Учебное пособие 2008 ` ` Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования icon

Учебное пособие 2008 ` ` Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования



Смотрите также:
Учебное пособие Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение...
Учебное пособие Архангельск Поморский университет 2009...
Учебное пособие Федеральное агентство по образованию РФ государственное образовательное...
Учебное пособие Федеральное агентство по образованию РФ государственное образовательное...
Учебное пособие Уфа-2009 Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное...
Учебно-методическое пособие Казань 2008 федеральное агентство по образованию государственное...
Учебное пособие Екатеринбург 2009 Федеральное агентство по науке и инновациям Государственное...
Методическое пособие по курсу "Общая психология: Воля" для студентов психологического факультета...
Реферат Курсовой проект...
Гид-переводчик по санкт-петербургу...
Огневая подготовка из стрелкового оружия...
Огневая подготовка из стрелкового оружия...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8
вернуться в начало
скачать
Лекция 9. Внутренняя ментальная геополитика. Проблемы ментальной безопасности российского общества


1. Ментальный фактор в геополитике.

2. Структура ментальной сферы общества: вертикальный и горизонтальный срезы.

3. Ментальные механизмы целостности общества и возможности их подрыва.

4. Формирование базовой системы ментальных ценностей в обществе и ее трансценденция в другие области жизнедеятельности людей.

5. Ментальная реорганизация российского общества.


Для геополитического подхода характерно особое восприятие пространства и территорий. Они трактуются, как определенные модели со своими параметрами и характеристиками. Игра на этих параметрах, изменение их, трансформация территориальных моделей составляют сущность геополитики. Посредством геополитических технологий можно вершить судьбы мира и людей, его населяющих. Характерный образ для такого подхода дал известный ученый Зб. Бжезинский своей книгой «Великая шахматная доска». Действительно, мир в геополитике понимается как поле для игры, пространство, сотканное из различных силовых линий, на которых можно играть судьбоносную, эпохальную и историческую музыку. Шахматы и в самом деле очень напоминают геополитическую борьбу. Весь мир – шахматная доска, территории как поля, белые и черные клетки этой доски, население и отдельные его представители – как пешки и фигуры.

Поля и пункты, также как пешки и фигуры, бывают сильными и слабыми, но своими ходами всегда можно что-то изменить – ослабить или укрепить, и даже пешка, заняв определенную позицию, обретает силу или сама становится сильнейшим ферзем. Контроль над линиями, пространствами, полями, территориями, создавать позиции, давить на пункты и т.д. – все это свойственно как шахматной, так и геополитической игре, только ставка в последней – судьба всего мира и твоего общества, твоей страны. Поэтому так важно в этой игре не проиграть ни себя, ни других. Среди этих силовых линий, параметров, которые характеризуют геополитический пространственно-временной континуум, главными на наш взгляд являются ментальные. И нам тоже надо научиться на них воздействовать и играть ментальными моделями в целях защиты российского общества и расширения его влияния. Ментальная геополитика – это, по сути, учет и использование ментального фактора в геополитической борьбе.

Ц
ель внешней ментальной геополитики – это создание ментально-территориальных моделей глобального уровня и распространение ментального влияния. Однако внешняя ментальная сила страны определяется на основе ее внутренней силы, целостности, ментального единства. Это вещи взаимосвязанные и взаимозависимые. Внутренняя ментальная геополитика нацелена на формирование и укрепление ментального единства внутри страны, т.е. речь идет об интеграции населения на основе общих ментальных ценностей и установок. Необходимы идеи, которые бы способствовали осознанию принадлежности к большому неделимому единому целому, тогда никому и отдаляться не захочется. Ни регионам, ни отдельным людям. Есть ментальное ядро в теле общества, есть и духовное ядро во внутреннем мире человека. Эти два ядра взаимосвязаны (см. рис. 21). Общество формирует ядро в душах людей, а они в свою очередь создают социальные группы, которые несут в себе сходные ценности.


^ Рис. 21. Взаимосвязь между социоментальным ядром и духовными ценностями отдельных людей


В целом же, ментальная сфера общества в первом приближении имеет следующую базовую структуру, состоящую из двух срезов, в соответствии с которыми выделяются слои и уровни (см. рис. 22).

Вертикальный и горизонтальный срезы психоментальной сферы:

А) слои сферы по горизонтальному срезу:

  1. социоментальное ядро (поле ментальных ценностей);

  2. слой ментальных установок;

  3. поле ментальных правил;

  4. социо-культурная среда;

Б) срез вертикальных ментальных уровней по принципу сверху-вниз:

  1. социо-духовный уровень или ментал;

  2. социо-реальный (социально-прагматический) или менталит;

  3. социо-подсознательный уровень или ментальность;





Рис. 22. Базовая структура ментальной сферы населения


В самом центре ментальной сферы находится социоментальное ядро, т.е. ментальное ядро общества. В нем содержится система базовых ценностей, которые образованы в молекулярную структуру. Прочность ядра ментальных ценностей обеспечивает прочность самого общества. В него все упирается и с него все начинается. Ментально крепкие нации имеют прочные ментальные скрепы, которые скрепляют нацию. Нацию сплачивают вокруг ментальных (базовых) ценностей. Но для того, чтобы это делать, их надо сначала знать. Их надо осознать, выкристаллизовать, сформулировать, а это и является одной из главных задач внутренней ментальной геополитики. Необходима выработка общего поля ментальных ценностей, единой системы координат, по которой мы всегда могли бы отличить, где тут свой, а где чужой. Ментальные ценности – это границы, это стены, которые формируют ментальную территорию, без стен, без ограничений нет территории. Должны быть разные уровни доступа на территорию. И мы знаем, что есть стены силовые, несущие, если их убрать, то рухнет все, вся территория. Вот и свою территорию надо помечать, разграничивать ментально. Как это делается, показано на следующем рисунке (см. рис. 23).




Рис. 23. Схема ментального разграничения и определения территории коренным населением


Когда этот процесс произойдет, то легко будет узнать, кто на этой земле свой, а кто – чужой, кого можно пускать на данную территорию, а кого нельзя. Чтобы не ошибаться в этом вопросе, должна работать ментальная система распознавания «свой-чужой». Такой ментальный механизм распознавания, когда он хорошо отлажен, действует у населения бессознательно. Из-за того, что у нас эта система не работает в обществе, и возникают разные негативные эксцессы на расовой и конфессиональной почве, возникает экстремизм. Человек приезжает учиться или родился в России, выходит на улицу и подвергается избиению из-за цвета кожи. За что?! Спрашивается: «В чем он виноват?!» Он законов не нарушает, платит деньги за учебу, а то и работает на благо страны, притом хорошо работает. Один только цвет кожи не делает его плохим. Наоборот, получается, что те, кто проводят такие акции, они-то и наносят реальный ущерб стране. У многих государств прибыль от образовательных услуг, предоставляемых иностранным гражданам, это внушительная статья дохода, а к нам из-за экстремистских проявлений боятся ехать. У многих представителей современной российской молодежи не работает или работает ложная система идентификации «свой-чужой». Иными словами, они тех, кого следует считать своими, принимают за чужих, а чужих – за своих. Если африканец вписался в социокультурную систему российских ценностей, принимает их, уважает их, работает на благо этой страны, то он свой. Он настоящий россиянин или афророссиянин, лучше многих коренных жителей. Что ж в нем чужого? Нельзя же судить о человеке только по внешним признакам.

Если ты готов бить врага, то ты бей того, кто устанавливает свои порядки, оскорбляет базовые ценности, пачкает то, что свято. Но для начала надо знать, что для российского общества есть святые ценности. А вот с этим-то у нас и возникают проблемы, мы кое-что подзабыли. В частности мы подзабыли про один из главных наших символов, который сегодня еще скрепляет нацию. Речь идет о сопричастности Великой Победе, победе советского народа над фашизмом. Об этом забыли не только те, кто сейчас марширует под свастикой и вскидывает руки в фашистском приветствии. Виновата в этом и политика государства, которая не уделяет должного внимания поддержанию символов и привитию их молодежи. Поэтому, что требовать от молодых, которые только усваивают базовые ценности российского общества, если об этом забывают или даже не знают те, кто по долгу службы обязан это помнить.

Примером, может служить проведенная российским правительством акция по монетизации льгот. В экономическом плане она может и была оправданной, но никак нельзя согласиться с тем, что в общем числе лишившихся льгот оказались и ветераны ВОВ. Дело не в деньгах, дело в уважении к ментальным основам, ценим ли мы то, что нас еще объединяет. Победа в Великой Отечественной войне – это один из немногих ментальных символов, который скрепляет российскую нацию и связывает ее со многими народами, проживающими на территории республик бывшего Союза. Решение об отмене льгот для ветеранов подрывает ментальные основы российского общества. Для самих ветеранов – это просто оскорбительно, тем более в период празднования 60-летия Великой Победы, а для общества – губительно. К счастью, что не понимают наверху, хорошо осознают внизу. Так, частные перевозчики Татарстана приняли самостоятельное решение о бесплатном проезде ветеранов ВОВ в маршрутных такси. Но это же нонсенс, когда ветераны в частных маршрутках ездят бесплатно, а в государственном транспорте с них требуют деньги!

Наоборот, максимальный почет и уважение к ветеранам ВОВ должны быть закреплены, прежде всего, на официальном уровне. Это должны все видеть как напоминание о том, что нам дорого и свято. Речь не только о бесплатном проезде, но и об отношении в целом. В каждом магазине на видном месте должна висеть табличка о том, что ветераны ВОВ обслуживаются вне очереди, даже если это дорогой бутик и ветеранов, как и очередей, там сроду не бывает. Без подобного извещения о льготах и правах, которыми обладают ветераны, на территории России ни одна организация работать не должна. По моему убеждению, все эти напоминания должны оставаться на своих местах даже тогда, когда уйдет последний, кто помнит войну, потому что «это нужно не мертвым, это нужно живым», к тому же это свидетельство того, что наша ментальная память жива. Но сейчас ветераны – это люди, которые живут в самых разных регионах, присутствуют в различных народах и своей памятью скрепляют единство нации, за которую они когда-то проливали свою кровь, обеспечивают целостность государства, которое они когда-то защищали с оружием в руках.

Вообще любые ветераны любых войн, а их в России и в СССР было немало (Афганистан, Вьетнам, Ангола, Чечня и многие другие) заслуживают особого к себе отношения, и это должно всячески подчеркиваться в отношении к ним и к их подвигу со стороны государства и всего общества. Честь и почет должны оказываться им на каждом шагу, право приоритета во всех областях социальной жизни: поступление в вузы и на работу, лучшие места на различных мероприятиях и право первичного приобретения товаров, налоговые льготы и всевозможные символические акции, не говоря уже о бесплатной реабилитации, санаторно-курортном лечении и оздоровлении в клиниках и центрах самого высокого разряда. К сожалению, часто сообщается о том, что человек, который воевал за Россию, был ранен, вдруг не может получить элементарного российского гражданства, только потому, что он или его родители приехали из республики бывшего СССР, а ныне соответственно независимого государства. Возникает парадоксальная ситуация, когда в армию его призывать можно, воевать и рисковать жизнью ему тоже можно, а стать полноправным гражданином и назвать Россию «родиной» ему нельзя. Такой человек, вернувшись с войны, не имея гражданства, вынужден годами жить на птичьих правах, не может ни полноценно зарабатывать, ни созидательно творить на благо себе, своей семье и стране. Иначе как «дикой» подобную ситуацию не назовешь. Естественно, о каком почете и уважении к ветеранам и вообще к военным в подобных обстоятельствах можно говорить. Единственно правильным тут может быть только одно решение: юноша, призванный в армию и отслуживший полный срок, автоматически получает право на российское гражданство, то же самое касается военнослужащих, воевавших, а тем более раненных на войне или во время военных учений, они автоматически получают гражданство «по праву пролитой крови». Но, конечно, ветераны Великой Отечественной войны всегда почитались и будут почитаться в нашей стране особо, потому что это событие вошло в базовую структуру ментальных ценностей и стало одной из основ фундамента, на котором держится все российское общество, и чем чаще мы об этом будем себе напоминать, тем лучше.

В настоящее время предпринимается попытка создания новых символов, вернее, это опять-таки вспоминание хорошо забытых старых, потому что в ментальной сфере ничего нового волюнтаристским способом на голом месте создать нельзя. Речь идет о празднике 4 ноября, Дне народного единства. В этот день по меткому заявлению известного кинорежиссера и видного российского общественного деятеля Н.С. Михалкова: «Россия перестала быть населением и стала нацией, и перестала быть территорией и стала государством». Примечательно, что этот день прямо связан с Поволжьем, одним из самых мощных ментально-духовных центров на российской земле. Именно здесь в Смутное время проявилась ментальная сила российского общества, которая в часы испытаний, когда все властные структуры и органы управления были разрушены, сумела сплотить народ и освободить территорию от интервентов. Ведь тогда, казалось бы, ничего не осталось, Россия как самостоятельная страна, отдельная единица перестала существовать. Все говорило о том, что государство просто погибло точно также, как и множество других, в результате войн и волнений. На российских просторах воцарился хаос, легитимная власть отсутствовала, элита присягнула иноземцам, в народе – разброд. И тут неожиданно заработали такие внутренние механизмы самоорганизации, которые неизвестно откуда взялись и которые возродили страну буквально как птицу Феникс из пепла.

Все это сильно напоминает чудо, но это чудо имеет ментальную природу. События 1612 года указывают на то, что Россия – это не просто политическое или географическое понятие, место на карте, и даже не социальные институты, а нечто большее, некое ментальное содержание, ядро, скрытое в недрах российского населения. Россия – это ментальная категория, которая умрет только с последним россиянином. Это придает уверенность, что никакие, даже самые масштабные кризисы и катастрофы не уничтожат ее, они могут снести только поверхностные территориально-социальные структуры. Но в ответ из ментальных недр российского населения пробудится возрождающая, преобразующая и созидающая воля, энергия которой все расставит по своим местам, чтобы Россия могла восстановиться и обрести новую жизнь.

Поволжье показало себя как скрытый ментальный центр России, своего рода энергетическая чакра на территориальном теле, которая открылась и начала работать, тогда, когда все другие центры отключились. Раньше ментальные центры России находились, прежде всего, в сакральных столицах. В начале это Киев – «матерь земель и городов русских», который нес в себе идею княжеской, как основы будущей монархической власти, рядом с ним «Господин Великий Новгород», который нес в своем вечевом устройстве альтернативную демократическую идею народовластия. Однако монголо-татарское нашествие принесло на русскую землю традиции восточной деспотии, проявленной в формах ханской власти, что способствовало победе монархической линии в государственном управлении. Долгое время фактической столицей русских земель была Золотая орда, видимо, именно тогда и произошло энергетическое смещение и ментальный синтез, способствующие появлению нового духовного центра, который и закрепился в Поволжье, где и обосновались потомки древних ханов. Присоединение Казани и других Поволжских земель к русскому государству окончательно способствовало оформлению этого ментально-энергетического центра, который до поры до времени пребывал в спящем состоянии.

В этот момент главным ментальным центром была Москва, которая как сакральная столица позиционировала себя правопреемницей Древнего Рима и Византии (Константинополя). Соответственно идеология «Москва – третий Рим, а четвертому не бывать». Само название московских государей – «царь», которые перестали быть просто великими князьями, есть не что иное, как сокращенное от древнеримского и византийского «цезарь». Москва была столицей, которая символизировала появление нового государства со своей специфической формой абсолютной монархической власти под названием «самодержавие». Сама формулировка должна была разрушить стереотип восприятия Московии и вообще русских земель как несамостоятельных князей-вассалов ордынских ханов. Всем должно было быть понятно, что и русский царь, и Москва «сами себя держат», и других центров управления нет.

Санкт-Петербург был создан Петром Первым как сакральная столица, с идеей нового государства с моделью административно-бюрократического устройства. Сам город европейского типа, не похожий на все другие российские города, с ровными геометрическими линиями, построенный наперекор всем стихиям, был олицетворением мощи Российской империи и императорской власти. Поволжье специально не создавалось, оно проявило себя как сакральная столица один только раз, но в очень ответственный и переломный момент российской истории. Нижний Новгород стал ретранслятором той ментальной воли российского населения, которая проявилась в Поволжье. И это был сплав воли и энергии всего российского общества, показательно, что в ополчении К. Минина и Д. Пожарского были представители самых различных народов и вероисповеданий, объединенных общей целью и единым желанием – освободить страну и восстановить утраченную государственность.

В тот момент произошел ментальный синтез ценностей российского общества и заработали механизмы распознавания «свой-чужой». Люди, носители одного с тобой менталитета, разделяющие общие с тобой базовые ценности воспринимаются как свои, а прочие – как чужие. Когда сразу стало ясно, кто на российской территории свои, а кто чужие, то и произошло очищение – чужаки были изгнаны. Тогда были проведены ментальные границы России и произошло ментальное разделение людей на своих и чужих. «Своими» оказались те, кто ратовал за создание российской нации и сохранение государственности. Это был ментальный выбор данного населения на данной территории.

Сейчас Россия нуждается в аналогичном процессе ментального очищения и воссоздания ментальных структур. С крушением СССР произошла деструкция советских ценностей и установок, но на их месте ничего качественно нового так и не было создано. Президент РФ В.В. Путин сказал, что демократия – это абсолютная ценность современного мира. Но что такое демократия, никто точно не знает. Российскому обществу надо выработать свое понимание этого явления, которое скорее будет соответствовать исконно отечественному представлению о народовластии, а не демократии западного типа. В связи с этим стоит напомнить, что «власть народа» существовала на территории нашей страны (Новгород, Псков) еще тогда, когда в остальной Европе ничего подобного и близко не было.

На место деконструкции старых ценностей должно прийти конструирование новых позитивных как основы для обновленного общества. Однако у нас вместо конструктивного процесса продолжается деструктивный, мало того, что были разрушены советские ценности и установки, а вместе с ними и целое государство, так сейчас не прекращаются попытки дискредитации российских социально-значимых символов. Идет массированное воздействие на ментальный фундамент российского общества, притом воздействие часто скрытое, тщательно камуфлируемое. Дискредитация исторической памяти и исторических символов – это атака на менталитет, который и лежит в основе социальных структур.

Ценности и установки – это и есть кирпичики ментального фундамента. Постепенно, одну за другой меняя ценности, изменяя и корректируя установки, можно изменить и даже сменить весь менталитет. Для этого даже не обязательно заменять ценности, достаточно вложить в них другой смысл, тем более что точных определений понятий нет (если только ты сам для себя их точно не определяешь). Вся хитрость и скрытость деструктивных технологий заключается в том, чтобы из фундамента вытаскивать по кирпичику, когда по одному и долго, а не сразу и много, то это до поры, до времени незаметно. Это и есть принцип молекулярной революции. Именно так, молекула за молекулой, по кирпичику, в какой-то момент критическая масса будет превышена, критическая черта будет пересечена и социальное здание рухнет. Разрушь фундамент общества по кирпичику, и общество само рухнет, а территория затем распадется.

Поэтому лучший способ противостоять всем деструктивным процессам и воздействиям – это самим четко знать, что нам надо, свои ценности и установки, свое понимание базовых категорий, тогда нам никто не в силах будет навязать ничего из того, что нам не подходит. Например, Запад учит весь мир демократии, но учит своему пониманию демократии, надо бы России заявить о своем понимании демократии. А если российское общество с одной стороны заявляет о своей приверженности демократии, а с другой – само толком не знает, что это такое для него самого, то чужеродного влияния трудно избежать.

Внутренняя ментальная геополитика как раз базируется на охране и поддержании базовых ценностей того или иного общества. Этого принципа защиты своих базовых ценностей четко придерживаются все современные независимые государства-лидеры. Есть святые ценности, их не трогать, а все остальное – пожалуйста. Это и есть современная демократия. Когда речь идет о ментальных основах, никакой демократии нет и быть не может. В США все позволено, но американские ценности неприкосновенны, от них не отступают ни на шаг. Такой подход успешно проявил себя еще в Древнем Китае, китайцем признавался всякий, кто признавал ценности «китайского» общества.

России надо четко определить свою систему ценностей, чего до сих пор не сделано. И на ее основании проводить ментальную сортировку населения. Принимаешь российскую систему ценностей, значит ты полноправный член российского общества. Отрицаешь ее, не нравится она тебе, не хочешь соблюдать – ступай прочь, никто тебя не держит и из-за тебя социальную систему ценностей менять никто не собирается. Иди туда, где тебя примут и твои ценности и установки разделяют, а здесь тебе делать нечего. А то у нас многие проблемы в обществе возникают именно из-за отсутствия четкого осознания своих ценностей. На бессознательном уровне ментальное ядро, конечно, существует, но для ведения четкой политики необходимо ее осознание, чтоб знать, от чего отталкиваться и что отстаивать.

Поскольку со стороны система ментальных ценностей подвергается постоянным атакам, то ее границы размываются, а защитить их никто не может, потому что мало кто представляет, где они пролегают. Необходимо с бессознательного уровня их перевести на сознательный и сделать их основой ментальной геополитической стратегии. Требуется установить основы ментального единства на бессознательном уровне и выработать четкие критерии для его поддержания на сознательном. Все мы различаемся по своим ценностям, установкам, чертам характера, но есть в нас и что-то общее как для всех людей, так и для отдельных обществ, социальных групп и отдельных людей. Для установления общих базовых ментальных ценностей требуется отсечь все лишнее, все отличное, выделить базовое, общее, определить это как краеугольную систему ценностей для экспансии ее вовне. Как поэтапно происходит этот процесс хорошо показано на следующей схеме (см. рис. 24).



Рис. 24. Основные этапы и стадии формирования внутренней и внешней ментальной геополитики


Формирование ментального ядра базовых ценностей необходимо проводить на основе ценностного мира всего населения той или иной территории. Если речь идет о России, значит, определение базового ядра ценностей необходимо проводить на основе всего коренного населения, проживающего на российской территории, а оно, как известно, неоднородное. Ментальное ядро формируется с учетом трех основных факторов: этнического, конфессионального и исторического (см. рис. 25).








^ Рис. 25. Схема действия основных факторов, формирующих ментальное ядро в населении


Это основные факторы, которые формируют менталитет. Россия является домом для многих этносов и конфессий, которые здесь живут уже давно, укоренились. И система ментальных ценностей должна формироваться с учетом систем ценностей всех социальных групп: этнических, конфессиональных или каких-то других, которые проживают здесь давно, имеют общую историю, по праву считают эту землю родной, много сделали для ее благоустройства, развития и процветания. Иными словами, поскольку система ментальных ценностей является основой, по которой будет жить вся страна, все российское общество, она должна быть комфортна для всех исконно российских социальных групп, в связи с чем и должна формироваться на основе общих ментальных ценностей. Таким образом, надо найти то общее, те ценности, символы и установки, что нас всех объединяют, и на основе этого формировать единую систему ценностей, которая для всего российского населения будет простой, родной и понятной, а затем уже ей неукоснительно следовать. Все социальные группы в своих ценностях имеют что-то базовое, общероссийское, сформированное историей, а в чем-то должно быть отличие. Это базовое, общее они должны делегировать в общую единую систему ценностей и по ней уже жить.

Социальные группы имеют собственные системы ценностей, и они при формировании общей системы ценностей должны учитываться, а при попытке влияния чужеродных ценностей чужих групп – блокироваться. Необходимо учесть ценности всего населения страны (см. рис. 26). Если какая-то этническая, конфессиональная или экономическая группа не получит своего отражения, своей прописки в базовой системе ценностей, то это значит, что она будет чувствовать себя чужой, ненужной и нет ничего удивительного, что это население на своей территории будет стремиться отделиться. Так произошло в СССР, подобный процесс пошел и в России. Не случайно люди, побывавшие на Кавказе, говорят, что с одной стороны это Россия, российская территория, а с другой стороны – не совсем. Так вот, надо сделать так, чтобы везде была Россия, пусть разнообразная, но Россия.







Рис. 26. Процесс определения базовых социоментальных ценностей со стороны различных этнических, конфессиональных и профессиональных групп коренного населения, проживающего на данной территории


Советский Союз во всех своих частях был СССР, такого разделения, ощущения чужой территории не было, потому что была общая система ценностей, и никуда от нее было не деться, и она, как железным обручем, скрепляла все государство, всю нацию. Это потом уже система дала трещину, и все сломалось, а тогда ментальный механизм единства работал как часы. Развал Советского Союза запустил процессы дезинтеграции на всем постсоветском пространстве, в т.ч. и России. Поэтому российскому обществу сегодня крайне необходимы ментальные факторы единения. Нужен, снова нужен железный обруч ментального единства.

Помимо достижения ментального единства внутри страны, четкая система ценностей помогает как успешно влиять во вне, так и установить правила внутренней жизни, а также эффективно ее регулировать. Необходимо построение и отлаживание четкой иерархии правил по регулированию территориальной организации населения на разных уровнях. Мы выделили 5 основных уровней от микро- до мега-, на каждом из них действуют свои правила регулирования жизнедеятельности и распоряжения территорией. Например, семья сама определяет правила внутрисемейной жизни, по каким законам, распорядку жить, кто, когда и чем должен заниматься, скажем, убираться на жилой территории. Будет ли правильным если подобные вопросы будут определяться указами правительства или парламентскими законами? Это смешно, но в нашей российской действительности довольно много такого смешного, просто мы к этому привыкли и не обращаем уже на это никакого внимания.

В приведенном примере все понимают, что это прерогатива микро-уровня; здесь устанавливаются свои правила, и никто не вправе в них вмешиваться и указывать, что и как делать. Но с другой стороны, есть и семейное право, которое содержит правила, устанавливаемые государством, и они тоже регулируют жизнь семьи и если в семье случается, например, убийство, то это уже не внутреннее дело семьи. Свои правила в жизнь семейных территорий вносят ЖЭУ и другие акторы. Поэтому сверху донизу выстраивается своеобразная иерархия правил, в которую каждый уровень вносит свои. В идеально организованной иерархии эти правила не противоречат и не мешают друг другу, а наоборот, дополняют и помогают большей их реализации. Если же на самом высоком государственном уровне будут решать, кто в семье выносит ведра с мусором, то произойдет нарушение компетенций, результатом которой становится социально-территориальная дезорганизация. Это было бедой Советского Союза, которая и привела в итоге ее экономику к системному кризису.




Перевернутая иерархия правил с гипертрофированными функциями регулирования наверху характерно для тоталитарных систем, где стремятся заорганизовать, в т.ч. территориально, личную жизнь граждан (см. рис. 27). Как во времена Андропова проверяли документы и спрашивали: «Почему не на рабочем месте?», т.е. почему находишься не на той территории, на которой должен по распорядку находиться. А какое твое дело? Ты построй систему так, чтобы человеку выгодно было находиться на работе, а не бегать по магазинам, чтобы он сам был заинтересован в работе, и чтобы его жизнь сама наказывала за плохую работу.




Правильно организованная иерархия полномочий по регулированию территориальной организации – это пирамида, где наверху находится оптимальный минимум функций, которые носят стратегический характер, т.е. на вершине определяется стратегический курс, задаются базовые рамки, устанавливаются основные правила игры, которые и получают окончательную расшифровку только внизу, где образуется максимум возможной свободы по самоорганизации (рис. 28). Наверху стратегия и самые общие правила, а внизу тактика и правила конкретные. Например, наверху говорят, что в семейной организации убивать нельзя, какие-то формы насилия недопустимы, можно затруднить развод, стимулировать рождаемость, т.е. задаются самые общие рамки, выгодные обществу. А во всем остальном люди могут строить семейные отношения совершенно свободно, регулировать внутрисемейную организацию, только не надо переходить определенных границ, вот и все. Рамки и правила, которые устанавливаются наверху, расшифровываются внизу.

Но ведь когда-то, когда существовала родовая система, в семье можно было убивать, во времена патриархата, матриархата и т.д. Глава рода – патриарх – обладал правом жизни и смерти над своими родичами. Почему? Да потому, что основные правила тогда устанавливались на уровне рода, родовой семейной организации, т.е. этот уровень для того традиционного общества был базовым. Итак, подчеркнем, уровень, на котором устанавливаются основные правила игры, является базовым, как там решают, так и будет (см. рис. 29). В настоящее время таковым является уровень государства, именно здесь определяется стратегия территориального развития и функционирования общества.

Формально никто не может вмешиваться в ту политику, которую проводит независимое государство. Если оно тоталитарное и стремится к всеобщему и полному контролю над жизнедеятельностью своих граждан, то так тому и быть. Иными словами, если решат на государственном уровне ходить всем нам строем в определенные места и по обозначенным маршрутам, то никто, даже мировое сообщество, не имеет права вмешиваться в эту ситуацию и диктовать свои правила, изменить эту ситуацию можно только силами внутри страны. В действительности этот принцип часто нарушается, и вообще реально независимых государств, которые могут самостоятельно определять свою внешнюю и внутреннюю политику не так уж и много. Россия по самим своим масштабам может быть только либо в их числе, либо она неизбежно распадется (вернее ее распилят) на ряд территориальных сырьевых придатков, зависимых от других.




Демократия в России стала во многом возможна и благодаря коммунистам. Трудно себе представить наступление демократии в царской России, большинство населения которой даже представить не могло, что это такое. Для них существовала лишь монархия. Понадобилась длинная подготовка сознания в рамках социалистической демократии, чтобы представление об этом было создано. Так что современные демократы, по идее, должны быть благодарны коммунистам за то, что приход демократии в России и на пространство бывшего Советского Союза стал в принципе возможным.

В России, как только развалился СССР, попытались разрушить эту систему, но в результате возник региональный феодализм. Поэтому в ответ для его преодоления стал проводиться курс на укрепление вертикали власти. Появился страх, что если отдать слишком много полномочий сверху вниз, то так можно спровоцировать и сепаратизм, наподобие того, что было в Чечне. Уж лучше из Москвы руководить постройкой сараев на местах, чем лишиться хоть части властных рычагов. Все это говорит о том, что в федеральном центре не видят никаких других действенных средств для поддержания целостности страны, кроме как политических, экономических и силовых. Вся политика сводится к тому, что если регионы будут зависеть от федерального центра, кормиться с его рук, то никуда они не денутся. А где ментальные факторы? Суть их как раз заключается в том, что никто никуда и не хочет отдаляться и уходить, потому что Россия – везде Россия.

В государстве должны действовать ментальные центробежные силы без всякого давления и принуждения. Только это является гарантией единства территории и нации, никакие репрессивные и полицейские меры ситуацию под контролем, тем более в такой большой стране, как Россия, все время не удержат. Усиления регионов боится только слабое государство. Сильное его только приветствует, потому что за счет усиления регионов оно и само становится сильнее. В таком большом государстве, как Россия, должен быть не один, а несколько ментальных центров, объединяющих страну. В идеале ментальные центры должны располагаться даже на местах. Поэтому надо всячески способствовать укреплению и развитию местного уровня.

Почему-то возможности самостоятельного эффективного местного самоуправления в России ставятся под сомнение. Оно было всегда, достаточно вспомнить эффективную самоорганизацию казаков. Просто нужно четкое разделение полномочий, сами региональные власти, как и центр, боятся инициативы на местах и часто ее душат по принципу «как бы чего не вышло». Предпринимаются отчаянные попытки превратить местные органы самоуправления в нижнее звено подконтрольного административного аппарата. Между тем ростки реального самоуправления все равно пробиваются, несмотря на все чинимые препятствия. Общинное сознание российского менталитета проявляется в таких движениях, как благотворительное – «Мурзики» – и экологическое – «Местные». Самим регулировать порядок на своей территории вполне по силам российскому населению, административным властям просто надо уйти с этого уровня и все само образуется. Ментальное единство и крепость страны обеспечивается не только из центров, федеральных или региональных, но и во всех ее частях, во всех уголках нашей необъятной родины, где проживает российское население.

Лекция 10. Внешняя ментальная геополитика: место России в современном мире


1. Понятие о внешней ментальной геополитике. Геопространство в ментальных координатах.

2. Ментальная структура общества и формирование ментальной глобальной среды.

3. Механизмы ментального взаимодействия между обществами и странами.

4. Формирование ментальной шкалы приоритетов во внешней политике.

5. Ментальное притяжение России и возможности его усиления.


Приходилось ли вам слышать о странах «естественно дружественных к нашей стране»? Или же часто упоминаются «традиционно дружественные», «братские» и «добрососедские отношения», «отношения любви, взаимопонимания и взаимопомощи»… В международных контактах не забывают припомнить и «давние связи взаимовыгодного сотрудничества», и о том, что «между нашими странами немало общего», среди всего делают акцент на «общность ценностей, религии, взглядов на жизнь, мировоззрения» и т.д. Так вот, всякий такой раз мы, по сути, сталкиваемся с действием ментального фактора в политике. Если мы хотим с кем-то строить конструктивные отношения, то их надо на чем-то основывать, и тогда для этого ищутся позитивные ментальные основания в прошлом или настоящем наших народов и стран. Значимость ментального фактора в современном мире резко возросла. Ментальная близость народов способствует и сближению территорий, которые они населяют, и часто никакие геофизические преграды не в силах помешать этому. Менталитет людей всегда сильно определял геополитические конфигурации. Огромные пространства, разделяющие США и Великобританию, не мешают им действовать во внешней политике в одном тандеме. Использование менталитета, ментального фактора в геополитике в расширении своего влияния на окружающие территории собственно и составляет сущность внешней ментальной геополитики.

Внешняя, как и внутренняя, ментальная геополитика должна базироваться на четких и прочных ментальных основаниях. Отсутствие четкого определения этих ментальных оснований сильно мешает России и во внешней, и во внутренней политике. Скользкая позиция России по многим вопросам, попытки занимать взвешенную позицию часто дезориентируют сторонников и союзников России. Они не знают, надежно ли ее плечо, можно ли на нее опереться. Окажет ли Россия им мощную поддержку, не бросит ли их в критической ситуации, как в последнее время, к сожалению уже бывало не раз. Отсутствие честной позиции отталкивает от России. В чем сила западных держав? В том, что они четко проводят свою линию и не стесняются в средствах для ее поддержания. Поэтому все отчетливо представляют себе, что будет, если они пойдут против Запада. Ничего хорошего. Запад встанет против них, часто единым фронтом. Против страны введут всевозможные санкции, это затруднит экономическое развитие, а особо упорные противники не смогут даже выехать из страны под угрозой ареста, примерно так, как это было с Милошевичем. Но и внутри страны они не могут чувствовать себя спокойно, над ними всегда будет висеть «дамоклов меч» ареста, выдачи, международного суда.

Примерно в такой ситуации оказываются те немногие, кто решается пойти против интересов Запада и, скажем, поддержать российскую сторону. Такие люди фактически обречены бояться, не выдаст ли их Россия, как когда-то Э. Хонеккера. Политика России все время меняется, нет четкой, всем понятной линии, нет твердой позиции, к которой можно было бы присоединиться. Можно подумать, что у российского государства отсутствуют постоянные национальные и геостратегические интересы и союзники. Хотя это не так, но создается именно такое впечатление. Главная проблема в том, что российская сторона по многим вопросам не занимает ни четкую позитивную позицию, ни негативную. Можно ли себе представить, чтобы в странах, граничащих с США, кто-то устраивал «оранжевые перевороты»? Одна такая активность и ответ со стороны американцев последовал бы незамедлительно. Если бы Россия четко заявляла, что она не потерпит того-то и того-то вблизи своих границ, то это было бы понятно. США и объединенная Европа в соответствии со своими интересами четко заявляют, что они признают, а что нет, что демократично, а что не соответствует демократии, с чем они согласны, а с чем нет, и что будет с теми, кто не будет их слушаться.

Россия же, заметим, никогда не заявляет, что не признает легитимность той или иной власти, что введет против нее санкции и так далее, даже тогда, когда имеет для этого все основания. Ничего этого нет, а значит бояться нечего. Россия как помогала, так и помогает, так и будет помогать. Мы признаем любого кандидата, любую власть, даже если она делает откровенно агрессивные выпады в адрес России. В лучшем случае ограничиваемся чистыми декларациями о недопустимости подобного, на которые давно уже никто не обращает никакого внимания, потому что любые символические акты должны быть еще и подтверждены силой реального действия. Что за половинчатая позиция?! Пока так будет продолжаться, с Западом будет быть выгодней, чем с Россией. Поставьте себя на место других стран и их населения, даже если они больше связаны с Россией, то все равно выбирают Запад. Просто иначе с этой стороны они подвергнуться санкциям и давлению, а в отношениях с Россией все равно ничего не изменится, зачем же, спрашивается, усложнять себе жизнь.

Поэтому никто российский голос и не слушает. Зачем слушать того, чьи слова ничего не весят. Надо уравновесить западное давление своим. Если Россия надавит, мало не покажется. Давить, так давить. Для чего у России такое большое тело, такая большая масса? Всем телом, всей массой давить надо, и не надо стесняться. Всем должно быть четко известно, что будет, если они будут с Россией, а будет хорошо и комфортно, и пусть будут уверены, что Россия не предаст, не продаст никогда и никого из своих союзников и сторонников. А наоборот, сумеет защитить в случае чего, и силы, и мощи у нее достаточно. Также все должны четко знать, что будет, если они не будут с Россией и тем более будут против России, т.е. знать, что ничего хорошего им не будет, а будет очень плохо, и пусть не сомневаются в этом. Кстати, когда мы говорим о давлении, в том числе экономическом, то это вовсе не означает стремление уморить голодом население не дружественной страны. Надо хотя бы отменить те льготы и преференции, которые существуют в отношении этих государств. В конце концов, это просто странно самим кормить и оплачивать враждебные тебе режимы. У них есть свои покровители, вот пусть они их и содержат, если захотят.

Конечно, сейчас российское государство стало активнее защищать свои интересы, но делает это как-то тайком, под прикрытием оправдательных дипломатических и экономических формулировок. Все это создает сомнения в твердости этой позиции, получается, что российская сторона все время чего-то стесняется, а значит, может отыграть назад, в то время как другие страны действуют более активно и агрессивно и без всякого ложного стыда. России пора во весь голос, во всеуслышанье заявить и постоянно заявлять о свой твердой позиции по ключевым вопросам современности, внешней и внутренней политики. Тогда за ней потянутся сторонники и присоединятся союзники, для них это будет сигналом того, что российское государство укрепилось, позиция определилась, и отступления назад от открыто заявленных принципов не будет. Время колебаний прошло. Пришло время принимать одну сторону, и эта российская сторона.

Однако для начала неплохо знать, в чем она заключается, и самим для себя четко определить и сформулировать свои принципы и позиции. Делается это все соответственно на ментальных основаниях, и уже отталкиваясь от них, применяются различные средства и каналы влияния. Экономический шантаж, к которому часто прибегают в современном мире, это воздействие на среднем уровне менталитета. Экономические рычаги и их применение находятся на поверхности. Однако все же главным является влияние на высшем уровне, социодуховном уровне. Россия пока проигрывает в этом плане, хотя во времена СССР вполне преуспевала. С развалом Советского Союза Запад утвердил во всем мире в качестве базовых и доминирующих демократические ценности, а заодно и узурпировал право трактовать их и учить весь мир демократии.

Российское общество втянулось в этот дискурс, но при этом не выработало своего собственного. Что такое демократия по-российски? Россия пока и сама не знает, поэтому и проигрывает в символических войнах Западу. Кто ближе к Украине, Запад или Россия? А влияет почему-то Запад. Где духовное влияние России, притяжение близлежащих братских стран?! Оно почти отсутствует в виде продуманной и грамотно осуществляемой политики, ее контуры начали появляться только в последнее время. Рассмотрим же внутреннюю структуру и механику содержательных элементов ментальной сферы, на основании которых и строятся технологии и модели внешней (да и внутренней) ментальной геополитики. Обратите внимание на следующую схему, где представлена базовая ментальная структура любого оформившегося общества, такого как российское (см. рис. 30).

Социокультурная среда общества: постоянно изменяющаяся



1. Ментальное ядро общества. Оно содержит в себе систему ментальных ценностей. Это центральное ментальное поле является основополагающим и должно сохраняться неизменным. Трогать, менять, убирать ценности из данной системы без серьезных последствий для общества нельзя, потому что на них все держится. Антонио Грамши предложил модель молекулярной революции, т.е. агрессивного воздействия на социокультурное ядро общества, когда постепенно, незаметно, одно за другим меняются базовые ценности и символы общества. В результате разрушается фундамент, устои общества, а с ними рушится и все социальное здание. Некоторые специалисты считают, что СССР был развален по теории молекулярной агрессии А. Грамши, тем более, что на Западе давно уже ее взяли на вооружение. Поэтому ментальное ядро общества, систему базовых ментальных ценностей и символов надо оберегать и защищать от всякого постороннего вмешательства и деструктивного воздействия (рис. 31).







2. На основе базовых ментальных ценностей ядра формируется следующее ментальное поле, состоящее из ментальных установок. Установки базируются на ценностях и являются непосредственным руководством к действию. Если ментальные ценности неизменны и неприкосновенны, то ментальные установки могут незначительно изменяться и трансформироваться в зависимости от ситуации и в диапазоне, заданном им ментальными ценностями. Ментальные установки довольно устойчивы и могут изменяться только в определенных пределах, они обладают слабой изменчивостью, трансформационной податливостью, т.к. напрямую связаны с фундаментальными ментальными ценностями, которые и вовсе носят неизменный характер. Полное уничтожение, искоренение той или иной ментальной установки, либо ее серьезная трансформация также могут иметь серьезные нежелательные последствия, и с этим надо быть осторожным.

3. Третье ментальное поле, которое носит фундаментальный характер для общества, характеризуется наличием комплекса традиций, обычаев и правил. Они формируются на основе ментальных установок, по которым живет данное общество и которые для него являются базовыми. Правила и даже традиции модифицируются куда чаще и куда больше, чем те же ментальные установки, и диапазон их формирования куда шире. Можно сказать, что они обладают средним диапазоном и характеризуются средней степенью изменчивости. Однако они заслуживают самого серьезного отношения и внимания, а со стороны внешних акторов надо требовать к ним уважения и соблюдения. Именно это поле позволяет нам отличать своих от чужих во внешних проявлениях. Если ты плюешь на традиции, оскорбляешь их, то ты тем самым дискредитируешь и не уважаешь не только ментальные ценности и установки, но и тех, кто их установил, т.е. данное население, общество. А в этом случае ты никак не можешь быть своим, нашим, чтобы ты ни говорил по этому поводу и как бы ты ни утверждал обратное.

4. Четвертое поле от ядра – это социокультурная среда, в которой и проживает данное население. Иными словами, это все многообразие продуктов материальной и духовной деятельности, созданные в рамках данного общества. Это не отношения, которые нас окружают. Ментальные ценности и установки таятся в глубинах сознания и часто даже не осознаются самими людьми. Обычаи, традиции, ритуалы также, как правило, незаметны, часто носят скрытый характер, а все культурное многообразие в разных проявлениях духовных и материальных форм и видов находится на поверхности. Одежда, фильмы, книги и прочее – все это элементы социокультурной среды. Эта среда, в которой пребывает общество, характеризуется большой изменчивостью и почти безграничным диапазоном, но определенный вектор ее развития и трансформации задают традиционные формы, т.е. обычаи, правила и ритуалы. А самое главное, через социокультурную среду общества возможен выход на глобальную среду и воздействие на нее.

5. Глобальная среда. Большая среда, т.е. среда других обществ. Там формируются свои глобальные ментальные ценности и установки. Из большой социокультурной среды возможно воздействие на общество и наоборот. Внутренняя защита общества означает блокирование внешних агрессивных деструктивных влияний из внешней социокультурной среды общества. Глобальная среда формируется разными обществами, имеет свое ядро общих ценностей (например, общечеловеческих), с которыми считаются все, и служит буфером между различными обществами. Как это происходит можно проследить на следующей схеме (см. рис. 32).




Хотя глобальная социокультурная среда и ее ядро формируется при участии разных обществ, однако нельзя сказать, что все они в равной степени влияют на эти процессы. В настоящее время наибольшим влиянием в этом плане обладают США посредством СМИ (около 80% мировых СМИ американские) и т.д. Они активно пропагандируют свои ценности и формируют картинку мира, его модель, его среду под себя. И их ценности становятся ценностями многих других стран. По сути, США навязывают миру свою ментальную глобальную мега-модель, которая представляет собой мега-МТМ однополярного мира, центром которого является США (см. рис. 33). Все смотрят на США, учатся жить у США, делают то, что говорит США. В общем, мировое господство, обеспечение международной гегемонии без военной оккупации. США в центре как главный светоч, маяк и ориентир, на который все равняются, а они командуют и указывают, что делать и как жить.




США ловко используют мировые средства массовой коммуникации и желание населения других стран жить достойно для манипуляции массовым сознанием людей. Суть их пропаганды сводится к следующему: «Мы знаем, что нужно делать, чтобы жить хорошо. У нас очень высокий уровень благосостояния, и если вы будете слушать нас, следовать нашим рецептам, то тоже будете жить хорошо». На самом деле все страны жить также хорошо, как США не могут, и об этом мы уже говорили, просто ресурсов планеты не хватит. Понимают это прекрасно и в Соединенных Штатах, поэтому их рецепты и рекомендации направлены только на одно, построить удобную модель мира с центром в Вашингтоне. Удел большинства других стран заключается исключительно в обеспечении успешного функционирования и процветания экономического центра в лице США и стран Западной Европы (см. рис. 34).





Для России актуальной остается проблема формирования внутренней и внешней ментальной геополитики, ее стратегии, тактики, а также определения тесно с ними связанных мега-МТМ. А для грамотной ментальной геополитики необходимо четкое определение ментального ядра общества, его границ, координат, базовых ценностей символов и установок. В ментальной сфере все взаимосвязано и внешняя ментальная геополитика произрастает из внутренней. При четком понимании базовых ценностей легко обозначить и основные ментально-геополитические направления от поддержания ментального единства внутри страны до распространения ментального влияния на другие страны. Есть общества, которые находятся далеко друг от друга, а есть те, что ментально близки друг к другу, а степень этой близости зависит от глубины соприкосновения их ментальных полей (см. рис. 35). Когда между обществами существует барьер в виде глобальной среды, то общества эти разные и ментально далеки, они соприкасаются и контактируют только через глобальную среду. Другое дело, если поля разных обществ накладываются друг на друга, такие общества не являются чужими, в зависимости от степени ментального сближения их называют союзническими, партнерскими или братскими.






Степенью сближения, приведенной на данной схеме, обладают многие страны, хотя бы по своим торговым связам. В настоящее время в глобальном мире уже не осталось стран, которые бы не имели совсем никаких, хоть мало-мальских торговых или дипломатических отношений, т.е. совсем бы не контактировали и не покупали друг у друга никаких продуктов. Другое дело, степень и масштаб этих контактов, они, естественно, разные и находятся в тесной связи уже с другими ментальными факторами.




Страны, которые соприкасаются уже по двум ментальным полям, характеризуются как партнерские, потому что их отношения, помимо прочего, скрепляют еще и общие правила и традиции (см. рис. 36).




Союзниками становятся те общества, у которых существует еще и общность ментальных установок (см. рис. 37), а братскими – только те, которые имеют общие базовые ценности (см. рис. 38). Президент Грузии М. Саакашвили как-то заявил, что отношения между Грузией и США – это не просто общие экономические интересы, но и общность базовых ценностей. Вот куда хватил, фактически, это претензии на братство. Непонятным только остается вопрос, откуда вдруг у Грузии взялись общие ценности с США и куда они исчезли по отношению к России. Поскольку американцы от своих ценностей никогда не отказываются, то, по сути, это может быть только в одном случае, если грузинское общество отказалось от своих исконных ценностей и приняло американские.




Общая схема ментального взаимодействия в глобальной среде различных обществ представлена в следующей схеме. Именно по ней всякое общество моделирует свою геополитическую конфигурацию. Свое общество помещается в центре, а относительно него определяются все остальные ментально- и духовно-близкие страны. Самое главное, что это помогает построить в отношениях с другими четкую ментальную геополитическую шкалу приоритетов. Надо четко знать, какое общество для нас более ментально близко, а какое менее, какая страна – №1, какая – №2, №3 и т.д. Подобную схему распределения и соответствующую модель вы можете видеть на следующей схеме (рис. 39).




На данной ментальной геополитической модели хорошо видно как общества, страны взаимодействуют друг с другом. На первом месте и в центре находится базовое общество, от которого и начинается точка отсчета, – это общество №1. Например, это может быть российское. На схеме сразу видно систему ментальных приоритетов, которой должно руководствоваться во внешней политике данное общество. Нетрудно определить, какие из приведенных обществ ментально наиболее близки к базовому, где для последнего находятся приоритетные направления проведения ментальной геополитики, а именно они соответствуют четкой последовательности обществ №1, №2, №3 и т.д.

Вообще же №1 – это всегда внутренняя ментальная геополитика, т.е. геополитика в отношении своего собственного общества и населения, т.к. без достижения ментальной целостности внутри страны никаких внешних успехов ждать не приходится. Налицо также рычаги и каналы ментального влияния, ведь все общества взаимосвязаны между собой, и, если ты обладаешь большой степенью влияния на одно из них, то через него можно влиять и на те, что близки к этому обществу. Тогда механизм влияния выглядит следующим образом (см. рис. 40):




От России требуется составить четкую шкалу ментальных приоритетов и определить список ментально-близких обществ, а также провести их инвентаризацию, т.е. выявить, все ли они находятся на своем месте или нет, а если нет, то почему, в чем причины, правильно это или плохо, и что следует делать в этом случае. Во внешней ментальной геополитике тоже должна быть система опознавания «свой – чужой», чтобы общество с ней могло функционировать и работать. В глобальном мире, как минимум, «своих» надо выделять среди «других», и уметь отличать их от «чужих». Это нужно сделать и для себя, и для других. Во внешней геополитике важна воля, на которую можно было бы опереться. России не хватает ментальной воли. Геополитическая воля России обеспечила бы продвижение в мире выгодных ей ментально-территориальных моделей.

Если у России нет четко очерченной ментальной воли, то на нее не могут опереться даже те, кто этого хочет. Пока союзники России не уверены в российской поддержке, то и они не могут консолидироваться вокруг нее. Появление и проявление ментальной воли создает и сильное ментальное притяжение. Ментально-близкие общества естественным образом притягиваются к более мощному центру. Большое тело России легко создает такое притягивающее воздействие, единственное, что этому мешает, – это отсутствие внешнеполитической ментальной воли. Воля формируется на основе ментальных ценностей и установок. Воля означает решимость защищать всеми силами неприкосновенность ментальных ценностей и установок как внутри страны, так и за ее пределами. США всегда четко диктуют свою волю, и попробуй с ней не считаться, все знают, что будет, если игнорировать Америку. Китай – то же самое, сил у него меньше, но воля проявлена твердо и позиция заявляется четко. В своей ментальной воле Россия должна открыто заявить, чего она намерена добиваться на внешнеполитической арене в целом, а также в тех или иных вопросах, какова будет ее реакция в случае, если кто-то эту волю будет игнорировать, какие санкции или ответные меры за это последуют. А то сегодня российская сторона заявляет одно, завтра – другое, сегодня поддерживает одних, а завтра – других. Нет надежности, нет сильной воли, нет уверенности в России. Все в мире должны знать, что есть воля России, с которой нужно считаться и на которую можно опереться. И эта воля не дрогнет, на нее можно положиться как на самую устойчивую и прочную вещь в мире.


^ ПЛАНЫ СЕМИНАРСКИХ ЗАНЯТИЙ


Занятие 1. Основы дисциплины «Территориальная организация населения»

  1. Объект и предмет науки «Территориальная организация населения».

  2. Основные понятия дисциплины, их соотношение. Основные подходы к определению.

  3. Теоретико-методологические подходы дисциплины и их характеристика.

  4. Методы изучения дисциплины.

5. Базовые принципы территориальной организации населения.


Вопросы для самоконтроля
1. Что представляет собой предмет дисциплины «Территориальная организация населения»?

2. Как на основе базовых понятий выстраивается категориальный аппарат дисциплины?

3. Какие два основных теоретико-методологических подхода можно выделить в рамках территориальной организации населения? В чем их ключевые отличия?

4. По каким вопросам и как данная дисциплина взаимодействует с другими науками?

5. Какие технологии базируются на принципах территориальной организации населения?
Основная литература




  1. Бутов, В. И. Основы региональной экономики. Учебное пособие / В. И. Бутов, В. Г. Игнатов, Н. П. Кетова. – М., Ростов н/Д : Книжный Дом Университет, Издательский центр ”МарТ”, 2000. – 448 с.

  2. Гладкий, Ю. Н. Экономическая география России : учебник для вузов / Ю. Н. Гладкий, В. А. Доброскок, С. П. Семенов. – М.: Гардарики, 2001. – 752 с.

  3. Зотов, В. Б. Территориальное управление : (Методология, теория, практика). Монография / В. Б. Зотов. – М. : «ИМ-Информ», 1998. – 320 с.

  4. Курицын, И. И. Закономерности и факторы пространственной дифференциации / И. И. Курицын. – Пенза, 1991.

  5. Симагин, Ю. А. Территориальная организация населения : учебное пособие для вузов / Ю. А. Симагин. – 3-е изд., испр. и доп. / под общ. ред. В. Г. Глушковой. – М. : Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2006. – 244 с.

  6. Территориальная организация населения: учебное пособие / под ред. проф. Е. Г. Чистякова. – М. : Вузовский учебник, 2007. – 188 с.



Дополнительная литература




  1. Географический энциклопедический словарь : понятия и термины / гл. ред. А. Ф. Трешников; Ред. кол. : Э. Б. Алаев, П. М. Алампиев, А. Г. Воронов и др. – М. : Сов. энциклопедия, 1988. – 432 с.

  2. Косарев, А. П. Регионоведение: учебное пособие / А. П. Косарев. – Казань : КГТУ, 1999. – 116 с.

  3. Михеева, Н. Н. Территориальная организация общества: учебное пособие для вузов / Н. Н. Михеева. – Хабаровск : Изд-во РИОТИП, 2000.

  4. Попов, Р. А. Региональный менеджмент : учебн. для вузов обучающ. по специальности «Менеджмент» / Р. А. Попов. – Краснодар, 2000.

  5. Территориальная организация населения : хрестоматия для дистанционного обучения. – Новосибирск: Сиб. АГС, 2001.

  6. Территориальная организация общества / под ред. В. Б. Самсонова. – Саратов : Волжский сад, 1999. – 244 с.

  7. Уткин, Э. А. Государственное и региональное управление / Э. А. Уткин, А. Ф. Денисов. – М. : ИКФ «ЭКМОС», 2002. – 320 с.

  8. Хорев, Б. С. Территориальная организация общества / Б. С. Хорев. – М. : Мысль, 1981.



Занятие 2. Ментально-территориальные модели

1. Понятие «ментально-территориальная модель» (МТМ).

2. Истоки и причины появления ментально-территориальных моделей.

3. Этапы формирования ментально-территориальных моделей.

4. Анализ ментально-территориальных моделей.

5. Основные виды ментально-территориальных моделей.


Вопросы для самоконтроля
1. Что включает в себя категория «ментально-территориальная модель» (МТМ)?

2. Как эволюционировали МТМ в сознании населения?

3. Какие ментально-территориальные модели относятся к архетипическим?

4. Какие МТМ получили наиболее широкое распространение на сегодняшний день?

5. Какую роль играют ментально-территориальные модели в современном обществе?


Основная литература

1. Бабурин, В. Л. Географические основы управления: Курс лекций по экономической и политической географии. Учеб. пособие / В. Л. Бабурин, Ю. Л. Мазуров. – М. : Дело, 2000. – 288 с.

2. Зотов, В. Б. Территориальное управление: (Методология, теория, практика). Монография / В. Б. Зотов. – М. : «ИМ-Информ», 1998. – 320 с.

3. Косарев, А. П. Регионоведение : учебное пособие / А. П. Косарев. – Казань : КГТУ, 1999. – 116 с.

4. Косолапов, Н. А. Политико-психологический анализ социально-территориальных систем: Основы теории и методологии (на примере России) : пособие для студ. вузов / Н. А. Косолапов. – М. : «Аспект Пресс», 1994. – 240 с.

5. Симагин, Ю. А. Территориальная организация населения : Учебное пособие для вузов / Ю. А. Симагин. – 3-е изд., испр. и доп. / под общ. ред. В.Г. Глушковой. – М. : Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2006. – 244 с.

6. Территориальная организация населения: учебное пособие / под ред. проф. Е. Г. Чистякова. – М. : Вузовский учебник, 2007. – 188 с.


Дополнительная литература

1. Алаев, Э. Б. Социально-экономическая география : понятийно-терминологический словарь / Э. Б. Алаев. – М. : Мысль, 1983.

2. Анализ тенденций развития регионов России: типология регионов, выводы и предложения. – М. : Служба Тасис генерального Директората, Европейская Комиссия, 1996.

3. Браде, И. Районная планировка и разработка схем расселения : опыт и перспективы / И. Браде. – М. : Международные отношения, 2000.

4. Воржецов, А. Г. Основы социального прогнозирования : учебное пособие / А. Г. Воржецов. – Казань : КГТУ, 2004. – 116 с.

5. Географический энциклопедический словарь : понятия и термины. / Гл. ред. А. Ф. Трешников; Ред. кол. : Э. Б. Алаев, П. М. Алампиев, А. Г. Воронов и др. – М. : Сов. Энциклопедия, 1988. – 432 с.

6. Лексин, В. Н. Государство и регионы. Теория и практика государственного регулирования территориального развития / В. Н. Лексин, А. Н. Швецов. – М., 2000.

7. Мустафин, М. Р. Все о Татарстане : (Экономико-географический справочник) / М. Р. Мустафин, Р. Г. Хузеев. – Казань : Татар. кн. изд., 1994.

8. Народонаселение: энциклопедический словарь / Гл. ред. Г. Г. Меликьян. – М. :1994. – 250 с.


Занятие 3. Территория как объект потребления

  1. Роль территории в жизнедеятельности людей.

  2. Значение территории в удовлетворении различных видов человеческих потребностей.

  3. Основные парадигмы территориального потребления.

  4. Проблемы территориального потребления.


Вопросы для самоконтроля
1. Что территория для людей (перефразируя И.С. Тургенева), «храм или мастерская»? И кто человек по отношению к ней?

2. Какие основные группы потребностей удовлетворяет человек посредством территории?

3. Какие метаморфозы претерпела парадигма территориального потребления в процессе эволюции человечества?

4. Как бы вы сформулировали парадигму территориального потребления для современного человека?

5. Какие новые проблемы территориального потребления могут возникнуть в ближайшее время?
Основная литература

    1. Бутов, В. И. Основы региональной экономики. Учебное пособие / В. И. Бутов, В. Г. Игнатов, Н. П. Кетова. – М., Ростов н/Д : Книжный Дом Университет, Издательский центр ”МарТ”, 2000. – 448 с.

    2. Гладкий, Ю. Н. Экономическая география России : учебник для вузов / Ю. Н. Гладкий, В. А. Доброскок, С. П. Семенов. – М. : Гардарики, 2001. – 752 с.

    3. Голованов, В. И. Управление и самоуправление в крупном городе: теория, опыт, организация. – М. : Наука, 1997.

    4. Гостилович, Т. А. Территориальная организация производственных сил и социальных процессов в современном мире : учеб. пособие для студ. вузов обуч. По экон. спец. и направ. спец. “География”/ Т. А. Гостилович, А. А. Козлов. – Тамбов : Тамбовский гос. ун-т им. Г. Р. Державина, 2000. – 147 с.

    5. Зотов, В. Б. Территориальное управление: (Методология, теория, практика). Монография / В. Б. Зотов. – М. : «ИМ-Информ», 1998. – 320 с.

    6. Косолапов, Н. А. Политико-психологический анализ социально-территориальных систем : основы теории и методологии (на примере России) : пособие для студ. вузов / Н. А. Косолапов. – М. : «Аспект Пресс», 1994. – 240 с.

    7. Мустафин, М. Р. Все о Татарстане: (Экономико-географический справочник) / М. Р. Мустафин, Р. Г. Хузеев. – Казань : Татар. кн. изд., 1994.

    8. Симагин, Ю.А. Территориальная организация населения : учебное пособие для вузов / Ю.А. Симагин. – 3-е изд., испр. и доп. / под общ. ред. В.Г. Глушковой. – М. : Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2006. – 244 с.

  1. Территориальная организация населения : учебное пособие / под ред. проф. Е.Г. Чистякова. – М. : Вузовский учебник, 2007. – 188 с.
Дополнительная литература

1. Алексеев, А. И. География сферы обслуживания : основные понятия и методы / А. И. Алексеев, С. А. Ковалев, А. А. Ткаченко. – Тверь : Тверской госуниверситет, 1991.

2. Алисов, Н. В. Экономическая и социальная география мира : общий обзор / Н. В. Алисов, Б. С. Хорев. – М. : Гардарики, 2000.

3. Богданов, А. А. Тектология. Всеобщая организационная наука. Т. 1-2 / А. А. Богданов. – М. : Экономика, 1989.

4. Гольц, Г. А. Транспорт и расселение / Г. А. Гольц. – М. : Наука, 1981.

5. Город в процессах исторических переходов. – М. : Наука, 2001.

6. Город и деревня в Европейской России : сто лет перемен. – М.: ОГИ, 2001.

7. Косарев, А. П. Регионоведение : учебное пособие / А. П. Косарев. – Казань : КГТУ, 1999. – 116 с.

8. Маслов, Н. В. Градостроительная экология / Н. В. Маслов. – М. : Высшая школа, 2002.

9. Меркушева, Л. А. География сферы обслуживания : теория и методология / Л. А. Меркушева. – Красноярск : Красноярский университет, 1989.

10. Мерфи, Р. Американский город / Р. Мерфи ; пер. с англ. – М., 1972.

11. Образ жизни горожан в объективных и субъективных показателях / Отв. ред. Т. М. Караханова. – М., 2002.

12. Перцик, Е. Н. Среда человека : предвидимое будущее / Е. Н. Перцик. – М. : Мысль, 1990.

13. Прохоров, Б. Б. Экология человека : социально-демографические аспекты / Б. Б. Прохоров. – М. : Наука, 1991.

14. Рациональное использование водных ресурсов в системе управления регионом : материалы конференции 15-16 марта 2001-го г. – Йошкар-Ола, 2001.


Занятие 4. Основы политико-экономического районирования

1. Административно-территориальное деление России: от Древней Руси до РФ.

2. Организация общества на местном, региональном и федеральном уровне. Официальные документы, закрепляющие административно-территориальное деление каждого уровня.

3. Основы современного районирования территории России.

4. Определяющие факторы российского политико-экономического районирования.


Вопросы для самоконтроля
1. Как эволюционировала отечественная административно-территориальная модель по пути возвышения сакральных столиц?

2. Каковы базовые принципы организации российского общества на местном, региональном и федеральном уровнях?

3. Какие основополагающие факторы всегда определяли административно-территориальное деление России?

4. В чем заключается главное противоречие современного политико-экономического районирования РФ?

5. В какую сторону будет в дальнейшем изменяться административно-территориальная конфигурация российского государства?

Основная литература

1. Административно-территориальное устройство России. История и современность. – М. : ОЛМА-ПРЕСС, 2003. – 320 с.

  1. Василенко, И. А. Административно-государственное управление в странах Запада : США, Великобритания, Франция, Германия : учебное пособие. – Изд. 2-е, перераб. и доп. – М. : Издательская корпорация «Логос», 2001. – 200 с.

3. Гладкий, Ю. Н. Регионоведение : учебник / Ю. Н. Гладкий, А. И. Чистобаев. – М. : Гардарики, 2002. – 384 с.

4. Голованов, В. И. Управление и самоуправление в крупном городе: теория, опыт, организация / В. И. Голованов. – М. : Наука, 1997.

  1. Зотов, В. Б. Территориальное управление : (Методология, теория, практика). Монография / В. Б. Зотов. – М. : «ИМ-Информ», 1998. – 320 с.

6. Косарев, А. П. Регионоведение : учебное пособие / А. П. Косарев. – Казань : КГТУ, 1999. – 116 с.

7. Косолапов, Н. А. Политико-психологический анализ социально-территориальных систем: Основы теории и методологии (на примере России) : пособие для студ. вузов / Н. А. Косолапов. – М. : «Аспект Пресс», 1994. – 240 с.

  1. Лексин, В. Н. Государство и регионы. Теория и практика государственного регулирования территориального развития / В. Н. Лексин, А. Н. Швецов. – М., 2000.

9. Территориальная организация населения : учебное пособие / под ред. проф. Е. Г. Чистякова. – М. : Вузовский учебник, 2007. – 188 с.

10. Уткин, Э. А. Государственное и региональное управление / Э. А. Уткин, А. Ф. Денисов. – М. : ИКФ «ЭКМОС», 2002. – 320 с.


Дополнительная литература

1. Гладкий Ю. Н. Регионоведение: учебник / Ю. Н. Гладкий, А. И. Чистобаев. – М. : Гардарики, 2002. – 384 с.

2. Гомеров, И. Н. Государство и государственная власть : предпосылки, особенности, структура / И. Н. Гомеров. – М., 2002.

3. Игнатов В. Г. Местное самоуправление. Учебное пособие / В. Г. Игнатов, В. В. Рудой. – Ростов н/Д. : «Феникс», 2001. – 416 с.

4. Идиатуллина, К. С. Система государственного управления : учебное пособие / К. С. Идиатуллина. – Казань : КГТУ, 2006. – 164 с.

5. Лексин, И. Территориальное устройство государства / И. Лексин // РЭЖ – 2003. – № 1.

6. Медведев, Н. П. Политическая регионалистика : учебник / Н. П. Медведев. – М.: Гардарики, 2002. – 176 с.

7. Регионоведение : Учеб. для. студ. вузов, обуч. по экон. спец. / под ред. Т. Г. Морозовой – М. : Банки и биржи; ЮНИТИ, 1998. – 426 с.

8. Регионы России: В 2 т. – М., 2002.

  1. Территориальная организация общества и управления в регионах : материалы IV междунар. Научно-практич. конференции. Сентябрь 2000. – Воронеж, 2000.

  2. Территория и общество : сб. науч. трудов. – Пермь : ПГУ, 1994.

  3. Черняк, Э. В. Казанская общественная дума как орган городского самоуправления в пореформенный период : учебн. пособие / Э. В. Черняк. – Казань : КГТУ, 2003.

12. Шлихтер, А. Местное самоуправление в системе федерализма : проблемы России и опыт США / А. Шлихтер // МэиМО. – 2002. – №6.


Занятие 5. Природные и экологические факторы жизни общества

1. Понятие природно-ресурсного потенциала региона. Классификация природных ресурсов.

2. Изучение природного комплекса основных регионов России.

3. Система управления природопользованием: содержание, структура, функции.

4. Основные индикаторы экологической ситуации в регионе.

5. Проблемы и перспективы экологического потребления.


Вопросы для самоконтроля
1. В чем заключается понятие природно-ресурсного потенциала региона?

2. Какова базовая модель природного комплекса основных регионов России?

3. Какие основополагающие принципы можно выделить в системе управления природопользованием?

4. Что может способствовать повышению экологической грамотности людей?

5. Каковы общие черты и различия в экологической ситуации России и других стран?




оставить комментарий
страница6/8
Дата02.10.2011
Размер2,28 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх