В. А. Лебедева Лицензия серия ид №03562 от 19. 12. 2000 г icon

В. А. Лебедева Лицензия серия ид №03562 от 19. 12. 2000 г



Смотрите также:
Дата формирования 01. 07. 2010 Реестp выданных лицензий...
Правила приема в дагестанский государственный технический университет в 2011 году Лицензия Серия...
Правила приема в дагестанский государственный технический университет в 2011 году Лицензия Серия...
Программы художественно-эстетической направленности...
Бюллетень экспериментальной биологии и медицины...
2010 Лицензия Серия к №000736 Регистрационный номер №07-09/П от 24 сентября 2009 г...
Правила учёта отходов, инвентаризация объектов накопления отходов лпу. Паспортизация отходов...
Анализ работы муниципального общеобразовательного учреждения «тумакская средняя...
Публичный доклад...
Публичный отчет директора муниципального образовательного учреждения «Средняя...
Комплекс Эдипа • Самость • регистры психологии • фантазм в терапии •...
Общество с ограниченной ответственностью...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36
вернуться в начало
скачать
40

А.Я Вышинского и В.И Ленина. «Государство, — писал А.Я. Вышинский, — предполагает наличие права, играющего роль одного из важнейших рычагов государственного управления Это, разумеется, не следует понимать в том смысле, что использование государством права делает это государство «правовым государством», как это воображают либеральные и «демократические» профессора права. Это означает лишь то, что господствующий в обществе класс выражает свою волю в законе и пользуется своей властью при помощи своих законов»1. А указания о том, как пользоваться «своими законами», А.Я. Вышинскому были хорошо известны еще с 20-х гг , когда В.И. Ленин, озабоченный масштабами разворовывания арендаторами, приемщиками, сдатчиками «ценнейших товаров — тканей, машин, ремней», в письме И.В Сталину и И.С. Уншлихту предлагал и конкретные меры борьбы « Поимка нескольких случаев и расстрел»2

Таким образом, используя мировоззренческую составляющую философской методологии, мы получаем возможность оценить целостную картину отражения общественного бытия в правовой науке в системе определенных политико-правовых, нравственных, этических координат, таких, как добро и зло, право и закон, справедливость и произвол. Это тем более важно, что охрана правопорядка как генезис процесса правореализации идет не только по линии «законно — незаконно», но и по линии «справедливо — несправедливо», «нравственно — безнравственно», «гуманно — антигуманно».

^ Диалектическая составляющая методологии предполагает использование принципов и законов диалектики при исследовании взаимосвязей между правопорядком и формами, методами, средствами его обеспечения и охраны. Диалектика как философская теория об универсальных связях бытия базируется на трех основных принципах' материального единства мира, всеобщей связи и взаимной обусловленности явлений, развития.

Правопорядок — «это юридическое оформление одного из важнейших свойств развития материи в высшей форме ее проявления — социальной жизни»3. Использование принципа материального единства мира позволяет раскрыть сущность социальной формы движения материи, отражающей диалектику развития системы общественных отношений, и, следовательно, раскрыть генезис историче-

1 Вышинский А Я Теория судебных доказательств в советском праве — М , 1950 - С 7

2 Ленин В И Поли собр соч Т 4 — С 32—33

3 Борисов В В Правопорядок // Теория государства и права Курс лекций / Под ред Н И Матузова и А В Малько — М Юристь, 2000 — С 576

41

ских форм понимания, формирования и поддержания правопорядка. Общественный порядок и его сердцевина — правовой порядок, явления динамичные. Их социальное содержание и правовое нормирование предопределяются динамикой социального прогресса — чем он выше, тем острее требования к упорядоченности важнейших сторон жизни, а «система добродетелей, так же как и система преступления и порока, меняется вместе с ходом истории»1.

В истинности этих слов Габриэля Тарда нетрудно убедиться, если вспомнить развитие отношений государства (законодателя), например, к проституции (от поощрения храмовой ритуальной проституции до ее законодательного запрещения), к развитию науки («преступления» Сократа, Дж. Бруно, Галилея2, отечественных генетиков), общественным нравам (известные законы Юлия Цезаря, направленные против роскоши и обжорства3, или положения ст. 122 Регламента Главного магистрата 1721 г., в котором полиции предписывалось строго следить за тем, «чтобы молодые и младшие почитали старших и старых, чтобы дети повиновались родителям, а слуги своим господам и хозяевам»4) и т.д.

В данном случае мы не призываем ни к одобрению, ни к осуждению того или иного понимания противоправного и форм борьбы с ним. Речь о другом — о необходимости объективного воспроизведения исторических условий и обстоятельств, к которому должен стремиться современный исследователь, соблюдая методологические принципы познания.

Второй основополагающий принцип диалектики — принцип всеобщей связи и взаимной обусловленности явлений. Его применение в процессе раскрытия сущности и содержания правопорядка, организационно-правовых форм и методов его обеспечения и охраны позволяет проследить функциональные связи между, например, уровнем развития культуры, в том числе правовой, и трансформацией понимания законного и противозаконного, между развитием материальной базы общества и уровнем технического обеспечения правоохранительных органов, финансовым обеспечением социальной профилактики правонарушений, финансирование федеральных и региональных программ укрепления правопорядка, состоянием пенитенциарных учреждений.

Диалектический подход к пониманию содержания и форм обеспечения правопорядка позволяет оценить основы государственно-

1 ^ Тард Г Сравнительная преступность — М , 1907 — С 33

2 Шпренгер Я, Инститорис Г Молот ведьм — М , 1990

3 См Светоний Г Т Жизнь двенадцати цезарей — М , 1990 — С 22

4 Полное собрание законов Российской империи — Т 7 — №4624

42

правовых воззрений основоположников марксизма, государственную политику руководителей нашей страны на различных этапах «коммунистического строительства»

Основоположники рабочего движения, моделируя общество, соответствующее идеалу справедливости и братства людей, немало внимания уделяли вопросам борьбы с преступностью. Отличительными особенностями их концепции были, во-первых, макроуровень разрабатываемых ими мер (предполагалась их реализация одновременно в ряде государств, если не во всех странах мира); во-вторых, революционное реформаторство как основа воздействия на преступность (имелось в виду, что первым шагом всех преобразований и совершенствования общественной системы должно стать отстранение от государственной власти господствовавших правящих сил, которые не могли и не желали принимать эффективных мер воздействия на преступность).

К. Маркс и Ф Энгельс, взяв за образец схемы общественных отношений в первобытной общине, где уровень преступности был крайне низок (настолько низок, что не требовалось специальных органов для борьбы с этим феноменом), пытались на той же основе смоделировать общество будущего, где будет господствовать социальное равенство, к минимуму сведутся различные противоречия, отпадет необходимость в государственном принуждении: преступность начнет исчезать без специальных полицейских мер. «Мы, — писал Ф. Энгельс, — уничтожаем антагонизм между отдельным человеком и всеми остальными, мы противопоставляем социальной войне социальный мир, мы подрубаем самый корень преступления и этим делаем излишней большую, значительно большую часть теперешней деятельности административных и судебных учреждений. Преступления против собственности сами собой отпадут там, где каждый получит все необходимое для удовлетворения своих физических и духовных потребностей, где отпадут социальные перегородки и различия. Уголовная юстиция исчезнет сама собой, гражданская юстиция .. также отпадет..."1.

При всей глубине диалектического понимания К. Марксом и Ф. Энгельсом процессов общественного развития их величайшей методологической ошибкой была утопическая попытка смоделировать общество будущего (господство социального равенства, отказ от государственного принуждения, поскольку преступность начнет исчезать без специальных полицейских мер) на основе схем общественных отношений в первобытной общине. Любопытно, что анало-

1 Энгельс Ф Эльберфельдские речи // Маркс К , Энгельс Ф Соч 2-е изд Т 2 — С 537

43

гичная методологическая ошибка была позднее допущена в прогнозах и диалектиком В И Лениным, и волюнтаристом Н С Хрущевым

В И Ленин верил в то, что с устранением эксплуатации масс, нужды и нищеты «эксцессы неизбежно начнут «отмирать» Мы не знаем, как быстро и в какой последовательности, но мы знаем, что они будут отмирать»1, а поэтому, «стремясь к социализму, мы убеждены, что он будет перерастать в коммунизм, а в связи с этим будет исчезать всякая надобность в насилии над людьми вообще, в подчинении одного человека другому, одной части населения другой его части, ибо люди привыкнут к соблюдению элементарных условий общественности без насилия и без подчинения»^-

Вместе с тем Энрико Ферри (1856—1928), профессор Римского университета и депутат итальянского парламента от социалистической партии, предупреждал «Общественный порядок не может уничтожить всех трений и толчков в коллективном организме Вся суть в том, чтобы свести все более или менее преступные толчки к минимуму»3

Н С Хрущев и его советники, очевидно, не читали труды австрийского криминолога Франца фон Листа, еще в конце XIX в предупреждавшего о роковых последствиях для жизненной силы государства утрирование идеи исправления всех преступников4, поэтому в 60-е гг XX в настойчиво проводили политику сокращения правоохранительных органов и передачу их функций общественности5 Утопической верой в неизменность прогрессивных изменений в обществе и в состоянии преступности пронизаны практически все решения высших форумов КПСС, а также почти политика руководства правоохранительных органов, рассматривавших в советский период (да и продолжающих это делать в наши дни) сокращение преступности как ведущий показатель эффективности работы своих ведомств

Пример высокоразвитых стран Запада свидетельствует о том, что с устранением или сглаживанием одних причин, обуславливающих нару-

1 Ленин В И Поли собр соч Т 33 - С 91

2 Ленин В И Поли собр соч Т 33 — С 83 Правда, это моделирование прожек-тивной ситуации не помешало Ленину стать теоретиком и практиком ' красного террора', а также требовать решительной борьбы с хулиганами, жуликами, туне ядцами и другими преступными элементами — "паразитами", вскормленными капитализмом См Ленин В И Поли собр соч Т 35 — С 200

3 Фери Э Уголовная социология — М , 1908 — С 283

4 См ^ Лист Ф Задачи уголовной политики (в изложении Б Гурвича) — СПб , 1895 — С 107—109, Учебник уголовного права (общая часть) — М , 1903 — С 82 5 См Горкин А Ф Социалистическое правосудие и усиление связи судебных органов с общественностью // От социалистической государственности к коммунистическому самоуправлению — М АН СССР, 1961 — С 199

44

шения правопорядка и детерминирующих преступность и правонарушения, возникают, актуализируются иные причины Об этом свидетельствует и отечественная история новейшего времени, когда непродуманная антиалкогольная компания, инициированная М С Горбачевым, спровоцировала беспрецедентный рост самогоноварения, наркомании и токсикомании, особенно в подростковой среде1

Третий основополагающий принцип диалектики — принцип развития Его реализация в методологии административно-правового исследования правопорядка предполагает, что он будет рассмотрен в движении, в постоянном переходе от одного качественного состояния к другому Игнорирование этого принципа приводит к ряду негативных для теории и правоохранительной практики последствий

Одно из них связано с попытками отдельных, даже весьма уважаемых ученых рисовать мир только двумя красками черной и белой Например, Н Ф Кузнецова, уделив немало места в своей монографии методологическим проблемам исследования преступности, использованию принципов и законов диалектики в изучении этого социально-правового явления, приходит к весьма неожиданным выводам Оказывается, в СССР преступность характеризуется неуклонным сокращением (в среднем на 1—2% в год), а в капиталистических странах — неуклонным ростом, который в 3—5 и более раз обогнал рост народонаселения2, в СССР преступность «все более теряет черты необходимого социального явления»3, а в капиталистических государствах она «внутренне присуща капиталистическому строю, является его необходимой социальной закономерностью»4

Даже если за подобной констатацией стоит обычный социальный заказ и начетничество, характерное для идеологизированной советской обществоведческой науки, маститому ученому не следовало обнаруживать полное невежество в вопросах методологического обоснования своей позиции Одно и то же сложное социальное явление, рассматриваемое в единых временных рамках применительно к единому человеческому обществу, разделенному лишь по идеологическим основаниям и типам политического режима, не может иметь

1 См Гилинскии Я И Социальный контроль над девиантным поведением в современной России теория, история, перспективы // Социальный контроль над девиантным поведением в современной России — СПб ФИСИ РАН, 1998 — СП, Гилинскии Я, Гурвич И, Русакова М, Симпура Ю, Хлопушин Р Девиант-ность подростков теория, методология, эмпирическая реальность — СПб, 2001 - С 20

2 См Кузнецова Н Ф Преступление и преступность — М , 1969 — С 213, 230

3 Там же С 213

4 Там же С 230

45

одновременно совершенно различные свойства в одном случае утрачивать черты необходимого социального явления, в другом — демонстрировать свойства необходимой социальной закономерности.

Подобная же методологическая ошибка допускалась и в литературе, посвященной административно-правовой охране общественного порядка. Так, М.И. Еропкин и Л Л Попов, приведя цитату Ф Энгельса из его книги «Положение рабочего класса в Англии» о том, что «. . охранительные формы закона не существуют для пролетария: полиция не стесняясь врывается в его дом, подвергает его аресту и расправляется с ним, как хочет»1, делают следующий вывод «Принципиально противоположен общественному порядку в империалистических государствах по существу, целям, содержанию общественный порядок в странах социализма. Демократизм и гуманизм — таковы его важнейшие черты»2 Представляется, что о «демократизме и гуманизме» общественного порядка в СССР с его «психушками», бульдозерами против художников, разгоном и расстрелом демонстрантов в Новочеркасске, процессами над «тунеядцем» И. Бродским, инакомыслящими Синявским и Даниэлем следовало писать, по крайней мере, более сдержанно, и также сдержанно констатировать неуклонное укрепление правопорядка в СССР.

Социалистическое общество (если считать, что СССР — это общество победившего или развитого социализма) так же закономерно и неизбежно порождает преступность и правонарушения, как и общество капиталистическое, потому что и там и там прогресс сочетается с регрессом. Социалистическое общество с его административно-командной системой планирования и распределения, подавляя экономику и механизмы ее эффективного правового регулирования, породило, например, целый класс экономических преступлений и праонарушений, неизвестных обществу капиталистическому, однако при этом не сумело устранить факторы регенерации общеуголовной насильственной, корыстно-насильственной и корыстной преступности (убийства, грабежи, разбои, кражи, мошенничества и т.д.)3.

1 Маркс К, Энгельс Ф Соч Т 2 - С 502

2 Еропкин МИ, Попов Л Л Административно-правовая охрана общественного порядка — Л Лениздат, 1973 — С 16

3 См Яковлев А М Социология экономической преступности — М , 1998, Егоршин В М Экономическая преступность и экономическая безопасность современной России (теоретико-криминологический анализ) Автореф дисс д-ра юрид наук — СПб , 2000, Кудрявцев В Н Современные проблемы борьбы с преступностью в России // Вестник Российской академии наук Т 69 № 9 — М , 1999 - С 790

46

Игнорирование этих фактов и приводит к столь противоречивым выводам, к которым пришли упомянутые выше авторы Не менее опасно было строить столь серьезные теоретические обобщения, опираясь на советскую уголовную статистику, фальсификация которой имела и продолжает иметь массовый характер1, а также абстрагируясь от совершенно различных систем учета преступного в нашей стране, странах Западной Европы и США2

Не менее деструктивны и попытки игнорировать принцип развития применительно к обеспечению правового порядка в сфере экономики. Его качественные характеристики сегодня не могут повторять механизмы обеспечения «публичного экономического порядка» в советский период нашей истории, точно также не может оставаться неизменным содержание и формы административно-правового регулирования в сфере экономики. Однако это не означает, что единственный путь подъема российской экономики, как полагает З.Ф Хусаинов, — сокращение государственного вмешательства в экономику3 Есть все основания говорить о другом — именно ослабление роли государства в правовом регулировании процессов приватизации, проведении взвешенной бюджетной, налоговой, кредитной политики привели к плачевному состоянию российской экономики, обнищанию и люмпенизации огромной части населения страны, широкому воспроизводству безнормативного поведения участников экономических общественных отношений4.

«Включение» тех или иных компонентов методологии в процесс познания правопорядка как предмета административно-правового исследования является не самоцелью, а средством раскрытия его сущности, т.е. того, что это явление есть само по себе в отличие от всех иных явлений5. Решение этой задачи связано с серьезными трудностями, вызванными уже упоминавшимся многообразием на-

1 См Аврутин Ю Е Эффективность деятельности органов внутренних дел (опыт системного исследования) — СПб , 1998 — С 296

2 См Клепицкий И А Преступление, административное правонарушение и наказание в России в свете Европейской конвенции о правах человека // Правоведение - 2000 - № 3 - С 59-64

3 См Хусаинов 3 Ф Экономическая функция государства вопросы теории и практики Автореф дисс канд юрид наук — СПб , 2001 — С 9

4 См Колесников В В Экономическая преступность и рыночные реформы политико-экономические аспекты — СПб , 1994— С 81, Привалов В К Теневая экономика (теоретико-правовой анализ) — СПб , 1998 — С 51, Экономическая безопасность Производство Финансы Банки / Под ред академика В Сенчагова — М ЗАО Статинформ, 1998 — С 257, Егоршин В М Экономическая преступность и экономическая безопасность современной России (теоретико-криминологический анализ) Автореф дисс д-ра юрид наук — СПб — С 33

5 См Философский словарь / Под ред И Т Фролова — М , 1986 — С 469

47

учных подходов отечественного правоведения к трактовке не только самого правопорядка, но и таких понятий, как «законность», «режим законности», «общественный порядок»

Если отвлечься от частных, связанных с типом правопонимания различий в многочисленных дефинициях, законность понимается как «неуклонное исполнение законов и соответствующих им иных правовых актов органами государства, должностными лицами, гражданами и общественными организациями»1, как специфическим режим общественно-политической жизни, воплощенный в системе нормативных политико-юридических требований (неукоснительного соблюдения правовых актов всеми субъектами; верховенства закона; равенства всех перед законом; надлежащего, правильного и эффективного применения права, последовательной борьбы с правонарушениями)2, как «принцип, метод и режим строгого, неуклонного соблюдения, исполнения норм права всеми участниками общественных отношений»3, как «атрибут существования и развития демократически организованного общества»4.

Количество дефиниций правопорядка уступает числу определений законности, видимо, в силу кажущейся априорной очевидности этого понятия. В теоретико-правовой литературе правопорядок трактуется как состояние упорядоченности общественных отношений, основанное на праве и законности5, как объективно и субъективно установленное состояние социальной жизни, основанное на нормативных требованиях, принципах права и законности, а также на демократических требованиях, правах и обязанностях, свободе и ответственности всех субъектов права6.

В административно-правовой литературе понятие «правопорядок» употребляется чаще всего как синоним общественного порядка (в узком смысле), под которым понимается система волевых общественных отношений, складывающихся и развивающихся главным образом в общественных местах на основе соблюдения норм права и иных социальных норм, направленных на обеспечение личной безопасности граждан, общественной безопасности, на создание

1 Юридический энциклопедический словарь — М , 1984 — С 101

2 См Алексеев С С Проблема теории государства и права — М , 1987 — С 194

3 ^ Теория права и государства Учебник / Под ред проф В В Лазарева — М Новый Юрист, 1997 - С 209

4 Бахрах Д Н Административное право России Учебник для вузов — М Нор-ма-ИНФРА-М , 2000 - С 600

5 См ^ Теория права и государства Учебник / Под ред проф В В Лазарева — С 209

6 См Борисов В В Правопорядок // Теория государства и права курс лекций / Под ред Н И Матузова и А В Малько — М Юристь, 2000 — С 563

48

благоприятных условий для нормального функционирования предприятий, учреждений, организаций и общественных объединений, для труда и отдыха граждан, уважения их чести, достоинства, общественной нравственности1

Таким образом, можно констатировать, что понятием «правопорядок» как научной категорией оперируют в теории государства и права, в административно-правовой литературе предпочитают писать об общественном порядке в широком и узком (полицейском — по определению К.С. Бельского) смысле

Такой подход административистов к трактовке общественного порядка имеет давнюю историческую традицию, восходящую к науке полиции и ее «отцу» — французу Деламару, автору широко известного «Трактата полиции», в котором он, используя набор таких понятий как «благочиние», «благоустройство», «благосостояние», «благополучие», характеризовал полицейскую деятельность как важнейшую область деятельности государства, призванную охранять порядок в общественных местах и пресекать элементы «кулачного права»2.

Отечественной полицеистикой и законодательством термин «общественный порядок» заимствован из французских источников начала XIX в., когда во Франции была проведена четкая граница между судебной (криминальной) полицией и полицией административной, на которую возлагалась обязанность «охранять общественный порядок в каждой местности»3 В российских нормативно-правовых актах понятие «общественный порядок» впервые появляется в Уставе о предупреждении и пресечении преступлений 1832 г 4, затем оно встречается в Положение о мерах по охранению государственного порядка 1881 г ив Указе Правительствующему сенату от 12 июля 1889 г 5 К концу XIX в. понятие «общественный порядок» фактически полностью вытесняют другие, родственные ему понятия: «благочиние» — правомерное поведение граждан в общественных местах, «благоустройство» — рациональное устройст-

1 См Колонтаевский ФЕ Организационные основы охраны общественного порядка в современных условиях Дисс д-ра юрид наук — М Академия МВД России, 1996 — С 16, Административное право / Под ред Ю М Козлова, Л Л Попова - М , 1999 - С 689

2 См Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона Т 10 — СПБ, 1893 — С 331

3 См Рейград Н В Судебная полиция —Казань 1900 — С 5

4 См ^ Свод законов Российской империи Т 14 — СПб — 1833

5 См Полное собрание законов Российской империи Т 9 — № 6196 — СПб , 1891

49

во улиц, «благополучие» — нормальное продовольственное, меди-

цинское и экологическое состояние населения

В 50—90-х гг XX в категория общественного порядка исследуется в работах видных советских ученых админисгративистов В В Борисова, И И Веремеенко, М И Еропкина, Ф Е Колонтаевского, А В Серегина, Л Л Попова2 Отмечая, что контуры этой категории становятся более четкими, обозначаются сущностные элементы, анализируются правоотношения, К С Бельский вместе с тем подчеркивает, что для «теоретических работ об общественном порядке, несмотря на имеющиеся в них ценные и глубокие положения, характерен узкий «милицейский» взгляд на проблему в целом»3

Представляется, что в дальнейшем изложении и ему не удалось преодолеть «милицейского» взгляда на эту проблему, несмотря на широкое оперирование такими понятиями, как «полицейское право», «полицейские нормы», поскольку речь он вел в основном о порядке в общественных местах и работе соответствующих милицейских служб Спустя пять лет К С Бельский вновь пишет о необходимости более глубокого понимания категории общественного порядка, однако никаких конкретных предложений кроме, как уже отмечалось, достаточно абстрактного и не очень аргументированного упоминания о связи это с категории с понятием «публичный экономический порядок», не приводит4

Представляется, что невозможно добиться более глубокого понимания категории «общественный порядок» в рамках существующего в административном праве подхода к его толкованию, базирующемуся на модификации известного отождествления наукой XVIII в полиции и администрации, которая занимается охраной публичного порядка, общественной и личной безопасности, «добрых нравов», а также только с позиций милицейского надзора за порядком Более того, попытки ввести узкое понимание общест-

1 См Бельский К С Феноменология административного права — Смоленск, 1995 — С 89, ^ Мушкет ИИ, Хохлов Е Б Полицейское право России проблемы теории - СПб , 1998 - С 99

2 См Еропкин МИ Управление в области охраны общественного порядка — М , 1965, Серегин А В Советский общественный порядок и административно правовые средства его укрепления — М , 1975, Веремеенко ИН Механизм административно правового регулирования в сфере охраны общественного порядка Ч 1—2 — М , 1981, Борисов В В Правовой порядок развитого социализма — Саратов, 1977 Колонтаевский ФЕ Организационные основы охраны общественного порядка в современных условиях Дисс д-ра юрид наук — М Академия МВД России, 1996

3 Бельский К С Указ раб С 89—90

4 См Административное право / Под ред Ю М Козлова, Л Л Попова — М , 1999-С 118

50

венного порядка, акцентуация важности обеспечить порядок в общественных местах, придерживаясь все того же «милицейского» («полицейского») взгляда на проблему в целом, заметно обедняют административно-правовую науку и сужают ее возможности в части выработки конструктивных рекомендаций по наведению правового порядка в стране, эффективному противодействию преступности и правонарушениям

Суть проблемы нам видится в следующем Исходной логико-методологической ошибкой известных нам теоретических конструкций общественного порядка в узком смысле является ошибочная, на наш взгляд, трактовка общественного порядка в широком смысле — как всех связей и отношений в обществе

Дело в том, что общество как синоним социума, как антитеза природы и природного является «организационной формой совместной деятельности людей»1 Совместная деятельность, или жизнедеятельность, людей как способ сохранения и воспроизводства социального на всех ступенях развития человеческой цивилизации всегда была связана с упорядочением социальных отношений Поэтому общественные отношения — это всегда упорядоченные социальные отношения между людьми Нет этой упорядоченности — значит нет и самих общественных отношений, нет человеческого общества как надорганической реальности, выделенной из природного, органического мира

Человеческая деятельность как социальная активность людей является решающим фактором «сотворения» человеком своей — социальной — среды обитания, своей «второй природы», позволяющей ему выжить и сохранить себя как биологическое существо в природной среде В силу приспособительно-адаптационного и преобразовательного характера человеческой деятельности важнейшим условием этого процесса является способность живых существ, объединенных в устойчивые социальные коллективы, вырабатывать систему биологически не заданных социальных регуляторов поддержания общественной жизни

На ранних этапах существования общества в качестве таких регуляторов выступали различного рода запреты, религиозные верования, постепенно складывающиеся в обычаи и общепринятые нормы поведения Например, табу на инцест, как показывают исследования К Леви-Стросса, явился тем фундаментальным социальным фактом, который выделил человека из мира природы и способствовал структурализации общества Думается, что не только запрет на инцест, но и другие табу (на каннибализм, убийство сво-

Момджян К X Введение в социальную философию — М , 1997 — С 84

51

их соплеменников) выступили в такой же роли «тотальных социальных фактов». Не вызывает сомнения религиозный (основанный на верованиях) характер этих и множества других табу (среди которых встречаются самые причудливые), а также то, что они воспринимались как категорические императивы, которым, по мнению первобытных людей, должен был следовать каждый благоразумный человек, хотевший прожить долгую жизнь. Вообще вся жизнедеятельность первобытного коллектива, занимавшегося охотой и собирательством, была жестко регламентирована системой тотемических ритуалов, обрядов, культов, представлений, знаков, символов, магических действий, заклинаний, молитв, слов и т.п Фактические отношения в их тотемической ритуальности, магической значимости имели общеобязательный, безусловно-императивный характер1.

В формировании реакции на нарушения принятых правил поведения наряду с религиозно-этическими традициями важную роль играли и культурно-исторические традиции, лежавшие в основе того, что сегодня понимается как обычное право. Наиболее ярко это проявлялось в обычае кровной мести. Особенность этого обычая заключается в том, что при его реализации исполнителем зачастую не осознавался принцип персонификации ответственности, поэтому месть падала не только на виновного, но и на его невиновных близких и родственников. Поэтому кровная месть носила не столько правовой, сколько общесоциальный характер. Обращая внимание на это, Н.С. Таганцев писал: «... мститель осуществляет не свои инстинктивные потребности, а выполняет как бы обязанность перед обществом, месть составляла долг»2.

Табу, обычаи, религиозные и моральные нормы до появления государства и законодательства были единственными нормативными регуляторами общественных отношений, основой общественного порядка в широком смысле слова — как он обычно трактуется в административно-правовой литературе. Многие из этих социальных норм сохраняют свое значение и сегодня, выступая в качестве «самозаконности», о которой писал И.А. Ильин3, реальным средством упорядочения и поддержания общественных отношений (общественного порядка) во всех сферах совместной жизнедеятельности людей: на производстве и в быту, в местах коллективного отдыха и т.д.

Появления права как специфического социального регулятора и государства, располагающего соответствующими средствами реализации правовых предписаний, знаменует собой появление новой

1 Социальные отклонения Введение в общую теорию — М , 1980 — С 26

2 Таганцев Н С Смертная казнь — СПб, 1913 — С 43

3 См Ильин И А О сущности правосознания — М , 1993





оставить комментарий
страница4/36
Дата02.10.2011
Размер7,82 Mb.
ТипМонография, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх