Рассказова Наталия Юрьевна icon

Рассказова Наталия Юрьевна


Смотрите также:
Рекомендованы к выступлению в очном туре конференции: Болдырева Наталия...
Новая система оплаты труда – ключевой механизм модернизации образования горбачева наталия...
«Актуальные проблемы правовой защиты результатов интеллектуальной деятельности в сфере...
Насилие в отношении женщин в России Теневой доклад в работе над текстом Доклада принимали...
Насилие в отношении женщин в России Теневой доклад в работе над текстом Доклада принимали...
Насилие в отношении женщин в России Теневой доклад в работе над текстом Доклада принимали...
Марина Юрьевна история исторического знания репина Лорина Петровна, Зверева Вера Владимировна...
Г. Рассказова Тамбовской области...
Научно-исследовательская работа «Безопасны ли сотовые телефоны?» Рассказова Марина...
На областной конкурс школьных сочинений патриотической направленности Сочинение ученицы 10...
Итоги конькин Глеб, 13 л. Москва, дши им. Ю. С. Саульского преп. Трифонова Наталия Евгеньевна...
Студентка магистратуры второго курса факультета искусств...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5
скачать


Опубликовано на http://www.russianlaw.net

http://www.russianlaw.net/law/doc/a207.doc

Опубликовано на www.russianlaw.net

16 января 2007 года


САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА


ИНФОРМАЦИЯ КАК ОБЪЕКТ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА


Выпускная квалификационная работа студента 4 курса дневного отделения Жирнова Романа Александровича

pomeoxfl@mail.ru, r.zhirnov@globus-leasing.ru


Научный руководитель

кандидат юридических наук, доцент

Рассказова Наталия Юрьевна

Санкт-Петербург

2006

Содержание:


Список используемых сокращений. 4

Введение. 5

Глава 1. Понятие об объекте гражданского права и гражданского оборота. Определение информации как об объекте права и гражданского оборота. 7

§ 1/1. Объект гражданского права и объект гражданского оборота, статус информации в гражданском праве. 7

§ 1/2. Понятие информации в науке, в философии и в праве. Понятие информации в гражданском праве. 16

^ Глава 2. Природа прав субъектов гражданского права на информацию. 28

§ 2/1. Литтеральная собственность. 28

§ 2/2. Основания возникновения литтеральной собственности. 44

§ 2/3. Относительные гражданские права на информацию. 48

§ 2/4. Гражданско-правовая защита прав на информацию. 49

Заключение. 53

Библиография. 55

Законы и иные нормативные правовые акты. 55

Специальная литература. 55

Материалы практики. 55

Приложение № 1. Исследование проблемы определения информации, её места в системе объектов права методами компаративистики. 57

Приложение № 2. Библиографический перечень. 67

Законы и иные нормативные правовые акты: 67

Законы и иные нормативные правовые акты: 68

Материалы практики: 71



^

Список используемых сокращений.


Авторский закон – Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 года №5351–I. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. – 1993. – № 32. – Ст. 1242.

ВАС РФ – Высший Арбитражный Суд Российской Федерации.

ГК РФ – Гражданский кодекс Российской Федерации, части I (Федеральный закон от 30 ноября 1994 года № 51–ФЗ. // Собрание Законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301), II (Федеральный закон от 26 января 1996 года № 14–ФЗ. // Собрание Законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410) и III (Федеральный закон от 26 ноября 2001 года № 146–ФЗ. // Собрание Законодательства РФ. – 2001. – № 49. – Ст. 4552).

ЕСПЧ – Европейский суд по правам человека.

Закон о международном информационном обмене – Федеральный закон «Об участии в международном информационном обмене» от 4 июля 1996 года № 85–ФЗ. // Собрание Законодательства РФ. – 1996. – № 28. – Ст. 3347.

Законопроект о персональных данных – Проект Федерального Закона Российской Федерации «О персональных данных» № 217352–4. // Приводится по: «Информационная система «Кодекс».

Информационный ГОСТ – ГОСТ Р 50922–96 «Защита информации. Основные термины и определения». // Приводится по: «Информационная система «Кодекс».

Информационный закон – Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации» от 20 февраля 1995 года № 24–ФЗ.……………. // Собрание Законодательства РФ. – 1995. – № 8. – Ст. 609.

Информационный законопроект – Проект Федерального Закона Российской Федерации «Об информации, информационных технологиях и защите информации» № 217354–4. // Приводится по: «Информационная система «Кодекс».

Конституция – Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года. // Российская газета. – 1993. – № 237.

МО – Московский округ (арбитражный).

РСФСР – Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика.

СНГ – Содружество Независимых Государств.

СЗО – Северо-Западный округ (арбитражный).

СССР – Союз Советских Социалистических Республик.

УО – Уральский округ (арбитражный).

ФАС – Федеральный арбитражный суд.

ФЗ – Федеральный Закон Российской Федерации.

Введение.


Информация – informatio, onis, f; nuntius, ii, m; notitiae, arum, fpl; facta, orum, npl; res, rerum, fpl; nuntiatio, onis, f; cognitio, onis, f, relatio, onis, f.1

По мере усложнения общественных отношений перед правом становятся всё новые задачи, от решения которых порой зависит социальный прогресс. Одной из таких задач является определение информации как объекта правового регулирования. Подхода к решению указанных задач сложилось два: первый заключается в формировании новой отрасли права – так называемого «информационного права»,2 второй – в применении уже существующего инструментария различных отраслей, каждая из которых решает свои задачи в ходе регулирования общественных отношений, связанных с информацией. Представляется, что дифференцированный подход позволяет наилучшим образом решить означенные задачи. «Информационное право» есть нонсенс, иначе пришлось бы перечеркнуть многие достижения юриспруденции, связанные с отраслевым регулированием. Незачем отрицать сложившейся дихотомии права на частное и публичное, на основании одних лишь особенностей предмета строить новые отрасли, если в этом нет потребности и необходимости. Определённая связка отраслей должна присутствовать, информация должна иметь общее регулирование как объект права, однако необходимо подчеркнуть: cuique suum, информация как объект права должна регулироваться дифференцированно различными отраслями. Гражданское право может и должно регулировать отношения, имеющие своим объектом информацию, сообразно со своими принципами.3 Перед цивилистикой стоит ряд вопросов, и некоторые будут проанализированы в настоящей работе: определение информации как объекта гражданского права и указание его специфических признаков, гражданско-правовая классификация информации, оборотоспособность информации, юридическое закрепление прав на информационные объекты,4 защита этих прав, соотношение национального и международного регулирования. Ещё большую актуальность тема настоящей работы приобретает в связи с готовящимися принятиями нового Информационного законопроекта и части IV ГК РФ. Исследования в сфере информации жизненно необходимы для цивилистики, ведь начавшийся XXI век именуют веком информации.5 Хочется верить, что автор в настоящей работе внесёт свою лепту в копилку цивилистических знаний в сфере информации.
^

Глава 1. Понятие об объекте гражданского права и гражданского оборота. Определение информации как об объекте права и гражданского оборота.


Информация есть информация, не материя и не энергия… и в то же время не сознание.6

Для осознания того, что есть информация как объект гражданского права, в первую очередь необходимо определиться с определениями терминов «объект права», «объект гражданского права» и «информация». Исходя из этого, параграф 1/1 посвящён рассмотрению категории «объект гражданского права», а категория информации, её определение с точки зрения науки, философии и права будет рассмотрена в параграфе 1/2. Данные о регулировании информации как объекта права за рубежом и краткий анализ этих данных вынесены автором в Приложение № 1 к настоящей работе.


§ 1/1. Объект гражданского права и объект гражданского оборота, статус информации в гражданском праве.

В отношении общей категории «объекта права» («объекта правоотношения»7) существуют две основные теории: монистическая и плюралистическая. Первая понимает под объектом права поведение обязанных субъектов права, на которое вправе притязать управомоченные субъекты. Вторая теория, которой придерживается автор настоящей работы, понимает под объектом не только поведение обязанных субъектов, но и другие социальные блага. При этом социальные блага следует воспринимать как конкретные воплощения, как носители социальных ценностей.8 Таким образом, плюралистическая теория, оперируя термином «блага», предоставляет гражданскому праву строить свою систему объектов на основе принципа их многообразия. Исходя из этого, объектом гражданского права (гражданских прав) является любое объективно существующее, внешнее по отношению к субъекту благо, воплощающее в себе социальную ценность, за счёт которого он способен удовлетворять свои имущественные и неимущественные интересы, некая независящая от субъекта субстанция внешнего объективно существующего мира. Объект гражданского права может выступать как объект первого порядка (как, например, имущество), так и других порядков (как, например, вещи).

Исходя из плюрализма объектов гражданских прав, сконструирован их перечень в статье 128 ГК РФ: имущество, работы и услуги, информация, результаты интеллектуальной дея­тельности, нематериальные блага. Как видно, информация признана ГК РФ самостоятельным объектом гражданского права, объектом первого порядка, отличным от прочих. Однако это не всегда находит своё должное отражение в законодательстве, на практике9 и в доктрине. В связи с этим рассмотрим соотношение информации как объекта гражданского права с другими объектами первого порядка. Некоторые учёные считают, что перечень объектов в статье 128 ГК РФ может быть классифицирован, подобно классификации в статье 2 ГК РФ, на имущественные и неимущественные.10 При этом к первым следует отнести те, которые имеют стоимостную оценку, ко вторым – те, которые такой оценки, как правило, не имеют, но могут приобретать в ряде случаев (например, в связи с оценкой нанесённого вреда). Исходя из такого деления, часть объектов выделяется в имущественную группу (вещи, деньги, ценные бумаги, имущественные права), часть – в неимущественную. Неимущественная группа подразделяется на отделимые объекты, то есть те, которые способны быть объектами прав лиц, не являющихся их создателями и первыми прямыми непосредственными носителями – к их числу относятся результаты интеллектуальной деятельности и информация; и неотделимые, тесно связанные с личностью, полное отчуждение которых невозможно – к их числу можно отнести жизнь, честь, достоинство, деловую репутацию. Особенностью информации как объекта является то, что она не укладывается в рамки такой градации: отдельные виды информации заведомо обладают стоимостной оценкой, а некоторые не предполагают её в принципе, за исключением случаев возмещения вреда. Так, сведения, составляющие коммерческую тайну, должны быть оценены в деньгах, они входят в состав нематериальных активов предприятия и подлежат учёту. Напротив, сведения, составляющие семейную тайну, по сути направлены не на извлечение экономической выгоды, а на удовлетворение личных потребностей лица. Таким образом, информация как объект характеризуется внутренней неоднородностью, приводящей к полному отсутствию общего для её проявлений гражданско-правового регулирования. Рассмотрим соотношение информации с категориями «имущество», «интеллектуальная собственность» и «личные нематериальные блага».

Ранее основным понятием, заменяющим понятием «объект гражданского права», и было понятие «имущество» – так, у Новицкого читаем: «Имуществом известного лица называют находящуюся в его распоряжении сумму благ, способных удовлетворять его потребностям». При этом в составе имущества им выделялись материальные объекты (наличное имущество), права действия других лиц (долговое имущество), а также исключительные права.11 Весьма интересным представляется включение Новицким обязанностей (долгов) в качестве отрица­тельной части, то есть пассива, в состав имущества – данная точка зрения нашла своё воплощение в том, что предприятие, особый имущественный комплекс, включает в свой состав и долги на основании статьи 132 ГК РФ. Действующий Информационный закон также следует по пути широкой трактовки термина «имущество», поскольку информационные ресурсы отнесены им к объектам имущества субъектов гражданского права. В связи с этим, на практике возникают порой парадоксальные ситуации, при которых тот или иной имущественный объект признают имуществом (иногда – вещью) и толкуют статью 128 ГК РФ ограничительно.12 Вопросы соотношения категорий «имущество» и «информация» также затронуты в параграфе 2/1 настоящей работы.

Статус информации как отдельного объекта зафиксирован в статье 128 ГК РФ и получил своё подтверждение как в доктрине, так и в судебной практике (которая зачастую небесспорна). Статья 138 ГК РФ, посвящённая интеллектуальной собственности (исключительным правам на результаты интеллектуальной деятельности), не содержит никаких упоминаний об информации, а следующая за ней статья 139 в самых общих чертах затрагивает вопросы информации – коммерческую и служебную тайну. Данная статья оперирует термином «обладатель» информации, не давая ответа – а на каком же праве происходит «обладание»? Также статья 139 закрепляет требования по охране информации и общие нормы об ответственности за разглашение конфиденциальных сведений лицами, обязанными сохранять тайну. Однако сам ГК РФ проявляет непоследовательность, говоря в ряде статей (например, в 1027) об исключительных правах на информацию, однако в целом все три действующие части ГК РФ не регулируют отношений, касающихся интеллектуальной собственности и информации – это должна сделать часть IV ГК РФ. Положение ГК РФ, признающее информацию в качестве самостоятельного объекта, является новеллой российского гражданского законодательства – до 1994 года ни один акт не упоминал об информации как о самостоятельном объекте: она либо рассматривалась как документ (и тогда признавалась вещью), либо рассматривалась в качестве объекта интеллектуальной собственности. Статья 4 Союзных Основ гражданского законодательства, посвящённая объектам гражданских прав и статья 151 (охрана секретов производства) представляли собой несколько иной подход, вообще не устанавливая то, является ли информация отдельным объектом или нет.13 А Закон о собственности в РСФСР относил ноу-хау, торговые секреты к интеллектуальной собственности, не исключая их вхождения в состав предприятия и тем самым – принадлежности субъекту на праве собственности.14 Подготовленный в Исследовательском центре частного права проект IV части ГК РФ также включает отдельные виды информации в состав объектов интеллектуальной собственности (статьи 1225, 1226, 1230, 1334, 1336)15, что представляется неверным по причине смешения двух объектов гражданского права. Напротив, ФЗ «О коммерческой тайне»16 не относит информацию, составляющую коммерческую тайну, к интеллектуальной собственности.

Как отмечал в своей работе «Информация как объект исключительного права» В.А. Дозорцев, на основании теоретических достижений которого во многом построены конструкции проекта IV Части ГК РФ и Информационного законопроекта, информация есть особый, отдельный объект гражданского права, не сводимый к традиционным объектам исключительного права, к тому, что называется интеллектуальной собственностью. От объектов патентного права, по его мнению, информацию отличает, во-первых, интенция патентного права на именно использование, а не на сообщение информации (то есть несамостоятельность сведений как объекта), и, во-вторых, системе патентного права противоречило бы представление самих сведений в качестве особой экономической ценности – патентное право регулирует не оборот сведений, а оборот прав на использование сведений.17 Отсюда мы делаем вывод, что именно поэтому информацию стоит рассматривать практически как единственный объект, который вовлекается в оборот не опосредованно (путём предоставления прав на использование), а непосредственно (путём предоставления права на информацию). Авторское право, по справедливому замечанию В.А. Дозорцева, направлено на охрану формы, а не содержания произведений, на охрану произведений искусства.18 «Информация» по определению законодателя не относится к интеллектуальной собственности. Здесь явно проведено различие между содержательной, «объективной» информацией и формами её представления в произведениях искусства, программах для ЭВМ, базах данных, и т.д.19 Как отмечают многие исследователи, отличием интеллектуальной собственности является то, что по своей сути её объекты обладают творческим началом, креативностью, без неё невозможно само существование подобных объектов – в дореволюционной литературе утверждалось, что нематериальным предметом исключительных прав является творческая энергия.20 Для информации креативность не является фактором, влияющим на признание её объектом гражданских прав.

Говоря о соотношении информации с личными нематериальными благами (регламентация которых, пусть и весьма скупая, содержится в главе 8 ГК РФ), необходимо заметить, что информация, носящая сугубо персональный характер, отличающаяся неотделимой принадлежностью конкретному физическому лицу – как, например, личная и семейная тайна, введена законодателем в перечень нематериальных благ в статье 150 ГК РФ. Такому подходу несколько противоречит Законопроект о персональных данных, который в статьях 1, 5, 6 и 9 говорит об общем понятии – «информация», что соответствует Конвенции Совета Европы, на основе которой и принимается данный законопроект. Для личных нематериальных благ характерен и особый способ защиты – требование о возмещении морального вреда (статьи 151, 1099 – 1101 ГК РФ). В связи с этим необходимо отметить, что наличие у информации, составляющей личную и семейную тайну, особых свойств не позволяет однозначно отнести её к категории информации как объекта гражданского права. Провести различие между информацией и личными нематериальными благами, тем не менее, возможно – путём толкования абзац 3 статьи 1112 ГК РФ, в соответствии с которым личные неимущественные права и иные нематериальные блага не входят в состав наследственной массы. Данный абзац не должен пониматься буквально: корпоративное право участника хозяйственного общества на информацию (тем не менее, отнесённое законодателем к числу обязательственных имущественных прав) не может не входить в состав наследства. Информация, даже будучи по своей сути нематериальным благом («bona incorporalis»), входит в состав наследства. Все виды информации, которые не могут наследоваться, должны являться таковыми по сути – к их числу иногда можно отнести личную и семейную тайну.

При признании информации отдельным объектом первого порядка, особым объектом гражданского права, мы несомненно выйдем на коллизионные вопросы – вопросы соотношения права на информацию с другими правами, при совмещении в одном конкретном предмете внешнего мира нескольких юридических объектов. Примером в данном случае можно назвать документ – особую форму представления информации, связанную с материальным объектом – вещью. Более того, документ может обладать свойством креативности, подпадая тогда под регулирование авторских отношений. Казалось бы, ситуация говорит об одном предмете – документе, но на деле его собственнику (лицу, самостоятельно создавшему его для себя с использованием своих материалов) принадлежит сразу три отдельных права в отношении трёх самостоятельных объектов гражданского права: право на информацию, право на вещь, авторское право. Весьма интересной с точки зрения правовой квалификации представляется случай нарушения личной, семейной или врачебной тайны. Ведь нарушается не только право лица на информацию о себе, но и личные нематериальное блага, такие как честь и достоинство личности. Представляется, что в данной ситуации выбор способа защиты и первичная правовая квалификация принадлежат лицу, чьё право нарушено – таковы правила процессуальных кодексов РФ. Однако «найти норму», соответствующую факту действительности и дать ему квалификацию, снабжённую государственным принуждением, способен суд. В этом и проявляется коллизионность – в наличии сопутствующих друг другу, порой конфликтующих правовых институтов.

Объекты гражданского права, в том числе – информация, могут принадлежать различным субъектам: государству (РФ и её субъектам), муниципалитетам и частным лицам. Однако объекты гражданского права могут по-разному принимать участие в гражданском обороте: те из них, оборот которых не имеет каких-либо ограничений, а также те, оборот которых ограничен в установленном законом порядке, называются объектами гражданского оборота (bona in commercio); те же объекты, нахождение в гражданском обороте которых не допускается законом, называются объектами, изъятыми из оборота (bona extra commercium). Данное разграничение объектов гражданского права нашло своё отражение в статье 129 ГК РФ. Следует отметить, что такой объект гражданского права, как информация, может как иметь статус объекта гражданского оборота (и таково большинство её видов), так и не иметь его (такова, например, государственная тайна, что прямо предусмотрено федеральным законодательством21). При этом оборот отдельных видов информации ограничен, ограничено может быть и распоряжение информацией, которая принадлежит лицу не на абсолютном праве, а на относительном – таковы, например, персональные данные.22 Тайна должна рассматриваться в трёх различных вариантах: в публичном, как «собственные» и как «чужие» сведения23. В первом случае речь идёт не о пубичноправовом понятии тайны: это – режим сведений, которые стали известны публичному субъекту в связи с осуществлением им своих социальных функций: таковы тайна следствия (предусмотренная в уголовном процессе), налоговая тайна (предусмотренная в налоговом праве), таможенная (в таможенном)24, и т.д. Во втором случае под тайной понимается режим информации, принадлежащей субъекту гражданского права на абсолютном праве – таковы коммерческая тайна.25 В последнем случае речь идёт об особом режиме, об ограниченном праве на информацию, при том условии, что эта информация была получена субъектом на законных основаниях в силу его отношений с лицом, которому информация принадлежит на абсолютном праве, однако её сообщение другим субъектам допустимо в строго определённых случаях – таковы медицинская тайна, банковская тайна.26 Если информация изъята из гражданского оборота, это не означает, что она не может быть предоставлена другому субъекту, но такое предоставление будет осуществляться не в гражданско-правовых рамках. В качестве примера приведём межгосударственные секреты27 – вид сведений, составляющих государственную тайну и предоставляемых иностранному государству в целях обеспечения оборонных интересов, интересов стратегического партнёрства и в целях проведения совместных межгосударственных мероприятий.28 Некоторая информация может принадлежать только гражданам – таковы персональные данные, сведения, составляющие личную и семейную тайну.

Информационные объекты могут обладать различными структурными и системными качествами, в связи с чем информация в соответствии со статьями 133 и 134 ГК РФ может выступать и как неделимый объект (например, короткая записка, выражающая одну единственную мысль), и как сложный объект (например, настоящая работа), и как составной объект (кадастры).

Информация как объект гражданского права, в соответствии с классической римской классификацией объектов на индивидуально определённые («species») и определяемые родовыми признаками («genes»), может выступать, в зависимости от конкретных обстоятельств, и как genes, и как species. Другое название этой пары – заменимые и незаменимые объекты, происходит из самой сущности выделения genes, которая проявляется в том, что они «погибнуть не могут».29 Информация, определяемая родовыми признаками, принципиально заменима: так, в случае повреждения защитного слоя Internet-карты до момента перехода права собственности при покупке такой карты в компьютерном магазине, возможна её замена; в случае осуществления несанкционированного доступа к информационному коду, хранящемуся на сёрвере какого-либо online-проекта (в английском языке используется термин «hack»), возможна блокировка взломанного кода и предоставление аналогичного информационного кода субъекты, чьи права были нарушены. Если же информация уникальна, то для неё юридически не существует замены в случае её гибели или повреждения.

Информация как объект гражданского права может быть рассмотрена с точки зрения классификации объектов на главные и принадлежности. В соответствии со статьёй 135 ГК РФ, характеристикой объекта, являющегося принадлежностью, является то, что он не имеет самостоятельного существования без главного объекта, он предназначен для обслуживания главного объекта, он (по общему правилу) следует судьбе главного объекта. Информация может выступать как принадлежность – таковы разнообразные пароли, коды доступа и прочие средства защиты от несанкционированного доступа. Приведем пример: зная только имя пользователя, но не зная пароля, невозможно зайти в почтовые Internet-системы и получить доступ к корреспонденции. Используя классический вещный пример главного объекта и принадлежности «ключ и замок», можно найти аналогию с информационными объектами: к главной вещи зачастую невозможно получить доступ иначе, как располагая информацией-принадлежностью (паролем и т.п.). С другой стороны, информация может выступать и в качестве главного объекта. Приведём пример: приобретая карту оплаты телефонного или Internet-оператора (вещь), гражданин, по сути, приобретает информацию (пароль, PIN-код и т.п.), с помощью которой он осуществляет платёж. Возможно и наличие двух информационных объектов, один из которых выступает в качестве принадлежности, а другой – главной вещи. Таков описанный несколько выше случай с доступом к почтовым Internet-системам, таковы разнообразные online-игры. Посредством передачи принадлежности (пароля) может происходить передача основного объекта – так, в случае сообщения пароля, открывается доступ лица, не являющегося первоначальным пользователем информационной системы, к определённому информационному коду. Подобные передачи ежедневно происходят в Internet на сайтах различных online-игр, при этом стоимость информационного кода («персонажа») может доходить до 500 ЕВРО.

Подводя итоги настоящего параграфа, выделим основные пункты:

  • Во-первых, рассматривая категорию объекта гражданского права, необходимо исходить из плюрализма объектов гражданского права и из тождества категорий «объект права» и «объект правоотношения». При этом под ними следует любое объективно существующее, внешнее по отношению к субъекту благо, воплощающее в себе социальную ценность, за счёт которого он (субъект) способен удовлетворять свои имущественные и неимущественные интересы, некая независящая от субъекта субстанция внешнего объективно существующего мира.

  • Во-вторых, информация является самостоятельным объектом гражданского права первого порядка, отличным от имущества, объектов интеллектуальной собственности и личных нематериальных благ.

  • В-третьих, учитывая нетождественность понятий «объект гражданского права» и «объект гражданского оборота», необходимо отметить, что некоторые виды информации из оборота изъяты, некоторые – ограничены, некоторые – полностью оборотоспособны.

  • В-четвёртых, информация может принадлежать публичным и частным субъектам, за определёнными ограничениями: некоторые виды информации (государственная тайна) могут принадлежать только РФ, некоторые – только коммерсантам (коммерческая тайна, и т.д.), некоторые – только гражданам (персональные данные).

  • В-четвёртых, информация как объект гражданского права может наделяться особым режимом тайны; сведения, составляющие тайну, могут принадлежать как лицу, сведения о котором конфиденциальны, так и другому лицу в силу закона или договора.

  • В-пятых, информация может выступать в качестве различных объектов: простых, сложных и составных.

  • В-шестых, информация может выступать и как объект незаменимый («species»), и как принципиально заменимый («genes»).

  • Наконец, в-седьмых, информация как объект гражданского права может выступать как главный объект и как принадлежность.


§ 1/2. Понятие информации в науке, в философии и в праве. Понятие информации в гражданском праве.

Информация, будучи понятием многоаспектным, является объектом различных форм человеческого сознания и деятельности, в том числе естественных наук, философии и права.

Информация как объект научного познания30 определяется по трём параметрам: синтаксическому, логико-семантическому, прагматическому. Выработка данных параметров производилась такими учёными как У.Р. Эшби, Р. Фишер, Р. Карнап, Г. Клаус, Ф. Махлуп, А. Моль, Р. Хартли, К. Шеннон, Н. Винер, Н.И. Жуков.31

Первый параметр определяет количество информации – количество знаков, символов, посредством которых передаётся информация, а также отношения между данными знаками, символами. Так, с точки зрения синтатики латинское слово «ius» менее значимо, чем слово «informatia» постольку, поскольку записано оно меньшим количеством символов (тремя), отношения между которыми, следовательно, носят не такой сложный характер, как во втором слове (десять символов). Для данного подхода важны статика информации и формальный подход к лингвистике, а вопросы содержания не находят своего решения. Основополагающей научной теорией для него выступает теория Винера – Шеннона.

Второй параметр определяет качество информации – соотношение между знаками, символами, посредством которых передаётся информация, и обозначаемыми ими объектами. Информация в данном случае выступает, прежде всего, как сигнификат (значение), а объект, информация о котором представляется – как сигнификант (обозначаемое). Для данного подхода на первый план выступают смысл, содержание, а не количество, ключевым является не вопрос «сколько?», а вопросы «что?» и «о чём?». Так, если с позиции синтатики трёхбуквенные слова «lex» и «ius» практически равнозначны, то для семантики разница между ними весьма отчётлива. Основополагающая научная теория семантики разработана Р. Карнапом.32

В кибернетике, в математике и физике информация измеряется в особых единицах – «битах» («bits»), сочетающих в себе количественный и семантический аспекты: один бит является минимальной мерой информации и равен либо нулю (0), либо единице (1). В этом плане информация с точки зрения науки выступает как «негэнтропия» (обозначается символом «н[») – как особая категория, означающая степень снятия неопределённости в той или иной системе. На биты в принципе может быть разложена любая информация, будь то цифровая запись, буквенная, рисунок или запись музыкального произведения. Более того, в таком виде информацию удобно хранить в памяти ЭВМ или на каком либо накопителе (CD, DVD, и т.д.) и пересылать её посредством электронной связи.

Наконец, третий параметр, имеющий особое значение для правового регулирования информации как объекта – прагматический. Прагматика рассматривает объект через призму его ценности, причём ценности не абстрактной и существующей объективно, а ценности субъективной и интерсубъективной (социальной). Основной вопрос для данного похода – «кому и зачем это нужно?». Информация рассматривается как продукт, создаваемый и используемый людьми в конкретных обстоятельствах, обладающий свойством полезности. В расчёт принимается субъективный, психологический фактор – скажем, для финансиста определённой компании необходима информация о колебании курсов валют на международной бирже FOREX, а для другого – цена палладия на европейских биржах, при этом за оперативную и достоверную информацию они готовы платить информатору определённые денежные суммы, но если информатор при рассылке перепутает файлы, содержащие сведения для двух разных субъектов, то ценность информации для них будем весьма невысока. Весомый вклад в становление прагматического подхода внёс Ф. Махлуп.

Однако ни один из этих параметров не имеет значения без определения используемой системы кодирования – для общего случая количество информации не поддаётся определению. Передача одного бита информации от одного субъекта к другому может означать всё, что угодно: ответ на оферту, помеху в сети, отказ от исковых требований, и т.д. Однако система кодирования связана не только с объективными (интерсубъективными) характеристиками, но и с конкретным воспринимающим субъектом: так, послание, написанное на русском языке (кодовая система), не может быть воспринято индивидом, русского языка не знающего. В связи с этим ценность такой информации для этого индивида практически равна нулю.

С точки зрения философии и социально-гуманитарных наук, информацию нетождественна знаниям: если вторые по своей природе являются частью личности, частью субъекта, его признаками, то информация является понятием, в определённой степени противостоящим субъекту. Знания есть такая форма существования информации, которая связана исключительно с сознанием индивида. Информация как таковая – внешнее по отношению к субъекту благо. Принадлежность его лицу позволяет говорить о знаниях, которые в современной экономике рассматриваются как один из факторов производства и объектов инвестирования.33

Легальная дефиниция информации в российском законодательстве содержится в Информационном законе, его статья 2 определяет информацию как «сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления»; такое же определение содержит и Приложение «А» к Информационному ГОСТу. Раскрывая сущность информации, законодатель по сути приравнял её к сведениям. Эти сведения определяются не как абстрактные, а как конкретные – о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах. На самом деле, отсутствие перечня возможного содержания информации нисколько бы не изменило самого определения – как уже показывалось выше, информации «ни о чём» с социальной точки зрения быть практически не может. Данный перечень лишь призван подчеркнуть универсальность информации – неограниченность её какой-либо сферой. Указание на независимость от формы предоставления следует понимать весьма ограничительно, поскольку часть 1 статьи 1 Информационного закона особо оговаривает, что сфера действия Информационного закона распространяется лишь на отношения по поводу документированной информации. При этом документом российское законодательство считает зафиксированную на материальном носителе информацию с реквизитами, позволяющими её идентифицировать. Во-первых, российское право признаёт документом информацию, объективированную лишь в материальном носителе – за пределами правового регулирования, таким образом, остаётся огромное пространство гражданского оборота информации и гражданских правоотношений, объектом которых является информация, не имеющая вещественной оболочки. Во-вторых, логической ошибкой является то, что объектом идентификации с точки зрения науки криминалистики и гражданского процессуального права является не сам документ (он может выступать таковым лишь как вещественное доказательство), а субъект, его создавший. Так, в результате дактилоскопической экспертизы идентифицируется не отпечаток пальца, а лицо, этот отпечаток оставившее. Подобные ошибки содержатся и в процессуальных кодексах РФ, перешли они и в Информационный законопроект.

Информационный законопроект, призванный заменить ныне действующий Информационный закон, содержит другое определение информации, значительно отличающееся от существующего: «сведения, сообщения или данные независимо от способа их поиска, хранения, обработки, предоставления или распространения». Отметим основные отличия в понимании категории «информация» в Информационном законопроекте по сравнению с Информационным законом. Во-первых, сфера действия закона более не ограничивается документированной информацией, и это представляется весьма полезным изменением законодательства – оборот «независимо от способа их поиска…» впервые наполнился реальным содержанием, данное положение не придётся трактовать иначе, как буквально. Во-вторых, термин «сведения» не является единственным, обозначающей информацию, поскольку введены ещё два термина: «сообщения» и «данные». Представляется, что в данной части новелла законодательства ошибочна, ведь что есть сообщения и данные? Сообщения – это сведения, которые подлежат передаче либо распространению. Однако в Информационном законопроекте утверждается, что «сообщения» необязательно сообщать – они в силу пункта 11 статьи 2 должны будут быть пригодны «для передачи и (или) хранения». Понятие данных вообще отсутствует в Информационном законопроекте, а анализ его употребления в тексте законопроекта позволяет сделать однозначный вывод о том, что «данные» и «сведения», по сути, термины синонимичные! В науке под данными принято понимать сигналы об объекте, которые необходимо преобразовать для получения информации. Информационный законопроект не воспринял научных подходов и использует термин «данные» как «сведения». Однако, если так, то наличие трёх понятий, которые возможно свести к одному без потери смысла, объёма понятий, есть ошибка юридической техники.

В научной литературе по-разному выделяются признаки информации как объекта права, различные её юридические свойства. Так, г-н Копылов говорит о следующих свойствах информации как объекта правового регулирования34:

  • Физическая неотчуждаемость – по мнению В.А. Копылова, информация de-facto и de-iure не может быть отчуждена от человека – носителя знаний, субъект не может лишиться права на информацию и самой информации практически ни при каких условиях, а потому единственным выходом видится передача информации вместе с передачей права на использование информации. Это противоречит описанному выше соотношению «информация – знание», поскольку ставит между двумя этими категориями знак тождества. Информация может отчуждаться, подобно тому, как отчуждаются иные блага. Если мы будем исходить из критикуемой посылки, то отчуждать станет возможно только вещи, так как физически осуществить traditio объекта в её многовековом смысле попросту невозможно.

  • Обособляемость – информация для включения в оборот овеществляется в виде символов, знаков, волн и обособляется от субъекта, существую отдельно и независимо от него, что позволяет включать информацию в оборот. Как видно, данное свойство в корне противоречит первому, но здесь г-н Копылов вспоминает о здравом смысле и строит свои рассуждения уже вполне логично и разумно.

  • Информационная вещь – информация представляется г-ну Копылову как неразрывно связанная с вещественным её носителем, как его свойство, информация не может существовать отдельно от носителя. При этом под носителем может пониматься и человек, что противоречит второму свойству и соответствует первому свойству информации по Копылову. Необходимо помнить, что человек не может быть объектом права, если мы только начисто не отметаем современные гуманитарные ценности. Информационный объект может существовать не только в овеществлённой форме, такое его проявление не является единственным. Признавая информационными объектами лишь те, которые имеют материальную оболочку, мы игнорируем подавляющую часть современного гражданско-правового оборота и создаём «пробел в праве».

  • Тиражируемость – принципиальная возможность копирования и распространения информации, безотносительно нарушения «авторских прав» на информацию. Данное положение, безусловно, является верным: информация, содержащаяся в памяти ЭВМ, при наличии устройства связи, может быть в считанные секунды скопирована и помещена на сёрвер, находящийся на другом континенте. Разработка заслонов на пути нелегального копирования и распространения информации – одна из существенных статей расхода любой крупной компании, осуществляющей деятельность на рынке IT.

  • Организационная форма – документированность информации. Документированность не является необходимым свойством информации: огромное количество сведений, принадлежащих субъектам гражданского права и предоставляемых в гражданском обороте, существуют не в документированной форме. Информация, всё же, должна обладать свойством автономности и организационно-структурной обособленности, то есть присутствовать не как «информация вообще и ни о чём», а как какой-либо конкретный системный набор знаков. В этой связи информация может объективироваться в самостоятельные документы, электронные документы, электронные сообщения, файлы, таблицы и т.д. При этом необходимо отметить неоднозначную практику российских арбитражных судов – своеобразное противостояние ФАС УО и ФАС Западно-Сибирского округа – с одной стороны, и ФАС СЗО – с другой, причём все они ссылаются на одни и те же статьи материального права, в частности, на статью 2 Информационного закона. Если первые считают, что свойство обособленности должно раскрываться как представление информации на одном носителе (бумажном, магнитном), который может содержать любое количество данных, которые могут даже не быть между собой никак связаны, а потому один носитель рассматривается в качестве одного документа,35 то второй говорит о том, что обособленность выражается в наличии отдельных блоков информации (файлов, распечаток, и так далее), организационно-структурно обособленных по сути и способных к автономному существованию. На основании этого делается вполне логичный вывод о том, что на одном носителе может содержаться различная информация, что приоритет должен отдаваться не внешней форме исполнения носителя, а организации информации как таковой, вне зависимости от типа носителя. Применительно к налоговому спору о непредставлении в срок положенной информации прямо говорится о том, что «на магнитных носителях должна быть информация о каждом штатном работнике – такая же справка, как и на бумажном носителе… в виде текстовых файлов», «информация о конкретном налогоплательщике является отдельным документом независимо от способа его представления в налоговый орган: на бумажном или магнитном носителе».36 Противоположная точка зрения представляется ошибочной и противоречащей сущностному признаку информации.

  • Экземплярность – возможность учёта экземпляров документов. Данное свойство представляется утопичным, особенно в связи со свойством тиражируемости информации.

Другой перечень, более логичный, предлагается г-жой Сидоровой37:

  • Общие свойства как объекта правоотношений: смысл, качество, воспроизводимость, физическая неотчуждаемость (анализ данного свойства смотри выше), неуничтожаемость (данное положение, пожалуй, является неверным: ведь при уничтожении абсолютно всех информационных объектов, выражавших какие-либо сведения, и при отсутствии хотя бы устной передачи этих сведений, в принципе, возможно исчезновение информации – отсюда и феномен «мёртвых языков», некоторые из которых утрачены безвозвратно) и непотребляемость (данное положение также может быть неверным: некоторая информация по сути непотребляема – она не подвергается износу или моральному износу на протяжении длительного срока, а некоторая в результате использования – извлечения полезных свойств – прекращается как полезный объект или теряет свою ценность за весьма непродолжительный срок38), юридическая отчуждаемость, обособляемость от производителя в объективной форме на каком-либо материальном носителе (не вполне ясна посылка о материальности носителя), способность быть самостоятельным объектом прав.

  • Свойства гражданско-правового характера: способность участвовать в гражданском обороте, быть товаром, иметь стоимость и приносить доход.

А.Б. Венгеров в ряде своих работ предлагает следующий перечень свойств информации: а) определённая степень самостоятельности информации по отношению к носителю; б) возможность многократного использования и непотребляемый характер; в) невозможность фактического отчуждения информации; г) способность к накапливанию и переработке; д) количественная определённость; е) системность.

Глава кафедры гражданского права Юридического факультета СПбГУ, А.П. Сергеев, также предлагает перечень свойств: а) идеальный характер (то есть известная независимость от формы представления); б) непотребляемость; в) возможность неограниченного распространения и преобразования; г) отсутствие юридической монополии на информацию, за исключением случаев, установленных законом.

Автором настоящей работы предлагается иной, самостоятельно разработанный перечень свойств информации как объекта гражданского права:

  • Общие свойства информации как объекта гражданского права: объективно существующее внешнее (в этом проявляется отличие от знаний) по отношению к субъекту благо, воплощающее в себе социальную ценность (информация, которая представляет собой бессмысленную последовательность битов, не является благом, так как не имеет социальной ценности); способность удовлетворять имущественные и неимущественные интересы субъектов (если информация не может удовлетворять интересы лиц, то она не имеет ценности; направленность на имущественную или личную неимущественную сферу позволяет лишь провести классификацию сведений по их интенциальной направленности); оборотоспособность (способность быть предметом гражданско-правовых предоставлений, за исключением случаев, установленных законом или в определённом законом порядке).

  • Особенные свойства информации как объекта гражданского права: информация есть сведения (информация есть не продукция, а продукт, не процесс, а самостоятельно существующее явление, особая субстанция, состоящая из упорядоченно организованных символов, снимающая негэнтропию в системе, в которой она существует или в которую она привносится для достижения какой-либо цели); нематериальность (несмотря на способность быть воплощённой в конкретном объекте, в том числе – материальном, информация несводима к форме её поиска, хранения, обработки, предоставления или распространения); объективация посредством некоей системы кодирования (информация всегда существует в некой знаковой форме и организована, упорядочена в систему – документ, файл и т.п.); измеримость и структурированность с позиций синтатики, семантики и прагматики.

На основании данных свойств предлагается следующее определение информации как объекта гражданского права: информация есть особое внешнее по отношению к субъекту гражданского права объективно существующее нематериальное благо – сведения, измеримые с точки зрения количества, качества и ценности, существующие в той или иной форме выражения с помощью определённой системы кодирования, способное удовлетворять интересы этого субъекта и быть объектом гражданско-правовых предоставлений, за исключением случаев, установленных законом или в определённом законом порядке.

Одним из основных классификационных оснований в отношении такого объекта, как информация, является степень её открытости и возможность осуществления доступа к сведениям лиц, не являющихся владельцами информации. Действующий Информационный закон, соответственно, выделяет в статьях 10, 12 и 13: информацию открытого и общедоступного доступа и ограниченного доступа (государственная тайна и конфиденциальная информация). Информационный законопроект выделяет: общедоступную информацию и информацию, доступ к которой ограничен (законом либо решением обладателя). Рассматривая возможность участия информации в гражданском обороте (общие вопросы рассмотрены в параграфе 1/1), раскроем участие различных категорий информации в обороте. В литературе говорится о том, что объектом предоставлений может являться конфиденциальная информация – данное утверждение, безусловно, верно. Из него исходят и положения Информационного законопроекта о передаче прав на конфиденциальную информацию, в частности, статьи 4, 5 и 6. Ошибочной представляется доминирующая точка зрения о том, что объектом экономического оборота, объектом гражданского права может выступать лишь та информация, которая обладает свойствами монопольной принадлежности какому-либо лицу, а открытые сведения не могут составлять предмет гражданско-правового предоставления, поскольку якобы в подобном случае предметом предоставления являются не сведения, а права на их использование.39 Ошибочность заключается в том, что информация имеет смысл и ценность не только в силу её неизвестности каким-либо лицам, лишенным права беспрепятственно получать определённую информацию (например, коммерческую тайну), но и, в том числе, в силу её неизвестности лицам, имеющим в принципе возможность получения информации непосредственно, но использующих услуги информационных посредников. Объектом гражданско-правовых предоставлений может быть и открытая информация, уже известная получающему субъекту – иначе нам пришлось признавать сделки по повторному предоставлению одних и тех же сведений недействительными, подрывая гражданско-правовой оборот (например, получая по телефону платную справку о киноафише на завтрашний день, мы не можем отказаться от уплаты цены предоставления информации со ссылкой на то, что эта информация нам уже известна). Отрицая оборотоспособность открытой информации, мы идём вразрез не только с существующими реалиями предоставления доступа к информации посредством деятельности специализированных игроков на информационном рынке – конент-провайдеров, но и со здравым смыслом. Так, скажем, вполне возможно получить сведения (открытые сведения) о колебании курса акций компании «Газпром» на московских биржах, проживая в Санкт-Петербурге, приобретя билет на авиационный рейс Санкт-Петербург – Москва и лично побывать на всех соответствующих торговых площадках, но гораздо дешевле, быстрее и удобнее воспользоваться различными справочными службами, некоторые из которых предоставляют своим клиентам такие сведения на возмездной основе. Тенденции последнего времени в приведённом нами примере состоят в том, что такую информацию можно получить и посредством мобильной связи (так называемые «Услуги SIM-меню»). Услуги по предоставлению открытых сведений являются гражданско-правовыми и имеют своим предметом информацию, в получении которой заинтересован тот или иной субъект.

Далее, предметом обязательств может выступать не только существующая информация, но и такая информация, которой у предоставляющего субъекта на момент заключения сделки нет. В случае необходимости сторона, предоставляющая информацию, может взять на себя обязанность подобрать и отсутствующие у нее пока данные.40 При этом необходимо понимать, что поход к обязательству исключительно как к явлению, затрагивающему материальные представления,41 явно устарел. Строго говоря, поскольку образовательные услуги существовали на протяжении многих тысячелетий, а семейное право издревле составляло подотрасль права гражданского, он даже не устарел, а изначально не соответствовал действительности. В связи с этим представляется правильным подход российского законодателя в статье 307 ГК РФ, где обязательства не сводятся исключительно к материальным предоставлениям.

Следует отметить, что Информационный закон и ГК РФ практически не регулируют гражданско-правовой оборот информации. Такое положение призван исправить Информационный законопроект, который выходит за рамки публично-правового регулирования, и в большей степени ориентирован на гражданское законодательство, нежели на административное. Однако это не означает, что информация с принятием законопроекта перестанет быть объектом права публичного: ведь денежные средства, несмотря на регламентацию в ГК РФ, не перестают быть самостоятельной категорией в финансовом праве. Поэтому опасения и безосновательная критика со стороны некоторых юристов, считающих, что законопроект первоочередное внимание уделяет не информационным ресурсам и доступу к ним, а раскрытию механизма передачи информации как объекта гражданских прав другому лицу.42

Подводя итоги настоящего параграфа, выделим основные пункты:

  • Во-первых, информация – понятие многоаспектное, объект различных форм человеческого сознания и деятельности, в том числе естественных наук, философии и права.

  • Во-вторых, информация как объект познания определяется по трём параметрам: синтаксическому (количество), логико-семантическому (качество), прагматическому (ценность) при наличии определённой системы кодирования сведений.

  • В-третьих, информация и знания – понятия нетождественные, информация является не свойством субъекта (человека), внешним по отношению к нему благом.

  • В-четвёртых, в законодательстве и в доктрине права рассматриваются различные определения и перечни свойств информации как объекта права.

  • В-пятых, автором настоящей работы предлагается иной, самостоятельно разработанный перечень свойств информации как объекта гражданского права, состоящий из общих свойств объектов гражданского права и особенных свойств информации. В результате предлагается следующее определение: особое внешнее по отношению к субъекту гражданского права объективно существующее нематериальное благо – сведения, измеримые с точки зрения количества, качества и ценности, существующие в той или иной форме выражения с помощью определённой системы кодирования, способное удовлетворять интересы этого субъекта и быть объектом гражданско-правовых предоставлений, за исключением случаев, установленных законом или в определённом законом порядке.

  • Информация классифицируется на общедоступную и ограниченно доступную, причём объектом гражданско-правовых предоставлений могут быть обе категории, за исключением определённых в законном порядке случаев. Сведения могут составлять предмет гражданско-правового предоставления, даже если у предоставляющего субъекта на момент заключения их ещё сделки нет (соглашения в отношении будущего объекта).




оставить комментарий
страница1/5
Дата03.10.2011
Размер1.06 Mb.
ТипРассказ, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх