Я. А. Ваграменко Редакционный совет icon

Я. А. Ваграменко Редакционный совет


Смотрите также:
Я. А. Ваграменко Редакционный совет...
Я. А. Ваграменко Редакционный совет...
Я. А. Ваграменко Редакционный совет...
Я. А. Ваграменко Редакционный совет...
Я. А. Ваграменко Редакционный совет...
Я. А. Ваграменко Редакционный совет...
Я. А. Ваграменко Редакционный совет...
Я. А. Ваграменко Редакционный совет...
Я. А. Ваграменко Редакционный совет...
Я. А. Ваграменко Редакционный совет...
Я. А. Ваграменко Редакционный совет...
Я. А. Ваграменко Редакционный совет...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
вернуться в начало
скачать
^

Р
3’2000
ЕСУРСЫ ИНФОРМАТИЗАЦИИ



Н.Н. Скосырев


Ростовский областной институт повышения квалификации и переподготовки работников образования

^ ДИАГНОСТИКА И ОЦЕНИВАНИЕ – ГЛАВНЫЙ КОМПОНЕНТ ИНФОРМАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ ПЕДАГОГА

В условиях становления информационной цивилизации, когда любой человек, в любое время, в любом месте должен иметь доступ к любой информации, учителям остро не хватает понимания различия между информацией и знаниями [1]. А ведь именно навыки оценки достоверности информации, формализации и интерпретации, извлечения смысла знаний мы должны в первую очередь привить нынешним школьникам. Без этого им трудно придётся в обстановке повсеместной компьютеризации.

С этой точки зрения информация есть только формальный результат структурного отражения окружающего мира в сознании людей. Знания являются результатом усвоения информации. Человек присваивает знания, пропуская «нейтральную» информацию через призму собственных ценностей, знания есть оценённая информация. Но большинство учителей не знакомы с компьютерными возможностями и виртуальность, компьютерные игры рассматривают как безусловное зло. Школьные учителя информатики всем другим педагогам часто кажутся узкими специалистами, тем более потому, что среди них большинство имеет высшее непедагогическое образование. А «привычные» учителя, например математики, по-прежнему обходятся без компьютеров. Это один из парадоксов школы.

Педагогам кажется, что они решили проблему оценочной деятельности, но сейчас многие выходят на педагогику со стороны информатики и оказывается, что им практически негде прочесть об этом. Хотя в данном журнале публиковался интересный материал [2], но сработали психологические, видимо, закономерности, и продолжаются разработки и публикации в русле технократических иллюзий, грубо нарушающие педагогические закономерности.

Жалко видеть, как активные, умные люди сами себя отчуждают, продолжая дилетантски разрабатывать программы «контроля знаний». Чтобы уберечь разработчиков компьютерных программ учебного назначения от «наступания на грабли», предотвратить расходование ограниченных ресурсов, которым найдётся достойное применение, мы и решились на данную публикацию.

Педагогическая практика непрерывно подтверждает чрезвычайную актуальность проблемы оценивания. Деятельность оценивания имеет наибольшую по времени продолжительность в профессиональной деятельности педагогов, и не будет преувеличением сказать, что ценностное отношение к миру у воспитанников формируется именно как отражение учительского оценивания. К сожалению, господствующим пока является представление, согласно которому учитель должен хорошо знать в первую очередь свой предмет, а воспитание переадресовывается родителям. Обыденное сознание не способно понять глубинную связь явлений и как совершенно независимые рассматривает многочисленные школьные проблемы.

А это, в первую очередь, нелюбовь к школе, принявшая массовый характер: даже обыденное сознание не может равнодушно наблюдать искреннюю радость учеников, узнавших об отмене занятий, даже если причиной является болезнь учителя. Получается, что незаметно произошла подмена целей образования, которое согласно первоначальному, содержательному замыслу призвано помочь ребёнку в сложном процессе становления личности. Её развитие должно непременно происходить в условиях преобладания положительных эмоций, удовлетворения от взаимодействия с учителем, а в реальной школе складывается обстановка принуждения.

Неправомерно поставив обучение впереди воспитания, педагогическая практика и само обучение сделала неполноценным. Вместо обстоятельной учебной деятельности по усвоению содержания предметных областей дети вместе с учителем постоянно вовлекаются в нескончаемый спор о правилах игры, — как и за что ставятся отметки, о справедливости разных моментов этой процедуры. Но именно такие процессы приводят к результату, который признают все: большинство учащихся учатся только ради отметок. Таков воспитательный результат обучения

Но невозможно безнаказанно нарушить объективную закономерность приоритетности воспитания над обучением. Культурологический и педагогический анализ показывают, что только вера и образ, а не конкретные знания могут быть задачей школы (ведь ОБРАЗование!). Нацеливая компьютерные программы на «контроль знаний», мы вновь и вновь будем сталкиваться с попытками преодолеть средства контроля внутри программ. Мы рискуем возродить своеобразный «луддизм» — умышленное причинение вреда программам, компьютерам, потом сетям, мы перенесём и в самое перспективное дистанционное обучение насильственный характер традиционной школы. Главным признаком насильственности и оказывается отметка, в силу её повседневности, всепроникающего социального влияния.

Не принимая культурно-творческую задачу, оставаясь в знаниевой парадигме, школа зашла в тупик информационных перегрузок школьников и программ по всем предметным областям. С точки зрения физиологии, функции мозга развиваются по принципу конкуренции. Реальная практика стимулирует развитие только механической памяти, но это происходит в ущерб ориентировочным и интеллектуальным функциям.

Необходимо определённо отметить, что в теории педагогики задача перехода от знаниевой ориентации к культурологической вполне осознана и отчётливо сформулирована (гуманистическая парадигма), но конкретные механизмы решения этой задачи рационально не исследованы. Восхитительные образцы педагогического творчества порой расцениваются как недоступные технологизации, как искусство. В них не замечается решающая роль оценивания, большинство педагогов, уподобляясь обывателям, не различают оценку и отметку.

^ Информационная культура оценочной деятельности педагога как фактор развития и саморазвития образовательной системы на всех уровнях её функционирования в условиях переориентации на гуманистическую парадигму является темой данной статьи. Специфические затруднения педагогов в плане информационной деятельности возможно преодолеть, системно проанализировав структуру информационной культуры педагогов.

Философы спорят об атрибутивной или функциональной природе информации [3], но в педагогике так остро этот вопрос не стоит. Зато очень нужно разобраться с понятиями «нелинейность», «самоорганизация», «управление», «обратная связь», непрерывное и дискретное, оценка и отметка, структура и функция, (ошибки — цель педагога, но не для наказания, а для обнаружения латенты — скрытого признака), качество и количество, диагностика и оценивание, номинальное и критериальное оценивание, стимулы и мотивы деятельности.

Безусловно, для современного педагога именно с точки зрения личностно ориентированного подхода важно понимать значение субъект-субъектного взаимодействия с воспитанниками. Но педагогическая практика, многочисленные затруднения педагогов показывают, что множество ошибок связано с непониманием даже более простого субъект-объектного взаимодействия.

Модель механизма управления самоорганизующихся систем, обобщённая до мировоззренческого уровня, показана на рисунке. Здесь разработчики учебных компьютерных программ могут почувствовать всю специфику деятельности педагогического оценивания.

Для описания процесса обратим внимание на буквы, присутствующие на схеме. Кибернетическая аналогия означает, что объект-ребёнок, или объект-класс выступают для учителя (и для компьютерной программы) в значительной степени как "чёрный ящик".

Буква "a" обозначает весь поток информации о внутреннем и внешнем состоянии личности. Мысленный анализ не мешает нам выбрать в качестве прототипа учебной компьютерной программы знаменитый "детектор лжи". Он, например, регистрирует изменения в деятельности вегетативной нервной системы (пульс, артериальное давление, температура кожи, потоотделение — буква "b"), путём усиления сигналов датчиков, прикреплённых к разным частям тела. По этим сигналам оператор полиграфа принимает непосредственное решение (буквы "c" и "d"). Исполнительным "устройством" окажется "озвучиватель" новых вопросов к обследуемому (буква "e"). Буква "f" означает данные, заключающиеся в сочетании значений, или данные, сумевшие пройти через смысловой фильтр (мы видим только то, — что знаем). Буква "g" означает поток данных после преобразования на подсознательном, например, уровне.

Датчиками педагогической информации могут выступать тетрадные записи, устные ответы и решения на доске, аудио- видеозапись, записки, всевозможные поделки ребят, наконец, все визуальные данные о состоянии ученика: покраснел, улыбнулся, засмеялся, удивился, заскучал. Отметим здесь внимательность, наблюдательность как самостоятельный компонент информационной культуры педагога.

"Исполнительными устройствами" оказываются учебники, домашние задания, тесты, компьютеры, классная доска, лабораторное оборудование кабинетов, магнитофоны и видеотехника, библиотеки, одноклассники, Интернет, интерьер, пища в школьной столовой, спортинвентарь, школьный автобус или голос учителя, наконец.





Самый нижний элемент схемы (память, подсознание учителя) содержит, накапливает динамическую модель внутреннего мира ребёнка. Вся схема оживает при условии искренней заинтересованности педагога в судьбе, развитии личности воспитанника. Учитель может понимать, что каждый ребёнок является ещё одним шансом для самого педагога реализоваться, творчески выразиться, научиться у ребёнка новому, неожиданному, ведь каждый ребёнок уникален, обладает особой миссией. Дети, как будущее, богаче нас, педагогов.

К сожалению, формальное знание этой схемы не обеспечивает автоматического улучшения качества функционирования образовательного процесса. Здесь наука соприкасается с иррациональными вещами. Не задумываясь так схематично, любой педагог всё равно реализует поведение с учётом обратной связи, а будет направлено всё на благо или во вред ребёнку зависит от внутренней нравственной ориентации личности самого педагога и его уровня общей культуры.

Ценностная структура личности весьма устойчива и является отражением всего жизненного опыта человека. Все наши теории имеют значение только в рамках некоторых произвольных допущений. Гуманистический подход, личностно ориентированное образование предполагают каждого ребёнка уникальным, его личность имеет непреходящую ценность.

В заключение этого раздела отметим существенную роль понятия "открытая система" и такую специфику внешнего воздействия в механизме эволюции живой природы на нашей планете, как цикличность. Пространственно-временной континуум мира в течение миллионов лет с годичной и суточной цикличностью изменяет параметры среды (температуру, давление, освещенность, влажность и т.д.), выступая мощным и стабильным ГЕНЕРАТОРОМ ВОЗДЕЙСТВИЙ. В ходе эволюции выжили, по существу, только те виды, в основе функционирования которых была заложена цикличность. В педагогических процессах цикличность проявляется в расписании, концентрическом содержании образовательных программ, в межпредметных связях. Природным фундаментом развития личности являются периоды сензитивности, несоблюдение которых чревато многочисленными педагогическими затруднениями.

Известное положение о единстве и борьбе противоположностей вполне применимо и к описанию механизма системы. Положительной стороной процесса можно считать движения системы, направленные на сохранение устойчивости, а отрицательной стороной — отклонения, неизбежно возникающие в системе, которые она использует "положительным" образом: оперативная информация вызывает адаптацию или превращается в структурную.

Отклонение не "дурная" сторона, оно не менее ценно, чем условно-положительное приближение к цели. Без отклонения нет информации, значит и управления, и развития. Обычно при отключении цепи обратной связи система очень быстро разрушается. В педагогических процессах роль отклонения выполняют ошибки. Как видим, они необходимы. Отметим здесь, что очень часто информация обратной связи, возникающая как мера отклонения, называется оценкой, которая, следовательно, жизненно необходима в любой системе.

Вспомним тетрис. Расспросы увлечённых игроков показали интересную закономерность: многие замечали, что после длительной игры в тетрис они в окружающем мире начинали замечать фигуры тетриса — автомобильные пробки на улицах, кварталы многоэтажек, силуэты прохожих примеривались, мысленно вращались и стыковались, — игра продолжалась в подсознании. Такова особенность визуальной культуры — важного компонента информационной культуры личности. Зрительные образы весьма устойчивы, ведь психологически это выражается как критерий: мы видим только то, что знаем.

Получаем достойный образец для подражания самой природе (ведь так устроен мозг) — компьютерная игра может быть внешне совершенно «неучебной», но разобравшись и наигравшись с ней, с предлагаемыми в ней образами, ребёнок может глубоко усвоить необходимую закономерность из программы по физике, например.

Мозг умеет сам открывать закономерности. Вспомним, как трудно учиться ездить на велосипеде — пробы, ошибки, ушибы. Наконец — решение найдено, и теперь уже трудно понять, почему не получалось. Кстати, формальное описание езды на велосипеде весьма и весьма сложное. Игра может быть увлекательным учебником, помогающим лично открывать закономерности, порождающим ценные образы.

Именно образы являются главной педагогической информацией. Учитель в оценочной деятельности порождает, преобразует, находит, презентует образы, складывающиеся в собственном сознании и в сознании ребёнка. Почему же мы не смеем ожидать этого и от компьютерной программы? Есть мощные программы игры в шахматы, есть сложные диагностические программы, накапливающие данные об индивидуальном игроке-операторе, почему так упрощённо мы относимся к учебным программам, не планируем в них работу с образами?

Присутствие отметок в учебном процессе превращает его в убогую игру «тепло-холодно-горячо», в которой дискретизация информации обратной связи призвана затруднить достижение цели.

Обратив внимание на образы ребёнка, учитель обнаружит парадоксальную роль учебных ошибок. Они лишаются однозначно отрицательной характеристики. Ошибки в нерешённых задачах оказываются только индикатором вульгарного образа предмета, свидетельством неполноты образа, но гораздо важнее то, что ошибки демонстрируют прогресс, развитие личности.

Педагогическая диагностика давно придаёт особое значение анализу типологии ошибок. Например, уральский исследователь Матюхин призывает и у студентов вуза проверять не то, что они знают, а то, что они не знают и осознают как непознанное. Как врач по внешним признакам должен оценить внутреннее состояние систем организма при постановке диагноза, так и педагог по совокупности ошибок (новых, вчерашних, давних, даже другого ученика в классе) должен уметь распознать образы в целом по этим признакам.

Как видим, ошибки являются фокусом структуры образа, они надёжнее, чем безошибочные действия свидетельствуют о полноте и правильности образа в целом. Правильный алгоритм действий ученик может и бессмысленно зазубрить, а вот ошибки осознанно не воспроизводятся (за исключением весьма редких, "системных" ошибок) и опережают "естественное" и актуальное состояние сознания. Рассматривая ошибку как познавательный узел в траектории развития образа, учитель сможет за него «вытащить, проявить» всю структуру, образ в его цельности. Ошибка заслуживает педагогической похвалы. Благодаря ей учитель имеет возможность оценить путь, проделанный ребёнком до места ошибки, как самостоятельное достижение и конкретно поддержать ребёнка, заодно отметив собственные предыдущие упущения. Ошибка проявляет скрытое непонимание. Поистине, ошибки — благо. Недаром учителя высшей квалификации приходят к необходимости «сотворять» ошибки, чтобы подчеркнуть какие-либо неочевидные особенности, привлечь к ним общее внимание учащихся и строить на них правильную реконструкцию знаний, инициируя поисковую активность.

Мы должны показывать детям, что учимся благодаря ошибкам, должны находить вербальные способы беспрестанного выражения этой благодарности детям за их ошибки.

Многим учителям нужен тренинг способности так относиться к ошибкам. Тем более необходим такой качественный учёт ошибок при работе компьютерной программы. Объективно существующие «производственные условия» толкают учителя на редукцию процесса анализа ошибок.

Ограничения, связанные с длительностью урока, «наполняемостью» класса, подталкивают педагога воспользоваться упрощённым сигналом — отметкой. При этом всё богатство педагогической информации, заключённой в ошибке, необратимо теряется. Применение отметок отнюдь не безобидно. Притупляется острота зрения педагога, он поддаётся всеобщей иллюзии необходимости и полезности отметок, а некоторое время спустя обнаруживает стрессовую функцию отметок (чаще говорят — стимулирующую, но это стимулы подавления воли ребёнка взрослым). Мир образов и мир отметок несовместимы.

Рассмотренная схема давно известна в кибернетике и в теории управления, но имеет место одно существенное на наш взгляд искажение в педагогических её интерпретациях. Обратим внимание на понятие "контроль знаний". Анализ показывает, что декларируемый в официальной дидактике нейтрально-кибернетический смысл управления процессом усвоения знаний в процессе их интериоризации в значительной степени остался декларацией. Произошло это, по-видимому, в условиях идеологической нагрузки на оценочную деятельность школы при командно-административной обстановке в обществе в 30-80-е годы после ликвидации педологически-ориентированной педагогики.

Обращает на себя внимание метафоричность и многослойность понятия "контроль знаний". Как будто планируется проверить сами знания в учебниках, монографиях, или как-то объективно, не затрагивая личности ученика, знания которые в него попали. Рядом могут находиться слова о том, что "учителя контролируют работу учащихся путём ежедневных устных опросов". Подсознательно здесь действует парадигма, в которой "ученик наполняется знаниями, как пустой сосуд". Понятие используется в смысле лозунга "социализм — это учёт и контроль". Делается попытка снять ответственность, неявно декларируется неприкосновенность личности, что "не личность контролируется, а знания".

Но известны реальные социальные механизмы, делающие неизбежной оценку личности при любом "контроле знаний". С другой стороны собственно и сама дидактика признаёт факт неотделимости знаний и умений от системы ценностей личности. Таким образом, термин "контроль знаний" оказывается принадлежащим к уровню педагогической практики, обыденного мышления и непригодным к употреблению в понятийно-целостной теоретической системе.

Например, в английском языке слово control (читается к-а-н-т-р-о-о-л) означает управлять, управление. Далее подразумевается объект, которым управляют. Но ведь не знаниями же, а процессом их усвоения мы пытаемся управлять. Так что сочетание слов «контроль знаний» оказывается плохим эвфемизмом к смыслу «управление процессом индивидуального присвоения смыслов информации». Например, лукавство проявляется при попытке заменить слово «контроль» словом «управление» — большинство фраз разрушается, они теряют смысл, который подразумевал угрозу, проверки, санкции.

Здесь отчётливо видна дискретность процедуры контроля. Это характерно для тестирования, когда задача обучения уже не ставится: «Мы вчера учили, завтра будем учить, а сегодня не учим, только проверяем». Но учитель весьма ограничен во времени, для него и обычные контрольные — досадная потеря времени. Сверхзадача педагога — естественное вплетение оценивания во все другие виды деятельности-взаимодействия с ребёнком. Это называется мониторинг, хотя пока смысл этого термина несколько искажается и указывает на принципиальное использование тестирования в образовании вообще.

Разработчик компьютерной программы учебного назначения должен чётко представлять ограниченную потребность образования в только контролирующих программах. И здесь необходимо сказать о роли систем независимого централизованного тестирования.

Государство заинтересовано в получении объективной информации о готовности подрастающих поколений к исполнению своего гражданского долга и создаёт службы независимого централизованного тестирования. Школа, конкретный учитель получают в их лице контролёра, который подчёркивает ответственность педагогов за последствия своей работы. Более невозможной становится столь распространённая прежде дезориентация выпускников на рынке образовательных услуг, когда они только по низкому рейтингу сертификата узнают объективную цену своим знаниям, часто значительно несовпадающую с данными свидетельства об образовании (аттестата).

В 1995 г. Нижегородский институт развития образования провёл массовое обследование школьников, которое показало, что необходимо различать нормативную отметку, существующую в реальном школьном процессе, и критериальную оценку, получаемую в процессе независимого тестирования сторонними для школы организациями [4, 5]. Несмотря на объявленное “единство” двух подходов, снимающее неловкость учителей, всё-таки в исследовании отчётливо проявился психологический характер отметок, которые являются только инструментами установления дисциплины в условия принудительности обучения. Никакого метрологического смысла школьные отметки не имеют.

Мы повторили исследование в Ростовской области и получили аналогичные результаты. Также получено распределение, близкое к нормальному для текущих, итоговых отметок, и несовпадающее с распределением гипотетических «научных» и «сертификационных» показателей.


Школа и сама пробует применять тесты, но диагностическая культура учителей однозначно связана с их оценочной компетентностью. На практике тестирование в таких условиях является только способом быстро поставить много отметок. Существенные цели тестирования не достигаются, и получается профанация диагностики в целом. А ведь реально в развитых странах тестирование играет столь важную роль, что даже появился термин «тестовая искушённость».

Педагогам необходимо выработать отношение и к тому «девятому валу» всевозможных сборников готовых решений, сочинений по всем мыслимым темам, ответов к экзаменационным билетам, «электронных» учебников, который обрушился на школу в последние годы. Составители таких пособий, прекрасно понимая значение оценивания, и названия им дают характерные, например «К пятёрке — шаг за шагом». Уже можно услышать упрёк ученика: «Вы дали такую тему, что реферата по ней даже в Интернет нет»! Списывание поощряется, таким образом, как баланс «спроса и предложения»

Но ведь так и была устроена отметочная система, такими окажутся и самые новые компьютерные программы с блоками выставления отметки. Здесь мы подошли к ключевому различию понятий оценка и отметка. Очень часто встречается упрощённое толкование, когда весь приведённый выше анализ расценивается как призыв "к безоценочности".

Лозунг должен быть таким: «Да здравствует оценка, как можно больше оценивания, и одновременно — прочь отметка, долой лукавая обманщица, которая под видом доброй феи как настоящая ведьма обкрадывает ориентировочную основу личности, подменяя собой все истинные цели учения, становясь самоцелью!» Отметочные механизмы являются атрибутом прошедшей педагогической культуры, атрибутом императивной, принудительной педагогики. Отметки стали важнейшим средством противодействия в обучении [6].

Отметка мешает оценке! Подчеркнём, что важнее оценка, как процесс — оценивание, а не оценка, как результат этого процесса. Ведь результатом оценивания является найденный индивидуальный смысл. А смысл это идея, возможно, цель. Как далеко всё это от простой фиксации сигнала, оценки-отметки.

Здесь необходимо указать на распространённое смешение психологических понятий стимул и мотив. Многие считают, что отметки нужны, необходимы как стимул, в отсутствие которого никакой познавательной деятельности не состоится. Она действительно не состоится, если нет мотива — внутреннего образа цели деятельности. Но мотив не связан прямолинейно со стимулом. Наоборот установлено [7], что дети могут работать усердно, многие часы, движимые любопытством и желанием достичь своей цели. Такова роль внутренней мотивации, наглядным примером которой является тяга детей к компьютерным играм.

Напротив, отметки как стимул представляют собой внешнюю мотивацию, которая переходит во внутреннюю с искажением — аберрация заключается именно в вытеснении любопытства, инициативы, творчества. Объявленная формальным заменителем оценки, отметка становится самоцелью, фетишем. Психологические обобщения указывают шесть условий, при которых творческая внутренняя мотивация обычно убивается: непрерывное оценивание-сравнение, надзор, вознаграждение, соревнование, ограниченный выбор рабочих инструментов, ограниченный выбор самих видов деятельности.

В заключение укажем на юридические основания современного образования, которые любой педагог обязан знать [8]. Пункт 6 Статьи 7 Закона об образовании устанавливает, что основой объективной оценки уровня образования и квалификации выпускников являются государственные образовательные стандарты.

Пункт 3 Статьи 15 фиксирует самостоятельность образовательного учреждения в выборе системы оценок, формы, порядка и периодичности промежуточной аттестации. Таким образом, обосновав собственную систему оценивания, например безотметочную, но содержащую чёткую информацию, фиксирующую этапы развития личности ребёнка, педагог может утвердить её решение педсовета школы. Это не снимает ответственность педагога за результаты своей деятельности, а скорее увеличивает её. Тем более что пункт 7 этой же статьи закона требует обеспечить родителям возможность ознакомления с ходом и содержанием образовательного процесса, а также с оценками успеваемости обучающихся. Как ребёнок в гуманной педагогике выше, важнее учителя, так и родители абсолютно правы, если захотят узнать традиционные отметки своих детей. Учитель обязан уступить, тем более, если новаторская (по существующим пока меркам) работа не оформлена официально и существует дефицит гласности.

Но нелепо нацеливать компьютерные программы на эту «объективность оценивания» в условиях, когда всё больше школ и педагогов отказываются от отметок. И не понадобятся тогда такие наивные программы. Диагностическая культура предполагает личную ответственность педагога за результаты своей деятельности и недопустимость возложения её на заимствованные методики, компьютер или программы, даже лицензированные.

Известно, что педагогические работники находятся в напряжённом волевом пространстве, часты конфликты. Права учителя защищены пунктом 4 Статьи 55, гласящим, что при исполнении профессиональных обязанностей преподаватели имеют право на свободу выбора и использования методик обучения и воспитания, учебных пособий и материалов, учебников, методов оценки знаний обучающихся, воспитанников.

Но в поисках взаимопонимания учителю приходится опираться скорее на психологические, общекультурные подходы, нежели на юридические [9,10]. Разработчикам компьютерных обучающих программ, особенно важно познакомиться с ограничениями количественной парадигмы тестирования в целом и осознать необходимость двухэтапной процедуры тестирования с учётом широких социальных последствий применения тестов [11].

Таким образом, мы не сомневаемся, что требование безотметочности перспективных компьютерных программ учебного назначения, желательность их подобия «Сократовскому диалогу» займут своё место в сертификационных перечнях. Такое убеждение основано на ключевой роли диагностической культуры, оценочной деятельности в структуре информационной культуры педагога.




оставить комментарий
страница8/10
Дата03.10.2011
Размер1,27 Mb.
ТипНаучно-методический журнал, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх