Природа индивидуальных различий депрессивных переживаний у подростков icon

Природа индивидуальных различий депрессивных переживаний у подростков


Смотрите также:
Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков...
Б. М. Теплов крупнейший исследователь индивидуальных различий в отечественной и мировой науке...
Учебно-методический комплекс к дисциплине «психология одаренного ребенка»...
Учебно-методический комплекс к дисциплине психология одаренного ребенка специальности...
«Дифференциальная психология»...
Теоретический анализ литературы по проблеме гендерных различий в агрессивном поведении...
Б. М. Теплов ум полководца // Теплов. Б. М. Проблемы индивидуальных различий. М., 1965...
Методические рекомендации по подготовке к занятиям по дисциплинам «психология»...
Краткий отчет за май2004 декабрь2007гг. Фио...
Программа дисциплины «Психогенетика» для направления 521000 Психология подготовки бакалавра...
Программа дисциплины «Психогенетика» для направления 521000 Психология подготовки бакалавра...
Статья метра современной психологии эмоций...



Загрузка...
страницы:   1   2   3
скачать


На правах рукописи


Белова Александра Павловна


ПРИРОДА ИНДИВИДУАЛЬНЫХ РАЗЛИЧИЙ ДЕПРЕССИВНЫХ ПЕРЕЖИВАНИЙ У ПОДРОСТКОВ


Специальность 19.00.01 – Общая психология, психология личности, история психологии


 

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата психологических наук

 


Москва – 2011

Работа выполнена в лаборатории Возрастной психогенетики Учреждения Российской академии образования «Психологический институт»


Научный руководитель: доктор психологических наук,

член-корреспондент РАО

^ Сергей Борисович Малых


Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Варвара Ильинична Моросанова

кандидат психологических наук

^ Татьяна Александровна Мешкова


Ведущая организация: Учреждение Российской академии наук

Институт психологии РАН


Защита состоится 28 июня 2011 года в 14.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 008.017.01 при Учреждении Российской академии образования «Психологический институт» по адресу:

125009, Москва, улица Моховая, дом 9, строение 4.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии образования «Психологический институт» по адресу:

125009, Москва, улица Моховая, дом 9, строение 4.


Автореферат размещен на сайте www.pirao.ru


Автореферат разослан «___» ___________ 2011 г.


Ученый секретарь

Диссертационного совета Н.Л. Морина

^ Актуальность исследования

Согласно статистическим данным, расстройства эмоциональной сферы являются наиболее частой причиной обращения к психологу. Депрессивные переживания - одна из самых распространенных форм эмоциональных нарушений, и их число продолжает расти. При этом основной прирост в числе страдающих от депрессии происходит за счет подростков и молодых людей (Weissman M.M., Bland R.S. et.al., 2001). В зависимости от тяжести симптомов депрессивные переживания могут носить клинический характер (клиническая депрессия) или ограничиваться проявлениями, которые попадают скорее в сферу внимания психологов. В последние годы появился целый ряд работ, посвященных изучению депрессивности1 как индивидуальной особенности, прежде всего в детском и подростковом возрастах. При этом под депрессивностью понимается склонность человека испытывать депрессивные переживания в различных жизненных ситуациях.

Доклинические проявления депрессивных состояний, в отличие от клинических форм депрессии, изучены гораздо меньше. Депрессивные переживания негативно влияют на большинство сфер жизни ребенка - он теряет интерес к деятельности, веру в будущее, возникают проблемы с успешностью обучения в школе. Изучение подростков имеет особое значение, поскольку во многих исследованиях (как на клинической, так и на обычной популяционной выборке) обнаруживается преемственность депрессивных проявлений в ходе развития от подросткового к зрелому возрасту. Около 70% детей, столкнувшихся с депрессивными проявлениями в подростковом возрасте, продолжают испытывать депрессивные эпизоды и во взрослой жизни (Harrington R., et al., 1990; Klein D. N., et al., 2004).

Таким образом, изучение природы таких негативных эмоциональных характеристик как депрессивность, чрезвычайно актуально для понимания рисков психического развития в подростковом возрасте, поскольку они могут значительно снижать качество жизни человека и даже блокировать нормальное психическое развитие подростка.

Целью работы является изучение роли наследственных и средовых факторов в индивидуальных различиях депрессивных переживаний у подростков

Объект исследования – депрессивные переживания у подростков

Предмет исследования роль генетических и средовых факторов в формировании индивидуальных различий депрессивных переживаний у подростков

Гипотеза исследования: Наследственные факторы оказывают существенное влияние на индивидуальные особенности депрессивных переживаний в подростковом возрасте. При этом генотип, повышающий склонность к депрессивности, провоцирует попадание человека в более неблагополучную/стрессовую среду, то есть имеет место явление генотип-средовой корреляции.

Для достижения поставленной цели и в соответствии с гипотезой были сформулированы следующие теоретические и эмпирические задачи исследования:

  1. Проанализировать результаты психогенетических исследований по проблеме подростковой депрессивности, систематизировать информацию о генетических и средовых факторах, влияющих на проявления депрессивности в подростковом возрасте.

  2. Подобрать методический инструментарий для исследования подростковой депрессивности, эмоционального интеллекта, когнитивных ошибок и провести его психометрическую оценку.

  3. Провести эмпирическое исследование взаимосвязи депрессивности с особенностями эмоционального интеллекта, выраженностью когнитивных ошибок, а также количеством и субъективной значимостью стрессовых событий жизни на российской выборке подростков.

  4. Провести близнецовое исследование для оценки роли генетических и средовых факторов в индивидуальных различиях по депрессивности, эмоциональному интеллекту и выраженности когнитивных ошибок у подростков.

  5. Проанализировать влияние генетических и средовых факторов на природу взаимосвязи депрессивности, эмоционального интеллекта и стрессовых событий жизни.

^ Организация и методы исследования

Для выполнения поставленной цели и в соответствии с задачами исследования для анализа природы индивидуальных различиях по депрессивности использовался метод близнецов. Для оценки уровня депрессивности был использован опросник детской депрессивности (Children Depression Inventory – CDI, Kovacs M., 1992) адаптированный и стандартизированный на русскоязычной выборке подростков; для оценки стрессовых событий жизни использовалась анкета стрессовых жизненных событий для подростков (разработана на основе анкеты Life Event Record Р.Д. Коддингтона и «Листа жизненных событий подростка» А.И. Подольского и О.А. Идобаевой, а также событий, наиболее часто встречающихся в литературе в связи с подростковой депрессией). Уровень эмоционального интеллекта измерялся с помощью подростковой версии опросника уровня эмоционального интеллекта (Emotional Quotient Inventory - EQI, Bar-On R., 1997), психометрическая проверка которого была проведена на русскоязычной выборке. Выраженность когнитивных ошибок у подростков определялась с помощью детского опросника негативной когнитивной ошибки (Children Negative Cognitive Error Questionnaire – CNCEQ, Leitenberg H. et al, 1986). Психометрические свойства этой методики также были проверены на русскоязычной выборке.

^ Выборку исследования составили 196 пар русскоязычных близнецов в возрасте от 13 до 17 лет (M=15,2). Из них 72 пары монозиготных близнецов (32 пары мальчиков и 40 пар девочек), 81 пара однополых дизиготных близнецов (34 пары мальчиков и 47 пар девочек) и 43 пары разнополых дизиготных близнецов. Для стандартизации и психометрической проверки методик дополнительно использовалась также выборка одиночно рожденных детей. Выборку стандартизации составили 713 русскоязычных подростков в возрасте от 13 до 17 лет. Из них младших подростков (13-14 лет) – 208 человек; старших подростков (15-17 лет) – 505 человек. 335 юношей и 378 девушек.

^ Психометрический и статистический анализ данных (анализ надежности шкал, факторный анализ, корреляционный анализ) проводился с помощью компьютерной программы SPSS 13. Количественный генетический анализ данных осуществлялся с использованием методов структурного моделирования в программе “Mx” (Neale M. et al., 2005).

^ Надежность и достоверность полученных результатов обеспечивается репрезентативностью выборки исследования, использованием стандартизованных методик и теоретически обоснованного подхода к анализу данных – моделирования с помощью латентных переменных.

^ Теоретико-методологической основой работы выступают положения современной дифференциальной психологии (Б.М. Теплов, A. Anastasi, W. Stern и др.) и психогенетики (А.Р. Лурия, И.В. Равич-Щербо, С.Б. Малых, I. Gottesman, N. Martin, M. Neale, R. Plomin, M. Rutter, E. Turkheimer, S. Scarr и др.) .

^ Положения, выносимые на защиту:

  1. Генетические факторы оказывают значительное влияние на индивидуальные различия депрессивных переживаний в подростковом возрасте: более половины фенотипической дисперсии депрессивности обусловлено действием аддитивных генетических факторов.

  2. Наследственные факторы оказывают влияние на такие особенности эмоционального интеллекта, как внутри- и межличностные возможности, совладание со стрессом и общее настроение.

  3. Индивидуальные особенности когнитивных ошибок обусловлены влиянием средовых факторов, как общих, так и индивидуальных.

  4. На фенотипическом уровне выраженность депрессивных проявлений у подростков тесно связана с уровнем эмоционального интеллекта (в большей степени - со способностями активно бороться со стрессом, контролировать эмоции, другими внутриличностными способностями, в меньшей степени - с межличностными возможностями), особенностями восприятия и интерпретации происходящего (когнитивные ошибки) и наличием субъективно значимых стрессовых событий в жизни подростка.

  5. Взаимосвязь склонности к депрессивным переживаниям с особенностями эмоционального интеллекта частично обусловлена влиянием генетических факторов. Это справедливо для таких особенностей эмоционального интеллекта как способность видеть хорошую сторону жизни, поддерживать позитивный настрой даже при встрече с неприятностями, испытывать удовлетворенность жизнью (шкала общее настроение), и, способность противостоять травмирующим событиям и стрессовым ситуациям (шкала совладание со стрессом).

  6. Во взаимодействии стрессовых событий жизни и депрессивности имеет место генотип-средовая корреляция, о чем говорит значимое влияние наследственных факторов на количество стрессовых событий в жизни, одним из механизмов этой корреляции может быть связь с эмоциональным интеллектом.

^ Научная новизна результатов данного исследования заключается в том, что впервые на репрезентативной русскоязычной выборке используется психогенетический подход к изучению доклинических форм подростковой депрессивности и ее связи со стрессовыми событиями жизни, когнитивными и личностными факторами риска. В исследовании эмпирически проанализирован не только вклад генотипа и среды в индивидуальные различия по измеряемым переменным, но и во взаимосвязь этих переменных. Показано, что во взаимодействии стрессовых событий жизни и депрессивности наблюдается генотип-средовая корреляция; что особенности эмоционального интеллекта, которые имеют связь с депрессивными проявлениями и восприятием стрессовых событий, также отчасти обусловлены генетической предрасположенностью; что когнитивные факторы риска (негативные когнитивные ошибки), в свою очередь, являются факторами, которые обусловлены исключительно действиями среды.

Полученные в исследовании результаты расширяют и углубляют теоретические представления психологии о природе индивидуальных различий депрессивности в подростковом возрасте, а также механизмах работы факторов риска.

^ Практическое значение работы

Полученные в работе данные о природе индивидуальных различий депрессивности, а также их связи со стрессовыми событиями жизни, эмоциональным интеллектом и когнитивными ошибками у подростков, имеют большое значение для различных видов профилактической и коррекционной работы, поскольку позволяют планировать направленные превентивные и коррекционные воздействия для коррекции факторов, полностью обусловленных средой. Также результаты имеют значение для психодиагностики, подтверждая надежность и валидность ряда методик, вошедших в работу.

^ Апробация и внедрение результатов диссертации

Основные положения работы были представлены на российских и международных конференциях: 12-я Европейская конференция по личности (г.Гронинген, Нидерланды, 2004); IV городская научно-практическая конференции молодых ученых и студентов учреждений высшего и среднего образования городского подчинения «Молодые ученые – московскому образованию» (Москва, 2005); ISSBD "Саморегуляция в контексте социальных изменений", (Москва, МГППУ, 2005); IV всероссийский съезд российского психологического общества, Ростов-на-Дону, 2007; 37-я конференция ассоциации генетики поведения (г.Амстердам, Нидерланды, 2007); 11-й европейский психологический конгресс (г.Осло, Норвегия, 2009); 40-я конференция ассоциации генетики поведения (г.Сеул, Республика Корея, 2010); 7-я конференция международной тестовой ассоциации (Гонконг, 2010).

^ Внедрение результатов в практику. Результаты исследования используются в лекционных курсах и семинарских занятиях в Удмуртском государственном университете и Кыргызско-Российском Славянском университете.

Структура работы

Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка цитируемой литературы и приложений.

^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе представлен теоретический обзор исследований депрессивности в психогенетике, а также анализ личностных особенностей и условий среды, повышающих риск депрессивных переживаний у подростков.

Термин «депрессия» был введен в обиход в XIX веке с появлением естественнонаучной медицины. Однако соответствующие состояния описывались задолго до этого и обозначались как «меланхолия» (в Древней Греции) или, в средние века, acedia – вялость, лень. Сегодня под словом «депрессия» принято объединять ряд явлений. Она рассматривается как симптом, синдром и самостоятельное расстройство. Когда говорят о депрессивном симптоме (депрессивном настроении), подразумевают, что время от времени фактически любой человек может испытывать состояние упадка духа, уныния, хандры, переживать удрученность и отчаяние в ответ на болезненные жизненные события. Депрессия как синдром представляет собой набор симптомов, которые часто проявляются вместе и включают чувство печали и одиночества, а так же волнение и нервозность. Депрессия как расстройство (так называемая «клиническая депрессия») предполагает тяжесть этих симптомов, специфическую этиологию, течение и исход (Венар Ч., Керинг П., 2004). С точки зрения психологии депрессивность может рассматриваться в контексте индивидуальных различий. По мнению Д. Хелла (Хелл Д., 1999), большая частота встречаемости депрессивных переживаний, их тенденция к самоизлечению, и плавные переходы от депрессивного состояния к «нормальному», говорят о том, что депрессивные состояния скорее отражают возможности человека реагировать на кризисную ситуацию.

Общей чертой многих психологических моделей депрессии является то, что они предполагают наличие некой предрасположенности человека к депрессивности. Согласно этим моделям, люди, у которых в итоге развивается расстройство, в каких-то аспектах отличаются от тех, у кого его не возникает, и это скрытое различие обозначается как диатез (или предрасположенность). Однако, среди людей с предрасположенностью, расстройство разовьется лишь у тех, кто пережил стресс. Подобные модели получили название диатезно-стрессовых, хотя, что именно представляет собой диатез, трактуется очень по-разному.

С одной стороны, предполагается, что предрасположенность имеет конституциональную, или биологическую природу (например, Meehl P.E., 1962; Rosenthal D., 1963). Изучаются факторы риска, связанные с генотипом (например, Katz R.& McGuffin P., 1993; Plomin R. et al., 1997; Roth M. & Mountjoy C.Q., 1997; Wender P.H. et al., 1986); биохимическими факторами (например, Schildkraut J., 1965; Sedvall G. et al., 1986; Thase M.E. & Howland R.H., 1995); нейрофизиологическими факторами (например, Holsboer F., 1992; Stokes P.E. & Sikes C., 1987; Thase M.E. & Howland R.H., 1995; Marangell L.B. et al., 1997; Robinson R.G. & Downhill J.E., 1995; Henriques J.B. & Davidson R.J., 1990, 1991; Davidson R.J., 1998; Tomarken A.J., Siemien C. & Garber J., 1994); сном и другими биологическими ритмами (например, Shelton R.C. et al., 1991; Thase M.E. & Howland R.H., 1995; Goodwin F.K. & Jammison K.R.,1990; Healy H. & Williams J.M.G., 1998; Siever L.J. & Davis K.L., 1985) и т.д. В пользу генетической предрасположенности даже к неклиническим формам депрессии получено много доказательств (например, Eaves L. et al.,1997, Thapar A. &McGuffin P., 1994, Scourfield J., Rice F., Thapar A., Harold G.T., Martin N., McGuffin P., 2003, etc.).

С другой стороны, исследуется не биологический, а когнитивный и социальный диатез к депрессии (например, Abramson L.Y. et al., 1989, 1995; Metalsky F.I. et al., 1982), который предполагает наличие определенных формирующихся в процессе индивидуального развития особенностей атрибуции и когнитивных ошибок, влияющих на восприятие себя и ситуации. А также личностный диатез (например, Clark L.A. et al., 1994; Parker G. & Hadzi-Pavlovic D., 1997), который предполагает, что определенные личностные особенности и возможности обусловливают риск возникновения депрессии в неблагоприятных ситуациях.

Очевидно, что ни один из этих подходов не исключает другой, а также то, что они могут просто описывать одни и те же диатезы на разных уровнях анализа. Предполагается также связь между ними, которая может по-разному проявляться в течение жизни человека (Carey G., DiLalla D.L., 1994). Механизм этой связи, а также связи диатеза со стрессовыми событиями жизни, изучаются в генетике поведения.

Так, принято считать, что кроме аддитивного влияния генетических и средовых факторов на выраженность признака, может иметь место эффект генетически-средовой корреляции. Генотип-средовая корреляция заключается в том, что человек, являющийся носителем определенного генотипа, обладает повышенной вероятностью оказаться в соответствующих условиях среды. Эта корреляция может быть пассивной (когда члены семьи передают ребенку не только гены, но и обеспечивают соответствующие условия среды); реактивной (гены предрасполагают человека к определенному способу поведения, который, в свою очередь, вызывает соответствующий ответ окружающей среды, например, в лице других людей); и активной (человек с определенным генотипом сам ищет (создает себе) особую окружающую среду). Генотип-средовая корреляция устанавливается с помощью подсчета «наследуемости» средовых характеристик. Так было установлено, что такие «средовые» характеристики, как стрессовые события жизни (Plomin R. et al., 1990; McGue M. & Lykken D.T., 1992; Kendler K.S. et al., 1993), стиль воспитания (Rowe D., 1981; Kendler K.S., 1996) и социальная поддержка (Kendler K.S. et al., 1999) сами находятся под влиянием генетических факторов. Жизненные события, выявленные на основе самоотчетов детей и подростков, оказались также под влиянием генетических факторов (Billig M. et al., 1996; Thapar A. &McGuffin P., 1996). Предположительно, влияние генотипа на столь отдаленные фенотипические проявления как стрессовые события жизни, осуществляется при посредничестве более тесно связанных с генотипом личностных особенностей (Loehlin J.C., 1992; Saudino K.J. et al., 1997), настроения (Kendler K.S. et al., 1994), склонности к употреблению психотропных веществ (Begleiter H. & Kissin B., 1995) и т.п., которые повышают вероятность переживания жизненного стресса.

Несмотря на то, что результаты ряда исследований предполагают наличие генотип-средовой корреляции применительно к стрессовым событиям жизни, обусловливающим депрессию, механизмы этой корреляции не совсем ясны применительно к подростковому возрасту, что объясняет необходимость нашего исследования.

^ Вторая глава диссертации содержит изложение методов исследования: общей схемы исследования, выборки и диагностических методов, а также способов статистической обработки результатов.

^ Выборку исследования составили 196 пар русскоязычных близнецов в возрасте от 13 до 17 лет (M=15,2). Из них 72 пары монозиготных близнецов (32 пары мальчиков и 40 пар девочек), 81 пара однополых дизиготных близнецов (34 пары мальчиков и 47 пар девочек) и 43 пары разнополых дизиготных близнецов. Для стандартизации и психометрической проверки методик дополнительно использовалась также выборка одиночно рожденных детей. Выборку стандартизации составили 713 русскоязычных подростков в возрасте от 13 до 17 лет. Из них младших подростков (13-14 лет) – 208 человек; старших подростков (15-17 лет) – 505 человек. 335 юношей и 378 девушек.

^ Описание психодиагностических методик. Для определения уровня депрессивности использовалась методика CDI (Kovacs M. 1992). Методика CDI представляет собой бланковую форму самоотчета для детей и подростков, направленную на самооценку присутствия и степени выраженности депрессивных симптомов. Методика состоит из 27 пунктов, в каждом из которых дано по три утверждения. Задача испытуемого – отметить крестиком то из них, которое больше всего соответствует тому, как он чувствовал себя последние две недели. Методика предназначается для детей и подростков 6-17 лет и позволяет оценить уныние, когнитивные симптомы депрессии, соматические жалобы, социальные проблемы и проблемы в поведении. Автор методики исходит из предположения А. Бека о том, что депрессивные дети и взрослые демонстрируют сравнимый набор симптомов, которые можно разделить на эмоциональные (например, испытывает печаль, хнычет, выглядит заплаканным), когнитивные (предвосхищает неудачу, заявляет «Я – нехороший»), мотивационные (начинает хуже учиться, не проявляет интереса к приятным занятиям) и физические (потеря аппетита, соматические жалобы).

Для определения уровня стрессовых событий жизни использовалась анкета стрессовых событий жизни подростка. Анкета стрессовых событий жизни представляет собой перечень из 23 наиболее часто встречающихся в жизни подростка событий, которые могут иметь связь с депрессивными проявлениями. Перечень событий составлялся на основе анкеты Life Event Record Р.Д. Коддингтона, «Листа жизненных событий подростка» А.И. Подольского и О.А. Идобаевой, а также событий, наиболее часто встречающихся в литературе в связи с подростковой депрессией. По каждому из этих событий подростку предлагается ответить, случалось ли оно с ним за последний год и оценить его как незначимое, практически незначимое, значимое или сильно значимое событие.

Для определения уровня эмоционального интеллекта использовалась методика EQI Р. Бар-она (версия для подростков). Подростковая версия опросника эмоционального интеллекта представляет собой опросник самоотчета, созданный для оценки эмоционального интеллекта у детей и подростков 7 – 18 лет. Этот опросник построен на основе модели эмоционального и социального интеллекта, предложенной Р. Бар-оном, которая послужила также основой для взрослой версии опросника (Bar-On R., 1997).

Согласно этой модели, эмоциональный интеллект описывает эмоциональную, личностную и социальную грани интеллекта. Эмоциональный интеллект объединяет способности, связанные с пониманием себя и других, взаимоотношениями с другими людьми, адаптацией к меняющимся жизненным условиям и управлением собственными эмоциями. Модель Р. Бар-Она содержит пять основных элементов: внутриличностный компонент, межличностный компонент, способность к адаптации, совладание со стрессом и общее настроение, которые измеряются шкалами опросника EQI. Каждый из этих объемных компонентов содержит внутри себя еще ряд элементов, которые представляют собой взаимосвязанные способности и навыки: внутриличностные способности - эмоциональная честность с самим собой - способность распознавать и понимать собственные эмоции и чувства; ассертивность - способность открыто выражать свои чувства, мысли, убеждения; самоуважение, способность адекватно оценивать себя; самореализация - способность реализовывать свои потенциальные возможности; независимость - способность самостоятельно направлять и контролировать свои мысли и действия, быть свободным от эмоциональной зависимости; межличностные способности - эмпатия - способность ощущать, понимать и уважать чувства других людей; социальная ответственность – способность сотрудничать, содействовать и быть конструктивным членом своей социальной группы; межличностные взаимоотношения – способность устанавливать и поддерживать взаимоотношения, комфортные для себя и окружающих и подразумевающие эмоциональную близость; способность к адаптации - тестирование реальности – способность оценивать адекватность собственных эмоций; пластичность – способность изменять свои эмоции, мысли и поведение в изменившейся ситуации; решение проблем – способность распознавать и оценивать проблемную ситуацию, а также находить и осуществлять потенциально эффективные решения; совладание со стрессом - стрессоустойчивость – способность противостоять травмирующим событиям и стрессовым ситуациям, не теряя при этом способности активно бороться со стрессом; контроль над импульсивностью – способность удержать или отложить эмоциональный взрыв и контролировать свои эмоции; общий фон настроения – этот компонент модели является важной мотивационной переменной, которая стимулирует различные другие компоненты эмоционального интеллекта и состоит из двух взаимосвязанных конструктов: оптимизм – способность видеть хорошую сторону жизни и поддерживать позитивный настрой даже при встрече с неприятностями; ощущение счастья – способность испытывать удовлетворенность собственной жизнью, получать удовольствие от себя и окружающих, веселиться.

Выраженность когнитивных ошибок у подростков определялась с помощью детского опросника негативной когнитивной ошибки CNCEQ (Leitenberg H. et al, 1986). Детский опросник негативной когнитивной ошибки измеряет у детей выраженность когнитивных ошибок, которые выделил А. Бек в своей модели депрессии: чрезмерная генерализация предсказаний негативного исхода; катастрофизация цепочки негативных событий; неадекватное взятие на себя ответственности за происходящие негативные события; избирательная направленность внимания на негативные аспекты события. CNCEQ состоит из 24 пунктов-ситуаций. Оценки по каждому пункту выставляются по пятибалльной шкале. В результате по каждому виду когнитивных ошибок мы получаем балл, который позволяет судить о том, насколько данный вид ошибки выражен у подростка.

^ Генетический анализ. Классический близнецовый метод заключается в сравнении пар генетически идентичных близнецов (монозиготных, МЗ) и двойняшек (дизиготных близнецов, ДЗ), генетический материал которых идентичен примерно наполовину. Если наследственность влияет на черты личности, то тот факт, что схожесть генетического материала монозиготных близнецов в два раза больше, вероятно, сделает их более похожими друг на друга по сравнению с дизиготными близнецами. Для оценки влияния наследственных и средовых факторов на индивидуальные особенности депрессивности использовались методы структурного моделирования (Neale M. et al., 2005). Структурное моделирование, известное также как модели с латентными переменными, – это общий подход, в котором влияние генотипа и среды рассматривается как вклад неизмеряемых (латентных) переменных в индивидуальные фенотипические различия. В основе метода лежат алгоритмы подбора моделей структуры фенотипической изменчивости и сопоставления теоретической структуры изменчивости с ее реальной структурой в данных.

Данные МЗ и ДЗ близнецов используются для оценки вкладов следующих составляющих в общей фенотипической вариативности: аддитивные (A) и неаддитивные (D) генетические факторы, негенетические факторы, приводящие к повышению сходства между сибсами – «общая среда» (C), негенетические факторы, приводящие к снижению сходства между сибсами – «индивидуальная среда» (E). Последний компонент включает в себя также изменчивость, вызванную ошибкой измерения. Для оценки соответствия модели данным в программе Mx использовался вариант метода максимального правдоподобия (full-information maximum likelihood). При подборе оптимальной модели для каждого исследуемого показателя применялись критерии логарифмического правдоподобия (­ 2LnL, статистика распределена как «хи-квадрат»), критерий «хи-квадрат» и информационный критерий Акаике (AIC). Для каждого из исследуемых показателей нами проверялись четыре модели структуры изменчивости: ACE – полная модель (включает генетические факторы, общую и индивидуальную среду), АЕ – простая генетическая модель (только генетические факторы и индивидуальная среда), СЕ – средовая модель (только общая и индивидуальная среда), Е – модель случайных эффектов (только индивидуальная среда и ошибка измерения).

^ В третьей главе излагаются результаты эмпирического исследования генетических и средовых вкладов в индивидуальные различия у близнецов подросткового возраста по уровню депрессивности, эмоциональному интеллекту, стрессовым событиям жизни и когнитивным ошибкам, и их обсуждение.

Поскольку не все используемые методики были до этого адаптированы и стандартизированы на российской подростковой выборке, нами была проведена проверка психометрических свойств методик, а также адаптация и стандартизация, где было необходимо.

^ Психометрический анализ методик. Методика CDI. Перед адаптацией методики на российской выборке, симптомы упомянутые М.Ковач, были сопоставлены с симптомами, упомянутыми в МКБ-10 и русскоязычной литературе в связи с подростковой депрессивностью. В результате этого сопоставления один вариант негативного эмоционального состояния, специфичный для подростков согласно российской литературе, – раздражительность, был добавлен в методику в качестве дополнительного вопроса2. Для каждого из вопросов была получена оценка корреляции с суммарным баллом и вычислена величина показателя альфа Кронбаха в случае, если данный вопрос был бы удален из методики. По результатам этой процедуры один вопрос (“я уверен, что со мной случится нечто ужасное”) был исключен, т.к. имел низкую связь с общим балом и не давал разброса ответов. Для полного варианта методики, который состоял из 27 вопросов, показатель внутренней согласованности альфа Кронбаха оказался весьма высоким (0,874), что свидетельствует о высокой степени однородности шкалы. Для того чтобы сравнить наши результаты с данными, полученными в других исследованиях, был вычислен средний балл по сумме 27 вопросов, которые изначально входили в методику CDI, а также суммарный балл по модифицированной методике CDI. Результаты этого сравнение представлены в таблице 1.

Таблица 1.

Сравнение среднего балла и стандартного отклонения по методике CDI в нашем исследовании с литературными данными




J.M. Twenge, метаанализ 310 исследований (13 – 16 лет)3

Русскоязычная выборка, 27 оригиналдьных вопросов M. Kovacs (13-17 лет)

Русскоязычная выборка, модифицированный вариант CDI (13-17 лет)




Мальчики

Девочки

Мальчики

Девочки

Мальчики

Девочки

Среднее

8,9

10,1

9,0

9,4

10,1

10,9

Стандартное отклонение

-

-

4,7

5,0

6,3

5,7




Скачать 476,59 Kb.
оставить комментарий
страница1/3
Белова Александра Павловна
Дата02.10.2011
Размер476,59 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
не очень плохо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх