Сборник статей студентов и аспирантов по материалам научной конференции Всероссийского форума молодых ученых-филологов «Родная речь Отечеству основа» icon

Сборник статей студентов и аспирантов по материалам научной конференции Всероссийского форума молодых ученых-филологов «Родная речь Отечеству основа»


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Программа 62-й научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых (19-23 апреля)...
Научной конференции «Ломоносовские чтения» и Международной научной конференции студентов...
Сборник статей по Материалам Всероссийской научной конференции...
А. В. Бредихин профессор, зам декана по учебной работе...
Программа конференции...
Программа ран №1 Теоретическое и эксперимен...
По итогам конференции будет издан сборник статей. Образец оформления докладов...
Рекомендации по проведению конференций молодых ученых-филологов Проведение форума молодых...
Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 12-14 ноября 2009 г...
С. Ф. Плигина начальник отдела организации нир, > Л. Е...
16 по 21 апреля 2007 г была проведена научная конференция молодых ученых...
16 по 21 апреля 2007 г была проведена научная конференция молодых ученых...



Загрузка...
страницы: 1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   40
вернуться в начало
скачать
^

Хадеева Дарья


студентка Московского педагогичского
государственного университета

ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ: ПУТЬ В ЖУРНАЛИСТИКЕ


Все стены уставлены какими-то дядьями.

Стоят кариатидами по стенкам голым.

^ Это «начинающие».

Помахивая статьями,

по дороге к редактору стоят частоколом.


В. Маяковский «Газетный день»


Понятия «писатель» и «журналист» в России не разводились вплоть до XX века. Редко когда можно было говорить о «чистом журналисте», с позволения сказать «журналисте ради журналистики». Обыкновенно в перечислении регалий деятелей искусства среди прочих заслуг через запятую указывалось: «журналист».

В начале XX века — эпоху поистине бурного развития русской журналистики (количество печатных изданий к 1905–1907 годам достигало 3000 наименований, колеблясь в зависимости от частоты закрытия существующих изданий и открытия новых) — ни один поэт или писатель, пожалуй, не смог пройти мимо прессы. И не только потому, что печатный орган — это возможность опубликовать собственные произведения, но потому ещё, что пресса — лучший способ отстоять ту или иную позицию, раскрыть свои убеждения, ярко поспорить с противниками. Это тяготение к спорам и — через них — к поиску истины было одним из основных моментов в жизни и творчестве всех сочинителей, да и, вероятно, вообще всех современников непростого революционного времени. Картина, нарисованная нам В. Маяковским в стихотворении «Газетный день», великолепно иллюстрирует настоящее положение дел в прессе, отображая и «частокол начинающих», и «тыщи» людей в редакции, и неправдоподобные сообщения из РОСТА («Нет у РОСТА лучшей радости, / чем всучить редактору невероятнейшей гадости»), и прочие кошмары рабочего дня газеты.

Не случайна подобная осведомлённость поэта о газетном дне: В. Маяковский имел непосредственное отношение к периодической печати. Его заявления, что в слове можно решить любую задачу, а решение словесных задач «даст возможность удовлетворить нужду в самых различных областях словесного оформления (форма, статья, телеграмма, стихотворение, фельетон, вывеска, воззвание, реклама и пр.)» не были чистым теоретизированием. В. Маяковский действительно начал решать эти задачи на всех вероятных фронтах, в том числе — с помощью активного вмешательства в жизнь со страниц газет и журналов. Возможно, деятельность лидера футуристов на журналистском поприще не так велика, как, скажем, у В. Брюсова (по собственному признанию, опубликовавшего «бесчисленное число статеек, заметок, рецензий (за своей подписью, под псевдонимами и вовсе без подписи»)), однако говорить о её разнообразии и значимости представляется вполне возможным.

Здесь уместно вспомнить изначальное разграничение понятий gazetier (газетчик-журналист) и journaliste (непосредственно «журналист»), бытовавшее во Франции. Газетчики стояли рангом ниже, деятельность их серьёзной никак не считалась, и отношение к ним было, мягко говоря, слегка пренебрежительным (например, газетчик не мог появиться в приличном обществе). В России, несомненно, были свои gazetier. И пока русские gazetier типа Буренина и Тальникова исходили ядом, обвиняя В. Маяковского сотоварищи в психической ненормальности и прочих неподобных вещах, Маяковский и другие поэты (к слову сказать, далеко не только футуристы), оставались вместе «по ту сторону баррикад» и занимались журналистикой иного рода.

Если оглядеть даже беглым взглядом творчество В. Маяковского на этом поприще, можно отметить, сколь обширен охват его деятельности, начиная с первых и робких попыток заявить о себе миру в нелегальном журнале «Порыв» («Обиделся. Другие пишут, а я не могу?!» Стал скрипеть. Получилось невероятно революционно и в такой же степени безобразно») и заканчивая изданием собственных серьёзных, интересных и оригинальных журналов «Леф» и «Новый Леф» (с активным использованием новой техники — фотомонтажа). Между этими точками на временной оси — разносторонняя деятельность в недолговечных газетах («Газета футуристов», «Искусство коммуны», «Искусство» и др.) и газетах с известными именами (ежедневные статьи в газете «Новь», злободневные стихотворения в «Комсомольской правде», «Известиях» и др.); в приказавших долго жить журналах (например, сатирический журнал «Бов» («Боевой отряд весельчаков»)), в тематических изданиях («Кине-журнал», «Вестник театра», «Кино-фот» и др.) и в десятках других печатных органов.

За годы с 1907 по 1930 Маяковский успел опробовать жанры статьи, заметки, рецензии, открытого письма, путевого очерка, некролога, попробовать себя в роли журналиста-газетчика, сатирика («Я знаю много лучше других сатирическую работу»), аналитика, редактора, составителя рекламы («Реклама должна быть разнообразием, выдумкой <…> Думайте о рекламе!»), оформителя. Только в полном собрании сочинений содержится более 80 статей поэта, опубликованных в различных изданиях. Но это далеко не исчерпывающий список журнальной деятельности В. Маяковского. Если учитывать, сколько поэтических произведений, актуальных, как никакая статья, было опубликовано в прессе, — список изрядно пополнится. Кроме того, исследователи творчества поэта неоднократно сообщали, что в записных книжках Маяковского, наряду с адресами издательств и редакций, содержатся многочисленные прозаические обрывки, установить назначение которых долго не удавалось. И частично прояснить ситуацию удалось, выявив причастность В. Маяковского к сатирическому журналу «Красный перец». Прозаические обрывки оказались набросками будущих юмористических подписей. Записанные в блокнот комические жизненные ситуации находили своё отражение на страницах многих сатирических журналов, где сотрудничал В. Маяковский («Бузотёр», «Смехач», «Крокодил», «Чудак»), но часть из них так и осталась неподписанной. Несомненно, что поэтическое дарование Маяковского помогало выделить материал среди других, найти свой, необычный подход и тем самым заинтересовать читателя. Творчество поэта было столь удачным, что многие — и сознательно, и подсознательно — стремились подражать футуристу и печатать «свои» комические моменты, по содержанию аналогичные найденным Маяковским. Подобное эпигонство в значительной мере затрудняет определение авторства того или иного журнального отрывка без подписи.

По всей вероятности, перечень газетно-журнальной дятельности В. Маяковского был бы и на беглый взгляд значительно шире, если бы поэту удалось воплотить всё из задуманного. Не секрет, что футуристы периодически обращались с просьбой разрешить издание той или иной газеты, однако получали отказы (причины могли быть различными. Вспомним здесь, что «Мистерию-буфф» отказывались печатать из-за «отсутствия бумаги»). На самом же деле за этим стояло весьма настороженное отношение власти (в первую очередь В.И. Ленина) к деятельности футуристов (в частности, настороженным оно было из-за предыдущих изданий футуристов, каковым являлась, к примеру, газета «Искусство коммуны». А. Луначарский даже был вынужден выступить со статьёй «Ложка противоядия»). Прорваться сквозь жёсткие рамки, диктуемые властями, было достаточно проблематично.

Однако даже на базе имеющихся в нашем распоряжении проверенных материалов можно заключить, что вклад Маяковского в развитие русской журналистики весом. Смело и громко выступавший со страниц газет и журналов, поднимая и рассматривая интереснейшие темы, он в первую очередь занимался практикой, а не «несторским подытоживанием результатов этой практики», предоставляя возможность обсуждать и подытоживать «досужим репортёрам».

Литература

1. «Новое время», 12 апреля 1913 г.

2. Литературная жизнь России 1920-х годов. События. Отзывы современников. Библиография. Т.1. — М, 2005.

3. Маяковский В.В. Полное собрание сочинений в 12 тт. Т. 11. — М, 1978.

4. Артучёва В.А. Записные книжки Маяковского // Литературное наследство. Т.65. — М, 1958. С. 325.

5. Маяковский В.В. Письмо о футуризме // Литературное наследство. Т.65. — М, 1958.


^

Широкова Мария Вячеславовна


аспирантка Педагогического института
Саратовского государственного университета
им. Н.Г. Чернышевского

Некоторые особенности канцелярита
(на примере современной публичной речи)


Термин «канцелярит» был введен в научный обиход в 60-е годы XX века К.И. Чуковским, который понимал под ним «резко выраженный процесс вытеснения простых оборотов и слов канцелярскими» (4; 162) в разных речевых жанрах. Однако проникновение канцелярских оборотов речи в тексты других стилей началось задолго до возникновения термина. Советский язык, или канцелярит, возник в первые годы после Октябрьской революции и просуществовал до перестройки. По мнению А.П. Романенко, формирование стандартизованного языка советской эпохи (и в частности, возникновение канцелярита) объясняется тем, что в публичной речевой практике сочетались две стихии: устно-ораторическая и письменно-документная. В результате «доминирование документа привело к канцеляризации словесной культуры» (3; 5).

Однако канцелярит и сегодня не утратил окончательно свои позиции. На это обращают внимание многие исследователи языка постсоветской эпохи (А.Д. Васильев, Е.А. Земская, В.Г. Костомаров, А.П. Романенко и др.). В данной работе отметим некоторые особенности канцелярита на современном этапе развития языка, встречающиеся в речи политиков и журналистов.

Достаточно активно в публичной речи используется номинализация. Замена глагола отглагольными существительными, причастиями, составными глагольно-именными сочетаниями была одной из особенностей советского языка, ориентированного на нормы документа. Замена глагольных форм именными встречается в речи и профессиональных журналистов, и политиков, и простых обывателей. Это явление подробно описано лингвистами советского и постсоветского времени.

Особенность номинализации в том, что при замене глагольных форм именными утрачиваются грамматические показатели глагола: время, лицо и модальность. В результате у слушателя и читателя создается впечатление истинности и неизменности концептов номинализации. Когда глагол заменяется существительным, то вместо активных по значению конструкций возникают пассивные, фразы становятся тяжеловесными, путаными, трудно воспринимаются адресатом. Например: «Последовательно и энергично выступать за укрепление правопорядка и искоренение преступности, за очищение государственной власти от коррумпированных бюрократов, укрепление материально-технической базы правоохранительных органов, пополнение их квалифицированными и инициативными кадрами» (В.Е. Благодаров). Последнее свойство номинализации Е.А. Басовская объясняет «тягой автора к солидности, внушительности, его стремлением подчинить себе волю читателя. Стилистическая тяжеловесность порождает в людях тревожность, неверие в собственный интеллект, делает их зависимыми от чужого мнения» (1; 39).

Замена глаголов существительными — это еще и попытка «уйти» от происходящего. Когда в предложении есть глагол, действие воспринимается как конкретный процесс, осуществляемый субъектом. При замене глагола существительным действие как будто происходит само по себе, без участия конкретного человека. Например: «В этом постановлении четко прописано: «Произвести изъятие домов и отселение граждан» (Вести–Саратов, 06.09.2006). «Необходимо немедленное повышение зарплаты учителям, врачам, служащим…» (из тезисов Партии Социальной Справедливости). «…добиваться конституционного отстранения от власти правящей группировки, а также недопущения вновь операции «наследник» (предвыборная программа партии «Яблоко»).

Еще одна особенность канцелярита — пристрастие к диффузным, семантически опустошенным словам, таким, как вопрос, проблема, работа, задача, факт, дело, которым с советских времен отводилась роль универсальных заменителей целых фрагментов текста (2; 36). Современные политики, журналисты чаще всего используют слово «проблема»: «Перед мировым сообществом поставлена проблема цифрового неравенства» (Ю. Аксененко); «Есть проблемы (с отоплением) и на Камчатке, и в Хакассии, но это не такие проблемы, как были в прошлом году. Есть проблемы и на Сахалине», «реальные проблемы россиян» (О. Малышкин); «Президент становится пешкой в руках…Вот это вот главная проблема» (С.  Миронов); «Ни разу Мосгордума не обсуждала проблему семьи (В. Жириновский); «Ответственность власти всегда была проблемой для общества» (Н. Харитонов).

Столь частое употребление подобных слов обедняет текст, делает его стилистически ущербным. Наконец, слово «проблема», как было замечено М. Чулаки, в русском языке неизменно означало глубокий вопрос, имеющий общечеловеческое или национальное значение, сейчас же с языка не сходят английские кальки «у меня проблема с холодильником», «нет проблем», «это ваша проблема».

В качестве примера канцелярита на уровне текста можно привести схему предвыборного выступления, призванную сделать речь политика максимально эффективной (схема была разработана спичрайтерами специально для нашей страны).

  • политик говорит о ситуации в стране, запугивая избирателей (развал экономики, коррупция). Иногда в этой части вспоминают о великом прошлом страны или объединяют обе темы;

  • указывается источник бед («оборотни в погонах», олигархи, правительство);

  • предлагается программа, которая может спасти страну;

  • рассказывается о том, как кандидат видит будущее страны (области) под его руководством.

Примером такого построения текста может служить манифест Российской Партии пенсионеров. ^ Первая часть представляет собой описание великого прошлого России («Нам досталась территория, равная седьмой части суши земного шара», «Россия — страна, победившая в великой войне») и нищего настоящего (продажа нефти и газа за границу, получение гуманитарной помощи от Германии и т.д.). Во второй части называются «виноватые»: «государственные чиновники» и связанный с ними «частный капитал», которые проводят «безумные эксперименты над собственным народом». В третьей части раскрывается программа партии: «Открыть на каждого жителя России личный именной счет, на который начислять его долю от добычи природных ресурсов на территории России». Наконец, в последней части говорится о том, к чему это приведет: «Динамичное развитие России», «восстановление исторической справедливости», «появится возможность покупки жилья», что решит «жилищную проблему», будут развиваться «фундаментальная наука и образование», россияне «обретут человеческое достоинство», «Россия станет по-настоящему свободной и процветающей».

В этом манифесте схема реализовалась полностью. Однако у ряда политиков и политических партий программы построены по свернутой схеме. Например, в программе партии «Яблоко» и предвыборной программе В. Третьяка схема полностью не реализована. От воспевания былой мощи страны и восхищения духом ее граждан кандидаты переходят к описанию планов по ее восстановлению. Но текст этих программ построен так, что пропущенные части схемы присутствуют в скрытой форме.

Так, в программе В. Третьяка говорится: «У всех нас есть уникальный шанс выбрать в высший законодательный орган страны самых достойных людей, которые смогут поднять нашу Родину на новый уровень и восстановить величие страны». Таким образом, не говорится, но подразумевается: 1) страна находится в упадке по сравнению с прошлым; 2) у власти нет достойных людей.

Еще более свернутая схема представлена в программе партии «Яблоко», в которой явно реализуется только третий пункт рассматриваемой нами схемы. Однако использование в тексте программы таких словосочетаний, как «массовая нищета», «нищенские пенсии», «нищий учитель», дают ясное представление об экономическом положении страны в данный момент, а планы новых законопроектов, которыми партия хочет заменить ныне существующие, ясно указывают виноватых. Заметим, что в рассмотренных программах не объясняется, что именно партии и кандидаты собираются делать для осуществления своих проектов, поэтому третью часть можно назвать таковой лишь условно, а по сути это четвертый пункт схемы.

Таким образом, появление канцелярита связывают с идеологией советской эпохи, но советская идеология сменилась новой, а канцелярит продолжает свое существование на разных уровнях языка. Для «оздоровления» языка и нашего мышления следует изучить структуру и механизмы функционирования канцелярита с разных точек зрения.

Литература

1. Басовская Е.Н. Художественный вымысел Оруэлла и реальный советский язык // Русская речь, №4, 1995. С. 34–43.

2. Виноградов С.И. Слово в парламентской речи и культура общения // Русская речь, № 3, 1993. С. 36–41.

3. Романенко А.П. Советская словесная культура: образ ритора. Автореф. на соиск. уч. ст. доктора филол. наук. — Саратов, 2001.

4. Чуковский К.И. Живой как жизнь. О русском языке. — М., 1982.


Список авторов

Азаренко

Надежда Александровна

Липецкий государственный педагогический университет, аспирантка кафедры русского языка и методики его преподавания


Астащенко

Елена Васильевна

Московский педагогичепский государственный университет, аспирантка кафедры русской литературы ХХ века

Бабалык

Марина Геннадьевна

Петрозаводский государственный университет, студентка 4 курса


Бакулин

Михаил Алексеевич


Филиал Ярославкого государственного педагогического университета им. К.Д. Ушинского в г. Угличе, аспирант кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин


Беломытцева

Лидия Александровна


Барнаульский государственный педагогический университет, магистрантка


Белятко

Наталия Александровна

Московский педагогический государственный университет, студентка 4 курса филологического факультета


Беспалова С.А.

Московский институт окрытого образования


Борюшкина

Екатерина Николаевна

Московский гуманитарный педагогический институт, студентка

Васильева

Татьяна Ивановна

Магнитогорский государственный университет

Винокурцева

Екатерина Андреевна


Барнаульский государственный педагогический университет, студентка 1 курса


Власова

Татьяна Олеговна

Московский педагогический государственный университет, аспирантка кафедры русской литературы ХХ века

Гарсия

Любовь Александровна

Московский гуманитарный педагогический

институт, студентка 4 курса

Глухоедова

Надежда Николаевна

Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им.Н.Г.Чернышевского

Гончаров

Евгений Владимирович

Ярославский Государственный педагогически университет им. К.Д. Ушинского, аспирант 2 курса

Грачева

Варвара Александровна

Московский педагогический государственный университет, магистрантка 1 курса

Дворяшина

Нина Алексеевна

Сургутский государственный педагогичепский университет, доктор филолгических наук, профессор

Дмитриева Е.А.

Староосколький филиал Белгородского государственного университета

Золотова

Татьяна Владимировна

Московский педагогический государственный университет, студентка 4 курса

Истомина Е.П.

Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского, студентка

Калашникова

Ирина Алексеевна

Сургутский государственный педагогический университет, студентка

Кобзина Е.А.

Мордовский государственный педагогический институт им. М.Е. Евсевьева


Лагодина Мария

Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина, магистрантка

Лазарева

Елена Юрьевна

Московский педагогический государственный университет, студентка 4 курса филологического факультета

Макарова

Анна Андреевна

Педагогический институт Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского, факультет русской словесности


Медведева Ирина

Московский педагогический государственный университет, аспирантка

Мелехова Наталья




Минералов

Алексей Юрьевич

Московский педагогический государственный университет, аспирант кафедры русской литературы ХХ века

Носов

Николай Николаевич

Московский педагогический государственный университет, студент 5 курса

Пиотровская

Елена Павловна

Московский институт открытог образования

Попова Е.Е.

Старооскольский филиал Белгородского государственного университета

Привалов

Иван Владимирович

Московский педагогический государственный университет, студент 4 курса филологического факультета

Пучкова

Дарья Владимировна

Московский педагогический государственный университет, студентка 4 курса

Скопин

Анатолий Юрьевич

Московский педагогический государственный университет, студент 3 курса филологического факультета

Скутина

Анна Леонидовна

Кемервский государственный университет

Соловьева

Ирина Федоровна

Кемеровский государственный университет, студентка 4 курса факультета филологии и журналистики

Стулова Ольга

Московский педагогический государственный университет, студентка


Тарасова

Елена Ивановна

Борисоглебский государственный педагогический институт, студентка 4 курса историко-филологического факультета

Тер-Оганова

Екатерина Григорьевна

Борисоглебский государственный педагогический институт, студентка 4 курса историко-филологического факультета

Ткачук

Надежда Михайловна

Московский гуманитарный педагогический институт, студентка 5 курса

Туркина

Екатерина Николаевна

Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского

Урванцева

Наталья Геннадьевна

Карельский государственный педагогический университет

Хадеева Дарья

Московский педагогический государственный университет, студентка

Чигаев Денис Петрович

Мордовский государственный педагогический институт им. М.Е. Евсевьева

Широкова

Мария Вячеславовна

Педагогически институт Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского, аспирантка

Шустова

Галина Александровна


Барнаульский государственный педагогический университет, магистрантка 1 курса



оглавление

Доклады пленарного заседания 4

фольклор и древнерусская литература:
вопросы поэтики 2

Наблюдения над живой русской речью и речью
художественного произведения 40

Классическая русская проза и творчество Ф.М. Достоевского 67

Русская поэзия: Слово в стихе 113

Детская литература и круг детского чтения 185

Журналистика и художественная словесность 200

Список авторов 221

оглавление 224



1 Milchgesicht – (нем.) бледноликий отрок / мальчишка, молокосос.

2 Паронимическая аттракция — стилистический приём, состоящий в намеренном сближении слов, имеющих звуковое сходство.







оставить комментарий
страница40/40
Дата02.10.2011
Размер2,79 Mb.
ТипСборник статей, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   40
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх