные цели развития и получение прибылей, стимулировать взаимодействие государственных и частных интересов, создавая "общую почву" для переговоров и соответствующие стимулы для участия частного капитала в решении проблем социального обустройства территории и реализации программ развития в общественной сфере.


Библиография

  1. Дорогов Н. Обоснование выбора экономической стратегии региона // Проблемы теории и практики управления. 1998, № 3, с. 36-40.

  2. Еремеева Л.Н., Чельцова Н.В., Казюкова Н.Н., Титков С.Б. Методические рекомендации по подготовке региональных программ социально-экономичес-кого развития малых и средних городов субъекта Федерации. МОНФ, 2000. – 134 с.

  3. Идрисов А.Б., Картышев С.В., Постников А.В. Стратегическое планирование и анализ эффективности инвестиций. – Москва: Информ.-изд. дом "Филинъ", 1997 г., 272 с.

  4. Кузнецова О.В. Экономическое развитие регионов: теоретические и практические аспекты государственного регулирования. Изд. 2-е. М.: Едиториал УРСС, 2004. – 304 с.



^ В. Л. НЕКРАСОВ – канд. истор. наук, преподаватель СурГПУ

Е. А. ВОЛОСНИКОВА – канд. экон. наук, доцент СурГПУ


ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ

^ ИННОВАЦИОННОЙ АКТИВНОСТИ РЕГИОНА


Современные индустриально развитые страны уделяют все большее внимание такому практически неисчерпаемому ресурсу, как использование в регионах имеющегося научно-технического потенциала и человеческого капитала. Иными словами, приобретает широкую популярность идея распространения инновационной модели регионального развития. Повсеместно пришло осознание того, что залогом успешного развития является постоянное инновационное обновление.

В условиях, когда инновации рассматриваются как основной источник экономического роста, актуальным становится вопрос обоснованности оценки инновационного потенциала субъекта Российской Федерации, и возможности активизации его использования.

Согласно экспертным оценкам Института экономики РАН среди регионов России можно выделить только одну группу, включающую 11 субъектов Федерации, располагающих достаточно развитым инновационным потенциалом и возможностями активизации его использования. В данную группу входят: Москва, Санкт-Петербург, Московская, Самарская, Нижегородская, Свердловская, Новосибирская, Томская, Челябинская и Воронежская области. Состав группы свидетельствует о том, что инновационный потенциал этих регионов определяется в первую очередь их высоким научным потенциалом. Это не только регионы с высоким уровнем социально-экономического развития (Москва, Московская область, Санкт-Петербург), но и исторически сложившиеся научные центры страны (Томск). Их роль в инновационном процессе – быть донорами инноваций, прежде всего в сфере высоких технологий. Именно эти регионы располагают наиболее благоприятными условиями для развития наукоградов, технопарков, научно-инновационных комплексов.

По мнению И.Н. Марковой, в большинстве российских регионов связь между результирующим макроэкономическим показателем – валовым региональным продуктом – и показателями инновационной деятельности отсутствует. Однако нельзя утверждать, что данная связь отсутствует вовсе, учитывая, что эмпирические исследования влияния инноваций на экономический рост дают противоречивые результаты, которые возникают из-за изменчивости и сложности измерения самых разных, зачастую, проблемных показателей, используемых для оценки инновационной активности. По замечанию академика В.Л. Макарова, система индикаторов, отражающих уровень развития сектора повышенного спроса на знания и в целом экономики, основанной на знаниях, еще только формируется. Тем самым, не исключено появление на экономическом пространстве России регионов – точек инновационного роста.

По мнению Г.А. Унтуры, А.В. Евсеенко, развитие экономики знаний в России в значительной степени зависит от решения методологических проблем измерения знаний и управления ими. В этой связи необходимо учитывать, что условия инновационной деятельности в регионах неодинаковы, причем разрыв между регионами в уровне показателей, характеризующих эту деятельность, один из самых высоких в сравнении с другими социально-экономическими различиями. Причем, по мнению В.А. Крюкова, на качество региональной инновационной активности влияют как социально-экономические, рыночные факторы, так и исторические предпосылки и условия, и, что еще более важно, институциональные условия.

Становление инновационной модели развития непосредственно связано с другой макроэкономической проблемой российской экономики – переходом к устойчивому (долговременному) экономическому росту. При этом, по мнению экспертов Института мировой экономики и международных отношений РАН Е.Н. Никитина и Г.Н. Жукова, достижение устойчивого развития потребует формирования специализированных институциональных схем, связанных с созданием международных, национальных режимов, а учитывая специфику России, и региональных режимов воспроизводства общественных ресурсов.

Безусловно, имеется достаточно оснований утверждать, что главными «субъектами устойчивого развития и инновационного движения» должны стать регионы. Это определяется их объективной ролью «арены» воспроизводства (пространства взаимодействия ресурсных подсистем) и наличием субъективных предпосылок, в первую очередь, опыта инфраструктурного обустройства территории. Регион может быть правильно понят только как пространство, где люди рождаются, учатся, работают, создают семью. Ведущая роль регионов в экономической системе устойчивого развития реализуется через функции организации воспроизводства качественных ресурсов методами обустройства территории и развития инфраструктуры. Тем самым регионы и

Академический вестник




города рассматриваются как специализированные воспроизводственные системы.

Во многом именно регионы подвержены рискам развития экономики знаний, которая, по словам академика А.А. Дынкина, разрушает традиционные сектора, ведет к банкротству целых отраслей и регионов, ускоряет структурные изменения в экономике. В итоге «регионализация» инновационного обнов-ления непосредственно связана с необходимостью решения социально-экономических проблем (таких, как занятость и сохранение или поддержание приемлемых и устойчивых темпов экономического роста в долгосрочной перспективе).

Ведущая роль регионов в инновационном обновлении российской экономики обусловлена преодолением последствий дезинтеграции и «сжатия» страны. По мнению директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, академика В.В. Ивантера, Россия «преодолела последствия разрыва хозяйственных связей: из административно-территориальной единицы в составе СССР она превратилась в полноценную страну с собственным экономическим комплексом, который, к тому же, встроен в мировую экономику.

Характерной чертой социально-экономического развития регионов в условиях завершения переходного периода стало вступление в полосу реконструкции экономики, стремление к нормализации структуры и численности населения.

Однако любые усилия регионов по обустройству территории и развитию человеческого капитала не принесут результатов, если не будут учтены некоторые особенности развития инновационной экономики. Во-первых, это экономика, развивавшая внутри себя мотивации и стимулы для непрерывного обновления. Во-вторых, это экономика, носящая «естественный» характер, т.е. экономика, соответствующая достигнутому общему уровню развития социальной, производственной и научно-технической систем. В данном случае речь идет об институционально выделенных системах, таких как предприятие, территориальное образование. В-третьих, это экономика, преимущественно обеспечивающая свое развитие с помощью накопленных собственных ресурсов (природных, финансовых, интеллектуальных). В-четвертых, инновационная экономика – это экономика, в которой существуют внутренние условия, обеспечивающие возникновение разных типов инноваций (организационных, социальных, экономических, научно-технических).

Таким образом, систему экономики знаний представляют элементы, позволяющие выполнять следующие функции:

  • образования (формирование научного и технологического мышления);

  • инновационной системы (развитая сеть университетов, лабораторий, научных центров и др., обеспечивающая генерацию знаний, технологий, инноваций);

  • институтов экономики знаний (поддержка инвестиций в образование и науку, адаптация новых технологий);

  • информационной инфраструктуры (циркуляция идей и решений).

Ключевой проблемой выступает формирование благоприятной институциональной среды развития экономики знаний.

Очевидно, что инициировать инновационное развитие региона можно за счет адекватных институциональных изменений в его экономическом пространстве. Тем самым центр тяжести усилий центральных, региональных и муниципальных властей переносится на мобилизацию внутреннего потенциала территории. Обобщенным выражением этих усилий выступает агломерационный эффект, который объединяет «эффект масштаба» с экономией от соседства предприятий одной отрасли («локализованная экономия») и использования городской среды («урбанизированная экономия»). Это последняя часть агломерационного эффекта тесно связана с функционированием инфраструктуры. В свою очередь, развитие инфраструктуры соответствует не только интересам региона, но и общепринятым в рыночной экономике правилам инвестирования бюджетных средств. Агломерационный эффект выступает одним из ключевых институциональных элементов, комплексно стимулирующих развитие экономики региона, и его городских центров.

Влияние агломерационного эффекта рассматривается как базовый фактор развития с точки зрения регулирования территориального распределения инвестиций и инноваций, как основы развития и размещения производительных сил в Сибири и на Дальнем Востоке. По словам губернатора Красноярского края А.Г. Хлопонина: «агломерация – это поиск развития экономики и услуг, высоких технологий, торговли, финансового сектора, пищевой промышленности и так далее».

Однако возможности создания и сохранения агломерационного эффекта напрямую зависит от главного актива, который позволит создать экономику, основанную на знаниях, – человеческого потенциала региона. Опираясь на сформулированное И.В. Соболевой определение, – человеческий потенциал региона можно характеризовать как накопленный населением региона запас физического и нравственного здоровья, общекультурной и профессиональной компетентности, творческой, предпринимательской инициативы, гражданской активности, реализуемой в разнообразных сферах деятельности, а также в уровне и структуре потребностей. Акцент на качество регионального человеческого потенциала непосредственно связан с разными возможностями активизации инновационного потенциала в регионах России. Данное условие выдвигает на передний план современной региональной политики – воспроизводство человеческого потенциала, обеспечение адекватных условий его накопления в регионе. Необходимость накопления человеческого потенциала связана с тем, что переход регионов к инновационному развитию – это долговременный системный процесс. Тем самым, для построения инновационной модели регионального развития необходимо ответить на ряд вопросов:

  1. Каким должен быть уровень человеческого потенциала для инновационного развития территории?

  2. Каков вклад различных государственных и гражданских институтов в развитие человеческого потенциала в регионе?

  3. Как достичь качества человеческого потенциала, обеспечившего региону переход на инновационный путь развития?

Как показывает исторический опыт, институциональной основой человеческого потенциала выступает средний класс. Именно этот слой населения традиционно обладает более высокой общекультурной и профессиональной компетентностью, значительными потребительскими возможностями. Российские эксперты достаточно осторожно оценивают инновационный потенциал средне-

Академический вестник




го класса. Так, В.Т. Третьяков констатирует, что «средний класс это как раз класс-стабилизатор, это класс, который доволен сегодняшним положением дел, это консервативный класс, а инновациями занимается, как правило, узкий слой людей, в том числе и выходцев из среднего класса, которым как раз не нравится эта стабильность». Однако с этим тезисом едва ли можно согласиться, учитывая, что построение инновационной экономики – это не только и не столько выстраивание технологических цепочек инноваций, сколько формирование принципиально нового стиля жизни, и субъекта инноваций. Именно средний класс обладает возможностями реализовать данный стиль жизни, активно участвовать в инновационной деятельности и потреблять ее услуги и продукты. Тем самым возможности перехода регионов к инновационному типу развития объективно зависят от возможностей его среднего класса.

Таким образом, возможности реализации различных сценариев инновационного развития определяются не только сроками появления новых коммерчески привлекательных научно-технических решений. Скорости инновационных процессов как в глобальном, национальном, так и в региональном масштабе зависят от наличия стимулов и ограничений, связанных, как с экономическими и финансовыми факторами, так и все больше с возможным влиянием технологий на социальные процессы и экологию, с отношением общества к новшествам. В этих условиях все большее значение занимают социальные и институциональные факторы, определяющее инновационную динамику.

Выражением этих тенденций выступает построение социально-инновационной матрицы региона. Устойчивое развитие региона предполагает, стадия его инновационной активности соответствует уровню социального развития – человеческого потенциала.

В этой связи можно ли говорить, что рост инновационной активности должен обгонять развитие социальных индикаторов?

Разумеется, выдвинутый тезис не может быть слишком категоричным. Однако даже в своем «мягком» варианте он может вызывать отторжение и несогласие. Это связано с тем, что в основе всех технологических и социальных улучшений всегда лежит определенная инновация, которая естественным образом предшествует всем структурным сдвигам. Кажется вполне логичным предположить, что нужно активизировать инновационную деятельность путем увеличения затрат на исследования и разработки, а потом на основе полученных результатов осуществлять инвестиционные вложения на обновление и модернизацию производства и социальной сферы. Однако в реальной экономике инновациям предшествует социальное выравнивание. Если же дифференциация социальных индикаторов слишком велика, то это делает бессмысленными вложения в инновации. Именно этот механизм и лежит в основе «диагональной закономерности» формирования человеческого капитала и инновационных укладов экономики региона.





оставить комментарий
страница1/11
Дата03.10.2011
Размер2.77 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх