В. А. Лебедева Лицензия серия ид №03562 от 19. 12. 2000 г icon

В. А. Лебедева Лицензия серия ид №03562 от 19. 12. 2000 г



Смотрите также:
Дата формирования 01. 07. 2010 Реестp выданных лицензий...
Правила приема в дагестанский государственный технический университет в 2011 году Лицензия Серия...
Правила приема в дагестанский государственный технический университет в 2011 году Лицензия Серия...
Программы художественно-эстетической направленности...
Бюллетень экспериментальной биологии и медицины...
2010 Лицензия Серия к №000736 Регистрационный номер №07-09/П от 24 сентября 2009 г...
Правила учёта отходов, инвентаризация объектов накопления отходов лпу. Паспортизация отходов...
Анализ работы муниципального общеобразовательного учреждения «тумакская средняя...
Публичный доклад...
Публичный отчет директора муниципального образовательного учреждения «Средняя...
Комплекс Эдипа • Самость • регистры психологии • фантазм в терапии •...
Общество с ограниченной ответственностью...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   36
вернуться в начало
скачать
77

изделиями медицинского назначения, специально выделен раздел, направленный на поддержку малочисленных народов1.

Конкретные обязанности органов государственной власти Российской Федерации в целях защиты исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов малочисленных народов предусмотрены ст 6 Федерального закона от 30 апреля 1999 г. № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации»2, обязанности государства по сохранению языков народов России как национального достояния Российского государства — в специальном законодательном акте3 Правительством России от 27 июля 2001 г № 564 утверждена специальная Федеральная целевая программа «Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера до 2011 года»4

Однако отмеченными моментами социоэтнический срез государственных интересов не исчерпывается, поскольку он сам по себе является комплексным, многоаспектным понятием, вбирающим в себя по меньшей мере три комплекса проблем, непосредственно связанных с национально-территориальной целостностью России:

этносоциалъные проблемы, обусловленные влиянием географических факторов, касающиеся взаимодействия представителей различных национальных групп, конфликтов, возникающих на почве межнациональных отношений, предпосылок национального экстремизма и т.д ;

экономические проблемы, обусловленные различным уровнем экономического развития субъектов, их делением на регионы-доноры и дотационные территориальные образования, неодинаковым потенциалом в сырьевой и энергетической сферах и т.д.;

организационно-правовые проблемы, возникающие в административной (управленческой) сфере и обусловленные как иерархической вертикалью государственной власти (разделение объема властной компетенции между федеральными, региональными и местными управленческими структурами),

1 См Постановление Правительства Российской Федерации от 30 июля 1994 г № 890 "О государственной поддержке развития медицинской промышленности и улучшении обеспечения населения и учреждений здравоохранения лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения" (с изм 9 ноября 2001 г ) // СЗ РФ - 1994 - № 15 - Ст 1791

2 См СЗРФ - 1999 - № 18 - Ст 2208

3 См Закон РФ от 25 октября 1991 г № 1807-1 "О языках народов Российской Федерации" (с изменениями от 24 июля 1998 г) // ВСНД РФ и ВС РФ — 1991 - № 50 - Ст 1740, СЗ РФ - 1998 - № 31 - Ст 3804 4 См СЗ РФ - 2001 - № 32 - Ст 3327

78

так и ее горизонтальными связями (функциональное разделение власти на законодательную, исполнительную, судебную на уровне субъекта федерации).

Усиление государственного начала в решении этих проблем предполагает распространение регулятивно-охранителъного воздействия государства на территориальные общности населения, его социальные слои и группы, формируя условия их жизнедеятельности. Для этого федеральный центр должен выступать в роли гаранта равных возможностей и прав человека независимо от места его проживания, включая защиту частной собственности, социальную защиту малоимущих, обеспечение свободы передвижения, вероисповедания и национально-культурного развития, соблюдения общегосударственных социальных стандартов (образовательных, медицинских, экологических и пр.) в каждом регионе. За корректировку и реализацию такой политики в конкретных субъектах России должны отвечать:

1) полномочные представители Президента Российской Федерации в федеральном округе, основными задачами которого являются организация в соответствующем федеральном округе работы по реализации органами государственной власти основных направлений внутренней и внешней политики государства, определяемых Президентом Российской Федерации; организация контроля за исполнением в федеральном округе решений федеральных органов государственной власти; обеспечение реализации в федеральном округе кадровой политики Президента Российской Федерации; представление Президенту Российской Федерации регулярных докладов об обеспечении национальной безопасности в федеральном округе, а также о политическом, социальном и экономическом положении в федеральном округе, внесение Президенту Российской Федерации соответствующих предложений1;

2) региональные подразделения соответствующих федеральных органов государственной власти, активно используя такие административно-правовые инструменты, как федеральные социальные фонды и социальные программы развития отдельных регионов.

Кроме этого, необходимо сформулировать основополагающие принципы взаимодействия Федерации и ее субъектов в области региональной политики, имея ввиду выработку общих норм поведения Федерации в отношении граждан, равные политико-правовые и социально-экономические возможности этого взаимодействия

1 См Положение о полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе, утвержденное Указом Президента РФ от 13 мая 2000 г № 849 "О полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе" (с изменениями от 21 июня, 9 ноября 2000 г , 30 января 2001 г ) // СЗ РФ - 2000 - № 20 - Ст 2112

79

для всех регионов и отказ от особых режимов межбюджетных отношений. К приоритетам центра следует отнести: определение целей и задач общегосударственной региональной политики; выработку единых правил поведения государства в сфере региональных отношений; формирование общей системы юридических гарантий, определение их уровней и механизмов реализации как в целом по стране, так и в отдельных субъектах; разработку законодательной базы для осуществления региональной политики государства; оказание помощи регионам в критических ситуациях.

Суммируя изложенное выше, попытаемся сформулировать определение государственных интересов. Представляется, что с правовой точки зрения государственные интересы — это юридически зафиксированные и обусловленные потребностями самосохранения и позитивного развития российской государственности и национальной культуры основные направления государственной политики, обеспечивающие функционирование государства и его институтов, регулирование и защиту общественных отношений и социального качества — физического и духовного — личности, социальных групп и общества в целом от воздействия на них нежелательных с точки зрения общества явлений и процессов.

Как соотносятся между собой публичные (государственные) и частные интересы в контексте административно-правового опосре-дования правопорядка?

То, что интересы личности как самодостаточного субъекта и интересы государства не совпадают и не могут совпадать в полном объеме, является вполне очевидным фактом, на который в разное время и с различными формулировками обращали внимание и философы, и представители административно-правовой науки. Например, видный немецкий административист Отто Майер строил свою теорию административного права на идеи субъективно-публичных прав граждан, которые противостоят государственной власти1. Юридический аспект этой проблемы выражен в противоречии государственного суверенитета и суверенитета личности2.

Исходя из принципа государственного суверенитета для государства нормально то, что способствует его сохранению, выживанию на данном этапе исторического развития как целостной системы, и идеально то, что способствует его развитию, в максимально

1 См Мауег О Deutsches Verwaltungasrecht Bd 2 — Munchen und Leipzig, 1914 S 105

2 В данном случае автор исходит исключительно из общесоциальной сущности государства, абстрагируясь от различного рода корпоративных интересов, хотя считает необходимым отметить, что, безусловно, необходимо учитывать и делать поправку на классовые и бюрократические интересы

80

возможной степени отвечает всему спектру государственных интересов.

Так, например, интересам государства с рыночной экономикой соответствует человек, беспокоящийся о своем доходе, а идеален тот, кто может самостоятельно, без государственной поддержки, этот высокий доход получать и преумножать, выплачивать налоги и тем самым преумножать государственное достояние. Нормальным, не противоречащим государственным интересам считается тот, кто живет в ногу с обществом, без отставания и без опережения. Государство заинтересовано в максимальном следовании заданным образцам (нормам), в широком смысле слова — установленному правопорядку, личность испытывает потребность в утверждении собственной уникальности.

С точки зрения социума нормален конформист, с точки зрения личности — тот, кто способен поступать не как все, сохраняя свою индивидуальность: «Диалектическое противостояние личности и общества может быть выражено как противостояние индивидуализации и унификации. Социум стремится к унификации личностного самоопределения в соответствии с его структурой, а личность — к максимальному раскрытию собственной индивидуальности. Способность общества разрешить это противоречие определяет его потенциальные возможности к саморазвитию»1.

Перед современным российским обществом стоит задача по решению проблемы взаимоотношения личности и общества, гражданина и государства, адекватного нынешним социально-экономическим, политическим и духовным реалиям и потребностям. Речь идет, по существу, об определении их ценности друг для друга, что в социологии выступает как проблема соотношения интересов общества и личности, а в юриспруденции — прав и обязанностей гражданина и государства.

К сожалению, тенденция к абсолютизации коллективного интереса так и не была преодолена отечественной юридической наукой. Реальный социализм также оказался такой общественной системой, в которой индивидуальное в большой степени растворялось в родовом, а личность превращалась в элемент социальной машины. В свою очередь, западная общественная мысль так и не смогла преодолеть тенденции к абсолютизации личного, индивидуального в противоположность социальному2.

Индивидуальное и социальное — это противоположности, но они существуют в единстве, взаимно определяют и обусловливают

1 ^ Основы современной философии 2-е изд , доп — СПб Лань, 1999 — С 244—245

2 См Величко А М Государственные идеалы России и Запада Параллели правовых культур — СПб Юридический институт, 1999 — С 178

81

друг друга. Уровень развития одной из них находится в прямой зависимости от уровня развития другой, следовательно, отрицание или умаление одной означает отрицание или умаление другой. Главный вопрос в связи с этим — какова мера личной свободы и индивидуальной инициативы и в каких пределах возможно их ограничение в интересах общественного целого, с одной стороны, и каковы пределы вторжения общества в сферу индивидуальной автономии личности — с другой?

Данный вопрос не является теоретической абстракцией, поскольку от его решения, в том числе и на законодательном уровне, зависит само содержание государственной деятельности по поддержанию правопорядка — ее интенсивность, формы и методы осуществления, в том числе при предупреждении, пресечении и раскрытии преступлений1.

Представляется, что на этот вопрос невозможно ответить точной и общей формулой, одинаковой для любого общества и на все времена. Ясно, однако, что всякое жизнеспособное общество представляет собой известное равновесие индивидуального и коллективного, которое находит (или не находит) свое отражение в праве и государстве, системе организации власти, морали и нравственности, формах, методах и правовой регламентации правоохранительной деятельности Нарушение такого равновесия, отсутствие механизмов гармонизации индивидуального и коллективного чреваты разрушением гармонии общества, его дисгармоничностью.

Закон равновесия индивидуального и коллективного как условие эволюционного (а не революционного) развития общества носит универсальный характер. Восприятие такого равновесия конституцией, адекватное отражение его законом в «трех китах» современного конституционализма — власти, суверенитете, свободе личности — непременное условие прочности конституционного строя и стабильности самой Конституции, а следовательно, и устанавливаемого ею правопорядка.

Для конституционного государства характерны две главные особенности, которые имеют качественное значение для понимания правопорядка: народовластие, т.е. участие народа непосредственно или опосредованно через избранных им представителей в законотворчестве и контроле за выполнением законодательных актов, и

1 В литературе, например, подчеркивалась опасность вырождения превенции в попрание элементарных прав человека, ибо превенция всегда есть интервенция в его личную жизнь См Гилинский Я И Социальный контроль над девиантным поведением в современной России теория, история, перспективы // Социальный контроль над девиантным поведением в современной России — СПб ФИСИРАН, 1998-С 11

82

ограничение государственной власти закрепленными в конституции правами и свободами человека и гражданина Именно эти признаки конституционного государства, осознание которых приходит постепенно, являются отражением всей истории человеческой цивилизации, которая в данном контексте может быть представлена как история поиска механизмов соотношения и взаимодействия коллективного (социального) и индивидуального начал организации социума1, прежде всего организации отношений общества и личности, государства и гражданина

Несмотря на отсутствие точного и постоянного во времени критерия такого соотношения, опыт истории свидетельствует об односторонности коллективистской и индивидуалистической теорий, не учитывающих, что само общество есть лично-собирательное образование, такой социальный организм, здоровье которого во многом определяется равновесием личного и общего. Любое преувеличение коллективного начала ведет к тоталитарным формам организации общества, подавлению инакомыслия, игнорированию прав и интересов меньшинства, основных прав и свобод человека и гражданина. В свою очередь, гиперболизация роли индивидуального начала в организации общественной жизни инициирует анархическое своеволие, чреватое разрушением государственности и принятых в обществе норм человеческого общежития.

«Категорический императив» современности, — пишет Б С Эбзеев, — заключается в том, что права государства не могут быть выше прав человека. Излишне ревностное отношение к прерогативам государственного суверенитета как в международном сообществе, так и в рамках отдельного государства является отражением опасной для человека и его прав тенденцией»2.

В данном подходе, несмотря на постоянное упоминание Б.С. Эбзеевым необходимости установления некоего баланса, «равновесия» частных и государственных интересов (что, безусловно, верно), превалирует тенденция к господству приоритета личности над государством, характерная для концепций политического либерализма Такая постановка вопроса нам кажется неправомерной, сводящей на нет публичные интересы, отстаиваемые и защищаемые именно государством, вне реализации которых никакие интересы личности (кроме антиобщественных, криминальных) обеспечены быть не могут

Представляется, что гораздо важнее не расстановка приоритетов, а собственно вопрос разрешения противоречия между интересами государства и личности. Решение этого вопроса напрямую

1См Момджян КХ Введение в социальную философию — М , 1997 — С 99 2 Эбзеев Б С Указ раб С 122

83

связано с взаимопроникновением норм публичного и частного права, с совершенствованием принципов и форм функционирования исполнительной власти, которая выступает связующим звеном между государством и личностью, призванным защищать и охранять интересы как государства, так и личности.

Обозначим наше видение этой проблематики.

Первое. Современная организация государственной власти в России строится на признании принципа разделения властей. Опыт его реализации свидетельствует о немалых «издержках» вследствие явного акцента на разделенности властных структур при недооценке их взаимодействия. В результате складывающаяся на протяжении десятилетний система государственного управления1 стала давать сбои.

Сказанное, разумеется, не следует понимать как приверженность авторов тоталитарной системе государственного управления, вершиной которого было Политбюро ЦК КПСС, а основание образовывали партийные комитеты различного уровня и централизованные наркоматы (министерства) с жестко определенной компетенцией и персональной ответственностью первых лиц. Подобная система управления, строящаяся на администрировании, беспрекословном подчинении мест центру, жестком диктате в сфере экономики эффективна была только внешне, поскольку, и здесь нельзя не согласиться с К.С. Бельским, как только перестала подстраховываться госбезопасностью превратилась (добавим — уголовно-правовой и административно-правовой репрессивной политикой исполнительной власти, в первую очередь милиции) в «бумажного тигра» и «отошла от государственного руля»2.

Проблема сегодняшнего дня заключается в том, что, утратив старую систему управления, государство пока не сумело создать новую, полноценно функционирующую систему «решения общих дел». Более того, отказ Конституции России от самого термина «государственное управление» многими был воспринят как отказ от государственного управления вообще, как неправомерность признания государственного управления государственно-правовой категорией3, против чего решительно выступали ведущие ученые-административисты4.

1 См Курашвили Ю П Проблемы теории государственного управления в условиях совершенствования развитого социализма Дисс д-ра юрид наук — М ^ ИГПАН, 1985 - С 20-21

2 Бельский К С Указ раб С 52

3 См Рыжов В С К вопросу о соотношении управления, исполнительной власти и государственного управления // Труды Московской государственной юридической академии Сб статей — М Юрист, 1999 — С 3—14

4 См ^ Алехин А П, Кармолицкий А А , Козлов Ю М Административное право Российской Федерации — М Зерцало, 1997 — С 5—6

84

Признавая принцип разделения властей, алогично, как мы уже отмечали, игнорировать либо недооценивать государственное управление Именно оно представляет собой организационно-правовую форму реализации исполнительной власти Дискриминация государственного управления вредна. Практика последних лет доказала, что потеря управления обществом, «рыхлость» государственного управления повлекли за собой трудно восполнимые последствия для экономики и обеспечения правопорядка (обвальное падение производства, утечка за рубеж национальных богатств, люмпенизация населения, плачевное материально-техническое обеспечение правоохранительных органов), которые государство не должно было допустить.

В связи с этим применительно к исследуемой нами проблеме возникают по крайней мере два основополагающих вопроса: во-первых, о соотношении государственного управления и государственного регулирования, во-вторых, о сущности и соотношении методов управления и регулирования. Не вступая в пространную дискуссию, поскольку она выходит за рамки исследования, отметим следующие основные моменты.

1. По нашему мнению, противопоставление управления и регулирования неправомерно, поскольку в основе их существования как социальных и правовых явлений лежит диалектическое соотношение части и целого. Государственное управление или практическая реализация исполнительной власти есть регулирующая деятельность1, и это относится к управлению как целостному явлению. Однако не следует забывать и о функциональной стороне государственного управления. Общая теория управления, как и теория государственного управления, особо выделяют категорию функций управления. В их числе, как правило, обозначаются следующие функции: прогнозирование и планирование; организация; руководство; координация; контроль; регулирование.

Функциональная структура процесса управления выступает как совокупное осуществления функций управления — основных направлений или основных видов управленческой деятельности, составных частей процесса управления. Следовательно, не управление является частью регулирования, а наоборот — регулирование есть часть управления, т.е. его функция. Значение ее несомненно, так как суть регулирования состоит в упорядочении, налаживании, в направлении движения и развития, подчинении определенному порядку, установлении правильного взаимодействия, создании условий нормальной работы.

1 См Атаманчук Г В Теория государственного управления Курс лекций — М , 1998 - С 27

85

2. Учитывая регулирующий характер государственного управления, государственное регулирование может пониматься в широком и узком смысле слова В широком смысле оно выражается в установлении государством общих правил поведения (деятельности) участников общественных отношений и их корректировке в зависимости от изменяющихся условий В этом значение государственное регулирование весьма тесно сопряжено с другой правовой категорией — правовым регулированием как способом воздействия государства на те или иные общественные отношения, способом, приемом, средством воздействия, с помощью которых устанавливаются и реализуются правомочия объектов, права и правоотношения1

В узком смысле государственное регулирование — одна из функций государственного управления. Ее актуализация связана с тем, что именно функция регулирования обеспечивает сохранение динамической устойчивости социальных систем-организаций в процессе их функционирования, в ней наиболее полно проявляется социальный характер управления, так как именно в процессе регулирования происходит воздействие на участников управленческих отношений. В подобном смысловом (но не функциональном!) понимании регулирование тождественно содержанию управления, ибо является наиболее ярким выражением того комплекса воздействующих действий, которые совершаются в процессе государственного управления

3. Идея о «вытеснении» управления регулированием в определенной мере базируется на антропоморфное™ этих понятий, т.е. их свойстве восприниматься и истолковываться человеком исходя из его привычных представлений о себе, о своих антропологических и психических свойствах В силу этого, а также учитывая административно-командную систему управления, характерную для нашего недавнего прошлого, термин «управление» воспринимается как жесткое администрирование, основанное исключительно на административных, командных методах воздействия. Термин же «регулирование» воспринимается как демократический антипод управлению

Реально дело обстоит иначе, поскольку в основе управления как целого и регулирования как его функционального элемента фактически лежат одни и те же методы. На эту особенность методов справедливо обращено внимание еще в начале 70-х гг. А.П. Ипакяном, отмечавшим, что «нет методов управления вообще, а есть конкрет-

1 См Сорокин ВД Метод правового регулирования Теоретические проблемы — М Юридическая литература — 1976— С 141, Алексеев С С Теория права — М БЕК, 1995 — С 57, Малько А В Правовое государство и его принципы / Теория государства и права Курс лекций — Саратов 1995 — С 74, Теория права и государства Учебник / Под ред проф В В Лазарева — М Новый Юрист, 1997 — С 98

86

ные методы осуществления той или иной функции»1 и обосновавшим «правомерность разделения всех методов регулирования на: а) методы прямого воздействия, для которых характерен механизм, основывающийся на принципе «команда-исполнение» (административные методы); б) методы косвенного воздействия, для которых характерен механизм объективной ориентации и стимулирования (в частности, экономические методы)»2.

4. Суть регулирования заключается в том, что по смыслу своего содержания оно осуществляется главным образом путем установления наиболее общих правил управления (программ), которыми должны руководствоваться участники управленческих отношений, корректировки этих правил в связи с изменениями ситуации в сфере управления (внесение в них изменений и дополнений), устранения условий, нарушающих нормальный ход управления (контроль и его последствия). Это означает, что регулирование, по образному выражению Ю.М. Козлова, «притягивает» к себе иные управленческие функции, занимает в их системе центральное место, проявляясь в процессе практической реализации исполнительной власти как нормативное регулирование, осуществляемое ее полномочными субъектами в определенных для них сферах деятельности3'.

5. Регулирование как самостоятельная функция управления должна иметь собственные механизм и методы реализации. Представляется, что механизм государственного управления как процесс функционирования органов государства (государственного аппарата)4 не может существовать в отрыве от методов государственного управления как способов, приемов достижения цели, реализации органом управления своей компетенции. Поэтому в механизм осуществления регулирования включают: нормативное регулирование путем установления общих правил; его оперативную корректировку в соответствии с реальными задачами, которые надлежит решать управлению; контроль за исполнением правовых норм, регулирующих те или иные отношения; государственную защиту прав и интересов участников общественных отношений, урегулированных соответствующими правилами; координацию и общее направление их деятельности; содействие ее успешному осуществлению; определе-

1 Ипакян А П Методы управленческой деятельности в органах внутренних дел Автореф дисс канд юрид наук — М , 1973 — С 3

2 Там же С 5

3 См Административное право / Под ред Ю М Козлова и Л Л Попова — М , 1999-С 519

4 См Григонис Э П Механизм государства вопросы теории и практики Монография - СПб СПбУ МВД России, 1999 - С 17

87

ние приоритетов в структурной политике; государственные контракты (договоры); регистрацию; лицензирование1.

Несколько иная классификация предложена Ю.М. Козловым, выделившим следующие наиболее распространенные методы государственно-управленческой деятельности: установление правил поведения общеобязательного или частного характера, т.е. определенного режима в сфере реализации исполнительной власти; предписание об обязательном совершении определенных действий (например, об устранении выявленных нарушений законности); утверждение конкретных (адресных) заданий; назначение или освобождение от должности; запрещение определенных действий; удовлетворение законных притязаний участников управленческих отношений; разрешение определенных действий (например, выдача лицензий, включая их приостановление или аннулирование; регистрация определенных действий; установление стандартов, квот; ограничение определенных действий; проведение контроля и надзора; осуществление внесудебной юрисдикции; разрешение споров между участниками управленческих отношений; применение мер административного принуждения; материальное и моральное стимулирование; применение материальных санкций; оформление государственных заказов; распоряжение объектами государственной собственности; приостановление или отмена правовых актов подведомственных исполнительных органов и должностных лиц; образование, реорганизация и ликвидация подведомственных объектов.2

Не возражая в принципе против выделения названных методов, полагаем, что научная классификация не должна быть столь многословной и детализированной, включать в себя тождественные или весьма близкие по содержанию понятия (например, удовлетворение законных притязаний участников управленческих отношений и разрешение споров между ними, поскольку разрешение спора предполагает удовлетворение притязаний сторон). В связи с этим предпочтительней представляется компактная и в правовом отношении более четкая классификация, предложенная Д.Н. Бахрахом, который выделил девять регулятивных (нормативное регулирование, структуризация, легализация, правонаделение, распределение, учет, контроль, убеждение, поощрение) и три юрисдикционных (разрешение споров, принуждение, вооруженное подавление) метода деятельности государственной администрации3.

1 См ^ Алехин А П, Кармолицкий А А , Козлов Ю М Указ раб С 389

2 См Административное право / Под ред Ю М Козлова и Л Л Попова

1999 - С 291

3 См Бахрах А Н Указ раб С 356

88

- м

Но и предложенная классификация, по нашему мнению, страдает определенными изъянами, главный из которых — смешение универсальных, всеобщих методов, которыми являются убеждение и принуждение, и частных методов реализации администрацией своих полномочий. Кроме того, нормативное регулирование в данном контексте следует рассматривать не как один из регулятивных методов, а скорее как правовую форму их реализации, которая, как известно, может проходить и в неправовой (организационной) форме. Определенные возражения вызывает включение в эту классификацию учета и контроля, которые составляют содержание управленческой деятельности и в связи с этим едва ли могут рассматриваться как способы осуществления самих себя1.

С учетом этих замечаний в качестве регулятивных методов целесообразно рассматривать только структуризацию, легализацию, правонаделение и распределение. Их содержание Д.Н. Бахрах, с точкой зрения которого мы согласны, раскрывает следующим образом:

структуризация — осуществляется путем создания организаций, их реорганизации, ликвидации, распределения и перераспределения полномочий, подчинения, изменения подчинения;

легализация — осуществляется путем признания статуса (беженец, временный переселенец, лицо без гражданства, безработный), регистрации (предпринимателей, транспортных средств, иностранцев, сделок), нострификации (признания соответствия, например, зарубежных документов об образовании российским);

правонаделение — прием (на службу, в учебное заведение), призыв на воинскую службу, наделение правами, выдача разрешений (в том числе лицензирование);

распределение — бюджетное финансирование, кредитование, фондирование продукции, распределение жилых и нежилых помещений, земельных участков и т.д.

Завершая рассмотрение вопроса о методах управления и регулирования, необходимо отметить два обстоятельства. Во-первых, очевидно, нет и не может быть идеальной классификации, которая удовлетворяла бы всех без исключения исследователей. Существует некое приближение к оптимуму, и в этом отношении предложенная нами классификация имеет главное достоинство в том, что она кратка и выделяет наиболее существенные стороны тех способов, с помощью которых органы исполнительной власти могут реализовывать свою компетенцию. Во-вторых, любая классификация — это научная абстракция, позволяющая определенным образом система-

1 См Ипакян А П Указ раб С 2

89

тизировать наши представления об изучаемом (наблюдаемом) явлении или процессе. В реальной жизни ни один из выделенных нами методов не существует сам по себе, не может применяться изолированно от иных методов, поскольку все методы находятся в сложной взаимосвязи и взаимозависимости, теснейшем переплетении. Применение одного метода неизбежно влечет за собой как бы автоматическое «подключение» второго, третьего и т.д. Это диалектическое единство методов управления и есть противопоставление волюнтаризму и голому администрированию Чем полнее используются все методы, тем эффективнее, обоснованнее и результативнее государственное управление.





оставить комментарий
страница7/36
Дата02.10.2011
Размер7,82 Mb.
ТипМонография, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   36
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх