В. А. Астахов Проблема полисных элементов в структуре позднеантичного Боспора icon

В. А. Астахов Проблема полисных элементов в структуре позднеантичного Боспора


Смотрите также:
Н. К. Сопова Динамия правительница Боспора...
Н. К. Сопова Квопросу о времени образования союза греческих апойкий на берегах Боспора...
Реферат Разработана кластерная восемнадцатигрупповая система химических элементов до...
Детерминизация логических спецификаций автоматов...
Методические указания к практическим занятиям по дисциплине «Теория вероятностей...
Н. К. Сопова Некоторые вопросы ранней истории Боспора в работах отечественных исследователей...
Керамические строительные материалы боспора в эпоху эллинизма (типология и хронология боспорских...
Астахов М. В. О соотношении технологии, подходов...
Первые попытки классификации химических элементов. Амфотерные оксиды и гидроксиды...
Название сайта...
-
Дихотомия – основа биниальной парадигмы естествознания...



Загрузка...
скачать



В.А.Астахов

Проблема полисных элементов в структуре позднеантичного Боспора

(по эпиграфическим данным)

Всеобщая история. Современные исследования: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 13. Брянск: Издательство БГУ, 2004.


Как известно, греки и римляне республиканского времени не представляли свою жизнь вне гражданской общины. У Аристотеля наиболее ярко выражены идеи о полисе как типичной для греков форме общественной организации и бытия и высшей форме человеческого общежития. По мнению Аристотеля, человек, который живет по природе своей, а не вследствие случайных обстоятельств, вне государства, есть либо сверхчеловек, либо существо недоразвитое1. Цицерон также считал, что гражданская община появилась в силу врожденной потребно­сти людей жить вместе2.

Греческие города, возникшие в VI в. до н.э. на обоих берегах Керченского пролива, первоначально существовали как самостоятельные и независимые по­лисы. Этот факт современные исследователи не оспаривают и приводят в под­тверждение его данные эпиграфики, нумизматики, письменные свидетельства античных авторов. Ситуация меняется, когда полис оказывается включенным в состав крупных централизованных государств. В царстве Селевкидов греческие города, имевшие полисный статус, хотя и являлись одной из основ государства, неким объединяющим элементом в разноплеменном царстве, находились под контролем царской администрации. Рим также стремился сохранить внутрен­нюю автономию завоеванных греческих полисов. Государственная структура империи базировалась на самоуправляющихся городах, бывших её важнейши­ми элементами3. Несколько иначе обстояло дело в Парфянском царстве. Осо­бенности социальной, политической структуры этого государства, характер его армии вели к тому, что полис вытеснялся из государственной системы. Однако и здесь экономическое значение полисов, их военная сила не позволяли парфянам проводить политику выдавливания полиса из государственной структуры быст­ро и прямолинейно4.

Относительно сохранения полисных институтов в рамках позднеантичной боспорской монархии единого мнения среди исследователей нет. Одни историки считают, что шел процесс быстрой ликвидации полисных институтов ещё при Спартокидах и для первой половины IV в. до н.э. можно говорить уже об общебоспорском гражданстве5. По мнению других авторов, боспорское обще­ство коренным образом изменилось лишь к последним десятилетиям III в н.э., когда исчезают полисные институты6.

Анализ эпиграфических материалов, с известной долей вероятности, подтвер­ждает существование признаков полисной жизни в позднеантичном Боспоре. Из­вестно, что важнейшим свидетельством, доказывающим существование граждан­ской общины, является упоминание в источниках Народного собрания (экклесия) и Совета (буле). В самых крупных городах Боспорского царства обнаружены над­писи, которые подтверждают наличие в них вышеуказанных полисных институ­тов. Из Фанагории известны три надписи в честь боспорских правителей, свиде­тельствующие о постановке статуй Динамии, а также, вероятно, Савромату I или Котису II и выполненных от имени "Народа агриппейцев" и "Совета и Народа агриппейцев"7. Аналогична посвятительная надпись из Горгиппии, повествующая о постановке статуи Народом города царю Рискупориду I8. К более раннему вре­мени относится надпись из Нимфея, выполненная на мраморном постаменте ста­туи Митридата Евпатора, где нимфейцы благодарят царя за его деяния и благо­склонность к ним. По мнению В.П.Яйленко под "деяниями" следует понимать восстановление формальной независимости Нимфея как полиса9.

Помимо посвятительных надписей Совет и Народ Горгиппии фиксируются в официальном документе времен Савромата II. В данной надписи интерпрети­ровавший её С.Ю.Сапрыкин читает "Совету и Народу", что свидетельствует, по мнению автора, о наличии у Горгиппии определенной доли самоуправления и независимости10.

Косвенно можно предположить наличие Совета в Танаисе. Источников с не­посредственным упоминанием танаисского Совета мы не имеем. Однако строи­тельная надпись, обнаруженная в 1965 г. на территории древнего Танаиса, отно­сящаяся ко времени правления боспорского царя Котиса III, упоминает четырех эпимелетов, трое из которых названы простатами. Исследовавшая надпись А.И.Болтунова указала, что это первое упоминание простатов в эпиграфике Се­верного Причерноморья. Проведя параллель с деятельностью простатов в других греческих государствах, где они готовили проекты решений для Совета, автор пришла к заключению об аналогичных функциях и танаисских магистратов''.

Сложнее определить характер содержания и время надписи, обнаруженной в Гермонассе. В ней также упоминается Совет. Не исключено, что это была посвя­тительная надпись, аналогичная фанагорийским12. Не менее сложным остается вопрос о наличии Народного собрания и Совета в столице Боспорского царства -Пантикапее. В свое время К.М.Колобова, исследовавшая надпись I в. н.э., поло­жительно ответила на этот вопрос. В ней по решению Совета и Народа честву­ется лицо за оказанные городу услуги, которое к тому же награждается золотым перстнем13. По мнению К.М. Колобовой, чествуемый являлся жителем Пантикапея, но к моменту награждения не принадлежал к знатному слою граждан. Вру­чение золотого перстня, означало, согласно римским законам, право носить зо­лотое кольцо, что, в свою очередь, автоматически причисляло пантикапейца к гражданской верхушке14. Следует, однако, отметить, что точка зрения К.М.Колобовой не получила полного признания на том основании, что больше не известны аналогичные надписи с упоминанием Совета и Народного собрания Пантикапея, а данная надпись была сделана в другом городе15.

Заслуживает внимания упоминание термина Демос (Народ) в надгробных эпитафиях первых веков нашей эры, происходящих из Пантикапея16. Историками по-разному интерпретируется содержание данного термина. А.И. Доватур, Д.П. Кал листов, В.Ф. Гайдукевич не считают, что в слове Демос обязательно надо видеть гражданскую общину17. А.И. Болтунова, Ю.Ю.Марти, К.М.Колобова, напротив, под термином Демос понимают наличие гражданской общины, Народного собрания элементов самоуправления18. В двух надписях КБН 138 и 140, содержание которых похоже, умерший заслужил почет и славу от царя и Народа. Очевидно, в обо­их случаях умерший являлся гражданином Пантикапея. В эпитафиях выражаете благодарность граждан своему соотечественнику за его добрые дела при жизни. Вряд ли термин Демос обозначает просто все свободное население. Вероятнее всего, одновременное употребление в эпитафиях терминов Народ и царь свиде­тельствует о четком отличии двух противоположных государственно-политичес­ких институтов, в основе одного из которых лежат коллективные начала власти, в основе другого - единоличная власть. Заслуги умерших были значительные и они сумели снискать почет и славу не только у своего коллектива, что могло быть есте­ственно, но и у самого царя. Последнее, вероятно, удавалось гражданам гораздо реже Употребление в эпитафиях термина царь подчеркивало не только значи­тельность заслуг умерших, но придавало и термину Демос больший политичес­кий смысл. Царь рассматривался, прежде всего, как правитель страны, носитель власти, и Демос представлял собой не совокупность многих людей, а коллектив, наделенный определенными полномочиями. По мнению А.И.Болтуновой, в гре­ческом языке термин Демос имеет одно значение — политическое19. Тот факт, что слово царь употреблено перед Народом, подчеркивает признание верховного ав­торитета боспорского правителя над гражданской общиной. Об этом же свиде­тельствует и постановка статуй правящих царей от имени Народа и Совета.

Гражданские общины боспорских городов, очевидно, могли заниматься ре­шением некоторых внутренних проблем, например, строительными работами, расходованием денежных средств на нужды жителей города. Надпись, выполнен­ная на храмовом столе, сообщает о сооружении патридой маленького городка Китея на собственные средства храма и посвящении его, а также прилежащего дома и ограды "Богу гремящему, внемлющему"20. Патрида означает отечество, а под этим словом понимается община Китея. Руководил работами бывший царский служа­щий Юлий Симмах, который пожертвовал на строительство и свои деньги. По мнению Ю.Ю.Марти этот царский чиновник после службы вернулся в родной Китей, где являлся крупным земельным собственником21. Тот факт, что царские сановники активно участвовали в жизни боспорских городов, жертвуя свои сред­ства, свидетельствует о зависимости общины от богатых и знатных людей.

Городской Совет распоряжается денежными средствами гражданской об­щины в Горгиппии. Об этом свидетельствует надпись, сделанная от имени фиаситов, обнаруженная в Анапе в 1981 г.22 Кроме того, в вышеуказанной строи­тельной надписи из Танаиса, простаты в качестве "эпимелетов стены" контро­лируют расходование средств на строительные работы23.

Конечно, надписей с упоминанием Народного собрания, Совета, Народа не так много, но и они могут свидетельствовать о сохранении в ряде боспорских городов определенной доли самоуправления. Гражданская община признавалась центральной властью как носитель определенной суммы гражданских прав и обязанностей, хотя и под контролем Боспорского правителя.

Существование гражданской политической организации предполагает на­личие определенных должностных лиц, которые избираются общиной и управ­ляют ее делами, даже если это и происходит под контролем центральной власти. Одной из таких должностей являлась должность политарха. Она известна из двух надписей: одна из Пантикапея, на памятнике, поставленном в честь царя Тейрана, другая - из Фанагории24. О полномочиях боспорских политархов су­дить сложно. Надписи лишь упоминают должностных лиц, но ничего не сооб­щают об их деятельности. В пантикапейской надписи политарх перечисляется наряду с другими магистратами: начальником царской области и наместником Феодосии, хилиархом, начальником аспургиан, лохагом, главным секретарем. Все они являлись высшими чиновниками. Можно предположить, что и поли­тарх принадлежал к их числу. Если попытаться выяснить функции политарха более детально, необходимо провести аналогии с деятельностью политархов в других античных городах. Оказывается, эта должность могла быть военной ма­гистратурой. Полиен писал, что, если политарх не желает следить за армией, то пусть хотя бы следит за уклоняющимися от гарнизонной службы. В "Деяниях апостолов" эта должность представлена коллегиальной магистратурой, где политархи выполняли функции городских судебных властей. Не исключено, что функции политарха могли быть связаны и с финансовой деятельностью. В Фессалониках это должностное лицо имело отношение к городской казне25. Что ка­сается боспорских политархов, скорее всего, они являлись гражданскими маги­стратами, поскольку в тех городах, где по надписям устанавливается их суще­ствование, а именно в Пантикапее и Фанагории, теми же надписями зафиксиро­вано наличие военных магистратов: хилиархов и лохагов. Во всяком случае, по мнению В.В.Латышева, политарх стоял во главе граждан Пантикапея. Он пола­гал, что подобные магистраты были и в Фанагории26. Являясь градоначальника­ми, политархи, возможно, формально выбирались Народным собранием, но ут­верждались царем, либо после назначения царем требовалось формальное подтверждение Народного собрания. Последнее представляется более вероятным. В надписи из Фанагории ясно видно, что Агафус, сын Сакла, стал политархом вследствие хорошего расположения к нему царя. Иными словами, царь назна­чил его на эту должность. Пантикапейский же политарх Лиман, сын Феида, оче­видно, не был даже жителем столицы, а происходил родом из Танаиса. Он был, возможно, внуком танаисца Лимана, сына Феида, который известен как член синода в начале III в. н.э.27 Конечно, можно предположить и обратное: что к моменту назначения на должность он был уже жителем Пантикапея. Не исклю­чено, что по характеру своей деятельности политархи Пантикапея и Фанагории были близки наместникам Горгиппии и Феодосии, а также пресбевту Танаиса. Все они находились под контролем царя. Перечисление политарха вместе с пред­ставителями царской администрации показывает практическое отсутствие гра­ни между царскими и полисными магистратами. Повторимся, однако, что, воз­можно, в самых крупных городах царства Пантикапее и Фанагории требовалось формальное согласие Народного собрания. Отсюда и разница в названиях маги­стратур. Кстати, в Горгиппии, Феодосии и Танаисе должность политарха не за­фиксирована, а в Пантикапее и Фанагории не известны царские наместники.

Помимо политарха, боспорские надписи упоминают стратега. Однако, не­большое их количество и краткость содержания не позволяют ясно и точно оп­ределить функции стратега. Высказывались различные мнения относительно характера и полномочий данной магистратуры. Т.Н. Книпович определяла ее как общегосударственную должность, С.А.Жебелев - как танаидскую и не обяза­тельно военную, В.В.Латышев относил ее к числу военных магистратур28.

В эпиграфике Боспора стратег упоминается в надписях только трех городов: Пантикапея, Горгиппии, Танаиса. Причем упоминается должность в различных по характеру и содержанию документах. Наиболее раннее ее упоминание отно­сится к I в. н.э. Это две надписи из Пантикапея, связанные с некрополем. Одна из них помещена на надгробии стратега тикандитов, вторая - содержит одно слово -стратеги29. Плита с этой надписью, по предположению В.В.Латышева, служила в качестве надписи-указателя на пантикапейском некрополе, обозначая место захо­ронения стратегов, поскольку она была обнаружена недалеко от первой30.

Наибольшее количество упоминаний должности стратега приходится на Горгиппию. Отсюда известны четыре надписи фиасов, где стратеги были рядо­выми фиаситами. Кроме того, еще одна, обнаруженная в 1976 г. на территории Анапы, упоминает стратега и сообщает о возведении какого-то общественного здания, либо культовой постройки31. В отличие от пантикапейских надписей, горгиппийские датируются более поздним временем и относятся ко II - началу III вв. н.э. Ко II в. н.э. относятся и две надписи из Танаиса. В посвятительной надписи стратег назван вместе с бывшими начальниками областей, причем его имя стоит первым. Стратег также упоминается и в строительной надписи32. Можно предположить, что должность стратега являлась общегородской ма­гистратурой, так как обнаружена в надписях из Пантикапея, Горгиппии, Танаиса. По своему значению она уступала таким как наместники царских областей и городов, хилиарх, лохаг, поскольку в надписях упоминается после перечислен­ных должностных лиц, за исключением КБН 1237. Надписи, сделанные от име­ни стратегов, не известны.

Каковы были функции стратегов боспорских городов? Известно, что в элли­нистическую эпоху наблюдается изменение содержания должности стратега. Они возглавляют городскую администрацию. Через стратегов цари контролировали городскую жизнь, проводили необходимую им политику. Стратеги предлагали городские декреты, осуществляли надзор за городской казной. Иными словами, стратеги исполняли функции, которые раньше принадлежали городскому Совету.

Судя по всему, боспорские стратеги не возглавляли городскую администра­цию и не через них цари контролировали жизнь городов. В Пантикапее и Фанагории для этого имелся политарх, в Горгиппии и Феодосии - наместники горо­дов, в Танаисе — пресбевт. Применительно к римскому времени В. Либенам от­мечал, что количество стратегов в городах могло быть различным. Неодинаков был и срок их деятельности: четыре месяца, полгода, год. Функции стратегов были весьма различны: от созыва Совета и Народных собраний до снабжения города продуктами питания и обеспечения в нем безопасности33.

Трудно судить, на какое время выбирались боспорские стратеги. Число же их в городах было неодинаково. КБН 1134 указывает, что в Горгиппии одновременно было три стратега. Мнение В.В.Латышева о наличии на пантикапейском некропо­ле специального места для захоронения стратегов также подтверждает мысль о значительном количестве стратегов в городе. Характер деятельности боспорских стратегов не был военным. Они занимались вопросами, связанными со снабжени­ем города продуктами, наведением и поддержанием в нем порядка, организацией праздничных шествий и т.д. Поскольку стратеги решали вопросы внутригородс­кой жизни, они выбирались самими гражданами. Изменение функций стратега, этой полисной магистратуры, свидетельствует о постепенной утрате полисными институтами своего значения. Однако они сохранялись.

По мнению К.М.Колобовой, свидетельством наличия гражданской общины и полисного самоуправления является использование в боспорской эпиграфике де-мотикона34. Посвятительную надпись в честь царя ставит в Фанагории в III в. н.э. пантикапеец35. Если гражданин находился, действовал или был похоронен хотя и в пределах царства, но не на территории родного города, употребление демотикона было обычным делом. Два нимфейских гражданина упомянуты в делосской надписи36. Известно надгробие гермонассца37. В надписи о строительстве Деметрий сын Аполлония называет себя танаитом38. Это было, видимо, не слу­чайно, учитывая существование в Танаисе двух общин: греческой общины и общины танаитов. По мнению В.В.Латышева, греческую общину возглавлял эллинарх, общину танаитов - архонт39. Анализ эпиграфических источников, упо­минающих обе должности, показывает, что они постоянно встречаются в над­писях во второй половине II и первой половине III вв. н.э. Причем всегда упоми­нается только один эллинарх и один архонт танаитов, за исключением КБН 1245, когда в 220 г. н.э. их было сразу четыре. В основном эти должности упоминают­ся в надписях о строительстве, где эллинархи и архонты танаитов осуществляют руководство строительными работами. По мнению Т.Н. Книпович, заботы о го­родском благоустройстве - одна из главных функций, где они выступают как представители городской магистратуры. Руководство строительными работами во второй половине II - первой половине III вв. н.э. городскими властями, а не царским правительством, характерно для Танаиса этого периода40. Работы, ве­лись под непосредственным наблюдением комиссии эпимелетов. Эпимелеты -должностные лица, назначенные специально для каждого случая, ведавшие орга­низацией общественных работ. Должность эпимелета носила эпизодический и почетный характер41. Среди эпимелетов были лица, выделявшиеся богатством и служебным положением. Родон, сын Харитона, будучи эпимелетом в 192 г. н.э., участвовал в работе по восстановлению городской башни, а год спустя стал эллинархом42. Родон, сын Фазинама, бывший эпимелетом также в 192 г. н.э., еще раньше в 188 г. н.э. был эллинархом43. Обращает на себя внимание, что в надпи­сях, где эллинарх и архонт танаитов упоминаются вместе, архонт танаитов сто­ит перед эллинархом44. Д.Б. Шелов полагал, что эти чиновники были более или менее равноправны и совместно выполняли обязанности45. Имена архонтов та­наитов позволяют проследить генеалогические связи между ними. Практичес­ки все известные архонты танаитов связаны родственными узами с кем-либо, кто отправлял эту должность раньше, что позволяет считать ее наследственной46. Среди эллинархов случаи наследственности в получении магистратуры не встре­чаются. Если согласиться с мыслью, что должность архонта танаитов была на­следственной, то получается, что срок полномочий его был неограничен. Ар­хонты танаитов носят более выраженные местные имена, чем эллинархи. Это подтверждает предположение о двух первоначальных этнических группах. Кро­ме того надписи свидетельствуют, что эллинархи до получения своей должнос­ти занимали ответственные посты в фиасах. Так, Басилид, сын Феоника, был гимнасиархом фиаса, а Психарион, сын Фидана - синагогам фиаса47.

Исследователи отмечают отсутствие следов полисного устройства Танаиса в III -1 вв. до н.э.48 Однако после похода Полемона на Танаис в конце I в. до н.э. и его присоединения к Боспорскому царству сюда переселяется много боспорских эллинов, получивших особую общинную организацию, во главе которой стоял эллинарх. С политическим подчинением Танаиса усиливается тенденция к эл­линизации общественной жизни города. Возможно, под влиянием этой тенденции возникли некоторые элементы полисной организации и у жившего здесь местного населения - танаитов, впрочем сохранившего и пережитки прежнего общественного устройства. Это выразилось в наследственном праве при выбо­ре главных должностных лиц этой общины - архонтов танаитов.

Должность архонтов существовала только в Танаисе. Поэтому необычно употребление в надписи, датированной 307 г. н.э. и обнаруженной в Гермонассе, архонтов Агриппеян и Кейсареян49. Как известно, во главе Фанагории и Пантикапея, которые были переименованы соответственно в Агриппею и Кейсарию, стояли политархи. Трудно объяснить, чем вызвано упоминание в надписи ар­хонтов двух городов, существовала ли такая должность в столицах? В.Д. Блаватский считал, что под архонтами скрываются все-таки политархи, назвавшие себя архонтами с целью подчеркнуть свои оппозиционные настроения50. Вероятно, автор прав. В начале IV в. н.э. царская власть ослабла. Политархи, будучи пра­вителями столиц, возможно, назначались царем с последующим утверждением на Народном собрании, и в силу сложившихся обстоятельств могли получить определенную независимость от центральной власти, сохранив, вместе с тем, связь с гражданским коллективом.

Подводя итоги, отметим, что крупные города Боспорского царства Пантикапей, Фанагория, Горгиппия, а также Танаис и, возможно, Гермонасса в условиях авторитарной власти не утрачивают некоторых присущих гражданской общине элементов. Существуют Народные собрания и Советы, принимающие решения, хотя инициатива их сильно ограничена царем и его администрацией. Действуют общинные магистраты: политархи, стратеги, эллинархи, архонты танаитов. Все они тщательно контролируются центральной властью, и круг их деятельности весьма ограничен. Из этого следует, что полисная организация на Боспоре в первые века нашей эры не исчезла полностью. Она существовала с присущими ей особенностями, порожденными экономическим и политическим развитием царства, порой заставляя центральную власть считаться с собой. Сохранению гражданской общины в условиях воздействия на нее либо централизованных государств, либо племенного мира способствовало сплочение гражданского кол­лектива благодаря традиционным формам самоуправления, которые не только противостояли центральной власти, но могли использоваться ею для создания определенной социальной опоры в массе местного зависимого населения51. В этом смысле, каково бы ни было происхождение монархической власти и каки­ми бы различными ни были пути ее дальнейшего развития, она всегда рассмат­ривала городскую общину как важного политического партнера52.


ПРИМЕЧАНИЯ


  1. Аристотель. Политика / Пер. С.А. Жебелева, М.Л. Гаспарова. - М., 2002. - С. 24.

  2. Цицерон. Диалоги: "О государстве", "О законах" / Изд. подгот. И.Н.Веселовский, В.О.Горенштейц и С.Л.Утченко. - М., 1966. - С. 54.

  3. Кошеленко Г.А. Греческий полис на эллинистическом Востоке. - М., 1979. - С. 287.

  4. Там же.

  5. Ehrhardt. N. Milet und seine kolonien. - Bern, 1983. - S. 79, 118; Шелов-Коведяев Ф.В. Новые Боспорские декреты // ВДИ. - 1985. - № 1.

  6. Блаватский В.Д. Античная археология и история. - М., 1985. - С. 247; Гайдукевич В.Ф. Боспорское царство. - М.-Л., 1949. - С. 340.

  7. КБН 979, 982, 983.

  8. КБН1118.

  9. Яйленко В.П. Новые эпиграфические данные о Митридате Евпаторе и Фарнаке // Те­зисы докладов и сообщений III Всесоюзного симпозиума по древней истории Причер­номорья. - Тбилиси, 1985. - С. 618-619.

  10. Сапрыкин С.Ю. Из эпиграфики Горгиппии // ВДИ. - 1986. - № 1. - С. 73.

  11. Болтунова А.И. Новая строительная надпись из Танаиса // АИКСП. - Л., 1968. - С. 48.

  12. КБН 1100.

  13. КБН 432.

  14. Колобова К.М. К вопросу о награждении пантикапейца золотым кольцом // СА. - 1958.-Т.28. С. 195-197.

  15. См. комментарий к ст. КБН 432.

  16. КБН 138, 140.

  17. Сапрыкин С.Ю. Ук. соч. - С. 73.

  18. Марти Ю.Ю., Болтунова А.И. Неопубликованные надгробия из Керчи и окрестностей // ВДИ. - 1950. - № 4. - С. 74; Колобова К.М. Политическое положение городов // ВДИ.- 1953.-№ 4.-С. 54-55.

  19. Марти Ю.Ю., Болтунова А.И. Ук. соч. - С. 74.

  20. КБН 942.

  21. Марти Ю.Ю. Новые эпиграфические памятники Боспора // ИГАИМК. - 1934. - Вып. 104. С. 63.

  22. Болтунова А.И. Надписи Горгиппии (Из находок 1971 - 1981 гг.) // ВДИ. - 1986. - № 1.-С. 48.

  23. Болтунова А.И. Новая строительная надпись... - С. 48.

  24. КБН 36, 1000.

  25. Семенова Е.Е. Царская власть и общинное самоуправление на Боспоре // Античная гражданская община. - М., 1984. - С. 25-26.

  26. Латышев В.В. novtiKa. - СПб., 1909. - С. 127.

  27. КБН 1277.

  28. Книпович Т.Н. Танаис. - М.-Л., 1949. - С. 94; Жебелев С.А. Северное Причерноморье. - М.-Л., 1953. - С. 201, 211; Латышев В.В. по Tika. - С. 126.

  29. КБН 382, 827.

  30. Латышев В.В. Греческие и латинские надписи, найденные в южной России в 1901 году (с 30 снимками) // ИАК. - 1902. - Вып. 3. - С. 34.

  31. КБН 1134,1141,1179; Кругликова И.Т. Новые эпиграфические памятники из Горгиппии // ВДИ. - 1967. - № 2. - С. 184; Болтунова А.И. Надписи Горгиппии (Из находок 1971 -1981 гг.) // ВДИ. - 1986. - № 1. - С. 46.

  32. КБН 1237, 1256. :

  33. Liebenam W. Stadteverwaltunq im romischen Kaiserreiche. - Leipzig, 1900. - S. 286-288, 350, 358, 363.

  34. Колобова К.М. Политическое положение городов... - С. 53.

  35. КБН 1048.

  36. Колобова К.М. Политическое положение городов... - С. 53.

  37. КБН 495.

  38. КБН 1249.

  39. Латышев В.В. novtiKa. - С. 128.

  40. Книпович Т.Н. Ук. соч. - С. 96.

  41. Гайдукевич В.Ф. История античных городов Северного Причерноморья // Античные города Северного Причерноморья. - М.-Л., 1955. - Т. 1. - С. 144-145.

  42. КБН 1243, 1237.

  43. КБН 1243, 1242.

  44. КБН 1242, 1237, 1245.

  45. Шелов Д.Б. Танаис и Нижний Дон в первые века нашей эры. - М., 1972. - С. 266.

  46. Генеалогические связи архонтов танаитов представлены на таблице в работе А.А.Мол­чанова. Высшие магистраты Танаиса II - III вв. н.э. и происхождение дуалистической системы его устройства // Проблемы истории СССР. - М., 1976. - Вып. 5. - С. 75.

  47. КБН 1277, 1280.

  48. См., например: Шелов Д.Б. Танаис и Нижний Дон в III -1 вв. до н.э.-М., 1970.-С. 180-181.

  49. КБН 1051.

  50. Блаватский В.Д. Ук. соч. - С. 248.

  51. Свенцицкая И.С. Предисловие // Античная гражданская община. - М., 1984. - С. 4.

  52. Фролов Э.Д. Сицилийская держава Дионисия. - Л., 1979. - С. 103.










Скачать 204.85 Kb.
оставить комментарий
Дата02.10.2011
Размер204.85 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх