Н. Ю. Замятина Представления об устройстве пространства как контекст формирования образов субъектов РФ (по материалам официальных сайтов субъектов рф) icon

Н. Ю. Замятина Представления об устройстве пространства как контекст формирования образов субъектов РФ (по материалам официальных сайтов субъектов рф)


Смотрите также:
Ориентиры развития официальных городских сайтов Республики Татарстан...
Законодательное Собрание Ямало-Ненецкого ао...
Законодательное Собрание Ямало-Ненецкого ао...
Территориальной идентичности очень важна для понимания реальных территориальных...
Концепция интегрального управления рисками хозяйствующих субъектов 24...
Приказ 14. 02. 2011 58 № п...
«инновационный потенциал субъектов образовательного пространства в условиях модернизации...
Конституционные ограничения статуса субъектов российской федерации...
Кластерная политика как инструмент формирования инновационной экономики: проблемы правового...
Задачи занятия: Сформировать стремление работать по выбранной профессии...
Правительство российской федерации постановление...
Лекция на тему «Споры...



Загрузка...




Опубликовано: Известия РАН. Серия географическая. 2006. № 5.

Н.Ю. Замятина

Представления об устройстве пространства как контекст формирования образов субъектов РФ (по материалам официальных сайтов субъектов РФ)1


Материалом настоящего исследования послужили имеющие отношение к пространству тексты официальных сайтов субъектов РФ: характеристики географического положения, сведения об экономических, политических и культурных связях с другими субъектами РФ, районами и странами, историко-географические очерки, характеристики рекреационных ресурсов, туристических объектов и объектов природно-культурного достояния субъекта РФ и т.д. Такого рода тексты могут быть поставлены в соответствие различным представлениям об устройстве характеризуемого пространства, например: централизованное или однородное, континуальное или дискретное и т.д. Соответствующие текстам сайтов представления о пространстве и являются главным предметом нашего исследования, а сами тексты сайтов рассматривается как проявление различных типов пространственной культуры политического мышления.

Основной наш интерес – выявление и описание политико-культурных типов пространства, их структуры, а также спектра возможных взаимосвязей между географическими образами. Другие возможные аспекты – например, выявление типа пространства, господствующего в представлениях жителей некоторого субъекта РФ, или соответствующего политике его губернатора, мы оставляем за рамками настоящего исследования.

Заявленная постановка вопроса нетрадиционна для отечественной (да и зарубежной) культурной географии, однако может быть легко «вписана» в сферу ее традиционных интересов.


^ Методологические принципы исследования

Определить место настоящей работы в ряду других географических исследований можно по двум параметрам: степень генерализации исследуемого материала и методологический "сегмент" культурной географии.

^ Степень генерализации исследуемого материала связана с движением от непосредственного изучения фактов к общим моделям. Приведем аналогии с традиционными экономико-географическими работами. Так, минимальная степень генерализации материала обычно бывает в частных работах типа «Экономико-географическая характеристика такого-то района» или «География горнодобывающей промышленности мира»; средняя степень генерализации – это уже концепции и теории типа территориально-производственных комплексов, центральных мест и т.д.; максимальная – методологические работы. Заметим, выделенные степени связаны не с "качеством" анализа материала: подобно тому, как мелкомасштабные и крупномасштабные карты служат своим целям и не лучше и не хуже друг друга, степень генерализации материала, на наш взгляд, связана с целенаправленной "фокусировкой" исследователя на ту или иную дистанцию до фактографического материала. Настоящая работа нацелена на средний уровень абстракции, т.е. на выявление моделей взаимодействия географических образов. Конкретные случаи интересны нам не сами по себе, а как примеры проявления того или иного типа взаимодействия образов; приводимые в тексте цитаты иллюстрируют эти типы.

В области изучения представлений фактографический материал неотделим от всей цепочки:

Воспринимающий субъект → Воспринимаемый объект

^ Угол зрения

Современные знания о формировании человеческих представлений включают тезис об активности (интерактивности) самого процесса формирования знания: человек воспринимает окружающую действительность не путем механического отражения (как фотоаппарат), но в ходе постоянного направления мозгом воспринимающего «аппарата». Таким образом, для формирования представлений решающую роль играет угол зрения на реальность, связанный как со всем предыдущим опытом воспринимающего человека (и в частности, с культурным опытом, с опытом деятельности и общения в рамках определенной культуры), так и с текущим контекстом восприятия [см.: 6].

Исследование представлений, как правило, связано с концентрацией на каком-либо одном звене цепочки формирования представлений (субъект, объект или угол зрения). Большинство современных исследований представлений, особенно в отечественной географии, концентрируется на субъекте (например, исследования типа «образы зарубежных стран «глазами россиян»), либо, реже, на объекте (сравнительное изучение образа России у представителей различных стран). Концентрация на угле зрения подразумевает изучение не просто образов определенного объекта или образов «глазами» определенной группы – но образов, связанных с определенным контекстом или определенной традицией. Такие исследования производятся, например, сторонниками изучения дискурсов в современной политической культуре. В нашем случае также производится попытка выявления моделей пространственных представлений, связанных с различными «углами зрения», причем каждый «угол зрения» выявляется по свойственной ему структуре мысленного пространства.


^ Методологические «сегменты» изучения представлений в культурной географии. Основным критерием выделения методологического «сегмента» служит соотношение изучаемого представления и «представляющего» субъекта. В первом, «субъектном» сегменте представления рассматриваются как элемент психологической реальности отдельно взятой личности. "Субъектность" анализируемых представлений в данном случае не означает субъективности анализа: исследователь концентрируется на самом процессе мышления: восприятии, организации и использовании мозгом пространственной информации, подобно тому, как это делает психолог, специалист по когнитивной науке и др. По мере «удаления» от сознания конкретного человека и «объективации» представлений можно выделить еще несколько «зон»: усредненные представления группы людей (транссубъектный сегмент), системы представлений, закрепленные в культуре в виде культурных архетипов (сегмент культурных архетипов), и наконец, системы представлений, закрепленные в языке (языковой сегмент)2. Выбор той или иной исследовательской зоны зависит от исследовательской установки.

В первом, субъектном сегменте анализируются особенности формирования представлений "в голове" субъекта, например, особенностей их кодирования: в виде "мысленных картинок", вербальных формул, концептов, систем ассоциаций и др.; изучаются ментальные (мысленные) карты и т.д. Подобный подход характерен для поведенческой и позднее – западной когнитивной географии, отчасти для геоинформатики и работы с геоинформационными системами [см.: 15].

В транссубъектном субъекте может изучаться, например, роль различных средств массовой информации в появлении массовых стереотипов. Научные исследования ведутся здесь, в основном, в направлении моделирования типичного знания (какие знания, оценки и решения типичны для такой-то группы населения). Типичные для той или иной социальной группы представления связаны с общностью познавательного опыта членов этой группы – и дают основания для предположений о возможной общности их поведения в определенных ситуациях. В качестве типичной работы, выполненной в данном сегменте, назовем труд [5].

В сегменте культурных архетипов интересны традиции пространственного мышления в определенной культуре, например, представления о "норме" централизации территории, имеющие следствием представления о "норме" доминирования столицы, нормальной транспортной сети и т.д. Заметим, что массовые представления о "норме" доминировния столицы могут быть выявлены и на транссубъектном уровне; задача культурного уровня – выявить весь комплекс ментальных следствий определенной традиции мышления в отношении центра в их взаимосвязи.

Особенности развития культурных архетипов нередко «выходят» на поверхность, проявляясь через функционирование современных идеологий и связанные с ними конкретные действия по организации пространства.

В географии в данном сегменте лежат работы, выполненные в рамках целого спектра географических направлений: это западная гуманистическая география и более поздние работы в рамках «новой культурной географии» («чтение ландшафта» Д. Косгроува и др.), отдельные постколониальные, феминистско-географические, постструктуралистские географические исследования и др. [см., например: 10—14, 16, 17]. В России здесь можно назвать направление гуманитарной географии [1], а также предшествующие труды, написанные на стыке географии и культурологи, например, В.Н. Топорова [9]. Именно этот сегмент определяет и методологию настоящей работы.

Охарактеризуем последний – языковой – сегмент географического изучения представлений на конкретном примере. Принятое в языке соотношение слов, употребление предлогов тесно связано с определенными смысловыми конструкциями, естественными для данного языка. О полуострове Крым говорят «в Крыму», что соответствует представлению о Крыме как об острове или отдельной стране (в отношении полуостровов принято употреблять предлог «на»: на Камчатке, на Чукотке)[7]. Представления этой «зоны» дальше всего от тех, что «находятся в голове» конкретного человека. Действительно, говорящий о Крыме едва ли сознательно подразумевает его территориальную принадлежность (исключение здесь – современная проблема с целенаправленным внедрением выражения «в Украине» вместо «на Украине», связанного с аналогичными языковыми обстоятельствами). Зафиксированные в языке представления (говорят о языковой картине мира) генетически связаны уже не столько с «головой», сколько с историей формирования языка как автономной системы, а через язык – с историей соответствующего народа (в частности, языковой образ Крыма, возможно, связан со временем Крымского ханства [7].

^ Материал исследования. Итак, наше исследование нацелено на среднюю степень генерализации (т.е. поиск систем, моделирование) «углов зрения» на образы географических объектов – причем представлений архетипических, закрепленных в культуре (т.е. с использованием культуролого-географической методологии). Соответственно, используемые в качестве материала исследования тексты сайтов рассматриваются как примеры проявлений пространственной политической культуры общества со свойственными ей в тех или иных ситуациях «углами зрения» на объекты.

Каждый сайт в отдельности является, в общем-то, случайной репрезентацией представлений о пространственных объектах (субъект РФ и др.) – причем репрезентацией, нередко хаотичной по структуре (различные фрагменты сайтов составлялись разными людьми, разными подразделениями администрации субъекта и т.д.). Между тем большинство сайтов содержит повторяющиеся от сайта к сайту способы, приемы, словесные формулы характеристики положения, отношений с другими географическими объектами и т.д.

В большинстве случаев можно поставить в соответствие использованным способам, приемам и формулам словесных характеристик определенные культурные представления о пространстве. Это пространство (представляемое или подразумеваемое) имеет определенные структурные особенности – однородность или неоднородность, централизация, дискретность или континуальность и т.д. Тем самым, мы предполагаем, что различия в структуре представляемого (подразумеваемого) пространства могут изучаться через соответствующие такому пространству способы увязки между собой географических образов.

Итак, имеем: словесные особенности характеристики взаимосвязей географических объектов как наблюдаемое (предмет исследования) и поставленные им в соответствие способы увязки (взаимосвязи) географических образов и представлений, в свою очередь, соответствующие определенной структуре пространства, как изучаемое (объект исследования).

Словесные особенности увязок географических объектов классифицируются нами как элементарные хорологические сочетания (ЭХС) – см. ниже. Способы увязки друг с другом (взаимосвязи) географических образов (во всяком случае, наиболее устойчивые варианты таких «увязок») мы склонны рассматривать как когнитивно-пространственные системы, или КПС (см.: [3]; тема КПС требует отдельной проработки и в данном случае не рассматривается). Соотносимые с определенными видами взаимосвязей географических образов пространства определенной структуры мы называем когнитивно-географическими контекстами (КГК). Понятие «контекст» здесь означает, что КГК является «фоном», структурной основой частных образов мест, в которую те мысленно (т.е. когнитивно – в процессе мышления) вписываются.

Настоящая работа состоит из двух частей. Первая – содержательная классификация ЭХС – по сути, анализ особенностей исходного материала. В то же время анализ ЭХС можно рассматривать как самодостаточное направления исследования, начатое ранее на страноведческом материале. [2] Значение этой работы состоит в выявлении соответствующих отдельным видам ЭХС видов взаимосвязей отдельных географических образов: своего рода «молекул» образного пространства. Здесь мы подходим к «механизму» формирования «ткани» образного пространства, его сочленений и разрывов, выраженных через силу и «качество» взаимосвязей отдельных географических образов.

Вторая часть работы – пионерная. Она связана с выявлением и описанием собственно различных структурных типов образного пространства, «сотканного» так или иначе связанными географическими образами – КГК. Но, хотя соответствующие ЭХС образные связи и лежат в основе формирования КГК, соответствие «типы ЭХС – типы КГК» наблюдается лишь в некоторых случаях. Различным КГК в тексте может соответствовать один и тот же тип ЭХС – при этом различие пространственной структуры КГК выявляется по другим признакам, чему и посвящена последняя часть настоящей работы.

Анализ сайтов проводился в мае—июне 2002 г., затем информация о текстах сайтов обновлялась в октябре 2003 г., в июне—августе 2004 г. и в сентябре-октябре 2005 г. Анализировались страницы сайтов вплоть до четвертого уровня ссылок, начиная с «домашней» страницы сайта, включительно; не рассматривались тексты официальных документов, а также страницы отдельных организаций (кроме подразделений администрации), ссылки на которые содержатся на сайтах. В текстах сайтов выбирались все выражения, содержащие упоминания каких-либо внешних по отношению к данному субъекту РФ нефизических географических объектов (другие субъекты, крупные регионы, Россия в целом, другие страны и т.д.); из физических объектов рассматривались упоминания частей света и материков (Европа, Азия, Америка, Евразия), а также океанов.


^ Содержательные виды элементарных хорологических сочетаний

Классификация ЭХС. Собранный материал позволил разработать детальную двухуровневую классификацию ЭХС.

Первый – наиболее общий – уровень классификации в основном соответствует выделенным ранее [см.: 2] видам информационных процедур: выделяются трансляционные, иерархические и донорно-акцепторные соотношения, соотношения «сферы влияния» и соотношения географического положения. Сохранение ранее выделявшихся распределительных соотношений признано нецелесообразным из-за нечеткости ранее использовавшихся критериев различия (глубина образной нагрузки при содержательном тождестве) с некоторыми подтипами соотношений донорно-акцепторных, сферы влияния и географического положения

В рамках каждого вида ЭХС по типу информационной процедуры (далее: информационный вид ЭХС) выделен ряд подвидов, соответствующих конкретному содержанию ЭХС в каждом конкретном случае (второй уровень классификации).

Разработанная классификация представлена в табл. 1. По каждому подвиду ЭХС даны примеры характерных выражений, касающихся соотношения субъектов РФ (далее СРФ) с другими географическими объектами, в том числе курсивом даны собственно характерные выражения, прямым шрифтом – описания характерных для данного ЭХС выражений.


^ Таблица 1

Виды и подвиды ЭХС на официальных сайтах субъектов РФ



Виды ЭХС

Условное название

^ Характерные формулировки

Трансляционные ЭХС


«Большее в меньшем» (свойства целого распространяются его части)

Для СРФ, как и для… [страна, регион] характерно…

«Меньшее как большее» (репрезентация большего через меньшее)

Замена названия СРФ названием включающего его региона (реже страны).

ЭХС тождества с образцом

^ Объект … на территории СРФ [свойство СРФ и др.] соответствует типу такому-то [название типа происходит от конкретного географического объекта].

«Органические» ЭХС (качественная роль части в составе целого)

^ СРФ -- форпост страны (всероссийская житница, всесоюзная здравница, энергетическое сердце страны).

СРФ – гордость (надежда, опора) страны.

^ С СРФ начинается преобразование (возрождение) страны (региона).

ЭХС географических метонимий

Замена названия СРФ названием другого географического объекта с некоторым эпитетом (типа «русская Швейцария»).

ЭХС неофициального названия

Использование вместо официального названия СРФ производной от центрального города (Белгородчина, Тамбовщина) или от другого географического объекта (Кубань, Забайкалье).

ЭХС общей судьбы

Указание на аналогичную судьбу другого географического объекта.

ЭХС частной аналогии


^ Площадь СРФ превышает площадь таких-то стран, вместе взятых…

В то время как … [значение показателя по другим географическим объектам], в СРФ этот показатель [выше, ниже].

ЭХС сферы влияния

«Товаропотоки»

Информация об экспорте и импорте, потоках мигрантов и туристов, о смежниках и т.д. Концерты (гастроли, показы) за пределами СФР, зарубежные инвестиции в его экономику.

«Выход в свет»

Участие в международных (общероссийских) конкурсах и выставках [за пределами края], соглашения о сотрудничестве. Информация о визитах, приемах, международных мероприятиях. Исторические торговые связи. Соперники и конкуренты.

«Масштаб значимости»

^ Имеет авторитет (престиж, славу и т.п.) на международном рынке. Имеет [особое] значение для России (региона) в целом.

«Клубные отношения»

Член такой-то международной ассоциации.

ЭХС административного доминирования

^ Вторглись, захватили, покорили [такую-то территорию]. Имели в административном подчинении такую-то территорию. Соотношения областей с автономными округами в их составе.

«База»


Выполнение определенной функции для внешней территории, в т.ч. удержание ее в некоторой зависимости (например, сырьевой).

ЭХС зависимости


«Братские узы»

Односторонняя зависимость от территории формально равноправного (равновеликого) партнера.

ЭХС периферийной зависимости

Зависимость (в т.ч. техническая, технологическая) от центра, подчинение центру.

ЭХС военной и административной зависимости

^ Вошли в состав, стали данниками, владением, вассалом [Москвы, Руси и т.д.].

Донорно-акцепторные ЭХС (содержательные влияния)


«Информационный импорт»

Обучение местных специалистов [в другом месте], использование зарубежных технологий, стандартов, опыта, принятие внешнего руководства, рекомендаций.

«Информационный экспорт»

Обучение специалистов (создание образцов, технологий) для другого места.

ЭХС механического переноса качеств

Информация о механическом переносе качеств из другого места (в другое место) с мигрантами, посредством эвакуации мощностей и т.д.

«Поддержка»

Политическая (военная) поддержка, финансирование, фонды, гранты, инвестиции.

«Наследство»

[Некоторое свойство: религия, сельскохозяйственная культура и т.п.] пришло в СРФ из … [другое место].

Иерархические ЭХС

Долевые ЭХС

Доля в РФ, регионе.

ЭХС частной уникализации

Единственный в России [в мире, в регионе], уникальный; не имеет аналога [в РФ и т.д.].

ЭХС первен-

ства


«Лидер»


Ведущий производитель; занял первое место, победил в конкурсе, лучший; основной производитель; самый мощный; лидирует; занимает лидирующее положение; в СРФ сосредоточена основная часть…

«Старейшина»

Впервые в [РФ и т.д.]; расположено старейшее [предприятие отрасли]; старейший; один из первых; самое современное.

«Член элиты»

качественной

Вошла в … [ограниченная группа субъектов]; один из основных; один из ведущих; один из наиболее богатых, сильных, привлекательных и т.д.; входит в пятерку (десятку)…; один из немногих.

Временнόй

^ Один из первых; один из старейших.

Ранговые ЭХС


Место [в России, в мире и т.п.] после такого-то аналога; уступает лишь…

Стандартизационные ЭХС


^ Больше (меньше, хуже, лучше) среднего [по России].

ЭХС географического положения

ЭХС особенностей положения

ЭХС центрального положения

^ СРФ расположен в центре [страны, региона].

ЭХС промежуточного положения

СРФ расположен между…

ЭХС частного положения

^ СРФ расположен на юге (в западной части и т.д.) … [страны, региона].

ЭХС территориальной принадлежности

^ СРФ расположен в (относится к) [экономический район, федеральный округ].

ЭХС ориентации и направления

Указано расстояние (и иногда направление) до города или других объектов вне данного СРФ.

«На путях»

Указано расположение относительно транспортных магистралей.

ЭХС соответствия природным объектам

Указано расположение относительно природных объектов: равнин, гор, рек, полярного круга, океанов и т.д.

ЭХС качественного положения

Указаны конкретные выгоды географического положения.

«Широта горизонта»

ЭХС прямого доступа

Указание на наличие прямого транспортного сообщения с некоторыми городами (странами).

ЭХС транспортного выхода

Указание на то, что с территории данного субъекта возможен транспортный выход в некий регион (бассейн).

ЭХС функционального значения положения

ЭХС транзита

Указание на использование (или потенциальную возможность такового) территории СРФ для транзита.

«Ворота»

Указание на возможность транспортного «прохода» через территорию данного СРФ в некий регион (бассейн) для других СРФ, городов, регионов или страны в целом.

ЭХС особенностей путей сообщения

ЭХС масштаба путей

Указан ранг проходящих через СРФ дорог (например, автотрасса федерального значения).

ЭХС иерархии путей

Иерархические отношения, тематически выделенные применительно к транспорту.


ЭХС административного соседства

Формальное перечисление соседних территорий.


«Оправдание дорог»

Указание на конечные пункты дорог, внешние по отношению к территории СРФ.


Разработанная классификация служит своеобразным «букварем» для описания структуры когнитивно-географических контекстов, а также позволяет внести элементы формализации в их диагностику.


^ Виды когнитивно-географических контекстов

В основу классификации когнитивно-географических контекстов положена структура и «рельеф» образного пространства, которое формируется географическими образами, входящими в тот или иной вариант КГК. Наиболее распространены четыре вида КГК: административный (рамочный), планиметрический, рельефный, или гравитационный КГК, почвеннический КГК3.

Наиболее распространенный КГК можно условно назвать планиметрическим. Взаимодействующие в данном контексте географические образы представимы как геометрические элементы плоскости: точки (города, субъекты и страны, рассматриваемые во взаимодействии между собой), линии (границы и пути сообщения), фигуры (регионы и страны по отношению к внутренним географическим объектам). Суть взаимодействия образов в таком контексте носит внешний характер: сравнение и установление иерархии размеров географических объектов (как в буквальном смысле (площадь), так и по «мощности» (численность населения, объемы производства и т.д.), установление взаимного расположения объектов, а также информация о перемещении различных сущностей из одного объекта в другой (поставки сырья или готовой продукции).

Произошло увеличение товарооборота со странами дальнего зарубежья, которое обусловлено ростом объемов экспорта во Францию, Польшу. По сравнению с 2001 годом снизился товарооборот с Канадой, Чехией, Финляндией. [27]

Трансформированным видом геометрического контекста можно считать специфический рельефный (гравитационный) контекст. По сути, это планиметрический контекст, перемещенный из плоскости на выпукло-вогнутую поверхность.

«Выпуклость» определенных участков поверхности определяется их содержательным, образным наполнением, подразумеваемым помимо сообщаемой в тексте информации о торговле, границах и прочих соотношениях географических объектов, причем этот «затекстовый» образ географического объекта влияет на «содержание» географического объекта, характеризуемого данным текстом.

Так, экспорт за рубеж (особенно в развитые страны, в Европу) или поставки в Москву, на знаменитые промышленные объекты и т.д. «более ценен», чем просто поставки по стране, за счет подразумеваемого образа развитых стран (Европы, зарубежных стран вообще, Москвы и т.д.) как более взыскательного потребителя: такие поставки служат своеобразным географическим «знаком качества» продукции:

Цемент Белгорода хорошо известен многим строительным компаниям Европы, Азии, Африки, завоевал хорошую репутацию среди потребителей на внутреннем рынке страны. Белгородский цемент использовался при строительстве Асуанской плотины в Египте, крупнейших ГЭС в нашей стране, Московского метрополитена, дворца съездов в Кремле, телевизионной башни в Останкино и многих других важных объектов. [18]

Оценка «приподнимает» экспортирующий субъект над поверхностью прочих – во всяком случае, до уровня неких «вершин» страны или зарубежья: плоскость расположения образов «искривляется», добавляется рельеф.

Простейшая модель такого соотношения выглядит так:


^ Закрепленный в культуре образ географического объекта N



Соотношение в тексте объекта N с географическим объектом А



Частичная трансляция образа N на объект А



Формирование образа географического объекта А


Различение планиметрического и рельефного контекста представляет из себя сложную проблему. В общем случае, механизм различения рельефного и планиметрического контекстов представим следующим образом. Обоим контекстам может соответствовать определенный список ЭХС. Назовем наиболее употребительные: ЭХС «товаропотоки», географические метонимии, ЭХС общей судьбы, частной аналогии, периферийной зависимости ЭХС «братские узы», «база», «масштаб значимости», «информационный импорт», «информационный экспорт» и др. В каждом конкретном случае необходима экспертная оценка содержательной нагрузки соотношения: если смысл, которым наделяется характеризуемый в тексте географический объект, меняется в зависимости от того, с каким объектом он соотносится, то это ЭХС, соответствующее рельефному контексту, в противном случае это ЭХС, соответствующее планиметрическому контексту. Для проверки можно использовать метод замены: название географических объектов, соотносимых с данным, мысленно меняется на нейтральное (типа «некоторые страны» или, по ситуации, на название существующего или несуществующего географического объекта с заведомо низкой содержательной оценкой: Верхняя Вольта и т.п.). В некоторых случаях, однако, уверенно различить содержательную оценку и простую констатацию списка стран-импортеров проблематично. Поэтому нам не представляется возможным установить жесткие границы между геометрическим и гравитационным контекстами: один переходит в другой благодаря малейшим колебаниям смысла высказывания; в таких случаях мы предлагаем использовать формулировку «присутствуют признаки рельефного контекста».

Рамочный (административный) контекст соответствует характеристикам административно-территориального деления как в настоящий момент, так и в ретроспективе. «Территория нынешней области входила в состав…», «была образована из территорий…», «граничит» -- типичные формулы данного контекста. Образы упоминаемых территорий, по сути, редуцированы к границам (рамкам) объектов. Рамочному контексту соответствуют такие ЭХС как «административное доминирование» и «военно-административная зависимость» соотношений типа «сфера влияния», а также подтип «административное соседство» соотношений географического положения.

В общем случае планиметрический, рельефный и административный контекст можно объединить в группу поверхностных контекстов. Абсолютное большинство экономико-географических, а также физико-географических текстов, содержащихся на сайтах, написаны в поверхностных контекстах.

«^ Почвеннический» контекст отличает «плотный», даже объемный образ характеризуемого географического объекта. Первостепенное значение для характеристики объекта играют уже не его контуры (как в рамочном контексте), не материальный обмен с другими объектами (как, по преимуществу, в планиметрическом контексте) и не уровень положения по отношению к другим объектам (как в рельефном). Здесь на первый план выступает некая «самость» объекта, присущая ему как таковому. При этом «самость» бывает абсолютной, безотносительной к какому-либо другому географическому объекту: «ситцевое царство», «золотая Колыма», но бывает и относительной – т.е. объект самобытен в ряду других аналогичных объектов (в данном случае – субъектов РФ), но его свойства определяются по отношению к другому – вмещающему объекту (России или региону): «житница России», «энергетическое сердце России», «форпост страны» и т.д.

Ключевым признаком для определения почвеннического контекста мы считаем метафорическое название объекта, а также использование его неофициальных названий. Так, например, выражения типа «наша область дает 90% продукции вида N в стране» соответствуют планиметрическому контексту, тогда как выражения типа «N-ская столица страны», «N-ское сердце страны» (где N – вид производимой продукции) соответствуют переходу в почвеннический контекст. Для «почвеннического» КГК характерны также выражения «такой-то край», «такая-то земля» – с последним образом связан выбор названия контекста. Земля в данном случае – "производящая субстанция"; обычны соотношения земли с местной природой, полезными ископаемыми4:

^ Тверская земля, расположенная в пределах уникального в экологическом отношении региона - Главного водораздела Русской равнины, богата водными ресурсами. [25]

Метафора земли связана с образом рождения, плодородия, который переносится и на людей:

^ Тульская земля – красивейший и щедрый край, давший миру талантливых писателей, художников, ученых, изобретателей и государственных деятелей. [26]

Распространена формула "такая-то земля дала России таких великих людей как…":

^ Белгородская земля - родина многих замечательных людей, чьи имена стали гордостью Отечества. [18]

Образ "земли, порождающей людей" часто развивается в тезис об особых качествах местных жителей ("детей" своей земли):

Испокон веков Ярославская земля привлекала к себе внимание людей, умеющих работать и зарабатывать. Ярославцы всегда славились искренним радушием, предпринимательской хваткой, способностью оценить перспективы сотрудничества. [28]

Красноярский край славился особыми сибирскими легендами. Он был и остаётся местом духовных открытий. Здесь живут свободные и сильные люди «сибирского здоровья» и «сибирского характера». [20]

Республика людей с сильным характером, уважающих прошлое и устремленных в будущее, промышленников и предпринимателей, земледельцев и ученых, людей культуры и искусства. [24].

Подобные высказывания, наряду с использованием неофициальных названий и образно-метафорических наименований географического объекта можно считать третьим важным признаком почвеннического контекста.

"Почвеннический" контекст в общем случае не подразумевает наличия "в поле зрения" каких-либо географических объектов кроме характеризуемого, а также страны в целом. Исключение составляют природные географические объекты (реки, горы, озера и т.д.), служащие одной из «баз» для определения «самости» данного объекта, вмещающие образы России. В некоторых случаях "возможны" географические объекты «внешнего мира» – мира за пределами России – благодаря которым возможны такие «самости» региона как «форпост», «окно в Европу» и т.д. Исключение составляет появление внешних географических объектов в качестве "фона" для констатации превосходства характеризуемого:

^ На Тверской земле могут уместиться Московская, Ивановская и Тульская области вместе взятые. [25]

Вариант такого фона – указание на "дочерний" характер другого объекта по отношению к характеризуемому:

^ В средние века Новгород был для Руси тем, чем стал Санкт-Петербург в XVIII столетии - окном в Европу. [22]

За отсутствием прочих объектов в "почвенническом" контексте отсутствуют и четкие границы: объект «расплывается» в пространстве, нередко «захватывая» соседние территории:

Зауралье обладает развитой сетью автомобильных дорог Протяженность автомобильных дорог общего пользования почти 9 тыс. км, в том числе федеральных - 757 км, дорог с твердым покрытием - более 6 тыс. км. […] В Зауралье завершается смотр готовности материально-технической базы элеваторов и хлебоприемных предприятий области к приему зерна нового урожая (выделено мной – Н.З.). [21]

В приведенных цитатах речь идет о Курганской области, хотя понятие "Зауралье" может быть применено также к ряду районов Челябинской или Тюменской областей, а некоторых случаях обозначает обширную территорию Сибири и Дальнего Востока. Аналогично, Ростовская область называется Донским краем, хотя район Придонья выходит далеко за ее границы, Челябинская область -- Южным Уралом, Пермская область5 -- Прикамьем:

^ Самая северная точка Прикамья - гора Пура-Мунит (1094 м) на водораздельном Уральском хребте в верховьях рек Хозья, Вишера и Пурма - имеет координаты 61o 39' с.ш. Крайняя южная точка - вблизи бывшей деревни Ельник Биявашского сельского совета Октябрьского района (56o06' с.ш.). Границы очень извилисты, протяженность их более 2,2 тыс. км. [23]

В большинстве случаев почвеннический контекст используется в связи с определенными темами, а именно в текстах, посвященных туризму, истории региона, а также культуре и искусству («наша земля богата талантами»). Иногда, однако, почвеннический контекст «вклинивается» в экономико-географические характеристики, причем образ субъекта в почвенническом контексте начинает вытеснять более традиционные для данной тематики планиметричекие и рельефные образы:

^ Белгородчина - индустриально-аграрный регион…Самым крупным общественным объединением остаются на Белгородчине профсоюзы. [18]


Выделенные когнитивно-географические контексты различаются по своей идеологической нагрузке. Именно она может стать одной из ключевых позиций практического интереса к данной теме. Так, в планиметрическом и рамочном контекстах даются максимально отстраненные («объективные») характеристики территорий. «Неровности» рельефного контекста обусловлены «легким» идеологическим неравенством мест. Почвеннический контекст, по-видимому, может служить признаком «здорового» регионализма. Наконец, контекст силового поля – контекст «сурового», сталинского централизма или имперской системы; очевидно, встреченные в данном исследовании случаи использования данного контекста следует отнести к своего рода атавизмам прежних политических культур.

Выделение когнитивно-географических контекстов открывает новые «пространства» для изучения культурной географии, причем результаты таких исследований могут быть полезны для изучения целого ряда не только культурных, но и политических, и даже экономических процессов. Так, рельефный контекст связан с «распределением» ценности по субъектам экономических процессов, формирвоанием своих символических «вершин», «плато» и «западин». Более детальное изучение образного рельефа России, в частности, показывает безусловную символическую «высоту» зарубежных стран – включая африканские и азиатские, Северную Корею и Монголию; в то же время выявляется сравнительно равновысотное (с плавным понижением на восток) «плоскогорье» российских регионов от Калининградской области до Енисея [см.: 4]. Интересны образы почвеннических КГК. Почвеннический – единственный "интравертный" контекст характеристики субъекта РФ, ориентированный на взаимосвязи территориальной природы, культуры, экономики, традиций и человеческих качеств. Он напрямую связан с "внутренними" ценностями территории, ее символами и легендами, и по-видимому, является основным контекстом формирования так называемой региональной идентичности. Данные обстоятельства заставляют рассматривать почвеннический контекст как важнейший элемент как частных региональных культур страны, так и культурно-политического поля страны в целом.


Литература

1. Замятин Д.Н. Гуманитарная география: Пространство и язык географических образов. СПб.: Алетейя, 2003.

2. Замятина Н.Ю. Взаимосвязи географических образов в страноведении. Диссертация на соискание ученой степени кандидата географических наук. М., 2001. (На правах рукописи).

3. Замятина Н.Ю. Когнитивно-пространственные сочетания как предмет географических исследований // Известия РАН. Серия географическая. 2002. № 5.

4. Замятина Н.Ю. Образный рельеф политико-экономического пространства России (по материалам официальных сайтов субъектов РФ). Вестник Евразии. 2006. (В печати).

5. Мир глазами россиян: Мифы и внешняя политика. М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2003.

6. Найссер У. Познание и реальность. Смысл и принципы когнитивной психологии. Благовещенск: БГК им. Бодуэна де Куртенэ, 1998. 224 с.

7. Рахилина Е.В. Когнитивный анализ предметных имен: семантика и сочетаемость. – М.: Русские словари, 2000. 416 с.

8. Стрелецкий В.Н. Парадигмы геопространства и методология культурной географии // Гуманитарная география. Научный и культурно-просветительский альманах. Вып. 1. М.: Институт наследия, 2004. С. 95—119.

9. Топоров В.Н. Петербург и «Петербургский текст русской литературы» (Введение в тему) // Миф. Ритуал. Символ. Образ. Исследования в области мифопоэтического: Избранное. М.: Изд. группа "Прогресс" — "Культура", 1995. 624 с.

10. Cosgrove D., Jackson, P. New directions in cultural geography. Area 1987. 19 (2). Pp. 95-101.

11. Cosgrove D.E. Geography and vision. London, Royal Holloway, Univ. of London, 1996.

12. Driver F., Gilbert D. (Eds.) Imperial Cities: Landscape, Display and Identity. – Manchester: Manchester University Press, 1999. – 283 p.

13. Driver F. On Geography as a visual discipline. Antipode 2003. 35(2). Pp. 227–231.

14. Duncan J., Duncan, N. (Re)reading the landscape. Environment and Planning D: Society and Space. 1989. 6. Pp. 117-126.

15. Kitchin R.M. Increasing the integrity of cognitive mapping research: appraising conceptual schemata of environment-behavior interaction // Progress in Human Geography. 1996. Vol. 20. № 1. P. 56—84.

16. Rose G. Feminism and Geography: The Limits of Geographical Knowledge. Univ. of Minnesota Press. 1993

17. Tuan Yi-Fu Humanistic geography // Annals of the Association of American Geographers. 1976. Vol. 66. No. 2. P. 266-276.

Официальные сайты администраций и правительств субъектов РФ:

18. Белгородская область: http://www.beladm.bel.ru

19. Тамбовская область: http://www.regadm.tambov.ru/

20. Красноярский край: http://www.krskstate.ru

21. Курганская область: http://www.kurgan.ru/

22. Новгородская область: http://region.adm.nov.ru/

23. Пермская область: http://www.permreg.ac.ru/

24. Республика Карачаево-Черкесия: http://www.kchr.info/

25. Тверская область: http://www.region.tver.ru/

26. Тульская область: http://www.region.tula.ru/

27. Ханты-Мансийский автономный округ – Югра: http://www.hmao.wsnet.ru/

28. Ярославская область: http://www.adm.yar.ru/

1 Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ (проект № 03-03-00064а).

2 Выделяемые методологические «сегменты» в значительной степени соответствуют различным подходам, принятым в культурной географии: субъектный и транссубъектный – сайентистскому подходу, сегмент культурных архетипов – феноменологическому и позднему перцепционному [см.: 8]. Выделяемый нами «надсубъектный» языковой сегмент в настоящее время является потенциальной, пустой ячейкой «периодической таблицы» культурной географии – нам не известны собственно географические работы такого рода – однако с методологической точки зрения данный сегмент вполне может быть заполнен.

3 В изученном материале встречается также редко употребляемый КГК «силового поля»

4 Аналогично перечисляются и богатства "такого-то края".

5 Материал собран до образования Пермского края; впрочем, описание территории на официальном сайте Пермского края в декабре 2005 г. было идентично более ранним описаниям на сайте Пермской области.




Скачать 275.91 Kb.
оставить комментарий
Дата02.10.2011
Размер275.91 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх