Понятие воинского преступления в истории уголовного права icon

Понятие воинского преступления в истории уголовного права



Смотрите также:
Понятие и задачи уголовного права...
2. Принципы уголовного права...
2. Принципы уголовного права...
Курсовая работа тема: «Развитие уголовного права в России в XI xviii веках»...
Программа по уголовному праву для вступительных экзаменов в магистратуру общая часть тема...
План практических (семинарских) занятий по дисциплине «Уголовное право...
В. Г. Павлов субъект преступления...
Учебная программа дисциплины «Служебные преступления» аннотированной магистерской программы...
Учебная программа дисциплины «Преступления в сфере экономики» аннотированной магистерской...
Учебная программа дисциплины «Преступления в сфере экономики» аннотированной магистерской...
Методические рекомендации Программа курса Тема Понятие...
Таможенный, государственной службы, ускоренной подготовки...



скачать
Понятие воинского преступления в истории уголовного права

О.К. Зателепин, подполковник юстиции, кандидат юридических наук, начальник кафедры уголовного права Военного университета


В правовой науке явления и понятия о них рассматриваются в двух аспектах: статическом и динамическом. В первом случае юридическое понятие фиксируется в определенных пространственно-временных границах. Во втором — анализируется в своем историческом развитии. Такой методологический прием позволяет достаточно глубоко, всесторонне и объективно раскрыть существенные признаки понятия воинского преступления. Изучение истории военно-уголовного права необходимо для того, чтобы, как писал профессор Н. Сергиевский, «дать ключ к уразумению и оценке действующего права в его целом и частностях». К сожалению, совсем недавно историко-правовой метод, призванный учитывать все положительное накопленное историческим опытом, связывался лишь с критикой, зачастую недостаточно обоснованной, положений учения о воинском преступлении в дореволюционном военно-уголовном праве. Следует согласиться с Э. Ферри, который утверждал, что в науке «нет такой вещи, которая была бы созданием ex nihilio: она неизбежно должна быть продуктом предшествовавшего развития».

Воинские преступления появляются в русском писанном праве в середине ХVI в. Однако научная разработка самого понятия воинского преступления в России начинается лишь в ХIХ в. Термин «воинское преступление» впервые встречается в Военно-уголовном уставе 1839 г. В нем было сформулировано одно из первых в отечественном законодательстве определений преступления вообще, в том числе и воинского. Ст. 1 Военно-уголовного устава гласила: «Всякое деяние, запрещенное Военно-Уголовными законами, под страхом наказания, есть преступление». В ст. 2 речь шла о том, что преступления, совершаемые лицами военного ведомства, могут быть двух видов: «преступления собственно воинские и преступления общие, служащих по военному ведомству с лицами гражданского звания, учиненные независимо от порядка и обязанности службы». Это определение носило формальный характер и не отражало сущности воинских преступных деяний.

После принятия Уложения о наказаниях уголовных и исправительных в 1845 г. возникла необходимость приведения в соответствие ему военно-уголовного законодательства. Кроме этого, в 60—70-х гг. XIX столетия в России осуществлялась военная реформа, имевшая целью создание армии, отвечающей требованиям того времени. Отмеченные правовые и военные факторы, безусловно, отразились и на развитии понятия воинского преступления, а также на системе преступлений в сфере военной службы. Законодательные работы по составлению нового военно-уголовного кодекса велись свыше двадцати лет. В 1867 г. была закончена работа над Общей частью Воинского устава о наказаниях, которая в том же году вступила в силу. Особенная часть Устава была утверждена в 1868 г. В самом источнике определение воинского преступления отсутствует. Однако оно было сформулировано в объяснительных записках к проекту Воинского устава о наказаниях: «Под именем воинских преступлений разумеются те противозаконные деяния, которые могут быть совершены только в военном быту или нераздельно связаны с обязанностями военной службы и с воинскою дисциплиною». Такой подход к сущности воинских преступных деяний имел в своей основе древнеримскую концепцию воинского преступления и был наиболее распространенным в теории военно-уголовного права. В литературе отдельные авторы определяли воинское преступление как нарушение либо «реального бытия военно-правовой нормы», либо «реального бытия войска».

Заслуживает внимания взгляд на воинское преступление как нарушение воинского правопорядка, сформулированный Н.И. Фалеевым в работе «Цели воинского наказания» 1902 г. Он считал, что воинское преступление нарушает воинский правопорядок в его внешнем выражении, а именно — норму военно-уголовного кодекса. Н.И. Фалеев утверждал, что говорить о благе, нарушаемом воинским деянием, можно только в том смысле, что каждая военная норма, охраняемая правом, есть уже благо. Автор не ограничивал содержания нормы военного права только обязанностями военнослужащих. Воинский правопо­рядок, по утверждению Н.А. Фалеева, содержал ряд норм, обязательных как для военнослужащих, так и для граждан, например: «не способствуй побегу», «не изувечивай солдата для избавления его от службы», «не препятствуй военным действиям армии», «не нарушай ее безопасности» и т.п. «Все эти нормы, — писал Н.И. Фалеев, — суть нормы воинского правопорядка, и нарушение их воспрещается в интересах самой же армии, а следовательно, и государства»10 . Интересной представляется мысль автора и о том, что воинский правопорядок может охраняться как военно-уголовным, так и общим уголовным законодательством. Существенным признаком воинского преступления он считал не нарушение воинских обязанностей, а посягательство на нормы воинского правопорядка. Таким образом, Н.И. Фалеев весьма широко определял содержание воинского преступления.

Основу рассмотренных определений воинского преступления составляет нарушение либо обязанностей, либо правовых норм. Безусловно, любое воинское посягательство сопряжено с нарушением обязанностей и военно-правовых норм. Однако сущность воинского преступления заключается не в нарушении каких-либо абстрактных ценностей, каковыми являются обязанности или военно-правовые нормы, а в посягательстве на определенные, обусловленные прежде всего задачами военной службы, блага, которым причиняется реальный вред от любых форм преступной деятельности.

В дореволюционной теории военно-уголовного права спорным был вопрос об объеме понятия воинского преступления. В Военно-уголовном уставе 1839 г. впервые предпринимается попытка отграничить воинские преступления от иных преступных деяний военнослужащих. В ст. 229 Устава содержался исчерпывающий перечень воинских преступлений. Например, неповиновение и нарушение воинского чинопочитания, сопротивление в явке на смотр, уклонение от службы, побег и самовольные отлучки, преступления должности и неисполнение обязанностей службы и др. Вместе с тем в самом правовом акте отсутствуют какие-либо критерии, или основания, отнесения преступлений военнослужащих к воинским. Такие основания были сформулированы в объяснительных записках к проекту Воинского устава о наказаниях. В них указывалось, что воинскими преступлениями следует считать те деяния, которые могут быть совершены только в сфере военной службы или тесным образом связаны с обязанностями военной службы и с воинской дисциплиной. К квалифицированным воинским (общеслужебным) преступлениям законодатель относил те воинские преступления, которые могут быть совершены «не в одной военной, но и в гражданской службе, как то: превышение и бездействие власти, подлоги по службе, похищение или растрата вверенного по службе имущества и т.п.»11 . Еще одну группу преступных деяний военнослужащих в Воинском уставе о наказаниях составляли отдельные общеуголовные преступления, совершаемые в военное время.

Основанием классификации преступлений на группы являлось содержание обязанностей лиц военного ведомства. В юридической литературе того периода выделялись три вида обязанностей, которые могли быть нарушены при совершении преступлений: специальные, общеслужебные и общие. Специальные обязанности военной службы могли быть нарушены исключительно военнослужащими, поскольку эти обязанности были обусловлены задачами вооруженных сил и отсутствовали в гражданском быту12 . К ним обычно относили обязанности воинской подчиненности, обязанности, связанные с прохождением военной службы, с несением караульной службы и т.п. Общеслужебные обязанности возлагались не только на военнослужащих (гражданских чиновников военного ведомства), но и на должностных лиц гражданских ведомств, однако их нарушение со стороны лиц, принадлежащих к военному ведомству, считалось вредным и для воинского правопорядка. Общие обязанности могли нарушить как военнослужащие, так и любые другие граждане. При этом ответственность за нарушение некоторых из них устанавливалась для военнослужащих в специальном военно-уголовном законе. Например, умышленное убийство, изнасилование, разбой, грабеж и умышленное уничтожение («зажигательство» или «потопление») чужого имущества, совершенные военнослужащим в военное время (ст. 279 Воинского устава о наказаниях)13 .

В теории военно-уголовного права не было единства в вопросе о том, какие же обязанности нарушаются воинскими преступлениями. Одни военные юристы воинским преступлением признавали нарушение специальных и общеслужебных обязанностей военной службы (А.А. Муш­­ников, Я.А. Неелов)14 . Другие — нарушение только специальных обязанностей. Например, В.Д. Кузьмин-Караваев полагал, что в Воинском уставе о наказаниях должны быть как воинские преступления, так и некоторые общеслужебные и общие преступления военнослужащих. Вместе с тем воинские преступления, по его мнению, должны ограничиваться нарушением исключительно специальных обязанностей военной службы15 .

При составлении проектов Воинского устава о наказаниях в 1905 и 1907 гг. проблема разграничения воинских, общеслужебных и общих преступлений встала достаточно остро, поскольку было предложено четко определить в ст. 2 проекта виды преступлений для каждой из групп. Обсуждение этих проектов, в котором принимали участие видные военные юристы С.С. Абрамович-Барановский, С.А. Друцкой, А.М. До­бро­во­ль­ский, В.Д. Кузьмин-Караваев, А.С. Лыкошин, И.А. Шендзиковский, свидетельствует о том, что в теории являлась спорной каждая из групп преступлений в сфере военной службы, в том числе и так называемые чисто воинские16 . Предложения некоторых членов комиссии, например, С.С. Абра­­мо­вича-Барановского, о включении в Особенную часть Воинского устава о наказаниях только специальных (чисто, собственно) воинских преступлений было отвергнуто17 . Ряд военных криминалистов полагало, что принципиальной (сущностной) границы на теоретическом уровне между воинскими, общеслужебными и общими преступлениями военнослужащих не существует18 . В связи с этим ими предлагался лишь формальный критерий разграничения воинского и общеуголовного преступления: принадлежность нормы к воинскому правопорядку (Н.И. Фалеев) или военному законодательству (С.А. Друцкой). Большинство членов комиссии полагали необходимым сохранить в Воинском уставе о наказаниях все три группы преступлений в сфере военной службы. Такой подход к содержанию специального уголовного закона для военнослужащих поддерживали и гражданские юристы19 .

Как видно, в дореволюционном военно-уголовном праве вопрос о круге воинских преступлений не был до конца решен. Однако почти все военные юристы полагали необходимым и возможным иметь в относительно автономном военно-уголовном законе не только воинские преступления в чистом виде, но и другие преступные деяния, так или иначе связанные с военной службой. Кроме этого, в военно-уголовном законе должны быть и некоторые общеуголовные преступления, совершаемые военнослужащими в военное время.

В уголовно-правовой науке нет ни одного положения, «которое не представлялось бы плодом постепенного праворазвития и ассимиляции, нет ни одного положения, которое можно было вывести apriori»20 . Развитие понятия воинского преступления после революционных событий 1917 г. полностью это подтверждает.

В соответствии с изданным 24 ноября 1917 г. Декретом СНК «О суде» № 1 уголовное, в том числе военно-уголовное, законодательство царской России было отменено21 . Первая систематизация норм о воинских преступлениях была осуществлена в Положении о революционных военных трибуналах, утвержденном 20 ноября 1919 г.22  В нем отсутствовало определение воинского преступления, но при этом имелся перечень преступлений «специального военного характера», например, неисполнение боевых приказов, переход на сторону неприятеля, дезертирство и др. Наряду с ними выделялись и иные виды преступных деяний военнослужащих, посягающих прямо или косвенно на интересы вооруженных сил. К ним относились преступления контрреволюционного характера (шпионаж), общеуголовного характера (мародерство), общедолжностного характера (превышение и бездействие власти) и прочие преступления, совершаемые военнослужащими. Эта классификация преступлений военнослужащих, безусловно, основывалась на положениях как учения о воинском преступлении в дореволюционном военно-уголовном праве, так и Воинского устава о наказаниях. В Положении о революционных трибуналах четко прослеживается «традиционная» для военно-уголовного законодательства триада: собственно воинские, общеслужебные и общие преступления военнослужащих. Эта система преступлений явилась фактически источником и для создания главы о воинских преступлениях в УК РСФСР 1922 г., и для составления Положения о воинских преступлениях в 1924 г.23 

Определение воинского преступления в советском периоде развития уголовного права впервые встречается в УК РСФСР 1922 г. «Специально воинским преступлением, — указывалось в ст. 200, — признаются преступные деяния военнослужащих Красной Армии и Красного Флота, направленные против установленного законом порядка несения военной службы и выполнения вооруженными силами республики своего назначения и при том такие именно, которые по своему характеру и значению не могут быть совершены гражданами, не состоящими на военной или морской службе»24 . В этой статье сформулировано по существу определение воинского преступления в узком смысле слова, т.е. так называемых «чисто» воинских преступлений25 . При разработке отдельной главы «Воинские преступления», входящей в систему Особенной части УК РСФСР 1922 г., был, видимо, воспринят подход к понятию воинского преступления как деянию, нарушающему только специальные обязанности военной службы, предложенный В. Д. Кузьминым-Караваевым в дореволюционном военно-уголовном праве. Это подтверждается тем, что в определении воинского преступления четко обозначены признаки специального объекта — порядок несения военной службы, специального субъекта — военнослужащие Красной Армии или Красного Флота, а также особо указывается на то, что эти деяния не могут быть совершены гражданскими лицами.

Анализ преступлений в ст.ст. 201—214 УК РСФСР 1922 г. показывает, что идея включения в специальную главу «собственно» воинских преступлений не была реализована до конца. В систему воинских преступлений в гл. 7 УК РСФСР были включены все три группы преступлений военнослужащих, имевшие место в Воинском уставе о наказаниях 1868 г., но в существенно сокращенном виде. Например, к собственно воинским преступлениям можно отнести неисполнение приказа (ст. 202), сопротивление исполнению законно отданного по военной службе приказания или распоряжения (ст. 203), самовольное оставление части (ст. 204) и др. К общеслужебным («не чисто», «относительно» воинским) преступлениям относится, в частности, превышение военным начальником власти или бездействие власти (ст. 209). Общим преступлением является мародерство (ст. 214).

Данное определение было положено в основу почти всех законодательных и теоретических дефиниций воинского преступления, встречающихся в дальнейшем26 . Так, в ст. 1 Положения о воинских преступлениях, утвержденного постановлением ЦИК 31 октября 1924 г.27 , говорилось, что воинскими преступлениями признаются преступления военнослужащих Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Рабоче-Крестьянского Красного Флота, лиц зачисленных в команды обслуживания, и лиц, призываемых на службу в территориальные формирования на время отбывания ими сборов, направленные против несения военной службы, если при этом такие преступления по своему характеру и значению не могут быть совершены гражданами, не состоящими на военной или военно-морской службе. В отличие от УК РСФСР 1922 г. законодатель отказался от названия «специально воинские преступления», но при этом сохранил прежний, узкий, подход в самом определении. В частности, воинскими признавались только такие деяния, которые не могли быть совершены гражданскими лицами. В Положении, как видно, расширяется круг лиц, могущих быть субъектами воинских преступлений. Система воинских преступлений не претерпела каких-либо существенных изменений. Несмотря на определение воинского преступления как «специального», в Положение о воинских преступлениях 1924 г. было введено два новых состава, относящихся по характеру к общеслужебным, или должностным (противозаконное использование начальником своего подчиненного для обслуживания начальника или его семейства — ст. 19) и общим (противозаконное насилие над гражданским населением, учиненное военнослужащим в военное время или при боевой обстановке — ст. 18) преступлениям военнослужащих.

Дальнейшее развитие понятие воинского преступления получает в Положении о воинских преступлениях 1927 г., утвержденном постановлением ЦИК и СНК СССР от 27 июля 1927 г.28  Ст. 1 Положения гласила: «Воинскими преступлениями признаются направленные против установленного порядка несе­ния военной службы преступления, совершенные военнослужа­щими и военнообязанными запаса Рабоче-Крестьянской Красной Армии во время состояния тех или других в рядах Рабоче-Крестьянской Красной Армии, а также гражданами, состоящими в особых, образуемых в военное время, командах для обслужи­вания тыла и фронта.

Воинскими преступлениями признаются также преступления строевого состава особых вооруженных отрядов (резервов) На­родного Комиссариата Путей Сообщения, направленные против установленного для них порядка несения службы».

В Положении о воинских преступлениях 1927 г. законодатель отказался от узкого («специального») подхода к определению воинского преступления, тем самым приведя в соответствие родовое понятие воинского преступного деяния и систему преступлений. Последняя значительно расширилась по сравнению с предыдущим законодательством за счет включения в Положение главным образом должностных (общеслужебных) и общих преступлений29 . В дальнейшем редакция ст. 1 Положения 1927 г. подвер­галась неоднократным дополнениям и изменениям, особенно в той части, в которой говорится о преступлениях лиц, прирав­ненных к военнослужащим. В результате всех этих дополнений и изменений постанов­лением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1935 г.30  была принята следующая редакция данной статьи: «Воинскими преступлениями признаются направленные против установленного порядка несения военной службы пре­ступления, совершенные военнослужащими и военнообязанными запаса Рабоче-Крестьянской Красной Армии во время состоя­ния тех или других в рядах Рабоче-Крестьянской Красной Армии».

В работах по военно-уголовному законодательству того периода преобладало в основном комментаторское направление31 . В них фактически отсутствовала разработка вопросов учения о воинском преступлении. Определенный интерес представляет работа С.Н. Орловского и В.Я. Малкиса32 , в которой довольно обстоятельно рассмотрены основные проблемы теории воинского преступления. Однако следует заметить, что во многом эта работа представляет собой простую компиляцию военно-уголовных трудов дореволюционного периода.

В 1958 г. Верховным Советом СССР принимается «Закон об уголовной ответственности за воинские преступления»33 . В соответствии со ст. 1 Закона воинскими преступлениями признаются предусмотренные законом преступления против установленного порядка несения воинской службы, совершенные военнослужащими, а также военнообязанными во время прохождения ими военных сборов. Это определение во многом сохранило преемственность с понятием воинских преступлений, приведенном в Положении о воинских преступлениях 1927 г.

Закон 1958 г., определяя понятие воинско­го преступления, указывал лишь на те особые признаки, ко­торыми воинские преступления отличаются от общеуголовных (невоинских). В юридической литературе та­кими признаками воинского преступления признавались: а) на­правленность деяния против установленного порядка несения воинской службы, б) совершение деяния военнослужащим или военнообязанным во время прохождения учебных сборов и в) наказуемость деяния по Закону об уголовной ответствен­ности за воинские преступления34 . Первый из этих признаков указывал на особый объект воинского преступления, которым являлся установленный в армии и на флоте порядок несения воинской службы. Второй признак воинского преступления заключался в на­личии особого субъекта преступного посягательства. Им яв­лялся военнослужащий, т. е. лицо, находящееся на действи­тельной военной службе, или же военнообязанный (лицо, со­стоящее в запасе) во время прохождения учебных сборов. Другие лица ни при каких обстоятельствах не могли быть признаны субъектами воинских преступлений, хотя не­которые из них по ответ­ственности за преступления по службе были приравнены к военно­служащим, например военные строители.

Наконец, третий признак воинского преступления выражался в «специальной» противоправности, т.е. запрещенности воинских общественно опасных деяний Законом об уголовной ответственности за воинские преступления. Положение о воинских преступлениях 1927 г., определяя понятие воинского преступления, не указывало на этот при­знак, что допускало в некоторых случаях возможность при­влечения по статьям о воинских преступлениях по аналогии. В связи с отменой института аналогии в уголовном праве новый Закон о воинских преступлениях включил в число обя­зательных признаков воинского преступления и признак воен­но-уголовной противоправности.

Закон об уголовной ответственности за воинские преступления 1958 г. действовал на территории Российской Федерации до вступления в силу нового УК РФ 1996 г. В последнем сохранена самостоятельная глава, устанавливающая ответственность за воинские преступления (по новой терминологии — преступления против военной службы) — гл. 33. В этой главе, так же, как и в ранее действовавших источниках, содержатся норма, в которой дается определение преступлению против военной службы (ст. 331 УК РФ), и статьи с конкретными видами воинских преступлений.

Анализ понятия и состава преступления против военной службы в новом УК РФ будет дан в следующем номере журнала «Военно-уголовное право».

________________________________________________________

1 Цит. по: Таганцев Н.С. Лекции по русскому уголовному праву. Часть Общая. —Спб., 1887. — Вып. 1. — С. 8.

2 См.: Чхиквадзе В.М. Военно-уголовное право. Часть Общая. — М., 1946. — С. 45.

3 Ферри Э. Преступления и преступники в науке и жизни. Две лекции. — Одесса, 1890. С. 7.

4 См.: Бессонов Д.Д. Особенная часть военно-уголовного права. Конспект лекций. — Спб., 1910; Друцкой С.А. Лекции по военно-уголовному праву. Часть Общая. — Спб., 1912. — Вып. I, II, III, IV; Кузьмин-Караваев В.Д. Военно-уголовное право. Часть Общая. — Спб., 1895; Мушников А.А. Особенная часть русских военно-уголовных законов. Конспект курса. — Спб., 1890; Неелов Я.А. Курс военно-уголовного права. Лекции, читанные в Военно-юридической академии в 1884—1885 гг. — Спб., 1885; Фалеев Н.И. Цели воинского наказания. — Спб.,1902 и др.

5 См.: Объяснительные записки к проекту нового Воинского устава о наказаниях. — Спб., — 185_ . — С. 3.

6 Понятие воинского преступления впервые встречается еще в Древнем Риме. Римское военно-уголовное право различало следующие виды преступлений военнослужащих: 1) воинские преступления; 2) воинские квалифицированные преступления; 3) общие преступления. Под воинскими преступлениями римские юристы понимали преступления, которые могут быть совершены только военнослужащими и представляют собой нарушение особых воинских обязанностей (например, бегство, нарушение обязанностей караульной службы, нарушение обязанностей воинской подчиненности). Воинские квалифицированные преступления — это те, за совершение которых военнослужащие могут быть наказаны строже, чем просто граждане (воровство у товарища, растрата по службе, драки между солдатами). В случае совершения военнослужащими общих преступлений к ним должны были применяться общие уголовные законы. (См.: Дангельмайер Д. История военно-уголовного права. — Варшава, 1892. — С. 15, 16.). Эта классификация деяний военнослужащих была в XIX—XX вв. воспринята во всех европейских военно-уголовных законодательствах.

7 См.: Кузьмин-Караваев В.Д. Указ. соч. С. 241—243.

8 См.: Друцкой С.А. Указ. соч. — С. 45.

9 См.: Бессонов Д.Д. Указ. соч. — С. 16, 17.

10 См.: Фалеев Н.И. Указ. соч. — С. 43—57.

11 См.: Объяснительные записки к проекту нового Воинского устава о наказаниях. — Спб., 185_. — С. 3.

12 См.: Кузьмин-Караваев В.Д. Указ.соч. — С. 242.

13 Следует заметить, что формирование в средние века военно-уголовного законодательства фактически начиналось с общеуголовных преступлений. Это объясняется тем, что начиная с конца XIV столетия во всех войсках Европы были распространены грабежи, насилия, разбои в отношении мирных жителей. В многочисленных германских и французских военно-уголовных правовых памятниках основной задачей являлось правовое регулирование прежде всего отношений между войсками и гражданами. Отсюда в них наряду с воинскими преступлениями были почти все общеуголовные (см.: Бобровский П. Уклонение от военной службы. По законам древнеримским, французским, германским, шведским, а также русским с XVII века. — Спб., 1886. — С. 17.)

14 См.: Мушников А.А. Указ. соч. — С. 2, 8; Неелов Я.А. Указ. соч. — С. 5, 9.

15 См.: Кузьмин-Караваев В.Д. Указ. соч. — С. 241—243.

16 Большинство членов комиссии относили к чисто воинским следующие преступления: 1) преступления в сфере порядка подчиненности; 2) различные виды уклонений от военной службы; 3) нарушения правил несения караульной службы; 4) нарушение правил ведения боевых действий (см.: Законодательные работы по составлению Воинского устава о наказаниях в соответствии с Уголовным уложением 1903 года. — Спб., 1907. — С. 7.)

17 См.: Записка (объяснительная) к проекту Общей части Воинского устава о наказаниях. — Спб., 1905. С. 7, 8.

18 См.: Друцкой С.А. Указ. соч. — С. 43; Фалеев Н.И. Указ. соч. — С. 55.

19 См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. — Спб., 1902. — Т. 1. — С. 232—234.

20 Есипов В.В. Очерк русского уголовного права. Часть Общая. Преступление и преступники. Наказание и наказуемые. — М., 1904. — С. 29.

21 См.: СУ РСФСР. — 1917. — № 4. — Ст. 50.

22 См.: СУ РСФСР. — 1919. — № 13. — Ст. 132.

23 См.: Воинские преступления. — М.: ВЮА, 1956. — С. 14, 15.

24 СУ РСФСР. — 1922. — № 15. — Ст. 153.

25 См.: Жижиленко А.А. Воинские преступления. — М., 1924. — С. 5.

26 См.: Ахметшин Х.М. Основные вопросы теории советского военно-уголовного законодательства и практики его применения. Дисс. … д-ра юрид. наук. — М., 1974. — С. 75; Васильев Н.В. Закон об уголовной ответственности за воинские преступления 1958 года. Общая характеристика. — М., 1961. — С. 13; Закон об уголовной ответственности за воинские преступления. Комментарий. — М., 1986. — С. 13—23; Орловский С.Н., Малкис В.Я. Советское военно-уголовное право. Общая часть. Учение о материальном и процессуальном военно-уголовном праве. — М., 1928. — С. 83; Уголовное право Российской Федерации. Воинские преступления: Учебник. — М., 1993. — С. 31; Филин Н.А. Воинские преступления. — Харьков, 1929. — С. 11—12; Чуватин А.Н., Никитченко М., Черкасов С. Положение о воинских преступлениях. Постатейный комментарий. — М., 1929. — С. 7; Чхиквадзе В.М., Савицкий М.Я. Положение о воинских преступлениях: (Комментарий). — Ашхабад, 1943. — С. 11 и др.

27 См.: СЗ СССР. — 1924. — № 24.

28 См.: СУ РСФСР. — 1927. — № 50.

29 См.: Воинские преступления. — М., 1970. — С. 7—12.

30 См.: СЗ СССР. — 1935. — № 43.

31 См.: Ахметшин Х.М. Советское военно-уголовное законодательство: Учебное пособие. — М., 1972. — С. 7.

32 См.: Орловский С.Н., Малкис В.Я. Указ. соч. — С. 27—89.

33 См.: ВВС СССР. — 1958. — № 1. — Ст. 10.

34 См.: Васильев Н.В. Указ. соч. — С. 10—20; Закон об уголовной ответственности за воинские преступления. Комментарий. — М., 1986. — С. 13—22 и др.




Скачать 170,75 Kb.
оставить комментарий
Дата03.10.2011
Размер170,75 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх