1. Становление и развитие финансовой системы Киевской Руси ( IX — XII века) icon

1. Становление и развитие финансовой системы Киевской Руси ( IX — XII века)


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Развитие финансовой системы местного управления Киевской Руси и Российского государства с...
Урока: «Древнерусская культура»...
«Русь Древняя и Удельная»...
Программа лекционного курса и семинарских занятий по истории России с зарождения Киевской Руси и...
882-1169 Период Киевской Руси...
Федеральное агенство по образованию...
Иеромонах Петр (гайденко) Заметки о состоянии христианской жизни Киевской Руси...
Курс д/о 161 группа (2 семестр) Кондаурова Инесса Константиновна...
Курс д/о 161 группа (2 семестр) Кондаурова Инесса Константиновна...
Программа профессионального экзамена (изобразительное искусство) для поступающих на...
План: Расселение, характер занятий и социальные отношения восточных славян...
Извращение истории Киевской Руси Написал Подгайный Михаил   ...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6
скачать




Тема 1. Становление и развитие финансовой системы

Киевской Руси (IX—XII века)1

Становление системы налогообложения

Первоначально великие киевские князья собирали дань (со всего населения) — полюдье с подвластных им территорий, периодически объезжая их или посылая туда своих наместников — «посадников», старших «мужей» -дружинников2.

Полюдье являлось выражением верховного права князя на землю и установления понятия подданства. Для сбора этой дани князь с дружиной ежегодно с ноября по апрель объезжал огромные подвластные им территории или посылал туда своих наместников. Собиралось продовольствие, меха мед, воск и др.

Размеры дани, место и время сбора заранее не определялись. Старшие дружинники со своими отрядами могли собирать и большее количество дани, чем князь. Такие захватнические методы вызывали протест населения. Так, в 945 году в древлянской земле произошло восстание против князя Игоря, он был убит. Его жена, княгиня Ольга, провела налоговую реформу, установив «уроки»  нормы дани, а также время и место ее сбора  «погосты»3.

Кроме полюдья существовал повоз: население тех земель, куда князь и наместники ехать не могли или не хотели, должно было само везти дань в Киев. Во время полюдья князь или посадники чинили суд и расправу по тем жалобам, с которыми население обращалось к князю.

Такая форма сбора дани возникла еще в VI—VIII веках. Сохранялась она и в Древнерусском государстве. Размеры дани, место и время сбора не определялись заранее, а зависели от случая. Позже из-за протестов населения княгиня Ольга в 946 году установила «уроки», т.е. фиксированные нормы дани, время и место ее сбора. В этих же местах стали собираться и торговцы. Единицей обложения были «дым» (двор, семья) или «плуг» («рало») Реже единицей обложения считался человек.

По мере развития крупного землевладения и укрепления государства формы эксплуатации менялись и дифференцировались. Постепенно дань приняла форму подати в пользу государства и форму феодальной ренты (выплачиваемую феодалу) — оброка.


Становление и развитие денежно-кредитных отношений в

^ Древней Руси

Исследователи полагают, что до середины Х в. гривна серебром весила порядка 68,2 г, 1 куна — 2,72 г, 1 резана — 1,36 г. Но во второй половине Х в. и в ХI в. (т.е. в эпоху «Русской Правды»), с разделением древнерусской денежно-весовой системы на южную (киевскую) и северную (новгородскую), первая стала базироваться на гривне, эквивалентной византийской литре (163-164 г), а вторая — на более тяжелой гривне, весом около 200 г. Однако на этом развитие древнерусской денежной системы не закончилось.

Начиная с 1137 г., письменные документы фиксируют появление некоей загадочной «гривны новых кун». По мнению одних историков, этими «новыми кунами» назывались уже не монеты, а натуральные «товаро-деньги», заменившие на русском рынке ХII в. вышедшие из употребления серебряные дирхемы. Предполагается, что товаро-деньгами могли служить или некоторые широко распространенные на Руси ремесленные изделия, или южноморские раковины — каури.

Согласно другой точке зрения, «новыми кунами», сменившими «старые» (т.е.дирхемы), тоже являлись серебряные монеты, но уже не восточные, а западноевропейские, именовавшиеся денариями. В этот же период номинал «гривна новых кун» уже не равнялся традиционному денежно-весовому понятию «гривна серебра», а составлял лишь четвертую часть последней.

Полная переориентация древнеславянского рынка на западные денарии произошла в середине XI в., после того, как на Востоке наступил серебряный кризис, связанный с истощением рудников драгметалла и спровоцировавший прекращение чеканки классического дирхема. В древнерусских письменных документах такие деньги называют также «шелягами» (от английского «шиллинг») или «пенязи» (от латинско-итальянского «пенязь-пенни». Многие тысячи экземпляров этих монет оказались в составе древних кладов, обнаруженных на протяжении ХIХ-ХХ вв. Основная масса находок сосредоточена в былых пределах Новгородской земли (ныне — в административных границах Ленинградской, Новгородской и некоторых других смежных областей России).

Считалось не по-христиански брать высокие проценты за кредит. Когда в начале XII века ростовщики стали взимать до 50% годовых, население Киева в 1113 году выступило против таких грабительских условий, и великий князь Владимир Мономах был вынужден вмешаться. Он ввел «Устав о резах» (процентах), в котором было указано снизить долговые проценты до 20%. Было запрещено обращать в полное рабство полузависимых людей, отрабатывающих свой долг у заимодавца. Этим же Уставом запрещалось заниматься паразитическим ростовщичеством. Устав Владимира Мономаха законодательно завершил создание феодальной системы Древнерусского государства4.

В первом варианте свода древнерусского законодательства «Русской Правды» — так называемой новгородской «Краткой Правде» 1016 г., составленной под руководством князя Ярослава Владимировича (будущего киевского князя Ярослава Мудрого),— все кредитные вопросы решались в одной-единственной коротенькой статье: «Если кто будет искать на другом долга, а должник начнет запираться, то идти ему на извод перед 12 человеками; если окажется, что должник злонамеренно не отдавал должных ему денег, то взыскивать за обиду три гривны».

Здесь взаимоотношения кредитора с недобросовестным должником еще достаточно просты. Речь, судя по всему, идет исключительно о беспроцентных ссудах, выдававшихся по устной договоренности заимодавца с клиентом, в присутствии свидетелей. Если последние подтверждали претензии истца-кредитора, тому, сверх искомой суммы, присуждались также три гривны (около 200 г серебра) штрафа, взысканного с должника-неплательщика.

В 70-е гг. ХI в. Русь располагала уже более объемной «Пространной Правдой», в которой проблемам долгов, кредита, а также связанным с этим вопросом купли-продажи и хранения различных товаров, было посвящено более полудюжины статей. Инициатором совершенствования законодательства был княжеский триумвират сыновей-наследников Ярослава Мудрого, скончавшегося в 1054 г.: Изяслав Киевский, Святослав Черниговский, Муромский и Тьмутараканский, а также Всеволод Переяславский и Ростово-Суздальский. В начале ХIII в., при сыне последнего — великом князе киевском Владимире Мономахе — «Правда» Ярославичей была дополнена новым законодательным «Уставом», также включавшим статьи, регулировавшие денежно-кредитные отношения.

Поначалу упомянутое законоположение краткой «Правды» было дополнено и уточнено в интересах истцов-кредиторов. Теперь для судебного взыскания долга, не превышающего трех гривен, достаточно было лишь заявления и присяги одного заимодавца. Только неуплата более крупной задолженности требовала подтверждения свидетельскими показаниями. В этом случае сохраняла силу норма Ярославовой «Правды», с присуждением истцу вышеуказанного штрафа. При отсутствии же свидетелей иск аннулировался. Интересно, что это законоположение распространялось даже на такой привилегированный слой древнерусского населения, как княжеская дружина.

Отдельная статья «Пространной Правды» посвящена купеческому кредиту. Она предусматривает возврат денег должником уже по обязательству, а не по приговору свидетелей (т.н. «послухов»). Специальный своего рода гарантийный договор заключался и при передаче товаров на хранение. Заботясь о развитии внешней торговли Руси, князья Ярославичи защитили интересы иностранных купцов, ставших, по неведению, доверителями несостоятельных партнеров, погрязших в долгах. Последних могли продать в рабство, а вырученными деньгами, вкупе со средствами, полученными от продажи их имущества, удовлетворить претензии иностранца и прочих заимодавцев, за исключением тех из них, кто, в свою очередь, имел невыполненные долговые обязательства. Продажей в рабство, по усмотрению кредиторов, наказывались также купцы, не сохранившие доверенные им деньги или товар по собственной вине (пропили, промотали, испортили по небрежности).

За долги раба (холопа) нес ответственность его господин. Он был обязан удовлетворить претензии кредитора, не осведомленного о кабальном положении должника, обманом выдававшего себя за вольного человека. В случае, ежели заимодавец знал о рабском состоянии клиента, претензии не принимались.

В особых статьях оговаривались условия выдачи ссуд и ростовщический процент. В ту пору можно было получить ссуду сроком на месяц, треть года или год. Как и в настоящее время, наиболее дорогими были кратковременные (месячные) ссуды. Ставки по ним могли достигать 50% и выше. В случае, если должник, не погасив ссуду, бежал за пределы Руси, он объявлялся преступником, навсегда лишенным доверия соотечественников.

Владимир Мономах считал, что корнем социальных зол были неконтролируемые при Святополке проценты по ссудам и, как следствие, возникновение множества несостоятельных должников, которым угрожали разорение и рабство. На совещании с дружиной в селе Берестове (близ Киево-Печерской лавры) были законодательно закреплены процентные нормы, которые составляли своего рода «вилку» (от 20 до 50%) и были четко оговорены. Таким образом, если ростовщик требовал двойную норму минимального процента («два реза»), или 40%, то он имел право брать такой процент и получить выданную сумму «исто» (обратно). Но если заимодавец попытался бы «заломать» клиента на «три реза» (60%), то, по новому закону, не только терял право на получение сверхприбыли, но лишался всей выданной суммы.

После проведения кредитной реформы и включения своего «Устава» в текст «Русской Правды», 60-летний Владимир Всеволодович Мономах железной рукой удерживал порядок на Руси еще 12 лет, до самой кончины. Его старший сын Мстислав (1125-1132), унаследовав великокняжеский стол и отцовский характер, стал последним Великим государем единой империи Рюриковичей — Киевской Руси. С его уходом в вечность «раздрашася вся Русская земля», погрузившись в пучину непрерывных гражданских междоусобных войн, полыхавших целый век и прекратившихся только под игом, плетью и арканом монгольского хана Батыя5.

Итак, в начале XII века Киевская Русь достигла наивысшего развития. Именно законодательное оформление раннефеодальной империи стало началом ее раздробленности. По имеющимся законам местные князья и бояре получили большую самостоятельность во всех делах, что привело их к борьбе с великим киевским князем и между собой. Начиная с 1130-х годов Киевская Русь распалась на несколько самостоятельных государств.


^ Тема 2.Развитие финансовых отношений Киевской Руси (конец XII — первая половина XV века)6

. Налоговая и денежно-кредитная системы Руси в период

феодальной раздробленности


Основной формой экономической зависимости крестьян от землевладельцев был натуральный оброк (рента продуктами). Сюда входила сельскохозяйственная продукция и изделия домашних промыслов. Величина оброка определялась обычаями (стариной) и заранее оговаривалась сторонами, поэтому крестьяне могли увеличивать площадь посевов, чтобы добиться лучших результатов и после расчетов больше продукции оставить на свои нужды и для обмена.

Кроме того, крестьяне выполняли ряд повинностей, т.е. существовала барщина, или издолье (отработочная рента), но она еще не играла заметной роли нигде, кроме монастырских хозяйств. Денежная рента оставалась совсем незначительной долей в общем числе повинностей, поскольку рыночные связи и денежное обращение были еще слаборазвиты.

Но созданию внутреннего общероссийского рынка мешала феодальная раздробленность, поскольку в каждом княжестве, во всех крупных городах устанавливалось большое количество проездных и торговых пошлин и поборов. Такой всеобщей таможенной пошлиной за провоз грузов через княжеские границы и городские заставы была тамга, или мыт (мыто), в процентах к стоимости ввозимого продукта с каждого воза или лодки с товаром. С приехавших на торг брали «явку» — плату за предъявление товара представителям властей (чиновникам). При переезде через реки брали налог «мостовщину», или «перевоз». В зависимости от тяжести товара нужно было платить «весчее», «пудовое», «подъемное». За клеймение скота брали «пятно», за каждую голову скота на рынке полагалось «роговое», или «привязное». С каждого человека, сопровождавшего товар, платили «костки». За складирование товара в торговых помещениях вносили «гостиное» и т.д.

Подобная практика торговли усугублялась постоянными междоусобными столкновениями и феодальными войнами. И само собой разумеется, что при заключении военных союзов и договоров о дружбе князья особо оговаривали условия об отмене или снижении действующих взаимных пошлин, т.е. выражаясь современным языком, о создании друг для друга режима наибольшего благоприятствования.

Развитие внутренней торговли неизбежно приводило к более активному денежному обращению. Но из-за отсутствия на Руси добычи благородных металлов долгое время во внутреннем обращении пользовались привозным серебром и медью в слитках, а также иностранными монетами, в частности немецкими, рижскими, любекскими марками, шиллингами, пфеннигами и пр. Также использовались и монгольские (золотоордынские) монеты диргема или денга («звенящие»). Отсюда появился термин «деньги» в русском языке. Это были небольшие серебряные монеты с арабскими надписями. После Куликовской битвы в 1380 году московский князь Дмитрий Донской стал перечеканивать монгольские монеты, изображая на оборотной стороне свои знаки — воина с секирой или петуха — и делая надпись: «Эта денга московская».

Постепенно денга превратилась в мелкую разменную монету, распространенную во многих княжествах Руси. Ее делали из рублевой гривенки. Слиток серебра весом в 200 г вытягивали в проволоку, рубили на мелкие кусочки, каждый из них расплющивали и чеканили монетки неправильной формы. Из рубля получалось в Москве 200 денежек-московок, в Новгороде Великом — 216 новгородок, и так делали фактически в каждом княжестве, что, конечно же, не способствовало объединению русских земель7.

Период древнерусской экономической истории между ХII и ХIV вв. получил название «безмонетного». Историки долго спорили о том, почему приток европейской монеты на Русь ХII века неуклонно сокращался и в конце концов практически иссяк. По-видимому, это предопределили, во-первых, европейские экономико-политические проблемы, провоцировавшие денежный дефицит (борьба городов с феодальными сеньорами за право монетной чеканки и периодическое принудительное изъятие масс монетного серебра из обращения для переделки с целью «обновления», сворачивание монетного экспорта в связи с крестовыми походами на Восток). А во-вторых, местные русские проблемы, возникшие с вторжением немецких рыцарей-крестоносцев в Прибалтику, после чего мирные торговые связи Руси с западными соседями значительно затруднились.

Развитая торговля способствовала процветанию кредитных отношений в форме ростовщичества. Именно здесь в ХII в. впервые на Руси появляются письменно оформленные долговые обязательства, идея которых, вероятно, заимствована из опыта европейской торговли. Расписки того времени считаются зародышами будущих векселей. Записки же должников с указанием имен кредиторов — договорами о займах.

Новгородское ростовщичество было наследственным промыслом: долговые документы передавались от отца к сыну и от деда к внуку. Подобным бизнесом не брезговали и высшие должностные лица республики. На гривнах также фиксировались сроки погашения обязательств.

Историки денег и лингвисты связывают происхождение слова «рубль» с обычаем разрубать серебряные слитки на определенные доли. Но единого мнения по этому поводу нет до сих пор. Ведь древние новгородцы «рублем» называли целый слиток, а не его части. Но это стало известно уже в ХХ в. Ранее же считалось, что «рубль» — это отрубленная часть от длинного прута-заготовки. Так же полагал знаменитый русский коллекционер Алексей Мусин-Пушкин, когда в 1770-х в руки ему попала половина слитка новгородской гривны. Прославленный первооткрыватель «Слова о полку Игореве» был уверен, что заполучил целый древний рубль. Лишь со временем, когда таких половинок обнаружилось немало, ученые установили, что мусин-пушкинский слиток — вовсе не рубль, а полтина, и что гривна равна рублю. Одно из прямых документальных подтверждений их идентичности обнаружилось в приписке на странице богослужебной книги «Минеи» 1494 г. из Новгорода.8

В конце XIII — начале XIV века вновь оживились внешнеэкономические связи. Особое место среди русских городов в этом процессе занимал Новгород Великий, поскольку территориальная близость к Западной Европе способствовала его относительно независимому развитию, особенно в период существования Новгородской республики. Так, в это время Новгород Великий проводил активную колонизацию Печорской и Югорской земель, Заонежья, Северного Поморья.

Следует отметить, что на рубеже XIII—XIV веков начиналось возвышение Москвы, первое упоминание о которой в летописи относится к 1147 году, когда Москва была небольшим укрепленным поселением на окраине Владимиро-Суздальского княжества. В конце XIII века Москва досталась по наследству князю Даниилу, сыну Новгородского и Владимиро-Суздальского князя Александра Невского. От Даниила началось правление московских Рюриковичей-Мономаховичей. При нем сформировалось самостоятельное Московское княжество, и, начиная с его сына Ивана I Калиты, Москва стала играть заметную роль в процессе объединения русских земель в централизованное государство.


^ Налогообложение в условиях монголо-татарского владычества


Экономическая зависимость Руси выражалась в том, что все население покоренных русских земель было переписано и обложено тяжелой ежегодной данью — ясаком в виде серебра и различного имущества. Сбор дани поручался монгольским сборщикам податей — баскакам или отдавался на откуп «бесерменским» (басурманским) купцам, которые, уплатив в пользу Орды с определенной территории известную сумму, потом взыскивали ее с населения в гораздо большем размере. Кроме уплаты ясака, русское население должно было выполнять целый ряд повинностей: ратную, ямскую, подводную, по которым следовало поставлять русских воинов в Орду, лошадей и подводы для баскаков, платить большие торговые пошлины. Позже, в первой половине XIV века, золотоордынские ханы отдали процесс сбора дани на Руси из рук своих чиновников в руки русских князей, которые тем не менее при поездке в Орду были обязаны везти ханам дорогие подарки, что ложилось тяжелым бременем на население.

В то же время русские княжества не были полностью закабалены, на их территориях не действовали золотоордынские законы. Монголы, как правило, не устраняли русских князей, которые продолжали управлять в своих княжествах, пользуясь своими правовыми нормами. На захваченных русских территориях не была установлена монголо-татарская династия (как в завоеванной Персии), в русских княжествах не было монгольских наместников.

Монголы достаточно терпимо относились к христианской религии, а русская православная церковь пользовалась различными льготами: она была освобождена от уплаты дани и выполнения различных повинностей. Русское духовенство получало особые грамоты — ярлыки, которые обеспечивали им большие права и привилегии, а также неприкосновенность церковного имущества. Благодаря этому русское православие оказалось в числе тех сил, которые сохраняли не только религиозное, но и национальное единство русского государства, а также выступало могучим стержнем в деле национально-освободительного движения против монголо-татарского ига.


^ Тема 3. Развитие финансовой системы Русского государства (вторая половина XV века — XVII века)9


Денежная реформа 1535-1538гг.

Важным элементом образования всероссийского рынка было создание в стране единой денежной системы. До конца XV века чеканкой монет занимались самостоятельно практически все княжества Руси — Тверское, Рязанское, Нижегородское и пр. Князь Иван III стал запрещать чеканку денег всем князьям, входившим в состав единого государства. Он утвердил московскую денежную эмиссию. На московских монетах появилась надпись: «Государь всея Руси». Но параллельный денежный выпуск в Новгороде Великом продолжался до времен Ивана IV.10 Возникла настойчивая потребность восстановить прежний вес денег или привести их весовое содержание в соответствие с номиналом. Необходимо было оздоровить денежную систему. Но главной причиной реформы было расширение товарного производства и рынка.11

Его мать Елена Глинская, вдова Василия III, в 1534 году сделала определенные шаги к созданию единой денежной системы.12

Реформа 1535-1538 гг. была направлена на ликвидацию кризисного состояния денежного обращения, от которого несла ущерб казна, вынужденная принимать неполноценные стертые и обрезанные монеты, и укрепление денежной системы страны. Основой унифицированной системы денежных знаков стал рубль (68 г серебра). Один рубль равнялся 100 копейкам (копейка - 0,68г), или 200 деньгам (деньга - 0,34г), или 400 полушкам (полушка -0,17 г.серебра). Эти монеты обращались около 200 лет.

Проведение денежной реформы делится на три этапа: 1535 г., 1536 г. и 1538. В Московском государстве ее проведение началось в феврале  марте 1535 г. с рассылки на места царских указов.

На основе указа 1535 г. новгородка получила название копейка, так как на монете был изображен всадник с копьем.

Снижение официального серебряного содержания денег было узаконено с учетом их фактического обесценения. Восстановление прежнего их содержания принесло бы убытки держателям неполноценной монеты13. Чтобы не ущемлять интересов торгового люда, повысить доход казны, их серебряное содержание было понижено. В этой связи интересны данные о реальной ценности денег: ренту в 100  200 денег, т.е. полтину или один рубль платили небольшие селения.

Второй этап реформы оформлен указом от 24 февраля 1536 г., согласно которому велено «новыми торговати с копьем», что стало возможным после выпуска достаточного для обращения количества денег. С марта по август 1536 г. в Новгороде и Пскове введены новые деньги. Из обращения изымались резанные и низкопробные монеты, затем «старые новгородки», последними были запрещены «старые московки». Возможно, что эти монеты с более мелким номиналом могли некоторое время обращаться наряду с новыми монетами, с которыми были более сопоставимы по серебряному содержанию.

Проведение реформы сначала в Новгороде и Пскове, а затем в Москве имело глубокий смысл. Дело в том, что из трех монетных дворов, два  Новгородский и Псковский  чеканили тяжеловесную новгородку, а Московский двор чеканил более легкую московку, изготовление которой требовало больших затрат труда, времени и металла. Одновременная чеканка новгородок и московок отвлекла бы силы и замедлила осуществление реформы.

В результате реформы 1535-1538 была установлена единообразная система денежных знаков на основе серебряного рубля весом 68 г. Новой общегосударственной монетой стала копейка весом 0,68 г. Деньга и полушка заменяли «московки».

Таким образом, недолгое пребывание у власти Елены Глинской знаменовалось введением единой монетной системы. Историческое значение ее денежной реформы заключалось в изъятии старых монет и оформлении национальной десятичной денежной системы14.

До конца XVI века на монетах не указывался год выпуска. При царе Федоре Иоанновиче стали выбивать дату «от сотворения мира». В начале XVII века царь Василий Шуйский успел выпустить первые золотые российские монеты — гривенники и пятаки, но они недолго продержались в обращении, превратившись в сокровища.


^ Принятие государственного бюджета

К середине XVII века в силу ряда причин государственная казна была практически пуста. Еще сказывались последствия польско-шведской интервенции и «смутного времени». Несколько лет подряд был большой неурожай, к этому можно добавить эпидемии чумы 1654—1655 годов. До 67% всех государственных расходов в середине XVII века шло на содержание войска и на постоянные войны: со Швецией (1656—1661) и с Польшей (1654—1667).

Чтобы покрыть расходы, правительство ввело сначала неполноценные серебряные, а затем, в 1654 году — медные деньги с принудительным официальным курсом, по которому медная копейка приравнивалась к серебряной того же веса. Таких медных денег было выпущено на 4 млн. руб. Это сразу же привело к обесцениванию денег и росту цен, поскольку медь гораздо дешевле серебра. За одну серебряную копейку сначала давали 4, а позже — 15 медных копеек. В стране существовали двойные цены на товары. Со служилыми и посадскими людьми государство расплачивалось медью, а налоги требовало платить серебром. Крестьяне отказывались продавать продовольствие на медные деньги. Все это привело к снижению уровня жизни населения, особенно его низших слоев, и к Медному бунту в Москве в 1662 году, который был жестоко подавлен, а медные монеты изъяты из обращения15.

В XVII веке усилилось стремление государства упорядочить всю валютно-финансовую систему. Это было связано прежде всего с тем, что постоянно росли государственные расходы на содержание административного аппарата, растущей армии (стрелецкого войска, рейтаров, драгунов), огромного царского двора.

В 1680 году в России был принят первый государственный бюджет, где подробно указывались источники доходов и статьи расходов. Основную часть доходов составляли прямые налоги с населения. В этот период была проведена перепись крестьян и установлено подворное налоговое обложение (со двора или тягла) вместо прежней посошной подати «с сохи», условной финансовой единицы («соха» — единица налогообложения, включавшая от 750 до 1800 десятин обрабатываемой земли в трех полях (при трехполье)). Этот шаг позволил увеличить количество налогоплательщиков за счет холопов и других категорий населения, с которых ранее налоги не брали. Следует отметить, что феодалы, духовенство, как правило, не платили никаких налогов. Более того, они устанавливали еще и свои поборы с крепостных крестьян.

Крупной статьей доходной части бюджета были косвенные налоги на соль (в 1646 году был установлен соляной налог: две гривны с пуда соли. Это привело к росту ее рыночной цены в два раза. В ответ на этот налог в Москве вспыхнул Соляной бунт, подавленный правительством) и другие товары, а также таможенные пошлины. Отдельной статьей доходов были казенные монополии государства — исключительное право торговать внутри страны водкой, а за ее пределами — хлебом, поташем, пенькой, смолой, икрой и пр. Монополии часто отдавались на откуп, что тоже пополняло бюджет.

Но все эти источники доходов не покрывали расходную часть, и государственный бюджет из года в год оставался дефицитным, что ставило с неизбежностью вопрос о необходимости коренных реформ в стране16.


^ .Денежная реформа 1654-1663г.17

Ряд важнейший факторов определили специфические особенности русского денежного обращения. Прежде всего  это географическое положение страны: изоляция от важнейших международных торговых путей, промежуточное положение между Азией и Европой, огромная протяженность территории с редким населением и множеством безлюдных пространств. Политическое устройство Русского государства  самодержавная власть  также наложила свой отпечаток на денежное хозяйство. Государственная монополия на чеканку монеты, начиная с денежной реформы Елены Глинской 1535-1538 г., смогла обеспечить единство монетного типа, весовой нормы и пробы русской монеты задолго до полной победы централизации государственной власти в стране18.

Но главной, определяющей спецификой русского денежного дела была его полная зависимость от привозного сырья. Проблема монетного сырья была неизменно острой для русского правительства от древнейших времен до середины ХIХ века. Промышленная добыча драгоценных металлов в России началась в середине XVIII в, но она еще долго не могла полностью удовлетворить нужды денежного производства. Денежный металл, главным образом в виде иностранной серебряной и золотой монеты, доставлялся внешней торговлей и зависимость русского денежного дела от внешнеполитической конъюнктуры отчетливо прослеживается даже в новое время.

В XVII в. проблема сырья для России стала особенно острой. Были сугубо национальные проблемы  полная изоляция от Балтики после Столбовского мира 1617 г., турецкая агрессия на юге, тяжелейшие последствия Смуты. На эти местные проблемы накладывались общеевропейские. Тридцатилетняя война (1618-1648) нарушила импорт серебра в Россию (письменные источники напрямую связывают прекращение привоза серебра в Новгород и Псков в конце 20-х г.ХVII в. с «войной» в «немецких городах»). Англо-голландская война 1652-1654 г. нанесла ущерб торговле серебром, в которой было задействовано более всего голландское купечество, и обороты архангельской торговли сократились. Другим фактором стала «революция цен» в Европе, которая сделала серебро чрезвычайно дешевым металлом, и русская внешняя торговля должна была значительно увеличить объемы импортируемой продукции для получения взамен ее необходимого количества серебра. Русская экономика, не ориентированная на рынок, на товарное производство оказалась в затруднительном положении19. Заметнее всего это сказалось на состоянии русской монеты. Начиная с 1613 г. копейка уменьшилась в весе, в 1627 г. снизилась её проба, было отменено право частного заказа, а затем начался процесс систематического снижения веса, вплоть до последнего понижения в 1700 г. до 0,27 г. Однако все это нужно было как-то увязывать с теми требованиями, которые предъявляла монете абсолютистская власть. Монета должна была быть достойной визитной карточкой государства, что было просто не под силу крохотной проволочной копейке.

Причины денежной реформы 1654-1663 г. традиционно ищут на трех направлениях:

  • необходимости удовлетворить фискальные интересы казны, особенно возросшие в связи с русско-польской войной за Украину (1653-1667);

  • в острой нужде преобразования архаической русской денежной системы по западноевропейскому образцу;

  • облегчения экономического слияния с украинскими и белорусскими землями, вошедшими в состав Русского государства, ранее пользовавшимися польской (западноевропейской) монетой.

Действительно, все эти причины имели место, необходимость преобразований назрела. Но имелся еще один фактор, самый существенный, и связан он был с проблемой сырья.

В 1656 г. началась русско-шведская война. В первый же год войны русские войска присоединили к России часть территории бывшей Лифляндии, расположенную по нижнему течению р. Западной Двины, и едва не взяли Ригу. Именно здесь Россия получила прямой выход на Балтику, что было закреплено Валиесарским перемирием 1658 г.

В Россию хлынул поток меди, которую свободно провозили через вновь присоединенные территории русские и шведские купцы, хотя обеспокоенное бесконтрольной торговлей шведское правительство объявило королевскую монополию на вывоз меди. Видимо, эта монополия не очень соблюдалась до 1661 г., пока Кардисский мир не вернул Швеции все завоеванные Россией лифляндские земли. Но период с 1656 до 1661 г. был временем расцвета русско-шведской торговли медью; особое оживление наступило после 1658 г20.

Учреждение в Кукенойсе в 1658 г денежного двора, расширение территории Псковского денежного двора и заметное увеличение его штата в том же году, устройство в 1658 г. в Москве еще одного денежного двора  Нового Дворцового  все это факты, свидетельствующие о бурном расцвете денежного производства в России в эти годы. Они же служат показателем тесной зависимости русского денежного производства от состояния внешней торговли, от возможности ее снабжать сырьем денежное дело.

Вторым просчетом реформаторов было использование медных копеек в качестве денежного жалованья служилым людям на театре военных действий  на Украине и в Белоруссии (напомним, что с 1653 по 1667 г. шла русско-польская война). Русские ратные люди брали медные проволочные копейки, но местное население не желало ничего на них продавать. Казачьи войска просто отказывались принимать эти деньги в качестве денежного жалованья. Результатом были измены казачьих военачальников, голод и разброд в действующей армии21.

Угрожающие симптомы начала кризиса денежного обращения проявились к концу 50-х г., тогда же правительство стало собирать серебро в казну, чтобы создать базу для оздоровления денежного хозяйства (введение монополии на продажу наиболее ходовых экспортных товаров, сбор казенных платежей исключительно серебром).

Окончательный удар по реформе нанесло изменение внешнеполитической конъюнктуры. Закрепить успехи в Лифляндии не удалось и в 1661 г. все завоеванные земли пришлось вернуть Швеции. Шведское правительство ужесточило монополию на вывоз меди, и русское денежное дело сразу стало испытывать дефицит сырья. В ход пошла бытовая медная утварь. Денежные дворы оказались «без дела». Медные копейки окончательно были скомпрометированы. Народные волнения в Пскове, «Медный бунт» 1662 г. поставили точку в неудачной попытке реорганизовать русское денежное дело, и оно вернулось после 15 июля 1663 г. к традиционной серебряной копейке, которая с трудом доживала свой век, все более и более затрудняя экономическое и политическое развитие страны22.






оставить комментарий
страница1/6
Дата02.10.2011
Размер1,18 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх