Книга на сайте icon

Книга на сайте


Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
скачать
Техника и оружие

Кириллов-Губецкий Иосиф Михайлович

Современная артиллерия



Проект "Военная литература": militera.lib.ru
Издание: Кириллов-Губецкий И. М. Современная артиллерия. — М.: Воениздат, 1937.
Книга на сайте: militera.lib.ru/tw/kirillov-gubetsky/index.html
Иллюстрации: militera.lib.ru/science/kirillov-gubetsky/ill.html
^ OCR, корректура: Александров Константин (constantin_g_al@mail.ru)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)

[1]Так обозначены страницы. Номер страницы предшествует странице.
{1}Так обозначены ссылки на примечания. Примечания после текста.

^ Кириллов-Губецкий И. М. Современная артиллерия. 3-е испр. изд. — М.: Воениздат, 1937.

Memo.ru: Кириллов-Губецкий Иосиф Михайлович. Род.1898, г.Кишинев; русский, член ВКП(б), обр. среднее, заместитель начальника Артиллерийского управления РККА, комбриг, прож. в Москве: ул.4-я Тверская-Ямская, д.10, кв.4. Арест. 17.01.1938. Приговорен ВКВС СССР 25.08.1938 по обв. в участии в к.-р. террористической организации. Расстрелян 25.08.1938. Реабилитирован 29.09.1956.


С о д е р ж а н и е

Введение
Глава I. Артиллерия перед началом войны 1914-1918 гг.
Глава II. Уроки войны 1914-1918 гг. в артиллерийском отношении
Глава III. Современная артиллерия
Примечания
Список иллюстраций




Все тексты, находящиеся на сайте, предназначены для бесплатного прочтения всеми, кто того пожелает. Используйте в учёбе и в работе, цитируйте, заучивайте... в общем, наслаждайтесь. Захотите, размещайте эти тексты на своих страницах, только выполните в этом случае одну просьбу: сопроводите текст служебной информацией — откуда взят, кто обрабатывал. Не преумножайте хаоса в многострадальном интернете. Информацию по архивам см. в разделе Militera: архивы и другия полезныя диски (militera.lib.ru/cd).


Введение

Началом развития современной артиллерии принято считать империалистическую войну 1914-1918 гг. С этим нельзя не согласиться. В силу того, что воюющие государства вступили в эту войну недостаточно подготовленными в артиллерийском отношении, война 1914-1918 гг. в короткий срок поставила перед артиллерийской техникой очень большое число новых задач. Разрешение этих задач в соответствии с развитием техники вообще стало насущнейшей заботой всех государств, желавших сохранить свою армию на уровне современных требований.

Однако, это оказалось не легко. Далеко не по каждому вопросу, связанному с конструированием новых артиллерийских систем, техника артиллерийского дела имела готовое решение или могла, дать сколько-нибудь удовлетворительный или исчерпывающий ответ. Многочисленные области человеческого знания и техника, призванные служить целям войны, оказались не в состоянии полностью и немедленно удовлетворить запросы артиллерии, возникшие у нее в результате сильно возросших требований, предъявляемых к ней на поле боя.

Понадобилось увеличение числа научных дисциплин, обслуживающих артиллерию; понадобились специальные теоретические изыскания для разрешения различных новых проблем в деле совершенствования артиллерии; понадобились широко поставленные опыты для проверки результатов теоретических расчетов и, наконец, оказалось необходимым приспосабливать промышленность к массовому, зачастую совершенно новому, производству.

Даже наиболее передовые (в техническом отношении) капиталистические страны оказались не в состоянии в тот короткий [4] срок, который дала война, полностью разрешить все эти задачи и дать образцы артиллерийского вооружения, отвечающие возникшим требованиям.

Новая техника дает новые образцы артиллерийских орудий. В процессе создания этих образцов возникают новые идеи, предлагаются новые варианты и новые решения, не предусмотренные первоначальными проектами.

Не прекращающиеся после мировой войны разного рода колониальные войны, преимущественно на отдаленных, внеевропейских театрах, рождали новые требования и давали новое освещение старым; социальные сдвиги изменяли господствующие взгляды на использование техники в бою; развитие самой техники открывало новые перспективы и рождало новые возможности.

А из этого следует, что если опыт войны 1914-1918 гг. и заставил артиллерию радикально изменить свою физиономию в результате предъявления к ней целого ряда новых требований, то сами эти требования не остаются неизменными, а тоже изменяются, эволюционируют в соответствии с идущей вперед гигантскими шагами техникой, новыми изобретениями и новыми требованиями тактико-оперативного порядка.

Несмотря на осознанную всеми государствами необходимость введения на вооружение новых артиллерийских образцов, несмотря на имеющуюся во всех странах «систему вооружения», предусматривающую наличие в армии более современного и более совершенного вооружения, и колоссальные затраты на развитие артиллерии, это совершенное и более современное новое вооружение поступает в войска очень медленно.

До сих пор, спустя почти 20 лет после окончания империалистической войны, ни в одной стране перевооружение артиллерии полностью еще не закончено, и на вооружении в основном состоят образцы конца войны, в большинстве своем модернизированные. Даже Германия, которая делает невероятные усилия для вооружения своей армии наново, сохранила еще целый ряд образцов орудий времен войны 1914-1918 гг.

Перевооружение артиллерии армии требует колоссальных расходов, размеры которых увеличиваются тем, что одновременно [5] с материальной частью должны быть изготовлены снаряды, стоимость запаса которых в 10-20 раз больше стоимости материальной части. Кроме того, перевооружение новой материальной частью не исключает наличия в армии еще в течение ряда лет старых образцов, для которых, в свою очередь, во время войны требуется изготовлять снаряды.

Громадные расходы, связанные с полным перевооружением артиллерии, быстрый рост техники, открывающей все новые и новые возможности в создании более современных образцов, а также развитие новых средств подавления — танков и авиации, — которые также требуют больших расходов, толкают большинство капиталистических армий в вопросе перевооружения на следующий путь:

1. Армия довооружается в массовом количестве танками и авиацией и вследствие этого в корне меняет свое лицо.

2. Артиллерия в массе модернизируется — приспосабливается к современным требованиям и держится не ниже уровня артиллерии вероятных противников.

3. В крупных масштабах вооружаются только теми видами артиллерии, которых совершенно не было. К ним относится артиллерия противотанковая, зенитная и пехотная. Новые образцы даются войскам также вместо таких орудий, которые настолько устарели, что больше модернизировать их нецелесообразно, или они настолько сложны, что массовое изготовление их во время войны невозможно.

Для тех же видов артиллерии, которыми армии не перевооружаются, помимо модернизации и параллельно с ней, Сведутся большие опытные работы по созданию более совершенных образцов. Опытные образцы проходят тщательные войсковые испытания, заказываются серии их, разрабатывается технологический процесс и подготавливается производство для массового выпуска их с началом войны.

С появлением новой, более современной конструкции она проходит тот же путь, заменяя своих предшественников. Таким образом, производство готово с началом войны выбрасывать в армию последнее проработанное и испытанное достижение техники, которое в мирное время держится в секрете. [6]

Этот путь позволяет, конечно, во время войны поставить производство более совершенного последнего образца, но требует колоссального напряжения промышленности, которая должна без достаточной подготовки в мирное время (нет больших заказов) выбросить в армию в массовом количестве новые образцы орудий и новые снаряды к ним. Однако, следует учесть, что в крупных иностранных государствах делается все возможное, чтобы заблаговременно планировать переход всех гражданских заводов на производство военного времени, причем в основу этого планирования кладется опыт войны 1914-1918 гг.

Описанный нами путь перевооружения артиллерии, естественно, не является и не может быть стандартным для всех армий капиталистических государств. В зависимости от экономических и политических обстоятельств и соображений, а также от степени насыщения армии техникой, качества состоящей на вооружения артиллерии и театра войны различные государства осуществляют в мирное время перевооружение тем или иным образом, в меньших или больших масштабах, преследуя одну цель: с началом войны быть сильнее своего противника, а во время войны производить последние образцы орудий.

До последнего временя наиболее высокие темпы перевооружения артиллерии наблюдались в малых государствах, не имеющих своего орудийного и снарядного производства. Эти государства скорее, чем крупные, решались на закупку больших партий новых орудий из боязни остаться с устаревшей материальной частью в случае возникновения войны. Крупные же государства, располагающие своим орудийным производством, оттягивали момент более широкого перевооружения артиллерии, рассчитывая использовать самые последние достижения техники уже во время войны.

Однако, к настоящему времени, в связи с резким обострением противоречий и непосредственной угрозой втягивания в новую мировую войну, раздаются голоса, что путь откладывания перевооружения чреват опасностью. Промышленность, несмотря на предварительную подготовку ее в мирное время, может сразу не справиться со столь сложной задачей. Эта точка зрения в ряде государств уже проводится в жизнь путем если не полного, то частичного перевооружения артиллерии еще в мирное время. [7]

Таким образом, широко используя опыт войны 1914-1918 гг., грандиозный по размерам, концентрированный во времени, разносторонний и массовый по количеству участников и областям применения, мы ни на минуту не должны забывать, что этот опыт уже давно перестал быть исчерпывающим. Коренное изменение социального характера будущей войны, продолжающееся развитие техники, рост экономических возможностей отдельных стран и перераспределение этих возможностей среди других, эволюция возникших во время войны новых родов войск (авиация и танки), возможность моторизации и механизации всей армии вообще — все эти факторы, появившиеся уже после войны 1914-1918 гг., изменяют многие выводы, сделанные непосредственно после нее.

Поэтому в дальнейшем изложении, наряду с оценкой войны 1914-1918 гг., будут встречаться и положения, не вытекающие непосредственно из опыта этой войны и основанные на учете тех данных, которые изменились к настоящему времени. [8]


Главa I.
Артиллерия перед началом войны 1914-1918 гг.

^ Материальная часть артиллерии перед началом мировой войны


Прежде всего необходимо отметить, что до войны 1914-1918 гг. армии воевавших государств вовсе не имели существующих сейчас видов артиллерии: батальонной и полковой.

Зенитная артиллерия находилась в зачаточном состоянии. В армии были только опытные образцы, и зенитная артиллерия не только не была выделена в особый вид артиллерии, но раздавались даже голоса (и по тому времени очень авторитетные) б полном отсутствии потребности в ней. Так, в 1911 г. на лекциях в Академии генерального штаба известный артиллерист Е. Смысловский, говоря о путях развития современной артиллерии и ее будущем, следующим образом обосновывал свое мнение о зенитной артиллерии:

«Не могу, прежде всего, согласиться, что для борьбы с воздушными целями необходимы специальные орудия с большим вертикальным обстрелом и большой подвижностью.

Даже при том скромном предельном угле возвышения, который принят для 3-дм. пушки обр. 1902 г. (16°), а предельной дальности шрапнели (5 верст) цель, движущаяся на высоте 1 версты, будет находиться в сфере поражения 2,5 версты. А разве можно рассчитывать, чтобы не только современные, но и воздушные цели ближайшего будущего [9] двигались свободно с надежными результатами наблюдения за противником выше 1 версты?»{1}.

Ошибка Смысловского — недооценка развития воздушного флота — была повторена и в остальных воевавших в мировую войну государствах. Поэтому о зенитной артиллерии, как особом виде артиллерии, в 1914 г. говорить не приходится.

Кроме того, наблюдаемый нами сейчас процесс "проникания артиллерии во все поры войскового организма» в то время не только не начинался, но при существующих на артиллерию взглядах и не мог начаться. Артиллерия входила только в состав дивизии (в России — артиллерийская бригада на пехотную дивизию), не сливалась с нею органически, а жила своей особой жизнью. И это было естественно, потому что боевой порядок не вынуждал пехоту так часто и так настойчиво обращаться за помощью к артиллерии, как мы привыкли видеть это сейчас. Ниже мы еще вернемся к этому вопросу и разберем его несколько подробнее.

Таким образом, война 1914-1918 гг. была начата с артиллерией, делившейся по признаку мощности и подвижности на:

— полевую легкую, соответствующую современной дивизионной;

— горную;

— полевую тяжелую, соответствующую современной корпусной, и

— тяжелую (осадную), соответствующую современной АРГК большой мощности.


^ Полевая легкая и горная артиллерия

Полевая легкая артиллерия входила в состав пехотных дивизий. Количество артиллерии в дивизии в различных государствах показано в таблице 1 (стр. 10).

Полевая легкая и горная артиллерия во всех армиях, кроме французской, была вооружена пушками калибром около 75 мм и гаубицами калибром около 105 мм. Французская полевая легкая артиллерия не имела гаубиц и считала, что [10] ее «несравненная» 75-мм пушка может решать все задачи, возникающие в маневренном бою.


Таблица 1. Количество и распределение полевой легкой артиллерии в пехотных дивизиях главнейших воюющих стран к началу войны 1914—1918 гг.

Страна

Арт. бригад

^ Apт. полков

Арт. дивизионов

Apт. батарей

Орудий

Франция



1

3

9

36

Германия

1

2

4

12

72

Австро-Венгрия



1

3

8

48

Россия

1



2

6

48



Наибольшая дальность стрельбы колебалась в пределах около 7 — 8 км, однако, практически дальностью больше 5 — 6 км обыкновенно не пользовались.

Каждый образец имел на вооружении два снаряда — гранату и шрапнель. При этом в боевом комплекте пушек явное предпочтение было отдано шрапнели, так как опять-таки считалось, что скоротечный маневренный бой (а все страны готовились только к таким боям) почти не даст целей, для борьбы с которыми нужна будет граната.

Основные данные орудий артиллерии этого вида приведены в таблице 2.


^ Полевая тяжелая артиллерия

Полевая тяжелая артиллерия входила в состав армейских корпусов и армий. Количество ее в различных государствах показано в таблице 3 (стр. 12).

Полевая тяжелая артиллерия имела на вооружении пушки калибром около 105 мм и гаубицы калибром около 150 мм. Предельная дальнобойность этих орущий не на много превосходила дальнобойность орудий полевой легкой артиллерии. Каждый образец орудия, вплоть до 150-мм гаубиц,, имел два снаряда — гранату (в Россия называвшуюся бомбой) и шрапнель. [11]


^ Таблица 2. Орудия полевой легкой и горной артиллерии главнейших воюющих стран к началу войны 1914-1918 гг.

Страна, система, год изготовления

Калибр в мм

Вес снаряда в кг

Вес разрывного заряда в кг

Начальная скорость в м/сек

Предельная дальность стрельбы в км

Обстрел в градусах

Вес системы в кг

гори-зон-таль-ный

вер-ти-каль-ный

Боевое поло-жение

Поход-ное поло-жение

Россия

Полевая пушка обр. 1902 г.

76

6,5

0,78

588

6,4

±3

— 6 +16

1092

2017

Горная пушка обр. 1909 г.

76

6,5

0,8

381

7,0

+3

— 10 +35

624

1236

Полевая гаубица обр. 1909 г.

122

23,3

4.7

335

7,7

±2

— 1 +43

1337

2217

Франция

Полевая пушка обр. 1897 г.

75

7,25

0,84

530

8,6

±3

— 5+14

1160

1885

Горная пушка обр. 1906 г.

65

3,81

0,5

330

5,0

±3

— 10 +35

390



Германия

Пол. легкая пушка обр. 1896 г.

77

6,85

0,2

465

7,8

±4

— 13 +16

950

1095

Полевая гаубица обр. 1898-1909 гг.

105

15,7

1,48

295

7,0

±2

— 10 +40

1090

1980

Англия

18 фун. полевая пушка обр. 1904 г.

83,8

8,4

0,37

491

7,7

±4

— 6+16

1320

1785

Австро-Венгрия

8-см полевая пушка обр. 1905 г.

76,5

6,68

0,22

500

7,0

±3

— 7,5+18

1020

1910

10-см полевая гаубица обр. 1899 г.

104

14,7



290

6,1



—10 +42

998

1858

* Без перемещения станин. Угол поворота дан округленно до 1°, считая в каждую сторону (вправо и влево). [12]


Таблица 3. Количество и распределение полевой тяжелой артиллерии армейских корпусов главнейших воюющих стран в началу войны 1914-1918 гг.

Страна

Арт. полков

^ Арт. дивизионов*

Арт. батарей

Орудий

Франция

1

4

12

48

Германия



1

4

16

Австро-Венгрия



1

2

8

Россия



1

2

12

*В Германии — арт. батальонов.


^ Основные данные орудий артиллерии этого вида приведены в таблице 4.


По поводу этой таблицы следует сделать следующие замечания. Французская артиллерия не имела 105-мм пушек нового образца, хотя во Франции на заводе Крезо изготавливались 107-мм (42-лин.) полевые тяжелые пушки для России. Французская полевая тяжелая артиллерия имела небольшое количество 155-мм гаубиц сист. Римальо и 120-мм устаревших пушек обр. 1870/90 гг. сист. Банжа, входивших в состав армий. На вооружении же армейских корпусов во Франция состояла все та же 75-мм полевая легкая скорострельная пушка.

В России на вооружении корпусов состояла в «мортирных» дивизионах нынешняя дивизионная 122-мм гаубица, которая, так же как и во Франции, была по своим баллистическим качествам и весу системы типичным полевым легким орудием.

Перед самой войной в России было сформировано 5 тяжелых артиллерийских дивизионов трехбатарейного состава каждый, вооруженных уже полевыми тяжелыми орудиями — 107-мм пушками и 152-мм гаубицами.

Лучше других была обеспечена полевой тяжелой артиллерией как, в количественном, так и в качественном отношении Германия. Каждый ее корпус был вооружен сравнительно [13] [Таблица 4] [14] новыми (обр. 1902 и 1904 гг.) орудиями калибром до 155 мм включительно.

Количество орудий по типам в дивизиях и корпусах воюющих государств показано в таблице 5.


^ Таблица 5. Количество орудий дивизии и корпуса главнейших воюющих стран к началу войны 1914-1918 гг.

Страна

Дивизионная

Корпусная

всего орудий

75-77-мм пушка

100-122-мм гаубица

итого

75-мм пушка

155-мм гаубица*

итого

 

Франция

36



36

48



48

84

Германия

54

18

72



16

16

88

Австро-Венгрия

36

13

48



8

8

56

Россия

48



48



12

12

60

*В России — 122-мм.


^ Тяжелая (осадная) артиллерия

Тяжелая артиллерия не входила в состав армейских корпусов и находилась в распоряжении главного командования, хотя организационно оформленного артиллерийского резерва главного командования, в современном смысле этого слова, тогда еще не было. Тяжелая артиллерия сосредоточивалась в местах прорывов на время решающих операций и хотя номинально придавалась на это время корпусам и армии, по с действующими частями обычно не сливалась даже на это время.

Тяжелая артиллерия была вооружена пушками, гаубицами и мортирами калибром от 120 до 420 мм. Большинство орудий было старых образцов, и во всех государствах, кроме Германии, на создание качественно высокой тяжелой артиллерии не обращалось почти никакого внимания. Системы вооружения специально тяжелой артиллерией не было, и она вооружалась различными старыми образцами из упраздняемых крепостей и расформировываемых осадных парков. [15] Незначительная часть тяжелых орудий калибром до 200 мм была приспособлена в качестве железнодорожной артиллерии и предназначалась для береговой обороны. Почти вся остальная тяжелая артиллерия перевозилась конной тягой.

Эти замечания необходимо иметь в виду при рассмотрении таблицы 6 (стр. 16 — 17), в которой приведены основные данные орудий тяжелой артиллерии важнейших стран — участниц мировой войны. Большое количество различных образцов приводит к выводу, что этот вид артиллерии не являлся предметом специальной заботы и что и него включались все образцы, имевшиеся в небольшом количестве в различных местах и различного назначения.

Наилучшей характеристикой недостаточного внимания к тяжелой артиллерии со стороны различных стран являются данные таблицы 7 (стр. 19).

Мы видим, что, в то время как в Германии число тяжелых орудий достигало 33% числа легких орудий, в России оно составляло едва 3,5%, а в других странах хотя и было больше, чем в России, но нигде не достигало даже 10%.

В этих числах нашли свое отражение два господствовавших в то время взгляда на применение тяжелой артиллерии. В чистом виде это были взгляды французской и германской армий.

В Германии, в связи с уроками последних войн, а особенно русско-японской войны 1904 — 1905 гг., придавалось огромное значение тяжелой артиллерия. Считалось, что ее роль будет очень велика не только в борьбе с крепостями, но и в полевом бою, в котором появились окопы, полевые оборонительные сооружения, проволочные заграждения и прочие цели, против которых граната полевой пушки сплошь и рядом могла оказаться совершенно бессильной.

Поэтому было приложено много усилий к затрачено много средств не только для того, чтобы иметь количественно превосходную тяжелую артиллерию с большой мощностью отдельного выстрела (рис. 1 и 2), но и для того, чтобы обеспечить эту артиллерию средствами возможно быстрого передвижения для своевременной подачи ее на нужный участок фронта.

Этой же точки зрения, в меру своих экономических и производственных возможностей, придерживалась и Австро-Венгрия (рис. 3). [16] [Таблица 6] [17] [18] [19] [Таблица 7] [20]

В противовес приведенной германской точке зрения французы считали, что в маневренной войне, к которой они готовились, тяжелая артиллерия не может найти широкого применения и будет только связывать подвижность армии. Они считали, что если где-нибудь им и придется столкнуться с препятствиями, с которыми их полевая пушка не сможет справиться, то гораздо целесообразнее будет обойти этот участок фронта, использовав высокую маневроспособность своих, войск, чем пытаться взять его в лоб. Поэтому развитию тяжелой артиллерии не придавали никакого значения и главное внимание сосредоточивали на развитии полевой легкой артиллерии, вернее, только легкой пушки, которая во Франции и была очень хорошая.

Россия в основном стояла на французской точке зрения, но с некоторыми, правда, очень нерешительными, уступками германским взглядам после убедительного урока русско-японской войны.

Боевая действительность полностью подтвердила предвидение германских артиллеристов, в исключительно короткий срок отдав в их руки почти всю полосу приграничных крепостей Бельгии и Франции, не устоявших перед германской тяжелой артиллерией и деморализованных небывалой мощностью ее снарядов.

Но та же действительность наказала их за недостаточное внимание к полевой артиллерии, которую они, увлекшись тяжелой артиллерией, в значительной степени предоставили самой себе.

Немецкая полевая пушка уступала французской как в дальнобойности, так и в скорострельности, что сильно сказалось в маневренных боях, где германская пехота платила кровью за недостатки своей легкой артиллерии.

Однако, учитывая превосходство германской тяжелой артиллерии и отсутствие у французов гаубицы в составе дивизионной артиллерии, следует признать, что материальная часть германской артиллерии в целом по своему качеству и соответствию требованиям того времени превосходила французскую, чего нельзя сказать о технике стрельбы, которая во французской артиллерии стояла несомненно выше. [21]


^ Зенитная артиллерия

Как уже говорилось выше, зенитная артиллерия перед войной 1914-1918 гг. находилась в зачаточном состоянии. Опытные образцы, которые имелись перед войной, охарактеризованы в таблице 8 (стр. 22).

Из таблицы 8 видно, в каком направлении шли искания в разных странах.

Германская армия испытывала несколько образцов, причем сравнительно с полевой пушкой такого же калибра все они были с повышенной начальной скоростью и облегченным снарядом. Круговой обстрел был достигнут во всех системах.

В невыгодную сторону выделяется пушка Депора, которая в баллистическом отношении является почти точной копией полевой легкой пушки и свидетельствует этим недостаточный учет ее конструкторами специфических требований, предъявляемых к материальной части зенитной артиллерии. Точно так же и горизонтальный обстрел этой пушки (± 1-28°, т. е. всего около 60°) был мал.

Вертикальный угол обстрела во всех системах был недостаточен.

Таким образом, можно сказать, что весь свой опыт зенитная артиллерия получила исключительно в результате войны 1914-1918 гг. и последующего времени и никаких выводов не могла сделать из своей очень краткой довоенной истории.


^ Основы боевого применения артиллерии

Войны (начала XX в. (англо-бурская, балканская и особенно русско-японская) дали довольно богатый материал по боевому использованию артиллерии. Большинство воюющих государств перед началом войны 1914-1918 гг. уже учитывало значительно возросшее значение артиллерии в бою. Правда, это признание еще не было массовым и исходило обычно от отдельных лиц, но они были достаточно авторитетны для того, чтобы [22] [Таблица 8] добиться качественного и количественного усиления артиллерии до тех пределов, которых армии достигли к началу войны.

Однако, недостаточно правильный подход к изучению опыта минувших войн и отсутствие надлежащей опытной проверки [23] привели к тому, что везде были недооценены возможности обороны, представляющиеся ей даже в маневренной войне, не были учтены все препятствия, которые могут встретиться на пути наступающего. Следствием этой недооценки явилась установка не на тесное взаимодействие артиллерии с пехотой, не на совместное с пехотой ведение боя, а лишь на возможность содействия артиллерии другим родам войск.

Русская артиллерия в отношении боевого применения исповедывала французскую доктрину, благодаря чему во всех официальных наставлениях проповедовалось следующее положение:

«Артиллерия должна обеспечить наступление пехоты, поддерживая ее огнем... Основное назначение артиллерии — содействие в бою частям других родов войск. Вся боевая деятельность артиллерии должна быть проникнута стремлением помогать другим»{2}.

Таким образом, задачи подготовки атаки пехоты, борьбы с артиллерией противника, разрушения различного рода сооружений не ставились артиллерии, и последняя выполнению их не обучалась.

Аналогичные взгляды были и во французской армии. Для характеристики устойчивости этих взглядов во французской артиллерии следует указать, что уже после окончания войны в ней находились незаурядные артиллеристы, проведшие всю войну на фронте в штабах дивизий и корпусов, но оставшиеся при убеждении, что «непосредственная поддержка пехоты не является конечным назначением артиллерии», и продолжавшие возражать против подчинения артиллерии пехоте (Роже, Артиллерия при наступлении, стр. 136 — 137 и др.).

Значительно правильнее ставился этот вопрос в германской армии, которая придавала очень большое значение могуществу огня артиллерии, возлагала на артиллерию

подготовку пехотной атаки и борьбу с артиллерией противника и давала ясные указания на необходимость тесного взаимодействия артиллерии с другими родами войск и в первую голову — с пехотой и конницей. В германском уставе полевой и пешей артиллерии изд. 1908 г. мы читаем, что [24] «боевые действия артиллерии ни во времени, ни в пространстве не отделимы от действия пехоты. Артиллерия всегда должна бороться с теми целями, которые наиболее опасны для своей пехоты».

Знакомство общевойсковых начальников почти всех армий с боевыми свойствами артиллерии, а также тактическая подготовка артиллеристов оставляли желать много лучшего. Среди артиллеристов крепко укоренилось мнение, что им достаточно только уметь стрелять, а общевойсковые начальники сплошь и рядом совершенно не знали, что делать с артиллерией, подчиненной им для боевого взаимодействия.


^ Методы стрельбы артиллерии

Стрельба артиллерии перед войной 1914-1918 гг. базировалась исключительно на визуальном наблюдении. Единственным хорошо разработанным методом пристрелки была пристрелка по знакам наблюдений, или, как она тогда называлась, захватом цели в вилку. Сколько-нибудь разработанных методов пристрелки по измеренным отклонениям не было. Стрельба с использованием наблюдения с привязного аэростата находилась в зачаточном состоянии. Пристрелка с помощью наблюдения с самолета отсутствовала вовсе. Методы подготовки исходных данных для первого выстрела были весьма приближенными, и никакой надобности в их уточнении не чувствовалось.

Правилами стрельбы, в наибольшей степени заслуживавшими этого названия, были французские правила стрельбы, содержавшие указания, разработанные в равной степени ваш по ведению пристрелки, так и по осуществлению стрельбы на поражение. Однако, в этих правилах исключительно большое внимание было уделено методам подготовки исходных данных и ведения самой стрельбы при наличии открытых и маскированных позиций.

Русские правила стрельбы являлись, собственно говоря, правилами пристрелки и не содержали никаких сколько-нибудь конкретных указаний на методы и приемы ведения стрельбы на поражение по различным целям. Все, что не укладывалось в рамюи пристрелки с захватом цели в вижу, включалось в пользовавшийся печальной известностью отдел «Особые виды стрельбы». [25]

В этом отделе были помещены способы пристрелки и ведения стрельбы, которые доказали свою жизненность и целесообразность настолько, что попали в официальные правила стрельбы, по еще не настолько, чтобы их все признали и перестали считать «особыми случаями». А так как в этом отделе наряду с ценными способами, с трудом пробивавшимися сквозь крепкую стену консерватизма и рутины, помещались и старые, негодные приемы, переходившие из издания в издание по традиции, то войсковому командиру было очень трудно самостоятельно разбираться в сравнительной ценности различных изложенных там способов, а он, если и читал этот отдел из добросовестности, то, во всяком случае, избегал пользоваться его советами.

Германские правила стрельбы были наименее разработанными, и стрелковая подготовка германских офицеров была наиболее слабой. Эта их слабость не компенсировалась даже высокой тактической выучкой и привычкой к взаимодействию.

Наконец, следует отметить, что подготовке командного состава запаса в стрелково-артиллерийском отношении во всех странах было уделено слишком недостаточное внимание, и когда эта масса офицеров была призвана в армию, уровень стрелковой подготовки армии резко снизился.

Достаточно указать, что известный германский артиллерист ген. Роне, выступая против шрапнели, выдвигал в числе первых аргументов соображение об общепризнанной слабости стрелковой подготовки офицеров запаса и о трудности пристрелки и стрельбы шрапнелью, требовавшей при тогдашней многоорудийной батарее весьма совершенной подготовки и большой натренированности.

А поэтому, указывая, что средний комсостав (до командиров батарей включительно) во время войны будет и большей части состоять из командиров запаса, он считал, что теоретические преимущества шрапнели не оправдывают практического неумения ее использовать, и требовал исключения или резкого уменьшения числа шрапнелей в боевом комплекте.

Эта оценка, данная Роне подготовке командиров запаса в германской армии, была целиком справедлива и для всех остальных армий 1. [26]






оставить комментарий
страница1/18
Дата02.10.2011
Размер4,34 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
хорошо
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх