«анализ результатов социально-гигиенического мониторинга за состоянием фактического питания населения» icon

«анализ результатов социально-гигиенического мониторинга за состоянием фактического питания населения»


Смотрите также:
Приказ 5 декабря 2006 г...
По данным Федерального информационного фонда социально-гигиенического мониторинга (фиф сгм)...
Ростовская область Администрация Целинского района постановление...
Контрольная работа №1 Тема: «Гигиенические основы питания...
Информационный бюллетень по оценке влияния факторов среды обитания на здоровье населения еао и...
Гигиеническая оценка нецентрализованного водоснабжения в системе социально-гигиенического...
Программа дисциплины Средства оптимизации бизнес-процессов Для направления 080500...
Методическое пособие для санитарно-гигиенического обучения должностных лиц и работников...
Административный регламент...
Методические рекомендации мр 10. 0057-12...
Доклад о наркоситуации...
Умение составить простейший план медиа-кампании с использованием результатов медиа-мониторинга и...



Загрузка...
скачать


Семинар

«АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ СОЦИАЛЬНО-ГИГИЕНИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА ЗА СОСТОЯНИЕМ ФАКТИЧЕСКОГО ПИТАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ»


Цель: Ознакомиться с основными принципами проведения мониторинга за фактическим питанием населения России и разработками «минимальной продовольственной корзины» для малоимущего населения.

Содержание семинара: дан анализ мониторинга питания, необходимый для оценки динамики состояния фактического питания населения России, с последующим выявлением приоритетных профилактических мероприятий, а также для оценки их эффективности по принципу обратной связи. Все это крайне важно для обоснования и реализации региональных про­грамм и разработки «минимальной продовольственной корзины» для малоимущего населения».

Анализируя питание населения с 1990г., было выявлено существенное снижение основных групп пищевых продуктов (По данным Госкомстата России, обследование бюджетов домашних хозяйств — ОБДХ) по ряду позиций от рекомендуемых величин Особенно это касалось потребления овощей и бахчевых культур, дефицит которых по отношению к этим величинам составлял 35%, фруктов и ягод — 37%, рыбы и рыбопродуктов — 30%, растительного масла и маргаринов — 42%.

Динамика уровня потребления наиболее важных групп пищевых продуктов с 1990 по 2000 г. была в основном неблагоприятной. Это касалось прежде всего таких групп продуктов, как фрукты и ягоды, мясо и мясопродукты, молоко и молочные продукты, уровень потребления которых за 10 лет снизился, соответственно, на 36, 28 и 48%.

Наряду с этим, увеличилось потребление хлеба, макаронных изделий, растительного масла и маргаринов как сравнительно дешевых источников энергии, углеводов и жиров.

Особенно неблагоприятная ситуация в структуре питания населения имела место в 1998 г., когда потребление основных групп пищевых продуктов еще более снизилось, что было обусловлено кризисной социально-политической и экономической ситуацией после дефолта в августе 1998 г., приведшего, с одной стороны, к экономическому спаду в стране и, как следствие, существенному снижению производства пищевых продуктов, а с другой - к снижению денежных доходов населения и его покупательной способности.

Что касается уровня потребления россиянами основных групп пищевых продуктов после 2000 г., то здесь отмечаются определенные положительные тенденции, например, некоторое увеличение потребления фруктов, ягод, мяса, мясных изделий и некоторых других пищевых продуктов. Однако величина прироста их потребления в пересчете на граммы в день пока еще не столь значительна, чтобы положительно сказаться на структуре питания населения и тем более на показателях его здоровья.

До настоящего времени довольно большая часть населения имеет весьма ограниченный доступ к пищевым продуктам из-за низких доходов в семье. По данным бюджетных исследований Госкомстата России, в 2002 г. доля населения, имеющего доходы ниже прожиточного минимума, в разных регионах страны составила от 18 до 32% .

Этим объясняется заметная разница в уровнях потребления пищевых продуктов малообеспеченными и высокообеспеченными членами общества. Так, исследования, проведенные в 1999 г. Институтом питания РАМН в четырех городах Российской Федерации — Волгограде, Воронеже, Самаре, Пскове и в республике Коми показали, что доходы населения различались в 14-16 раз. В наибольшей зависимости от уровня материального дохода находилось потребление молока и особенно мяса и мясопродуктов. Так, содержание указанных групп продуктов в рационах семей с низким достатком было, соответственно, на 29 и 58% ниже, чем в рационах семей с высоким достатком.

На примере Центрального федерального округа было показано, что с ростом доходов увеличивается потребление всех основных групп пищевых продуктов, но особенно мясо-, молочных продуктов и фруктов: уровень их потребления в семьях с низким и высоким уровнем дохода различался в 3 раза и более (А.Батурин, М. Локшин, 2003).

По другим данным, наименее обеспеченные слои населения в отличие от слоев, располагающих большими доходами, потребляют в 5,7 раза меньше мяса и мясопродуктов, в 4,3 раза — рыбы и изделий из нее, в 3,4 раза — молока и молочных продуктов, в 5,6 раза — фруктов и ягод. По мере увеличения доходов в семьях растет избыток жировых продуктов, мяса и особенно сахара и сладостей. При этом энергетическая ценность рационов малообеспеченных семей по сравнению с высокообеспеченными в среднем была ниже лишь на 600 ккал, а по вкладу в калорийность питания продукты с высокой степенью достоверности распределялись следующим образом: мясопродукты и блюда из мяса, соответственно, 7,6 и 13,5%; молочные продукты и блюда — 7,8 и 9,9%; жировые продукты — 3,9 и 5,0%; хлебопродукты и блюда из зерновых — 45,3 и 38,1%; картофель и корнеплоды — 14,7 и 10,8%. Из приведенных данных видно, что потребность в энергии лиц из семей с низким достатком в большей степени, чем лиц из семей с высоким достатком, удовлетворяется за счет дешевых углеводистых продуктов (зерновых и картофеля).

Потребление основных групп пищевых продуктов (кг/год на человека)* в 1990-2003 гг. представлено в таблице. Остановимся более подробно на типичных нарушениях продуктовой структуры питания среднего современного россиянина.

В питании населения России зерновых продуктов в среднем достаточно, однако наиболее типично потребление хлеба, хлебобулочных и мучных изделий (макарон, вермишели) из муки высшего и первого сортов, шлифованного риса, манной крупы и других зерновых продуктов, лишенных оболочек и потому обедненных минералами, витаминами группы В, пищевыми волокнами, некоторыми биологически активными веществами.

В высокоочищенной пшеничной муке по сравнению с цельно-зерновой в 4-5 раз меньше железа, магния и цинка, в 7 раз — хрома и молибдена, в 9 раз — витамина В, и пищевых волокон, а в шлифованном рисе по сравнению с нешлифованным в 5 раз меньше витамина В,, в 2,5 раза — фосфора, калия и витамина РР, в 2 раза — железа и витамина В2.

Производство муки грубого помола и продуктов из нее в последние 65 лет значительно уменьшилось. В 1940 г., например, хлебозаводы г. Москвы выпекали на одного москвича 730 г хлеба в сутки, преимущественно из муки грубого помола, а в 1984 г. — всего 260 г, и это в основном хлеб из муки высшего сорта и сдоба. Ненамного улучшилась ситуация и в начале XXI века. В результате потребление витаминов группы В с хлебом снизилось в 3-4 раза.

Важнейшим негативным фактором его пищевого рациона является недостаточное потребление овощей (не считая картофеля) и бахчевых культур, фруктов и ягод. По зарубежным данным, в 1999 г. Россия занимала одно из последних мест среди стран Европы по потреблению названных продуктов. Общее их количество в суточных рационах россиян в соответствии с этими данными не превышало 300 г, что значительно уступало аналогичным показателям для населения Испании, Италии, Португалии, Израиля и особенно Греции. Потребление населением овощей и фруктов в этих странах составляет 750-1000 г и более в день. С точки зрения международных рекомендаций по здоровому питанию потребление только свежих овощей и фруктов (исключая картофель) должно быть не менее 300 г в сутки. В Москве только четверть школьников ежедневно потребляют свежие овощи и фрукты.

По потреблению мясных и молочных продуктов Россия уступает большинству экономически развитых стран.

В питании россиян пока еще очень небольшой удельный вес занимают нерыбные продукты моря (креветки, мидии, крабы, кальмары, устрицы, морские гребешки и др.), которые богаты белком, макро- и микроэлементами, в том числе цинком, селеном, медью, йодом. В них содержится сравнительно много витаминов группы В, имеется витамин Е и небольшое количество жиров. По данным Госкомстата, потребление свежих морепродуктов (в кг/год на человека) составило в 2002 г. 0,2, а в 2003 г. — 0,3, т.е. всего 0,5-0,8 г в сутки.

Типичным для питания россиян является и недостаточное использование бобовых — гороха, фасоли, чечевицы, сои и др. По данным Госкомстата, уровень потребления бобовых (в кг/год/чел) равнялся в 2002 г. 1,2, а в 2003 г. — 1,0, что составляет всего около 3 г в сутки. В то же время бобовые являются хорошим источником белка, минеральных веществ и витаминов и способны компенсировать недостающее количество мяса в рационе. В сое по сравнению с говядиной содержание белка и аминокислот на 70%, витаминов В, — в 2,3 раза, В6 — в 2,2 раза больше. Витамин Е, которого много в сое, в говядине практически отсутствует. Кроме того, в сое по сравнению с говядиной в 35 раз выше содержание кальция, в 10 раз — магния, в 5 раз — калия, в 3,5 раза — железа и в 3 раза — фосфора. В сое содержатся изофлавоны, сапонины, фитиновые соединения и другие биологически активные вещества, которые могут способствовать нормализации гормонального баланса, в том числе в пред- и климактерический периоды, обмена холестерина, улучшать функциональную активность сердечно-сосудистой системы, снижать риск развития онкологических заболеваний и сахарного диабета II типа.

Рационы россиян отличаются высоким содержанием сахара. Это обусловлено тем, что в повседневном питании широко используются сахар и сладкие продукты, блюда и напитки (мучные и не мучные кондитерские изделия, компоты, варенье, джемы, сладкие газированные напитки и т.п.), где содержание сахара чрезвычайно высоко.

Привычка к сладкому формируется с самого детства и закрепляется в последующие годы. Исследованиями Института питания РАМН было установлено, что дети в Российской Федерации потребляют сладости в среднем более двух раз в день (2,2 раза), в то время как молочные продукты — 1 раз, а фрукты — практически через день.

Неблагоприятным является и то обстоятельство, что в питании современного россиянина высок уровень потребления жиров животного происхождения (кухонные кулинарные жиры, говяжий, свиной жиры), а также продуктов с высоким содержанием жира: молочных (жирные сорта молока, сыров, творога, сметаны, сливок), мясных (колбасы, сосиски, сардельки, мясные полуфабрикаты и т.п.), торто-кремовых изделий. Расчеты свидетельствуют, что именно на молочные и мясные продукты в рационе современного россиянина приходится половина суточного потребления жира.

Уровень потребления населением растительного масла заметно вырос за предшествующие 10 лет, однако ассортимент этого вида продукции в питании россиян ограничен преимущественно подсолнечным маслом, а богатые полиненасыщенными жирными кислотами (ПНЖК) омега 3 льняное, соевое, рапсовое и другие растительные масла еще не находят достаточного применения.

Как свидетельствуют данные таблицы, в Дальневосточном округе — наибольшее потребление пшеничного хлеба и рыбы, в Северо-Западном — ржаного хлеба, в Центральном округе — фруктов, мясных и молочных продуктов. Меньше всего фруктов оказалось в рационе питания населения Северо-Западного округа, мясных продуктов — в Южном, молочных — в Дальневосточном, а рыбы — в Сибирском и Приволжском округах.

Следует сказать и об определенных различиях в уровнях потребления основных групп пищевых продуктов жителями городов и сел. Так, жители сельской местности больше потребляют изделий из муки (в пересчете на муку) и круп (на 31%), картофеля (на 44%), сахара (на 16%), а жители городов — фруктов, ягод и орехов (на 46%), рыбы (на 22%), мясопродуктов (на 14%) и яиц (на 13%).

Исследования показали, что в среднем по России только половина школьников регулярно потребляют молоко и молочные продукты — источники легкоусвояемого кальция, полноценного белка и витамина В2. Установлено, что с возрастом потребление молока значительно снижается при некотором увеличении лишь после 60 лет.

По потреблению мясных продуктов Россия уступает большинству экономически развитых стран мира.

Дефицит мяса и мясопродуктов в питании школьников, по данным ряда авторов, достигает 31-35%, рыбы и рыбопродуктов 46-54%, яиц 59-60%.

Исследования рационов школьников г. Москвы в 2000-2001 гг. показали, что только чуть больше 50% детей ежедневно потребляли мясо и рыбу, а 25% школьников недополучали молочные продукты и яйца. В питании организованных дошкольников на 45% ниже нормы содержание творога, на 64% — яиц, на 76% — рыбы и на 84% — мяса и мясопродуктов.

Зерновые, освобожденные от оболочек, сахар; растительное масло, освобожденное для увеличения сроков хранения от многих биологически активных компонентов, и другие подобные продукты называются рафинированными. Доля их в рационах питания населения России весьма высока. Например, в питании школьников в середине 90-х годов 40% энергии рационов обеспечивали хлебопродукты, выпеченные в основном из муки.

Рационы питания населения России, к сожалению, богаты не только рафинированными, но и консервированными продуктами, т.е. продуктами, подвергнутыми переработке (например, с целью лучшей сохранности — термическому воздействию) на производстве или в домашних условиях, что снижает их пищевую и биологическую ценность, в частности разрушает витамины, ферменты и другие биологически активные вещества.

К часто потребляемым консервированным продуктам относятся мясные, рыбные, овощные консервы, сгущенное молоко, концентраты супов, вторых блюд, соков, консервированные фрукты и ягоды, всевозможные чипсы т.п. Достаточно сказать, что доля консервированных овощей в общем количестве потребляемых овощей составляет около 20% .

Все перечисленные выше количественные и качественные нарушения продуктового набора населения Российской Федерации приводят к недостатку в них одних пищевых веществ и избытку других, существенному дефициту биологически активных компонентов пищи и разбалансированности питания, что особенно опасно для детского контингента. При этом установлено, что с возрастом питание детей становится еще более разбалансированным. Например, доля пятиклассников среди учащихся в школах г. Москвы, получающих с суточным рационом рекомендуемые количества пищевых веществ и энергии, была ниже, чем доля первоклассников. Определенный вклад в такую ситуацию вносит недостаточно правильно организованное школьное питание. В результате невыполнение физиологических норм питания по основным пищевым продуктам в среднем составляет 20-35%.

По данным многочисленных исследований, проведенных в 1995-2002 гг., в фактическом питании россиян отмечается недостаток полноценных белков, особенно опасный для детей. Так, в рационах учащихся г. Кемерово он составил 10-15%, школьников Орловской области — 33%, дошкольников Центрального района России — 21%. Даже медицинские работники, хорошо знающие о важности полноценного белкового питания, недополучали с рационами более 40% белка животного происхождения. Заслуживает внимания и то обстоятельство, что в питании малообеспеченных слоев населения имеет место дефицит общего белка. Так, было установлено, что у 20% детей из семей с низким достатком содержание общего белка в рационах ниже мини- мальной границы нормы, т.е. менее 10% от общей калорийности рационов.

Особенно неблагоприятно, если недостаток белка в питании сочетается с пониженной энергетической ценностью рационов, что нередко наблюдается в больших семьях, особенно многодетных.

Следует подчеркнуть, что, несмотря на сравнительно высокий усредненный уровень потребления жира в питании россиян, имеются контингенты, особенно организованные, или малообеспеченные семьи, в рационах которых содержание жира недостаточно.

Большая часть населения испытывает недостаток ПНЖК омега-3 ввиду недостаточного потребления жирной рыбы (например, сельди, скумбрии), а также растительных масел (льняного, соевого, рапсового и др.), что приводит к неблагоприятному сдвигу в рационах соотношения ПНЖК омега-6 и омега-3. У определенной части населения наблюдается дефицит суммы ПНЖК (омега-3 и омега-6) ввиду недостаточного потребления не только рыбы, но и подсолнечного масла. Например, было установлено, что в питании дошкольников на Севере России дефицит ПНЖК достигал 34%. В питании малообеспеченных семей при использовании в качестве дешевого жира только подсолнечного масла может наблюдаться избыток ПНЖК омега-6, что может спровоцировать аллергические заболевания.

Что касается общих углеводов, то в среднем недостатка их в питании как взрослых, так и детей Российской Федерации не наблюдается.

Все же основными нарушениями в углеводном составе рационов россиян являются избыток потребления моно- и дисахаридов и дефицит пищевых волокон, особенно в питании детей. Так, по данным А.В. Истомина и др., дети 3-7 лет на Севере России получают в 4-8 раз меньше, чем рекомендуется, пищевых волокон (всего 3,5 г), в то время, как уровень моно- и дисахаридов чрезмерно высок и составляет 41% от общего количества углеводов. Сдвиги аналогичного характера имеются и в питании взрослых. При этом дефицит пищевых волокон обусловливается ограниченным потреблением овощей, фруктов и ягод, зерновых с оболочка.ми, хлеба из цельнозерновой муки, бобовых и орехов.

В рационах питания практически всего населения России имеется существенный дефицит витаминов, особенно С, группы В, бета-каротина и др., что связано с недостаточным потреблением овощей, бахчевых культур, фруктов и ягод, зерновых с оболочками (черного хлеба — пшеничного и ржаного, круп — гречневой, овсяной), бобовых, особенно сои, а также с использованием в рационах консервированных и рафинированных продуктов. Величина дефицита витаминов в питании зависит от региона, сезона года, ассортимента потребляемых продуктов, количества свежих овощей, фруктов, наличия в рационе питания обогащенных продуктов, преимущественного места потребления пищи (в столовой или дома) и других факторов. Важно отметить, что в настоящее время в питании всех возрастных и профессиональных групп населения России круглогодично выявляется недостаток большинства витаминов.

Дефициты поливитаминов в питании (т.е. недостаток трех и более витаминов) выявляется у 28-45% обследованных. В настоящее время это прежде всего недостаток в рационах витаминов группы В и каротиноидов, а затем витаминов Е, С и А.

Сравнивая содержание витаминов в питании населения России, исследователи установили, что частота дефицита витамина С составляла— 0-28%, витамина В2 23-67%. Что касается витаминов В6, А и Е, то частота их недостатка в питании за указанные периоды не претерпела заметных изменений и составила, соответственно, 44-98, 0-6 и 0-11%.

Содержание витаминов в рационах различных возрастных групп населения различно и зависит также от времени года и географического места проживания.

Описанный выше дефицит практически всех витаминов в рационах школьников может существенно компенсироваться дополнительным приемом витаминов. Однако этим мероприятием пока охвачено менее трети учащихся.

Исследования, проведенные в 2001-2002 гг., показали, что среди школьников (первые и пятые классы) г. Москвы пониженное потребление витаминов В1 наблюдается, соответственно, в 53 и 72%, В2-в 20 и 49%, РР — в 31 и 66%, С в 9-13% случаев, т.е. дефицит витаминов группы В в рационах был более существен, чем витамина С.

Бедны витаминами и рационы взрослых. По данным А.В. Истомина, дефицит витамина С в их питании составляет 61%, А - 58%, группы В - 10-45%. У 60-100% беременных женщин отмечается недостаток фолиевой кислоты.

Уровень потребления витаминов зависит от доходов семьи. Исследования, проведенные в четырех регионах России, показали, что чем выше доходы, тем выше потребление с рационами витаминов В1, В2 и С как мужчинами, так и женщинами.

В Новгородской, Псковской областях, Карелии, Алтайском крае, в районах Полесья, Бурятии, Читинской обл., Хабаровском крае наиболее дефицитными минеральными веществами являются: кальций (ввиду недостаточного потребления прежде всего молочных продуктов); железо и цинк (из-за недостаточного потребления «красного» мяса, особенно в сочетании со свежими овощами, богатыми аскорбиновой кислотой и морепродуктов), йод (ввиду применения нейодированной соли, отсутствия в рационах морской капусты и других продуктов моря, овощей, фруктов, особенно на территориях, где в почве и в воде крайне мало этого микроэлемента); селен (вследствие недостаточного потребления рыбы, мяса, морепродуктов и зерновых, особенно на территориях, где в почвах имеется дефицит этого микроэлемента).

Нередко в рационах питания не хватает фтора (преимущественно из-за низкого его содержания в воде), иногда магния и некоторых других макро- и микроэлементов.

В среднем недостаток перечисленных минеральных веществ составляет 1/4-1/3 от рекомендуемых величин потребления.

Потребление кальция среди россиян находится на уровне 600-700 мг/сут, что почти в 2 раза ниже рекомендуемых величин (А. Батурин, М. Локшин, 2003).

В 2003 г. 43,3% россиян находились в группе риска из-за недостаточного потребления кальция. Во всех возрастных группах содержание в рационах этого элемента у мужчин было выше, чем у женщин, у сельских жителей больше, чем у городских, у лиц с высоким уровнем дохода выше, чем у малообеспеченных. При этом среднее потребление кальция в 1994-2003 гг. составляло 630 мг/сут.

По данным других авторов, потребление кальция мужчинами и женщинами 18-55 лет составило около 800 мг, а пожилыми — менее 1000 мг, что обусловлено низким содержанием в рационах молока (в возрасте старше 55 лет — всего 200 г в сутки, а моложе 55 лет — еще меньше). При этом риск развития остеопороза имел место у 16-84% обследованного контингента.

Дошкольники на Севере России недополучают с рационом по 25% от нормы кальция и фосфора, однако в их рационах отмечается избыток магния (за счет круп и хлеба), потребление которого по отношению к рекомендуемой величине составляет 140%.

В питании дошкольников г. Томска выявлен выраженный дефицит селена, содержание которого в их рационе было в 3 раза меньше рекомендуемой величины, при одновременном дефиците йода. Содержание селена в рационах школьников г. Кемерово находилось на уровне 37% от нормы, у студентов — на уровне 52,6%, у беременных оно не превышало 59% от рекомендуемой величины потребления. В питании студентов медицинского колледжа г. Кемерово содержание селена было на границе нормы, а йода — значительно ниже нормы. В питании детей Центральной части России недостаток кальция и фосфора в рационе составил 20-21%, а йода — 71%. В рационах детей г. Санкт-Петербурга отмечался дефицит хрома — в пределах 28-48%.

У школьников г. Москвы с возрастом заметно снижается потребление кальция, фосфора и железа, но увеличивается потребление магния. Так, среди первоклассников недостаточное потребление кальция наблюдалось у 44%, а среди пятиклассников — у 83% обследованных, фосфора, соответственно, у 61 и 89%, железа — у 31 и 44%, магния — у 66 и 33% .

Среди девочек 12-15 лет в г. Москве у 59% имело место пониженное содержание в рационах питания железа, у 86% — кальция, у 87% — цинка, у 91% — йода, у 83% — селена, у 63% — хрома, у 43% — марганца и у 56% — молибдена.

В рационах взрослых недостаток кальция достигал 15%, магния — 10%, йода — 66%. Среди женщин 26-44 лет (г. Москва) у 80% в рационах не хватало йода и селена, у 60-цинка, у 22-калия, у 17-железа и хрома, у 9-молибдена и марганца, у 4% — фосфора и меди .

Фактическое потребление йода жителями России (по данным за 1995-1999 гг.) составляет 40-80 мкг в день, что в 2-3 раза меньше рекомендуемой величины. По некоторым данным, йодный дефицит наиболее выражен у сельских жителей и малообеспеченных групп населения.

В целом в рационе питания 40% жителей Москвы содержание йода составляет менее 50% рекомендуемой нормы его потребления, 25% жителей получают менее половины рекомендуемой величины потребления селена и 20% жителей — менее половины рекомендуемой величины потребления цинка. В среднем содержание йода в рационах москвичей составляет 59% от нормы, селена — 70% от нормы и цинка — 96% от нормы, т.е. в питании жителей г. Москвы имеет место выраженный дефицит йода, умеренный дефицит селена и легкий дефицит цинка .

При оценке рациона питания населения Волгоградской обл. и Краснодарского края был зарегистрирован дефицит селена, йода, цинка и кальция в пределах 40-60%, железа, хрома и марганца — в пределах 15-25%.

Важно подчеркнуть, что даже полное выполнение продуктового набора продовольственной корзины прожиточного минимума для лиц 15-50 лет не устраняет недостатка в питании ряда важных микроэлементов. Так, потребность во фторе обеспечивается только на 28-33%, в молибдене — на 58-65%, в йоде — на 62-76%, в селене — на 80-82%, в хроме и цинке — на 94-96%. Наряду с этим, имеет место избыток натрия, хлора, марганца и фосфора.

Избыток натрия и хлора наблюдается в фактическом питании как детей, так и взрослых, тем более в связи со снижением в настоящее время нормы потребления поваренной соли (6-8 г против 10-15 г).

Рационы россиян бедны многими биологически активными веществами — биофлавоноидами — из-за недостаточного потребления овощей, фруктов и ягод; глюкозинолатами — из-за недостаточного потребления овощей семейства крестоцветных (капусты различных видов, репы и др.); изофлавонов — из-за недостаточного потребления бобовых (сои и др.).

Можно привести конкретный пример в отношении биофлавоноидов, рекомендуемая величина потребления которых составляет в среднем 30-50 мг/сут, а в рационах россиян их количество не превышает 14 мг/сут.

Важно подчеркнуть, что в современных условиях действуют немало неблагоприятных факторов, которые повышают потребность в микронутриентах. Среди них — загрязнение окружающей среды и продуктов питания ксенобиотиками, большие психоэмоциональные нагрузки и стрессы, курение, повышенное потребление алкоголя, прием наркотиков, заболевания, особенно хронические, прием лекарств и др. Например, загрязнение окружающей среды тяжелыми металлами увеличивает потребность в йоде и селене; повышенное содержание в продуктах нитратов и нитрозаминов увеличивает потребность в аскорбиновой кислоте.

При стрессах и контаминации пищи требуется больше витаминов и минеральных веществ — антиоксидантов. Курение увеличивает потребность в витаминах группы В, повышает в 1,5-2 раза потребность в аскорбиновой кислоте по сравнению с некурящими. Избыточное потребление алкоголя и прием наркотиков повышают потребность в цинке, фосфоре и некоторых других минералах.

Некоторые исследования свидетельствуют о том, что именно дефицит витаминов в организме имеет отношение к физической и психической деградации человека, страдающего пристрастием к алкоголю.

При многих заболеваниях, в том числе дисбактериозе кишечника, и приеме лекарств также увеличивается потребность в витаминах и витаминоподобных веществах, биофлавоноидах, макро- и микроэлементах и т.д.

Сказанное имеет большое практическое значение, так как по последним научным данным, около 60% населения России проживают в условиях загрязненной окружающей среды, 65% испытывают большие психоэмоциональные нагрузки и хронический стресс. У 70-80% населения наблюдается дисбактериоз, у 35% имеются проявления иммунодефицита, у 30-40% — нарушения гормонального статуса и т.д.

В чем основные причины нарушений продуктовой структуры питания населения Российской Федерации и разбалансированного содержания в рационах биологически активных веществ?

Мы определяем основные элементы здорового питания следующими позициями: экономическими возможностями страны и каждого члена общества; ассортиментом пищевых продуктов; уровенем образования в вопросах питания (культура питания).

Экономические возможности человека отражают доступность пищевых продуктов для приобретения и способность купить те или иные продукты питания каждым членом общества. Пока еще экономические возможности как страны, так и большинства россиян недостаточны, о чем было сказано выше.

Ассортимент пищевых продуктов на рынке достаточно широк, однако возможности для их приобретения у населения в значительной степени ограничены. Кроме того, в этом ассортименте в общей массе пока недостаточно продуктов, обогащенных микронутриентами.

Культуру питания, т.е. знания и навыки организации здорового питания в семье пока еще нельзя считать приемлемой. Подтверждением могут служить итоги проведенного в 2003 г. социологического опроса 1110 респондентов г. Москвы, посвященного изучению понимания населением принципов здорового питания, факторов, влияющих на отношение к здоровому питанию, оценке и формированию рациона питания семьи [31]. Результаты показали, что у трети опрошенного населения г. Москвы нет четкого понимания термина «здоровое питание». Четверть респондентов затрудняются в правильном толковании понятия «качественный продукт», считая главным его безопасность и не задумываясь о его пищевой ценности, т.е. содержании в нем пищевых веществ и микронутриентов, необходимых для человека.

Из числа опрошенных 40% признают свое питание «нездоровым» или «отчасти здоровым», но основную ответственность за такое питание возлагают на производителя (32% опрошенных) и на власть (31% опрощенных); 11% респондентов винят средства массовой информации (СМИ), от которых, как они считают, во многом зависят покупательские предпочтения потребителя, еще 11% респондентов винят врачей, и только 19% опрошенных признают свою вину в «нездоровом» питании. Важно, что 30% москвичей ощущают нехватку качественной, научно обоснованной информации для самообразования в вопросах здорового, оптимального питания.

Большинство респондентов из низкодоходных групп населения (63%) считают, что их «нездоровое питание» обусловлено недостаточностью финансов. В то же время только 33% этих респондентов выбирают продукты по ценовому фактору. Гораздо больший процент лиц выбирает продукты с учетом вкусовых пристрастий и желаний.

А можно ли сделать питание здоровым при небольших затратах средств? На этот вопрос следует ответить положительно. На самом деле, много ли надо денег, чтобы заменить часть сливочного масла в рационах на более дешевое растительное; хлеба и булочек из муки высшего сорта на «черный» хлеб, часть мясных изделий на соевые продукты; водку, содержащую «пустые» калории — на соки; кондитерские изделия и сладости на доступные фрукты; лишнее количество макарон — на капусту, морковь и свеклу; обычную соль на йодированную? Нет, конечно, но для этого нужны соответствующие знания в области здорового питания.

По некоторым данным, интенсификация сельскохозяйственного производства в ряде случаев способствует существенному снижению содержания в плодах и овощах витаминов и некоторых минеральных элементов при сохранении их энергетической ценности.

В литературе описаны примеры снижения за 30 лет (с 1963 по 1992 г.) содержания, например, в яблоках витамина С, железа и магния на 40%; в бананах бета-каротина и железа — почти на 60%; в салате кальция, магния, фосфора и железа — более чем на 80%; в кукурузе железа и кальция — на 25-33% и т.д. Это относится и к продуктам животного происхождения. Такие неблагоприятные изменения химического состава пищевых продуктов специалисты связывают с обеднением этими элементами почв, а также с выраженной интенсификацией сельскохозяйственного производства.

Подтверждением сказанному служат данные Японского национального института питания о том, что содержание витамина С и каротина в высокопродуктивных сортах овощей и фруктов, в том числе цитрусовых, выращенных с применением интенсивных агротехнических приемов, с использованием удобрений, гербицидов, фунгицидов, хорошего полива и т.п. в 10-20 раз ниже, чем в дикорастущих плодах.

Микронутриентную обеспеченность россиян ухудшает также, как уже было отмечено выше, разбалансированное питание по продуктовому набору, включение в рацион большого количества рафинированных и консервированных продуктов, нарушение пропорций основных пищевых веществ и микронутриентов. Все это, в свою очередь, может снизить биодоступность нутриентов и ухудшить их усвоение.

На основании выше изложенного, необходимо формирование региональной политики и программ здорового питания населения России с учетом местных климато-географических, этнических, религиозных, экономических и иных особенностей регионов для обеспечения достаточного производства и экспорта жизненно важной пищевой продукции, регулирования запасов продовольствия, обоснования экономических критериев продовольственной корзины прожиточного минимума, набора продуктов для оказания целевой помощи нуждающимся.

Приоритеты государственной политики в области питания: ликвидация дефицита полноценного белка и микронутриентов, восстановление производства витаминов и создание индустрии БАД к пище, улучшение питания детей и подростков, беременных и кормящих матерей, обеспечение качественного и безопасности продовольственного сырья и пищевых продуктов, повышение уровня знаний населения в вопросах здорового питания.







Скачать 203,79 Kb.
оставить комментарий
Дата02.10.2011
Размер203,79 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх