Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Иваново, 2005 Наиболее интересная часть диссертации исследование того, как русская литературная критика реагировала на первые триумфы массовой культуры. icon

Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Иваново, 2005 Наиболее интересная часть диссертации исследование того, как русская литературная критика реагировала на первые триумфы массовой культуры.


1 чел. помогло.
Смотрите также:
«Связи с общественностью в условиях чрезвычайных ситуаций» Аннотация к диссертации на соискание...
Лирика ф. И. Тютчева: поэтика философского диалога >10. 01. 01 русская литература...
Русские переводы немецкой поэзии и их оценка в отечественной литературно-критической мысли...
Требования к оформлению диссертации и автореферата диссертации...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Язык молодежных песен городского фольклора как предмет лексико стилистической интерпретации...
Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук...
Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук...
Н. Д. Арутюнова; Академия наук ссср, Институт языкознания; отв ред. Г. В. Степанов М. Наука...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук. М., 2000...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4
вернуться в начало
скачать

Ольга Владимировна Иванова

^ Современный женский любовный роман: между отечественной и западной традицией

“Вестник Тюменского государственного университета”, 2007, № 4, 34-40

Зарождение любовного романа как жанра, по мнению О.Вайнштейн, приходится на период зрелого сентиментализма, когда получает расцвет жанр готического романа и кладбищенской поэзии. Умиление и страх несут одну и ту же функциональную нагрузку: “Я чувствую”. Это подтверждается современным состоянием массовой литературы, когда любовный роман и “черный” роман выступают как симметричные конструкции, образуют гибридные варианты”.

“…поиск канона [любовного романа] в нашей стране шел по пути следования западному образцу. Однако вопрос о том, насколько повлияли беллетристические опыты в этом жанре писательниц начала XX века — А.Вербицкой и Л.Чарской на формирование современной формулы любовного романа, остается открытым”.

С появлением романа “Дух времени” (1908), в котором Вербицкая произвела реабилитацию формы бульварного романа, началась ее широкая популярность. ‘Однолинейное “жизнеподобное” повествование сменила свойственная авантюрному роману множественность сюжетных линий, смена кульминаций и ложных развязок, завершавших одну сюжетную авантюру и начинавших следующую’…”

Русские авторы пытались перенести схему западных романов на русскую почву, а когда это не получилось, занялись поиском отечественной модели любовного романа. Уместным здесь было бы обратиться к опыту предшественников — Вербицкой и Чарской, но, несмотря на вечно актуальную тему любви, их произведения не смогли стать полноценным источником для романа современного, поскольку преобладание мелодраматических эффектов и ‘слащавая’ стилистика их книг не соответствовали ‘духу времени’”.

Специфическим для западного романа является ярко выраженная сексуальность героев, она действует как надличная сила, которая мотивирует их поступки. В некоторых текстах есть особые линии сюжета, связанные с распутыванием тайн, преступлений, но их роль не слишком велика. В русских любовных романах детективные линии усилены, особенно это стало заметно с середины 1990-х гг., когда жанр в российских условиях только искал возможные пути развития и шел по пути объединения с “черным”, эротическим романом, романом жанра “фэнтези”. Особого успеха достиг гибрид любовного и детективного романа”.


NEW

http://www.mydetectiveworld.ru/biblkarrpart1.html

http://www.mydetectiveworld.ru/biblkarrpart2.html

^ Джон Диксон Карр: библиография


http://elibrary.ru/item.asp?id=13067826

Н.В.Киреева

Томас Пинчон и массовая культура

“Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки”, 2009, № 8, 241-245

Попытка на примере деятельности Т.Пинчона описать технологию успешного производства текстов, построенную на “принципе двойного кодирования”, то есть сочетания халтуры, рассчитанной на “элитарного читателя”, с бульварщиной, предназначенной для потребления “широких масс”. В целом, статья из области литературоведения, ориентированной на того самого “элитарного читателя”.

“…статус элитарного автора, обладающего институциональным признанием и высокой профессиональной репутацией, стал восприниматься как открывающий перед его обладателем новые возможности получения успеха и признания у читательской аудитории, не ограниченной “ профессиональными служителями высокого искусства” и читателями-интеллектуалами – традиционными группами поддержки литературы элитарной”.

Обращение к исследованию целостного феномена писательского поведения Т.Пинчона позволяет увидеть, как игра с принятыми в массовой культуре формами дает возможность находить эффективные каналы коммуникации с аудиторией. Все это позволяет создавать атмосферу тайны вокруг “литературной личности” и творчества Пинчона, инициировать непрекращающийся поиск разгадки – как его писательского поведения, так и художественных произведений”.


^ NEW

http://elibrary.ru/item.asp?id=15127220

Н.Н.Кириленко

К вопросу об “антидетективе”

“Новый филологический вестник”, 2009, 8, № 1, 16-31

Существуют, однако, произведения, которые, обладая рядом перечисленных выше признаков, – таких как наличие тайны преступления и героя, проводящего расследование, испытание различных версий главного события – тем не менее, не являются собственно детективами; отклонения от норм классического детектива столь велики, что делают эти произведения каким-то иным жанром”.

В отличие от своих многочисленных предшественников, пользовавшихся тем же, что и она, определением детективного жанра, но благоразумно останавливавшихся перед очевидно бессмысленными выводами из него, автор статьи смело идет до логического конца и приходит к своему исходному тезису, объединяющему самые разнородные произведения литературы и кино в новый всеохватывающий жанровый тип – “антидетектив”. Единственной ее уступкой здравому смыслу оказываются кавычки, в которые она заключает название открытого ею вида литературы.


NEW

http://elibrary.ru/item.asp?id=15127198

http://elibrary.ru/item.asp?id=15127210

http://elibrary.ru/item.asp?id=15003877

Н.Н.Кириленко

Детектив: логика и игра

“Новый филологический вестник”, 2009, 9, № 2, 27-47; 2009, 10, № 3, 105-115; 2009, 11, № 4, 74-84; 2010, 12, № 1, 16-32

Пользуясь очевидной благосклонностью редакции “Нового филологического вестника” и имея неограниченный доступ на страницы этого журнала, автор – студентка 4 курса ИФИ РГГУ – печатает свою “теоретическую” работу о детективном жанре из номера в номер, в виде нескончаемого “романа-фельетона”. При этом последняя (доступная на сайте elibrary.ru) часть этого опуса заканчивается сакраментальным “продолжение следует”. Содержание работы почти целиком исчерпывается методичным и тщательным пережевыванием вторичной литературы о детективе. Конечно, никакой ценности для читателей эта студенческая работа не представляет (ввиду отсутствия в рассуждениях автора на околодетективные темы какой-либо научной или художественной новизны), но следует отметить два ее несомненных достоинства: 1) обильные ссылки на цитируемую литературу и 2) широкое пользование материалами, представленными на нашем сайте.


http://bibliograph.ru/Biblio/C/Collins_WW/COLLINS_WW.html

^ Collins (William) Wilkie (UK)

Библиография русских изданий Коллинза за последние годы.


http://rraymond.narod.ru/chase-artic-5.htm

Франсуаза де Комберус

Орхидеи для Джеймса Хэдли Чейза

“Франс-Суар”, 7 февраля 1985

Перевод статьи, в которой есть некоторые любопытные подробности из жизни Чейза.

^ Так как события большинства его романов разворачиваются в Соединенных Штатах, куда он не ступал даже ногой, я часто спрашивал его: Когда вы поедете? Никогда, - отвечал он мне, - это приводит меня в ужас. Когда я читаю то, что пишу в своих книгах, я прекрасно вижу, что это не та страна, которую следует посещать”.


http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%BE%D0%B9%D0%BB%D1%8C,_%D0%90%D1%80%D1%82%D1%83%D1%80_%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BD

Конан Дойль, Артур

Большая и содержательная биографическая статья в Википедии.

Будучи студентом-третьекурсником, Дойль решился попробовать свои силы на литературном поприще. Его первый рассказ “Тайна Сэсасской долины” (The Mystery of Sasassa Valley), созданный под влиянием Эдгара Алана По и Брета Гарта (его любимых на тот момент авторов), был опубликован университетским журналом Chamber’s Journal, где появились первые работы Томаса Харди. В том же году второй рассказ Дойля “Американская история” (The American Tale) появился в журнале London Society”.


http://elibrary.ru/item.asp?id=1273016

М.Н.Корнилов

Герои и жанры массовой культуры Японии

“Человек: образ и сущность”, 2000, 91-103

^ Автор обзора избрал два важнейших вида массовой культуры Японии — комиксы и кино”.


NEW

http://www.mydetectiveworld.ru/biblcrofts.html

Фримен Уиллс Крофтс: библиография


http://www.ruthenia.ru/sovlit/j/2973.html

^ А. Крученых

Разбойник Ванька Каин и Сонька Маникюрщица

(Уголовный роман)

“Леф”, 1924, № 2, 24-26

Одно из творений знаменитого советского халтурщика, много лет выдававшего себя за поэта и заработавшего на этом никак не меньше, чем Ванька Каин и Сонька Маникюрщица вместе взятые. Хотя этот “стих” не имеет ни малейшего литературного значения (и вообще находится за пределами литературы), но все же он любопытен, как одно из свидетельств “смычки” авангарда и бульварщины.


^ NEW

http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2008/4/Kuznetsova&Lukovs/

Кузнецова Т. Ф., Луков Вл. А., Луков М. В.

Массовая культура и массовая беллетристика

“Знание. Понимание. Умение”, 2008, № 4

Большая и интересная работа, которую стоит прочитать. Существенную и, вероятно, самую ценную часть этой статьи составляет удачно найденная авторами большая цитата из книги К.Ясперса, которая практически не присутствует в обычных рассуждениях о массовой культуре:

Немецкий философ Карл Ясперс в одной из основных своих работ “Истоки истории и ее цель” (1949) развил взгляды Лебона и Ортеги-и-Гассета на “массу”: “Массу следует отличать от народа. Народ структурирован, осознает себя в своих жизненных устоях, в своем мышлении и традициях. Народ — это нечто субстанциальное и квалитативное, в его сообществе есть некая атмосфера, человек из народа обладает личными чертами характера также благодаря силе народа, которая служит ему основой.

Масса, напротив, не структурирована, не обладает самосознанием, однородна и квантитативна, она лишена каких-либо отличительных свойств, традиций, почвы — она пуста. Масса является объектом пропаганды и внушения, не ведает ответственности и живет на самом низком уровне сознания.

Массы возникают там, где люди лишены своего подлинного мира, корней и почвы, где они стали управляемыми и взаимозаменяемыми. Все это произошло теперь в результате технического развития и достигает все большей интенсивности в следующих своих признаках: сузившийся горизонт, жизнь со дня на день, без действенных воспоминаний, принудительный бессмысленный труд, развлечения, как заполнения досуга, жизнь как постоянная взвинченность, обманчивая видимость любви, верности, доверия; предательство, особенно в юности, а отсюда неизбежный цинизм — ведь тот, кто совершил предательство, теряет уважение к самому себе”.

Далее следует важное положение, которое предшественники Ясперса не подчеркивали: “Отдельный человек олицетворяет собой одновременно народ и массу. Однако он совершенно по-разному ощущает себя в том и другом состоянии. Ситуация заставляет его быть массой, человек же прилагает все усилия, чтобы сохранить связь с народом.

Для наглядности укажем следующее: в качестве массы я стремлюсь к универсальному, к моде, к кино, к сегодняшнему дню; в качестве народа я хочу быть незаменяемой личностью, мне нужен живой театр, нужно присутствие исторического; в качестве массы я в упоении аплодирую звезде у дирижерского пульта; в качестве народа — познаю в глубине интимных переживаний возносящуюся над обыденной жизнью музыку; в качестве массы я мыслю числами, аккумулирую, нивелирую; в качестве народа — применяю шкалу ценностей и членений”.…Далее он развивает свою мысль, не отходя от социологического (а не эстетического) плана: “Массу следует отличать от публики.

Публика составляет первую стадию на пути превращения народа в массу. Это эхо, отвечающее поэзии, живописи, литературе. Как только народ перестает жить полной жизнью, черпая силы в своем сообществе, возникает множество, составляющее публику, необъятное, подобно массе, но воплощающее в себе общественное мнение о духовных ценностях в их свободной конкуренции. Для кого пишет писатель, будучи свободным? Сегодня уже не для народа и еще не только для массы. Он домогается публичного признания, стремится обрести свою публику и действительно обретает ее, если ему везет. Народ хранит обладающие вечной ценностью книги, которые сопровождают его на протяжении всей его жизни; публика меняет свои оценки, она лишена характера. Но там, где есть публика, еще сохраняется живая гласность.

В наши дни превращение народа в публику и массу стало неизбежным. Ситуация насильственно движется ходом вещей посредством масс. Однако масса не есть нечто окончательное. Она являет собой форму существования в стадии распада человеческого бытия. Каждый отдельный человек остается в ней человеком. Вопрос заключается в том, в какой степени действенными окажутся коренящиеся в сфере индивидуально-интимного (часто пренебрежительно именуемом в наши дни “частным”) импульсы, способные в конечном итоге привести к возрождению бытия человека из недр массового бытия” ( Ясперс К. Истоки истории и ее цель. // Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1994, с. 142–144).

Авторы сочувственно пишут: “Социология культуры исходит из признания того факта, что никакое художественное явление не может получить массового распространения, если оно не удовлетворяет определенным человеческим потребностям”, однако у них не возникает вопроса: а чьи это, собственно, потребности? – покупателей этой халтуры? ее производителей? каких-то иных социальных групп? Хорошо было бы разобраться с этой проблемой на примере такой “массовой литературной продукции”, как издававшиеся из года в год и отнюдь не залеживающиеся на прилавках и библиотечных полках советские журналы, такие, например, как “Блокнот агитатора” или “Клуб и художественная самодеятельность” – возможно, это помогло бы разъяснить ситуацию и с сегодняшними “звездами женского детектива”.

Пытаясь подчеркнуть грань, отделяющую “массовую беллетристику” от “литературы”, авторы выдвигают весьма сомнительный тезис, с которым вряд ли бы согласился Аристотель (да и многие другие творцы литературной теории): “Специфическая для массовой беллетристики развлекательная функция не присуща литературе при ее возникновении и на ранних этапах существования. Античная формула “развлекая, поучать” относится не к литературе, а к театру и лишь впоследствии стала существенной для литературы”.

Однако, другие их утверждения выглядят гораздо убедительнее:

Массовая беллетристика не имела таких исторических корней, как другие виды искусств, столетиями вырабатывавшие формы воздействия на массы. Поэтому важным источником для нее стали художественные решения, приводившие к безусловному успеху в других искусствах, прежде всего — в театре. Здесь большую роль сыграла мелодрама, которая сложилась как жанр в конце XVIII века”.

По существу, уникальной особенностью массовой беллетристики стало рождение “картины мира”, представляемой читателю, из технологии производства текстов, в то время как изначально художественные средства в литературе, напротив, определялись развиваемой писателем концепцией мира, человека и искусства”.

Авторы приводят некоторые малоизвестные факты из истории зарождения “массовой беллетристики” (в частности, о раннем этапе творчества Бальзака), но, касаясь дальнейшего развития ее подвидов (включая детектив), они идут уже проторенными путями, и эта часть статьи вряд ли может претендовать на новый взгляд в области теории массовой культуры.

Тем не менее, в конце они приходят к своеобразному заключению:

“…массовая беллетристика относится не собственно к искусству, а к дизайну, следовательно, оценивать массовую беллетристику нужно не по законам искусства, а по законам хотя и близкой, но все же иной сферы культурной деятельности — дизайна. Именно на этом пути можно будет разрешить парадокс развития массовой беллетристики”.


^ NEW

http://publ.lib.ru/ARCHIVES/K/KUZ'MIN_Evgeniy/_Kuz'min_E..html

Евгений Кузьмин

[Вступительная статья к сборнику романов Э.С.Гарднера]

Гарднер Э.С. Таинственная блондинка: Романы. / Пер. с англ.; Вступ. статья Е.Кузьмина. - Донецк: Воениздат, 1991

После более чем двадцатилетней практики Гарднер прерывает карьеру адвоката и целиком посвящает себя литературе. Благодаря хорошему здоровью и отменной физической выносливости — в юности, он много занимался спортом, был неплохим боксером. — Гарднер мог работать по 16 часов в сутки! Чаще всего надиктовывал текст на магнитофонную пленку. В работе ему помогали шесть секретарей-стенографисток и несколько машинисток. Гарднер готовил к изданию по несколько книг в год, редактировал свой журнал. Из-под его пера вышли книги по археологии, естественной истории, криминалистике, пенологии (науке о наказаниях в тюрьмах) и судебной фотографии. Неплохо разбирался в ядах и оружии. К началу 1978 года увидели свет 82 романа Гарднера — продано более 200 миллионов экземпляров книг. … Всего популярный писатель написал 120 романов и большое количество рассказов”.

^ Детектив Гарднера подчинен строгой логической конструкции и основан не столько на поиске, сколько на рассуждениях”.


http://elibrary.ru/item.asp?id=13010585

Кузьмина Н.А.

Международная научная конференция “КУЛЬТ-ТОВАРЫ: феномен массовой литературы в современной России”, Санкт- Петербург, 23–25 апреля 2008 г.

“Вестник Омского университета”, 2008, № 3, 195-198

Информационная заметка, очень кратко сообщающая о содержании представленных на конференции докладов.

Свою главную цель организаторы и участники конференции определили следующим образом: перевести разговор о феномене массовой литературы из оценочной в исследовательскую парадигму”.


^ NEW

http://elibrary.ru/item.asp?id=13122270

В. Я. Малкина

Готическая традиция в русской литературе конца XVIII – начала XIX вв: программа спецкурса по специальности № 021700 – Филология

“Новый филологический вестник”, 2005, № 1, 156-169

Актуальность спецкурса обосновывается возросшим в последнее время интересом к готике. Программа содержит обширный библиографический список литературоведческих работ по этой теме и ссылки на “готические интернет-ресурсы”.


http://elibrary.ru/item.asp?id=12979247

^ Матвеенко Ирина Алексеевна

Образ главного героя ньюгейтского романа Э.Бульвера-Литтона “Юджин Эрам” и его передача в русских переводах XIX века

“Вестник Читинского государственного университета”, 2009, № 5, 150-155

В основе “Юджина Эрама” лежит реальная история, главным героем которой является учитель, работавший в семье Бульверов – Юджин Эрам. В действительности этот выдающийся ученый знал множество языков, в том числе латинский и древнегреческий, про- водил исследование по компаративистике, результатом которого стало выявление связи между кельтским и европейскими языками. Из реальной истории Бульвер убрал целый ряд фактов, таких, как существование жены и детей Эрама, подозрения на Эрама во время следствия; был нивелирован и образ жертвы преступления. Герой романа предстал холодным и отчужденным от мира, все было направлено на его романтическую презентацию, что и должно было, по расчетам автора, сделать его интересным для читателя, несмотря на тот факт, что Эрам, несомненно, являлся убийцей. При этом Бульвер-Литтон прилагает все усилия, чтобы проникнуть в психологию этого необычного человека, выявить внешние и внутренние мотивы его преступления”.

Автор имел возможность изобразить байронического героя, применяя элементы готического романа, популярного в то время. К. Холлингсворт констатирует, что “разрабатывая историю Эрама, Бульвер, таким образом, объединил готический роман с реалистической фактической традицией Ньюгейтского календаря” [5; С. 89], имея в виду многочисленные мрачные пейзажи, загадочных персонажей, темные пещеры, переполнявшие романы английского писателя вообще и “Юджина Эрама”, в частности”.


http://elibrary.ru/item.asp?id=11732595

^ Мельничук О.А.

Структурные типы детективных романов

“Вестник Якутского государственного университета”, 2006, 3, № 1, 96-103

В исследованной автором подборке “детективных” романов более 50 наименований, однако единственным ответом на вопрос, почему именно эти романы стали предметом исследования, служит красноречивое авторское молчание.

Несмотря на “использование теории актантных моделей А.-Ж.Греймаса”, автору не удалось, к сожалению, сказать что-то новое и оригинальное о подтипах тех произведений, которые объединяются под именем “современного детектива”. То ли это теория виновата, то ли данная безбрежная область литературных поделок вообще не поддается какому-либо структурированию, сказать трудно.


^ NEW

П. А. Моисеев

Несколько слов о поэтике кинотриллера

(на примере фильма “Юленька”)

Вестник Пермского государственного института искусства и культуры, 2010, №3, 38–47.

Обширная статья, сочетающая элементы рецензии на конкретный фильм с попыткой описать некоторые существенные черты того расплывчатого и трудно определимого жанра, который автор называет кинотриллером. К сожалению, эта – и сама по себе трудная – задача делается практически неразрешимой из-за крайне неудачного выбора объекта исследования. Автора статьи можно понять: ничего другого отечественный кинематограф ему предложить не может. Однако, факт остается фактом: ввиду откровенной художественной беспомощности разбираемого фильма любой его анализ ничего доказать не может. А потому вполне правдоподобные суждения П.Моисеева о поэтике триллера большей частью повисают в воздухе: обсуждаемый материал не может быть использован для их верификации вследствие отсутствия у фильма внутренней художественной логики.
“Фильм Александра Стриженова “Юленька” снят в редком для русского кинематографа жанре триллера и интересен уже одним этим”.

“…наиболее удачные триллеры создаются тогда, когда авторы остаются по сю сторону реальности; стоит им перейти границу, и триллер трансформируется в ужастик”.

^ Зритель должен быть приятно испуган; а для “приятности” ему необходимо четкое осознание абсолютной “чистоты” жанра”.

Триллер – жанр неоднородный; он, собственно, держится, не на определенном типе сюжета (как детектив), а на таком трудно уловимом элементе поэтики, как ритм повествования”.


http://muzalewsky.livejournal.com/6243.html

^ Максим Музалевский

Лондон, Whitechapel: по следам Джека Потрошителя

“… Что навело нас на мысль пройти по следам Джека-Потрошителя? …

Пожалуй, первую приманку я проглотил, прочтя “Декоратора” моего любимого Бориса Акунина. В этой повести Эраст Фандорин вносит свой вклад в формирование “русской версии” в мифологии Потрошителя. Кстати, читая Акунина, я был абсолютно убежден, что этот “русский след” был от начала до конца придуман автором. Даже, помнится, несколько поразился определенной натянутости такой связи. Уже потом я узнал, что Акунин придумал далеко не все – версия о “русском” Потрошителе всерьез рассматривалась (в числе десятков других гипотез). Правда, сегодня эта гипотеза бесповоротно развенчана”.

“…очень часто интерес к истории Джека-Потрошителя появляется именно у поклонников Конан-Дойля. Даже если не брать в расчет многочисленные продолжения и подражания, в которых пересекаются судьбы великого сыщика и таинственного преступника.

Их судьбы скрещены самой эпохой. Яркий символ этого можно увидеть, подходя к двери, ведущей на Бейкер-стрит, 221B. На двери висит отпечатанное типографским способом объявление формата А4, в котором комиссар столичной полиции призывает граждан к бдительности в связи с появлением Джека-Потрошителя на лондонских улицах. Так, с помощью аутентичного документа, создатели музея погружают посетителей в атмосферу викторианской Англии”.


http://elibrary.ru/item.asp?id=11991024

Б.Р.Напцок

Английский “готический” роман: к вопросу об истории и поэтике жанра

“Вестник Адыгейского государственного университета”, 2008, № 10, 139-144

Будучи представленное в качестве курсовой студенческой работы, данное сочинение, вероятно, заслуживало бы отметки “зачтено”.


^ NEW

http://publ.lib.ru/ARCHIVES/P/“Priklyucheniya”_(MG)/_“Priklyucheniya”.html#78

Юрий Некрасов

Обречено на успех?

Полемические заметки

Приключения. 1978. М.: Молодая гвардия, 1978, с. 472-490

С позиций “жизненной правды” и советского “морального кодекса” автор статьи – “старший консультант отдела правовой пропаганды Министерства юстиции СССР. Автор книги “Суд идет”, ряда статей по нравственно-правовому воспитанию юношества и рецензий на приключенческую литературу” - довольно резко критикует “отечественные детективы” того времени. Строгих выговоров автора заслужили и С.Родионов, и Е.Парнов, и даже такой мэтр милицейской прозы как А.Адамов, но особенное недовольство вызвали у заслуженного юриста те, лежащие на периферии советского “приключенческого мейнстрима” и мало популярные среди массы читателей публикации, которые имели непосредственное отношение к истинному детективу: повесть П.Шестакова “Отпуск в Дагезане” и напечатанная в “Новом мире” статья А.Вулиса “Поэтика детектива”. Как ни тоскливо чтение этих “полемических заметок”, но они дают хорошее представление об основной массе всего написанного о детективном жанре за советское время.

“…авторам отечественных детективов, по существу, выдается индульгенция. А.Вулис априорно отпускает им такие грехи, как внесоциальность, схематизм и надуманность ситуаций, бездуховность образов... Был бы вычерчен “некий условный разрез “жизни”... А дальше — хоть трава не расти.

Ну а как быть с читателем? До сих пор почему-то думалось, что именно для него создается литература, в том числе и детективы. Читателя “изломанные осциллограммы происшествий” волнуют как минимум не в первую очередь. Уж, во всяком случае, куда меньше, нежели литературоведа или ученого-филолога.

^ Ему, читателю, видите ли, еще и подавай нравственный урок, и расширяй его кругозор, и воспитывай эстетически.

А ведь все это, если следовать А. Вулису, противоречит самой сути детектива, то бишь условиям игры, в защиту которой автор статьи “Поэтика детектива” выступил откровенно.

В таком случае — откровенность за откровенность. Не смею состязаться с А. Вулисом в точности определения, что же такое детектив. Но если для этой разновидности литературы и впрямь не обязательны ни общественная значимость, ни художественная полноценность персонажей, ни жизненная достоверность, то право “чистого” детектива на существование, по моему глубокому убеждению, как минимум, сомнительно”.


http://infox.ru/afisha/book/2009/12/23/akunin.phtml

^ Лиза Новикова

Борис Акунин скучает в театре

Весьма сдержанная рецензия на роман Б.Акунина “Весь мир театр”.

“…интереснее было бы, если бы Борис Акунин воплотил один из своих первоначальных замыслов и написал о Бухарском ханстве начала ХХ века. Но, как известно, поездка писателя в Узбекистан сорвалась. Видимо, поэтому он и отправился скучать в театр, а главного героя вставной японской пьесы назвал Нитонисе”.


^ NEW

http://www.mydetectiveworld.ru/biblknox.html

Рональд Нокс: библиография


http://elibrary.ru/item.asp?id=8971331

Осовский О.Е., Бурыкина Т.М.

Готическая традиция в англоязычной прозе: история и современность (обзор)

“Социальные и гуманитарные науки. Реферативный журнал. Серия 7. Литературоведение”, 1998, № 2, 48-66.

Большая обзорная статья, авторы которой сначала подчеркивают историческую специфичность жанра “готического романа”:

^ Готическая традиция подразумевает вполне определенное явление западноевропейской и американской литератур и искусства примерно последней четверти XVIII столетия, когда формируется английский “готический роман”, совместивший в себе отчетливое стремление к изображению современного мира и желание показать загадочное, мистическое, сверхъестественное, восходящее к таинственному прошлому, чаще всего средневековому”.

а затем обсуждают работы зарубежных литературоведов, обнаруживающих “готику” везде, где только появляется какая-нибудь чертовщина.

Методология Бахтина оказывается ключом для нового прочтения готической прозы, свидетельством чему - появление монографии Дж.Хоуард…”


NEW

Анна Панфилова

Иностранное в русской популярной прозе: традиция и современность

Типажи героев-иностранцев в современном российском женском детективе

“Slovanský areál a Evropa”. Praha: Pavel Mervant, 2010, s. 169-175

Используя в качестве литературного материала произведения из разряда так называемых “женских детективов”, автор статьи объясняет пристрастие к персонажам-иностранцам особенностями современной российской психологии, то есть действием внелитературных факторов, и не пытается связать появление в сюжете таких персонажей с какими-либо элементами поэтики исследуемых произведений.

“…если в 1920-х гг. иностранцы вводились в текст для обнаружения контраста “русское-зарубежное”, то в современном женском детективе иностранные герои существуют для того, чтобы содействовать русским героиням в их попытках убежать от несовершенной российской действительности”.


http://www.imwerden.info/pdf/pljukhanova_traditsii_1983.pdf

М.Б.Плюханова

Литературные и культурные традиции в формировании культурно-исторического персонажа (Ванька Каин)

Типология литературных взаимодействий. Труды по русской и славянской филологии. Литературоведение. (Ученые записки Тартуского государственного университета. Вып. 620). Тарту, 1983, 3-17

Матвей Комаров, романист с коммерческой ориентацией, переделал повесть о Каине, придав герою черты мрачного и безжалостного злодея, отсутствовавшие в первоначальных вариантах. Свое предприятие Комаров мотивировал нуждами европеизации русской литературы”.

В повести, предназначенной позабавить публику, воровское переодевание оказалось скоморошьим ряжением, поскольку акцент переместился здесь с практического момента на развлекательный. Точно так же и воровской язык в повести стал скоморошьим языком, поскольку он начал служить здесь не профессиональным целям сокрытия смысла, а остранению, стилистическим эффектам. …Сам Каин в его воровской ипостаси, будучи вором забавляющимся, очевидно ориентировался на скоморошество. Это заметно по тому, как он в своих показаниях подчеркивал и развивал мелкие забавные подробности”.


http://elibrary.ru/item.asp?id=12881678

^ А.А. Полякова, О.В. Федунина

Готическая традиция в прозе А.К.Толстого (“Упырь”)

“Новый филологический вестник”, 2006, № 2, 47-61

Подробнейший пересказ повести А.Толстого.


http://elibrary.ru/item.asp?id=12881728

^ А.А. Полякова

Комплекс мотивов готического романа в сюжетной структуре русской повести

“Новый филологический вестник”, 2006, № 3, 211-215

Ничего нового ни о готическом романе, ни о русской повести из этой статьи не узнаешь.





оставить комментарий
страница2/4
Дата02.10.2011
Размер0.63 Mb.
ТипДиссертация, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх