Сборник статей студентов и аспирантов по материалам научной конференции Всероссийского форума молодых ученых-филологов «Родная речь Отечеству основа» icon

Сборник статей студентов и аспирантов по материалам научной конференции Всероссийского форума молодых ученых-филологов «Родная речь Отечеству основа»


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Программа 62-й научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых (19-23 апреля)...
Научной конференции «Ломоносовские чтения» и Международной научной конференции студентов...
Сборник статей по Материалам Всероссийской научной конференции...
А. В. Бредихин профессор, зам декана по учебной работе...
Программа конференции...
Программа ран №1 Теоретическое и эксперимен...
По итогам конференции будет издан сборник статей. Образец оформления докладов...
Рекомендации по проведению конференций молодых ученых-филологов Проведение форума молодых...
Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 12-14 ноября 2009 г...
С. Ф. Плигина начальник отдела организации нир, > Л. Е...
16 по 21 апреля 2007 г была проведена научная конференция молодых ученых...
16 по 21 апреля 2007 г была проведена научная конференция молодых ученых...



Загрузка...
страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   40
вернуться в начало
скачать
^

Стулова Ольга


студентка Московского педагогического
государственного университета

Христианские истоки образа былинного богатыря
Ильи Муромца


Илья Муромец — один из любимейших героев русского народа. О нём сложен целый цикл былин; об этом историческом лице возникали предания, рассказывались сказки.

Фольклорный образ богатыря Святорусского, как и другие, складывался на протяжении многих веков. Сейчас он предстаёт перед нами как простой крестьянин, до тридцати лет сидевший на печи, а потом чудесно исцелённый каликами перехожими (святыми людьми). Но на рубеже XVI–XVII веков, в эпоху смуты, когда казачество играло значительную роль в политической жизни страны, Илья был «старым казаком». И только позднее (с конца XVII – начала XVIII века) он стал именоваться крестьянином.

А.Н. Веселовский считает, что имя «Илья» является русифицированным изменением имени русского князя Олега. В пользу реальности данного образа говорят упоминания имени богатыря в эпических сказаниях других народов: в германском эпосе — это дядя короля Ортнита (поэма «Ортнит» начала XIII века), в скандинавском (норвежском) — Илиас, который называется в «Тидрек-саге» «великим воеводой и могучим бойцом» (см. 1).

Орест Миллер, напротив, ищет корни образа Муромца в древнем язычестве и предполагает, что они тянутся от Перуна-громовника через Илью-пророка к Илье Муромцу — «святорусскому, изначала православному богатырю» (1; 761)

Какая бы точка зрения ни была правдивой, ясно одно: с приходом христианства на Русь изменилось отношение людей к самим себе и миру. Следовательно, по-другому стали восприниматься родные и любимые фольклорные образы.

Былина, пожалуй, является жанром, наиболее подвергшимся христианскому влиянию. И это не случайно. Былины — старинные эпические песни — получили в крестьянской среде наименование «старин», или «старинок», между тем как термин «былина» был искусственно введён в научный оборот в 30-е годы XIX века на основании известного выражения из «Слова о полку Игореве» — «по былинам сего времени» (5; 223). Исконное народное наименование песен данного жанра свидетельствовало о вере народа в события и героев, о которых повествовалось в них.

А каким должен быть настоящий герой? На поставленный вопрос можно ответить только после прочтения произведений об Илье Муромце. С их помощью перед нами вырисовывается образ справедливого, честного человека, богатыря могучей силы, уверенного и выдержанного, истинного защитника Русской земли, «вдов, сирот и малых детей», имеющего не только чувство собственно достоинства, но и умение прощать, забывать личную обиду ради блага Руси (свидетельство тому — его отношения с князем Владимиром). Илья обладает ещё массой положительных черт. Но все они для сказителя и слушателя (читателя) восходят к одному слову: христианин. Дело в том, что православие для русского человека — это не только официальная религия страны, но и образ мышления, органичный ему по духу свод неколебимых нравственных и моральных норм, которым нужно следовать и в соответствии с которыми нужно жить. И естественным является то, что человек, зная, как надо, не всегда следует этому, но хочет видеть хотя бы в воображении того, кто следует всем нормам, — идеал. Иными словами, он хочет видеть «живыми», «очеловеченными» устоявшиеся догмы. Такая возможность открылась русскому человеку в образах богатырей вообще, а Ильи Муромца в частности.

Без сомнения, некоторым покажется странным сочетание воина и христианина в одном герое. Многие учёные и писатели задумывались над данной проблемой. По мнению подлинного знатока русской народной поэзии К.С. Аксакова, «в сонме богатырей, в подвигах их видится и выражается сам народ. Велик и разнообразен почтенный сонм витязей, собравшихся вокруг великого князя Киевского Владимира, все они выражают многие стороны русского духа. Но могущественнее их всех избранник народа русского Илия Муромец <…> Скопил он страшные силы, встал и понёс их, но не на обиду и разорение другим, не на праздное пролитие крови, но на защиту добра и на поражение зла, на мир и тишину» (4).

В рассказе В.М. Гаршина «Надежда Николаевна», ставшего предметом тщательного анализа в статье О.Р. Николаева и Б.Н. Тихомирова «Эпическое православие и русская культура (к постановке проблемы)» (3), один из героев, художник Гельфрейх, замыслил написать картину. На ней должен быть изображен герой русского богатырского эпоса Илья Муромец, задумавшийся над страницей Евангелия (Нагорной проповедью Христа). Художник старается проникнуть в чувства своего героя, не могущего понять заповеди «Не убий», и передать их на полотне. Илья как бы должен вопрошать: «Как же это, Господи? Хорошо, если ударят меня, а если женщину обидят, или ребёнка тронут, или наедет поганый да начнёт убивать Твоих, Господи, слуг? Не трогать? Оставить, чтоб грабил и убивал? Нет, Господи, не могу я послушаться Тебя! Сяду я на коня, возьму копьё в руки и поеду биться во имя Твоё, ибо не понимаю я Твоей мудрости, а дал Ты мне в душу голос, и я слушаю его, а не Тебя!..» (6; 292).

Голос этот является голосом совести, морали, нравственности, — всех тех лучших качеств, что есть в человеке. И личное решение Ильи, сообразуясь с ним, приобретает значение народного христианства (религиозно-этической системы). Это не просто вера во что-то абстрактное, а устоявшееся мировоззрение, образ жизни.

Илья — богатырь, обладающий большей, чем у обычных людей, силой, способный и желающий защитить свой народ и свою землю. Он не понимает, почему не должен этого делать. Получается, что заповедь Христа «Люби ближнего своего как самого себя» оказывается в противоречии с заповедью «Не убий». Но Муромец всю жизнь убивал. И он канонизированный святой! Да, святой, сообразуясь с народным христианством. И это признаёт сама Церковь. Вспомните Пересвета и Ослябю, проходивших иноческое послушание под началом преподобного Сергия Радонежского и геройски погибших на Куликовом поле. Ведь сам Сергий благословил их на ратный подвиг!

Так в чём же суть народного христианства в отношении к воину, в частности, к богатырю Илье Муромцу? В черновых набросках времени работы над «Идиотом» Ф.М. Достоевский однажды записал: «Сострадание — всё христианство». А Илья как раз всю жизнь только и сострадал людям, поэтому и защищал их от врагов.

Обратимся же, наконец, к живому народному слову. По текстам почти всех былин святость, вера Ильи — одна из главных черт его образа. Об этом говорят слова, поступки, действия. Избранность Муромца видна уже в былине о его исцелении. К нему приходят калики перехожие и освобождают от мучившего его тридцатилетнего — а в некоторых вариантах былины тридцатитрёхлетнего (возраст Христа) — недуга.

Христианское воспитание Ильи видно уже в том, как он собирается на подвиги. Будущий защитник Русской земли смиренно творит земной поклон перед отцом и матерью, просит у них благословения. Справедливо наблюдение В.И. Даля о том, что если Илья Муромец и оставил свою работу крестьянскую для работы в поле ратном, то недаром он взял с собою в ладанку горсть родной земли, а сверх того пустил ещё кусок хлеба в Оку-реку — в благодарность за то, что она взрастила и вспоила его. В этом можно увидеть любовь к малой Родине и верность родной земле (1; 306).

Соловей-Разбойник, взятый в плен Ильёй, по мнению исследователей (О.Ф. Миллера, С.В. Горюнкова) олицетворяет собой язычника или языческую силу, от которой по своему христианскому назначению призван богатырь очищать Русскую землю.

Даже перед битвой с Калином-царём Илья долго уговаривает его уйти добровольно из Киева, не проливая зря крови. Здесь проявляется истинно русское долготерпение, спокойный и тихий нрав, свойственный нашим соотечественникам.

Борьба Муромца с Идолищем, происходившая в Киеве, или Царьграде (откуда есть вера русская), изображается как поединок между Православием и язычеством. Не зря богатырь накрывает Идолище колоколом. По мнению О.Р. Николаева и Б.Н. Тихомирова, былина «Илья Муромец и Идолище в Царьграде» является квинтэссенцией этики народного христианства, своего рода «сердцевиной», «ядром» того своеобразного «жития» святого подвижника, которое мы обнаруживаем в составе былинного цикла об Илье Муромце.

Можно ещё много говорить и писать о христианских чертах и символах в былинах о Муромце, но наиболее полная картина выстроится лишь после непосредственного обращения к фольклорным произведениям. И тогда образ богатыря Ильи станет «живым», приобретёт новые грани, и мы увидим в нём замечательного человека, воина, монаха, святого.

Литература

1. Миллер О.Ф. Илья Муромец и богатырство киевское. — Спб., 1869.

2. Горюнков С.В. О сюжете «Илья Муромец и Соловей Разбойник» / Русский фольклор. XXXII. Материалы и исследования. — Спб., 2004.

3. Николаев О.Р., Тихомиров Б.Н. Эпическое православие и русская культура (к постановке проблемы) / Христианство и русская литература. Сб. ст.— Спб., 1994.

4. http: www.murom.info

5. Соколов Ю.М. Русский фольклор. — М., 1941.

6. Гаршин В.М. Рассказы. Статьи. Письма. — М., 2002.

7. Илья Муромец / Подготовка текстов, статья и комментарии А.М. Астаховой.— М.– Л., 1958.


Наблюдения над живой русской речью и речью
художественного произведения





оставить комментарий
страница9/40
Дата02.10.2011
Размер2,79 Mb.
ТипСборник статей, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   40
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх