В. А. Лебедева Лицензия серия ид №03562 от 19. 12. 2000 г icon

В. А. Лебедева Лицензия серия ид №03562 от 19. 12. 2000 г



Смотрите также:
Дата формирования 01. 07. 2010 Реестp выданных лицензий...
Правила приема в дагестанский государственный технический университет в 2011 году Лицензия Серия...
Правила приема в дагестанский государственный технический университет в 2011 году Лицензия Серия...
Программы художественно-эстетической направленности...
Бюллетень экспериментальной биологии и медицины...
2010 Лицензия Серия к №000736 Регистрационный номер №07-09/П от 24 сентября 2009 г...
Правила учёта отходов, инвентаризация объектов накопления отходов лпу. Паспортизация отходов...
Анализ работы муниципального общеобразовательного учреждения «тумакская средняя...
Публичный доклад...
Публичный отчет директора муниципального образовательного учреждения «Средняя...
Комплекс Эдипа • Самость • регистры психологии • фантазм в терапии •...
Общество с ограниченной ответственностью...



страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   36
вернуться в начало
скачать
103

к выводу, что наиболее адекватно характер большей части деятельности органов внутренних дел отражает понятие «правопринудитель-ная деятельность», а с позиций российской юридической мысли — полицейская деятельность1.

Не вступая в пространную дискуссию по поводу этих точек зрения, отметим два важных, по нашему мнению, обстоятельства.

Во-первых, понятия «полицейская деятельность», «полицейские отношения», «правопринудительная деятельность», являясь частью правоохранительной деятельности, не могут полностью исчерпать ее содержание и формы реализации, поскольку этот вид деятельности наряду с деятельностью правоустановительной и правоисполнитель-ной относится к трем основным формам реализации функций государства, осуществляемых путем: профилактики, направленной на недопущение еще не случившегося (однако возможного) нарушения субъективного права или общеобязательного правила поведения; пресечения противоправного деяния, обеспечивающего прекращение уже случившегося противоправного деяния и принятие мер по установлению, розыску и задержанию правонарушителя; правосудия (юрисдикции), реализующего право субъектов государственно-правовой деятельности на защиту своих интересов в процессе конституционного, уголовного, административного, гражданского, арбитражного судопроизводства; контроля и надзора, обеспечивающих выполнение функций государства посредством действия всех разновидностей государственного надзора и контроля за законностью; исполнения наказания, обеспечивающего осуществление в отношении правонарушителя определенных мер негативного характера2. Очевидно, что эти направления деятельности государства не могут быть названы ни полицейскими, ни правопринудительными.

Во-вторых, субъекты осуществления правоохранительной деятельности шире субъектов осуществления деятельности полицейской, которыми не являются, в частности, ни хозяйствующие субъекты, ни органы прокуратуры, ни судебные органы, ни специальные службы, создающиеся во многих странах в целях контроля за соблюдением субъективных прав и свобод. Так, в ряде стран Западной Европы существует специальная служба омбудсмена, которая ведет свое происхождение от королевского уполномоченного в Швеции XVII в., а ныне отвечает за своевременное и адекватное

1 См.: ^ Соловей Ю.П. Указ. раб. С.155.

2 См.: Ромашов Р.А. Указ. раб. С. 47; Зозулинский А.Б. Вопросы эффективности прокурорского надзора за соблюдением законности при рассмотрении судами уголовных дел // Вопросы теории и практики прокурорского надзора. — 1995. — № 2; Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации. — М., 1997.— С. 458.

104

реагирование законодательной власти на обращения и жалобы граждан1. В одних странах эта служба представлена единоличным должностным лицом (омбудсмен — в Намибии, уполномоченный по правам человека — в России2 и Польше, проведор юстиции — в Португалии, парламентский уполномоченный по делам администрации — в Великобритании, народный защитник — в Испании и т.д.), в других — это коллегиальный орган (коллегия народной правозави-ты — в Австрии, комиссия правозащиты — в Венгрии и т.д.)3.

Одним из авторов в свое время был предложен иной подход к трактовке сущности и содержания правоохранительной деятельности, суть которго заключается в рассмотрении ее в единстве двух сторон существования правовой формы движения социальной материи, связанных с состоянием покоя и движения, живой и опредмеченной формами правовой деятельности4.

В этой трактовке изменчивость связана с правом, с правотвор-ческой деятельностью, поскольку право является одной из ведущих составляющих того адаптационно-преобразовательного механизма, с помощью которого происходит адаптация человека и социальной общности к объективной реальности и ее преобразование в интересах человека и социальной общности. Право фиксирует равенство и неравенство, справедливость и несправедливость, свободу и несвободу в отношении как к достигнутому в конкретно-исторической период существования общества уровню развития его производительных сил, так и по отношению к родовой природе человека. Через право, правовое регулирование осуществляется соподчинение свободных воль отдельных людей и их согласование в интересах социума. Право, реагируя на постоянно меняющиеся политические, социальные, экономические реалии общественного бытия, приводит их в соответствие с меняющимися общественными отношения-

1 См.: ^ Бойцова В.В. Народный правозащитник. Статус и функционирование. Опыт сравнительного изучения (с авторскими комментариями). — Тверь, 1994; Хаманиева Н.Г. Контроль омбудсмена за соблюдением прав и свобод гражданина //Конституция Российской Федерации и совершенствование механизмов защиты прав человека. — М., 1994.

2 См.: ФКЗ РФ от 26 февраля 1997 г. № 1-ФКЗ "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" // СЗ РФ. — 1997. — № 9. — Ст. 1011; Соглашение Генеральной прокуратуры РФ и Уполномоченного по правам человека в РФ от 24 июля 1998 г. "О формах взаимодействия Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Уполномоченного по правам человека в целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод граждан".

3 См.: Сравнительное конституционное право. — М., 1996.— С. 315.

4 См.: Аврутин Ю.Е. О феноменологии правоохранительной деятельности (философское и социально-правовой обоснование) // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. — 2000. — № 2 (6).— С. 38.

105

ми, фиксирует эти изменения и закрепляет их в виде законов и подзаконных актов. Здесь особенно четко и наглядно проявляются охранительная функция права, статические и динамические составляющие его регулятивной функции, а также диалектическое единство и противоречие живой (право) и опредмеченной (законодательство1) социальной деятельности как правовой формы движения социальной материи.

Покой связан с правоохранительной деятельностью; ее целевое социальное предназначение — воздействие на общественные отношения для обеспечения соответствия их содержания тем, которые зафиксированы с помощью права. Правоохранительная деятельность является материальным гарантом соблюдения права, она направлена на охрану самого права2. Защита права в конечном итоге и должна обеспечить стабильность общественных отношений и социальных ценностей, находящихся под правовой охраной. Именно с защитой права связано, во-первых, соотношение живой (способы, методы, формы) и опредмеченной (степень, результативность, надежность) сторон правоохранительной деятельности, во-вторых, многообразие форм внешнего проявления сущности правоохранительной деятельности, рассматриваемых на ином уровне абстрагирования как самостоятельные виды правовой деятельности, дистан-ционированные, отделенные от деятельности правоохранительной.

В силу профессионального разделения труда в правоохранительной сфере, отмечает ученый, наличия различных правовых институтов, органов государства, наделенных определенной компетенцией, отдельные составляющие живой правоохранительной деятельности обособляются, структурируются в деятельность право-применительную и юрисдикционную, правовосстановительную и праворазъяснительную, правонаделительную и надзорную. Однако от этого они не теряют свой интегративный системный социальный признак — правоохранительную направленность, т.е. направленность на защиту самого права, выступая материальной гарантией его соблюдения участниками общественных отношений.

^ Как юридическая категория понятие «деятельность» проявляет себя на методологическом уровне исследования государственно-

1 См.: Карташов В.Н. Введение в общую теорию правовой системы общества: Текст лекций. 4.1. — Ярославль, 1995.— С. 85.

2 Это обстоятельство хорошо понимали правоведы еще в XVIII в. В частности, один из основателей Геттенгентской школы права Г.Ф. Пухта в трактате «Энциклопедия права», вышедшем в 1872 г. в Ярославле, отмечал, что «защита от нарушений есть существенная потребность бытия права, она может быть различна, полная или неполная, но без всякой защиты немыслимо никакое право (см.: История философии права. — СПб., 1998.— С.369).

106

правовых явлений, выступая, наряду с сознанием, формой существования права1. На этом уровне правоохранительная деятельность в зависимости от целей исследования может рассматриваться с различных позиций. С государственно-правовых позиций правоохранительная деятельность может рассматриваться, во-первых, как юридическая форма реализации функций государства, например, экологической, правоохранительной, во-вторых, как специфический способ осуществления государственной власти: законодательной, судебной, исполнительной. В рамках отраслевых юридических наук, например, административно-правовой науки, правоохранительная деятельность может быть рассмотрена как одна из форм правоприменения, используемая органами исполнительной- власти, государственного управления. При исследовании организационно-правовых форм функционирования органов государственной власти правоохранительная деятельность может рассматриваться как системообра-зующий признак выделения правоохранительных органов.

Предложенная интерпретационная схема понимания правоохранительной деятельности особенно важна с точки зрения предпринятого нами исследования, поскольку позволяет рассматривать законотворческую, правоприменительную, юрисдикционную, правонаделительную или надзорную деятельность как специфические подсистемы единой в методологическом отношении правоохранительной деятельности, обладающие общим интегративным системным признаком — правоохранительной направленностью, т.е. направленностью на защиту самого права. С другой стороны, учитывая следствия профессионального разделения труда в правоохранительной сфере, это позволяет дифференцировать данные виды деятельности с точки зрения различных правовых институтов, органов государства, наделенных определенной компетенцией и правовым статусом.

В такой постановке вопроса правоохранительная деятельность может рассматриваться и как общая материальная юридическая гарантия реализации публичных и частных интересов в сфере обеспечения правопорядка, и как проблемное поле их столкновения, существование которого обусловлено сложностью и противоречивостью механизмов реализации этой деятельности в силу ведомственного целеполагания и отраслевой компетенции.

Правоохранительная деятельность как общая материальная юридическая гарантия реализации интересов государства в сфере обеспечения правопорядка должна соответствовать определенным принципам, в которых по существу интегрируются все принципы права, правового регулирования, принципы правосознания и за-

1 История философии права. — СПб., 1998. — С. 369.

107

конности применительно к целям, задачам, средствам и методам правовой охраны общественных отношений К числу таких принципов обычно относят перечисленные ниже1

^ Все, что не запрещено, дозволено В правоохранительной системе не должно быть места для какой-либо неопределенности, ибо эта неопределенность сама по себе создает возможность для нарушения законности. Поэтому правовое регулирование поведения граждан должно осуществляться по принципу «Все, что не запрещено, дозволено» Соответственно любые незапрещенные действия необходимо рассматривать как правомерные Органы же государства осуществляют функции, в основу которых положен публичный интерес, и поэтому они действуют по принципу «Дозволено то, что разрешено».

^ Принцип согласования личных и общественных интересов. В правовом государстве должна быть взаимная ответственность личности и государства. К сожалению, командно-административные методы в свое время оставили определенный отпечаток и в этой области общественных отношений Ради осуществления реальных, а зачастую и мнимых, интересов государства в прошлом преувеличивалось значение государственного принуждения. В сфере экономических отношений недооценивалось значение личной собственности, создавались различного рода необоснованные ограничения.

Демократизм — важнейший принцип правильной организации и нормального функционирования правоохранительной системы. Достижение целей правоохранительной деятельности в цивилизованном обществе исключает применение авторитарных методов осуществления власти, отчуждение правоохранительных органов от народа.

Системность как принцип правовой охраны общественных отношений. Правовые нормы обусловлены системой социальных потребностей (социально-экономических, политических, духовных, идеологических, нравственных и собственно юридических). Законодательные акты должны учитывать указанную систему социальных предпосылок, обусловливающих необходимость охранительных правовых норм Системный подход предполагает учет всех соци-

1 См , например ^ Алехин АП, Кармолицкий АА, Козлов ЮМ Административное право Российской Федерации — М , 1997, Теория права и государства / Под ред проф В В Лазарева - М , 1997, Аврутин Ю Е, Зубов ИН Органы внутренних дел в государственном механизме Российской Федерации (государственно-правовые и социальные вопросы функционирования и перспектив развития) — СПб, 1998, Бугель Н В Обеспечения функционирования механизма управления органами внутренних дел (правовые, методологические и организационные аспекты) - СПб , 2000

108

альных факторов правового развития и охраны общественных отношений Охранительная функция всегда должна быть подчинена задачам позитивного регулирования общественных отношений.

^ Многовариантность решения проблем правовой охраны общественных отношений. Этот принцип, в свою очередь, обусловлен принципом системности Демократизм правовой охраны общественных отношений предполагает плюралистический подход к решению этой проблемы. Плюрализм приемов и методов правовой охраны общественных отношений, разнообразие в использовании всего «набора» юридических норм (использование не только запрещающих, но и управомочиваюших, поощрительных норм) позволяют преодолевать односторонний подход в организации и функционировании правоохранительной системы. Многие вопросы могут эффективно решаться путем использования в полной мере всех тех методов регулирования, которыми располагают административное, финансовое, гражданское и другие отрасли права.

^ Принцип презумпции добропорядочности граждан. Он не сводится только к презумпции невиновности, а имеет универсальное значение. Предпринимательство, любая общественная инициатива предполагают добропорядочность партнеров Правоохранительная система должна полностью освободиться от порожденного в прошлом недоверия к гражданину1. Принцип презумпции добропорядочности в своем действительном воплощении не только приведет к повышению общей и правовой культуры, но и станет «непосредственной производительной силой». Надежность в общественных отношениях, уверенность в стабильности порядка позволят сэкономить массу времени и сил, обычно попусту растрачиваемых на различные мелкие формальности.

^ Уважение человеческого достоинства, прав, свобод и законных интересов личности. Достоинство личности — общечеловеческая ценность. Поэтому охрана человеческого достоинства имеет всеобъемлющее значение. Человеческое достоинство неотъемлемо от самого человека. Правоохранительная система должна признавать достоинство каждого человека Соответствующие положения закреплены в международном праве и конституциях многих стран. Например, в Конституции Швеции говорится: «Государственная власть должна осуществляться с уважением к достоинству всех людей вообще и к свободе каждого человека». Ст.З Закона Российской Федерации «О

1 См Рохлин В И Проблемы реализации правозащитной функции прокуратуры // Всеобщая декларация прав человека и правозащитная функция прокуратуры Международная научно-практическая конференция 15—16 декабря 1998 г Тезисы выступлений / Отв ред проф Б В Волженкин — СПб ,1998 —С 8

109

милиции» декларирует: «Деятельность милиции строится в соответствии с принципами законности, гуманизма, уважения прав человека, гласности», а в ст.5 устанавливается, что «милиции запрещается прибегать к обращению, унижающему достоинство человека».

Общечеловеческое содержание категории достоинства приобретает повышенную актуальность. Господствующим становится мнение, что без уважения человеческого достоинства и прав человека правоохранительная система не может считаться эффективной. Поэтому обязанность уважения человеческого достоинства должна быть четко закреплена и гарантирована прежде всего в государственном (конституционном) праве и во всех других отраслях нрава. Наиболее острые проблемы возникают в тех отраслях права, нормы которых предусматривают жесткие правовые ограничения, санкции, связанные с возможностью лишения свободы.

^ Законность и состязательность в правоохранительной системе. Законность — сложное и многогранное явление. Первостепенное значение имеет соблюдение законов самими органами государства. Состязательность обеспечивает сопоставление различных оценок, суждений. Она помогает избежать односторонности, предвзятости при вынесении решений. Состязательность — предпосылка принятия правоохранительными органами целесообразных решений в рамках закона. Только в условиях состязательности при рассмотрении юридического дела стороны имеют равные возможности для отстаивания своих интересов1.

Как уже отмечалось, правоохранительная деятельность обусловлена охранительной функцией правовой системы и охранительной функцией государства. Такое понимание правоохранительной функции и правоохранительной деятельности определяется на основании того, что само государство должно рассматриваться как составная часть правовой системы страны.

Нормативной основой правоохранительной деятельности является публичное и частное право. Первое является характерной особенностью правоохранительных органов. Они действуют от имени всего общества и государства, и в их деятельности реализуется публичный интерес. Однако в условиях демократизации общественной жизни возрастает значение частного права. Право становится все более диспозитивным. Повышается его роль в охране прав, свобод

1 См.: ^ Кшшновский К.Б. Права человека и проблема равноправия сторон обвинения и защиты в уголовном процессе // Всеобщая декларация прав человека и правозащитная функция прокуратуры: Международная научно-практическая конференция 15—16 декабря 1998 г. Тезисы выступлений / Отв. ред. проф. Б.В. Волженкин. - СПб., 1998.- С. 8.

110

и законных интересов физических и юридических лиц. Система правоохранительных органов начинает дополняться системой правоохранительных организаций. Это как общественные, так и коммерческие организации, которые в обиходе именуются негосударственными структурами.

В юридической литературе обычно различаются понятия индивидуальных и коллективных субъектов права и правоотношений. К числу коллективных относятся не только государство, но и другие социальные общности. Прежде всего это сам народ — единственный источник государственной власти, которую он осуществляет непосредственно и через систему государственных органов в соответствии с конституцией. В этом смысле народ является субъектом правоохранительной системы.

Среди субъектов осуществления правоохранительной функции особое место принадлежит правоохранительным органам, которые отличаются рядом признаков от других государственных органов, участвующих в осуществлении правоохранительной деятельности, а также от негосударственных правоохранительных организаций. Данные признаки важны не только в теоретическом, но и в практическом отношении. Их знание позволяет правильно определить место правоохранительных органов среди других государственных органов с точки зрения компетенции и ответственности за решение поставленных перед ними задач с тем, чтобы не происходило смешение их функций.

Не менее значимо разграничение компетенции правоохранительных органов и правоохранительных организаций. Указанный аспект приобретает существенное значение в связи с переходом к новой экономике, построенной на равном отношении государства к различным формам собственности, а также в связи с диверсификацией системы правоохранительных органов. Правоохранительные органы не должны брать на себя выполнение тех охранительных функций, которые никак не связаны с реализацией публичных интересов и которые имеют частный характер. Эти вопросы могут более эффективно решаться негосударственными правоохранительными организациями1.

К признакам правоохранительного органа обычно относятся: специализированная правоохранительная деятельность, конституционность создания и деятельности; государственно-властный характер выполнения возложенных на него обязанностей; право применять в случаях и в порядке, Предусмотренных законами, меры

1 См.: ^ Матвеев Т.Г. Организация деятельности негосударственной правоохранительной системы: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. — М, 1998.— С.6.

111

государственного принуждения к нарушителям правопорядка и другие законные правоограничения, предусмотренные в целях предупреждения преступлений; относительная самостоятельность по отношению к другим государственным органам.

Специализированная правоохранительная деятельность в некоторых случаях является не только основной, но и единственной. Например, прокуратура занимается надзором за соблюдением законности, а суды — осуществлением правосудия, в то время как органы внутренних дел выполняют не только те функции, которые обычно выполняет полиция в других странах, но и ряд других. В частности, в систему органов внутренних дел входит паспортно-визовая служба, которая лишь косвенно взаимосвязана с выполнением милицейской функции.

В конституционности создания и деятельности правоохранительного органа наиболее очевидно проявляется его сущность, обусловленная правовой системой и сутью конкретного государства. В демократическом обществе правовая система, а следовательно, и вся правоохранительная система должны быть демократическими. Исторический опыт показал, что отход государства от демократических принципов начинается с отказа от демократии в организации и в деятельности правоохранительных органов.

Конституционность правоохранительного органа оценивается по крайней мере двумя критериями: а) соответствием правоохранительного органа тем положениям, которые закреплены в конституции, б) законностью процедуры учреждения правоохранительного органа. Это не значит, что все правоохранительные органы обязательно должны указываться в конституции. Например, в ныне действующей Конституции Российской Федерации не указаны органы внутренних дел, но это не лишает их конституционности, так как они созданы и существуют в связи с тем, что имеется конституционное основание для их организации и деятельности. Таким конституционным основанием является необходимость охраны прав и свобод граждан, общественного порядка и общественной безопасности. Конечно, более предпочтительным мог бы стать такой вариант законодательной деятельности, при котором в самой конституции указываются все составные звенья правоохранительной системы.

Государственно-властный характер правоохранительных органов проявляется в том, что они являются частью государственного механизма, обладают компетенцией рассмотрения различного рода юридических дел. Никакие другие организации не могут и не должны действовать от имени государства и обладать государственно-властными полномочиями по отношению к физическим и юридическим лицам. Это обстоятельство надо иметь в виду учитывая, что

112

в России, особенно в последнее время, появились различные незаконные вооруженные формирования.

Государственная власть отличается от всякой другой власти в обществе тем, что только она опирается на возможность применения государственного принуждения. Любые структуры, обладающие вооруженной силой, считаются законными, если такое вооружение и организованная сила предусмотрены законами. В этих случаях они могут применять организованную силу и оружие для защиты своего персонала и имущества от преступных посягательств, а также для защиты от преступных посягательств на других лиц, которые находятся на охраняемой ими территории. Однако охрана правопорядка в местах общего пользования должна поддерживаться исключительно правоохранительными органами. Привлечение к охране правопорядка негосударственных организаций не соответствует понятию правоохранительного органа, который как раз и создается для охраны публичных интересов. Негосударственные организации охраняют частные, групповые интересы. Этим и должна определяться их компетенция1.

Принцип разделения властей — показатель правового государства. Наиболее последовательно и четко этот принцип проводится в организации и деятельности судебной системы. Что касается других правоохранительных органов, то для них характерной чертой является относительная самостоятельность в государственном механизме. Вопрос об организационной независимости или просто самостоятельности тех или иных правоохранительных органов является крайне сложным. Он должен решаться с учетом специфики стоящих перед ними задач.

В последнее время в литературе развернулась интенсивная дискуссия по поводу понятия «правоохранительная система», а также роли правоохранительных органов в механизме государства. У части исследователей факт существования правоохранительной системы, также как и наличие их специфической роли в государственном механизме, не вызывает сомнения2. Иную позицию занимает, в ча-

1 В настоящее время нет четкой законодательной основы взаимодействия государственных правоохранительных органов и негосударственных организаций, в том числе и в вопросах охраны общественного порядка. Нередко органы внутренних дел, используя право контроля за деятельностью негосударственных охранных структур, фактически в принудительном порядке привлекают их к совместному патрулированию и проведению профилактических рейдов. См.: Иванов П.В. Частная детективная и охранная деятельность (административно-правовой аспект): Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. — СПб., 1998.— С.12—13.

2 См.: Рудяков Н.М. Органы внутренних дел в системе правоохранительных органов Советского государства. — Хабаровск: ВШ МВД СССР, 1990.— С.7; Правоохранительные органы Российской Федерации. — М.: Спарк, 1996. — С.9.

113

стности, А.Н. Харитонов. Аргументируя свою точку зрения он отмечает, что, с одной стороны, теории и практике правового государства в корне противоречит агрегирование суда с иными государственными институтами, не относящимися к судебной власти, в какую-либо систему, пусть даже правоохранительную, поскольку «как только появляется система, немедленно возникает желание управлять ею. Результат, исходя из прежнего опыта, известен: независимость суда неизбежно превращается в декларацию»1.

С другой стороны, отмечает А.Н. Харитонов, «придание полицейским органам какого-либо особого правового статуса, выделение «полицейской власти» наряду с законодательной, исполнительной и судебной властями гипертрофирует роль полиции как «силового», карательного, репрессивного механизма существующего политического режима. Милиция и другие полицейские органы есть институты исполнительной власти, и именно в этой роли они должны конституироваться. Функционирование полицейских органов призвано обеспечивать реализацию законов, относящихся к сферам их деятельности, и решение задач правосудия»2.

Позиция А.Н. Харитонова, а также ряда других авторов, высказывающих похожую точку зрения, весьма уязвима для критики. Как отмечает А.Г. Братко, применительно к правоохранительной системе «понятие «система» как раз и выявляет значимость и роль суда. Оно создает возможность рассматривать его не изолированно, а в тесной взаимосвязи с другими правоохранительными органами»3, что само по себе вовсе не означает «желание управлять ею».

Ошибочен, по нашему мнению, тезис А.Н. Харитонова о том, что введение понятия «правоохранительная система» якобы подразумевает выделение «полицейской власти» в какой-то новый вид власти, существующий наряду с законодательной, исполнительной и судебной. Вопрос об исполнительном характере деятельности милиции никогда не ставился под сомнение, также как она никогда не противопоставлялась иным органам исполнительной власти. Дело в ином — в точном правовом определении места милиции в системе исполнительной власти. Практически на всем протяжении своей советской и российской истории органы внутренних дел, милиции не просто являлись отдельным звеном исполнительной власти, они были инкапсулированы в исполнительные комитеты Советов как их структурные подразделения. Непродолжительный опыт самостоя-

1 Харитонов А.Н. Государственный контроль над преступностью. — Омск, 1997. — С. 160.

2 Там же. С. 161.

3 Теория права и государства / Под ред. проф. В.В. Лазарева. — С.232.

114

тельного функционирования органов внутренних дел, повторим еще раз — не как отдельной ветви власти, а как звена системы власти исполнительной, — закончился в 1956 г., когда в силу политических, а не организационных причин был восстановлен принцип двойного подчинения, который должен был обеспечить сочетание интересов центра и мест при реализации правоохранительных функций, а если быть точнее, ограничить до этого огромную и неконтролируемую власть МВД.

Довод А.Н. Харитонова, о том, что «независимое положение милиции приведет к тому, что «она, вероятнее всего, «подомнет» администрацию под себя, в результате чего деятельность последней окажется под угрозой парализации», малоубедителен. А вот обратных примеров, когда администрация имеет «карманную» милицию, более чем достаточно1.

Дополняя отмеченное выше, хотелось бы подчеркнуть два обстоятельства.

Во-первых, в настоящее время идет процесс становления науки о правоохранительных органах, а также предмета преподавания соответствующего учебного курса, который смог бы адекватно отразить данный предмет с учетом кардинальных изменений, которые произошли в нашем обществе и соответственно в правоохранительной системе. Мы, вслед за другими цитированными нами авторами, полностью разделяем позицию А.Г. Братко о том, что плюрализм точек зрения и подходов к таким понятиям, как «правоохранительные органы», «система правоохранительных органов», только способствует становлению этого направления правовой теории.

Во-вторых, вопрос о системе правоохранительных органов самым непосредственным образом затрагивает вопрос об их месте и роли в решении задач формирования гражданского общества и правового государства в нашей стране. Целый ряд ныне существующих проблем, в том числе и проблем борьбы с преступлениями, мог бы решаться более последовательно и эффективно, если бы теоретические представления опирались на научно обоснованное законодательство.

^ 2.2. Функциональная структура системы обеспечения правопорядка

С административно-правовой, управленческой точки зрения любая социальная деятельность, в том числе и деятельность по обеспечению правопорядка, состоит из решения, его реализации (ис-

1 ^ Теория права и государства / Под ред. проф. В.В. Лазарева. — С. 341.

115

полнение) и контроля за реализацией. По существу, на подобной основе строится государственный аппарат, т.е совокупность органов, выражающих государственную власть1 Соответственно в рамках этого аппарата происходит «разделение труда» по осуществлению государственных задач и функций

Самое крупное «разделение труда» — выделение трех ветвей государственной власти: законодательной, судебной, исполнительной При всей правовой автономности и институциональной определенности эти ветви власти действуют как единый механизм государства, обеспечивающий согласованную реализацию функций государства. Трудно найти направление государственной деятельности, которое обеспечивалось бы только одной ветвью власти Формирование и поддержание правопорядка — не исключение, поскольку фактически вся деятельность государства и его институтов направлена на то, чтобы обеспечить правовой порядок реализации общественных отношений

Сказанное не означает, что в процессе «сквозной» реализации основных направлений государственной деятельности, в том числе по формированию и упрочению правопорядка, отсутствует функциональная специфика органов государства, связанная с их институциональной принадлежностью к той или иной ветви государственной власти. Раскрытие этой функциональной специфики предполагает в качестве первого шага рассмотрение особенностей участия в формировании и упрочении правопорядка всех звеньев системы государственной власти России, которую образуют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации (ст. 11 Конституции Российской Федерации).

^ Президент Российской Федерации является главой государства и гарантом Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина. Институту президентства и его месту в системе разделения властей посвящена обширная научная литература2, нас же, в первую очередь, интересуют те юридические составляющие этого института,

1 См Балявин НВ Политическая власть — М, 1996— С 8—9, Краснов Б И Теория власти и властных отношений // Социально-политический журнал — 1994 — № 3—6 — С 78, Баитин МИ Механизм современного Российского государства // Правоведение — 1996 — № 3 — С 4

2 См Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации / Под общ ред ЮВ Кудрявцева — М Фонд «Правовая культура», 1996, Каинов В И Конституционно-правовой статус Президента России теория и практика — СПб , 1999





оставить комментарий
страница9/36
Дата02.10.2011
Размер7,82 Mb.
ТипМонография, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   36
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх