Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Иваново, 2005 Наиболее интересная часть диссертации исследование того, как русская литературная критика реагировала на первые триумфы массовой культуры. icon

Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Иваново, 2005 Наиболее интересная часть диссертации исследование того, как русская литературная критика реагировала на первые триумфы массовой культуры.


1 чел. помогло.
Смотрите также:
«Связи с общественностью в условиях чрезвычайных ситуаций» Аннотация к диссертации на соискание...
Лирика ф. И. Тютчева: поэтика философского диалога >10. 01. 01 русская литература...
Русские переводы немецкой поэзии и их оценка в отечественной литературно-критической мысли...
Требования к оформлению диссертации и автореферата диссертации...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Язык молодежных песен городского фольклора как предмет лексико стилистической интерпретации...
Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук...
Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук...
Н. Д. Арутюнова; Академия наук ссср, Институт языкознания; отв ред. Г. В. Степанов М. Наука...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук. М., 2000...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4
вернуться в начало
скачать

NEW

http://elibrary.ru/item.asp?id=15127171

^ Е.Римон

Приключения приключенческого жанра

Авраам Мапу и Бонкимчондро Чоттопадхай

“Новый филологический вестник”, 2008, № 2, 39-48

Взяв два мало кому известных романа, написанных в середине 19 века на иврите и бенгали, и присоединив к ним “Капитанскую дочку” Пушкина, автор статьи находит между ними определенное сюжетное сходство: все они, по ее мнению, могут быть сведены к повествованию о том, как “юноша и девушка благородного происхождения и неземной красоты предназначены друг другу самой судьбой, но обстоятельства их разлучают, и им приходится пережить немало приключений, прежде чем они встретятся снова”. Изложив таким образом краткое содержание всех попавших в ее поле зрения произведений мировой литературы, Е.Римон – основываясь на трудах Бахтина – находит им прототип в эллинистическом любовном романе.

^ Ивритские и бенгальские критики, не сговариваясь, всегда относили романы Бонкима и Мапу к жанру, который в англо-американской традиции называется romance. Но как никто никогда не обращал внимание на сходство романов Мапу и Бонкима, так никто, насколько мне известно, не пробовал рассмотреть первые романы на иврите и бенгали на фоне другой научной традиции – жанровой типологии Михаила Бахтина. Это я и хотела бы сейчас сделать”.


^ Ирина Савкина

Международная научная конференция "Культ-товары: феномен массовой культуры в современной России" (С.-Петербург, 23-24 апреля 2008 г.)

“Новое литературное обозрение”, 2008, № 92

Одна из организаторов конференции без восторга оценивает ее итоги:

“…собственно теоретических изысканий, вопреки замыслу организаторов, было немного: непосредственно этому были посвящены, пожалуй, только доклады Н.А. Кузьминой (Омский государственный университет) “Феномен массовой литературы в свете теории интертекста” и выступление И.И Саморукова (Самарский государственный университет) “Изобразительный режим массовой литературы”, в котором предлагалось исследовать названный феномен с помощью теории Жака Рансьера о режимах художественной мысли”.


http://elibrary.ru/item.asp?id=9514392

Е.А.Савочкина

Литературно-художественный жанр юридического триллера: лингвистическое обоснование

Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История, филология, 2007, 6 № 2, 57-61

Не стоит принимать на веру утверждение автора, когда она пишет:

Таким образом, базируясь на некоторых идеях современной лингвистики, лежащих в сфере теории речевых жанров, текстодериватологии и теории эвокации, мы лингвистически обосновали в данной статье сущностные особенности литературно-художественного жанра юридического триллера”.

Все это, конечно, неправда. Нет такого жанра. И разбираемая в статье книгопродукция не имеет никакого, даже косвенного, отношения к художественной литературе. И автор в своем труде ничего не обосновала и даже обосновывать не собиралась. А что же есть? Есть большое желание автора - уже избежавшей печальной судьбы стать дояркой или обмотчицей - защитить кандидатскую (или уже докторскую?) диссертацию, стать доцентом (или профессором?) и продолжать забивать головы студентам “текстодериватологиями” и прочими “теориями эвокации”, но уже совсем за другую зарплату. А все остальное – лишь бессмысленный цветной туман и дымовая завеса, которые даже редакцию “Вестника НГУ” вряд ли могут ввести в заблуждение.


^ NEW

http://elibrary.ru/item.asp?id=13122309

Е.А.Самородницкая

Роман ужаса и тайны”: рецепция “Исповеди англичанина, употреблявшего опиум Т. де Квинси в России

“Новый филологический вестник”, 2007, 5, № 2, 189-200

Автор статьи приходит к выводам:

1) “в начале 1830-х гг. при прочтении “Исповеди англичанина” в сознании читателя актуализировались сюжетные схемы “неистового” и готического романов”.

2) “…Де Квинси не ставил себе целью описывать “ужасное” ради “ужасного”, поэтому его “Исповедь” терялась на фоне кошмаров Жанена и Гюго. С другой стороны, любовная линия романа выдержана в духе готической традиции, что также не прибавляло ему популярности. Нам известно только одно художественное произведение, имеющее черты сходства с “Исповедью англичанина” – это “Невский проспект” Гоголя”.


^ NEW

http://www.torrentino.com/torrents/176727/comments/by/rating

Симпсоны” как философия: Эссе

Екатеринбург: У-Фактория, 2005

Как сказано в аннотации к этой достаточно объемистой книге:

Симпсоны” — популярный среди детей младшего школьного возраста сериал — послужил отправной точкой для философских размышлений двух десятков преподавателей американских университетов. Среди отечественных интеллектуалов найдется, наверное, немало поклонников этого умного, ироничного сериала, которым будет интересно то, как можно связать Гомера Симпсона с перипатетизмом, а Мэгги — с древневосточным мировоззрением, чего недостает Барту для превращения в ницшеанского сверхчеловека и чем мог бы заняться в Спрингфилде Карл Маркс. Книга рассчитана на всех, кто по разным причинам интересуется теорией популярной культуры”.

В согласии с законами жанра, сказанное в аннотации имеет лишь косвенное отношение к содержанию книги, и в составляющих ее “философских эссе” нет и речи о “теории популярной культуры”. Поскольку читать это подряд просто невозможно, приходится – с минимальным риском ошибиться – записать все это чохом, не читая, в раздел квази-философской чепухи, которой так обильно снабжают нас современные “элитарные” книгоиздательства.


http://elibrary.ru/item.asp?id=8971288

Н.А.Соловьева

Килгур М. Эволюция готического романа

Kilgur M. The rise of the gothic novel. L.; N.Y.: Routlege, 1995. 280 p.

“Социальные и гуманитарные науки. Реферативный журнал. Серия 7. Литературоведение”, 1997, № 4, 19-24.

Краткий реферат книги.

Историческое положение готического романа обозначается как среднее звено между “romance” и “novel”, приближающееся к В.Скотту и отражающее движение эстетики от Просвещения к романтизму. Готический роман, по сути, - гибрид романтического и современного романов”.

Специальная небольшая часть посвящена ученым, исследовавшим готический жанр, - Э.Беркхэд (Birkhead E.), Э.Рейло (Railough A.), М.Сэдлеру (Sadler M.), Томпкинс (Tompkins) и, конечно, М.Саммерсу (Summers M.)”.


http://elibrary.ru/item.asp?id=12805009

^ Е. В. Староверова

Феномен популярности в американской литературе XVII–XX веков: к вопросу о генезисе массовой беллетристики в США

“Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: Филология. Журналистика”, 2009, 9, № 1, 52-58

Примечательно, что едва ли не впервые в истории американской словесности, изначально популярной, ориентированной на самые демократические круги, авторы-романтики не руководствовались запросами публики (хотя, разумеется, они желали быть прочитанными) или стремлением поучать и воспитывать эту публику”.

Массовая литература особенно часто прибегает именно к романтическому арсеналу. Оттуда родом образы вольного и гордого героя-одиночки, благородного мстителя, контрастные женские персонажи в рамках одного произведения – обыденная “светлая” и трагическая “темная” героини (Ровена и Лигейя в “Лигейе” По, Алиса и Кора в “Последнем из Могикан” Купера и т.д.), а также тяга к поляризации характеров, к экзотике и приключениям, эмоциональный накал”.

Традиция “улыбающегося”, или “нежного”, реализма по сути смыкается с массовобеллетристической тенденцией сглаживания противоречий национальной жизни. Ярчайшие примеры беллетристики подобного рода – популярные рассказы Ф.Брета Гарта, создателя расхожего образа Дикого Запада, населенного сентиментальными мошенниками, храбрыми отщепенцами и падшими женщинами с золотыми сердцами, и О.Генри, блестящего мастера новеллы и вместе с тем автора, не имевшего себе равных по части “перевязывания ран” простых американцев, который пользовался большой популярностью лишь у самого неразборчивого читателя”.


^ NEW

http://magazines.russ.ru/nlo/2003/61/news.html

Е.Строганова

[Рецензия]

“НЛО” 2003, № 61

Написанная безо всякого энтузиазма рецензия на книгу:

Творчество Александры Марининой как отражение современной российской ментальности: Международная конференция, состоявшаяся 19—20 октября 2001 г. Институт славяноведения, Париж / Под ред. Е.И. Трофимовой. М., 2002. 190 с.

Судя по тому, что автор рецензии пишет о содержании этой книги, читать ее, явно, не стоит, хотя сама Е.Строганова такого вывода и не делает.


http://elibrary.ru/item.asp?id=1273022

^ Теплиц К.Т.

Всё для всех. Массовая культура и современный человек.

“Человек: образ и сущность”, 2000, 136-180

Перепечатанный в сборнике большой отрывок из книги “Теплиц К.Т. Всё для всех: Массовая культура и современный человек. М., 1996”, с. 15-68.

Тем более странным и непонятным, особенно для непримиримых критиков массовой культуры, покажется следующее утверждение: при объективном взгляде на вещи мы видим, что массовая культура как раз и способствовала выходу из того состояния потерянности и бесприютности, в которое промышленная революция ввергла огромные городские массы. Однако факты именно таковы”.

Уже при этом беглом осмотре мы замечаем: бульварная литература дает по-своему всестороннее изложение законов, царящих в мире, где отныне живут городские массы. Она учит, что тут является преступлением, а что — добродетелью: приобщает к тайнам светской иерархии; дает понятие о разных ступенях социального престижа… Благодаря таким вот книжкам новый, урбанизированный мир впервые становится хотя бы отчасти ‘прирученным’ и упорядоченным”.

^ Повторим еще раз мысль, для многих шокирующую: эти творения массовой культуры играли терапевтическую роль”.

Приобщение к этой новой культуре находится в прямой зависимости от возрастающего количества массово потребляемого свободного времени, и эта зависимость — одна из важнейших, если не решающая, для определения ее облика. Массовую культуру можно, если угодно, назвать огромным, просто чудовищным наростом, паразитирующим на социально свободном времени; но можно увидеть в ней опору для миллионов потерянных в толпе людей, которые в новой для них социальной и психологической ситуации пытаются найти себя. Так или иначе, нельзя по- настоящему оценить, что именно несет с собой массовая культура, не имея перед глазами образа ее реального адресата”.

В первую очередь мы имеем в виду тенденцию к неуклонному снижению уровня того, что передается средствами массовой коммуникации. Этот тезис первым сформулировал американский ученый Дуайт Макдоналд. Цитирую: ‘Массовая культура - не художественный объект, а продукт потребления, ее естественная тенденция - снижение уровня, скольжение вниз, ко все большей дешевизне и стандартизации, как при любом промышленном производстве’ . Эта мысль, казалось бы, крайняя и катастрофическая, подтверждается множеством частных исследований”.


http://elibrary.ru/item.asp?id=9537375

^ Р. Р. Теплых

Концептуальная организация текста детектива

“Вестник Башкирского университета”, 2007, 12, № 2, 62-64

Беспомощные выдумки, претендующие на некое научное значение.


http://elibrary.ru/item.asp?id=9956758

^ Тусина Н.В.

Автобиографическое начало недетективных романов Агаты Кристи

Вестник Оренбургского государственного университета, 2006, № 11, 247-253

“…анализ недетективных романов и “Автобиографии”, написанной А. Кристи в конце творческого пути, позволяет говорить о мотивах, побудивших её к написанию произведений, выводящих её за рамки, столь традиционного для неё, детективного жанра.

^ 1. Прежде всего – это стремление привести в порядок свою жизнь посредством изложения событий и действий, представленных вымышленными персонажами.

2. Отчёт о пройденном пути и осмысление перспектив собственной жизни, т.к. её герои в конце романов неизменно оказываются на пороге совершенно “новой жизни”. Так происходит обретение собственного “я” писательницы. В художественном мире романов своим героям она позволяет менять в жизни то, что в реальной действительности изменить очень сложно.

^ 3. Разрядка внутреннего напряжения в период жизненного кризиса, стремление осмыслить свои внутренние конфликты”.

События, происходящие в её третьем романе “Разлука весной” (1944) не имеют близкого сходства с событиями в жизни самой А.Кристи. По выражению Ч.Осборна: “Это больше духовная или эмоциональная биография. Тем не менее, Джоан Скюдамор представляет собой очень правдивый характер, написанный с большой силой воображения и огромной долей мудрости, чей внутренний кризис был вызван тишиной, одиночеством, палящим солнцем пустыни и средним возрастом”[ Osborne Charles. The Life and Сrimes of Agatha Christie. New York: Holt, Rinehart and Winston, 1983, p.133]”.


http://www.pgsga.ru/science/aspirant/avtoreferaty/tusina.doc

^ Тусина Надежда Владимировна

Недетективные романы Агаты Кристи: особенности поэтики

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Самара – 2007

Литературоведческий анализ шести “недетективных” романов А.Кристи.

На протяжении всей своей жизни А. Кристи творила в рамках “английскости” – отличительной черты англичан, заставляла их по-особенному гордиться своей страной с хорошо отлаженным бытом и старой демократической структурой. Идеалы викторианства, на которых выросла А. Кристи, не потеряли своей ценности для неё на протяжении всей жизни.

В центре художественного мира А. Кристи всегда находится английская обыденность. Эстетика обыденности в её романах проявляется в том, что герои действуют и размышляют на уровне общепринятого и общераспространённого суждения. Викторианский идеал патриархальной семейственности занимает прочное положение в её романах. Чрезвычайное внимание её романы уделяют отношению героев к семье как основе этого общества, тому “дому”, который англичанин привык считать своей крепостью.

Влияние викторианского миропонимания с его оптимизмом и верой в человека в полной мере проявилось в детективных произведениях А. Кристи. Хотя повсеместно в её детективах читателя подстерегает зловещая реальность с обязательным убийством, и А. Кристи предупреждает, что мы живём в опасном мире непреодолённых современным человеком “диких инстинктов”, её мир не является совершенно беспросветным. В художественном мире произведений А. Кристи проявилась собственная эстетическая позиция автора, заключающаяся в оптимистической организации художественного пространства большинства ее романов, реализующаяся в финалах романов с надеждой на лучшее будущее. Замечая недостатки людей, пороки общества, А. Кристи обнаруживает склонность идеализировать “английскую традицию”. Отлично зная быт и нравы людей, которых изображает, не закрывая глаза на теневые стороны жизни, А. Кристи не призывает к перестройке общества, а наоборот, демонстрирует убеждение в возможности добиться перемен, не ломая устоев общественной системы. Не случайно оба главных героя детективов А. Кристи, Мисс Марпл и Эркюль Пуаро, демонстрируют, хоть и в неодинаковой степени, приверженность идеалам викторианской эпохи.

^ Несомненным оказывается и присутствие викторианской системы ценностей и в недетективных романах А. Кристи”.

“…роман “Неоконченный портрет” может по праву считаться лирической исповедью писательницы, поскольку содержит хрупкие и трепетные впечатления детства, автобиографические образы самых близких людей А. Кристи и отображает сложный путь взросления и становления личности с неизбежными для этого пути разочарованиями и утратами, который пришлось в свое время пройти и самой писательнице”.


http://elibrary.ru/item.asp?id=11659347
Н.В.Тусина

Традиции викторианства в системе взглядов А.Кристи на человека и общество

“Проблемы истории, филологии, культуры”, 2008, № 19, 243-250

Статья о писательнице и ее “старомодной английскости”.

Кристи, с болью в сердце, наблюдала, как образ жизни старой земельной аристократии как привилегия избранных, бывший в викторианской Англии непререкаемым идеалом, — теперь был уничтожен. Она, несомненно, хорошо понимала неизбежность ухода в прошлое “сельской Англии” и “викторианской семьи”, но, вместе с тем, искренне сожалела о происходящих в мире переменах”.


http://elibrary.ru/item.asp?id=12881675

^ В.Г. Угрехелидзе

Жанр социально-криминального романа

(К постановке вопроса)

“Новый филологический вестник”, 2006, № 2, 16-23

Речь идет о таких романах как “Парижские тайны”, “Отверженные”, “Петербургские трущобы”, некоторые романы Диккенса.

“…на сегодняшний момент работа над осмыслением этого типа романа еще не завершена, наши наблюдения не являются исчерпывающими. Детальное описание традиции социально-криминального романа – задача будущего исследования”.


http://elibrary.ru/item.asp?id=12881733

^ В.Г. Угрехелидзе

Сюжетная структура социально-криминального романа

“Новый филологический вестник”, 2006, № 3, 237-242

В значительной мере перепев предыдущей статьи.


^ NEW

http://razym.ru/deti/36940-logicheskie-zadachi-dlya-yunogo-syshhika.html

Сергей Федин

Логические задачи для юного сыщика

М.: Айрис-Пресс, 2007

Небольшая книжечка с шутливо изложенными и основанными на картинках задачами, решение которых требует наблюдательности и некоторой смекалки, доступной младшим школьникам.


^ NEW

http://elibrary.ru/item.asp?id=13218124

О.В.Федунина

Поэтика сна и картина мира в готическом романе

(“Удольфские тайны” А.Радклиф и “Монах” М.Г.Льюиса)

“Новый филологический вестник”, 2007, 4, № 1, 105-117

Для готического романа в целом чрезвычайно актуальной становится проблема границ между “этой” и иной действительностью. С их характером связана оценка реальности важнейшего для этого жанра изображаемого события – соприкосновения героев с потусторонними силами. В свою очередь, это во многом определяет общую картину мира в произведении. Поэтому нас, прежде всего, будут интересовать границы сна и яви у Радклиф и Льюиса”.


^ NEW

http://elibrary.ru/item.asp?id=15127182

О.В.Федунина, А.В.Кузнецова

Советский шпионский роман периода “оттепели”: к проблеме жанрового инварианта

“Новый филологический вестник”, 2008, 7, № 2, 135-145

Перечислив на протяжении нескольких страниц те элементы содержания, которые повторяются из одного “шпионского романа” в другой, авторы в заключение пишут:

“…наличие повторяющихся элементов на всех основных уровнях произведения говорит о том, что в советской литературе сформировалась определенная жанровая модель шпионского романа, обусловленная во многом идеологизированностью и установками на занимательность и сопричастность читателя к действию”.

Однако такая, граничащая с плагиатом повторяемость – характерная черта любой литературной халтуры, ее можно обнаружить во всех “квази-романах” той эпохи – хоть “про шпионов”, хоть “про передовых рабочих”, - а потому ее наличие не может служить доказательством формирования особого жанра.


^ NEW

http://elibrary.ru/item.asp?id=15127221

О.В.Федунина

Советская “милицейская” повесть: мотив испытания и проблема жанра

(“Дело пестрых” А.Адамова)

“Новый филологический вестник”, 2009, 8, № 1, 32-40

Вопрос о жанровой принадлежности произведений А.Адамова затрагивался, в частности, А.З.Вулисом в его работе “Поэтика детектива”: “…это производственные романы из жизни милиции, то есть серьезная литература. Называть их детективами вряд ли целесообразно”. В целом под это определение – “производственный роман из жизни милиции” – подходит, несомненно, и “Дело ‘пестрых’”, с той оговоркой, что это все же не роман, а повесть…”

“…акцент на мотиве испытания не только профессиональных, но и человеческих качеств героя-новичка и его особая трактовка приводят к тому, что зарубежный полицейский роман трансформируется в “милицейскую повесть”. Помимо “Дела ‘пестрых’” и уже упоминавшихся

повестей П.Нилина “Жестокость” и “Испытательный срок”, можно назвать также “Через лабиринт” П.Шестакова (1966), “Деревенский детектив” В.Липатова (1968) и др. Очевидно, в период “оттепели” именно этот жанр советской криминальной литературы становится особенно актуальным”.


^ NEW

http://elibrary.ru/item.asp?id=9308287

Наталья Юрьевна Филистова

Текстовая организация детективного нарратива

(на материале английских коротких рассказов)

“Вестник Тюменского государственного университета”, 2006, № 7, 146-150

Читать это не стоит, поскольку “результаты исследований” автора аналогичны нижеследующему выводу:

Проанализировав английские детективные рассказы, мы выявили интересную закономерность: чаще всего события в них представляются не в их хронологической последовательности, а перестраиваются автором по его особой логике, что можно выделить как жанрообразующий признак”.


^ NEW

http://publ.lib.ru/ARCHIVES/H/HACHATURYAN_D._K/_Hachaturyan_D._K..html

Д.К.Хачатурян

В поисках истины

Предисловие к первому тому “Избранных сочинений в 10 томах” Э.С.Гарднера, изданных в Бишкеке в 1991 году.

Огромная популярность и уникальная творческая плодовитость не могли не насторожить многих критиков и литературоведов, заставила их усомниться в эстетической ценности и значимости творчества Гарднера. Его зачислили в разряд авторов “массовой” дешевой литературы и, как правило, не рассматривают ни в учебниках, ни в университетских курсах.

Такое отношение к писателю представляется несправедливым”.

В отличие от своих коллег по ремеслу, писателей Дэшила Хэммета (1894-1961) и Раймонда Чандлера (1888—1959), родоначальников и последователей “жесткого” и “крутого” (hard-boiled) детектива, Э.Гарднер развивает иной тип героя. Его детектив расследует убийство, делая то, на что часто неспособны полиция и судебные власти, герой “жесткого” детектива не только расследует, но и наказывает преступника. Если у Гарднера герой — только интеллектуал, то у Хэммета и Чандлера он и прокурор, а часто и исполнитель приговора. Поэтому тип героя “крутого” детектива более жесток, нежели герой Гарднера”.

Точно рассчитав композицию, умело манипулируя сюжетными линиями, сталкивая и вновь разводя своих персонажей, Гарднер демонстрирует способности незаурядного рассказчика — качество, которое сам он полагал определяющим в своих литературных занятиях”.


http://elibrary.ru/item.asp?id=12600147

^ Цветкова Б.Л.

Что читают и чего не читают дети: анализ ситуации

“Вестник Нижегородского университета им. Н.И.Лобачевского. Серия: Социальные науки”, 2009, № 1, 74-78

Одной из главных опасностей для духовного развития детей автор считает Интернет с его контркультурными порталами и форумами.

“…выводы региональных библиотечных исследований свидетельствуют о том, что… во всех возрастных группах в перечне “ настоящих книг” лидирует низкопробная “ лоточная” литература, в частности детские детективы”.

Как замечает писатель Лев Яковлев, современные детские книги будто написаны одним автором, которого – нет. “Мы знаем имена, фамилии, но, когда читаем, не видим за текстом личностей... Особенность текстов нынешних детских прозаиков – там нет выступающих мест. Текст пишется так, чтобы читатель скользил по нему, чтобы не было ни одной кочки, сучка, задоринки. И многие детские писатели стремятся сейчас писать, используя этот “эффект скольжения”… Именно поэтому они берут узнаваемых, не ими придуманных персонажей, пишут стерто, чтобы было легко скользить по тексту. Сюжетов много, но они не интересны – все на одно лицо” [Вознесенский А. Детские писатели не хотят быть авторами . Интервью с Л.Яковлевым // Обруч , 2002, № 2, с. 3–4]”.

Сегодня ситуация вокруг книги и чтения характеризуется как критическая, пожалуй, во всем цивилизованном мире: родители, учителя, ученые, журналисты, писатели разных стран и народов дружно и как будто вдруг обнаружили, что современные дети не хотят читать”.


http://rraymond.narod.ru/chase-artic-4.htm

Джеймс Хедли Чейз

(26 декабря 1906, Лондон - 1985, Швейцария)

Биография одного из отцов “современного детектива”.

^ Через несколько лет молодой и сметливый Джеймс Чейз уже работает в крупной оптовой книжной фирме Симпкин и Маршал, сперва рядовым продавцом, а затем заведующим отделом поставки товара в специальные книжные магазины. Здесь он основательно знакомится с литературой, читает много, иногда ночи напролёт, видит собственными глазами весь окололитературный бизнес, а заодно изучает достаточно полно вкусы и потребности так называемого массового читателя”.


http://elibrary.ru/item.asp?id=1273017

Чередниченко Т.В.

Типология советской массовой культуры

^ Между “Брежневым” и “Пугачевой”

“Человек: образ и сущность”, 2000, 104-113

Сделанный И.Случевской реферат книги Т.Чередниченко, вышедшей в 1994 году (М.: РИК Культура, 1994). Судя по реферату, Чередниченко (15 лет назад) чрезмерное значение придавала противопоставлению современной массовой культуры ей предшествующей советской культуре: та, дескать, строгала из граждан солдат партии, не давая им расслабиться, а нынешняя “культура”, вырвавшись из-под многолетнего идеологического гнета, сосредоточилась на “пустяках” - простых, мещанских жизненных удовольствиях. Сегодня уже очевидно, что агрессивность и давление на индивида у современной “культуры для масс” ничуть не меньше, чем у ее советских предков. Фактически, это все тот же, хотя и перекрашенный в другой цвет каток, стирающий в пыль всякого, кто не успел от него спрятаться. “Современная культура” – это все та же “советская культура”, и никакой другой массовой культуры в мире просто нет. Через пару десятилетий невозможно будет и заметить тот возникший в 90-е годы культурный “перебой”, о котором пишет Чередниченко (как нам сейчас невозможно учуять различия между песнями 30-х и песнями 40-х, различия, воспринимавшиеся современниками как слом культурных эпох).

Сейчас об отечественной рок-музыке, как и о пионерской песне, можно писать в прошедшем времени. Пионерская песня не выдержала демократизации. Рок-музыку она вознесла к легальному триумфу. Но затем последовал переход к рыночным отношениям в шоу-бизнесе. И тут оказалось, что спрос на рок многократно меньше предложения. На телеэкране рок-группы появляются редко, на концертах рок-музыканты все реже собирают полные залы. Рок, как аналог раздражающего шума демократизации, разделил судьбу политических ораторов”.

Стиль, переходя из жизненного уклада в сферу искусства, заостряется, гипертрофируется, становится своего рода гиперболой. То, что сделали Визбор или Городницкий, было на полпути между бытом и искусством. То, что сделали Высоцкий или Окуджава, – целиком в сфере искусства. Сами образы поэтов-певцов стилистически завершены, приближаются к символической маске, к имиджу и потому готовы к мифологической переработке в коллективной памяти”.

^ Время сформировало различие между пионером – всем ребятам примером и Хрюшей из “Спокойной ночи, малыши”. И нынешний прорыв к шутке на эстраде ориентирован как раз на Хрюшу. То есть на пространство, сказочно свободное от всякой борьбы и труда, от любой идеологической зрелости. Правда, нельзя не обращать внимания на тот факт, что пространство это возникает на телеэкране под девизом Спокойной ночи, малыши

Пустяки – это своего рода санитары сознания, очищающие его от придавленности, от тягостных и фиктивных идеалов. Что вырастет на расчищенной почве – будет зависеть просто от жизни, от того, доведется ли ей войти в рамки здравого смысла. За всеми напластованиями мобилизационного мифа и страхосмеховых реакций на него, за всей борьбой наших Мы и Они... в советской массовой культуре существует нормальный мир”.


http://www.advlab.ru/articles/article691.htm

^ Александр Чернов

Массолит на вкус

Альманах “Лаборатория рекламы, маркетинга и public relations”, 2008, № 3

Статья о конференции “Культ-товары: феномен массовой литературы в современной России” (Санкт-Петербург, 2008).


http://svetozarchernov.livejournal.com/78320.html

^ Светозар Чернов

[Рецензия на книгу У. Брутман]

Скачал тут послушать аудиокнижку У. Брутман “Дело необычных постояльцев. Англия времен Шерлока Холмса и доктора Ватсона”. Мало того, что У. Брутман - это не Уильям Брутман, а Ульяна Брутман, так еще и ощущение, что автор текста не читала ничего кроме биографии Дойла, его рассказов и “Века криминалистики” Торвальда, с которого, похоже, списала почти все, имеющее отношение к полиции, сыску, суду и криминалистике (добавив чуть-чуть из Крылова). Действительно, какой-то школьный реферат, причем школьника, даже не умеющего пользоваться Интернетом”.


http://svetozarchernov.livejournal.com/52102.html

^ Светозар Чернов

[Рецензия на книгу Т.Диттрич]

Докачал вчера вечером аудиокнижку Тани Диттрич про повседневную жизннь викторианской Англии, хотя вся эта отвлеченная викторианщина надоела уже хуже горькой редьки. Получил то, что и предполагал: общая тональность - эдакое томное воздыхание, которое усиливается еще голосами двух артисток, зачитывающих текст. Эта тональность чувствуется даже при описаний ужасных условий жизни рабочего класса.
Кроме того, барышня-писательница, как оказалось уже на первых минутах прослушивания, не ведает, что такое тред-юнионы, полагая их какими-то загадочными “торговыми союзами”, помогающими рабочим заседать в Парламенте. Лампы у нее горят на “парафиновом масле”, слово “фрак” произошло от “frog”, т.е. лягушка, а котелок изобрели для защиты от ветвей деревьев и от ударов браконьеров. Хотел бы я видеть браконьера, колошматящего конного егеря дубьем по затылку.
При том, что все ее источники, как я подозреваю, ограничиваются двумя-тремя книгами, цитаты из которых легко узнаваемы в тексте, не буду больше тратить на слушание времени”.



http://www.221b.ru/litera/londonpolice.htm

^ Светозар Чернов

Лондонская полиция во времена Шерлока Холмса

Плата констеблям после вступления в полицию составляла 24 шиллинга в неделю; после трёх недель она вырастала до 27 шиллингов; после пяти лет — до 30 шиллингов. Сержанты получали от 34 до 38 шиллингов (88-100 фунтов в год), инспекторы от 45 до 63 шиллингов (117-162 фунтов в год); старшие инспекторы — 73 шиллинга (190 фунтов в год). Для сравнения можно вспомнить, что доктор Уотсон по прибытии в Лондон получал 11,5 шиллингов в неделю, визит врача на дом стоил в среднем 5 шиллингов (для джентльменов, к которым можно было отнести разве что высшие полицейские чины, он стоил гинею (21 шилл.)”.


http://www.221b.ru/litera/omnibus.htm




оставить комментарий
страница3/4
Дата02.10.2011
Размер0.63 Mb.
ТипДиссертация, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх