Светлой памяти неутомимого исследователя icon

Светлой памяти неутомимого исследователя


Смотрите также:
Http :// www. FourthReich info / forum...
«Свастика во льдах. Тайная база нацистов в Антарктиде»...
Светлой памяти Ивана Антоновича Ефремова посвящается…...
Вцентре сцены размещён экран проектора, под ним, внизу...
Литература 208...
Клематисы
Светлой памяти родителей моих...
Светлой памяти родителей моих...
Светлой памяти семьи Али Шогенцукова посвящаю...
Светлой памяти моего боевого товарища...
Александр Мень История религии (том 1)...
Техника хакерских атак Фундаментальные основы хакерства...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8
скачать



Н аучные открытия, публикации

НАУЧНЫЕ ОТКРЫТИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Светлой памяти неутомимого исследователя


первобытного наскального искусства,

художника Капелько Владимира Феофановича

посвящается


АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ В 2000 ГОДУ*


Дроздов Н.И., Заика А.Л., Макулов В.И., Леонтьев В.П.,

Чеха В.П., Березовский А.П., Ключников Т.А




^ Дроздов Николай Иванович, В 1982-85гг. заместитель декана исторического факультета КГПИ, затем заведующий кафедрой Отечественной истории. В 1987 г. возглавил созданную им Лабораторию археологии и палегеографии Средней Сибири Института археологии и энтографии СО РАН, которой продолжает руководить до настоящего времени. В 1992 г. Дроздов Н.И. защитил докторскую диссертацию по археологии; в 1993 г. ему присвоено ученое звание профессора. В 1996 г. Дроздов Н.И. избран действительным членом Российской академии гуманитарных наук. С 01.12.97г. Дроздов Н.И. ректор Красноярского государственного педагогического университета.





Заика Александр Леонидович, научный сотрудник лаборатории и археологии КГПУ. Занимается проблемами изучения древнего наскального искусства Средней Сибири. Автор и соавтор 56 научных работ





^ Макулов Владимир Иванович, помощник ректора. В КГПУ работает с 1985 г. Область научных интересов: этническая история, материальная и духовная культура народов Средней Сибири в эпоху неолита. Автор и соавтор более 50 научных публикаций, в том числе коллективной монографии. Участник международных археологических симпозиумов и конференций 1990, 1992 и 2000 г. в г. Красноярске, а также всероссийских, региональных и краевых конференций.





Леоньтев Виктор Павлович (р. 1956). Научный сотрудник Института археологии и этнографии СО РАН, канд. ист. наук. Область научных интересов: этническая история, материальная и духовная культура народов Средней Сибири в эпоху железного века. Автор и соавтор более 30 научных публикаций.





Чеха Виталий Петрович, доктор географических наук, профессор, заведующий кафедрой физической географии КГПУ. Окончил геолого-географический факультет Томского государственного университета. Кандидатская диссертация "Геоморфология и бокситоносность Северо-Сибирской провинции" (1983), докторская диссертация "Природная среда палеолита, Средняя Сибирь" (1996). Автор более 100 работ по геоморфологии, палеогеографии кайнозоя Средней Сибири, по проблемам взаимоотношения человека и природы в доисторическом прошлом. Руководит аспирантурой по специальности "Геоморфология и эволюционная география".





^ Березовский Андрей Петрович, фотограф университета с 1976 года. За годы работы в КГПУ принимал участие в различных научных экспедициях.





Ключников Тимофей Александрович, студент 4 курса исторического факультета КГПУ. Занимается изучением анималистического искусства Средней Сибири. Автор и соавтор 6 научных работ.


*Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (проекты № 98-06-80237 и № 00-06-88019),

РГНФ (проекты № 00-01-00312а, №98-01-12018в), Дирекции по подготовке ложа водохранилища Богучанской ГЭС, Центра по охране памятников истории и культуры Комитета по культуре и искусству администрации Красноярского края.


В августе-сентябре 2000 года отряды Красноярского государственного педагогического университета и Лаборатории археологии и палеогеографии Средней Сибири ИАиЭ СО РАН под общим руководством Н.И. Дроздова провели археологические исследования на территории Богучанского, Мотыгинского, Кежемского и Туруханского районов Красноярского края. Исследования носили разноплановый и многоцелевой характер. Работы, проведенные в июле-августе 2000 г. в Туруханском районе, были направлены на обследование и паспортизацию уже известных археологических памятников, охраняемых государством, и выявление новых местонахождений по берегам р. Енисей и в устьевых участках его притоков. Они явились продолжением исследований, проведенных ранее на территории района отрядами КГПУ под руководством В.И. Макулова. В 1988 и 1999 годах в границах района работы велись по р. Подкаменной Тунгуске – от ее устья до границы с Байкитским районом Эвенкийского АО [Макулов, 1989; Дроздов, 2000]. В 1996 году был обследован участок долины р. Енисей от д. Ворогово до устья р. Подкаменной Тунгуски [Макулов, 1997]. В 2000 году разведочным отрядом КГПУ под руководством В.И. Макулова проведено обследование долины Енисея от д. Подкаменной Тунгуски, расположенной в устье одноименной реки, до д. Верещагино. Работы велись на основании договора-подряда, действующего между КГПУ и Центром по охране и использованию памятников истории и культуры при Комитете по культуре и искусству администрации Красноярского края. В результате были осмотрены ранее известные памятники в устье П.Тунгуски и на территории одноименной деревни, дд. Бахта и Сургутиха.

В июле-августе 2000 года Ангарским отрядом Богучанской археологической экспедиции были продолжены исследования на стоянке Усть-Кова, попадающей в зону затопления водохранилища строящейся Богучанской ГЭС. Работы осуществлялись на основании договора между ИаиЭ СО РАН и Дирекцией по подготовке ложа водохранилища ГЭС (директор Навродский В.Ф.).

В археологических работах принимали участие сотрудники Лаборатории археологии и палеогеографии Средней Сибири ИаиЭ СОР АН и студенты исторического факультета Красноярского государственного педагогического университета.

Исследования 2000 года имели своей целью проведение охранных археологических работ и дальнейшее изучение уникального многослойного памятника таежной зоны Сибири.

В августе-сентябре 2000 года совместный отряд Красноярского государственного педагогического университета и Лаборатории археологии и палеогеографии Средней Сибири ИаиЭ СО РАН проводил археологические исследования в долине р. Ангары на территории Богучанского и Мотыгинского районов Красноярского края.

В результате был обследован участок долины Ангары от устья до р. Чадобец протяженностью 415 км (рис. 1). Исследования являлись продолжением комплексного изучения памятников материальной и духовной культуры древнего населения Нижнего Приангарья. В результате работ были уточнены данные о ранее известных местонахождениях: Манзя, Каменка, Оленный утес; обнаружены и обследованы новые археологические памятники: писаницы Мурожная 1-3, Мурожные камни 3-4 (рис.2). В основном работы были направлены на поиск и изучение памятников древнего наскального искусства.

В сентябре-октябре 2000 года совместный отряд Красноярского государственного педагогического университета и Центра по охране памятников истории и культуры Управления культуры администрации Красноярского края провел археологические исследования в долине р. Бирюсы (составляющая левобережной гидросистемы бассейна р. Ангары) на участке Почет – Кайтым. Общая протяженность маршрута составила около 150 км. По причине резкого понижения температур и обильных снегопадов не удалось обследовать оставшийся участок реки (около 50 км) до места соединения ее с р. Чуной.

Цель исследований поиск, изучение памятников наскального искусства и сопряженных с ними других видов археологических объектов культового характера.


^ Мотыгинский район

Усть-Тасеевское каменное изваяние

Впервые сообщение о "каменном идоле" на высоком берегу р. Тасеевой было сделано Н.В. Коробейниковым из п. Первомайск Мотыгинского района. В 1976 году памятник был обследован совместным отрядом ИГУ и КГПИ под руководством Г.И.Медведева и Н.И.Дроздова [Медведев, 1978]. Затем памятник изучался экспедициями КГПУ в 1977 и 1978 годах. Полное изучение местонахождения, связанное с раскопками жертвенника у подножия изваяния было произведено Ю.А. Гревцовым в 1992-1996 годах. В 2000 году были вновь произведены копировка изображений, фотофиксация местонахождения и изучена сохранность уникального скульптурного изображения человека.

Памятник находится на левом берегу р. Тасеевой, недалеко от места впадения ее в р. Ангару, в 10 км к СЗ от п. Первомайск (рис.2).

На вершине горы в естественном скальном коридоре на вертикальной глыбе песчаника путем выбивки и прорезки рельефно оформлена лицевая часть головы человека (рис.3,1). Ориентировка лица – на ВЮВ, высота изваяния – 152 см, ширина в основании – 45 см, на уровне глаз – 35 см. Рядом с изваянием на скальной плоскости, экспонированной на ССВ, на высоте 0,7 м от подножия, путем выбивки выполнено контурное изображение человеческого лица (рис.3,2). Опираясь на материалы жертвенника, автор раскопок связывает появление изваяния с скифским временем [Гревцов, 1996]. Впоследствии первоначальный образ неоднократно переоформлялся и дополнялся новыми деталями, что связано со сложными этнокультурными процессами, происходившими на территории региона как в древности, так и в этнографическую современность. Так, исконному "европейскому" облику "идола" позже были приданы монголоидные черты: путем прорезки заужены глаза, уплощен нос, частично обколота борода и др. С приходом русского населения связано появление в ротовой полости цилиндрического углубления (для курительной трубки).

^ Писаница Мурожная-1

Обнаружена в 2000 году. Находится на правом берегу р. Ангары, в 2 км ниже устья р. Большая Мурожная на локальном обнажении скальных пород, сложенных сланцами (рис. 2). Скала носит название Толстый Мыс. Рисунки расположены на высоте около 7 м от августовского уреза воды. На двух вертикальных плоскостях, обращенных на восток и юг, выявлены фрагменты трудноопределимых изображений и солярный знак, выполненные охрой бордового цвета.

^ Писаница Мурожная-2

Открыта в 2000 году. Находится на правом берегу р. Ангары, в 4 км выше устья р. Малая Мурожная, на восточной оконечности скального массива Мурожные Столбы, сложенного сланцевыми породами (рис. 2). На высоте около 3 м от августовского уреза воды, на широкой (2,5 м) плоскости, под положительным углом уклона обращенной на ЮВ, выявлены изображения, выполненные путем частой мелкой выбивки, контрастирующей с более темным "загаром" скалы. Представлены антропоморфные изображения, статичные силуэтные фигуры оленей с массивными древовидными рогами (рис. 4; 5,5), расположенные многоярусными рядами. Ориентированы фигуры в правую сторону, вверх по течению реки. Рельеф рисунков сильно сглажен под действием ветров, воды и льдов. Контуры изображений просматриваются при косом падении лучей света.

^ Писаница Мурожная-3

Открыта в 2000 году. Находится на правом берегу р. Ангары, в 255 м к востоку от писаницы-2 (рис. 2). На протяжении около 100 м, на высоте 1,5-3 м от августовского уреза воды выявлено пять плоскостей с рисунками, экспонированных на юг и ЮВ. На поверхности сравнительно ровных вертикальных плоскостей обнаружены изображения, выполненные путем точечной выбивки, протирки и гравировки. Представлены фигуры людей в сложных головных уборах, животных, знаковые символы (рис. 5,3). Примечательным фактом является сравнительно невысокий уровень плоскостей с рисунками над уровнем воды, что не характерно для многих известных писаниц в данном регионе. Такое расположение характерно для рисунков, которые были обследованы ранее. Они располагались на высоте до 1 метра от уреза воды [Дроздов, 1989; Медведев, 1978; Пашинов, 1976].

^ Петроглиф Мурожный камень-3

Обнаружен в 2000 году Находится на правом берегу р. Ангары, в 700 м ниже устья р. Малой Мурожной и представляет собой небольшой валун диабаза, расположенный в 16 м от берега, на высоте около 4 м от августовского уреза воды. На южной вертикальной границе валуна выявлено плохо просматриваемое изображение оленя с вертикальным древовидным рогом, выполненное путем протирки (рис. 5,2).

^ Петроглиф Мурожный камень-4

Обнаружен в 2000 году Находится на правом берегу р. Ангары, в 450 м ниже устья р. Малой Мурожной (рис.2) и представляет собой массивный валун диабаза, расположенный в 6 м от берега, на высоте 1,1 м от уреза воды. Высота валуна 1,60 м, ширина 2 м, длина более 3 м. Вследствие длительного подпорного давления воды и льда валун по диагонали раскололся, верхняя часть на 0,5 м сдвинулась вниз по течению и заглубилась в грунт, проминая и подминая более хрупкие выходы сланца. При его обнаружении максимальная высота над поверхностью берега составляла около 1 м. Наше внимание привлекли многочисленные чашевидные углубления на верхней и боковых гранях валуна, а также фрагменты линий, уходящих вглубь, что заставило произвести выборку грунта по периметру валуна до его основания. В результате работ на боковых гранях кроме чашевидных углублений были зафиксированы контурные реалистические фигуры лосей, выполненные путем выбивки с последующей прошлифовкой (рис. 6,2-3).

^ Писаница "Оленный Утес"

Писаница расположена в 3 км к востоку от р. Рыбное между ручьями Коврижный и Ергулейка (рис. 2). Впервые писаницу обследовали в 1888 г. Д.А. Клеменц и И.А. Лопатин [Клеменц, 1889]. В 1937 г. А.П. Окладников сделал копии рисунков и опубликовал их [Окладников, 1966]. Неоднократно рисунки изучались отрядами СААЭ и КАЭ КГПИ, ИИФиФ СО АН СССР, КГПУ. В 2000 году были уточнены ранее известные изображения и выявлены новые фигуры животных, пеших людей и всадников. Зафиксированы скотоводческие сюжеты, сцены охоты (рис. 5,1;7). Рисунки выполнены мелкой точечной выбивкой и путем протирки, визуально просматриваются очень слабо.

^ Писаница Рыбное

Писаница расположена на юго-восточной окраине д. Рыбное, на береговом сланцевом утесе серо-зеленого цвета под названием "Рубашный" (Кармакулы) (рис. 2). Первые сведения о рисунках у д. Рыбное поступили в 1888 г. от И.А. Лопатина Д.А. Клеменцу. Последний указал об этом в своем сообщении Археологической комиссии, но, по его словам: "снять ее (писаницу) мне не удалось, потому что добраться до нее можно только на лодке…" [Клеменц, 1889]. В 1996 г. петроглифы были выявлены и обследованы А.Л. Заика на утесе у д. Рыбной, частично скопированы в 1998 г. [Заика, 1997, 1998]. В 2000 г. были уточнены и ранее известные изображения и выявлены новые вертикальные и горизонтальные плоскости с рисунками, расположенные на высоте 3-4,5 м от сентябрьского уреза воды и на более высоких отметках. Петроглифы выполнены путем выбивки с последующей прошлифовкой. Вследствие длительного воздействия льда и воды рельеф рисунков сильно сглажен и фиксируется визуально только при боковом искусственном освещении в ночное время. Основной сюжет петроглифов – фигуры птиц с развернутыми по сторонам крыльями (их несколько десятков), встречаются контурные фигуры копытных животных с трапециевидным или сегментовидным туловищем (рис. 5,4). Зафиксированы изображения людей, антропоморфной личины, солярных знаков, решетковидной фигуры.

Предварительно можно сделать следующие выводы общего плана по поводу датировки обследованных петроглифов. К наиболее древним петроглифам, по нашему мнению, следует отнести реалистичные изображения лосей, выявленные на Мурожном камне-4. Предварительно их можно датировать эпохой неолита. К более позднему периоду энеолита – ранней бронзы может относиться большинство чашевидных углублений на этом же местонахождении. Подобные округлые лунки оформлены в личины на верхней плоскости валуна, обнаруженного у поселка Геофизиков (петроглифы "Геофизик"). Изображения птиц в геральдической позе находят многочисленные аналоги среди петроглифов эпохи раннего железа на территории Хакасско-Минусинской котловины, к этому же периоду могут относиться линейные антропоморфные фигуры и солярные символы. Наиболее поздними, по всей видимости, являются изображения оленей с древовидными рогами и связанные с ними скотоводческие и охотничьи сюжеты на писаницах "Оленный Утес", Мурожная-2,-3, Мурожный камень-3. Данные изображения могут соответствовать эпохе средневековья или этнографической современности.

^ Писаницы долины р. Бирюсы

Писаница "Шивера"

Обнаружена в 2000 году. Находится на правом берегу р. Бирюсы, в 1,5 км ниже по течению д. Шивера (99,5 км выше устья р. Бирюсы), на юго-западной оконечности скального массива, сложенного диабазами (рис. 2). На поверхности сравнительно ровных плоскостей прослеживаются фрагменты слаборельефных, плохо просматриваемых изображений. На поверхности плоскости-1 (самая верхняя по течению реки), обращенной на юго-восток, выявлена контурная фигура крупного копытного животного, выполненная путем выбивки. Шею и туловище животного разделяет вертикальная линия. Небольшая силуэтно показанная голова заканчивается длинным, вынесенным вперед изогнутым рогом. Ноги животного слабо обозначены. В целом животное напоминает фигуры быков, выполненные в окуневских традициях.

^ Писаница "Средний Брат"

Обнаружена в 2000 году. Находится на левом берегу р. Бирюсы, напротив порога "Средний Брат", в 72 км выше по течению устья реки (рис. 2). Петроглифы выявлены на вертикальной поверхности большого базальтового валуна, обращенной к реке (на север). Зафиксированы фрагменты контурных изображений крупных лосей, выполненные путем выбивки с последующей прошлифовкой. Ориентированы животные в правую стороны, вниз по течению реки (на запад), рисунки выполнены в "ангарском" стиле и предварительно датируются эпохой неолита.

^ Писаница "Нижний Брат"

Впервые петроглифы обнаружены на двух плоскостях (вертикальной и горизонтальной) в 1988 году участниками отряда по паспортизации памятников археологии Комплексной археологической экспедиции Красноярского государственного педагогического института [Буторин, 1990].

В 2000 году при обследовании местонахождения было выявлено еще 7 вертикальных плоскостей с изображениями, что значительно расширило границы памятника.

Петроглифы находятся на левом берегу р. Бирюсы, в 10 км к северо-востоку от д. Кайтым, напротив нижней границы порога "Нижний Брат", в 70 км от устья (рис. 2). На поверхности ступенчатых скальных выходов базальта, обращенных к реке (на север и северо-запад), обнаружены изображения лосей и чашевидные углубления. Рисунки выполнены техникой выбивки с последующей прошлифовкой. Особый интерес представляет фигура лося (лосихи), выполненная на горизонтальной плоскости (рис. 6,1). Контур фигуры выполнен двойным желобком. У животного массивное туловище подчетырехугольной формы, хорошо прошлифован характерный горб и отвисший живот. Голова на короткой шее вытянута вперед, вниз по течению реки, немного опущена вниз. Показана развилка коротких ушей и – двойным желобком – подшейная кисть. Внутри контура фигуры прямой линией обозначена "линия жизни", оканчивающаяся приостренным овалом – "сердцем".

Предварительно данное местонахождение можно отнести к эпохе неолита.

^ Богучанский район

В районе впадения в р. Ангару ее правобережных притоков р. Каменки и руч. Ивашкин Ключ (рис. 2) на известных местонахождениях были выявлены новые рисунки, выполненные красной охрой различных расцветок. Особый интерес представляют антропоморфные изображения в виде личин. На писанице Манзе во многих случаях была уточнена информация об известных рисованных изображениях (рис. 8;9) [Окладников, 1966]. На петроглифе "Геофизик" была произведена квалифицированная копировка петроглифов, в результате которой были выявлены вокруг чашевидных углублений сердцевидные контуры личин, а также линейные антропоморфные фигуры, солярные знаки.

На писанице "Мурский порог" (рис. 2), где в 1999 году было обнаружено две плоскости с петроглифами [Макулов, 1999], при более детальном обследовании местонахождения в 2000 году было выявлено 12 плоскостей с рисунками. Изображения выполнены путем выбивки (в ряде случаев – с последующей прошлифовкой и промазыванием охрой) и нанесены красной охрой. Часто на одних плоскостях зафиксированы различные приемы выполнения рисунков. Изображения выполнены силуэтно, контурно, в "скелетном" и линейном стилях. Присутствуют как реалистичные, так и стилизованные схематичные фигуры. Выявлены изображения лосей, оленей, антропоморфных фигур, присутствует фигура всадника (рис. 12,3; 13,3). Интерес представляют крупные фигуры лосей, выполненные в "ангарском" стиле, антропоморфные фигуры в масках-личинах и "рогатых" головных уборах, крупные изображения антропоморфных личин фантастического облика.

Хотелось бы провести более конкретный анализ изобразительного материала с местонахождения "Писаный Камень" (рис. 2), о котором уже была дана относительно объемная информация [Макулов, 1999].

В 1999 г. на территории памятника было отмечено 5 плоскостей с рисунками, выполненными охрой [Макулов,1999]. В 2000 году, используя скалолазное снаряжение, квалифицированные методы выявления и копирования рисунков, мы внесли определенные изменения и дополнения в имеющуюся информацию.

Плоскость-1. Сравнительно ровная, под отрицательным углом обращена на ЮВ. Выявлена контурная фигура оленя, показанная в статичной позе. Ориентирована фигура в правую сторону. Цвет охры – малиновый.

Плоскость-2. Вертикальная, экспонирована на ЮВ. Правее фигуры всадника (рис. 13,1) выявлена антропоморфная личина, выполненная красящим пигментом черного цвета. Личина – простая, нереалистичная, с округлым контуром (рис. 12,2). Глаза и рот показаны в виде окружностей. Венчают личину две радиально расходящиеся прямые линии.

Плоскость-3. Под мощным известковым натеком просматривается не "широкая вертикальная полоса охры", а естественный железистый натек.

Плоскость-4. Вертикальная, с вогнутой поверхностью, обращена на ЮВ. Представлена многофигурная и, по всей видимости, разновременная композиция. Рисунки выполнены охрой различных цветовых тонов – от ярко-красного до темно-бордового. Присутствуют изображения всадника (рис. 13,2) и животных в позе "внезапной остановки", контурный и силуэтные рисунки лосей (в одном случае реалистично изображена парциальная голова лося), горизонтальные росчерки сухого охристого "карандаша". Интерес вызывают сердцевидная антропоморфная личина с вертикальной линией-"антенной" и короткими линиями горизонтальной "татуировки" (рис. 12,1), а также линейная антропоморфная фигура с ромбовидной маской-личиной, показанная в положении "вниз головой". Первоначально данная фигура трактовалась как человек, который "… изображен с согнутыми и вскинутыми к небу руками. Согнутые в коленях ноги образуют ромб, ступни развернуты наружу. Голова увенчана высоким головным убором в виде короны из трех лучей…" [Макулов, 1999].

Плоскость-5. Сравнительно ровная, под небольшим отрицательным углом наклона обращена на восток. Выявлены фрагменты фигур копытных животных.

К наиболее древним из выявленных петроглифов, по нашему мнению, следует отнести изображения животных на Мурском пороге. Крупные реалистичные изображения лосей характерны для наскального искусства Ангары эпохи неолита. Стилистические и иконографические особенности образов имеют широкие аналоги на известных датированных местонахождениях с рисунками. Подобное крупное реалистичное изображение "шагающего" лося, датируемое эпохой неолита, выявлено ниже по течению р.Ангары на писанице "Манзя [Заика, 1996].

К более поздним периодам следует отнести рисунки на скале "Писаный Камень".

В процессе работ с памятниками наскального искусства участниками отряда были выявлены другие виды археологических объектов.

^ Стоянка Мура

Открыта в 2000 году. Находится в устье р. Муры, которая является левым притоком р. Ангары и впадает в нее в створе Мурского порога (рис. 2). Местонахождение расположено на "стрелке" правобережного приустьевого участка, представляющего собой 6-8-метровую террасу (рис. 11). Терраса сложена песками, супесями, галечниками и валунами. Поверхность террасы неровная, осложнена прирусловым валом, изрыта многочисленными ямами и воронками, образовавшимися при размыве поверхности террасы в паводковые периоды. На ее поверхности отмечено большое количество трапповых глыб и валунов. На ЮВ терраса примыкает к подножию скального массива, который интенсивно разрушается.

Культурный слой приурочен к покровным отложениям террасы и зафиксирован под дерном в темной гумусированной почве, на глубине 0,05-0,3 м от дневной поверхности, на протяжении 50 м вдоль фронта террасы.

Археологический материал культурного слоя представлен каменным инвентарем, фрагментами керамики, железными шлаками, кусками железной руды.

Каменный инвентарь представлен оббито-ретушированной заготовкой рубящего орудия, пластинами, отщепами и сколами из траппа, халцедона, сланца, кремня. На некоторых из них отмечены следы вторичной обработки.

Керамика представлена единичными фрагментами сосудов, орнаментированных по внешней стороне небольшими налепными валиками; фрагментами со следами выколотки и последующего затира по внешней стороне; гладкостенными неорнаментированными фрагментами.

Предварительно стоянка датируется железным веком.

^ Манзинская пещера

Пещера была обнаружена местными жителями и показана Косовым Евгением – выпускником КГПУ. Пещеры в Северном Приангарье являются очень большой редкостью, поэтому Манзинская пещера вызывает несомненный научный интерес, в том числе в плане археологии. Он объясним и тем, что в 5 км ниже по течению р. Ангары находится уникальный памятник древнего наскального изобразительного искусства Северного Приангарья – писаница Манзя, а также имеются стоянки древнего человека.

Пещера находится на правом берегу р. Ангары, в 5 км выше по течению от п. Манзя, напротив нижнего склада леспромхоза (рис. 2). Она располагается в верхней части небольшого горного массива, где имеются локальные скальные обнажения. В нижней части одного из таких вертикальных обнажений расположен вход в пещеру.

Предвходовая часть представляет собой небольшую наклонную площадку, осложненную естественным валом, образовавшимся в результате осыпей скальных пород с боков и сверху.

Пещера представляет собой типичное карстовое образование. Вход находится в небольшой скальной нише, арочной формы, высотой до 2,5-3 м (рис. 14). От входа вглубь скалы пещера резко понижается относительно горизонтальной оси, а ее полость расширяется. Примерно в 15 м от устья имеется относительно обширный "зал" с высоким потолочным сводом. Пол его сложен обломочными материалами и глинистыми отложениями. Здесь в центральном секторе в поверхностных коричневых глинистых отложениях были обнаружены фаунистические остатки. По определению Н.Д. Оводова, найден фрагмент верхней части бедренной кости бурого медведя. Кость сломлена или расколота, имеет следы внешних воздействий, возможно, ударов. По мнению Н.Д. Оводова, степень сохранности кости может свидетельствовать о ее значительной древности и ее возраст может составлять несколько тысяч лет [Заика, 2000].

В глубине пещеры имеется еще один "зал" и разветвленная система узких постепенно сужающихся тупиковых коридоров, идущих от "зала" в разных направлениях.

Свод и стены пещеры в основном сырые, с глинистыми натеками. Местами отмечены следы закопчения, вероятно, произведенные современными туристами, а также остатки современных костров, множество использованных факелов.

Работы, проведенные в пещере, носили ознакомительный характер и были ограничены лишь внешним осмотром. Раскопки не проводились, так как они требуют применения специального оборудования. Но, по нашему мнению, пещера, несомненно, представляет интерес для организации и проведения более детальных археологических исследований.

^ Кежемский район

Археологические исследования на стоянке Усть-Кова

Памятник открыт академиком А.П. Окладниковым в 1937 году.

Стоянка расположена на 58 с.ш., на левом берегу р. Ангары, (рис. 1) выше устья р. Ковы, против Ковинской шиверы (рис. 15). Вторая надпойменная терраса р. Ангары высотой 14 – 17 метров достигает в районе стоянки ширины 0,4 км (рис. 16). Выше по течению р. Ангары она постепенно сужается и выклинивается, а ниже по течению соединяется со второй надпойменной террасой р. Ковы, которая тянется вдоль левого берега реки на расстояние 1,5 км.

Поверхность второй террасы первично неровная, в притыловой ее части, примыкающей к крутому (20-30 градусов) коренному склону горы Седло, наблюдается узкий (0,1-0,2 км) террасоувал [Васильевский, Дроздов, 1983].

На левобережной террасе р. Ангары, в 200 метрах к востоку от устья р. Ковы (левый приток р. Ангары) были заложены три раскопа общей площадью 150 кв. м., получившие порядковые номера 8-Г и 9-Г в общей нумерации раскопов памятника.

В раскопе 9-г при расчистке первого культурного слоя обнаружена каменная кладка размером 3,5 на 2,3 метра. Ее верхняя часть, выложенная речными гальками средней величины, расположенными на одном уровне, имеет развал по линии запад – восток. Кладка овальной формы.

Под развалом камней находился «ящик» правильной прямоугольной формы, длиной 1,8 и шириной 1,5 метров, выполненный из крупных речных валунов, поставленных на ребро (рис. 17;1-2). Внутренняя часть сооружения заполнена камнями различных размеров, стенки со следами обжига и копоти. Длинной стороной конструкция ориентирована параллельно течению р. Ангары. Под камнями, внутри «ящика», зафиксировано зольное пятно с остатками кремированных костей и сажистыми линзами, вокруг которого отмечен прокал ярко оранжевого цвета размером 1,2 на 0,7 метра с вкраплениями мелких угольков. Наибольшая мощность зольного пятна в разрезе составила 5,5 см, мощность прокала – 25 см.

Обнаруженная кладка, по всей вероятности, являлась ритуальным сооружением и относилась к погребальному комплексу стоянки Усть-Кова, изучавшемуся в 1982-87 годах [Леонтьев, Дроздов, 1996]. Археологический материал погребений по имеющимся аналогиям может быть датирован VI-XII вв. н.э., очевидно, такой же возраст имеют и эти кладки. Впервые аналогичные сооружения из крупных речных валунов, с прокалом и зольным заполнением внутри были раскопаны и изучены на этом памятнике в 1984 году [Леонтьев, Степанов, 1986]. Они находят близкие аналогии среди каменных кладок шатровых могил залива Куркут на Байкале. Рассматривая конструктивные особенности этих могил, И.В. Асеев выделяет среди них четыре самостоятельных типа. Третий тип этих сооружений наиболее близок ковинским кладкам [Асеев, 1980]. В подобных сооружениях во время поминальных тризн по усопшим соплеменникам разводился костер, осуществлялись жертвоприношения духам-хозяевам местности.

Комплексные археологические исследования, проводившиеся на памятнике, дают право предполагать, что в эпоху палеометалла его территория была священным местом для обитавших здесь племен.

Часто конкретные географические объекты (гора, река, перевал и т.д.) в представлениях аборигенов Сибири были местом обитания духов и предметом поклонения им. Это находит подтверждение в сказаниях и легендах некоторых народов нашей страны [Кызласов, 1982].

Возможно, одним из таких мест была гора Седло, у подножья которой найдены погребения и ритуальные каменные кладки.

Кроме этих сооружений материал первого культурного слоя представлен несколькими фрагментами толстостенной неорнаментированной керамики темно-серого цвета и фрагментами керамики, украшенной тонкими волнообразными налепными валиками.

Второй культурный слой зафиксирован на глубине 40 – 65 см от дневной поверхности, в слое коричневой супеси. Для второго культурного слоя стоянки есть радиоуглеродные даты 5639+30 (СО АН-1983) и 6195+70 (КРИЛ-380). Археологический материал в планеграфическом отношении распространяется очень неравномерно, наблюдается повышение концентрации в районе кострищ. Во время раскопок обнаружены крупный нож-скребок (рис. 18), заготовки тесловидных орудий, топор (рис. 19), нуклеусы, призматические пластинки, фрагменты керамики с оттисками "сетки-плетенки", кости животных. Особый интерес представляет нож-скребок, выполненный на крупной пластине, имеющей изогнутую форму, приобретенную в момент скалывания с нуклеуса и линзовидную в сечении. В процессе обработки ножу придана ланцетовидная форма. Обработан с обеих сторон по всей поверхности крупной пологой отжимной ретушью. Нож обоюдоострый. Рабочие края оформлены мелкофасеточной приостряющей ретушью. Также интересен топор с "ушками" так называемого "ангарского" типа, обработанный крупными грубыми сколами (рис. 19). Обушок шире рабочего края, овальный. Рабочий край забит в процессе использования. Однотипные топоры и ножи характерны для развитого неолита Ангары. В раскопе 8-г в квадратах 19-20 – Б-В зафиксированы скопление фрагментов керамики с оттисками овального штампа и фрагменты, украшенные прочерченными линиями и оттисками «отступающей лопатки». Здесь же найден прямой непрофилированный венчик, верхний край которого орнаментирован наклонными оттисками приостренной лопатки, с внешней стороны по борту расположен ряд мелких круглых вдавлений.

Кроме этого, в слое было обнаружено и изучено два кострища, в заполнениях которых встречались мелкие отщепы, пластинки и небольшие фрагменты керамики красновато-коричневого цвета.

Материал, относящийся к палеолитическому времени, зафиксирован в трех литологически разнородных отложениях: в коричневом суглинке – поздний комплекс, в карбонатизированном суглинке – средний и в гумусированной погребенной почве – ранний. Ранний комплекс артефактов из погребенной почвы имеет радиоуглеродные даты: 32865 (СО АН-1690), 30100+150 (ГИН-1741) и 28050+670 (СО АН- 1875), таким образом, его можно датировать в пределах 30-32 тыс. лет. Средний комплекс артефактов тоже имеет абсолютную дату 23920+310 (КРИЛ-381), и, наконец, для позднего комплекса была получена дата 14220+110 (ЛЕ-1372) [Васильевский, Дроздов, 1983. С. 60-61].

В раскопе 8-г в квадратах 15-17 – А-В найдено скопление костей мамонта и северного оленя, отдельные их фрагменты сохранили следы раскалывания. Немногочисленный каменный инвентарь третьего культурного слоя представлен крупными сколами, отщепами, несколькими нуклеусами и скреблами.

^ Туруханский район

Комплекс стоянок в устье р.Подкаменная Тунгуска

В устье р.П.Тунгуски, на обоих ее берегах в разные годы ХХ века были обнаружены несколько разновременных стоянок древнего человека. В 1921 г. экспедицией Государственного музея Приенисейского края (в настоящее время Красноярский краеведческий музей) и Красноярского отдела Русского географического общества под руководством А.Я. Тугаринова на окраине д. П.Тунгуска была открыта первая стоянка [Тугаринов, 1924]. В 1958-59 гг., 1979 и 1980-84 гг. стоянку исследовал Р.В. Николаев, а в 1964-65 гг. – Г.И. Андреев [Николаев, 1960, 1963, 1980, 1999; Андреев, 1966, 1968, 1971]. В 1965 г. Андреев обнаружил вторую стоянку, расположенную на стрелке при впадении П.Тунгуски в Енисей, в 300 м от деревни. В 1979 г. Р.В. Николаев обнаружил третью стоянку. В 1996 г. и 1999 г. В.И. Макуловым на обоих берегах П.Тунгуски были выявлены еще 4 местонахождения [Макулов, 1997, 2000].

В 2000 г. были осмотрены стоянки П.Тунгуска-1 и П.Тунгуска-2.

^ Стоянка П.Тунгуска-1 (рис.20,1) расположена на территории деревни и, вероятно, в значительной степени уничтожена антропогенными воздействиями: жилищно-хозяйственной застройкой, огородами, многочисленными канавами, прорытыми для съезда к реке, и оврагами, образовавшимися в местах прежних съездов (рис. 21,1). В обнажениях канав и террасы культурный слой не зафиксирован, но по борту стоянки и на поверхности собран археологический материал неолитического облика: фрагменты неорнаментированной гладкостенной керамики, комбинированный скребок на пластинчатом сколе, резец на призматической пластинке, сколы и отщепы. Несмотря на угрозу полного уничтожения памятника, состоящего на республиканской охране, сложно определить даже перспективы его сохранения, поскольку он расположен на территории населенного пункта.

^ Подкаменная Тунгуска-2 (рис. 20,2). Стоянка расположена в 300 м от села, на 10-метровой террасе (рис. 21,2). При осмотре ее борта был собран подъемный археологический материал, представленный керамикой, каменным инвентарем и изделием из металла.

Керамика представлена фрагментом венчика, утолщенного широким налепом. Тесто неоднородное, с большой примесью дресвы, плотное. По внешней стороне и по срезу фрагмент орнаментирован сплошными горизонтальными рядами округлых личиночных вдавлений. Кроме этого, найдены фрагменты неорнаментированной гладкостенной керамики.

В каменном инвентаре самую многочисленную группу представляют отщепы и сколы. Из орудий обнаружен крупный концевой скребок на пластинчатом сколе, рабочий край оформлен крутой ретушью.

Очень интересной представляется находка парного изображения антропоморфных фигур, выполненного из меди (рис. 22,1). На литой односторонне-выпуклой медной пластине изображены две человеческие фигурки, соединенные в единое целое в области плеча, пояса и с соединенными ногами. Одна из фигур сохранилась фрагментарно – еще в древности у нее была отломлена голова (не исключено, что преднамеренно). Вторая фигурка сохранилась полностью. Она остроголовая и имеет выраженный мужской половой признак.

У обеих фигур по всей спине изображены небольшие приобретенные зубчики. Возможно, они являются символическим изображением меховой одежды, которую носили люди, изготовившие это изделие. Либо таким образом изображено своеобразие верхнего костюма служителя культа, самого идола. Не вызывает сомнения, что изображение имеет культовое значение. Оно могло означать двуединство мужского и женского начал в продолжении человеческого рода и иметь множество других смысловых значений.

Техника изготовления изображения весьма грубая, имеются неустраненные дефекты литья на спине и в паховой области фигур.

Аналогичное литое парное изображение человеческих фигур из меди было найдено на р. Енисей, под Красноярском, между дд. Базаихой и Торгашино (рис. 22,2). Фигуры остроголовые, и у одной из них также имеется выраженный мужской половой признак. А.П. Окладников считал остроголовые изображения идолов весьма характерными для многих таежных культур и народов Сибири с эпохи неолита и энеолита, а остроголовые изображения литых медных фигур Западной Сибири, Приуралья относил к раннему железному веку [Окладников, 1955].

Стоянка перспективна для проведения на ее территории стационарных археологических раскопок.

Бахта

Местонахождение древних фаунистических остатков на территории п. Бахта было обнаружено М.И. Платниковым – директором местной средней школы. В разные годы он с учениками производил сборы крупных костей мамонта на берегу Енисея, у подножия террасы, на которой расположен поселок.

В 1995 г. местонахождение было осмотрено Н.И. Дроздовым. В обнажении террасы наряду с костями мамонта были найдены обработанные куски гальки и два скребка [Макулов, 1997].

В 2000 г. местонахождение осмотрено археологическим отрядом КГПУ.

Поселок Бахта расположен в устье одноименной реки, являющейся правым притоком Енисея, на I надпойменной енисейской террасе. Терраса аллювиальная и имеет здесь относительную высоту около 20 м (рис. 23,1). Ее поверхность представляет собой чередование обширных заболоченных низин и невысоких уплощенных грив, которые являются остатками древней енисейской поймы. В нижней части террасы вскрываются галечники енисейской русловой фации, образуя террасовидный уступ, имеющий относительную высоту 8-10 м. Ширина уступа в среднем составляет около 30 м.

Склон террасы крутой, обрывистый. В результате его подмыва паводковыми водами образовались мощные обнажения, которые позволяют проследить стратиграфию верхних отделов террасы. В верхней части она сложена желтовато-серыми и светло-коричневыми песками. Пески горизонтально-слоистые, хорошо промыты и прекрасно сортированы. Вероятно, эти отложения представляют пойменную фацию аллювия.

В обнажении террасы, которое находится в центре поселка, был обнаружен костный материал. Кости зафиксированы в нижнем отделе песчаных отложений на глубине около 10 м от современной дневной поверхности и на высоте около 1 м от поверхности террасовидного уступа. Кости располагались в виде компактного скопления размером до 25-30 см (рис. 22,2). По определению Н.Д. Оводова, они принадлежат мамонту. В скоплении обнаружены колотые кости и обработанные фрагменты костей, а также несколько небольших фрагментов черепа какого-то животного. Обработанные кости имеют форму остроконечников длиной от 12 см до 20 см. Дополнительная подработка кости производилась со стороны основного скола более короткими сколами и, возможно, срезами. На поверхности террасовидного уступа, у подошвы террасы, также найдены фрагменты колотых костей животных, вымытых из ее обнажений.

Находка обработанных костей мамонта является еще одним ярким подтверждением того, что в устьевом участке р. Бахты находилась стоянка древнего человека. Учитывая осадконакопления террасы, археологический материал, обнаруженный в обнажениях, предварительно может быть датирован поздним палеолитом в пределах 14-16 тыс. лет и является на сегодня самым северным в долине Енисея.

В определенной степени данная датировка подтверждается выводами С.А. Архипова, который определял возраст аллювиальных отложений первой енисейской террасы в этом районе сартанским, скорее, позднесартанским временем [Архипов, 1960].

На наш взгляд, местонахождение перспективно для проведения археологических раскопок, которые позволят более точно определить возраст археологических материалов и их культурную принадлежность.

^ Стоянка Сургутиха

Стоянка открыта и обследована в 1958 г. экспедицией Красноярского краеведческого музея под руководством Р.В. Николаева [Николаев, 1963]. В 2000 г. отрядом КГПУ произведен повторный осмотр памятника.

Стоянка расположена на окраине п. Сургутиха, на левом берегу р. Сургутиха, являющейся левым притоком р. Енисей. Археологический материал приурочен к покровным отложениям II надпойменной террасы, имеющей здесь относительную высоту более 20 м (рис. 24).

Поверхность террасы относительно ровная, полого понижающаяся в СВ направлении, осложнена невысокими плоскими гривами. Терраса и ее склоны покрыты лесом, а на площади стоянки расположен п. Сургутиха. В окрестностях поселка к ней примыкает пойменная терраса высотой 6-7 м с заболоченной поверхностью.

В 1958 г. на стоянке были проведены раскопочные работы на площади 51 кв.м, в результате которых выявлены культурные слои, содержащие материалы железного века и эпохи неолита (Николаев, 1963).

Осмотр стоянки, произведенный в 2000 г., показал, что идет интенсивный процесс разрушения территории памятника вследствие постоянного антропогенного воздействия и естественно-природных процессов.

Археологический материал, собранный на памятнике в 2000 г., весьма скуден и представлен единичными мелкими фрагментами гладкостенной неорнаментированной керамики, не позволяющими отнести их к определенному времени, и несколькими мелкими сколами.

На наш взгляд, стоянка нуждается в проведении охранных раскопочных работ для определения границ памятника, уточнения культурно-хронологической привязки археологических материалов, с учетом того, что памятник охраняется государством.

Работы, проведенные на Нижнем Енисее, еще раз подтвердили наличие верхнепалеолитического комплекса на стоянке Бахта, которая является на сегодня самой северной палеолитической стоянкой.

Наряду с этим изображения человеческих фигур на медной пластине, найденные в устье П.Тунгуски, и их аналогии, обнаруженные ранее около г. Красноярска, свидетельствуют о наличии культурных связей енисейского населения в эпоху палеометалла.

Исследования 2000 года позволяют определить перспективы и направления дальнейших работ. Но нельзя не отметить, что практически все открытые и обследованные памятники подвержены разрушениям и уничтожению от естественно-природных и антропогенных воздействий. Некоторые из них в ближайшие годы могут быть безвозвратно утрачены для науки. На наш взгляд, необходима организация охранно-спасательных работ и в первую очередь археологического изучения, постановки на государственную охрану и осуществления надлежащего технического контроля над состоянием памятников.

Результаты исследований археологических памятников Северного Приангарья позволили выявить различные стороны жизни древнего населения региона на широком временном интервале от эпохи палеолита до средневековья, показали богатство материальной и духовной культуры местных народов, ее своеобразие и, вместе с тем, вскрыли сложные вопросы, связанные с реконструкцией древних форм мировоззрения, проблемами расо-, этно- и культурогенеза современных народов Сибири.

Для сохранения наследия прошлого и более полного изучения материальной и духовной культуры аборигенов Сибири необходимо продолжить охранно-спасательные археологические работы в зоне будущего водохранилища Богучанской ГЭС. До начала заполнения водохранилища следует провести исследования на как можно большем количестве археологических памятников. После заполнения водохранилища, в условиях интенсивного размыва и формирования береговой линии, следует организовать постоянно действующую археологическую службу, которая помимо контроля над ситуацией, занималась бы при необходимости охранными археологическими раскопками.


Библиографический список

  1. Андреев Г.И., Фомин Ю.М. Новые археологические памятники на р.Подкаменная Тунгуска // Краткие сообщения Института археологии. Вып. 106, 1966. – С. 106-109.

  2. Андреев Г.И., Фомин Ю.М. Новые находки в устье Подкаменной Тунгуски // Краткие сообщения Института археологии. Вып. 114, 168. – С. 46-49.

  3. Андреев Г.И. Памятники I тысячелетия до н.э. на Подкаменной Тунгуске // Краткие сообщения Института археологии. Вып. 128. – М., 1971. – С. 44-47.

  4. Архипов С.А. Стратиграфия четвертичных отложений. Вопросы неотектоники и палеогеографии бассейна Среднего Енисея. – М:, Изд-во АН СССР, 1960.

  5. Асеев И.В. Прибайкалье в средние века. –– Новосибирск: Наука, 1980.-149с.

  6. Васильевский Р.С, Дроздов Н.И. Палеолитические скульптурные изображения из Восточной Сибири // Пластика и рисунки древних культур.– Новосибирск: Наука, 1983.– С.59-65.

  7. Васильевский Р.С., Бурилов В.В., Дроздов Н.И. Археологические памятники Северного Приангарья. – Новосибирск: Наука, 1988. – 224 с.

  8. Дроздов Н.И., Макулов В.И., Заика А.Л., Леонтьев В.П. Результаты археологических исследований памятников материальной культуры р.Подкаменной Тунгуски и наскальных рисунков Нижней Ангары (по итогам работ 1999 года) // Научный ежегодник КГПУ. Вып. 1. – Красноярск, 2000. – С. 43-45.

  9. Кызласов Л.Р. Гора-прародительница в фольклоре хакасов // СЭ. – 1982. – №2. – С. 83-93.

  10. Леонтьев В.П., Дроздов Н.И. Средневековый могильник многослойного поселения Усть-Кова на Ангаре // Гуманитарные науки Сибири. Серия: Археология и этнография. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 1996. – № 3. – С. 39-46.

  11. Леонтьев В.П., Степанов С.Г. Археологические работы на многослойном памятнике Усть-Кова в Кежемском районе Красноярского края // Памятники древних культур Сибири и Дальнего Востока. – Новосибирск: Изд-во ИИФиФ СО АН СССР, 1986. – С. 125-128.

  12. Макулов В.И. Новые данные по археологии Подкаменной Тунгуски // Проблемы изучения Сибири в научно-исследовательской работе музеев. – Красноярск, 1989. – С. 92-93.

  13. Макулов В.И., Дроздов Н.И., Заика А.Л., Березовский А.П. Археологические исследования в Туруханском районе Красноярского края в 1996 году // 275 лет сибирской археологии: Материалы ХХХVII РАЭСК. – Красноярск, 1997. – С.10-12.

  14. Медведев Г.И., Дроздов Н.И., Пашинов А.М. Исследования петроглифов на Нижней Ангаре // АО 1977. – М., 1978. – С. 259.

  15. Николаев Р.В. Археологические находки на севере Красноярского края // СА. – 1960. – № 1.

  16. Николаев Р.В. Материалы к археологической карте севера Красноярского края // Материалы и исследования по археологии, этнографии и истории Красноярского края. – Красноярск: Красноярское книжное издательство, 1963. – С. 127-131.

  17. Николаев Р.В. Археологические находки из Туруханского района как источник по этногенетическим процессам на севере Сибири // Археология Южной Сибири.-Кемерово, 1980.

  18. Николаев Р.В. Археолого-этнографические исследования кафедры археологии Кемеровского госуниверситета на севере Красноярского края // Археология, этнография и музейное дело: Сборник научных трудов кафедры археологии Кемеровского государственного университета.-Кемерово, 1999. – С. 122-127.

  19. Окладников А.П. Неолит и бронзовый век Прибайкалья. – М.; Л., 1955. – С. 293-294.

  20. Окладников А.П. Петроглифы Ангары. – М., Л.: Наука, 1966. – 321 с.

  21. Пашинов А.М. Новые петроглифы нижнего течения Ангары // Материалы 13-й ВНСК. История.-Новосибирск, 1975. – С. 64-65.

  22. Тугаринов А.Я. Предварительный отчет экспедиции на р. Подкаменную Тунгуску (Кагангу) в 1921 г. // Известия Красноярского Отдела Русского географического общества. – Т. III. Вып.2. – Красноярск, 1924. – С. 28-29.







1



Рис. 3. 1 – общий вид Усть-Тасеевского каменного изваяния; 2 – контурное изображение человеческого лица













1




2

Рис. 7. 1-2 – Писаница Ослиный Утес




Рис. 8. Писаница Манзя. Рисунки, выполненные охрой




Рис. 9. Писаница Манзя. Антропоморфные изображения (охра)





Рис. 10. Общий вид скального массива с рисунками





Рис. 11. Общий вид стоянки Мура










Рис. 14. Общий вид входа в Манзинскую пещеру











Рис. 17-1. Стоянка Усть-Кова. Каменные кладки. Первый культурный слой





Рис. 17-2. Усть-Кова. Общий вид каменной кладки










Рис. 19. Усть-Кова. Второй культурный слой. 1 – топор с "ушками";

2, 3 – заготовки орудий






1




2


Рис. 21. Общий вид стоянки Подкаменнная Тунгуска-1,

Подкаменная Тунгуска-2





Рис. 22. Парные изображения двух человеческих фигур из меди, найденные:

1 – на стоянке Подкаменная Тунгуска-2;

2 – на р. Енисее между Базаихой и Торгашино (Окладников, 1955)




1



2


Рис. 23. 1 – общий вид стоянки Бахта;

2 – общий вид скопления костей животных в разрезе стоянки Бахта





^ ПОЛНЫЙ АЛГОРИТМ ДЕКОМПОЗИЦИИ

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНЫХ МНОГОЧЛЕНОВ

Соснин М.В.


Соснин Михаил Викторович – соискатель, аспирант КГПУ (1998-2000, научный руководитель – доктор физико-математических наук, профессор КГПУ С.П. Царев). Область научных интересов: дифференциальные уравнения, компьютерная алгебра. Участвовал в двух грантах РФФИ (1997-2000). Имеет 4 публикации, в том числе в центральном журнале "Программирование".
























^ СООТНОШЕНИЕ ОРИЕНТАЦИОННОГО И ПРОСТРАНСТВЕННОГО

БЕСПОРЯДКА В ПОЛЕ АНИЗОТРОПИИ;

ЭФФЕКТИВНАЯ АНИЗОТРОПИЯ И СПИН-ПЕРЕОРИЕНТАЦИОННЫЕ

^ ПЕРЕХОДЫ В УЛЬТРАДИСПЕРСНЫХ ФЕРРОМАГНЕТИКАХ

Иванов А.А., Орлов В.А., Патрушев Г.О.




Иванов Анатолий Александрович, доктор физико-математических наук (1989), профессор (1991), заведующий кафедрой общей и теоретической физики (1988). Работает в КГПУ с 1973 года. Является крупным специалистом в области физики магнитных явлений. Разработал и внедрил новый тип учебных занятий "аттестационные работы".





Орлов Виталий Александрович, кандидат физико-математических наук (2000), доцент кафедры общей и теоретической физики (2000). Работает в КГПУ с 1993 г. Руководит группой преподавателей, разрабатывающей новую концепцию преподавания молекулярной физики. Сделал существенный вклад в развитие физики, магнитных явлений, его работы известны не только в нашей стране, но и за рубежом.





Патрушев Глеб Олегович, кандидат физико-математических наук (1992), доцент кафедры общей и теоретической физики (1998). В КГПУ работает с 1986 г. Руководил разработкой методического обеспечения лабораторных работ вводного курса физики, работает на экспериментальной площадке (школа № 145). Научные интересы связаны с физикой магнитных явлений. Результаты научных исследований не раз докладывались на всесоюзных и всероссийских конференциях, имеет около 20 публикаций.


Проведен сравнительный анализ влияний ориентационного и пространственного беспорядка поля анизотропии на структуру намагниченности в ультрадисперсном ферромагнетике.


В реальных ультрадисперсных и аморфных магнетиках хаос в распределении направлений локальных осей анизотропии (ЛОА) и хаос размеров пространственных неоднородностей всегда присутствуют одновременно [1-7]. Их влияния на магнитную структуру не разделяются. Физические воздействия на структурное состояние образца неизбежно влекут за собой взаимосвязанное изменение обоих факторов. По этой причине представляет интерес теоретическое исследование разделенных влияний ориентационного и пространственного хаоса в поле анизотропии на распределение намагниченности в структурно неоднородном магнетике.

В работе [8] было проведено исследование влияния ориентационных флуктуаций поля анизотропии на магнитную структуру модельного ультрадисперсного одномерного магнетика. Рассматривалась череда слоев одинаковой толщины с одноосной магнитной анизотропией (беспорядок в размерах структурных неоднородностей отсутствовал). Значения констант локальной магнитной анизотропии K и обмена A одинаковы в слоях. Ориентации осей ЛОА, задаваемые углами k (k – номер слоя), равномерно распределены либо по кругу, либо в интервале (-m; m) и лежат в плоскости слоев. Коротко перечислим характерные черты, присущие таким магнетикам, которые были выявлены в работе [8]. Поле намагниченности длинной цепочки слоев при переходе от слоя к слою медленно флуктуирует. Дисперсия флуктуаций угла отклонения намагниченности , накапливающегося на N слоях, равна , где b= - безразмерная толщина слоев, = – толщина доменной стенки в однородном материале. Череда слоев разбивается на слабо связанные участки квазиоднородной намагниченности (блоки). Характерный размер блоков равен =. Каждый блок имеет эффективную анизотропию стохастической природы. Среднее значение константы Kef=K. При изотропном распределении направлений осей анизотропии слоев направления осей эффективной анизотропии распределены также изотропно. Перемагничивание медленно вращающимся магнитным полем происходит поблочно - направления средней намагниченности каждого блока поочередно изменяются приблизительно на противоположные.

Проведем исследования влияния флуктуаций размеров неоднородностей поля анизотропии (пространственный беспорядок) на магнитную структуру в модифицированной модели, подобной рассмотренной в работе [8]. Положим, что толщины слоев случайны, а ориентационный беспорядок отсутствует: направления ЛОА чередуются в строгом порядке, составляя друг с другом угол 20. В пределе, при стремлении флуктуаций толщин к нулю, получается регулярное периодическое поле анизотропии [9].

Пусть x1, x2,..., xk,... - координаты границ раздела слоев, являющиеся случайными величинами, равномерно распределенными в интервале (0; L). Поле намагниченности будем описывать заданием углов k между выделенным направлением OZ и намагниченностью на границах слоев. Можно показать, что набор углов k удовлетворяет системе уравнений равновесия:

k = k, (1)

где k = (2)

k = (3)

Из (1) следует, что приращение отклонения намагниченности k+1-k при переходе от слоя к слою имеет высший порядок малости, чем параметр b = (здесь угловые скобки обозначают операцию усреднения), поэтому заметный разворот намагниченности накапливается только на больших, по сравнению с , расстояниях. В силу малости вклада каждого из слоев в результирующее отклонение, можно ожидать слабую корреляцию между значениями k и k. Это ожидание согласуется с данными исследования ультрадисперсных сплавов, изложенными в [8]. Для областей содержащих небольшое число слоев N, можно считать, что все k в правых частях уравнений равновесия (1) близки и примерно равны o. Всегда можно выбрать направление оси OZ так, чтобы o=0. Таким образом, из системы уравнений (1) определим угол разворота намагниченности =N+1 -1 на длине L, содержащей N слоев. Накопившееся значение угла отклонения  представляется суммой N независимых слагаемых:

=- (4)

Пусть разориентация локальных осей соседних слоев равна 20. Направление ЛОА в k-ом слое - . Для нахождения распределения случайной величины  рассчитаем среднее число конфигураций намагниченности F(), имеющих разворот на границах, равный . Пространство конфигураций, приводящих к развороту  в случае отсутствия ориентационного беспорядка, представляет собой (N-1)-мерное пространство конфигурационных переменных {2, 3 ... N}. Вероятность попадания конфигурации в элементарную ячейку этого пространства имеет вид:

dP=

(5)

Здесь p(xk)= pox1(xk), (pox =N/L) - плотность распределения координат границ слоев - xk, 1(xk) - единичная функция:

при .

Следуя определению ‘среднего’ после интегрирования по конфигурационным координатам k , получим:



. (6)

Для вычисления выражения (6) воспользуемся техникой, описанной в работе [10], которая перекликается с методом наискорейшего спуска. Интегрирование по координатам границ слоев надо проводить так, чтобы выполнялись соотношения xk+1>xk>xk-1. После вычислений получаем следующее приближенное выражение:

(7)

с параметрами:

, (8)

(9)

Здесь l=L/0 – безразмерная длина образца. Из факта наличия медленных флуктуаций угла разворота  (при ) следует, что магнетик обладает блочной структурой. Определим размер блока как область, в которой дисперсия флуктуаций направления намагниченности не превышает дисперсии направлений осей легкого намагничивания слоев или, точнее, уравнением . Для регулярного распределения направлений ЛОА вокруг выделенного направления и большого числа N получается следующая оценка для ширины блока:

s = . (10)

Определим параметры эффективной анизотропии блока (среднюю константу анизотропии и направление эффективной оси). Вращающий момент поля M анизотропии области длины L, содержащей N слоев, в приближении квазиоднородной намагниченности запишется в виде:

. (11)

С другой стороны, этот же момент выражается через параметры эффективной анизотропии так:
. (12)
После приравнивания правых частей уравнений (11) и (12) и тождественных преобразований уравнения для констант эффективной анизотропии принимают вид:

. (13)

Здесь ak=xk+1-xk , ai=xi+1-xi .

Суммы в полученном выражении можно свести к средним, и, после проведения усреднения по размерам слоев с учетом того, что длина области равна L, находим:

. (14)

Здесь характеристика пространственной неоднородности – дисперсия ширин слоев,

. (15)

Выражение (14) является универсальным и позволяет определять среднюю константу эффективной анизотропии блока магнетика при произвольном распределении границ слоев и направлений ЛОА.

При регулярном распределении ЛОА константа выражается так:

. (16)

Из уравнений (11), (12) определим направление эффективной оси блока:

. (17)

Применяя (17) к случаю регулярной структуры, где направления ЛОА принимают значения , можно видеть, что направления эффективных осей имеют лишь два возможных значения: , т.е. вдоль направлений локальных осей. Явление, сходное описанным, наблюдалось в экспериментах [11]. Одноосность пропадает при уменьшении степени разброса размеров слоев, что следует из (16) (). В пределе при квазиоднородные области намагниченности находятся в двухосном поле, в котором легкие оси намагничивания повернуты на 450 по отношению к ЛОА и лежат в плоскости слоев [9].

На рисунке 1 представлены распределения намагниченности, полученные в результате моделирования магнетика на ЭВМ. Можно видеть, что отдельные однородные участки тяготеют к направлениям локальных осей, что подтверждает изложенные выше выводы. Ход перемагничивания вращающимся полем распределения существенно отличается от того, что имеет место в магнетике со случайными направлениями локальных осей. Образец перемагничивается как целое, а не блоками. Соседние распределения намагниченности имеют характерный зеркально-симметричный вид относительно направлений эффективных ЛОА, что следует из вида уравнения (1). Действительно, если существует набор чисел {1, 2 ... N}, удовлетворяющий уравнениям (1) при , то решением системы (1) будет также набор чисел {/2-1, /2-2 ... /2-N }, который определяет зеркально-симметричное распределение. При моделировании магнетика с хаосом в направлениях ЛОА данный эффект себя не проявлял [8].



Рис 1

Представляет интерес поведение магнитной структуры во внешнем магнитном поле. Оценим восприимчивость модели, используя определенные выше ширину блока (10) и направления эффективных осей анизотропии. Рассмотрим две соседствующие области, представляющие собой два блока с разориентацией эффективных осей , намагниченность внутри блока лежит вдоль оси анизотропии. Размеры областей (блоков) определяются соотношением (10). Предположим, что разворот намагниченности в переходной области линеен. Процесс перемагничивания происходит по двум каналам: когерентным вращением намагниченности внутри блока и смещением доменной стенки как целого образования. Пусть  - направление внешнего магнитного поля. В присутствии внешнего поля положение намагниченности изменится. Элементарный расчет дает следующее выражение для начальной восприимчивости:



(18)



Здесь Is - намагниченность насыщения, s и - ширина блока и ширина переходной области соответственно. Выражение (18) можно использовать при оценке восприимчивости модели с разориентацией ЛОА соседних слоев, равной /2 . В этом случае для углов будем иметь: =/2, 1=-/4, 2=+/4. После подстановки в (19) значений ширины блока, ширины доменной стенки и эффективной константы анизотропии восприимчивость принимает вид:

(19)

Здесь под b подразумевается среднее безразмерное значение ширины слоя. Очевидно, что исследованную пару областей можно рассматривать как элемент магнитной структуры рассматриваемого магнетика, т.е. выражение (19) дает оценку для восприимчивости всего образца.

В [12] получена оценка восприимчивости модели, где присутствует ориентационный хаос, но ширина слоя постоянна:

(20)
Выражения (19) и (20) отличаются только численными множителями.



Рис 2

На рисунке 2 представлены функциональные зависимости восприимчивости от b модели с ориентационным хаосом и модели с пространственным хаосом, полученные при моделировании на ЭВМ процессов перемагничивания магнетиков вращающимся полем. Эксперимент полностью подтверждает приближенные выражения (19) и (20), полученные аналитически.

Итак, сравнение модели с изотропным распределением направлений ЛОА при отсутствии пространственного хаоса и модели с регулярным распределением ЛОА при наличии хаоса в ширинах слоев показывает, что размеры областей квазиоднородной намагниченности и эффективные константы анизотропии этих моделей практически одинаковы, что следует из сравнения (10) и (16) с результатами в [8]. Это позволяет сделать вывод, что наличие хаоса в ширине слоев и хаоса в направлениях ЛОА привносит вклад одного порядка в параметры блочной структуры (ширину блока, эффективную константу анизотропии). Однако распределения направлений эффективных осей анизотропии этих моделей существенно различны. Кроме того, при отсутствии ориентационного хаоса в пространственном расположении блоков проявляется некоторая регулярность. Полученные аналитические результаты подтверждаются численным моделированием.

Помимо этого, показано, что в модели с регулярным распределением направлений ЛОА в случае случайных ширин слоев, в отличие от модели с постоянной шириной слоя, проявляется одноосная анизотропия с константой, пропорциональной дисперсии разброса ширины слоев.


Библиографический список

  1. Чеботкевич Л.А., Гаврилюк Ю.Л., Кузнецова С.В., Лифшиц В.Г., Магнитные свойства модулированных Fe/Mo – пленок. ФТТ, 1996, 38, вып. 1, с. 313-316.

  2. Шипиль Е.В., Погорелый А.Н. Магнитная анизотропия в аморфных и модулированных Tb-Fe пленках. ФТТ, 1996, 38, вып. 3, с.763-768.

  3. Петров А.Л., Зубрицкий С.М., Гаврилюк А.А. Влияние дисперсии анизотропии на магнитоупругие свойства ферромагнетиков. ФТТ, 1995, 37, вып. 10, с. 3187-3189.

  4. Власова Е.Н., Молотилов Б.В., Арцишевский М.А. Исследование процессов концентрационного расслоения в аморфных сплавах и их влияние на магнитные свойства. ФММ, 1987, 63, вып. 3, с. 490-495.

  5. Saslov W.M., Koon N.C. Random-anizotropy model: Monotonic dependence of the coercitive field on D/J., – Phys. Rew., (b), 1994, 49, 5, p. 3386-3390.

  6. Chudnovsky E.M. Dependence of the Magnetization Law on Structural Disorder in amorphous Ferromagnets., – JMMM, 1989, 79, p. 127-130.

  7. Веденский В.Ю., Кекало И.Б. Анализ влияния магнитной анизотропии на начальную проницаемость аморфных сплавов с близкой к нулю магнитострикцией. ФММ, 1996, 81, вып. 1, с.73-83.

  8. Иванов А.А., Патрушев Г.О. Блочная структура намагниченности в случайно анизотропном магнетике. Тезисы 14-го Всесоюзного координационного совещания по физике магнитных явлений. Иркутск, 1991. – С. 28-29.

  9. Дьячук П.П., Лариков Е.В. Многослойные ферромагнитные структуры с периодическими неоднородностями анизотропии. ФТТ, 1995, 37, вып. 12, с. 3735-3737.

  10. Иванов А.А. Свойства предельно прочных и виртуальных конфигураций дислокации на сетке препятствий со случайными силами срывов. ФММ, 1984, 57, вып. 1, с.156-168.

  11. Оноприенко Л.Г., Кандаурова Г.С., Власова Н.И. Однодоменность полидвойниковых ферромагнитных частиц. ФММ, 1987, 64, вып. 1, с.54-65.

  12. Дьячук П.П., Лариков Е.В., Патрушев Г.О. Статистическое описание процесса вращения намагниченности в поликристаллах. Тезисы 10-й Всесоюзной конференции по постоянным магнитам. Суздаль, 1991. – С. 169.



В работе исследуются параметры эффективной анизотропии ультрадисперсных ферромагнетиков с учетом блочной структуры намагниченности. Получены аналитические соотношения для первой и второй эффективных констант анизотропии блоков. Проведен анализ влияния различных типов неоднородностей в поле локальной анизотропии на параметры блочной структуры и спин-переориентационные фазовые переходы. Аналитически полученные зависимости проверялись в машинном моделировании, численный эксперимент подтвердил теоретические выводы.


Исследование ультрадисперсных и аморфных материалов имеет не только прикладной, но и общефизический интерес. Спин-переориентационные переходы в таких системах имеют особенности, отличающие их от переходов в однородных кристаллах. Эти особенности обусловлены магнитными неоднородностями. Действительно, при наличии ряда признаков ориентационных переходов они не являются фазовыми переходами в строгом смысле этого понятия. Фазовый переход размыт. Причины размытия скрыты в особенностях структуры намагниченности неоднородных магнетиков.

Однородное состояние намагниченности в случайно неоднородных материалах не является устойчивым [1,2] и, как показано в ранних работах авторов [3-5], распределение намагниченности представляет собой конгломерат слабо взаимодействующих блоков. В каждом блоке структура намагниченности управляется обменным взаимодействием и эффективной анизотропией стохастической природы. Каждый отдельный блок с необходимостью состоит из ограниченного числа кристаллитов. В силу этого (для ультрадисперсных магнетиков) или конечности областей однородной локальной анизотропии (для аморфных материалов), входящих в блок, имеют место место флуктуации средних по объему констант и направлений поля анизотропии. В приближении однородной намагниченности размер блока стремится к бесконечности и эффективная анизотропия исчезает. Исчезают и ориентационные фазовые переходы, так как согласно классической теории таковые не должны наблюдаться в случайно неоднородных магнетиках по причине их изотропности.

Спин-переориентационные переходы, с одной стороны, потому и существуют, что имеет место наведенная анизотропия, обязанная конечности размеров блоков [3,4]. С другой стороны, в силу конечности блоков отсутствует термодинамический предел. Точки перехода от блока к блоку флуктуируют вместе с флуктуациями размеров блоков и флуктуациями их эффективных констант. Специфика таких материалов состоит в том, что хаос параметров локальной магнитной анизотропии играет две на первый взгляд противоположные роли – хаос рождает переход посредством образования блочной структуры намагниченности и тем же самым разрушает его, размывая границы.

Параметры ориентационных переходов определяются эффективными константами анизотропии блоков. Оценка констант для слоистого магнетика с изотропным распределением локальных осей анизотропии (ЛОА) приведена в [3]. В работе [4] были рассмотрены физически отличающиеся друг от друга модели беспорядка флуктуаций направлений ЛОА и хаотический разброс пространственных размеров неоднородностей. В приближении большой обменной энергии было получено выражение для первой эффективной константы анизотропии. Названные выше два типа беспорядка в поле локальной анизотропии не охватывают всего разнообразия видов хаоса в реальных магнетиках.

Сравнительный анализ различных видов хаоса и их влияние на структуру намагниченности и ориентационные переходы требуют отдельного рассмотрения и являются предметом исследования настоящей работы.

Структура намагниченности ферромагнетиков с неоднородностями локальной анизотропии, как уже отмечено, носит специфический характер, т.е. разбивается на области квазиоднородной намагниченности (блоки). Параметры эффективной анизотропии блоков являются случайными и характеризуются некоторыми средними значениями. Во внешнем вращающемся магнитном поле перемагничивание магнетика происходит поблочно, т.е. в основном путем переворачивания намагниченности отдельных блоков. Спиновая переориентация в таких материалах также связана с изменением направления намагниченности отдельных блоков из-за изменении соотношения между эффективными константами анизотропии при каких-либо внешних воздействиях. Вследствие неодновременности наступления переориентации в отдельных блоках ориентационный фазовый переход макроскопического магнетика размывается. Вместе с тем, эффективные параметры блоков сравнительно близки друг к другу. Это приводит к незначительным запаздываниям спиновой переориентации, а значит, к достаточно яркой выраженности переходов на макроскопическом уровне.

Отдельный блок со средними параметрами эффективной анизотропии является элементом магнитной структуры неоднородного магнетика. Поэтому детальное рассмотрение магнитных свойств одного блока практически эквивалентно исследованию массивного магнетика, содержащего в себе большое их количество. Все приводимые расчеты относятся к отдельному блоку.





оставить комментарий
страница1/8
Дата02.10.2011
Размер1.2 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8
отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх