Ю. М. Трофимова (отв ред.), К. Б. Свойкин (отв секретарь), Ю. К. Воробьев, А. Н. Злобин, В. П. Фурманова, И. А. Анашкина, И. В. Седина icon

Ю. М. Трофимова (отв ред.), К. Б. Свойкин (отв секретарь), Ю. К. Воробьев, А. Н. Злобин, В. П. Фурманова, И. А. Анашкина, И. В. Седина



Смотрите также:
Ю. М. Трофимова (отв ред.), К. Б. Свойкин (отв секретарь), Ю. К. Воробьев, А. Н. Злобин, В. П...
Ю. М. Трофимова (отв ред.), К. Б. Свойкин (отв секретарь), Ю. К. Воробьев, А. Н. Злобин, В. П...
Ю. М. Трофимова (отв ред.), К. Б. Свойкин (отв секретарь), Ю. К. Воробьев, А. Н. Злобин, В. П...
Ю. М. Трофимова (отв ред.), К. Б. Свойкин (отв секретарь), Ю. К. Воробьев, А. Н. Злобин, В. П...
Ю. М. Трофимова (отв ред.), К. Б. Свойкин (отв секретарь), Ю. К. Воробьев, А. Н. Злобин, В. П...
-
Современная геополитическая ситуация на северном кавказе: проблемы региональной геостратегии...
А. М. Асхабов (отв редактор), А. И. Таскаев (зам отв редактора), Н. В. Ладанова (отв секретарь)...
В. А. Рычков (отв редактор), Э. М. Агаджанов, Н. В. Хмельницкая, Д. А. Любвин (отв секретарь)...
Программы по экологическим дисциплинам. Редкол.: Дмитриева В. Т. (отв ред.), Воробьев А. Н....
Война и общество в ХХ веке: в 3 кн. / Рук проекта и сост. О. А. Ржешевский. М.: Наука, 2008. Кн...
А. В. Карпов (отв ред.), Л. Ю. Субботина (зам отв ред.), А. Л. Журавлев, М. М. Кашапов, Н. В...



страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16
вернуться в начало
скачать
^

Список указанной литературы:


  1. Колшанский Г.В. Коммуникативная функция и структура языка. М.: Высшая школа, 1984. С. 26.

  2. Шевченко Т.А. Невербальные движения и их использование в практике преподавания интонации иностранного языка // Просодия устного текста. Сб. науч. тр. МГИИЯ им. М. Тореза. Вып. 298. М., 1987. С. 111.



Жираткова Ж. В.

^

Тест как форма контроля знаний учащихся в процессе обучения


иностранным языкам


Социально-экономические преобразования в Российской Федерации оказали влияние на все стороны общественной жизни, в том числе и на систему образования в целом. В области обучения иностранным языкам происходит смена программного обеспечения. Преподаватели иностранных языков получили возможность выбора учебных программ и пособий. При этом постоянным остается вопрос о качестве знаний учащихся. В публикациях последних лет все чаще затрагиваются вопросы контроля навыков и умений в различных видах речевой деятельности. Стоит отметить, что контроль при обучении иностранному языку является одним из инструментов управления процессом учения.

Коммуникативный подход к обучению иностранному языку, получивший широкое распространение в современной школе, требует разработки качественной оперативной и одновременно объективной системы контроля. Вот почему в преподавании иностранных языков в последнее время все более широкое распространение получили разного рода тесты, используемые для контроля знаний, навыков и умений обучаемых. Во-первых, интерес к тестированию объясняется тем, что помимо своей основной функции контроля, оно может служить и средством диагностики трудностей языкового материала для обучаемых, мерой определения эффекта процесса обучения и способом прогнозирования успешности или не успешности процесса обучения. Во-вторых, тесты обладают безусловным преимуществом по сравнению с другими формами контроля: тест позволяет преподавателю работать одновременно с большим количеством обучаемых. Результаты его выполнения устанавливаются быстро и просто. А в–третьих, это возможность его проведения на любом занятии, при создании равных условий для всех (одно и тоже время, одинаковый объем и сложность материала).

Таким образом, достоинством теста является его полифункциональность.

Обучающий характер теста не является его самоцелью. Тест позволяет выявить погрешности в методике преподавания иностранных языков, совершенствовать этот процесс, заменять малоэффективные способы и методы обучения на более эффективные. Цель всякого теста – получение достоверной информации о знаниях учащихся на определенном этапе процесса обучения.

По своему характеру тестовые задания относятся к проблемным ситуациям. Задача тестируемого заключается в решении конкретной проблемной ситуации. Поэтому тесты должны характеризоваться всеми признаками проблемных ситуаций: жизненностью, трудностью решения, возможностью формирования проблем и гипотез, динамичностью и завершением в виде какого-либо решения (Оконь, 1968: 55). В процессе выполнения тестовых заданий обучаемый выполняет целый ряд мыслительных операций над языковым материалом. К этим операциям относятся: выделение и идентификация объекта; сопоставление объектов (поиск сходства или различия); расположение по заданному порядку; трансформация; обобщение; исправление; завершение (поиск недостающего элемента) и т.д. Предпосылкой выполнения данных операций является знание учащимися смыслового и функционального содержания языковых единиц и их отношений в составе задачи.

Наиболее частыми техническими приемами, отражающими эти вербальные операции являются: 1. множественный выбор; 2. двойной выбор; 3. завершение; 4. сопоставление; 5. трансформация; 6. исправление; 7. действия с группировками; 8. расположение по порядку и т.д.

Характер заданий в немалой степени зависит от объекта тестирования. В качестве объекта тестирования выбираются либо элементы языка, либо речевая деятельность. Первый подход реализуется в тестах по грамматике или лексике. С этой целью обычно используются промежуточные тесты по окончанию работы над циклом учебника или темой. Второй – в тестах по различным видам речевой деятельности: аудированию, устной речи, чтению, письму, переводу.

Тестировать речь – это, значит, брать за основу выполнения задания те внеязыковые отношения, которые заложены в конкретном речевом высказывании. В условиях коммуникативного обучения иностранным языкам наиболее целесообразным представляется комплексный подход к тестированию. В ходе, которого учащиеся должны продемонстрировать свои умения и навыки использования языковых (грамматических, лексических, фонетических) и лингвострановедческих знаний во всех видах речевой деятельности (говорении, чтении, аудировании, письме). При этом тест рассматривается как форма контрольно-тренировочного задания, предназначенная для диагностики уровня знаний учащихся и характеризуется следующими чертами:

  • тщательностью подготовки в соответствии с определенными разработанными правилами;

  • предварительной экспериментальной проверкой и специальной процедурой для улучшения редакции теста;

  • наличием особых характеристик эффективности, позволяющих судить о возможности использования данного теста;

  • наличием эталона, простотой сравнения с ним;

  • строгой регламентацией процедуры тестирования;

  • независимостью оценки результатов по тесту от личных суждений проверяющего тест;

  • возможностью количественного учета и статистической обработки результатов тестирования.

При этом основное отличие теста от традиционной контрольной работы состоит в том, что он всегда предполагает измерение. Поэтому оценка, выставляемая по итогам тестирования, отличается большей объективностью и независимостью от возможного субъективизма преподавателя, не всегда свободного от его личных симпатий или антипатий по отношению к тому или иному учащемуся.

Большинство учебно-методических комплектов по иностранным языкам, издаваемым за рубежом, а с недавнего времени и в России, снабжены тестами, которые используются в качестве приема для совершенствования учебного процесса и мотивации обучаемых. При этом тест должен иметь такой вид и содержать такой материал, который мог бы вызвать интерес и доверие учащихся к изучению и овладению иностранным языком. Но, как правило, они нацелены на выявление того, в какой степени учащиеся овладели тем или иным языковым материалом и проводятся в конце каждого раздела. Такие тесты реализуют промежуточный контроль. С другой стороны, необходимо также иметь и итоговые тесты, проводимые в конце каждого учебного года, для оценки знаний учащихся и их достижений в овладении иностранным языком (Гузеев, 1998: 29).

Таким образом, тест является наиболее надежным средством контроля знаний, навыков и умений учащихся в современной методике преподавания иностранных языков.

Список указанной литературы:

  1. Гузеев В. В. Оценка, рейтинг, тест. М.: Школа техники, 1998. 40 с.

  2. Оконь В. Основы проблемного обучения. М.: Педагогика, 1968. 70 с.

3. Поляков О. Г. О некоторых проблемах использования тестов как одного из средств контроля обученности школьников иностранному языку // Иностранные языки в школе. 1994. № 2. С. 15-21.

4. Раппопорт И. А. Тесты в обучении иностранным языкам: итоги двенадцатилетнего эксперимента / И. А. Раппопорт, Р. Сельг, И. Соттер // Иностранные языки в школе. 1989. № 6. С. 19-24.

5. Фоломкина С. К. Тестирование в обучении иностранному языку // Иностранные языки в школе. 1986. № 2. С. 16-20.


Жираткова Ж.В.


Разновидности коммуникативных методов обучения

иностранным языкам


В настоящее время обучение иностранным языкам по «старой схеме» все еще имеющей место в современной системе образования, требует введения в методику обучения элементов, способствующих не только усвоению языкового материала обучающихся, но и получению страноведческих и культурологических знаний, т.е. информацию о стране, язык которой изучается (культура, наука, искусство, спорт, обряды, традиции и т.д.) (Фурманова, 1994: 17). Это вызвано прямыми, межличностными контактами людей в современном динамическом мире. Например, в США, кроме имевших ранее в системе образования традиционных методов обучения иностранному языку, разрабатываются и практикуются еще ряд новых методов преподавания иностранных языков. Американский ученый Дан Б. Чопик, раскрывает назначение данных методов.

^ 1. «Разговорный метод» – он основан на усвоении учащимися ряда монологов учителя. После того, как учащиеся уже достаточно ознакомились с иностранными словами и фразами, им разрешается посмотреть как эти слова и выражения пишутся на иностранном языке. Возникает ряд вопросов: как происходит «ознакомление» учащихся с иностранными словами? Ознакомление не только со звучащей оболочкой, т.е. с цепочкой звуков, отличной от родного языка, но и с содержательной стороной слова, т.е. со значением. Как постигается значение? Это самый важный вопрос, ибо звучащая материя воспринимается на слух, а графологическая цепочка зрением.

Существуют различные способы раскрытия значения: 1) иллюстративный (рисунок), 2) демонстративный (указать на предмет, называя его иностранным словом), 3) назывной – дается перевод слова на родном языке, 4) метод «догадки». Данный метод не исключает понимания слова языка, ибо значение требует понимания. Слово языка – есть сумма звучания и значения, значения лексического или грамматического. А понимание – является психической (внутренней) деятельностью человека. Понимание, как было уже отмечено выше, достигается через: иллюстрацию, демонстрацию, название и догадку. Предпочтение выбора того или иного фактора зависит от состава учащихся, целей обучения, языкового материала, личности учителя и т.д. Однако наиболее экономичным и действенным является «назывной», т.е. «переводной» метод.

Таким образом, «разговорный» метод – совсем не разговорный по методам ведения, но разговорный по методам закрепления и выходу в коммуникацию – устная форма общения на базе письменной.

^ 2. Психологический метод – сходен с разговорным. Новшеством в данном методе являются ассоциативные связи между словом и конкретным предметом. Достижение этих связей происходит посредством иллюстрации материалов, игрушек, картин, таблиц, диаграмм, плакатов, карикатур, мимики и жестов.

^ 3. Метод цепной реакции – основан на описании действий в их последовательности и хронологическом порядке. Например, излагая процесс мойки автомобиля, проводится поэтапно весь этот процесс:

берем ведро;

наполняем ведро холодной водой;

добавляем теплой воды и мыла (моющего средства);

берем тряпку и моем машину;

вытираем машину насухо;

натираем машину воском;

чистим машину до блеска.

^ 4. Фонетический метод – предлагает сосредоточиться на начальных стадиях изучения иностранного языка на фонетических символах слов, а потом, расширяя их до фраз (выражений), подвести их к общению через диалоги и рассказы (сообщения). Грамматика изучается постепенно.

^ 5. Чтение как метод изучения иностранного языка – для подготовки к общению рекомендуются следующие последовательные этапы:

слушание;

понимание;

разговорная речь;

чтение;

письмо.

Для усиления эффекта структура иностранного языка объясняется на родном языке. Главное внимание сосредоточено на чтении. Различают пять основных видов чтения: изучающее чтение, просмотровое, поисковое, ознакомительное и ораторское. Помимо видов чтение имеет две формы: оно осуществляется про себя (внутреннее чтение) и вслух (внешнее чтение). Чтение про себя – основная форма чтения – имеет целью извлечение информации, оно «монологично», совершается наедине с собой; чтение вслух – вторичная форма, оно «диалогично», его назначение в основном в передаче информации другому лицу.

^ 6. Аудио-разговорный метод – разделяет изучение языка на две стадии:

– заучивание диалогов и их демонстрирование с партнером;

– заучивание грамматических правил с дальнейшим выполнением домашних заданий.

Наиболее характерным в настоящее время является именно данный метод в силу широкого применения аудио-визуальных технических средств в процессе преподавания иностранного языка. Этот метод эффективен и потому, что объединяет практически все человеческие средства восприятия материи языковых элементов и их идеальной стороны, т.е. значения, поскольку язык – есть звучание на слух и значение. Звучание восприятия всегда требует понимания, а значение есть основа развития всех сопутствующих методов изучения иностранного языка. Однако значение также требует понимания. Поэтому и аудио-разговорный метод не может отрешиться от заучивания грамматических правил. Однако, их закрепление особенно эффективно путем использования данного метода, поскольку освоение и дальнейшее употребление усвоенного языкового материала обеспечивается не только вербальными средствами (логическое мышление), но и большим объемом так называемых семиотических искусств (кинематика, пластика, цвет, костюм, ритмо и формообразующие элементы) плюс зрительная, слуховая и моторная виды памяти.

^ 7. Метод полного погружения в изучаемый язык. Данный метод эффективен, так как он предполагает нахождение обучающихся в обстановке иноязычного говорения по нескольку часов в день и в течение нескольких лет. Но такой путь усвоения языка долог и неэкономичен, не говоря уже о том, что школы не располагают возможностью проводить такого рода работу.

^ 8. Лингво-кинематический метод – основан на соединении его с движениями и жестами тела для объяснения новых слов и выражений.

9. Натуральный метод С. Крашена. Общим для последних трех методов обучения иностранным языкам является понимание, что сознательное усвоение языка сопровождается подсознательным его восприятием. Впервые вопрос о том, как и где, происходит усвоение и хранение языкового материала, был поставлен в работах младограмматиков. Соотношение коры и подкорки человеческого мозга. В подкорке языковые данные существуют в виде аморфных сцеплений, откуда они поступают в кору головного мозга. «Подсознательное усвоение» языка – есть не что иное, как наполнение подкорки. Существуют и разрабатываются средства и пути активного «наполнения» подкорки.


Список указанной литературы:

1. Дан Б. Чопик. Методология изучения иностранного языка в школах и высших учебных заведениях Америки. М., 1994. 36 с.

2. Фурманова В.П. Межкультурная коммуникация и культурно-языковая прагматика в теории и практике преподавания иностранных языков. М., 1994. 58 с.


Киушкина О.М., Русакова Е.Г.

Межкультурная коммуникация и изучение иностранного языка


В настоящее время среди педагогов-практиков непосредственно вовлеченных в процесс обучения иностранным языком вряд ли найдется тот, кто возражал бы против включения в изучение иностранного языка так называемого «культурного аспекта». Педагоги понимают, что для хорошего владения иностранным языком необходимо не только усвоения самой структуры языка, но и многое другое, в частности ознакомления с обычаями, привычками, чертами национального характера, этикетом, реалиями всех сторон жизни данной страны. Другими словами, педагоги должны объяснить в чем состоят особенности страны и нации ее населяющей, обращая особое внимание обучающихся, что общаясь с иностранцем нельзя забывать о несходстве культур (в самом широком понимании этого слова), чтобы своими словами нечаянно не удивить или даже обидеть собеседника. «Чем лучше человек владеет языком, тем более высокие требования предъявляются к знанию местной культуры: предполагается, что бегло общающийся на языке знает, что и когда уместно говорить,» подчеркивает в своей книге Линн Виссон (Виссон, 2000143), преподаватель иностранных языков с многолетним стажем (она преподавала русский язык в Колумбийском и других университетах, ныне она работает в должности главного синхрониста-переводчика ООН). Умению общаться американцы придают огромное значение, поскольку они убеждены в том, что от этого умения, от их знаний правил вербального и невербального поведения во многом зависит то, насколько хорошо они будут жить, так как их способность произвести самое выгодное впечатление в коммуникации будет способствовать продвижению по службе (например, яркая речь младшего клерка в честь президента фирмы на ежегодном обеде для сотрудников может самым благоприятным образом повлиять на карьеру этого клерка). Поэтому вопросы КТО говорит ЧТО в КАКОЙ СИТУАЦИИ являются ключевыми во всех учебниках по речевой коммуникации (речь идет не о научных работах общего характера по данному вопросу, а именно о практических учебниках для американцев, построенных по определенной схеме: сначала теоретический материал, затем конкретные практические упражнения, построенные с учетом правил вербального и невербального поведения). Значительное место в таких учебниках отводится упражнениям, при выполнении которых обучающийся усваивает то, как поддержать коммуникацию, как слушать того или иного собеседника, как начать коммуникацию в разных ситуациях и т. д.

Однако для успешного общения с американцами мало изучить правила о которых речь шла выше, необходимо понять особенности американского мышления. Чтобы лучше понять в чем эти особенности обратимся к их истории. Американское мышление начало формироваться во время первых колониальных поселений в Новом Свете. В условиях освоения новых земель, необходимости выживания нельзя было падать духом. «Нет проблем» - выражение, придуманное американцами. We shall overcome – девиз американцев. В 1950 американский священник Норманн Винсент Пил пишет книгу «Сила позитивного мышления». В то время книгой зачитывались миллионы. Основная идея книги: «Если вы мыслите позитивно, все сложится удачно». Помните, что говорила Скарлетт О’Хара в самых тяжелых ситуациях: Tomorrow is another day («завтра будет новый день»), то есть проблемы сегодняшнего дня останутся в дне вчерашнем. Другими словами, наступит «happy end». Этот менталитет находит отражение и в правилах общения, и если его учитывать, многие особенности национального поведения начинают выглядеть вполне закономерно. К примеру, на вопрос «How are you?» есть единственный правильный ответ: Fine, thanks. Без вариантов. Сравните с наиболее часто употребляемыми русскими: «Нормально». «Неплохо». «Хорошо». Если произошли какие-то катастрофы в жизни, то о них рассказывают (конечно, если собеседник расположен вас слушать) после. Редко вы услышите от американца сочувственные речи в духе «Бедный, как не повезло, какая судьба». Столь свойственное русским сострадание может быть воспринято как оскорбительная жалость. Хотя в некоторых случаях можно услышать: «Oh, you poor thing…» («Ой ты, бедняжка»), но за этим незамедлительно следует поправка: «Oh, but I am sure it will be fine» – то есть, какая бы ни была проблема, я уверен, что все сложится удачно. Вообще слово «фатализм» имеет негативный оттенок в английском, и такие выражения, как «обижен судьбой», не встречаются в английском языке. Исходя из этой особенности американского мышления и выстраивается общение. Примечательно, как по-разному себя ведут и что говорят русские и американцы в сходных жизненных ситуациях. Увидев человека, упавшего на улице, американец спросит: «Are you all right?», русский поинтересуется: «Вам плохо?». У нас «жертвы» (victims) происшествия, у них «выжившие» (survivors) воспринимаются как герои. У нас «Не болейте», у них «Stay well» («оставайтесь здоровыми»). Мы обсуждаем проблемы. Они обсуждают вопросы (issues, items on the agenda).

Выражение «Время – деньги» также имеет американское происхождение. Американцы обычно не любят долгих вступлений и предпочитают сразу переходить к сути вопроса, особенно если это телефонный разговор. Поэтому после приветствия ожидается услышать причину звонка. В России же принято поговорить на общие темы, прежде чем перейти к делу. Но американцев часто удивляет русская привычка быстро обрывать разговор и вешать трубку. Телефонный этикет в Америке обычно предполагает плавное завершение беседы, подтверждение достигнутых соглашений и стандартные заключительные ремарки: «Its been great talking to you. See you later». («Было приятно пообщаться. Увидимся позже»). Кстати, пожелание встретиться не нужно воспринимать буквально, даже если собеседник говорит: «We must meet some day». (Мы должны как-нибудь встретиться). Это дань вежливости и не более.

Русские слова, которые чаще всего заучивают американцы – это «Спасибо» и «Пожалуйста». И дело не в том, что они гораздо вежливее, чем мы. В русском языке благодарность можно выразить интонацией, окончанием. В английском же постоянно используются «please» и «thank you». Но в некоторых ситуациях американская вежливость вводит в заблуждение некоторых русских. К примеру, просьбу выполнить какое-нибудь поручение, исходящую от руководства в вежливо-непринужденной форме, следует выполнять как указание к действию.

В русской речи иногда присутствуют предложения, которые на взгляд американцев звучат очень резко. Такие заявления, как «You are wrong» («Вы не правы»), могут оскорбить собеседника. Это может быть понято как «You are telling lies» («Вы говорите неправду»). Поэтому лучше сказать: «I do not think I can agree with this/I cannot absolutely agree with this» («Едва ли я могу согласиться с вами» / «Я не полностью согласен с вами»).

Разговаривая с американцем, не следует обсуждать состояние своего здоровья или пускаться в расспросы о состоянии здоровья собеседника, конечно, если вы не навещаете друга в больнице. То, что нам кажется проявлением заботы, сочувствия и внимания, может быть расценено как вмешательство в личную жизнь, бестактность. Другими словами, здоровый интерес к здоровью собеседника должен иметь некую причину, предысторию, обоснование. Если у говорящего необычный голос, то можно спросить, что с ним и как он себя чувствует, но обсуждать ни с того ни с сего свое давление, влияние магнитной бури (не многие американцы знают, что это такое) на ваше самочувствие, а уж тем более проблемы с почками, печенью и т. д. не принято. Заработные платы и гонорары также не обсуждаются. Вообще табу наложено на все вопросы, связанные с личной финансовой информацией. Размер собственности, заработной платы… эти вопросы могут исходить от налогового инспектора, но не от друзей или знакомых.

Список примеров, касающихся разных сторон жизни американцев, можно продолжать до бесконечности, однако и вышеприведенных пример ов достаточно, чтобы показывать, насколько важным является включение «культурного аспекта» в изучение иностранных языков особенно в наши дни, когда быстро развиваются и укрепляются международные связи. С одной стороны, интенсивность, например, делового общения в современном мире приводит к «размыванию» национальных границ, формированию единых форм и правил. Но, с другой стороны, в международный бизнес включается все больше людей, часто не обладающих опытом международного общения, воспитанных в ценностях, обычаях и традициях, имеющих национальную основу. Ученые и исследователи изучающие этот процесс склонны отводить национальным особенностям одно из центральных мест в международном общении и, в частности, на переговорах, составляющих основу этого общения. Они подчеркивают, что трудности на переговорах часто возникают в связи с различиями в ожиданиях, которые обусловлены именно различиями культур.

Список указанной литературы.

1. Л. Виссон «Русские проблемы в английской речи. Слова и фразы в контексте двух культур», М. Академия, 2000. 230 с.


^ Мусалева Н.В.

Контрастивный подход в процессе обучения

немецкому произношению


Обучение произношению имеет большое значение, так как его эффективностью в значительной мере определяется успех в овладении устной речью. Известно, что большие отклонения от норм произношения ведут к непонятности речи, вызывают нарушения процесса устного обмена мыслями.

В отношении развития слухо – произносительных навыков существует две концепции. Согласно одной следует опираться на навыки родного языка. Сторонники второй не рекомендуют пользоваться навыками родной речи в процессе овладения другим языком. Мы исходим из сопоставления фонетики родного языка с фонетикой изучаемого языка.Обучающий иностранному языку всегда имеет дело не с одним языком, а с двумя: с тем, которому он обучается, и родным языком обучаемого. Этот подход называется «сопоставительным», а фонетика определяется как контрастивная (Величкова, 1989).

Объектом данного сравнительного изучения фонетики становится не столько сходство языков, сколько их различия. Родной язык активно взаимодействует со вновь возникающей системой артикуляционных движений и звуковых представлений. Это взаимодействие и служит источником явления интерференции. Под интерференцией понимают процесс наложения двух навыков и отклонения от нормы одного или каждого из контактирующих языков, перенос навыков родного языка в новую систему. Следствием интерференции является так называемый акцент, т.е. подчинение чужой фонетике, фонологическим навыкам родного языка.

Исследования отрицательного влияния навыков родного языка в процессе формирования новых навыков помогают понять природу многих орфоэпических, грамматических и лексико – семантических ошибок и имеет важное значение при разработке основ обучения немецкому языку, особенно в национальных школах.

Однако не следует отрицать в отдельных случаях и положительного влияния родного языка. Опыт преподавания и изучения общих закономерностей в различных языках свидетельствует о случаях положительного переноса навыков в процессе усвоения сходного лингвистического материала. Как и всё в языке, фонетика подчинена определенным законам, которые действуют в пределах определенного языка. Каждый язык обладает фонетическими особенностями, свойственными только данному языку. Некоторые фонетические законы специфичны для группы родственных языков. Принцип учета родного языка предусматривает, чтобы при обучении произношению было обращено внимание на некоторые фонетические особенности родного языка, чтобы устранить причину и ошибки в немецком произношении, возникающие из – за интерферирующего влияния родного языка.

В школе трудно добиться правильного, близкого к речи носителя языка произношения. Здесь критерием нормативности выступает так называемая интеллигибельность речи. Имеется в виду её понимаемость. Если учащийся, пользуясь речью, достигает взаимопонимания, следовательно, он владеет в основном немецким произношением. Неправильно автоматизированные произносительные навыки исправить гораздо труднее, чем усвоить новые.

При развитии слухо – произносительных навыков следует опираться на коммуникативную направленность обучения иностранным языкам. Обучение произношению не должно быть самоцелью, а должно быть подчинено нуждам речи (Хицко, 2004). Ситуативно – тематическая обусловленность фонетического материала, сочетание аналитического и имитативного путей обучения произношению, использование наглядности, индивидуального подхода являются предпосылками прочности усвоения немецкого произношения.

Достаточный уровень развития слухо – произносительных навыков у обучаемых является непременным условием успешного формирования разных видов речевой деятельности.


Список указанной литературы:

1. Величкова Л.В. Контрастивно-фонологический анализ и обучение иноязычному произношению. Воронеж, Изд-во Воронежского ун-та, 1989.

2. Хицко Л.И. Практическая фонетика немецкого языка. Учебник. Изд – во 2 –е испр. и дополн. М.: НВИ – Тезаурус, 2004. 377 с.

Пахмутова Е.Д.


Формирование информационной культуры студента


Новые информационные технологии приобретают иное звучание в контексте «преподавания иностранных языков». При этом речь идет о качестве новых средств обучения, которые способны создать многочисленные возможности для мотивированной, дифференцированной и творческой учебной деятельности в неязыковом вузе. Поэтому, очень важно сформировать у студента потребность и готовность к непрерывному образованию, навыки самостоятельного приобретения знаний, умения «встраивать» их в систему уже усвоенных и применяемых в практической деятельности.

Таким образом, чтобы научить человека мыслить самостоятельно, необходимо сместить приоритеты в обучении в пользу подготовки человека к самообразованию. При такой организации образования грамотность перерастает в культуру, становится формой освоения действительности, что приводит к выделению такого понятия как «информационная культура».

Понятие информационной культуры возникло совсем недавно, и потому в исследованиях, связанных так или иначе с его обоснованием, рассматриваются отдельные аспекты. Одни ученые считают, что информационная культура – это совокупность знаний об основных методах представления знаний вместе с умением применять их на практике для решения и постановки содержательных задач (Милитарев, Яглом, 1990: 43-44). В целом, это культура обращения со знаниями, данными и информацией.

В.З. Коган и В.А. Уханов дают следующее определение: информационная культура есть «единство информационных способностей и творческой информационной деятельности, реализованных в информационном взаимодействии субъектов в процессе создания, хранения, преобразования, трансляции, восприятия и использования информации в обществе» (Коган, Уханов, 1991: 136).

Н.М. Розенберг выделяет следующий перечень компонентов информационной культуры (Розенберг, 1991: 35):

  1. общеучебную культуру – комплекс взаимосвязанных общеучебных знаний и умений для успешного усвоения других предметных знаний и умений;

  2. культуру диалога, который является не только важным фактором человеческого общения, но и центральной частью компьютерной культуры;

  3. «компьютерную культуру», под которой понимается психологическая и профессиональная готовность обучающихся в работах с использованием новых информационных технологий.

Переосмысление концепции культурного языкового пространства является основанием для определения информационной культуры студента применительно к обучению иностранным языкам.

В процессе использования компьютерных телекоммуникаций студент должен обладать информационной культурой, которая включает компьютерную, общеучебную и интерактивную культуру. Компьютерная культура нацелена на получение дополнительной информации по определенной теме, ее хранение, обработку и передачу. Студент должен уметь использовать новые информационные технологии, в частности, Интернет, электронную почту для усвоения различного рода знаний (языковых, культуроведческих и т.д.). Общеучебная культура предполагает комплекс общеучебных знаний и умений по овладению предметом «иностранный язык». В процессе обучения студент принимает активное участие в организации своей учебной деятельности. Интерактивная культура предусматривает взаимодействие обучающихся в режиме «студент-компьютер-преподаватель», «студент-компьютер-группа», «студент-компьютер-студент» с использованием языка для получения и понимания аутентичных сообщений.

Таким образом, при использовании компьютерных телекоммуникаций необходима психологическая готовность студентов, то есть снятие психологических барьеров в использовании новых информационных технологий; языковая готовность, которая предполагает степень практического владения иностранным языком для получения информации; коммуникативная готовность для чтения текстов с охватом общего содержания и взаимодействия с представителями другой культуры.

Компьютерная культура связана с развитием медийной компетенции, которая способствует умению самостоятельно вести поиск, отбирать, обрабатывать, оценивать информацию. Понятие «медийной компетенции», которое в последнее время находится в центре внимания, открывает новую перспективу для интеграции компьютерных телекоммуникаций в процесс обучения. На сегодняшний день под медийной компетенцией, как правило, понимается ключевая квалификация для участия в обществе информации и знаний, то есть, в этом контексте медийная компетенция нередко низводится до своего рода «водительских прав на компьютер и Интернет». Однако, если серьезно разобраться в задачах, вытекающих из общественных преобразований, то предоставляется логичным говорить о формировании медийной компетенции в контексте новой культуры обучения и учения.

Медийная компетенция часто называется новой культурной технологией и представляет интерес потому, что указывает на связь между культурой и техникой, которая еще не стала предметом, заслуживающим особого внимания в образовании. Если понятие «культурной технологии» указывает на использование технических средств и применение методических технологий, то медийная компетенция нацелена на критические и аналитические способности. Наряду с понятием «медийная компетенция» представляется важным рассмотреть и такие виды компетенций как когнитивная, конструктивная и интерактивная.

Общеучебная культура находит свое практическое решение в развитии когнитивной компетенции – это способность получения информации с использованием иностранного языка как средства познания, кодирования и декодирования информации.

Интерактивная компетенция предполагает взаимодействие обучающихся в различных режимах «студент-компьютер-преподаватель», «студент-компьютер-группа», «студент-компьютер-студент», направленное на решение поставленной проблемы и корректировки собственных языковых ошибок.

Таким образом, компьютерные телекоммуникации способствуют формированию информационной культуры личности, которая предполагает высокую организацию субъекта, имеющего в своем арсенале мотивы творчества, стремление повышать свой общекультурный, общеобразовательный и профессиональный кругозор, развивать умения и навыки интерактивного взаимодействия в электронной среде.


Список указанной литературы

  1. Милитарев В.Ю., Яглом И.М. Информационная культура эпохи НТР / Информатика и культура // Сб. научных трудов, Новосибирск, 1990. – 232 с.

  2. Коган В.З., Уханов В.А. Человек: информация, потребность, деятельность. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1991. 191 с.

  3. Розенберг Н.М. Информационная культура в содержании общего образования // Советская педагогика. 1991. № 3. С. 33-38.



Шамина Н. В.


Обучение чтению и анализ текста: соотношение

лингвистического и экстралингвистического факторов

Лингвистика текста, как отрасль лингвистики, получившая четкое оформление в течение последних нескольких десятков лет, в первую очередь благодаря трудам Пражского лингвистического кружка, включила в себя и по-новому осмыслила лингвистические явления и элементы, которые изучались лингвистической наукой до нее. В частности, по-новому, на уровне лингвистики текста используются различные виды лингвистического анализа, которые являются одним из самых важных факторов при обучении чтению. Правильно, на научно-методическом уровне применяемые виды анализа обладают большой обучающей силой. Вторым фактором, имеющим важное значение при обучении чтению научной литературы, является учебный перевод, тесно связанный с анализом текста.

В монографии «Лингвистика текста и обучение чтению английской научной литературы» Л. И. Зильберман пишет: «Чтение – акт коммуникации между автором письменного текста и его читателями. Понимание текста предполагает идентичность выводов, сделанных читателем – получателем информации, с замыслом автора – отправителя информации, причем коммуникативный акт будет иметь место только тогда, когда понимание будет включать и одинаковую интерпретацию эксплицитно не выраженных, но имплицитно содержащихся в тексте единиц значения» (Зильберман, 1988: 8). С. К. Фоломкина следующим образом определяет сущность понимания: «Понимание читаемого – цель и реализация коммуникации при чтении – предполагает реконструкцию смыслового замысла автора» (Фоломкина, 1974 : 17). Е. Ф. Тарасов отмечает, что чтение представляет собой процесс интерпретации текста, основной чертой которого является «анализ некоторого процесса по результату», т. е. процесса коммуникации по тексту. Интерпретация текста, по мнению Е. Ф. Тарасова, это восстановление по тексту структуры общения – реального коммуникативного акта. И далее он пишет: «Лингвист явным или неявным образом восстанавливает с необходимой (и возможной) степенью полноты структуру коммуникативного акта, создавая экстралингвистический контекст для однозначного понимания текста» (Тарасов, 1974: 100). Эта особенность любого текста, а тем более, научного, должна играть большую роль в процессе обучения чтению, который обязательно включает и экстралингвистические факторы – знание и глубокое и понимание описываемого в тексте предмета, его информативного содержания.

Чтение, в том числе и учебное, не может ограничиваться структурно-вербальным уровнем, который совершенно необходим как первый этап восприятия текста, но недостаточен для обеспечения зрелого чтения. В связи с этим возникает вопрос: что делать в процессе обучения преподавателю, который не может – как правило – «перейти» структурно-вербальный уровень понимания текста, не будучи специалистом в данной отрасли науки? Нет сомнения в том, что, читая со своими студентами тексты по их узкой специальности, преподаватель, за редкими исключениями, не воспринимает с достаточной глубиной и полнотой эти тексты как единицы научной информации. Однако вряд ли правильно было бы утверждать, что он воспринимает читаемое только на структурно-вербальном уровне. Какой-то содержательный пласт воспринимается преподавателем на основе его общеобразовательной подготовки и опыта работы с аспирантами и научными сотрудниками – специалистами в данной области. Поэтому преподаватель может в процессе обучения, в частности в процессе анализа текста, направлять мысль учащегося, вести его на пути содержательного восприятия читаемого, учить его искать и находить все подробности и тонкости научной информации, которая содержится в научном тексте, приучить его делать это на основе структурно-вербального анализа и восприятия текста, включающего также элементы экстралингвистической, научно-смысловой интерпретации.

Таким образом, лингвистика текста имеет важное значение для методики обучения чтению, поскольку процесс обучения чтению и само чтение – это работа с текстом.


При комплексном анализе текста на всех его этапах необходимо постоянное обращение к экстралингвистической информации, лежащей в основе анализируемого текста. Для раскрытия смысла словосочетательных единиц большое значение имеет учет ситуации и сферы функционирования данного текста. Попытаемся показать это на примере анализа следующего предложения, взятого из юридического текста: “A petitioner cannot reasonably be expected to live with a respondent, who behaves with cruelty to him or her; thus any conduct which falls within the definition of legal cruelty as laid down in the case-law, will establish this fact”.

Как раскрыть в этом тексте значение словосочетания ‘legal cruelty’? Помочь может только весь текст, его информативная, экстралингвистическая, содержательная сущность. Английское прилагательное ‘legal’ может соответствовать в русском языке целому ряду прилагательных – легальный, правовой, законный, юридический и др. Предполагаемые эквиваленты анализируемого словосочетания –легальная жестокость, правовая жестокость, юридическая жестокость… Все эти русские словосочетания в данном контексте не несут достаточно четкой и осмысленной информации. Юридический смысл всего микротекста заставляет нас интерпретировать значение словосочетания ‘legal cruelty’ следующим образом: ‘действия (истца по отношению к ответчику), которые закон квалифицирует как жестокость’.

Такое истолкование текста может быть сделано только человеком, обладающим достаточными фоновыми знаниями по данной специальности, в нашем случае – квалифицированным юристом. Его вряд ли предложил бы самый квалифицированный преподаватель английского языка, не обладающий соответствующей юридической подготовкой, но возможность такого толкования и перевода преподаватель может понять. В качестве подтверждения вышесказанного можно привести и другие подобные примеры. Так, английское словосочетание ‘summary offences’ имеет перевод 'преступления, рассматриваемые в порядке суммарного производства’, а ‘indictable offences’ – это 'преступления, подлежащие судебному преследованию’.

О роли экстралингвистических фоновых знаний в связи с обучением пониманию текста говорится в статье З. Д. Львовской, которая исходит из двух положений: «Во-первых, мыслительная деятельность по интерпретации текста предполагает сложное взаимодействие лингвистических и экстралингвистических знаний и опыта интерпретатора. Во-вторых, понимание языкового значения текста не является достаточным условием для понимания его смысла» (Львовская, 1983: 196).

Автор далее указывает, что предметно-понятийный (языковой) и смысловой (мыслительный) уровни взаимозависимы, но не тождественны. Языковое значение является формой репрезентации смысла высказывания: «Речевая ситуация предполагает следующие форманты: кто, почему, зачем, что, когда, кому, где сообщает» (Львовская, 1983 : с. 199-200). При порождении текста мы идем от смысла к значению, при восприятии – от значения к смыслу.

Выявление ситуации общения для проявления смысла текста и снятия омонимии, многозначности и многофункциональности его элементов – она из задач комплексного анализа текста при обучении чтению. Этот процесс связан со сжатием текста, поскольку экстралингвистические фоновые знания читателя делают избыточной для него часть информации, содержащейся в тексте. Это обстоятельство еще раз подчеркивает индивидуальную, активную, творческую роль читателя в процессе чтения, понимания и осмысления читаемого текста.

Список указанной литературы

1. Зильберман Л. И. Лингвистика текста и обучение чтению английской литературы. М., 1988.

2. Львовская З. Д. Роль экстралингвистических актуализаторов смысла в обучении интерпретации научного текста // Язык и стиль научного изложения. М., 1983.

3. Тарасов Е.Ф. Некоторые основания социолингвистической интерпретации текста // Лингвистика текста. М., 1974. Ч. 2.

4. Фоломкина С. К. Принципы обучению чтения на иностранном языке // Методика преподавания иностранных языков в вузе. М., 1974. Вып. 85.


  1. ^ КУЛЬТУРОЛОГИЯ И ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЯ






оставить комментарий
страница8/16
Дата03.10.2011
Размер3,7 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх