Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем, кто занимается изучением и подготовкой научной литературы по истории образования icon

Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем, кто занимается изучением и подготовкой научной литературы по истории образования


Смотрите также:
«Предварительные правила народного просвещения»...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также будет интересна всем...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также на всех...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем...
Книга предназначена предпринимателям и маркетологам компаний, работающих на рынках В2С...
29-30 мая 2012 г состоится конференция «История книги и цензуры в России»...



Загрузка...
скачать
Правовое регулирование образовательной деятельности в период мирного строительства (20-е – 30-е годы)


Земляная Татьяна Борисовна,

ИНИМ РАО, zemlyanaya@yandex.ru

Павлычева Ольга Николаевна,

ИНИМ РАО, olganik78@mail.ru


Аннотация

В статье рассмотрены вопросы нормативно-правового регулирования деятельности в области образования в период 20-30-х годов 20 века. Подчеркивается общая направленность нормативно-правового регулирования рассматриваемого периода на повышение качества образования.

Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем, кто занимается изучением и подготовкой научной литературы по истории образования.

Ключевые слова: образование, школа, воспитание, государственная политика в области образования, обучение, грамотность, просвещение, библиотека, училище, книга, учебник, светская школа, всеобщее обязательное обучение


Период 20-x гг. является одним из важных этапов в становлении и развитии советской школы и органов народного образования. Это было время поиска организационно-структурных форм управления, содержания образования, эффективных форм, методов обучения и воспитания и др.

Уже Конституция СССР 1924 г. определяла, что установление общих начал в области народного просвещения принадлежит органам власти СССР (п. «с» ст. 1), тогда как наркоматы просвещения для непосредственного управления системой образования создаются на уровне союзных республик (ст. 67). В соответствии с этим Конституции РСФСР 1925 г. провозглашала, что в целях обеспечения за трудящимися действительного доступа к знанию государство ставит своей задачей предоставить им полное, всестороннее и бесплатное образование (ст. 8). Учреждался Наркомат просвещения (ст. 37), причем предусматривалось, что народный комиссар вправе единолично принимать решения по всем вопросам, подлежащим ведению соответствующего Народного комиссариата (ст. 41).

В начале 20-х годов в стране наступил период политической стабильности. Этому способствовало утверждение повсеместно единой управленческой государственной вертикали, а также подъем экономики, связанный с НЭПом. Новая власть нуждалась в наличии грамотных людей, способных усвоить новые общественно - политические идеи. Хозяйственные аспекты социалистического строительства требовали квалифицированных кадров и массовой грамотности. Все это требовало внесения корректив в школьную политику.

На характер школьной политики в 20-е годы значительное воздействие оказала речь В.И. Ленина на III съезде комсомола (2 октября 1920)1. В.И. Ленин поставил перед молодежью задачу учиться коммунизму. Правильное усвоение коммунистической теории, развитие коммунистического мировоззрения и умение приложить его для решения практических задач, для борьбы с враждебной буржуазной и мелкобуржуазной идеологией зависел, по мнению Ленина, результат борьбы - "кто - кого".

Ленин указал на неразрывное единство деятельности старшего и молодого поколений Советской страны, направленной на построение коммунизма. В совместной со старшим поколением борьбе за построение социализма и коммунизма молодёжь более глубоко осознаёт цели и задачи нового общества, своё место в их достижении. Обращаясь к молодёжи в 1920, Ленин говорил, что именно ей «...предстоит настоящая задача создания коммунистического общества. Ибо ясно, что поколение работников, воспитанное в капиталистическом обществе, в лучшем случае сможет решить задачу уничтожения основ старого капиталистического быта, построенного на эксплуатации».

Ленин призывал молодежь овладевать систематическими знаниями, которые выработало человечество и закономерным развитием которых является социалистическая культура. "Старая школа была школой учебы, она заставляла людей усваивать массу ненужных, лишних, мертвых знаний, которые забивали голову и превращали молодое поколение в подогнанных под общий ранжир чиновников. Но вы сделали бы огромную ошибку, если бы попробовали сделать тот вывод, что можно стать коммунистом, не усвоив того, что накоплено человеческим знанием. Было бы ошибочно думать так, что достаточно усвоить коммунистические лозунги, выводы коммунистической науки, не усвоив себе той суммы знаний, последствием которых является сам коммунизм".

Эти слова Ленина стали своеобразной программой государственной политики в сфере школьного образования2.

Существовавшая школа не отвечала новым требованиям, она не давала достаточного объема общеобразовательных знаний, в ней труд, поставленный в центр школьной работы, был слабо связан с общеобразовательными предметами и носил в значительной мере примитивный ремесленный характер. Остро встал вопрос о политехнической направленности обучения, школой неудовлетворительно решалась задача подготовки молодых людей для обучения в вузах и техникумах. Поэтому с начала 20-х годов в соответствии с постановлениями ЦК ВКП(б) Наркомпрос приступил к новой реформе школы. Все преобразования в школе теперь проводились исключительно по указанию и при неослабном контроле со стороны ЦК партии за идеологической направленностью учебно-воспитательного процесса, его организацией и управлением школой.3

3 февраля 1921 года были опубликованы «Директивы ЦК РКП/б/ коммунистам, работникам Наркомпроса»4. Этот документ обязывал коммунистов-сотрудников НКП выявлять специалистов различного профиля для привлечения к преподавательской работе, вести их учет, обязательную проверку их работы, но «основное руководство должно оставаться в руках коммунистов, при которых спецы должны быть, помощниками».

В январе 1921 г. в газете «Правда» была опубликована статья задачами советской школы и с требованиями к программам обучения. При разработке школьных программ предлагалось учитывать следующие основные требования:

Отражать актуальность задач социалистического строительства.

Четко определять объём знаний и навыков по каждому предмету.

Органически связывать общеобразовательную подготовку учащихся с их трудовой и общественно полезной деятельностью.

Обязательность и стабильность программ.5

Широкое распространение в 20-е, годы получили Опытно - показательные учреждения (школы, станции). Они выполняли роль рабочих лабораторий, на основе которых разрабатывались вопросы учебно-воспитательной работы новой школы, особенно проблемы трудового воспитания. На эти школы возлагалась задача служить методическими центрами для учителей, в которых предполагалось обучать весь учительский корпус. Но в конце 1920 -х годов работа этих школ была практически свернута в связи с ориентацией на Прежнюю систему обучения и воспитания.6

В этот же период в городах создаются школы фабрично-заводского ученичества, в которых теоретическое обучение проводилось в связи с производством на промышленном предприятии. В ФЗУ учились дети после окончания трудовой школы 1-й ступени, работавшие на производстве. Таким образом, фабзавуч был школой, соединившей обучение с трудом на производстве. На ней первоначальное обучение производственной специальности осуществлялось в особых подготовительных мастерских и завершалось в цехах предприятия. В учебный план входили общеобразовательные, общетехнические и социально-экономические дисциплины. Срок обучения в зависимости от получаемой специальности был определен три-— четыре года. ФЗУ были материально оснащены лучше, чем трудовые школы, но в них после шестичасового рабочего дня учащиеся три часа изучали общеобразовательные и специальные теоретические предметы. И все же недостаточной была связь общеобразовательных предметов с производительным трудом, да и сам труд чаще всего но­сил ремесленный характер, а политехническая подготовка не имела прочной теоретической основы. 7

С 1923/24 учебного года в сельских местностях на базе школы I ступени стали возникать школы крестьянской молодежи (ШКМ) с трехлетним сроком обучения. Этой школе ставилась задача поднятия культурного уровня трудящегося крестьянства, повышения техники сельского хозяйства, содействия коллективизации и борьбе с кулачеством. ШКМ были организованы таким образом, чтобы наряду с учебной работой больше внимания обращалось на производственное обучение и на общественно - практическую работу в совхозах, колхозах и др. кооперативных организациях.8

20 августа 1923 года СНК в своем постановлении объявил о начале Разработки плана введения всеобщего начального обучения9. К середине 20-х годов Новая экономическая политика стала приносить результаты. Экономические успехи позволяли тратить больше средств на сферу школьного образования. В подтверждение и разъяснение ранее принятых постановлений о всеобуче ВЦИК и СНК РСФСР издали декрет от 31 августа 1925 года «О введение в РСФСР всеобщего начального обучения и построении школьной сети». Декрет предписывал считать предельным сроком для введения всеобщего обязательного обучения на всей территории РСФСР 1933/34 учебный год. В первую очередь всеобщее обучение предполагалось провести в тех областях и губерниях, где это было возможно по состоянию местного бюджета и школьной сети, а также плотности населения. Число трудовых школ I ступени должно было строиться из расчета одного учителя на 40 детей.10 Там, где финансовые возможное позволяли увеличивать объем средств на школу, программу введения всеобщего начального обучения предполагалось завершить ранее указанные сроков.

В развитие этого декрета и во исполнение постановления 3-й сессии Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета ХII созыва от 19 ноября 1926 года о мероприятиях по введению всеобщего обязательного обучения СНК РСФСР 22 апреля 1927 года в своем постановлении «О порядке введения всеобщего обязательного начального обучения в РСФСР» определил условия, дававшие право краевым, областным и губернским исполнительным комитетам на введение обязательного начального обучения на отдельных территориях. Среди таких условий были наличие ученических мест, учительских кадров в школах, бесплатность обучения, возможность обеспечения школ средствами на учебные и хозяйственные расходы, бесплатное снабжение детей учебными пособиями и учебниками и действительное обеспечение школьного обучения для детей беднейшего населения.11

С конца 20-х годов руководство страны перешло к форсированным методам индустриализации и коллективизации сельского хозяйства. Это вызвало подлинный кадровый бум дефицит инженеров, агрономов, экономистов. Ряд партийных постановлений определил пути и методы подготовки специалистов в это время. Они носили, в основном, административный характер. Старшие классы общеобразовательных школ преобразовывались в техникумы, часть техникумов – в вузы, отделения и факультеты ряда политических институтов, многоотраслевых вызов и техникумов превращались в самостоятельные учебные заведения.

Однако, несмотря на все трудности и противоречия, именно в 20-е годы были заложены основы новой школы. Высшей её целью являлось всестороннее и гармоническое развитие личности каждого школьника. Продолжался рост сети школ. В 1929-30 уч. году их были 133197, где обучалось свыше 15,5 млн. детей и подростков. Значительно увеличилось число школ-семилеток. Многие из них были преобразованы в фабрично-заводские и в школы крестьянской (колхозной) молодёжи. В РСФСР количество семилетних школ за период с 1921-22 по 1929-30 уч. год выросло более чем в пять раз12.

В конце 20-х годов в стране началось осуществление программ индустриализации. С целью создания оптимальных условий для подготовки кадров, 25 июня 1930 года было принято Постановление ЦК ВКП, предписывающее всем партийным и советским органам власти приступить к введению всеобщего обязательного обучения в объеме школы семилетки в промышленных городах, фабрично - заводских и рабочих поселках. Начиная с выпускников начальной школы 1930-31 учебного года обучение в семилетке в промышленных регионах становилось обязательным.

Наркомпрос действовал в соответствии с вышедшими постановлениями ЦК ВКП(б).

В постановлении ХVI съезда «По отчету Центрального Комитета ВКП(б)» было подчеркнуто, что темпы культурного строительства еще недостаточны. Съезд потребовал их ускорения, признав проведение всеобщего обязательного первоначального обучения и ликвидации неграмотности «...боевой задачей партии в ближайший период».13

18 декабря 1923 года СНК РСФСР утвердил «Устав единой трудовой школы».14 В соответствии с Уставом единой трудовой школы, стала создаваться новая структура школьного образования. В итоге была создана школа девятилетка. Она состояла из 3-х звеньев (концентров): 4 + 3 + 2. Первые 4 года соответствовали школе 1 ступени, а первые 7 лет - школе семилетке. Выпускники школы семилетки могли поступить в VIII класс (группу) школы девятилетки или же в 3 - 4 годичный техникум - среднее профессиональное учебное заведение. Окончившие школу - девятилетку могли поступать в высшее учебное заведение.15

Этот правовой документ, состоявший из шести объемных разделов, подробно и четко регламентировал практически все составляющие организации школьного дела. Первый раздел определял цели и задачи советской школы, ее структуру и т. п.; во втором — регламентировалось управление школами: органы руководства и их состав, порядок назначения руководящих работников и их обязанности, подбор педагогического коллектива и пр.; третий — посвящен организации деятельности, составу и компетенции школьного совета; в четвертом — изложены правила приема учащихся, их права и обязанности; пятый — регламентирует учебно-воспитательную работу в школах; шестой посвящен материально-хозяйственному обеспечению школ.

Принятый нормативный документ является значительно более полноценным юридическим актом, нежели Положение 1918 года. Кроме того, в нем получили правовое закрепление положения, которые ранее не могли быть озвучены. Так, запрещалось «существование частных школ» (I, п. 7), заведующие школой назначались ОНО по согласованию с партийными органами (П, п. 11), при назначении педагогического персонала преимущество «отдается лицам с общественным стажем» (П, п. 17), в состав школьного совета обязательно должны входить представители местных органов РКП/б/ и РКСМ (Ш, п. 20), при приеме в школу «преимущество отдается детям трудящихся» (IV, п. 26), преподавание должно осуществляться только по программам, утвержденным НКП (V, п. 31), «вся работа в школе должна способствовать выработке у учащихся классового пролетарского само­сознания и инстинктов, осознанию солидарности всех трудящихся в борьбе с капиталом, а равно подготовке к полезной производительной и общественно-политической деятельности» (V, п. 35).

Постепенно и неуклонно укрепляя идеологическую составляющую в обучении и воспитании школьников, правящая партия в течение рассматриваемого периода приняла ряд постановлений о комсомоле и пионерских организациях юридически закрепляющих свое влияние на работу детских и молодежных организаций.16 Эти документы стали правовой базой формирования специальных структур, обеспечивающих широкомасштабную идеологическую обработку новых поколений, ибо только так можно сохранить и упрочить существующий строй.

На протяжении первого десятилетия советской власти главной являлась именно идеологическая обработка населения и ликвидация неграмотности, поэтому вопросы качества образования были отодвинуты на задний план. Но к концу 1920-х годов стало очевидно, что при таком подходе подрастающее поколение оказывается полностью неготовым не только к получению высшего и специального образования, но и к началу профессиональной деятельности. 17

Программу предполагалось завершить в 10-ти летний срок. В соответствии с декретом СНК, на местах стали создаваться межведомственные комиссии. В их состав входили представители ГУБоно, Губстатбюро, Губплана, ГубРКИ. На комиссии возлагалась задача определить статистические параметры для осуществления школьной реформы: уточнить административное деление, проверить наличие школ, годных для использования, установить динамику изменения численности детей школьного возраста на десять лет вперед и т.д.18 Массовая инвентаризация, проведенная комиссиями. выявила сложное положение, в котором пребывала школа. Только для ремонта, чтобы привести учебные заведения в мало - мальски приглядный вид, требовалось 25 млн. руб.19 Общие же предполагаемые рас ходы достигали запредельных величин.

Тема дальнейшего развития всеобщего начального обучения нашла свое отражение в декрете СНК РСФСР от 22 апреля 1927 г. «О порядке введения всеобщего обязательного начального обучения в РСФСР». В: постановлении перечислялись условия, при которых краевым, областным и губернским исполнительным комитетам предоставлялось право на введение обязательного начального обучения на подведомственных им территориях. Для этого было необходимо иметь нужное количество школ, обеспеченность необходимыми кадрами, средства в местном бюджете, позволяющие обеспечивать школу всем необходимым.20

С 1925 г. Наркомпросом был введен профессиональный уклон в 8-9 классах второй ступени. Считалось, что промышленный характер второй ступени школы будет способствовать развитию народного хозяйства на основе задач социалистического строительства, поднимет производительность труда за счет усиления практической подготовки окончивших школу. Срок обучения в реорганизованном концентре не обязательно ограничивался двумя годами. Он зависел от профессионального уклона (индустриальный, сельскохозяйственный, педагогический, кооперативный и пр.). Профессиональные уклоны (а их было свыше 50) увязывались с производственными потребностями того или иного района, в котором находилась школа.

С 1926 г. в рабочих поселках и фабрично-заводских районах стали открываться фабрично-заводские семилетки (ФЗС) с двумя концентрами: первый — четыре года и второй — три, после окончания которого можно было поступить в 8 класс средней школы. Перед ФЗС ставилась задача дать ученикам навыки производительного труда, не допуская профессионализации, обеспечить общекультурное и общеполитическое развитие учащихся, воспитать у них потребность к труду и борьбе за интересы пролетариата. Поэтому большое место в этих школах отводилось общественно-полезному труду, а материал отдельных дисциплин был усилен знаниями о производственном окружении школы21

Важным документом обеспечивающим воплощение идей о развитии просвещения является постановление XIII Всероссийского съезда Советов по докладу НКП от 16 апреля 1927 года «Об общем состоянии народного просвещения в РСФСР»22. Документ состоит из преамбулы, пяти объемных разделов, посвященных специально обозначенным аспектам развития народного просвещения («Социальное воспитание», «Политико-просветительная работа», «Профессиональное образование», «Наука», «Особые задачи просвещения в автономных, республиках и среди национальных меньшинств»), и заключения.

В частности в первом разделе предусматривается рост и развитие сети школ всех типов особенно - школ крестьянской молодежи; улучшение социального состава школ повышенного типа.

Во втором разделе четко изложены план и последовательность действий, направленных на улучшение и расширение политико-просветительной работы. Особо подчеркнуто, что «потребности общего образования в стране никоим образом не должны засло­нять необходимость интенсивного политического просвещения масс». Мероприятия, осуществление которых вменено в обязанность центральным и местным органам власти и НКП, включают в себя: развитие и укрепление сети школ для взрослых; кардинальное улучшение работы изб-читален, библиотек, клубов и пр. (увеличение ассигнований на ремонт, оборудование, расширение книжного фонда, особенно за счет общественно-политической и детской литературы); «издание научно-популярных книг, доступных по форме и содержанию самым широким массам читателей».

В конце 20 - начале 30-х годов в стране развернулось социалистическое строительство, началась реконструкция промышленности и сельского хозяйства, осуществлялись индустриализация и переход к коллективизации страны. Социально-экономические преобразования потребовали людей, владеющих широкими общеобразовательными знаниями, служащими базой для подготовки спе­циалистов высшей квалификации для всех отраслей промышленности, сельского хозяйства и культуры. Актуальной стала подготовка таких кадров в вузах и техникумах.

19 февраля 1927 года СНК РСФСР принял постановление «О мероприятиях по улучшению постановки дела ликвидации неграмотности».23 Этим документом предписывалось НКП и исполкомам всех уровней осуществить согласование мер, принимаемых профессиональными, кооперативными и иными организациями, а также пересмотр организационных форм руководства этой работой. НКП поручалось пересмотреть программы обучения «в сторону их упрощения». Местные органы власти обязывались расширить сеть курсов для повышения грамотности работников аппаратов Советов всех уровней, а также организовать подготовку «активистов из числа батрацких и бедняцких слоев деревни». Расширяя эти положения, СНК РСФСР 2 февраля 1928 года издал постановление «Об операционном плане по ликвидации неграмотности»,24 являющееся более полноценным правовым актом, нежели предыдущий. Принятый документ представляет собой перечень необходимых мероприятий, предписанных к выполнению различным структурам и организациям, как государственным, так и профсоюзным, кооперативным, общественным. Кроме того, этим постановлением четко расписана финансовая сторона деятельности по ликвидации неграмотности: указано, какие органы, из каких фондов, сколько, на какие цели должны выделять и расходовать средств; указаны нормы стоимости обучения различных групп обучаемых и пр. Следует отметить, что на местные бюджеты отнесена львиная доля расходов, а на государственный — только расходы по ликвидации малограмотности среди управленческого персонала и «делегатов Отдела ЦК ВКП по работе среди национальных меньшинств».

Продолжая формирование правовой базы этого элемента системы просвещения, ЦК ВКП/б/ 17 мая 1929 года издал постановление «О работе по ликвидации неграмотности»,25 на основании которого усиливалось влияние партийных органов в этой работе, а также указывалось, что «в ликвидации неграмотности среди нацменьшинств необходимо обратить особое внимание на первоочередность обучения грамоте членов партии, комсомола, советского актива». ВЦИК и СНК РСФСР 26 января 1930 года приняли постановление «Об особых местных комиссиях по ликвидации неграмотности и малограмотности»,26 которым определялись: иерархическая подчиненность комиссий; их ответственность перед НКП, СНК и ЦК ВКП/б/; права (в частности издавать «постановления по вопросам их компетенции, имеющие обязательное значение для всех местных учреждений и организаций») и обязанности (осуществлять подготовку кадров «ликвидаторов и работников в области политико-просветительной работы», оказывать «надлежащее общественно-политическое и методическое руководство», регулярно отчитываться о своей работе перед вышестоящими органами и т. п.); личный состав (назначается соответствующими исполкомами по согласованию с партийными органами) и пр.

Из приведенных документов следует, что, во-первых, проблема малограмотности кадрового состава советских и партийных органов, особенно среди нацменьшинств, продолжала сохранять остроту; во-вторых, решение этой проблемы проводилось параллельно с осуществлением политико-идеологического воздействия на население и особенно управленческий аппарат на местах; в-третьих, эта деятельность осуществлялась под непосредственным руководством правящей партии, ибо только так можно было обеспечить сохранение и упрочение существующего строя.27

10 февраля 1930 года ВЦИК и СНК РСФСР приняли постановление «Об установлении единой системы подготовки и переподготовки работников по советскому строительству»28. Этим правовым актом центральные, ведомственные и местные органы власти обязывались осуществить ряд мероприятий. В частности, срочно развернуть сеть учебных заведений и курсов, осуществляющих массовую переподготовку председателей вновь переизбранных сельсоветов, подготовку резерва выдвижения из батраков и бедноты «для руководства массовой работой городских и сельских советов»; обеспечить учебные заведения по подготовке и переподготовке совработников квалифицированными педагогическими кадрами и принять меры по увеличению заработной платы преподавателей; особое внимание следовало обратить на «развертывание сети заочного обучения для работников соваппарата».

Поскольку на местах эти директивы выполнялись далеко не всегда и не в полном объеме, а подготовка идеологических и управленческих кадров — задача наиважнейшая, то 23 февраля 1930 года ВЦИК направил председателям краевых, областных и окружных исполкомов циркулярное письмо № АУ 77/4-0.

В июне-июле 1930 г. XVI съезд Коммунистической партии, указавший на необходимость ускорения темпов развёртывания культурного строительства. Боевой задачей партии на ближайший период провозгласили проведение всеобщего обязательного первоначального обучения и ликвидацию неграмотности. В соответствии с директивами съезда ЦК партии 25 июля 1930г. принял постановление «О всеобщем обязательном начальном обучении», а 14 августа того же года ЦИК и Совнарком СССР по этому же вопросу приняли совместное постановление. Это был закон, по которому в СССР с 1930-31 уч. года повсеместно вводилось всеобщее обязательное начальное обучение детей с восьмилетнего возраста в объеме не менее четырех классов начальной школы в сельской местности, а в городах и рабочих поселках – в объеме семи классов.29

Получило дальнейшее развитие среднее специальное и высшее образование. В стране создается относительно качественная система профессионально-технического образования. Улучшается подготовка Учительских кадров. Открывается много педагогических институтов. Однако закрываются прежние творческие лаборатории, группы, школы, площадки. Разгромлена педология, насаждается сталинский принцип «выравнивания», утверждается курс на воспитание исполнителей.

В 30-е годы ЦК ВКП(б) принимает ряд постановлений, решительно меняющих школу, ее организацию и содержание образования в ней: в 1931 г. вышло постановление «О начальной и средней школе», в 1932 (25.08.1932) — «Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе», в 1933 (12.02.1933 г.) — «Об учебниках для начальной и средней школы», в 1934 (15.05.1934 г.) — «О структуре начальной и средней школы в СССР».

Таким образом, начинается формирование правовой базы, обеспечивающей повышение качества образования.

Постановление ЦК ВКП/б/ от 25 августа 1931 года «О начальной и средней школе»30, состоит из преамбулы и пяти больших разделов. Во вводной части отмечен главный недостаток: «обучение не дает достаточного объема общеобразовательных знаний и неудовлетворительно разрешает задачу подготовки для техникумов и высшей школы вполне грамотных людей». Однако конкретным мероприятиям, направленным на устранение этих недостатков, посвящен только первый раздел, обязывающий: НКП обеспечить пересмотр учебных программ и подготовку учителей к работе по новым программам; ВСНХ «оказать финансовое и организационное содействие проведению этих мероприятий; СНК СССР «разработать план всеобщего обязательного семилетнего обучения». Но даже в этом разделе парторганизации обязывались «укрепить руководство школой». Далее во всех разделах речь идет только о том, что партийные органы на местах обязаны «разработать мероприятия по подготовке марксистско-ленинских кадров для методической работы в органах наробраза и укрепить руководящие звенья лучшими партийными теоретическими и педагогическими кадрами» (раздел 2) «ввести в систему органов наробраза институт инструкторов для постоянной практической помощи учителю в его повседневной работе в школе»; ЦК ВЛКСМ и органы НКП на местах обязаны «разработать специальные мероприятия по подбору пионервожатых, повышению их общей и педагогической квалификации. Рассматривая их как ценный резерв для подготовки новых педагогических кадров» (раздел 3); НКП и местные партийные органы должны «вести решительную борьбу с теми элементами в органах народного просвещения, которые сопротивляются повороту в работе школы и либо увлекаются левацкой фразой, либо тянут назад к буржуазной школе» (раздел 5). Исключение составляет четвертый раздел, положения которого обязывали центральные и местные органы власти выделять специальные средства для строительства, ремонта и обеспечения оборудованием школ и т. п.

Этот правовой документ является достаточно характерным примером двойственности в решении управленческих задач. С одной стороны, остро назрела необходимость резкого повышения качества общего образования, но, с другой — идеологией образовательного процесса по-прежнему оставалась ведущей задачей.31

В 1932 г. были введены новые единые учебные программы, одинаковые для сельских и городских школ, со строго очерченным кругом знаний, от которых учителя не должны были отступать. В них возрастал удельный вес таких предметов, как физика, химия и биология. Это характеризовало некоторое продвижение школы в осуществлении политехнического обучения, но еще больше стала ощущаться слабая связь изучаемых предметов с практикой социалистического строительства. Этот порок школы был усугублен тем обстоятельством, что в школе труд как предмет был ликвидирован и уроки труда отменены, а школьные мастерские закрыли.32

В начале 1932 г. опубликовали новые учебные планы фабрично-заводской семилетки и школы колхозной молодёжи. В последующие годы в них вносились некоторые изменения.

Новые учебные программы Наркомпроса РФСР значительно улучшились, вырос объём знаний, более систематизированным стали расположение учебного материала. Но вместе с тем, как отметил ЦК партии, имелись и существенные недостатки. Новые программы были перегружены учебным материалом, в них слабо были выражены межпредметные связи или вообще отсутствовали между некоторыми дисциплинами, имелись принципиальные ошибки в программах по физике, биологии и географии, а учебный документ по истории вообще не был ещё разработан. Программы 1931-1932 гг. подверглись практической проверке, анализу и обсуждению на местах.

25 августа 1932 года ЦК ВКП/б/ издали постановление «Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе»33, состоящее из четырех разделов, разделенных на пункты, что позволило авторам документа изложить программу конкретных мероприятий, направленных именно на улучшение качества общего образования. Констатируя неудовлетворительное состояние преподавания общеобразовательных дисциплин, принятый правовой документ предписывал НКП перестроить учебные программы, учитывая те недостатки существующих, на которые указано в Постановлении. В частности, устранить: перегруженность программ и фрагментарность изложения материала, «недостаточность и даже отсутствие увязки между отдельными программами», «наличие принципиальных ошибок в ряде программ» и пр. Далее следуют конкретные указания по изменению учебных программ практически по каждой учебной дисциплине, при этом общественные науки занимают равное с другими место. Положения второго раздела подробно и четко регламентировали организацию учебного процесса (составление расписания, нормы времени на учебную и внеклассную работу, формы учета знаний, формы и методы воспитательной работы в школах и с родителями и пр.). В третьем разделе регламентировалась кадровая работа, а также финансово-материальное обеспечение учительства. Положения четвертого раздела предписывали реорганизацию 7-летних школ в 10-летние «с целью скорейшего поднятия уровня общеобразовательной и политехнической подготовки учащихся, расширения подготовленных контингентов для высшей школы».

В конце августа 1932 г. вышло постановление ЦК партии «Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе». В нём предлагалось с 1932/33 уч. года приступить к реорганизации семилетней политехнической школы в десятилетнюю. Это делалось с целью повышения уровня общеобразовательной и политехнической подготовки учащихся средней школы, увеличения подготовленных абитуриентов для высших учебных заведений и устранения возрастного несоответствия между средней и высшей школой.

Реорганизация общеобразовательной школы, переход на новые учебные планы и программы обусловили необходимость совершенствования учебников. Наркомпрос отстаивал создание «динамичных» учебных книг в виде «рассыпных учебников», «краевых книг», в которых учебный материал менялся и давался бессистемно, поверхностно. Создание таких учебников было тесно связано с идеей комплексных программ, методом «проектов», лабораторно-бригадным методом и др. Они были рассчитаны на то, чтобы ученики сами, без помощи учителя изучали материалы, содержащиеся в «динамичных» учебниках, и делали выводы по тому заданию, которое давали им учителя.34

Продолжая решение проблемы повышения качества среднего образования, ЦК ВКП/б/ 12 февраля 1933 года принял постановление «Об учебниках для начальной и средней школы»,35 которое обязывало: НКП «прекратить издание так называемых "рабочих книг" и "рассыпных учебников", подменяющих действительные учебники и не дающих систематических знаний»; НКП и ОГИЗ «обеспечить издание стабильных учебников, рассчитанных на применение их в течение ряда лет (русский и родной языки, математика, физика, химия, естествознание, география и т.д.)», ввести их с 1 сентября 1933 года. Постановление запрещало издание учебников «самостоятельно каждой областью, краем и автономной республикой». К этому же периоду относится и юридическое закрепление ограничения общественных нагрузок — ЦК ВКП/б/ вьнужден был 23 апреля 1934 года издать постановление «О. перегрузке школьников и пионеров общественно-политическими заданиями»,36 ибо слишком активное вовлечение детей в существенную жизнь шло в ущерб учебе.

Эти постановления представляют собой пример, во-первых, своеобразного источника права: являясь формально подзаконными, они обладали высшей юридической силой, поскольку отражали политические директивы правящей партии; во-вторых, перераспреде­ления полномочий в организации школьного дела: конкретно педагогические проблемы. решались не НКП, а ЦК ВКП(б); в-третьих; отражения насущных потребностей формирования кадровой базы для всех отраслей: необходимость качественной подготовки будущих специалистов.37

В первой половине 30-х гг. была проведена большая работа по перестройке преподавания. С 1932 г. основной формой учебных занятий стал урок при ведущей роли учителя. От учеников требовалась активная работа на занятиях. В целях повышения эффективности учебного процесса стали шире применять разнообразные методы: изложение, рассказ учителя, беседу, лекции в старших классах, самостоятельную работу учащихся с учебником и учебным пособием, письменные работы и различные упражнения, лабораторные и практические занятия, наблюдения и экскурсии. Последние проводились на фабрики и заводы, электростанции и МТС, в колхозы и совхозы. Учеников знакомили с процессом производства, техникой, работой машин, основами сельского хозяйства и т.п. Целенаправленные экскурсии, работы на пришкольных участках и в уголках способствовали лучшему усвоению физики и химии, ботаники и биологии.38

Требования улучшения преподавания всех общеобразовательных дисциплин были закреплены в ряде правовых документов, издаваемых ЦК ВКП/б/, а также совместно ЦК ВКП/б/ и СНК СССР.39 Таким образом, управленческие структуры государства, осуществив массированную идеологическую подготовку, получили возможность оза­ботиться проблемой качественного образования, необходимого для экономического и культурного развития страны.

В 1933 г. вместо прежних недифференцированных оценок удовлетворительно» и «неудовлетворительно» учредили четырёхступенную оценку знаний учащихся: «неудовлетворительно», «удовлетворительно», «хорошо», «очень хорошо».

Кроме того, в постановлениях ЦК ВКП/б/ и СНК СССР «О преподавании гражданской истории в школах РСФСР» от 15 мая 1934 года,40 ЦК ВКП/б/ «О введении в начальной и неполной средней школе элементарного курса истории и истории СССР» от 9 июня 1934 года41 и др., помимо улучшения качества преподавания, обращено внимание и на патриотическое воспитание, поскольку в его осуществлений эти предметы играют особую роль.

С сентября 1935 г. в школах ввели пятибалльную систему оценки успеваемости (отметки): «очень плохо», «плохо», «посредственно», «хорошо», «отлично». Введение новых оценок, как показала практика, способствовало основательному и прочному усвоению знаний учащимися, повышало у них чувство ответственности, побуждало к более серьёзной и систематической работе в процессе обучения.

Во второй половине 30-х гг. проводилась дальнейшая работа по совершенствованию общего образования. В начале сентября 1935 г. вышло постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Об организации учебной работы и внутреннем распорядке в начальной, неполной средней и средней школе». Оно вскрыло причины слабой учебно-воспитательной работы, недостаточную общеобразовательную подготовку выпускников к вузовскому обучению. Устойчивость и систематичность прохождения основ наук в школах, как отмечалось в постановлении, нарушалась ежегодным изменением учебных планов и программ.

С 1933-1934 учебного года школы стали работать по новым учебным планам, в которых устранялся излишний концентризм и было усилено внимание к физической культуре. В 1935-1936 учебном году учебные планы и программы были вновь пересмотрены в сторону резкого ограничения круга политехнических знаний, а затем еще раз — в 1938-1939 учебном году, когда в них был несколько упорядочен материал, чтобы предотвратить перегрузку учащихся. В учебных планах 1937 года труд был исключен как учебный предмет. Политехническая направленность обучения резко ослабла.

Повысилась ответственность руководителей школ, которых теперь именовали директорами (вместо ранее принятого «заведующий»), за учебно-воспитательный процесс, их назначение теперь становилось исключительно прерогативой Наркомпросов союзных и автономных республик.42

В начале 30-х гг. началась принципиальная критика многих положений педологии и, в частности, игнорирования собственной деятельности школьников, ведущей роли воспитания и обучения в развитии ребёнка. Постановление ЦК ВКП(б) от 4 июля 1936 г. «О педологических извращениях в системе наркомпросов» осудило теорию и практику педологии, обвинило её в «ложно-научных и антимарксистских положениях». Педологи, изучавшие развитие детей, были из школу удалены и подвергнуты репрессиям, как отмечалось в советской истории педагогики, «за контрреволюционную работу», игравшую фактически на руку врагам народа.

Одной из проблем общеобразовательной школы 30-х гг. являлось второгодничество. Низкой была успеваемость в городских школах, а в сельских ещё ниже. Наибольшее количество второгодников приходилось на учащихся, переходивших из 3 в 4 класс. Много учеников проходило повторный курс обучения в 7-х классах. Особенно неблагополучно было с успеваемостью по русскому языку и математике. К причинам низкой эффективности обучения можно отнести несовершенство программ и учебников, недостаточное снабжение школ учебными пособиями; слабую общеобразовательную и профессионально-педагогическую подготовку учителей, нарушающих основные требования дидактики при проведении учебных занятий и не учитывающих психологических особенностей учащихся, не умеющих осуществлять индивидуальный подход к ученику.43

Вся воспитательная работа школы носила чрезмерно идеологизированный характер и во внеучебное время фактически превращалась в продолжение учебной работы.

Единые программы и учебники в значительной мере сковывали инициативу учителей и ставили весь учебный процесс под жесткий партийно-государственный идеологизированный контроль. Под таким же контролем находилось и управление школьным делом.

На протяжении 30-х годов продолжалась реализация программ всеобщего обучения.

Партия целенаправленно контролировала этот процесс. Например, на съезде ВКП (б) в июне - июле 1930 года в выступлении А.С. Бубнова говорилось об отставании темпов введения всеобуча в стране, что сдерживало движение социализма в целом. Бубнов сказал следующее: «Мы имеем гигантский рост культурных потребностей, и пока что все еще нищенскую реально - техническую базу в этой отрасли, явно неудовлетворительное состояние сети народного образования...»44

В Постановлении XVI съезда партии в 1930 г. «По отчету Центрального Комитета ВКП (б)» отмечались недостатки в деле культурного строительства. Съезд потребовал их искоренения, признав проведение всеобщего обязательного начального обучения и ликвидацию неграмотности «…боевой задачей партии в ближайший период».45

Наркомпрос совместно с Госпланом, и наркоматом финансов разработали план введения политехнического обучения в объеме семилетней школы по отдельным областям. В соответствии с планом, все дети, оканчивающие начальную школу в 1935 - 1936 учебном году, должны были продолжать свое обучение. В 1937-38 учебном году предполагалось семилетним обязательным школьным образованием охватить всю территорию РСФСР.

В Постановлении СНК РСФСР от 21 декабря 1939 года «О состоянии всеобщего обязательного обучения в школах РСФСР» отмечалось, что в результате неудовлетворительного руководства работой школ и крайне слабого контроля за выполнением закона о всеобщем обучении со стороны Наркомпроса РСФСР и его местных органов, план всеобщего обучения детей выполнен не полностью. Совет народных комиссаров РСФСР предложил Народному комиссариату по просвещению РСФСР и органам местной власти обеспечить вовлечение в начальные школы всех детей, подлежащих обучению.46

В реализации программы всеобуча участвовали все крупные общественные объединения. По инициативе центра на местах большую помощь оказывали профсоюзные, хозяйственные, кооперативные организации.

Осуществление в РСФСР всеобщего обязательного начального школьного обучения явилось результатом большой работы, которая стала им из аспектов государственной политики. За относительно короткие сроки, были решены масштабные задачи: развернуто массовое строительство школ, проведена реконструкция старых зданий, налажена подготовка учебных пособий, подготовлены необходимые педагогические кадры. Программа всеобуча, была решена во всех регионах и национальных территориях, что с учетом российских масштабов являлось значительным достижением. Вместе с тем, в условиях административно - командной системы школа не могла быть вне контекста общей политической стратегии государства. В основе всеобщего обучения лежали государственные потребности, требующие подготовки кадров для обеспечения нужд промышленности и сельского хозяйства.

В 1940 году переход на обязательное семилетнее образование был, в основном, завершен. В пятые классы было принято 2.362.000 детей или 96,6 % из числа детей, окончивших в 1940 году начальную школу.47

Это был результат огромной работы. Школа - семилетка в наибольшей степени соответствовала характеру экономических и политических процессов, переживаемых в Российской федерации. Школа - семилетка как база для последующей подготовки квалифицированных рабочих была оптимальным вариантом школьного учебного заведения. С ее помощью решалась важная проблема - подготовка кадров, обеспечивающих хозяйственное строительство социализма. Вместе с тем, школа - семилетка не была утилитарно - прагматическим учреждением, сориентированным на достижение политических целей. Она давала достаточно широкий круг общеобразовательных знаний и создавала возможности для развития личности ребенка.

Отличительной особенностью школы 20-30-х гг. было детское самоуправление. Сначала его представляли школьные комитеты, которые следили за дисциплиной на уроках и переменах. В 4-х классах класскомам поручали по заданию учителей распределять домашние задания. Возрастающая активность детей, их стремление к практической деятельности выдвинули новые формы самоуправления – детские исполкомы, ученические комитеты, рабочие коллективы, школьные кооперативы. Учкомы школ руководили иногда всей учебной и общественной деятельностью учащихся. Они обсуждали вопросы успеваемости и дисциплины, заслушивали старост классов о ходе социалистического соревнования, обсуждали подготовку к различным школьным мероприятиям, следили за посещаемостью, санитарным состоянием, проводили общешкольные собрания. Самоуправление реализовывалось через различные комиссии: ученические, культпросвета, санитарные, кооперативные, редакционные, хозяйственные и др. Системы самоуправления были разными. В одних школах в учкомы входило пять человек (председатель, заместитель, секретарь, члены) с полугодовыми полномочиями, в других - три человека с месячными полномочиями, имелись и другие варианты. Все ученики школы иногда объединялись в группы-семейки, состоящие из трёх-пяти человек, в школьном самоуправлении прослеживалось копирование работы взрослых: детские исполкомы и рабочие коллективы, председатели и заместители, собрания и президиумы. Многие атрибуты в школах не прижились, т.к. насаждались искусственно, не соответствовали детскому возрасту.

В учебно-воспитательный процесс школ вошли соцсоревнование и ударничество. Соревновались школы, классы, звенья, учащиеся. Боролись за всеобуч, успеваемость, посещаемость, чистоту. Заключались договоры не только между школами, но и промышленными предприятиями, колхозами. Такие мероприятия, как правило, проходили в торжественной обстановке. Учителя и ученики брали обязательства по ликвидации неграмотности на конкретном предприятии, проведению антирелигиозной пропаганды, помощи дошкольникам и др. Предприятие в свою очередь брало шефство над школой, которое заключалось в организации школьных мастерских, помощи передовых рабочих в деятельности ученических организаций. Сельские школы брали обязательства по оказанию помощи колхозам в выращивании овощей, в уходе за животными, в борьбе с вредителями полей и амбаров. Ученики обещали помочь в составлении рабочих планов колхозов, диаграмм для отчётов; проводить агитацию за подписку на газеты и журналы; помогать в работе красных уголков.48

В 30-х гг. широко практиковалось моральное и материальное стимулирование учительства. Поощряли за долголетний труд, качественное обучение, заботливое отношение к учащимся, активность в общественной деятельности; за высокий авторитет среди учащихся. Учителей отмечали званиями и правительственными наградами, грамотами и благодарностями, путёвками в дома отдыха и дополнительными отпускными днями. Вручали «красные» и почётные грамоты от ВЛКСМ администрации школ, присваивали звание заслуженного учителя и ударника просвещения. Наркомпрос и облоно отмечали Мясными премиями в сумме от 300 до 800 рублей, которые обычно вручались на областных слётах учителей-отличников, мерой поощрения были и необходимые в жизни вещи: платья, юбки, блузки, мужские рубашки, отрезы материала, а также портфели, лыжи, и т.п. Велась усиленная работа по повышению профессионально-педагогических качеств наставников молодёжи. К началу 1939 года была проведена аттестация учителей. Не удовлетворявшие этическим требованиям освобождались от работы в школе, а не имевшие соответствующего образования направлялись для повышения своей квалификации без отрыва от занятий в школе на заочные и вечерние отделения педагогических училищ, учительских и педагогических институтов, на одногодичные или краткосрочные летние курсы. Была восстановлена система методической работы среди учительства: школа как основное звено, кустовые методические объединения, педагогические кабинеты при районных отделах народного образования, институты усовершенствования учителей при областных, краевых отделах народного образования. Для удовлетворения возросшей Потребности в учительских кадрах значительно расширили сеть средних и высших педагогических учебных заведений. В 1937 г. педагогические техникумы были реорганизованы в педагогические училища с трёхгодичным сроком обучения на базе семилетней школы, готовившие учителей начальной школы. Сеть их в РСФСР значительно выросла. С 1934 г. стали быстро развиваться учительские институты, готовившие учителей для 5-7 классов общеобразовательной школы. На университеты возложили задачу по подготовке высококвалифицированных преподавателей для средней школы.

В 30-х гг. общее образование в России сделало значительный шаг в своём развитии. Усовершенствовались учебные планы и программы; разрабатывались оптимальные варианты стабильных учебников; велись поиски эффективных форм, методов и приёмов обучения и воспитания; осуществлялась целенаправленная работа по подготовке учительских кадров; была решена проблема всеобщего начального обучения.


Литература

  1. Бубнов А.С. Избранные речи и статьи. – М., 1949.

  2. ВЛКСМ в резолюциях его съездов и конференций. – М.; Л., 1918-1928 гг.

  3. Всеобуч, политехнизм, ликбез. Руководящие материалы. – М.; Л., 1931.

  4. Директивы ВКБ(б) и постановления Советского правительства о народном образовании. Сборник документов за 1917-1947 гг. Вып. 1. - М.; Л., 1947.

  5. Замков Н. Вопросы всеобщего обучения на местах. // Народное образование. 1926. № 10.

  6. Крапивина Н.С. Макеев Н.А. Советская система просвещения: принципы формирования, особенности функционирования, региональная специфика (1917-1936). Исторические и правовые аспекты – СПБ.: Изд-во юридического университета. 2006.

  7. Культурное строительство в РСФСР. Т. 3. – М., 1983-1989.

  8. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 41.

  9. Липник В.Н. Школьные реформы в России. Очерки истории. – М.: Изд-во РГПУ им. Герцена, 2000.

  10. Липчанский А.М. Становление советской системы образования 1917-1927. - Астрахань: Изд-во Астраханск. ун-та, 1997.

  11. Луначарский А.В. О воспитании и образовании. - М., 1976.

  12. Михащенко А.Л. История общего образования в России в XX в. - Курган: Изд-во Курганского университета, 2000.

  13. Народное образование в СССР. Сборник документов 1917-1973 гг. - М., 1974.

  14. Правда. 24 мая 1929 г. № 116.

  15. СУ РСФСР. 1924. № 2. Ст. 15.

  16. СУ РСФСР. 1927. № 21. Ст. 140.

  17. СУ РСФСР. 1928. № 18. Ст. 142.

  18. СУ РСФСР. 1930. № 10. Ст. 130.

  19. СЗ СССР. 1935. № 44. Ст. 360.

  20. СЗ СССР. 1935. № 47. Ст. 391.

  21. СЗ СССР. 1934. № 26. Ст. 206.

  22. Справочник партийного работника. Вып. 8. 1934.

  23. Справочник партийного работника. Вып. 9. 1935.

  24. Съезды Советов Союза ССР, союзных и автономных Советских Социалистических Республик. // Сб. документов, т. 4, ч. 1. - М., 1962.

1 Ленин В.И. ПСС. Т. 41 С.298 -318

2 Липчанский А.М. Становление советской системы образования 1917-1927. - Астрахань: Изд-во Астраханск. ун-та. 1997 . С. 121

3 Липник В.Н. Школьные реформы в России. Очерки истории. – М.: Изд-во РГПУ им. Герцена, 2000. с. 51

4 Директивы ВКБ(б) и постановления Советского правительства о народном образовании. Собрник документов за 1917-1947 гг. Вып. 1. - М.; Л., 1947. С. 26-28

5 Михащенко А.Л. История общего образования в России в XX в. - Курган: Изд-во Курганского университета 2000. С.50.

6 Липчанский А.М. Становление советской системы образования 1917-1927. - Астрахань: Изд-во Астраханск. ун-та. 1997 . С. 126.

7 Липник В.Н. Школьные реформы в России. Очерки истории. – М.: Изд-во РГПУ им. Герцена, 2000. С. 53.

8 Липчанский А.М. Становление советской системы образования 1917-1927. - Астрахань: Изд-во Астраханск. ун-та. 1997 . С. 123.

9 Народное образование в СССР. Сборник документов 1917-1973 гг. - М., 1974. С.105.

10 Народное образование в СССР. Сборник документов 1917-1973 гг. - М., 1974. С.106-107.

11 Народное образование в СССР. Сборник документов 1917-1973 гг. - М., 1974.. С.107-108.

12 Михащенко А.Л. История общего образования в России в XX в. - Курган: Изд-во Курганского университета 2000. С.67.

13 Народное образование в СССР. Сборник документов 1917-1973 гг. - М., 1974. С.175.

14 СУ РСФСР. 1924. № 2. Ст. 15.

15 Народное образование в СССР: Сборник документов. 1917 - 1973 г. - - М., 1974. - С. 146 - 150

16 ВЛКСМ в резолюциях его съездов и конференций. – М.; Л., 1918-1928гг.

17 Крапивина Н.С. Макеев Н.А. Советская система просвещения: принципы формирования, особенности функционирования, региональная специфика (1917-1936). Исторические и правовые аспекты – СПБ. Изд-во юридического университета. 2006. С.80.

18 Замков Н. Вопросы всеобщего обучения на местах. // Народное образование. 1926. № 10. - С. 45.

19 Луначарский А.В. О воспитании и образовании. - М., 1976. -С. 168.

20 Народное образование в СССР: Сборник документов. 1917-1973.гг. – М., 1974. -С. 107- 108.

21 Липник В.Н. Школьные реформы в России. Очерки истории. – М.: Изд-во РГПУ им. Герцена, 2000. С. 52-53.

22 Съезды Советов Союза ССР, союзных и автономных Советских Социалистических Республик. // Сб. документов, т. 4, ч. 1. - М., 1962.

23 СУ РСФСР. 1927. № 21. Ст. 140.

24 СУ РСФСР. 1928. № 18. Ст. 142.

25 Правда. 24 мая 1929 г. № 116.

26 Всеобуч, политехнизм, ликбез. Руководящие материалы. – М.; Л., 1931. С. 117-119.

27 Крапивина Н.С. Макеев Н.А. Советская система просвещения: принципы формирования, особенности функционирования, региональная специфика (1917-1936). Исторические и правовые аспекты – СПБ. Изд-во юридического университета. 2006. С. 52-53

28 СУ РСФСР. 1930. № 10. Ст. 130.

29 Народное образование в СССР. Сборник документов. С. 110.

30 Народное образование в СССР. Сборник документов. С. 156-160.

31 Михащенко А.Л. История общего образования в России в XX в. - Курган: Изд-во Курганского университета, 2000. С. 81-82.

32 Липчанский А.М. Становление советской системы образования 1917-1927. - Астрахань: Изд-во Астраханск. ун-та. 1997 . С.56.

33 Народное образование в СССР. Сборник документов. С. 161-164.

34 Михащенко А.Л. История общего образования в России в XX в. - Курган: Изд-во Курганского университета 2000. С. 68.

35 Справочник партийного работника. Вып. 8., 1934. С. 359-360.

36 Справочник партийного работника. Вып. 9., 1935. С. 134.

37 Михащенко А.Л. История общего образования в России в XX в. - Курган: Изд-во Курганского университета, 2000. С. 83.

38 Михащенко А.Л. История общего образования в России в XX в. - Курган: Изд-во Курганского университета, 2000. С. 68

39 СЗ СССР. 1935. №44. Ст. 360; 1935. № 47. Ст. 391

40 СЗ СССР. 1934. №26. Ст. 206;

41 Справочник партийного работника. Вып. 9., 1935. С. 137.

42 Липник В.Н. Школьные реформы в России. Очерки истории. – М.: Изд-во РГПУ им. Герцена, 2000. С. 58.

43 Михащенко А.Л. История общего образования в России в XX в. - Курган: Изд-во Курганского университета, 2000. С.71.

44 Бубнов А.С. Избранные речи и статьи. – М., 1949. С. 55.

45 Бубнов А.С. Избранные речи и статьи. – М., 1949. С. 175.

46 Народное образование в СССР: Сборник документов. 1917-1973 гг. – М., 1974. – С. 116.

47 Культурное строительство в РСФСР. – М., 1983-1989. Т. 3. – С.45.

48 Михащенко А.Л. История общего образования в России в XX в. - Курган: Изд-во Курганского университета, 2000. С. 75.




Скачать 341,3 Kb.
оставить комментарий
Дата02.10.2011
Размер341,3 Kb.
ТипСтатья, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх