Предисловие icon

Предисловие


Смотрите также:
Оглавление социология 15 Предисловие 15 Предисловие автора 17 Основные темы 18 Структура книги...
Предисловие: от Льюиса Кэррола к стоикам...
Редактор-составитель Ю. Г. Фельштинский Предисловие, примечания, указатели Ю. Г...
Человечество в индустриальную эпоху 21...
Программа Русской реформации > Р...
Анализ Полный курс Джек Швагер с английского Содержание Предисловие к русскому изданию 12...
Вводный курс содержание предисловие предисловие к 3-ому изданию лекция первая...
Вводный курс содержание предисловие предисловие к 3-ому изданию лекция первая...
Е. А. Стребелева предисловие, гл...
3 Предисловие местного координатора...
Предисловие, примечания, словарь...
От редакции Предисловие к первому изданию Предисловие ко второму изданию...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   60
вернуться в начало

География


Простираясь в длину на 241 км от Вирсавии на север до Дана, Палестина занимает площадь в 15 540 кв. км между Средиземным морем и рекой Иордан. Средняя ширина равняется 65 км с максимумом в 85 км от Газы до Мертвого моря и с минимумом в 45 км у Галилейского озера. С добавочными 10 360 кв. км на восток от Иордана — площадью, которая часто называется Трансиорданией (Заиорданьем, «Заиордан-ской страной», Ис. 9:1), — площадь Палестины составляет около 26 000 кв. км; это немного больше, чем половина Московской области, и чуть меньше, чем Крым.

Палестина занимала стратегически важную, а в географическом отношении — центральную территорию между крупнейшими очагами цивилизации и великими народами ветхозаветных времен. В ее историческом развитии сыграл также значительную роль ее разнообразный ландшафт. Из-за своего расположения Палестина подвергалась нашествиям, а из-за своего нейтралитета часто уступала более сильным. Местные события нередко зависели от топографических факторов.

Географически Палестина может быть разделена на четыре основных района: Приморская равнина, Нагорная страна, Иорданская долина и Восточное плоскогорье.

Приморская равнина занимает побережье Средиземного моря. Побережье непригодно для гаваней, вследствие чего торговля в целом происходила севернее, в Тире и Сидоне. Даже Газа, которая была одним из крупнейших торговых центров древней Палестины и расположена всего в 5 км от Средиземного моря, не имела постоянного порта. Эта богатая земля вдоль морского побережья может быть легко разделена на три района: равнина Акко, или Акре, простирающаяся от подножия горы Кармил на 32 км и шириной от 3 до 16 км. На юг от горы Кармил — долина Сарона около 80 км длиной и максимум 19 км шириной. Филистимская долина начинается в 8 км севернее Иоппии и простирается на 112 км на юг, расширяясь к Вирсавии на 40 км.

Нагорная страна, расположенная между долиной Иордана и Приморской равниной, является самой важной частью Палестины. Три главных района — Галилея, Самария и Иудея — расположены на холмах высотой от 600 до 1200 м над уровнем моря. Галилея простирается на юг от реки Леон-тес и на восток от Финикии и равнины Акко. Она обладает плодородной почвой для выращивания винограда, маслин, орехов и других культур и пастбищами для скота. Наиболее плодородной и живописной долиной для земледелия в Палестине является долина, которая разделяет Галилею и Самарию. Этот район, известный под названием Изреельской или Ездраелонской долины, жизненно важен в стратегическом отношении в наши дни, как и в библейские времена. На юго-восток от горы Кармил эта плодородная равнина тянется приблизительно на 64 км к холму Мориа, у которого разделяется на две долины и продолжает простираться до реки Иордан. В ветхозаветные времена евреи проводили различие между восточной и западной частями одной и той же долины, называя их соответственно Изреельской и Ездралеон-ской. Город Изреель, приблизительно в 25 км от Иордана, стоял у входа в эту знаменитую долину. Западная территория была известна также под названием равнины Мегиддо, по имени знаменитого горного перевала, который имел стратегическое значение при попытках вторжений на эту территорию. С холма Мориа в долине Изреель эту плодородную долину можно видеть вместе с горой Кармил на западе, горой Фавор на севере и горой Гильбоа на юге. Географический центр Палестины, гористая Самария, круто возвышается горой Гильбоа и простирается на юг до Вефиля. Чередование гор и долин делало эту плодородную возвышенность раем для скотоводов и земледельцев. Сихем, Дофан, Вефиль и другие города этого района часто посещались патриархами. Холмы Иудеи тянулись на юг от Вефиля примерно на 96 км до Вирсавии, поднимаясь до 800 м в Иерусалиме и до 950 м возле Хеврона. В окрестностях Вирсавии Иудейские холмы переходят в обширные пространства великой пустыни, которую часто называют Негев или Южная земля, упирающуюся в Кадес-Варни на самом юге. На восток от Иудейских холмов простирается пустыня, носящая соответственное название Иудейской пустыни. На запад от Иудейского водораздела лежит низменность Шефела. В этом месте, стратегически важном для обороны и экономически ценном для земледелия, были расположены такие укрепленные города, как Ла-хис, Давир и Ливна.

Иорданская долина — одно из самых замечательных мест в мире. За ней, в 64 км на север от Галилейского озера, возвышается гора Ермон высотой в 2800 м над уровнем моря. На юге Иорданская долина достигает своей самой низменной точки у Мертвого моря, приблизительно 400 м ниже уровня моря. Четыре потока воды — один с западной равнины и три с горы Ермон — стекаются воедино в 16 км севернее озера Хуле («воды Меромские» — Иис.Н. 11:5,7) и образуют реку Иордан. Из озера Хуле(1 Озеро Хуле было недавно осушено; теперь эта территория используется для земледелия), длиной около 6 км и приподнятого на 2 м выше уровня моря, река Иордан на протяжении 32 км опускается на 228 м ниже уровня моря, впадая в Галилейское озеро. Этот водоем, длиной приблизительно в 24 км, был известен в ветхозаветные времена как море Киннерет [так его называют и в современном Израиле. — Прим. перев.]. На протяжении 96 км Иордан, при средней ширине от 30 до 35 м, течет зигзагообразно на юг к Мертвому морю, а на протяжении остальных 320 км опускается еще на 200 м ниже. Долина, которая фактически является просто естественной впадиной между двумя хребтами гор, известна иногда под названием Шадор (черная). Шириной в 6 км у Галилейского озера, она доходит до 11 км у Веф-Сана, затем сужается до 3 км и снова расширяется до 22 км у Иерихона, в 8 км от Мертвого моря. В библейские времена это озеро называлось Соленым морем, потому что его вода содержит 25% соли. Скорее всего, долина Сиддим на южной оконечности моря, тянущегося на 74 км, была местом расположения Содома и Гоморры в дни Авраама. На юг от Мертвого моря простирается бесплодная пустыня под названием Араба. На протяжении 104 км до Петры она поднимается до 650 м и через 80 км снова опускается до уровня моря у Акабского залива.

Восточное плоскогорье можно разделить на четыре основных района: Васан, Галаад, Аммон и Моав. Васан с его плодородной почвой простирается на юг от горы Ермон к реке Ярмук на 72 км на высоте 650 м над уровнем моря. Внизу лежит хорошо известная местность Галаад и река Иавок (поток Иавок). На северо-восток от Мертвого моря до истоков Иавока простирается земля Аммон. Прямо на восток от Мертвого моря и на юг от реки Арнон лежит Моав, территория которого в разные времена простиралась дальше на север.
^

Библейское повествование (Бытие 12—50)


По общему согласию богословов, местом жительства патриархов был Плодородный Полумесяц в первой половине второго тысячелетия до Р. X. Предположение о том, что библейское повествование состоит только из вымышленных легенд, сменилось общим уважением к исторической ценности Быт. 12—50(1 По теории Графа-Вельхаузена, Авраам, Исаак и Иаков не существовали в действительности как исторические личности, а были мифическими персонажами, вымышленными литературными героями между 950 и 400 г. до Р. X. Моисей, по этой теории, мог быть исторической личностью, с которой началась история Израиля. Элмер Молд представляет историю патриархов,в виде рассказов о племенах, в которых «очень мало истории» в современном понимании этого термина. Согласно Мол-ду, только племена Рахили переселились в Египет и позже вошли в Палестину, чтобы объединиться с племенами, которые никогда не переселялись в Египет. У.Ф. Олбрайт склоняется к идее, что начало Израиля пошло от патриархов.). Эту коренную перемену вызвало, главным образом, открытие и публикация клинописных табличек из Нузу и других археологических находок, обнаруженных в 1925 году и позднее. Хотя нет никаких конкретных данных для опознания определенных имен или событий, упомянутых в книге Бытие, но вполне очевидно, что у них общий культурный фон. Единственное подтверждение существования Авраама исходит из древнееврейского повествования, но многие богословы, изучающие Ветхий Завет, отводят ему место в начале еврейской истории(2 У. Ф. Олбрайт пишет: «Но в целом картина книги Бытие исторична, и нет причины сомневаться в общей точности биографических деталей и портретных зарисовок, делающих патриархов историческими личностями»).

Хронология патриархов все еще остается спорным вопросом. Предполагается, что Авраам жил в какой-то период между XXI и XV веками до Р. X. Учитывая неточную хронологию этой эпохи, было бы неплохо обратить внимание на несколько подходов к датированию жизни патриархов.

На основании известных хронологических данных в самом Писании, Авраам вошел в Ханаан, по всем расчетам, в 2091 году до Р. X. Значит, патриархи были там в течение 215 лет, затем 430 лет ушло на рабство в Египте, а самой ранней датой исхода является 1447 год до Р. X. Однако, чтобы согласовать библейскую хронологию со светской, пришлось бы пойти на переоценку некоторых библейских данных. Например, появилась теория, отождествляющая библейских царей из Быт. 14:9 с личностями, известными в истории: Амрафе-ла — с Хаммурапи, Ариоха — с Римсином (современником Хаммурапи), Фидала — с хеттским царем Тудхалиасом I. Эта теория базируется на так называемой «новой хронологии», по которой Хаммурапи правил около 1700 года до Р. X., а не около 2100 года. Однако в настоящее время эта теория уже не считается бесспорной и вызывает возражения.

В недавних публикациях появились соотнесения времени Авраама с возрастом Амарны (Тель-эль-Амарны, бывшего Ахетатона, столицы фараона Аменхотепа IV — Эхнатона, построенной во второй четверти XIV века до Р. X.). Эта точка зрения проводит ряд потрясающих параллелей между библейским повествованием и клинописными документами из Нузи и Рас-Шамры, относящимися к XV и XVI столетиям до Р. X. Например, она предполагает, что в родословии в Исх. 6:16-20 нет никаких пробелов и, значит, Моисей на самом деле был правнуком Левия. При таком взгляде конец египетского рабства может быть датирован приблизительно третьей четвертью тринадцатого столетия до Р. X.

Наиболее достоверной датой переселения Авраама в Ханаан представляется начало XIX века до Р. X. По новейшей тщательно выверенной хронологии эта дата позволяет соотнести библейские и светские исторические данные. Эта точка зрения, например, совмещает по времени переселение Иосифа и Иакова в Египет с периодом правления там гиксов. Кроме того, времена Авраама, Исаака и Иакова теснее сближаются с эпохой правления Хаммурапи и господства культуры, отраженной в клинописных документах из Нузи и Мари. Документы из Мари описывают политическую ситуацию в Месопотамии в 1750-1700 годах до Р. X. А таблички из Нузи освещают общественные и гражданские порядки во времена хуритов. Так как они относятся приблизительно к 1500 году до Р. X., можно предположить, что какая-то часть этих обычаев существовала в культуре Северной Месопотамии примерно уже с 2000 года до Р. X. Наличие в Ханаане поселения хеттов («сынов Хета» — Быт. 23) во время Авраама также относит эту дату к 1900 году до Р. X. Хотя эта дата отвечает не на все вопросы, очень многое говорит в ее пользу.

Больше света на культурный, исторический и хронологический фон патриархальных времен проливают раскопки, произведенные в Тель-Мардихе, который был отождествлен с Евлой. Расположенный приблизительно в 70 км на юг от Алеппо (Халев), Тель-Мардих является одной из самых крупных раскопок на Ближнем Востоке, площадью 56 га(1 Раскопки Итальянской археологической миссии при Римском университете под руководством директора Паоло Маттье и главного специалиста по эпиграфам д-ра Джованни Петтинато).

Проведенные между 1964 и 1973 годом раскопки принесли обширные сведения о городе аморитской династии, существовавшем в середине бронзового века I и II периодов, около 2000-1600 годов до Р. X. Клинописная аккадская надпись на туловище мужской фигуры, высеченной из базальта, указывает, что статуя была посвящена богине Астарте (Иш-тар) царем Иббид-Лимом, владыкой города Евлы, и подтверждает идентичность Тель-Мардиха с Евлой. Название «Евла» было ранее известно ученым по ссылкам в древнеак-кадских текстах, а сам город был расположен якобы на реке Евфрат к северу от Кархемиса.

После 1974 года археологи раскопали царский дворец, в котором было от 15 000 до 20 000 табличек на шумерском и местном (евлийском) языках, включая и самый ранний лексикон. Разнообразие административных записей, религиозной литературы, деловых и торговых сделок и личных имен и названий расширит знания об этом древнем городе и его разнообразных связях.

Евла была, очевидно, весьма важным центром в Северной Сирии, которой правили в раннем бронзовом веке (2400-2200 гг. до Р. X.) 4 или 5 царей из одной династии. Благодаря культуре и развитому языку это царство распространяло свое влияние по Плодородному Полумесяцу от возвышенностей Месопотамии до Синая на юге до тех пор, пока Евла не была разрушена Нарам-Сином Аккадским(1 Толкование К. А. Китчена материалов об Евле, представленных в виде докладов профессорами Маттье и Петтинато, вы найдете в докладе «Евла — царица древней Сирии» из книги «Библия и ее мир» (Доунерс Гров: Интерварсити Пресс, 1977), стр. 37-55.).

По мере того как поступает больше информации из этого громадного источника древней Евлы, возможно, скоро можно будет связать рассказ книги Бытие с культурой, которая предшествовала патриархальным временам(2 Дальнейшее изучение может дать интересные сравнения древних культур, а также сведения о городе Содоме, о котором до сих пор было известно только по библейскому тексту, и о других городах, упомянутых в рукописях Евлы. Особенно интересным будет вопрос о связи слов «Евер» (Быт. 10:24) и «Еврум», которые являются, возможно, определениями величайшего царя).

По главным персонажам рассказ о периоде патриархов можно разделить следующим образом: Авраам — Быт. 12:1— 25:18; Исаак и Иаков - Быт. 25:19-36:43; Иосиф -Быт. 37:1-50:26. Авраам (Быт. 12:1—25:18)

^ I. Авраам обосновался в Ханаане 12:1-14:24

Перемещение из Харрана в Сихем, Вефиль и южную страну 12:1-9

Пребывание в Египте 12:10-20

Разделение между Авраамом и Лотом 13:1-13

Земля обетованная 13:14-18

Избавление Лота 14:1-16

Благословение Авраама Мелхиседеком 14:17-24

^ II. Авраам ожидает обетованного сына 15:1-22:24

Обетование о сыне 15:1-21

Рождение Измаила 16:1-16

Обновление обещания — знамение завета 17:1-27

Ходатайство Авраама — избавление Лота 18:1-19:38

Избавление Авраама от Авимелеха 20:1-18

Рождение Исаака — изгнание Измаила 21:1-21

Авраам живет в Вирсавии 21:22-34

Подтверждение завета в послушании 22:1-24

^ III. Авраам заботится о потомстве 23:1-25:18

Авраам приобретает участок для гробницы 23:1-20

Невеста сыну обетованному 24:1-67

Исаак назначен наследником — смерть Авраама 25:1-18

Месопотамия, страна между двумя реками, была родиной Авраама (Быт. 12:6; 24:10 и Деян. 7:2). Город Харран на Бали-хе, притоке реки Евфрат, был культурным центром, в котором жил и рос Авраам со своими родственниками. Имена родственников Авраама — Фарра, Нахор, Фалек, Серух и другие — подтверждаются в документах Мари и Ассирии названиями городов той местности(1 Эта земля была также известна под названием Паддан-Арама, так что название «арамеянин» применялось к Аврааму и его родне. Ср. с Быт. 25:20; 28:5; 31:20, 24 и Втор. 26:5. Лаван тоже говорил по-арамейски (Быт. 31:47).). В послушании Божьему повелению оставить свою землю и род Авраам покинул Харран, поселившись в Ханаане и устроив там себе новое жилище.

До Харрана Авраам жил в «Уре Халдейском» (Быт. 11:28-31). Общепринятым местоположением древнего Ура является современный Тель-эль-Мукайяр, расположенный в 14 км к западу от Насирии в Южном Ираке на реке Евфрат. Некоторое значение придается также городу с таким же названием Ур в Северной Месопотамии. Южная часть Ура (Ури) была раскопана в 1922-1934 годах совместными усилиями Британского музея и Университетского музея в Филадельфии (США) под руководством сэра Леонарда Вулли. Он проследил историю Ура от четвертого тысячелетия до Р. X. до 300 года до Р. X., когда этот город пришел в запустение. На этом месте были найдены руины зиккурата, сооруженного богатым неошумерским царем Ур Намму, правившим незадолго до 2000 года до Р. X. Этот город оставался великой столицей III династии Ура. Бог луны Наннар, которому поклонялись в Уре, был также главным божеством в Харране(1 Г. Е. Райт делает такое заключение: «В любом случае мы можем спокойно утверждать, что самым близким к патриархам местом был Харран, и существует мало свидетельств, что на их традициях отразилось южномесопотамское влияние»).

Жизнь Авраама рассматривается с нескольких точек зрения. С географической точки зрения за его передвижениями можно проследить начиная с высокоцивилизованного Харрана. Покинув родных, в сопровождении своего племянника Лота, он прошел около 640 км до «земли Ханаанской» и остановился в Сихеме, в 48 км от Иерусалима. Помимо путешествия в Египет, которое было вызвано голодом, Авраам останавливался в таких хорошо известных местах, как Ве-филь, Хеврон, Герар и Вирсавия. Содом и Гоморра, города на равнине, куда переселился Лот, находились прямо на востоке Южной страны, или Негева, где поселился Авраам.

Часто справочники утверждают, что Авраам был человеком весьма богатым и уважаемым. Будучи кочевником, но не как бедуин, он проявлял интерес к торговле. Хотя оценка имущества Авраама скромно выражена в сжатой фразе «все, что они приобрели, и всех людей, которых они имели в Харране» (12:5), при переселении в Палестину его богатство выглядело, скорее, как длинный караван. Силы из 318 слуг, с помощью которых был позже избавлен Лот (14:14), и караван из десяти верблюдов (24:10) составляли только часть имущества Авраама. Число слуг увеличивалось посредством покупки, подарков или рождения (16:1; 17:23,27; 20:14). Умножающиеся стада, серебро, золото и слуги для присмотра за его огромным имуществом — все это говорит о том, что Авраам был весьма богат. Палестинские вожди считали Авраама князем, с которым они вступали в союзы и заключали договоры (Быт. 14:13; 21:22; 23:6).

С точки зрения обычаев и нравов, распространенных во времена патриархов, повествование книги Бытие об Аврааме представляет собой нечто захватывающее, интересное для изучения. План Авраама сделать своим наследником Елие-зера, своего слугу, так как у него не было сына (Быт. 15:2), отражает законы Нузи. По этим законам бездетные супруги могли усыновить, кого они хотели, чтобы этот сын имел полные законные права и унаследовал все состояние в ответ на полную заботу о них до самой смерти, включая, конечно, и заботу о погребении. Брачные обычаи Нузи, равно как и параграф 137 судебного кодекса Хаммурапи, предусматривали, что, если жена не могла иметь детей, сын служанки мог быть признан законным наследником. Связь Агари с Авраамом и Саррой типична для обычаев, которые преобладали тогда в Месопотамии. Забота Авраама о благополучии Агари тоже может быть объяснена тем фактом, что служанка, родившая сына, по закону не могла быть продана в рабство.

Духовная жизнь Авраама тоже заслуживает особого внимания. Шестикратное обетование, данное патриарху, имело широкие последствия в истории. Божье обетование произвести от него великий народ осуществляется на последующих этапах развития Ветхого Завета. «Я благословлю тебя» вскоре стало реальностью в его личном опыте. Имя Авраама стало «великим» не только как отца израильтян и мусульман, но также послужило величайшим примером веры для христиан в новозаветных Посланиях к Римлянам, Галатам, Евреям и Иакова. Кроме того, отношение людей к Аврааму и его потомкам будет иметь прямое отношение к Божьему благословению или проклятию человечества. Это обеспечило Аврааму исключительное место в предопределяющем Божьем замысле для всего человеческого рода. Действительно, обетование «и будешь ты в благословение» буквально исполнялось как в течение всей его жизни, так и в последующие времена. Наконец, обетование благословения всех народов земли достигает всемирного охвата, когда Матфей начинает свою повесть о жизни Иисуса Христа словами о том, что Он — «Сын Авраамов».

Важную роль в жизни Авраама играет завет. Заметьте последовательность Божьих откровений после первого обетования, на которое Авраам ответил послушанием. По мере того как Бог расширял Свое обетование, Авраам развивал свою веру, которая вменилась ему в праведность (Быт. 15). По этому завету Бог торжественно обещал отдать ханаанскую землю в наследие потомкам Авраама. И с обетованием рождения сына как знамение этого завета было произведено обрезание (Быт. 17). Это обетование завета было, наконец, запечатлено в послушании Авраама, когда он проявил готовность принести в жертву своего единственного сына Исаака (Быт. 22).

Религия Авраама — решающая тема в патриархальных повествованиях. Из среды, где поклонялись нескольким богам и где бог луны Наннар признавался главным божеством вавилонской культуры, Авраам пришел в Ханаан. То, что его семья поклонялась иным богам, ясно сказано в Иис. Н. 24:2. В Ханаане, в самой гуще языческой среды, Авраам оставил после себя след: он «создал жертвенник Господу» (Быт. 12:7). Избавив Лота и царя Содома, он отказался от вознаграждения, сознавая, что он полностью посвящен Богу, «Творцу неба и земли». Тесная связь между Авраамом и Богом прекрасно изображена в главе 18, когда он ходатайствует за Содом и Гоморру. Возможно, что в переводе Септуагинты в 18:17 слова «Моего друга» являются вставкой переводчиков на основании Ис. 41:8 и Иак. 2:23. Однако на протяжении веков южные ворота Иерусалима, ведущие к Хеврону и Вирсавии, назывались «воротами дружбы» в память об этих близких отношениях между Авраамом и Богом.

Авраам «отдал все, что было у него», в наследство Исааку. Другие сыновья Авраама, как, например, Измаил, от которого произошли арабы, и Мадиан, родоначальник мадианитян, получили дары и еще при жизни Авраама были отосланы из Ханаана. Так что в земле обетованной остался только обетованный сын (Быт. 25:5-6). Перед смертью Авраам устроил женитьбу Исаака на Ревекке (Быт. 24). Также Авраам купил пещеру Махпелу(1 «Ефрон Хеттеянин» (Быт. 23:4) и его народ, известный как хеттеи (23:7), был группой людей, живших на холмах Южной Палестины. Согласно X. А. Хоффнеру, они имели иное этническое происхождение, чем исторические хетты в Малой Азии и Сирии. Возможно, их называли хеттеями по той причине, что они придерживались хеттских обычаев, что ясно видно из торга между Ефроном и Авраамом. Авраам хотел приобрести только пещеру, а Ефрон, по хеттским законам, имел право ставить свои условия и предлагал еще и поле. Его слова о подарке означают, что он отдал бы хоть даром, но вместе — и поле, и пещеру. Характерна его ссылка: «Перед очами сынов народа моего», то есть по их обычаям. Если бы Авраам не принял условий Ефрона, ему пришлось бы за одну пещеру приплатить еще и некоторую пеню — за моральный ущерб владельцу), которая стала гробницей Авраама, Исаака, Иакова и их жен. Исаак и Иаков (Быт. 25:19—36:43)

^ I. Семья Исаака 25:19-34

Ревекка — мать близнецов 25:19-26

Исав и Иаков обмениваются первородством 25:27-34

II. Исаак обосновывается в Ханаане 26:1-33

Завет повторяется Исааку 26:1-5

Трудности с Авимелехом 26:6-22

Божье благословение Исаака 26:23-33

III. Отцовское благословение патриарха 26:34—28:9

Предпочтение Исааком Исава 26:34-27:4

Благословение украдено — немедленные последствия 27:5-28:9

^ IV. Приключения Иакова у Лавана 28:10—32:2

Сон в Вефиле 28:10-22

Семья и богатство 29:1-30:43

Разлука с Лаваном 31:1-32:2

V. Иаков возвращается в Ханаан 32:3—35:21

Примирение Исава и Иакова 32:3-33:17

Беда в Сихеме 33:18-34:31

Поклонение в Вефиле 35:1-15

Погребение Рахили в Вифлееме 35:16-21

^ VI. Потомки Исаака 35:22-36:43

Сыны Иакова 35:22-26

Погребение Исаака 35:27-29

Исав и его племя в Едоме 36:1-43

В книге Бытие личность Исаака в какой-то мере заслонена насыщенной событиями жизнью его отца и сына. Сразу же после упоминания о смерти Авраама перед читателем предстает личность Иакова, который появляется вдруг как связующее звено в патриархальной родословной. Возможно, многие события в жизни Исаака аналогичны событиям в жизни Авраама, так что ему во всем повествовании посвящено сравнительно мало места.

Хотя Исаак получил наследство от своего отца и продолжал тот же образ жизни, интересно заметить, что вблизи Герара он занимался земледелием (26:12). Авраам иногда останавливался в Гераре на филистимской территории, но проводил большую часть своего времени в окрестностях Хеврона. Когда Исаак начал обрабатывать землю, он вырастил стократный урожай. Этот необычный успех в земледелии возбудил зависть филистимлян в Гераре, так что Исааку пришлось переселиться в Вирсавию, только чтобы сохранить с ними мирные отношения.

Присутствие в Ханаане филистимлян в патриархальные времена считалось анахронизмом. Поселения кафторимов (еврейское «кафторим» означает «критяне»), появившиеся в Ханаане около 1200 года до Р. X., были образованы в результате позднего переселения «людей моря» — ахейцев, гонимых дорийцами. Но еще до этого (в 2200-2000 гг. до Р. X. и позднее) из эгейского мира в Ханаан периодически переселялись критяне-пеласги. Таким образом, небольшое количество филистимлян обосновалось там задолго до 1500 года до Р. X. Со временем они слились с другими жителями Ханаана, но название «Палестина» (Филистимия) продолжает свидетельствовать об их давнем присутствии в Ханаане. Если название хранит память о древних переселенцах-пеласгах, то поздние филистимляне-ахейцы принесли в Ханаан наследие крито-микенской культуры. Кафторские гончарные изделия, распространенные по всей Южной и Центральной Палестине, а также сохранившиеся литературные фрагменты свидетельствуют о превосходстве филистимлян в области искусств и ремесел. В дни Саула у них была монополия на все изделия из железа в Палестине (промышленная добыча железа еще не была широко известна в древнем мире и хранилась филистимлянами в тайне, особенно производство железного оружия).

Хотя поведение Иакова было противоречивым, он все же стал наследником завета. В соответствии с обычаями Ну-зи, он договорился с Исавом, обеспечив себе первородство. Его коммерческая ловкость в приобретении первородства за миску чечевичной похлебки сразу бросается в глаза. То, что Исав не отдал себе отчета в подлинной ценности сделки, могло быть результатом временной усталости и изнеможения после неудачной охоты. В придачу к этому, с помощью ухищрений и обмана, по наущению своей матери Ревекки Иаков получил еще и предсмертное благословение отца. Значительность этого лучше понимается в свете тогдашних законов, признававших такое устное благословение юридически действительным.

Примечательно, что библейский рассказ ставит главенство выше материального благосостояния.

Боясь, что Иаков может жениться на хеттеянке, а также и в страхе перед возможной местью Исава Ревекка планирует отправку своего любимого сына в Падан-Арам. На пути Иаков ответил на сон в Вефиле условным обетованием служить Богу и таким же условным обязательством давать десятину со своего дохода. Будучи радушно принят на родине своих предков, Иаков заключил договор с Лаваном, братом Ревекки. По обычаям Нузи это мог быть более чем простой договор о браке. Как видно, у Лавана тогда не было сына, так что Иаков занял положение законного наследника. Типичными для того времени были подарки Лавана в виде служанки каждой из своих дочерей — Рахили и Лии. Позже жена Лавана родила ему сыновей, поэтому Иаков перестал быть наследником в этой семье. Такой поворот событий пришелся Иакову не по сердцу. Он хотел уйти, но новый договор, по которому он мог обогатиться от стад Лавана, удержал его. Невзирая на недобросовестность Лавана в исполнении условий договора (Быт. 29—31:7), с течением времени Иаков настолько разбогател, что отношения между тестем и зятем стали весьма натянутыми.

Получив благословение от Бога возвратиться в землю своих отцов, Иаков собрал все свое имущество и в удобный момент, когда Лаван был занят стрижкой овец, пустился в путь. Три дня спустя Лаван узнал, в какую сторону двинулся Иаков, и бросился за ним в погоню. Через семь дней он догнал его в гористой местности Галаада. Лавана сильно беспокоило исчезновение его домашних идолов. Терафимы, которые Рахили удалось припрятать, пока Лаван обыскивал добро Иакова, могли иметь более юридическое, чем религиозное значение для Лавана(1 Лаван делал различие между богами Нахора и Богом Авраама (Быт. 31:29-30). В то время как Иаков поклонялся Единому Богу, у Лавана было много богов). Согласно законам Нузи, зять, во владении которого находились домашние идолы, мог притязать на семейное имущество в суде. Значит, Рахиль пыталась таким образом добиться некоторого преимущества для своего мужа, когда тайно увезла с собой идолов. Но Лаван исключил такое преимущество в своем договоре с Иаковом до того, как они разошлись у Мицпы (31:49-55).

Продолжая двигаться к Ханаану, Иаков со страхом ожидал встречи с Исавом. Страх одолел его, хотя все переживания прошлого должны были достаточно закалить его и послужить на пользу. Когда деваться было просто некуда, а о возвращении не могло быть и речи, Иаков оказался в критической ситуации (32:1-32). Готовясь к встрече с Исавом, он разделил все свое имущество у потока Иавок и обратился к Богу в молитве. Он смиренно признал, что недостоин всех тех благословений, которыми Бог осчастливил его, и перед лицом опасности попросил об избавлении. Ночью, будучи совсем один, он боролся с неким человеком. При этом странном происшествии, которое он расценил как неожиданную Божественную встречу, он получил новое имя Израиль. После этого Иаков не был более обманщиком; он сам стал жертвой обмана и скорби со стороны своих собственных сыновей.

При встрече с Исавом Иаков поклонился перед ним семь раз (еще один древний обычай, упоминаемый в документах Тель-эль-Амарны и Угарита) и получил прощение от брата. Вежливо отклонив щедрую помощь, предложенную Исавом, Иаков медленно двинулся дальше к Сокхофу, между тем как Исав возвратился в Сеир.

На пути в Хеврон Иаков раскидывал свои шатры в Си-хеме, Вефиле и Вифлееме. Хотя он приобрел землю в Сихе-ме, скандал и вероломство, учиненные Левием и Симеоном, сделали невозможным его пребывание в этом краю (34:1-31). Этот случай, как и бесчестный поступок Рувима (35:22), наложили свой отпечаток на окончательное благословение Иаковом своих сыновей (гл. 49).

Получив указание от Бога двигаться в Вефиль, Иаков приготовился к возвращению на это священное для него место, удалив идолов из своего дома. В Вефиле он соорудил жертвенник. Здесь Бог обновил с Иаковом завет, заверив его, что не один народ и не один царь произойдут от Израиля (35:9-15).

По пути на юг Рахиль умерла во время родов, произведя на свет Вениамина. Ее похоронили в окрестностях Вифлеема, в местечке Ефрафа. Двигаясь дальше со своими сыновьями и имуществом, Иаков наконец прибыл в Хеврон, в дом своего отца Исаака. Когда Исаак умер, Исав приехал из Сеи-ра, чтобы вместе с Иаковом похоронить отца.У потомков Исава, идумеев, была, по-видимому, богатая история, хотя мало что известно о них, кроме краткого описания в Быт. 36:1-43. Из него видно, что у них было несколько царей, даже задолго до появления первого царя в Израиле. Таким образом Библия обрывает побочную линию и снова возобновляет повествование о патриархах. Иосиф (Быт. 37:1-50:26)

^ I. Иосиф — любимый сын 37:1-36

Ненависть его братьев 37:1-24

Продан в Египет 37:25-36

II. ИудаиФамарь 38:1-30

III. Иосиф — раб и правитель 39:1—41:57

Иосиф попадает в тюрьму 39:1-20

Истолкование СНОВ 39:21-41:36

Второй после фараона правитель 41:37-57

^ IV. Иосиф и его братья 42:1—45:28

Первое путешествие — Симеон задержан

как заложник 42:1-38

Второе путешествие вместе с Вениамином —

Иосиф открывается братьям 43:1-45:28

^ V. Семья Иосифа поселяется в Египте 46:1—50:26

Земля Гесем отдается израильтянам 46:1-47:28

Благословение патриарха 47:29-49:27

Погребение Иакова в Ханаане 49:28-50:14

Надежда Иосифа на возвращение Израиля

в землю обетованную 50:15-26

В число наболее драматических повествований в мировой литературе входит описание жизни Иосифа в книге Бытие. Его жизнь связывает патриархов с Египтом. В то время как прежние их контакты были, главным образом, связаны с месопотамской средой, переселение в Египет привело к смешению обычаев этих двух выдающихся центров цивилизации. В этом повествовании мы находим продолжение прежнего влияния, приспособление к египетскому окружению и, главное, указующий Божий перст в удивительных судьбах Иосифа и его народа.

Иосиф, сын Рахили, был радостью и гордостью Иакова. Чтобы показать свое предпочтение, Иаков нарядил его в одежду, которая, по всей вероятности, была отличительной чертой главы рода(1 «Разноцветная одежда», по Септуагинте и Таргум Ионафану, означала цветной хитон до щиколоток. Обычно мужские хитоны были белые или из сурового полотна — и до коленей. Живопись гробницы Бене Хассана изображает семитских племенных вождей, появившихся в Египте около 1900 г. до Р. X. одетых именно в разноцветные одежды.). Братья, которые уже невзлюбили Иосифа за то, что он распространял о них худые слухи, были взбешены этим. Дело дошло до высшей точки, когда Иосиф рассказал им свои сны, предвещавшие его возвеличение над ними(2 Хотя двойные сны были типичными в литературе Ближнего Востока, они придавали Божественную важность жизни Иосифа). Старшие братья дали волю своим чувствам, избавившись от Иосифа при первой же возможности.

Посланный отцом в Сихем, Иосиф не мог найти своих братьев, пока не пришел в Дофан, километрах в 120 от Хеврона(3 Еще и теперь пастухи приводят свои стада из Южной Палестины на водопой к источнику в Дофане, согласно Дж.П. Фри, который занимался там раскопками с 1953 года. На верхнем склоне кургана слои 3 и 4 представляют города среднего бронзового века (2000-1600 гг. до Р. X.) периода Иосифа и ранних патриархов. Самый нижний слой датируется 3000 г. до Р. X. Открытый в сезон 1959 г. верхний слой, всего в 16 см от поверхности, указывает на восстановление после ассирийского разрушения в 722 г. (ср. с 4 Цар. 17:5-6). Второй слой может быть реставрацией после ассирийского нашествия в 733 г., между тем как третий слой наводит на мысль о более раннем разрушении, произведенном, вероятно, сирийцами). Подвергнув его насмешкам и издевательствам, братья продали его мадиамским и измаильским купцам, которые, в свою очередь, сбыли его с рук, продав в рабство Потифару в Египет. Увидав окровавленную одежду Иосифа, Иаков оплакивал потерю любимого сына, абсолютно уверенный, что он был растерзан дикими зверями (37:1-36).

Читатель остается в напряженном ожидании того, что случилось с Иосифом, читая эпизод об Иуде и Фамари (38:1-30). Это повествование имеет важное историческое значение в том отношении, что оно дает генеалогический фон для родословной линии Давида (Быт. 38:29; Руф. 4:18-22; Мф. 1:1). Кроме того, несмотря на вероломное поведение Иуды, обязательный брак брата (или родственника) умершего на его вдове продолжает практиковаться. Требование Иуды, чтобы Фамарь была сожжена за блудодеяние, возможно, отражает обычай, завезенный в Ханаан индоевропейцами, такими, как хетты и филистимляне. Угаритские и ме-сопотамские источники свидетельствуют о применении трех предметов для удостоверения личности. Фамарь доказала вину Иуды в своей беременности, используя в качестве улик его печать, перевязь и трость. Поскольку хеттский закон позволял свекру исполнить требование левирата, то есть жениться на овдовевшей невестке, Фамарь не подлежала наказанию и по местному закону. Она пошла на хитрость для разрушения плана Иуды обойти этот обычай и проигнорировать ее право на замужество. В законе Моисея тоже был предусмотрен левират — закон о браке брата (или родственника) умершего на его вдове (Втор. 25).

То, что произошло с Иосифом на земле Нила, подтверждается многими подробностями текста (39—50). Как и следует ожидать, встречаются египетские имена и титулы. Поти-фар называется «начальником телохранителей» и «царедворцем». Этим титулом называли телохранителей царя. Асенефа (египетское имя), дочь жреца города Она (Гелиопо-ля, в Библии — Илиополя), стала женой Иосифа. Высокопоставленные вельможи египетского двора соответственно обозначены титулами «главного хлебодара» и «главного виночерпия». Здесь также отражены египетские обычаи. Будучи семитом, Иосиф носил бороду, но, чтобы предстать перед фараоном, он побрился согласно египетскому обычаю (в русском переводе в Быт. 41:14 — «постригся»). Льняная одежда, золотая цепь и перстень с печатью украсили Иосифа согласно египетской моде, когда он занял административный пост главного начальника фараона. «Абрех» — египетское выражение, которое переводят как «Внимание!» или «На колени!» (в русском переводе: «Преклоняйтесь!»), является повелением ко всем египтянам чествовать Иосифа как нового сановника (Быт. 41:43). Бальзамирование тела Иакова и мумификация тела Иосифа тоже совершались по египетскому обычаю погребения умерших.

Заметно также сходство между жизнеописанием Иосифа и египетской литературой. Возвышение Иосифа из положения раба до сана правителя сходно с египетским классическим произведением «Красноречивый крестьянин». Семь лет голода и изобилия в снах фараона тоже напоминают одно древнеегипетское предание.

На протяжении этих лет бедствий, страданий и успехов весьма очевидна явная связь между Богом и человеком. Искушаемый женой Потифара, Иосиф не поддался ее чарам. Он не хотел согрешить против Бога (39:9). В темнице Иосиф просто признает, что истолкование снов принадлежит Богу (40:8). Представ перед фараоном, Иосиф заявил, что Бог пользуется снами, чтобы возвестить будущее (41:25-36). Даже давая имя своему сыну Манассии, Иосиф признал Бога как источник своего возвышения и утешения в скорби (41:51). При истолковании истории своей жизни он также поставил Бога во главу всего: открываясь братьям, он смиренно воздал Богу честь за приведение его в Египет. Он ничего не взыскал с них за продажу его в рабство (45:4-15). После смерти Иакова Иосиф заверил их еще раз, что не будет мстить им, — Бог устроил все эти события для общего блага (50:15-21).

Прославление Иосифом Бога при всех превратностях судьбы в жизни было вознаграждено его собственным возвышением. В доме Потифара он был доверенным и добросовестным работником и удостоился повышения до должности домоправителя. Попав в темницу по ложным обвинениям, Иосиф вскоре заслужил положение надзирателя, которым он пользовался, помогая другим узникам. Через виночерпия, который в течение двух лет не вспоминал о нем, Иосиф вновь предстал перед фараоном для истолкования его снов. Это был действительно удачный момент: владыка Египта нуждался в мудрости такого человека, как Иосиф. Будучи главным управителем, он не только провел Египет через решающие годы изобилия и голода, но и спас от голода свою собственную семью. Положение и престиж Иосифа помогли израильтянам получить такую богатую землю, какой была Гесем, когда они переселились в Египет. Для них это было весьма выгодно, потому что они занимались скотоводством. Благословения, произнесенные Иаковом, являются подходящим заключением для периода патриархов в изложении книги Бытие. На своем смертном одре он произнес свою последнюю волю и завещание. Несмотря на то что он был в Египте, это благословение отражает обычаи его родной Месопотамии, где устные изречения признавались юридически обязательными, когда дело доходило до суда. Так как благословения патриарха Иакова, высказанные в поэтической форме, согласуются с Божьими обетованиями, они имеют пророческое значение.





оставить комментарий
страница7/60
Дата02.10.2011
Размер6.4 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   60
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх