В. А. Лебедева Лицензия серия ид №03562 от 19. 12. 2000 г icon

В. А. Лебедева Лицензия серия ид №03562 от 19. 12. 2000 г



Смотрите также:
Дата формирования 01. 07. 2010 Реестp выданных лицензий...
Правила приема в дагестанский государственный технический университет в 2011 году Лицензия Серия...
Правила приема в дагестанский государственный технический университет в 2011 году Лицензия Серия...
Программы художественно-эстетической направленности...
Бюллетень экспериментальной биологии и медицины...
2010 Лицензия Серия к №000736 Регистрационный номер №07-09/П от 24 сентября 2009 г...
Правила учёта отходов, инвентаризация объектов накопления отходов лпу. Паспортизация отходов...
Анализ работы муниципального общеобразовательного учреждения «тумакская средняя...
Публичный доклад...
Публичный отчет директора муниципального образовательного учреждения «Средняя...
Комплекс Эдипа • Самость • регистры психологии • фантазм в терапии •...
Общество с ограниченной ответственностью...



страницы: 1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   36
вернуться в начало
скачать
166

ским органом в пределах его компетенции и направленный на установление, изменение или отмену правовых норм»1.

Именно в силу этого ведомственное нормотворчество оказывает заметное влияние на юридические формы обеспечения правопорядка. В большинстве случаев нормотворческие полномочия центральных федеральных органов устанавливаются указами Президента, постановлениями Правительства. Правительством установлен и общий порядок подготовки ведомственных нормативных правовых актов2.

По смыслу этого постановления нормативный правовой акт может быть издан в любой форме кроме писем и телеграмм, следовательно, основными юридическими формами таких актов являются постановления, приказы, правила, инструкции, положения, распоряжения. В последнее время широкое распространение получила практика издания правоохранительными органами совместных нормативных правовых актов3.

В рамках рассматриваемой проблемы целесообразно затронуть вопрос о соотношении форм и методов в организационно-правовом механизме обеспечения правопорядка. В литературе высказана мысль, что расширение используемых в административно-правовой практике методов приводит к неоправданному отождествлению некоторых из них с формами организующего воздействия. В качестве примера обращалось внимание на федеральные и региональные программы и административные договоры, причем первые отнесены к методам, а вторые — к формам реализации полномочий в сфере исполнительной власти4.

Представляется, что применительно к механизму обеспечения правопорядка подобное противопоставление едва ли оправдано. Дело в том, что метод — это конкретный способ решения тех или иных проблем. Форма — это тоже способ, но способ внешнего оформления решения. Например, в качестве метода решения той или иной ситуации может быть избран силовой путь, связанный, например, с блокированием территории, применением оружия или спецсредств. Реализация же этих методов может осуществляться как в рамках ра-

1 Постановление Государственной Думы от 11 ноября 1996 г. № 781-Й ГД "Об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации". См.: СЗ РФ. — 1996. - № 49. - Ст. 5506.

2 См.: СЗ РФ. -1997. - № 33. - Ст. 3895; 1999. - № 8. - Ст. 1026.

3 См., например: Приказ ФПС и МВД от 11 мая 2001 г. №270/498 "О совместном проведении мероприятий по предупреждению и пресечению незаконной деятельности в сфере морского рыбного промысла в 2001 году".

4 Административное право / Под ред. Ю.М. Козлова, Л.Л. Попова. — М., 2000. С. 260-261.

167

зового приказа, так и в рамках плана мероприятий, рассчитанных на определенный календарный период. Сам план выступает как форма, а применение оружия — как алгоритм действий. Похожее соотношение имеет место и в отдельных видах договорных отношений. Сам договор — это, безусловно, правовая форма, содержащиеся в нем положения — это способы достижения консенсуса.

С учетом этих предварительных замечаний методы обеспечения правопорядка могут быть дифференцированы на алгоритмизированные, договорные, силовые, сопровождающиеся введением особых правовых режимов1, гласные и негласные, реализуемые государственными и негосударственными структурами. Содержание большинства этих методов широко известно и в комментариях не нуждается, поэтому затронем лишь вопросы алгоритмизированных и договорных методов решения правоохранительных задач.

К числу алгоритмизированных методов мы относим все виды планов (кроме планов работы конкретного ведомства или его структурного подразделения), разрабатываемых для решения правоохранительных задач. Система таких планов включает в себя специальное планирование, связанное с выработкой алгоритма действий в чрезвычайных ситуациях и при возникновении особых условий.

Разновидностью алгоритмизированного метода решения правоохранительных задач являются федеральные и региональные программы укрепления правопорядка, которые могут носить как целевой2, так и общий характер3.

Разработка таких программ в Российской Федерации имеет свою предысторию. Еще в СССР была найдена достаточно удачная организационная форма, обеспечивающая комплексность мер по укрепле-

1 См.: Федеральный конституционный Закон от 30 мая 2001 г. № 3-ФКЗ "О чрезвычайном положении" // СЗ РФ. —2001. — № 23. — Ст.2277.

2 См.: Постановление Правительство Российской Федерации от 9 сентября 1999 г. № 1030 (с изменениями на 24 июля 2000 г.) "О федеральной целевой программе "Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 1999—2001 годы" // СЗ РФ. — 1999. — № 39. — Ст. 4627.

3 См.: Постановление Правительства РФ от 10 марта 1999 г. № 270 "О Федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступностью на 1999— 2000 годы" // СЗ РФ. — 1999. — № 12. — Ст. 1484; Постановление Законодательного собрания Ленинградской области от 3 ноября 1998 г. № 214 "Об утверждении целевой программы усиления охраны общественного порядка и борьбы с преступностью в Ленинградской области на 1998—2000 годы" // Вестник Законодательного Собрания Ленинградской области. 1999. — № 7,— С. 21; Закон Санкт-Петербурга от 24 октября 2000 г. № 554—565 "О целевой программе Санкт-Петербурга "Развитие правоохранительной деятельности в Санкт-Петербурге на 2001—2004 годы" // Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. — 2000. — № 12.— С. 66.

168

нию правопорядка — разработка планов социального развития регионов и трудовых коллективов, составной частью которых были разделы по предупреждению преступности1. В 90-е гг. появились и первые научные обоснования разработки общегосударственных программ по борьбе с преступностью в условиях обновленной российской государственности2. Вскоре появились и первые федеральные и региональные программы, во многом учитывающие новые политические, экономические и правовые реальности российского общества3.

Переход к программному методу планирования и реализации мер по борьбе с преступностью был заметным шагом вперед на пути организационно-правового обеспечения комплексного подхода к укреплению правопорядка.

К сожалению, ни одна из федеральных или региональных программ не привела к планируемым результатам по многим причинам, в том числе и потому, что эти программы во многом воспроизвели те просчеты и недостатки, которые были характерны для процессов государственного планирования еще в СССР.

Так, цель федеральной Программы по усилению борьбы с преступностью на 1994—1995 гг. была определена как «создание перелома в деятельности государственной системы борьбы с преступностью, обеспечивающей надежную защиту жизни, здоровья, имущественных и иных прав граждан, общественных и государственных интересов от преступных посягательств в условиях социальной реформы». Подобная формулировка уже сама по себе делает весьма проблематичной оценку выполнения программы, поскольку «создание перелома» как некий критериальный стандарт оценки выполнения программы лежит вне правовой формы реализации функций правоохранительных органов, нося характер хорошо известных политических лозунгов и призывов типа: «усилить борьбу с преступностью», «обеспечить раскрытие всех совершаемых преступлений» и т.д.

1 См., например: ^ Орехов В.В. Социальное планирование и вопросы борьбы с преступностью. — Л., 1972; Звирбуль В.К. Планирование социальной политики и предупреждение преступности // Планирование мер борьбы с преступностью. — М., 1982.

2 См.: ^ Аврутин Ю.Е. Система социальной профилактики правонарушений в условиях правового государства: перспективы создания и основные черты // Укрепление общественного порядка и законности в правовом государстве: Межвузовский сборник научных трудом. — М.: Московская высшая школа МВД СССР, 1989.— С.63—64; Бородин С.В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. — М.: Наука, 1990.

3 См.: Указ Президента Российской Федерации от 31 января 1994 г. (в редакции Указа Президента РФ от 23 июля 2001 г. № 902) "О неотложных мерах по реализации Федеральной программы Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью на 1994—1995 годы" // СЗ РФ. —1994. — № 5. — Ст. 403.

169

Ни в самой Программе, ни в утвердившем ее Указе Президента не упоминалась о механизмах реализации планируемых мер, хотя и оговаривалось, что « меры, предусматриваемые Программой, реально обеспечены финансовыми, материально-техническими и кадровыми ресурсами, мониторингом и прогнозом с использованием потенциала Российской Федерации, ее субъектов, местного самоуправления». Последующие события показали, что подобная ссылка — лишь декларация, поскольку реальных ресурсов (материальных, научных, технических) «под программу» не было. В Постановлении Совета Федерации Федерального Собрания РФ «О парламентских слушаниях "О состоянии борьбы с преступностью и об укреплении правопорядка в Российской Федерации в современных условиях"»1 отмечалось, что федеральная программа не была подкреплена должными материальными и финансовыми ресурсами, в связи с чем во многом не реализована.

«Аналогичная ситуация, — отмечалось далее в Постановлении, — складывается с программой усиления борьбы с преступностью на 1996—1997 гг. Расходы федерального бюджета на реализацию программы борьбы с преступностью в 1996 году профинансированы только на 29 процентов от утвержденного годового показателя за счет средств, выделяемых Министерству внутренних дел Российской Федерации на основную деятельность. В первом квартале 1997 года указанная программа вообще не финансировалась. Ни в

1996 году, ни в 1997 году средства в Государственный фонд борьбы с преступностью не поступали».

Соответствующим образом «финансировались» и федеральные подпрограммы, например, целевая программа «Строительство и реконструкция следственных изоляторов и тюрем Министерства внутренних дел Российской Федерации, а также строительство жилья для персонала указанных учреждений», утвержденной Правительством Российской Федерации 3 ноября 1994 г.: в 1996 г. из федерального бюджета выделено только 9% средств от расчетной потребности, на

1997 г. запланировано выделение всего 4%2.

В последующем Правительством был в определенной мере учтен негативный опыт разработки и реализации федеральных программ. Например, Постановлением Правительства Российской Федерации от 10. марта 1999 г. № 270 «О Федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступностью на 1999—2000 годы»3 были утверждены государственный заказчик — координатор Программы (МВД России) и государственные заказчики Программы

1 См.: Ведомости Федерального Собрания РФ. — 1997. — 11 октября. — № 29.

2 Там же.

3 СЗ РФ. - 1999. - № 12. - Ст. 1484.

170

(Федеральная служба безопасности, Федеральная служба налоговой полиции, Федеральная пограничная служба, Министерства РФ по налогам и сборам, юстиции, по атомной энергии, общего и профессионального образования, здравоохранения, Федеральное агентство правительственной связи и информации при Президенте Российской Федерации). Министерству экономики Российской Федерации было предложено ежегодно, начиная с 1999 г., предусматривать включение Программы в перечень федеральных целевых программ, подлежащих финансированию за счет средств федерального бюджета. Органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации рекомендовалось в пределах средств соответствующих бюджетов разработать и принять комплексные региональные программы по усилению борьбы с преступностью на 1999—2000 гг.

Серьезно изменился подход к обоснованию целей программы — вместо абстрактного «перелома в борьбе с преступностью» предусмотрено вполне прагматичные и реальные задачи: удержание контроля над криминальной ситуацией, сосредоточение всех возможных сил и средств правоохранительных органов и других ведомств на борьбу с преступностью в сфере экономики и коррупцией, снижение темпов прироста и доли тяжких преступлений, действенная защита граждан от нарушений законности, повышение раскрываемое™ преступлений, создание обстановки спокойствия на улицах и в других общественных местах.

На общем фоне широкого распространения в государственно-правовой практике договорных форм решения коллизионных проблем договоры об обеспечении правопорядка являются относительно новым правовым феноменом. Большая часть известных нам договоров была заключена в 1996 г. между Правительством Российской Федерации и администраций ряда субъектов федерации (Хабаровский и Краснодарский края, Калининградская, Свердловская области1). По своей правовой природе они являются своеобразным продолжением договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти соответствующих субъектов федерации, практика заключения которых встречает неоднозначную оценку в юридической литературе2.

В содержании этих договоров обращает на себя внимание несколько обстоятельств. Прежде всего, это не совсем точное их на-

1 См.: Соглашение от 29 мая 1996 г. № 4 между Правительством Российской Федерации и администрацией Ростовской области о разграничении полномочий в области обеспечения законности, правопорядка и общественной безопасности на территории Ростовской области // Российская газета. — 1996. — 17 августа.

2 Оценка эта носит диаметрально противоположенный характер — от принятия (например, С.М. Шахрай) до полного отрицания (например, А.В. Зиновьев).

171

звание — о разграничении полномочий в области обеспечения законности, охраны общественного порядка и борьбы с преступностью, поскольку речь в них идет только об органах внутренних дел и решении ряда организационных и материальных вопросов их функционирования. Далее. Договоры в известной мере дублируют (причем не всегда точно) положения федерального законодательства, а также ведомственных актов МВД России по вопросам назначения на должность и освобождения от должности отдельных руководителей органов внутренних дел.

Как представляется, эти вопросы не должны быть предметом договорных отношений, поскольку одним из правовых условий договора является диспозитивность правового регулирования, т.е. свобода договорных условий, и формально-юридическое равноправие договаривающихся сторон. Даже если оставить в стороне проблему формально-юридического равноправия Правительства России и администрации, например, Хабаровского края, то остается свобода выбора договорных условий, которой фактически нет, поскольку многие вопросы функционирования органов внутренних дел относятся к компетенции не правительства, а Президента, регламентируются федеральным законодательством и не могут быть решены на договорной основе некомпетентными субъектами.

Анализ методов обеспечения правопорядка был бы неполным без упоминания двух административно-правовых режимов: паспортного и разрешительного.

^ Паспортный режим как совокупность правил паспортизации и регистрации граждан выполняет триединую задачу: создание условий, благоприятствующих осуществлению гражданами своих прав, в том числе права на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации1; создание условий, необходимых для выполнения гражданами возложенных на них обязанностей, например, обязанности встать на соответствующий регистрационный учет по месту своего проживания или временного пребывания2; создание правовых оснований ограничения прав граждан по выбору места жительства или места пребывания, если это угрожа-

1 См.: Закон РФ от 25 июня 1993 г. № 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" // СЗ РФ. -1993. - № 32. - Ст.1227.

2 См.: Постановление Правительства РФ от 17 июля 1995 г. № 713 "Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию" (с изм. и доп. от 23 апреля 1996 г. 14 февраля 1997 г., 16 марта 2000 г.) // СЗ РФ. - 1995. - № 30. - Ст. 2939.

172

ет их жизни, здоровью, безопасности или безопасности государства. Кроме того, поддержание паспортного режима непосредственно связано с решением ряда задач по борьбе с преступностью и охране правопорядка, поскольку в ходе реализации паспортного режима обеспечивается розыск лиц, скрывающихся от правосудия, от уплаты алиментов, учет лиц, прибывших из мест лишения свободы и т.д.

^ Разрешительный режим как совокупность правил выдачи разрешений на занятие определенными видами деятельности и процедур контроля за соблюдением этих правил является основой разрешительной системы страны.

В административно-правовой литературе подчеркивается, что цель разрешительной системы — обеспечение безопасности граждан, общества, государства1. С этим утверждением трудно не согласиться, поскольку разрешительная система как и система безопасности неразрывно связана с социальной деятельностью людей, но не любой деятельностью, а лишь потенциально несущей в себе угрозы безопасности жизненно важным интересам личности, общества и государства. Потенциальность угрозы может быть связана не только с опасным характером самой деятельности (например, взрывные работы), но и с отношением субъекта деятельности к порядку и процедурам ее осуществления (например, игнорирование техники безопасности при проведении монтажных работ линий электропередач).

Вместе с тем в силу уже отмечавшейся тесной связи таких категорий, как «безопасность» и «правопорядок», угрозы, возникающие в процессе осуществления отдельных видов деятельности, могут быть непосредственно «адресованы» правовому порядку в целом, в том числе и порядку на улицах и в общественных местах. Это может быть, например, игнорирование правовых норм, регламентирующих правила дорожного движения, пожарной безопасности и т.д. Не менее отчетлива связь разрешительной системы и правопорядка при нарушении установленных правил производства, хранения, оборота оружия2, поскольку это создает условия для его неправомерного использования, в том числе при совершении преступлений, террористических актов. Не случайно поэтому основными задачами органов

1 См.: ^ Бахрах Д.Н. Административное право России. — М., 2000.— С. 376.

2 См.: ФЗ РФ от 13 декабря 96 г. № 150-ФЗ "Об оружии" (с изм. и доп. от 21, 31 июля, 17 декабря 1998 г., 19 ноября 1999 Л, 10 апреля 2000 г., 26 июля, 8 августа 2001 г., 27 ноября 2001 г.) // СЗ РФ. — 1996. — № 51. Ст. 5681; Постановление Правительства РФ от 15.10.97 г. № 1314 "Об утверждении Правил оборота боевого ручного стрелкового и иного оружия, боеприпасов и патронов к нему, а также холодного оружия в государственных военизированных организациях" (с изм. и доп. от 30 декабря 1998 г., 29 июля 1999 г., 29 февраля, 5 июля, 2 ноября 2000 г.) // СЗ РФ. - 1997. - № 42. - Ст. 4790.

173

внутренних дел по осуществлению лицензионно-разрешительнои системы являются: предотвращение утраты и хищений предметов и веществ, на которые распространяется особый режим обращения; недопущение их использования в преступных целях или не по назначению; своевременное выявление и устранение нарушений установленных правил1.

Наряду с методами обеспечения правопорядка существует значительное число методов по его непосредственной охране. Большинство из них носит тактический характер и, с точки зрения административного права, связан с реализаций полномочий органов исполнительных власти. Наиболее ярко эти методы проявляются в связи с реализацией милицейских полномочий по охране правопорядка на улицах и в общественных местах, что дает основания для обобщенного наименования этих методов надзорными1. К числу таких методов можно отнести: деятельность нарядов патрульно-постовой службы, вневедомственной охраны, дорожно-патрульной службы ГИБДД; контрольно-надзорные проверки объектов разрешительной системы, проверки соблюдения паспортного и визового режима; проверки технической укрепленное™ объектов. Организационные формы реализации этих методов весьма разнообразны: пешее и автопатрулирование, рейды, целевые операции, комплексные операции типа «Вихрь-Антитеррор»3 и т.п.

Вместе с тем было бы неверным сводить все методы охраны и укрепления правопорядка, реализуемые органами исполнительной власти, в том числе и органами внутренних дел, только к милицейским надзорным полномочиям и искать их нормативно-правовую основу только в административном законодательстве. В ходе осуществления мер, в том числе и целевых4, по охране и укреплению правопорядка, проводятся оперативно-розыскные мероприятия, регламентируемые законодательством об оперативно-розыскной деятельности, мероприятия по раскрытию конкретных преступлений, со-

1 См.: ^ Бакаев А.А. Совершенствование деятельности подразделений лицензионно-разрешительнои работы органов внутренних дел по контролю за оборотом гражданского и служебного оружия: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. — СПб., 1998.— С.14; Приказ МВД РФ от 31 декабря 1999 г. № 1105 "О мерах по усилению контроля органами внутренних дел за частной детективной и охранной деятельностью"

2 См.: ^ Бельский К.С. Указ. раб. С. 107.

3 См.: Приказ МВД РФ и ФСБ РФ от 19 февраля 2000 г. № 174/91 "О проведении комплексной широкомасштабной операции "Вихрь-Антитеррор".

4 См., например: Приказ МВД РФ от 21 января 2000 г. № 64 "Об организационных мерах по охране правопорядка, обеспечению общественной безопасности и содействия избирательным комиссиям в период подготовки и проведения досрочных выборов Президента РФ".

174

провождаемые осуществлением процессуальных действий, регламентируемых Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Отмеченное обстоятельство заставляет обратиться к дискуссионной проблеме соотношения различных методов правового регулирования отношений, связанных с охраной правопорядка, применением милицией мер административного пресечения.

Так, известный административист И.И. Веремеенко в самом начале 80-х гг. писал, что «административно-правовому регулированию в сфере охраны общественного порядка подлежат отношения, складывающиеся в процессе исполнительно-распорядительной деятельности органов государства по поводу обеспечения личной и общественной безопасности в общественных местах и тем самым обстановки общественного спокойствия и нормального течения общественной жизни, нарушение которых не представляет собой большой общественной опасности... Основанием возникновения организуемых правоотношений в сфере охраны общественного порядка является исключительно административное правонарушение»1.

Аналогичной позиции придерживается и С.И. Котюргин. «Обычно применение оружия, — отмечает он по поводу одного из правовых средств деятельности милиции, — трактуется как мера административно-правовая, поскольку ее правовое обоснование фиксируется в действующих административных актах... Но нормативные акты высших органов государственной власти и управления содержат в себе не только нормы административного права, но и нормы иных отраслей. Следовательно, исходя только из данного обоснования, вряд ли можно правильно решить предложенный вопрос. По нашему мнению, применение оружия является мерой уголовно-правовой, поскольку оно направлено на пресечение преступления, а не административного правонарушения»2.

Соглашаясь с мыслью о том, что юридическая природа меры принуждения не предопределяется автоматически преимущественной отраслевой принадлежностью нормативного акта, в котором она закреплена, полагаем, однако, что применение оружия не становится уголовно-правовой мерой оттого, что оно направлено на пресечение преступления. Меры административного пресечения, включая физи-

1 Веремееенко И.И. Механизм административно-правового регулирования в сфере охраны общественного порядка. — В 2-х ч. — М.: ВНИИ МВД СССР, 1981. Ч.1.— С.29 и 46.

2 Катюргин С.И. Функции советской милиции. Омск: ВШМ МВД СССР, 1975. 4.1. - С. 56.

175

ческую силу, специальные средства и огнестрельное оружие, вполне могут применяться для прекращения преступных деяний1.

Упрощая, можно сказать, что назначение уголовно-правового регулирования можно свести к определению того, что является преступлением и какому наказанию подлежит лицо, его совершившее. В этом смысле уголовно-правовой мерой может быть только уголовное наказание. Следовательно, правомерная деятельность сотрудника милиции, связанная с предотвращением, пресечением и раскрытием преступлений, это предмет регулирования иных, нежели уголовное, отраслей права — уголовно-процессуального и (вопреки приведенному выше мнению)2 административного права. Рассмотрение применения огнестрельного оружия в качестве уголовно-правовой меры неприемлемо еще и потому, что оно ставит его в один ряд с наказанием. На практике это могло бы привести к грубому извращению целей «силовой» милицейской деятельности. Не требует, на наш взгляд, доказательства тот факт, что анализируемая мера не относится к мерам уголовно-процессуального принуждения.

Вот почему правовые нормы, регулирующие основания и порядок применения милицией физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия, не должны размещаться ни в уголовном, ни в уголовно-процессуальном кодексах. Необходимо учитывать, что отдельные правовые средства, используемые милицией, могут иметь дуалистическую юридическую природу. Так, по поводу права полиции проникать в частные жилища И.Т. Тарасов вполне справедливо отмечал, что оно «бывает судебно-полицейским и собственно полицейским»3. В подобном случае, как и в других аналогичных случаях, нормирование деятельности милиции должно согласованно осуществляться соответственно уголовно-процессуальным и административным отраслями права.

Обоснованность такого подхода, в определенной мере воплощенного, кстати, в действующем законодательстве, очевидна не всем. Например, В.Т. Томин полагает, что в уголовно-процессуальном законе существует пробел, связанный с отсутствием нормы, регулирующей порядок действий при преследовании лица, скрывающегося с места совершения преступления, порядок вторжения в чужое жилище при преследовании, способ поведения при таком вторжении, возможность

1 См.: ^ Еропкин М.И., Попов Л.Л. Административно-правовая охрана общественного порядка. — Л., 1973. — С. 169; Каплунов А.И. Применение и использование сотрудниками милиции огнестрельного оружия: теория и практика. — СПб.: СПбУ МВД Росси, 2001.- С. 19.

2 См.: Веремеенко И.И. Указ. раб. С.36.

3 Тарасов И.Т. Краткий очерк науки административного права. — Ярославль, 1888. - Т. I. - С. 194.

176

поисков преследуемого и следов его пребывания. Для восполнения пробела, по мнению В.Т. Томина, надо инкорпорировать существующую норму административного права в уголовно-процессуальный закон1. Реализация этого предложения нецелесообразна, ибо, с одной стороны, она размывала бы границы уголовного процесса, осуществляемого посредством следственных действий по возбужденному уголовному делу, а с другой — содействовала бы неоправданному ограничению прав рядовых сотрудников милиции, не являющихся, как известно, субъектами уголовного процесса.

Таким образом, системность является важнейшим требованием правового регулирования деятельное милиции и иных субъектов исполнительной власти, реализующих полномочия в сфере обеспечения правопорядка. Только при условии его соблюдения возможно принятие нормативных актов, обеспечивающих граждан необходимыми юридическими гарантиями от милицейского произвола, но вместе с тем предоставляющими милиции и иным правоохранительным органам действенные правовые средства поддержания правопорядка.

В заключение полагаем целесообразным затронуть ряд проблемных вопросов, связанных с Кодексом РФ об административных правонарушениях, являющимся одним из ведущих юридических средств укрепления правопорядка.

Несмотря на относительно непродолжительный период действия данного Кодекса, он уже стал предметом обширных комментариев2, в том числе и весьма критических3. Не повторяя затронутые в этих комментариях проблемы, касающиеся очевидных просчетов и недостатков, обратим внимание на ряд трудностей, с которыми столкнулась правоприменительная практика в процессе его реализации.

Так, возникают трудности при реализации положения ч. 2 ст. 28.4 КоАП РФ о сроках вынесения прокурором постановления о возбуждении дела об административном правонарушении. Согласно данной норме это постановление выносится в сроки, установленные для составления протокола об административном правонарушении (ст. 28.5), т.е. немедленно после выявления совершения административного правонарушения. В том же случае, когда требуется дополнительное выяснение обстоятельств дела либо данных о физическом

1 См.: Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. — М.: Юридическая литература, 1991. — С. 113 и 114.

2 См.: Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях / Под ред. В.В. Черникова и Ю.П. Соловья. — М.: Юрайт-Издат, 2002.

3 См.: Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях / Вводный комментарий проф. В.Д. Сорокина. — СПб.: Питер, 2002.

177

или юридическом лице, в отношении которых возбуждается дело об административном правонарушении, оно выносится в течение двух суток с момента выявления административного правонарушения.

Необходимо обратить внимание на то, что в Кодексе разделены два понятия — момент совершения административного правонарушения, с которого начинает исчисляться срок давности привлечения к административной ответственности, и момент выявления административного правонарушения, с которого исчисляется срок составления протокола об административном правонарушении и постановления о возбуждении дела об административном правонарушении. Таким образом, законодатель исходит из того, что эти два момента в большинстве случаев не совпадают. Представляется, что моментом выявления административного правонарушения является момент установления в действиях лица всей совокупности признаков состава административного правонарушения. При проведении общенадзорных проверок, а также при поступлении в органы прокуратуры заявлений, сообщений, материалов, содержащих сведения, указывающие на наличие события административного правонарушения, необходимо незамедлительно и оперативно проводить соответствующие проверки, не допуская при этом волокиты, так как в противном случае в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности виновные лица избегут ответственности.

Возникают трудности при решении вопроса об отграничении преступления от административного правонарушения, предусмотренных соответственно ч. 1 ст. 228 УК РФ и ст. 6.8 КоАП РФ. Критерием этого отграничения следует считать размер наркотических средств и психотропных веществ. Для наступления уголовной ответственности требуется установить факт приобретения либо хранения лицом наркотических средств и психотропных веществ в крупном размере. Если же обнаружены средства и вещества иных размеров, нужно привлекать таких лиц к административной ответственности. При определении размеров наркотических средств и психотропных веществ необходимо руководствоваться п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами». При этом следует принимать во внимание количество, свойства, степень воздействия наркотических средств и психотропных веществ на организм человека, иные обстоятельства, а также следовать рекомендациям Постоянного комитета по контролю наркотиков.

Не всегда правильно трактуются положения Кодекса, касающиеся полномочий конкретных органов власти, уполномоченных рас-





оставить комментарий
страница14/36
Дата02.10.2011
Размер7,82 Mb.
ТипМонография, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   36
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх