Педагогическое обеспечение процесса обучения в церковно-приходской школе Тверской губернии второй половины XIX начала XX века 13. 00. 01 общая педагогика, история педагогики и образования icon

Педагогическое обеспечение процесса обучения в церковно-приходской школе Тверской губернии второй половины XIX начала XX века 13. 00. 01 общая педагогика, история педагогики и образования


Смотрите также:
Организация воспитательной работы в средних духовных учебных заведениях россии во второй...
Тематическое планирование по литературе. 10 класс...
Учреждения социальной помощи в тверской губернии второй половины XIX начала XX в...
Развитие образования национальных меньшинств в оренбургском крае (конец XIX века 1940 г) 13. 00...
Е. В. Макарова списки населенных мест пермской губернии второй половины XIX начала XX в...
Материалы предоставлены интернет проектом www mydisser com®...
Историко-педагогические основы преподавания иностранных языков в россии XIX начала XX вв 13. 00...
Имидж педагога как фактор здоровьесбережения субъектов образовательного процесса в основной...
Педагогическое обеспечение интерактивного взаимодействия преподавателей со студентами средних...
Дидактические основы построения систем форм организации обучения на уроке в начальной школе 13...
Учебная программа для поступающих в магистратуру по специальности 1 – 08 80 06 «Общая педагогика...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «история россии второй половины XIX начала XX века»...



Загрузка...
скачать


На правах рукописи


Симора Виталий Анатольевич


Педагогическое обеспечение процесса обучения

в церковно-приходской школе Тверской губернии

второй половины XIX – начала XX века


13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата педагогических наук


ТВЕРЬ 2010

Диссертация выполнена на кафедре педагогики,

социальной работы и социальной психологии

ГОУ ВПО «Тверской государственный университет»


Научный руководитель доктор педагогических наук, профессор ^ Лельчицкий Игорь Давыдович


Официальные оппоненты: доктор педагогических наук, профессор

Сковородкина Ирина Зосимовна

Учреждение Российской академии образования «Институт теории и истории педагогики»


кандидат педагогических наук, доцент ^ Дивногорцева Светлана Юрьевна

Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет 


Ведущая организация ГОУ ВПО «Курский государственный университет»


Защита состоится «10» ноября 2010 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 212.263.01 при ГОУ ВПО «Тверской государственный университет» по адресу: 170100, г. Тверь, Студенческий переулок, д. 12, ауд. 425.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке ГОУ ВПО «Тверской государственный университет»; с авторефератом – на сайте Тверского государственного университета: universite.tversu.ru


Автореферат разослан «9» октября 2010 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат психологических наук М.В. Мороз

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В настоящее время в молодежной среде существует дефицит нравственности, духовности, а также достаточно высокий процент негативных тенденций (пьянство, наркомания, проституция, суициды и др.). В этой связи становится очень важным не только образование, но и духовно-нравственное воспитание подрастающего поколения.

В начале 1990-х гг. деидеологизация общественной жизни, отказ от сложившейся системы ценностных приоритетов привели к прекращению деятельности традиционных детско-юношеских организаций. Вследствие этого вопросы воспитания обретали второстепенное значение, во многом были преданы забвению такие социально значимые категории и понятия, как нравственность, патриотизм, порядочность, что повлекло в целом нарастание духовного кризиса в молодежной среде.

Сегодня все настойчивее звучат призывы к поиску общей идеи, глубинного ориентира, общезначимого идеала нового российского общества. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл одной из миссей Русской православной церкви считает всенародное православное просвещение, полагая, что духовное, нравственное воспитание личности, особенно детей и молодежи, должно встать в центр общецерковной деятельности: «Только следование вечным и неизменным нравственным ценностям, данным в Божественном откровении, позволит преодолеть внутренний кризис личности, разлад в семье и нестроения в обществе…».

В связи с этим задача формирования жизненного стандарта и определенной системы ценностей, предопределяющей поведение человека в различных обстоятельствах и имеющей для него принципиальную значимость, не может быть достаточно эффективно решена только в границах сугубо светского образования. Актуализируется и обретает особый ценностно-нравственный смысл потребность обогащения принципов способов, форм и средств образования современной молодежи уникальным содержанием, представленным отечественной религиозной традицией прежде всего в православной культуре.

Поэтому особый интерес в контексте обновления современной системы образования вызывает опыт функционирования церковно-приходских школ (ЦПШ), опирающийся на тысячелетнюю историю существования христианства на Руси. Те исторические условия, которые позволили Русской православной церкви выработать четкий подход к воспитанию человека, основанный на христианской морали, не противоречат современным духовно-нравственным потребностям российского общества и могут способствовать возрождению созидательного потенциала национальной культуры, обеспечению исторической преемственности поколений. Государственные чиновники, педагоги и общественные деятели в конце XIX – начале XX в. спорили о тех составляющих, которые лежали в основе указанного типа учебных заведений, отмечали их различное соотношение и значение в разные эпохи русской истории. Не прекращается этот спор и на современном этапе, когда на территории России опять стали возникать церковные школы.

Становится ясным, что церковь и государство призваны объединить свои усилия в деле возрождения общества, приобщения широких слоев населения к традиционным основам культуры, особенно подрастающего поколения.

Вместе с тем при исследовании проблем сотрудничества между государством и церковью выявляется ряд противоречий, внимательный учет которых призван оказать влияние на соответствующее получение позитивного результата данной работы.

1. Противоречие между потребностью общества в привлечении духовно-нравственного потенциала Русской православной церкви к процессу образования и воспитания современной молодежи и дефицитом представлений о конструктивных способах и средствах использования обозначенного потенциала в современной реальности.

2. Противоречие между необходимостью развития деятельности ЦПШ как элемента в современной системе отечественного образования и недостаточностью обоснования теоретико-методологических и организационно-педагогических путей и средств в данном направлении.

3. Противоречие между необходимостью развития предметного обучения в ЦПШ и не вполне четкой представленностью методического обеспечения, решения данной проблемы в русле современных достижений педагогической науки и практики.

4. Противоречие между потребностью в учителях, способных компетентно достигать эффективные результаты в образовательном процессе ЦПШ, и отсутствием системы повышения квалификации, подготовки и переподготовки педагогических кадров в русле обозначенной проблемы.

Конструктивный поиск в данном контексте невозможен без ретроспективного осмысления соответствующего уникального опыта деятельности ЦПШ во второй половине XIX – начале XX в. Анализ деятельности данного типа образовательного учреждения в контексте заявленного предмета исследования на канонической территории Тверской епархии обусловлен также необходимостью изучения особенностей организации учебного процесса, его влияния на формирование внутреннего мира подрастающего поколения.

В этой связи можно утверждать, что целостный и системный анализ особенностей учебного процесса в церковно-приходских школах, истории их создания и эволюции в Тверской губернии второй половины XIX – начала XX в. создает оптимальные предпосылки для определения ответов в русле обозначенных противоречий.

^ Хронологические рамки исследования определяются периодом официального существования системы начальной церковной школы в Российской империи с 60-е гг. XIX столетия по 1918 г.

Хронологический период включал в себя два этапа:

I этап – 60-е гг. XIX столетия – начало XX в. В это время происходит переломный момент в отечественном образовании, связанный с открытием как церковно-приходских, так и земских школ. Между тем в 70-е гг. XIX в. развитие земских школ негативно начинает влиять на сложившиеся нравственно-христианские устои бытия, что проявлялось в «разгуле вольнодумства». В этой обстановке в правящих кругах начинают понимать ограниченность собственных возможностей в противодействии новым веяниям, которые несомненно создавали угрозу существовавшему государственно-политическому строю. Именно это становится одной из ключевых причин усиления внимания к духовно-просвещенческой миссии Церкви, роли ее институтов в жизни общества, таких, например, как церковно-приходская школа. В 1884 г. происходит утверждение «Правил о ЦПШ», ознаменовавших собой официальное признание самодержавной властью права православной церкви осуществлять начальное обучение народа. Однако в это время ЦПШ развивалась в условиях недоверия различных слоев общества и недостатка материальных средств. Постепенно государственные ассигнования приобрели характер постоянных, что в совокупности с местными средствами позволило провести комплекс мероприятий по созданию системы ЦПШ.

II этап – 1903–1918 гг. – ознаменовался тем, что на рубеже XIX-XX вв. видные деятели Русской православной церкви, тесно связанные с образованием, достаточно четко осознавали определенный кризис религиозно-ценностной доминанты в деятельности народного образования. В начале XX столетия Россия вступает в кризис, который стал причиной замедления темпов развития системы ЦПШ. Поэтому правительство пытается реанимировать роль православия в образовании и укрепить прежде всего православную веру. Новое положение о ЦПШ 1902 г. завершало начавшееся в 1884 г. обустройство церковной школы и открывало перспективу для ее дальнейшего совершенствования. По силе своего воспитательного воздействия, уровню образования, методическим источникам ЦПШ стояла на надлежащей высоте по сравнению с другими учебными заведениями. Несмотря на неблагоприятные условия развития в 1907–1912 гг., ЦПШ сумела выстоять и сохранить определенное место в системе начального образования. Это объясняется тем, что за период своего существования она окрепла и приобрела сторонников. Итогом данного этапа стало постановление Временного правительства в 1917 г., в котором говорится об объединении учебных заведений разных ведомств в ведомство Министерства народного просвещения. Именно с этого момента ЦПШ официально прекратили свое существование, хотя их деятельность в отдельных регионах продолжалась до 1918 г.

^ Состояние изученности проблемы. История развития отечественной ЦПШ становится предметом специального изучения в конце XIX в. В этот период вышли в свет работы, посвященные вопросам развития церковно-школьного дела. В них отразились две сформировавшиеся в обществе противоположные точки зрения на роль ЦПШ в истории России.

Сторонники и идеологи деятельности ЦПШ (К. П. Победоносцев, С. И. Миропольский, С. А. Рачинский, А. В. Раевский, М. И. Демков, Н. Х. Вессель и др.) давали положительную оценку в традициях «православия, самодержавия, народности». Между тем в других исследованиях авторы (В. Г. Белинский, Н. К. Михайловский, С. Степняк-Кравчинский и др.) воспринимали ЦПШ как учреждение, «поощряющее бесправие». Представители земского движения (П. Ф. Пругавин, Н. В. Чехов, П. Н. Милюков и др.) усматривали в деятельности церковных школ опасность уменьшения влияния земства на систему народного образования. Поэтому либеральные деятели, анализируя работу начальных училищ, на первое место ставили земские школы, отдавая им приоритет в деле совершенствования начального народного образования.

В ряде работ излагаются задачи и основы устройства ЦПШ, описываются принципы ее организации. К ним относятся: «Законы и справочные сведения по начальному народному образованию» (А. С. Пругавин), «Русская школа» (М. Т. Яблочков), «Вопросы начальной школы…» (Е. А. Чебышев-Дмитриев), «Начальная народная школа...» (М. И. Демкова), «Всеобщее начальное обучение» (В. П. Вахтерева), «Задачи, план и устройства нашей народной школы» (С. И. Миропольский), «История педагогики...» (Д. И. Латышина), «Из истории просвещения в дореволюционной России» (Г. Е. Жураковский).

В журналах «Тверские епархиальные ведомости», «Церковная школа», «Церковная школа Российской империи», «Отчет о состоянии церковных школ Тверской епархии» описывается деятельность ЦПШ с 1884 по 1917 г., в статьях уделяется большое внимание учебно-воспитательной части, приводятся сведения о количестве ЦПШ и учеников, преподавательском составе, финансировании.

На протяжении советского периода интерес отечественных историков к роли Русской православной церкви в системе народного образования не исчезал. Однако исследователи подходили к освещению этой темы с партийных позиций, отмечая лишь негативные аспекты: Н. М. Лукин («Церковь и государство»), Б. П. Кандидов («Церковь в 1905 г.»), С. А. Каменев («Церковь и просвещение в России»).

Тем не менее на рубеже XX–XXI вв. появились исследования, которые показывают реальную роль духовенства в народном образовании в Российской империи, а также социальный и духовный облик учительства. К их числу относятся работы Г. Н. Зуева «Смоленская епархия и ее роль в просвещении жителей губернии на рубеже XIX–XX вв.», Д. И. Латышевой «История педагогики. Воспитание и образование в России (X – начало XX в.)», Т. Г. Леонтьевой «Церковно-приходские школы в системе начального образования России второй половины XIX в.», К. Ю. Иванова «Роль церковной школы в борьбе со старообрядчеством в Томской епархии в конце XIX – начале XX в.», В. А. Грачевой «У истоков духовного образования в Западной Сибири».

Определенное значение для разработки нашей темы имеют появившиеся в последнее время диссертационные исследования по отдельным аспектам развития церковно-школьного дела и деятельности православного духовенства в области просвещения: Бан Ил Квона «К. П. Победоносцев и распространение церковно-приходских школ в 1884–1904 гг.» (2000 г.); А. Е. Басалаева «Церковно-приходские школы и школы грамоты Забайкальской области (1884–1917 гг.)» (2000 г.); Е. В. Крутицкой «Церковно-приходская школа в конце XIX – начале XX в.» ( 2004 г.).

Подчеркнем, что современные педагогические исследования по учебному процессу в ЦПШ практически отсутствуют. Доступные нашему обозрению работы касаются данной проблематики с общешкольных позиций: «Методика информационного проектирования учебного процесса» С. М. Кальнина (1997); «Педагогическое взаимодействие преподавателя и студентов в учебном процессе туристского вуза» О. Ю. Лебедевой (2004); «Учебный процесс как источник эстетических интересов подростков» В. А. Родионовой (2002).

В целом можно сделать вывод о том, что в указанных исследованиях намечены попытки трактовки учебного процесса в ЦПШ. Однако в рассмотренных педагогических трудах авторы уделяют внимание, как правило, отдельным аспектам данной проблемы: учебной или воспитательной части; успеваемости учеников; сравнительному анализу различных типов начальных учебных заведений. Вместе с тем, как показал историографический анализ, отсутствуют специальные работы, посвященные учебному процессу в ЦПШ, что дает основание определить тему предлагаемого диссертационного исследования «Педагогическое обеспечение процесса обучения в церковно-приходской школе Тверской губернии второй половины XIX – начала XX века».

Таким образом, проблема исследования заключается в определении тенденций преодоления противоречия между предпринимавшимися со стороны государственной власти, представителей официально-православных кругов мерами по созданию и развитию церковно-приходской школы и целым рядом факторов, сдерживавших этот процесс в исследуемый период.

^ Объект исследования – церковно-приходская школа как феномен отечественной системы образования.

Предмет исследования – педагогические пути и средства развития процесса обучения в церковно-приходской школе Тверской губернии второй половины XIX – начала ХХ века.

Цель исследования – выявить теоретико-методологические и социо-культурные предпосылки совершенствования процесса обучения на различных конкретно-исторических этапах деятельности ЦПШ в Тверской губернии рассматриваемого периода.

С учетом цели, объекта и предмета задачи исследования определяются следующим образом:

  • выявить исторические и социокультурные предпосылки создания и функционирования ЦПШ как уникального института в системе народного образования России;

  • охарактеризовать теоретические основы деятельности ЦПШ;

  • определить место и роль ЦПШ в образовательном пространстве Тверской губернии на различных этапах ее деятельности в рассматриваемый период;

  • выяснить роль церкви, а также церковных общественных организаций (братства) в становлении и развитии ЦПШ, определении ее миссии в образовании и духовном просвещении народа на основе православной традиции;

  • изучить процесс совершенствования учебных программ ЦПШ;

  • исследовать особенности процесса обучения в ЦПШ Тверской губернии;

  • рассмотреть осуществление практической реализации просветительных и образовательных задач в системе ЦПШ Тверской губернии.

^ Методы исследования: теоретический и историко-логический анализ и систематизация архивных материалов, сравнительный анализ историко-педагогических источников (литературных, публицистических, архивных, периодической печати), классификация и теоретическое обобщение фактов, метод исторического моделирования, предполагающий реконструкцию педагогических явлений на основе сохранившейся учебной документации и других историко-педагогических материалов. Учитывая целевой характер поставленных нами задач, был также использован историко-генетический метод в сочетании с ретроспективным методом, что позволило приблизиться к воспроизведению реальной истории объекта.

^ Методологическая основа исследования: общефилософские принципы системности, всесторонности, конкретности, объективность исследования, понимание религии как необходимого аксиологического компонента человеческой цивилизации и ее важной роли в развитии системы образования и воспитания.

Для реализации поставленных в исследовании задач используется широкий круг разнообразных источников. При работе над диссертацией были использованы материалы областных (Государственный архив Тверской области (ГАТО), Тверская областная универсальная научная библиотека им. А. М. Горького; Научная библиотека Тверского государственного университета; Архив Весьегонского краеведческого музея, филиала ТГОМ) и центральных (Российская государственная библиотека; Российский государственный исторический архив (РГИА); Академическая библиотека Московской православной духовной академии; Синодальная библиотека Московского Патриархата имени Святейшего Патриарха Алексия II) архивов и библиотек, а также источники, опубликованные в различных изданиях. Литературные источники представлены в виде нескольких групп: официальные государственные документы; статистические материалы; периодические издания; источники личного происхождения. Из периодической печати были использованы как местные, так и центральные газеты и журналы за 1860–1918 гг.

^ Положения, выносимые на защиту:

  1. Русская православная церковь, выполняя в России роль идеологического института, была призвана поддерживать стабильность в стране и служить нравственным ориентиром для населения, поэтому вся деятельность ЦПШ являлась зеркальным отражением монархической системы и была направлена на формирование мировоззрения личности и общества в духе преданности престолу, вере и отечеству. Руководство страны полагало, что христианские духовно-нравственные и культурные традиции, которые прокламировала Русская православная церковь, станут связующим звеном, поддерживающим политическое равновесие в стране во время сложных социально-экономических потрясений, имевших место в рассматриваемый период (события русско-японской войны 1904–1905 гг., Первой русской революции 1905–1907 гг., Первой мировой войны 1914–1918 гг.).

  2. ЦПШ, решая собственные образовательные задачи, реализовывала и важные просвещенские и духовно-нравственные задачи, среди которых главнейшими являлись следующие: распространение идей христианства среди широких слоёв российского населения; воспитание модели поведения личности на разных этапах её развития в рамках христианского вероучения и морали; создание идейной основы для формирования духовно-культурного потенциала в противостоянии социалистическим идеям, нигилизму, атеистическим и антицерковным настроениям и т.д. Цели и задачи ЦПШ были типичными как для страны в целом, так и для Тверской губернии в частности.

  3. Становление и развитие ЦПШ на территории Тверской губернии осуществлялось в русле общероссийских тенденций и соответствовало политике государства в области образования как важнейшем факторе сохранения традиционных ценностей и устоев в жизни российского народа.

  4. Вся работа ЦПШ на территории Тверской губернии активно поддерживалась общественными организациями того времени, например Братством святого благоверного князя Михаила Ярославича, благотворителями и собственно церковными структурами. Такая поддержка привела к определенным успехам в деле духовно-нравственного просвещения народа.

  5. Организация и содержание процесса обучения в ЦПШ определялось кругом реалий, которые были ориентированы на ребенка. Тенденции предметного обучения в церковной школе можно сформулировать следующим образом: практичность, учет возраста, реалии, связанные с особенностью сельского быта и жизненным опытом каждого ребенка, сословность.

  6. Преподавать Закон Божий в ЦПШ могли только лица духовного звания – священники и дьяконы. Предметное обучение велось светскими учителями за исключением церковного пения, которое преподавали особые учителя, имевшие музыкальное образование. В крайнем случае этим занимались дьяконы или псаломщики. В некоторых ЦПШ наблюдалась тенденция привлекать к преподаванию рукоделия специалистов. Военное дело преподавали особые учителя из военных.

^ Научная новизна диссертационного исследования:

  • определена специфика влияния идеологических и социально-культурных факторов на развитие церковно-школьного дела в России;

  • выявлен духовно-нравственный потенциал учебно-воспитательного процесса ЦПШ как феномена отечественной системы народного образования;

  • переосмыслены и впервые введены в научный оборот печатные источники рассмотренного периода и архивные материалы, содержащие уникальную информацию о тенденциях развития ЦПШ на территории Тверской губернии;

  • определены сущностные характеристики предметного обучения в ЦПШ на примере Тверской губернии.

^ Теоретическое значение исследования:

  • показана роль теоретико-богословских педагогических идей в становлении и развитии религиозного воспитания и образования в России и обоснована актуализация значения использования традиций православной педагогики в системе нравственного воспитания современной молодежи;

  • определена духовно-нравственная миссия ЦПШ и выявлена совокупность тенденций становления и развития школы данного типа как уникального образовательного института в общей системе образования региона;

  • установлены теоретические основания системы организации процесса обучения в церковно-приходских школах, а также изменения данной системы в соответствии с требованиями тематического наполнения программ в их конкретной реализации в школах духовного ведомства;

  • раскрыта историческая, социально-культурная специфика ЦПШ как уникального образовательного института.

  • показана динамика социокультурных предпосылок развития ЦПШ, которые были отражены в законодательных актах Российской империи в рассматриваемый период;

  • определены и систематизированы духовно-нравственные идеи так называемого «народного» воспитания (практичность, учет возраста, связь с реальной жизнью, сословность), что вносит вклад в понимание проблем современного образования и воспитания молодежи;

  • получены достоверные данные об учебно-воспитательной деятельности ЦПШ в целом, процессе обучения в частности, которые обогащают современную историко-педагогическую науку и ее источниковедческую базу;

  • представлена сущность ЦПШ и рассмотрены возможности предметного обучения в аналогичных образовательных учреждениях в современных условиях;

  • представленные с позиции принципа историзма тенденции развития процесса обучения в исследованный период создают концептуально-методологические предпосылки для развития деятельности ЦПШ в современных условиях.

^ Практическая значимость исследования:

  • исследованный опыт работы ЦПШ с учетом современных условий позволяет расширить образовательную и воспитательную программу подготовки учителей в системе повышения квалификации как светских средних учебных заведений, так и православных воскресных школ и гимназий;

  • результаты исследования могут стать частью курса истории педагогики в высшем учебном заведении, их следует использовать при чтении курса истории педагогики студентам, специализирующимся по предмету «Основы православной культуры», или студентам-бакалаврам по теологии с учетом позитивных и негативных моментов, рассмотренных в данной работе;

  • полученные результаты могут использоваться при совершенствовании ряда аспектов духовно-ценностного воспитания молодежи

^ Исследование проводилось в несколько этапов. На первом этапе (2007–2008 гг.) была проанализирована степень научной разработанности проблемы, установлены границы темы диссертации, определены методы, способствующие раскрытию содержания темы, осуществлен поиск источников и материалов. На втором этапе (2008–2009 гг.) были определены основные параметры исследования. Изучался архивный материал, полученные при этом данные уточнялись, суммировались и обобщались. На третьем этапе (2009–2010 гг.) окончательно были проанализированы и систематизированы архивные документы и обобщены результаты исследования.

^ Достоверность результатов исследования обеспечена методической обоснованностью исходных позиций работы, совокупностью методов, адекватных объекту, предмету и задачам исследования; использованием историко-педагогических и архивных материалов; соотношением полученных результатов исследования с современными научными положениями педагогической науки.

Апробация результатов исследования. Материалы исследования обсуждались на следующих научных и научно-практических конференциях: «Философия отечественного образования: история и современность» (г. Пенза, 2009 г.); «Современная философско-религиозная антропологическая проблема святоотеческого наследия Православной церкви» (г. Курск, 2009 г.); «Актуальные проблемы современной педагогики» (г. Новосибирск, 2010 г.); на внутривузовских научно-методических конференциях в Тверском государственном университете (2007–2010 гг.).

Структура диссертации определяется задачами исследования. Представленная работа имеет следующую структуру: введение, две главы, заключение, библиографический список. Логика расположения глав соответствует этапам развития сети ЦПШ в Тверской губернии, а также основным направлениям и разделам церковно-школьного строительства.

^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснованы актуальность темы исследования, объект, предмет, цель, задачи, территориальные рамки, хронологические рамки, историография темы, источниковая база, научная новизна, теоретическое значение, практическая значимость, положения, выносимые на защиту, апробация и структура диссертации.

Первая глава «Церковно-приходская школа как феномен отечественной системы образования» посвящена изучению возникновения православного образования на Руси и его дальнейшему развитию. Особое внимание уделяется становлению и развитию системы ЦПШ в Российской империи и Тверской губернии второй половины XIX – начала XX в.

В первом параграфе «Социокультурные предпосылки создания системы церковно-приходских школ в России» рассматривается, как христианство способствовало распространению образования в Киевской Руси.

В течение длительного времени Русская православная церковь пыталась быть доминирующим институтом, который приоритетно влиял бы на просвещение народа.

Церковное образование до XVIII столетия заключалось в изучении церковных книг и Священного Писания. Учителями были духовные лица и светские, готовившиеся к занятию духовных должностей. Именно церковное образование было единственным типом образования в анализируемый период для всех: бедных и богатых, знатных и простых, мальчиков и девочек. Центрами культуры были как старые, так и вновь открываемые монастыри. Они становились средоточием грамотных людей. В некоторых из них велись летописи, переписывались книги, шла подготовка книжников, учились грамоте дети.

С приходом к власти Петра I образовательная деятельность начинает регулироваться государством, которое стремится взять ее под свой контроль и подчинить своим интересам. Вместе с тем наряду с общеобразовательным обучением, с его выраженной секулярной направленностью сохраняется и духовная компонента воспитания молодых поколений.

Новый этап развития образования в России определяется Уставом 1804 г. Согласно этому документу система народного образования включала в себя: приходские училища, уездные училища, губернские училища или гимназии и университеты. Однако только в приходских училищах, предназначавшихся для низших слоев населения, крестьянские дети наряду с изучением письма, чтения и счета могли получать духовное воспитание в условиях сословного образования.

В 70-е гг. XIX столетия видные общественные деятели, близкие к правительственным кругам, руководство Русской православной церкви рефлексируют тенденции «вольнодумства», которые в значительной степени являются результатом развития светских образовательных учреждений. В связи с этим на официальном уровне принимаются решения об усилении роли Русской православной церкви в просвещении народа в целом, что повлекло за собой утверждение в 1884 г. «Правил о ЦПШ», дающих право Церкви осуществлять начальное обучение подрастающего поколения.

Во втором параграфе «Становление системы церковно-приходских школ в системе народного образования Российской империи» проанализировано становление и развитие ЦПШ Российской империи во второй половине XIX – начале XX в.

13 июня 1884 г. Александр III подписал «Правила о ЦПШ», призывавшие воспитывать народ в духе православного учения, христианской нравственности и давать полезные первоначальные знания. Высшее управление ЦПШ и распоряжение отпускаемыми на них суммами принадлежали Священному Синоду, при котором состоял для этой цели училищный совет. Управление ЦПШ в губернии возлагалось на епархиального архиерея. ЦПШ нераздельно с церковью внушали ученикам любовь к церкви и богослужению, одной из главных задач являлось воспитание преданности престолу. Учитель принимал непосредственное участие в деле воспитания под руководством и наблюдением священника.

В 1904 г. в России широко отмечалось двадцатилетие ЦПШ. За время своего существования ЦПШ убедительно доказала, что по силе своего воспитательного воздействия, уровню образования, методическим источникам она стояла на надлежащей высоте по сравнению с другими учебными заведениями.

Несмотря на неблагоприятные условия развития в 1907–1912 гг., ЦПШ сумела выстоять и сохранить определенное место в системе начального образования. Это объясняется тем, что за период своего существования она окрепла и приобрела сторонников.

Священный Синод стремился улучшить качество церковно-школьного дела. Во многом это было связано с желанием духовного ведомства обеспечить вхождение как можно большего числа ЦПШ в сеть всеобщего обучения, тем самым открыть им доступ к казенным ассигнованиям на строительство школьных зданий и жалованье учителям. Поэтому в 1909–1915 гг. при второклассных ЦПШ было открыто значительное число дополнительных учительских курсов, что позволило усилить учительский состав ЦПШ. В свою очередь, приток профессионально подготовленных учителей позволил увеличить срок обучения в одноклассных ЦПШ с трех до четырех лет и соответственно несколько расширить программы их обучения.

В целом положение ЦПШ оставалось неизменным до Февральской революции 1917 г., когда было принято Постановление Временного правительства «О передаче всех начальных учебных заведений разных ведомств в ведение Министерства народного просвещения».

В третьем параграфе «Формирование теоретических основ деятельности церковно-приходских школ в отечественной педагогике рассматриваемого периода» представлены теоретические основы развития и деятельности школ духовного ведомства, которые закладывались с момента принятия христианства на Руси. Особого внимания заслуживает святитель Михаил – первый киевский митрополит, уделявший много сил и времени делу образования. Благодаря усилиям со стороны государственной власти и в связи с крепнувшей в народе тяги к просвещению дело школьного образования в России постепенно развивалось.

Первые попытки нормативной регламентации в сфере народного образования предпринял император Александр I. В период его царствования были изданы Устав для светских учебных заведений, а также особый Государев Указ, призывавший духовенство принять участие в деле народного просвещения. К середине XIX в. правовой статус духовных школ определялся типовыми уставами, разработанными учебным комитетом. Деятельность ЦПШ первоначально регламентировалась Правилами о ЦПШ 1884 г.

В противовес западноевропейскому влиянию в российской школе, а также вследствие влияния реформы 1861 г. в России возникает идея создания русской национальной школы. Высказанная философами-славянофилами, а затем теоретически и практически обоснованная в трудах известнейшего педагога-ученого К. Д. Ушинского (1824–1870), она пользовалась поддержкой многих видных педагогов, писателей, общественных деятелей того времени.

Как и славянофилы, К. Д. Ушинский был глубоко убежден в том, что каждый народ обеспечивает свое место в истории. Как педагог, он говорил, что место это обеспечивается воспитанием. Воспитание, созданное самим народом и основанное на народных началах, имеет ту воспитательную силу, которой нет в самых лучших системах, основанных на абстрактных идеях или заимствованных у других народов. Поэтому дух школы, ее направление, ее цель должны быть обдуманы и созданы самим народом, сообразно его истории, степени его развития, его характера, его религии. Государство должно осуществлять народное воспитание, суть содержания которого Ушинский определил так: религия, родной язык, история, природа. Дело народного воспитания должно быть освящено Церковью, а сама школы – быть преддверием Церкви.

Оригинальная концепция православного воспитания была представлена в педагогических воззрениях и образовательной практике С. А. Рачинского (1833–1902), которая впитала в себя лучшие традиции национальной философии образования. Вырабатывая свою педагогическую концепцию школьного образования, педагог обращается к религиозно-философским идеям А. С. Хомякова и Ф. М. Достоевского. Духовно-нравственные ориентиры педагогической концепции С. А. Рачинского можно определить так: все три ипостаси воспитания (гуманизм, народность, нравственность) необходимо объединить в единую систему, в которой приоритет на первой ступени образования отдается вере, поскольку духовно-нравственные основы человека заложены в православии. Природа и религия рассматриваются С. А. Рачинским как важнейшие факторы формирования духовного мира ребенка. Вера, молитва и труд – на этих «сваях» должны строиться образование и воспитание российской молодежи.

Основными идеями педагогической концепции С. А. Рачинского являются следующие: 1. Только ЦПШ может образовать умственно, нравственно и духовно молодого человека из крестьянской среды. 2 Необходимо отстаивать духовную и нравственную самобытность русского образования. 3. Духовно-нравственную ориентацию молодежи педагог видел сквозь призму воспитания и образования. 4. Священник-законоучитель является первым руководящим лицом в религиозно-нравственном воспитании учеников.

Аналогичных взглядов в решении проблем образования и педагогики придерживались и так называемые государственники, наиболее ярким и последовательным представителем которых выступал обер-прокурор Священного Синода К. П. Победоносцев (1827–1907). Педагогические концепции государственников базировались на ценностях, основанных на вере, патриотизме, семейных и национальных традициях, главной из которых была русская монархическая власть. У Победоносцева сущность русского национального воспитания определялась как законопослушание, «подчинение порядку общественной жизни». Его нравственные основы он видел в традиционной семье. Образование, не освященное нравственностью, считал он, бессмысленно и не нужно ни их обладателю, ни обществу. По инициативе Победоносцева в России в 80-х гг. XIX в. наметилось развитие ЦПШ.

К. П. Победоносцев, создавший педагогическую концепцию ЦПШ, выделил в ее теоретическом обосновании следующие моменты: 1. В народном образовании должен главенствовать всесословный принцип обучения, а не бессословный. 2. Духовное и нравственное формирование граждан должно осуществляться при прямом участии государства и с точки зрения государственной идеологии. 3. Конфессиональный принцип обучения. 4. Особое внимание правительство должно обратить на духовно-нравственное воспитание и образование крестьянских детей. 5. Образование и воспитание в любом случае должны опираться на историческую и религиозную традицию. 6. ЦПШ есть исторически сложившаяся и традиционная школа для русского народа: церковная школа «под руководством приходских священников может стать одним из могучих средств распространения грамотности и просвещения в самых глухих деревнях и поселках».

Лучшие русские педагоги всегда следовали апостольскому учению о «внутреннем человеке». Например, по мнению видного деятеля народной школы А. И. Анастасиева (1852-1919), только одно обучение, осуществляемое без воспитания, никогда не сможет преодолеть рамок утилитарно-прагматической направленности, неизбежно будет концентрироваться на обыденно-житейских целях. Педагог, исходя из православной традиции, утверждает, что путь духовного самосовершенствования человека отождествляется с движением к мудрости, т.е. с воспитанием «в себе духа церковности, любви к храму Божию»

Видный идеолог и практик ЦПШ С. И. Миропольский (1842–1907) разработал целостную педагогическую концепцию ЦПШ России, которая включала в себя а) цель: просвещение и религиозно-нравственное воспитание; б) задачи: воспитание христианина и достойного гражданина своей страны, получение начального образования, развитие способностей ребенка; в) содержание воспитания: религиозно-нравственные элементы обучения, приучение к исполнению заповедей церкви, посещение богослужений, религиозно-нравственное чтение; г) содержание обучения: Закон Божий, русская и церковно-славянская грамота, церковное пение, чистописание, счисление, сведения из отечественной истории и географии, труд; д) методы и приемы: классификация, наведение (индукция), вывод (дедукция), беседа, наблюдение и т.д., опирающиеся на принципы сознательности и наглядности обучения.

Н. Х. Вессель (1834–1906), как и К. Д. Ушинский, разделял положение о необходимости создания в России системы образования, сообразной «с нравами ... обычаями... взглядом на жизнь...» народа русского.

Говоря о православных педагогах конца XIX – начала XX в. следует упомянуть В. Я. Стоюнина (1826–1888), Н. Ф. Федорова (1829–1903), А. Н. Острогорского (18401917), А. А. Мусина-Пушкина (1855–1923) и др., внесших значительный вклад в народное образование России конца XIX – начала XX в.

Необходимо также назвать труды А. В. Раевского «Методические указания по преподаванию предметов курса начальных училищ» и «Сборник методических разъяснений по предметам, преподаваемым в ЦПШ и школах грамоты», И. Ветвеницкого «Руководство к преподаванию Закона Божия для народных школ...», А. Тежномерова «Молитвы, Священная история и Богослужение православной Церкви» и «О вере и жизни христианской», прот. М. Смирнова «Уроки по Закону Божию для младшего возраста», «Священная история Ветхого и Нового завета» и «Уроки по Закону Божию для старшего возраста», Н. Н. Страхова «Методика Закона Божия...», А. И. Гольденберга «Методика начальной арифметики», В. Евтушевского «Методика арифметики», С. И. Шорох-Троцкого «Методика арифметики», А. Кролюцкого «Опыт методики элементарного курса истории», Э. Ю. Петри «Методы и принципы географии» и др., которые содержат обширные руководства по методике преподавания учебных предметов в ЦПШ.

Таким образом, с середины XIX в. в России наблюдался интенсивный поиск идей развития ЦПШ. Это особенно ярко и рельефно нашло свое теоретическое обоснование в трудах К. Д. Ушинского, С. И. Миропольского, А. И. Анастасиева С. А. Рачинского, С. П. Победоносцева, а также практическое воплощение в их педагогической деятельности. В конце рассматриваемого периода складывается система ЦПШ в Российской империи, а также получает свое обоснование предметное обучение в такой школе.

Вторая глава «Педагогические пути и средства осуществления процесса обучения в церковно-приходских школах Тверской губернии второй половины ХIХ – начала ХХ века» посвящена деятельности ЦПШ в Тверской губернии и анализу развития и совершенствованию программ ЦПШ. Особое внимание уделяется целям, задачам и содержанию учебных предметов и учебному процессу.

В первом параграфе «Становление и развитие церковно-приходских школ в системе народного образования Тверской губернии» рассматривается зарождение сети ЦПШ, их дальнейшее развитие в Тверской губернии.

Становление и развитие ЦПШ Тверской губернии можно разделить на два этапа. Первый этап – это период с 1884 по 1902 г. В данное время ЦПШ развивалась в условиях недоверия общества, недостатка материальных средств и нравственной поддержки. Постепенно государственные ассигнования приобрели характер постоянных, что в совокупности с местными средствами позволило провести комплекс мероприятий по созданию системы ЦПШ.

Второй этап развития ЦПШ – период с 1903 по 1918 г. Это было связано с тем, что в начале XX в. Россия вступила в кризисное время, что стало причиной замедления темпов развития системы ЦПШ.

После принятия «Правил о ЦПШ» в 1884 г. было дано распоряжение Тверского епархиального начальства об учреждении Церковного братства святого благоверного князя Михаила Ярославича (далее – Братство), целью которого была забота об открытии и развитии ЦПШ в Тверской епархии. ЦПШ Тверской губернии не заменяла собой школы светского ведомства, но стояла рядом с ними.

Духовенство Тверской епархии приступило к открытию ЦПШ, убеждало прихожан, находило денежные средства и изыскивало благотворителей среди зажиточных прихожан, жертвовало с разрешения епархиальной власти церковные деньги, наконец, отдавало и свои собственные средства на благоустройство школы. Братство оказывало возможную помощь как денежными средствами, так и учебными пособиями. Что касается земства, то и оно не оставляло ЦПШ без своего содействия и помощи. Всеми школами заведовали местные священники, они же почти во всех школах преподавали Закон Божий.

При возникновении в Тверской епархии ЦПШ некоторые из благочинных, занятые своими официальными обязанностями, с трудом находили возможность посещать все находившиеся в их округах ЦПШ. Поэтому с 1886 г. Братство начинает приглашать на помощь наблюдателям за ЦПШ людей из духовенства и членов учебной инспекции народных училищ губернии, которые за свою работу получали жалованье.

Заведующими и законоучителями ЦПШ были местные священники, а учителями – дьяконы, окончившие духовную семинарию, и лица, имевшие свидетельства на учительское звание.

Некоторые учителя не имели педагогического образования и педагогического опыта и не являлись квалифицированными педагогами.

По бедности школ учителя духовного звания жалованья не получали, им выдавалось только вознаграждение по окончании учебного года в размере от 25 до 50 руб. Лишь некоторые получали постоянное пособие в виде жалованья. Необходимо заметить, что образовательный ценз учителей с постепенным развитием церковно-школьного дела улучшался.

Период 1884–1893 гг. стал для православного духовенства временем оценки своих просветительских способностей и умения заниматься делом народного образования. Финансовая поддержка церковно-школьного дела казной, ставшая с конца 1894 г. аспектом просветительной политики государства, определила его стабильное развитие в последующий период, что позволило провести комплекс мероприятий по созданию системы ЦПШ.

К ним относятся организация инспекции ЦПШ с тенденцией полной централизации их управления, проведение учительских курсов и съездов с целью усовершенствования методов преподавания, обновление в связи с новыми требованиями времени программ обучения (1903 г.). Неуклонно реализуя свою основную задачу – религиозно-нравственное воспитание и сообщение первоначальных знаний, ЦПШ вносила свой вклад в упрочнение основ христианской веры подрастающего поколения.

Русская православная церковь в начале XX в., вступив в состояние кризиса, начала терять контроль над обществом. Патриархальная набожность крестьянина сменялась равнодушием к религии и тем ценностям, которые проповедовались духовной властью. Как следствие, ЦПШ стала уступать свои позиции в области народного просвещения.

В указанный период возникла проблема объединения начального образования в рамках единого ведомства. С 1907 г. Государственная дума третьего созыва решала судьбу церковных школ. Только спустя два года в Думу был внесен новый проект, в котором содержался отказ от идеи единства начальной школы и ЦПШ сохранялись в ведомстве Священного Синода. Именно с этого времени (1909 г.) продолжалось дальнейшее развитие ЦПШ.

К типу церковных школ следует причислить и те домашние школы, которые действовали под именем «школ грамоты». Школы высших типов – двухклассные и второклассные – возникали в Тверской епархии постепенно по мере развития и расширения церковно-школьного дела. Кроме указанных разрядов школ существовали в епархии и две воскресные церковные школы.

В 1909–1915 гг. при второклассных ЦПШ были открыты дополнительные учительские курсы, что позволило усилить педагогический состав ЦПШ.

Необходимо отметить, что по сравнению с земскими школами, на которые финансирование осуществлялось в срок, на ЦПШ денежные средства запаздывали в среднем на полтора года. Получение земством министерского пособия вызывало переход в его школы лучших учителей из ЦПШ, где содержание преподавательского персонала было значительно ниже. Духовенство сумело организовать и прочно «поставить на ноги» свое дело в значительной степени в опоре именно на местные средства, причем средств этих с каждым годом находило все больше и больше.

В 1915–1916 гг. полному успеху учебного дела во многих школах препятствовали ветхость и неудобства школьных помещений и классной обстановки.

После падения в России самодержавия в феврале 1917 г. Временное правительство уже в первых своих заявлениях и обращениях показало истинную суть государственной политики в отношении религии и церкви. В свою очередь, советское правительство 23 января 1918 г. приняло декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». Этим документом была прервана деятельность церкви в области начального образования на долгие годы.

Таким образом, развитие государства в условиях разрыва между застывшей политической структурой и динамично меняющимся обществом ставило под сомнение попытки верховной власти сохранить существующий порядок. В период сложнейшей модернизации страны в первых десятилетиях ХХ в. охранительные тенденции духовной власти уже не могли остановить разраставшийся общественно-политический кризис.

Во втором параграфе «Совершенствование учебных программ церковно-приходских школ» проанализированы учебные программы, которые служили надежным дидактическим и методическим руководством для учителей ЦПШ.

В начале XIX в. с восшествием на престол Александра I в России начинается период либеральных реформ. Школьная реформа получила свое воплощение в виде Устава 1804 г. В систему народного образования входили и приходские училища с продолжительностью курса обучения в 1 год. Спустя 80 лет по определению Священного Синода в 1886 г. были введены в действие «Программы учебных предметов для ЦПШ», которые регламентировали объем, порядок и последовательность изучения предметов в одноклассных и двухклассных ЦПШ.

В свою очередь, само название ЦПШ указывало на особое значение преподавания в них Закона Божьего. Он составлял основной предмет обучения, другие предметы (церковное пение, русский язык, арифметика, чистописание) «находились от него в тесной зависимости». Программа двухклассной школы, кроме перечисленного, включала решение задач с квадратными и кубическими числами и др.

Принятие программ было крайне необходимым и важным шагом. Они служили надежными руководствами в дидактическом и методическом аспектах для законоучителей и учителей ЦПШ. Кроме того, в них подчеркивались особый характер и миссия церковной школы в отличие от школ другого типа. Данное отличие заключалось прежде всего в единстве учебного и воспитательного процессов, когда преподавание всех предметов было проникнуто одной идеей – нравственное совершенствование человека в соответствии с учением православной церкви, т.е. религиозность и церковность, любвь к престолу и отечеству. Следовательно, содержание процесса обучения в церковно-приходской школе было предельно ориентировано на воспитание своих учеников как патриотов, преданных Родине и своему народу.

К каждому разделу Программы прилагался перечень учебных пособий и методических рекомендаций. Построение программ было весьма содержательным и вполне сопоставимым с содержанием программ начальной министерской школы, несмотря на то, что сроки обучения были меньшими.

Новое положение о церковных школах 1902 г. завершило начавшееся в 1884 г. их обустройство и открыло перспективу для дальнейшего совершенствования таких школ. По этому документу курс обучения в одноклассных ЦПШ устанавливался трехлетний вместо двухлетнего. Программы одноклассных ЦПШ были перестроены с учетом новых правил обучения без увеличения объема изучаемого материала. Для второклассных школ прежние программы были дополнены новыми учебными предметами: география, рисование, природоведение и черчение. Определением Священного Синода от 27 мая 1903 г. программы для ЦПШ были утверждены в окончательном варианте и уже не изменялись вплоть до событий 1917 г., хотя в 1916 г. была сделана попытка их модернизации. Попытка эта из-за военного времени не была осуществлена.

В третьем параграфе «Предметная направленность организации и содержания процесса обучения в церковно-приходских школах» особое внимание уделяется учебному процессу в церковных школах губернии, повышению квалификации учителей, успеваемости школьников. Говорится о том, что целью школ было утверждение в народе православного учения веры и нравственности, а также сообщение первоначальных полезных знаний.

Прежде чем обратиться к рассмотрению проблем процесса обучения в ЦПШ, необходимо ответить на вопрос о существовании самого феномена «процесс обучения» в среде педагогической общественности в рассматриваемый нами период.

Одним из главных процессов, составляющих целостный педагогический процесс, является процесс обучения (учебный процесс).

Процесс обучения – прежде всего процесс познания учеником окружающего мира. Этот свидетельтвует о сходстве обучения с любыми видами и формами познавательной деятельности человека, о том, что процесс обучения основан на общих закономерностях познания человеком окружающего мира, теория познания диалектического материализма является методологической основой процесса обучения.

Обучение как специально организованная деятельность ускоряет темпы индивидуального развития, которые складываются на основе биологических, психологических, социальных и других закономерностей. Ребенок в процессе обучения познает окружающую действительность больше, глубже, разнообразнее, чем за это же время вне процесса обучения.

Ретроспективное осмысление особенностей осуществления учебного процесса в ЦПШ Тверской губернии показало, что в данном типе школ кроме Закона Божьего преподавались: церковное пение, чтение церковной и гражданской печати и письмо, начальные арифметические сведения. В двухклассных школах, кроме того, преподавались начальные сведения из истории церкви и отечества, сведения о явлениях природы, география, линейное черчение, в некоторых школах практиковалось рукоделие для девочек. Следовательно, процесс обучения в церковно-приходской школе имел предметную организацию, как и в светских школах различного типа.

Учебный материал по Закону Божьему преподавался в школах основательно, причем большинство законоучителей прилагали старание в деле организации учебного процесса. Со значительным успехом преподавалась церковно-славянская грамота.

При обучении русскому языку во многих школах обращалось должное внимание на выделение и слияние звуков, письмо элементов букв, другие звуковые и письменные упражнения. В значительной части школ к концу учебного курса ученики по арифметике усваивали нумерацию чисел любой величины, вполне осваивали четыре арифметических действия над числами разной величины, изучали таблицу умножения и меры и др.

В свою очередь, церковное пение, считаясь предметом обязательным в церковных школах, оживляло и укрепляло детей в церковно-молитвенном чувстве и готовило их к сознательному участию в богослужении. Обучение церковному пению осуществлялось во всех школах, за исключением некоторых в связи с отсутствием преподавателей церковного пения. Успех учебного процесса по данному предмету зависел от профессионализма педагога.

Отечественная история и география изучались учениками подробно и обстоятельно. Оценки по этим предметам наблюдались довольно хорошие.

Кроме занятий по общеобразовательным предметам, в одной школе (Старо-Пасонской Вышневолоцкого уезда) учащиеся под руководством учителя обучались переплетному ремеслу, а также садоводству и огородничеству. В двух школах – Кузнецовской Вышневолоцкого уезда и Трехсвятской при Тверском архиерейском доме – мальчики обучались особыми инструкторами военному делу и гимнастике.

Как следует из анализа привлеченных источников, одноклассные и двухклассные ЦПШ епархии в учебно-воспитательном отношении находились в удовлетворительном состоянии. С каждым учебным годом в ЦПШ наблюдались изменения в качественном составе учителей. По отчетам уездных наблюдателей за 1913/14 учебный год церковное пение было по программам для ЦПШ предметом обязательным. Поэтому к занятиям по пению привлекались способные обучать пению дьяконы и псаломщики. Также практиковался переход учителей, не имевших возможности (по неподготовленности и другим причинам) обучать пению, в школы с двумя учителями. В этом случае один учитель обучал пению все отделения школы, а другой, неспособный к пению, преподавал учебные предметы.

Таким образом, основные задачи церковных школ заключались в начальном образовании, а также религиозно-нравственном воспитании учащихся в духе учения и традиций Русской православной церкви. Кроме Закона Божьего в одноклассных ЦПШ преподавались следующие предметы: церковное пение, чтение церковной и гражданской печати, письмо, арифметика. В двухклассных ЦПШ, кроме названных, – начальные сведения из географии, истории церкви и отечества. Закон Божий являлся главнейшим предметом воспитывающего обучения. К наставлению в Законе Божьем ближайшим образом примыкали церковно-славянское чтение и церковное пение. Это были весьма важные предметы в церковной школе. С научением грамоте неразрывно связано и обучение письму, а также знакомство с первыми четырьмя действиями арифметики.

Предметы Закона Божьего в ЦПШ делились на две группы, которые должны были развиваться совместно: 1) наставление в Законе Божьем (изучение Священной истории и Катехизиса); 2) руководство к молитве и деятельному участию в Богослужении (изучение молитв и Богослужения).

Церковное пение в школьном курсе составляло необходимое дополнение к Закону Божьему, в частности к объяснению Богослужения. Церковно-славянская грамота в ЦПШ составляла отдельный от русского языка предмет.

При преподавании русского языка в ЦПШ обращалось исключительное внимание на правильное чтение, выражение своих мыслей в устной и письменной форме. При изучении русского языка использовался звуковой метод. Обучение учеников чистописанию способствовало приобретению учениками твердого, четкого и по возможности красивого почерка.

Обучение детей счислению ставило перед собой следующие цели: научить учеников производить осмысленные действий над числами; развить в них навык применения этих действия к решению задач в жизни.

В «Положении о церковных школах» была обозначена задача, заключавшаяся в преподавании в двухклассных церковно-приходских школах и отечественной истории. Согласно этим указаниям в двухклассных школах, «не вдаваясь в излишние подробности, следует так преподать главнейшие события отечественной истории… чтобы учащиеся прониклись глубоким интересом и участием к этим событиям и сердечно полюбили всех потрудившихся на благо родины, пожертвовавших за нее своим покоем, трудом и жизнью».

Включение в учебный план ЦПШ отечественной истории и содержание приведенных указаний к ее преподаванию позволяют сделать ряд принципиальных выводов. Во-первых, признавалась важность познаний учеников об эпохальных событиях в истории Отечества. Во-вторых, предназначением отечественной истории как учебного предмета рассматривалось его влияние на формирование у детей интереса к прошлому своей страны, своего народа. В-третьих, в этих указаниях четко обозначены задачи воспитания любви и уважения к старшим поколениям, их идеалам и ценностям. Именно эти результаты воспитания и составляли, по мнению идеологов и подвижников создания ЦПШ, сущностные смыслы духовно-нравственного становления личности.

География и сведения о явлениях природы в двухклассных ЦПШ изучались совместно. Сведения о явлениях природы расширяли кругозор ученика и давали ценные знания, необходимые в жизни. Преподавание географии и сведений о природе главным образом основывалось на наблюдении за явлениями в окружающей природе и на опытах.

Курс линейного черчения в двухклассной ЦПШ преследовал главным образом практические цели, а именно: знакомить учеников с важнейшими плоскостными формами и научить их чертить по известным данным с помощью чертежных инструментов; сообщить ученикам практические приемы измерения площадей, поверхностей и объемов тел с помощью измерительных приборов и др.

В школе обращалось внимание учеников на учение о Боге и религии. Воспитание детей в духе церковности было не только теоретическим и осуществлялось не только беседами, уроками, наставлениями, но и практическим путем: совершением молитв в начале и по завершению занятий, посещением храма, деятельным участием в богослужении и др.

Детям для чтения по гражданской печати предоставлялись книги назидательного и духовно-нравственного характера, обучение же славянской грамоте велось по Евангелию, Псалтири и часослову.

Таким образом, основные задачи церковных школ виделись в начальном образовании, а также религиозно-нравственном воспитании учащихся в духе учения и традиций Русской православной церкви. Содержание учебных программ в ЦПШ определялось реалиями, которые окружали ребенка. Отсюда возникает вопрос о тенденциях учебного процесса в ЦПШ, которые кратко можно сформулировать следующим образом: практичность; учет возраста; реалии, связанные с особенностью сельского быта и жизненным опытом каждого ребенка; сословность.

К концу функционирования ЦПШ на территории Тверской епархии сложилась определенная система преподавания предметов:

1) Священники или дьяконы преподавали только Закон Божий во всех ЦПШ.

2) Особые учителя – дьяконы или псаломщики – преподавали церковное пение.

3) В некоторых ЦПШ рукоделие, переплетное ремесло, садоводство или огородничество, а также военное дело преподавали также особые учителя.

4) Все остальные предметы (чтение церковной и гражданской печати и письмо, начальные арифметические сведения, начальные сведения из истории церкви и отечества, география, сведения о явлениях природы, линейное черчение), за редким исключением, преподавал один учитель.

Таким образом, в ЦПШ преподавали учителя-предметники, которые не имели возможности использовать время, отведенное на один предмет, для другого. В конечном итоге это положительно влияло на весь учебный процесс. Неуспехи в одном предмете могли компенсироваться у ученика за счет успеха в другом. Следовательно, ярлык «слабого» ученика не сопровождал ребенка на всех уроках. Различные учителя-предметники позволяли ребенку смотреть на мир с точки зрения именно своего предмета. В результате ребенок получал более полную картину мира.

^ В заключительной части диссертационной работы подведены итоги проведенного исследования.

Развитие церковной педагогики до начала XIX в. являлось достаточно противоречивым. Так, с момента крещения Руси и до реформ Петра I этот процесс происходил в русле преобладания Церкви и ее мировоззрения в жизни русского народа в целом, образовании в частности. XVII век характеризуется сосредоточением дела народного образования в руках государства, которое оттеснило церковь на второй план.

В результате начавшихся реформ во второй половине XIX – начале XX в. в России сложилась новая система начального образования, в которой особое место начинает занимать ЦПШ. В ее деятельности происходило гармоничное сочетание обучения с духовно-нравственным воспитанием, базирующимся на идеях православия.

В этот период разворачивается интенсивный поиск, связанный с разработкой теоретических вопросов организации и содержания деятельности церковных школ. По существу происходит становление основ отечественной религиозной педагогики.

Исследование показало, что принципиальная особенность процесса обучения в ЦПШ Тверской губернии, как и в стране в целом, заключалась в его предметной организации.

Содержание предметного обучения в ЦПШ определялось кругом реалий, которые окружали ребенка. Это обусловило следующие тенденции предметного обучения: практичность, учет возраста, реалии, связанные с особенностью сельского быта и жизненным опытом каждого ребенка, сословность.

Выполненное исследование обладает прогностическим характером, поскольку сравнительно-сопоставительный анализ процесса обучения в ЦПШ рассматриваемого периода и современной образовательной реальности в аналогичных учебных заведениях создает благоприятные предпосылки для совершенствования процесса обучения в единстве с духовным воспитанием.

Однако в рамках выполненного исследования, конечно, не представляется возможным полностью исчерпать все аспекты его сложного и многогранного предмета. Перспективными и требующими самостоятельного исследования являются вопросы, посвященные особенностям развития теории и практики православного воспитания в школах в условиях формирования педагогики российского зарубежья.


^ Публикации, отражающие основное содержание диссертации

Статьи в рекомендованных ВАК РФ изданиях

1. Симора В.А. Деятельность Братства Святого великого князя Михаила Ярославича в Тверской губернии [Текст] / В.А. Симора // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. – 2009. – № 105. – С. 106–110.

2. Симора В.А. Краткий исторический обзор церковно-приходских школ на территории Тверской губернии в конце XIX – начале XX в. [Текст] / В.А. Симора // Вестник Университета (Государственный университет управления). – М., 2009. – № 18. – С. 111–113.

3. Симора В.А. Педагогический состав церковно-приходских школ Тверской губернии в конце XIX – начале XX в. [Текст] / В.А. Симора // Вестник Тверского государственного университета. Серия «Педагогика». – Тверь, 2010. – № 6. – С. 104–110.

4. Симора В.А. Цель, задачи и содержание предметного обучения в церковно-приходской школе Российской империи в начале XX в. [Текст] / В.А. Симора // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Педагогика». – М.: Изд-во МГОУ. – 2010. – № 2. – С. 34-38.

Статьи в журналах и сборниках научных трудов

5. Симора В.А. Церковно-приходские школы как феномен духовно-нравственного образования детей в Российской империи в конце XIX – начале XX в. [Текст] / В.А. Симора // Вестник Тверского государственного университета. Серия «Педагогика». – Тверь, 2009. – № 30. – С. 145–152.

6. Симора В.А. Начальное образование в Тверской губернии XVII – середины XIX в. [Текст] / В.А. Симора // Философия отечественного образования: история и современность: Сборник статей V Всероссийской научно-практ. конференции. – Пенза: РИО ПГСХА, 2009. – С. 295–296.

7. Симора В.А. История церковно-приходских школ в Весьегонском уезде Тверской губернии в период с 1885 по 1916 г. [Текст] / В.А. Симора // Православная педагогика и православная культура: история, традиции и совремнность: Сборник научных трудов – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2009. – Вып. 2. – С. 156–163.

8. Симора В.А. Методика изучения евангельских текстов в третьем классе общеобразовательной школы (в рамках факультатива по основам православной культуры) [Текст] / В.А. Симора // Интеграция научно-исследовательской деятельности как условие формирования креативности будущего профессионала. – Тверь, 2007. – С. 193–200.

9. Симора В.А. Повышение квалификации учителей церковно-приходской школы Тверской губернии в конце XIX – начале XX в. [Текст] / В.А. Симора // Молодой ученый: ежемесячный научный журнал. – Чита, 2010. – № 1–2, т. 2. – С. 41–44.

10. Симора В.А. Совершенствование учебных программ церковно-приходской школы в конце XIX – начале XX в. [Текст] / В.А. Симора // Педагогические науки. – М., 2010. – № 1. – С. 23–25.

11. Симора В.А. Библиографический обзор источников, связанных с созданием и развитием церковно-приходских школ на территории Тверской губернии [Текст] / В.А. Симора // Православная педагогика и православная культура: история, традиции и современность: Международный сб. науч. тр. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2009. – Вып. 3. – С. 157–164.

12. Симора В.А. Православная педагогика в России X–XVII вв. [Текст] / В.А. Симора // Православная педагогика и православная культура: история, традиции и современность: Международный сб. науч. тр. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2009. – Вып. 3. – С. 102–110.

13. Симора В.А. Развитие церковно-приходских школ в г. Твери и Тверском уезде в конце XIX – начале XX в. (1884–1909 гг.) [Текст] / В.А. Симора // Традиции и новации в профессиональной подготовке и деятельности будущего педагога: Материалы Всероссийской научно-практ. конф.– Тверь: Твер. гос. ун-т, 2010. – Вып. 9. – С. 404–408.





Скачать 450,3 Kb.
оставить комментарий
Симора Виталий Анатольевич
Дата02.10.2011
Размер450,3 Kb.
ТипДиссертация, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх