Учебно-методическое пособие по исторической грамматике рус ского языка рассчитано на то, чтобы помочь студентам-заочникам са icon

Учебно-методическое пособие по исторической грамматике рус ского языка рассчитано на то, чтобы помочь студентам-заочникам са


Смотрите также:
Учебно-методическое пособие (для студентов дневной формы обучения специальности 070900...
Методическое пособие по выполнению контрольных заданий для студентов заочного отделения...
Учебно методическое пособие по выполнению курсовых работ по курсу «Общая геология»...
Учебно-методическое пособие по практической грамматике английского языка для самостоятельной...
Учебно-методическое пособие для студентов I-II курсов заочного отделения неязыковых факультетов...
Учебно-методическое пособие Кострома 2007 удк 519. 8 (075)...
Реферат по "Грамматике киноязыка"...
Реферат по "Грамматике киноязыка"...
Учебно-методический комплекс дпп. Ф...
Методическое пособие финно-угорские народы...
Учебно-методическое пособие Москва 2003 удк 06. 81. 12 Ббк 65. 050. 9(2)24...
Учебно-методическое пособие по библиографическим дисциплинам для студентов заочного отделения...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6
вернуться в начало
скачать

была унаследована трехчленная система, которая с развитием мышле-

ния распадается, т.к. возникает необходимость указания на ближний

(этот) и отдаленный (тот) предметы. История местоимения и, я, е

требует более детального комментария (см. историю личных место-

имений).

Склонение указательных местоимений:

Единственное число

м. р. ср. р. ж. р. м. р. ср. р. ж. р. м. р. ср. р. ж. р.

Им. тъ то та онъ оно она сь с си

Р. того тоh оного оноh сего сеh

Д. томоу тои ономоу онои семоу сеи

В. тъ то тоу онъ оно оноу сь с. сю

Т. тhмь тою онhмь оною симь сею

М. томь тои ономь онои семь сеи

Множественное число

5 5

Им. ти та ты они она оны сии си сиh

Р. тhхъ онhхъ сихъ

Д. тhмъ онhмъ симъ

В. ты та ты оны она оны сиh си сиh

Т. тhми онhми сими

М. тhхъ онhхъ сихъ

Двойственное число

Им.-В. та тh тh она онh онh сиа сии сии

Р.-М. тою оною сею

Д.-Т. тhма онhма сима

2. Разряд притяжательных местоимений еще окончательно не сфор-

мировался, внутри разряда можно выделить несколько групп: лично-

притяжательные (мой, твой), вопросительно-притяжательные (чей), от-

рицательно-притяжательные (ничей), неопределенно-притяжательные

(чей-то). Притяжательные местоимения не пережили особых изменений

в истории русского языка. Местоимения мой, твой, свой, наш, ваш скло-

нялись по мягкому варианту местоименного склонения (как сь, си, се).

Склонение притяжательных местоимений:

Единственное число

м. р. ср. р. ж. р. м. р. ср. р. ж. р.

Им. мои мо. моа нашь наше наша

Р. мо го мо.h нашего нашеh

Д. мо.моу мо.и нашемоу нашеи

В. мои мо. мою нашь наше нашоу

Т. моимь мо.ю нашимь нашею

М. мо.мь мо.и нашемь нашеи

Множественное число

Им. мои моа моh наши наша нашh

Р. моихъ нашихъ

Д. моимъ нашимъ

В. моh моа моh нашh наша нашh

Т. моими нашими

М. моихъ нашихъ

5 6

Двойственное число

Им.-В. моа мои мои наша наши наши

Р.-М. моею нашею

Д.-Т. моима нашима

3. Неопределенные местоимения сформировались поздно. Пер-

воначально неопределенность выражалась такими же формами, как

и в вопросительных местоимениях (ср. в «Грамоте Мстислава»:

«…даже къто запъртить ту дань…», где местоимение кто упот-

реблено в значении ‘кто-нибудь’).

4. К определительным относились местоимения каждый, вся-

кий, сам, самый, весь и т.п. Интересна история местоимения каж-

дый: данное местоимение образовалось от основы къ- и частицы

жьдо (Им. пад. къжьдо, Р. пад. когожьдо, Д. пад. комужьдо и т.д.),

т.е. слово имело разорванную основу, что было неудобно для язы-

ка. Основа в дальнейшем подверглась опрощению и стала воспри-

ниматься как непроизводная основа; все падежные формы вырав-

ниваются, и слово начинает склоняться по адъективному типу скло-

нения (каждый по аналогии с какой). Местоимения вьсь, вься, вьсе

очень рано попали под влияние твердого варианта местоименного

склонения, в дальнейшем пережили те же изменения, что и другие

неличные местоимения. Ср. склонение этого местоимения в древне-

русском языке:

Единственное число Множественное число

м. р. ср. р. ж. р. м. р. ср. р. ж. р.

Им. вьсь вьсе вьса вьси вьса вьсh

Р. вьсего вьсеh вьсhхъ

Д. вьсемоу вьсеи вьсhхъ

В. вьсь вьсе вьсю вьсh вьса вьсh

Т. вьсhмь вьсею вьсhми

М. вьсемь вьсеи вьсhхъ

5. Отрицательные местоимения формируются довольно поздно

(подробнее см. рекомендуемую литературу).

6. Вопросительные местоимения кои, коя, кое и чеи, чья, чье воз-

5 7

никли путем сложения основ къ- и чь- с указательным местоимением и, я,

е и изменялись по мягкому варианту местоименного склонения прилага-

тельных. Местоимения кто и что возникли в результате сложения основ

къ- и чь- с частицей то (форма чь представляет собой результат изменения

*kь (<*ki)). Склонение данных местоимений в древнерусском языке отли-

чалось от современного в Р. пад. (формы кого, чего стали произноситься

как [каво], [чево], что объясняется точно так же, как изменение того в

[таво]), а также в Тв. пад. выступали формы цЬмь, чимь и в М. пад. комь,

чемь. Изменение форм М. пад. связано с фонетическими процессами паде-

ния редуцированных и последующим отвердением [м’], что в свою очередь

вызвало переход е>’ о (чомь). Форма Тв. пад. цhмь оказалась изолирован-

ной в парадигме склонения (в других формах в основе был [к]), что и вызва-

ло грамматическую аналогию с другими падежными формами. Появление

формы чем в Тв. пад. определяется, кроме воздействия фонетических фак-

торов, аналогическим влиянием со стороны формы кем, а также, возможно,

и тем.

Им. къто чьто

Р кого чего

Д. комоу чемоу

В. кого чьто

Т. цhмь чимь

М. комь чемь

7. К относительным местоимениям относились иже, къто,

чьто и др.

История местоимения 3-го лица

Первоначально местоимение 3-го лица отсутствовало в язы-

ке. Как уже говорилось выше, местоимение и, я, е входило в разряд

указательных и отсылало к ранее названному предмету или лицу. В

исходной системе древнерусского языка местоимение и, я, е

склоня-

лось и изменялось по числам:

Единственное число Множественное число

м. р. ср. р. ж. р. м. р. ср. р. ж. р.

Им. и е я и я h

Р. его еh ихъ

5 8

Д. емоу еи имъ

В. и е ю h а h

Т. имь ею ими

М. емь еи ихъ

Двойственное число

м. р. ср. р. ж. р.

Им.-В. а и и

Р.-М. hю

Д.-Т. има

Очень рано из употребления выходят формы Им. пад., т.к. в

языке существовало много омонимичных ей форм (ср. форма я мог-

ла быть формой Им. пад. ед. ч. ж. р.; Им. и В. пад. мн. ч. ср. р.; Им.

и В. пад. дв. ч. м. р.; часто употреблялись формы, заимствованные

из церковнославянского языка – Им. пад. мн. ч. ж. р.; В. пад. мн. ч.

м. и ср. р.; также сюда относится и односложная форма местоиме-

ния 1-го лица). Формы Им. пад. заменяются формами других указа-

тельных местоимений (сь, си, се; тъ, та, то), однако чаще всего ис-

пользовались формы онъ, она, оно (с изменением ударения). Следо-

вательно, супплетивизм в парадигме местоимения 3-го лица новый

(ср. супплетивизм местоимений 1-го и 2-го лица унаследован из прас-

лавянского языка). В говорах, пограничных с белорусским языком,

наблюдается стремление преодолеть супплетивизм: [j] из основы

косвенных падежей проникает в форму Им. пад. – ён, ена, яна.

Во мн. ч. в литературном русском языке установилась единая

форма они, являющаяся по происхождению формой мн. ч. м. р. В

ряде говоров можно встретить форму оны (бывшая форма мн. ч. ж.

р.) и оне (форма возникла под влиянием формы те).

Упражнения, рекомендуемые для самостоятельной работы:

1. Дементьев А. А. Сборник задач и упражнений по истори-

ческой грамматике русского языка: № 241;

2. Василенко И. А. Историческая грамматика русского языка:

Сб. упражнений: № 198.

История имени прилагательного

Имена прилагательные в древнерусском языке делились на две

большие группы - именные и местоименные (членные) прилагатель-

5 9

ные. Именные прилагательные имели именные (краткие) формы и скло-

нялись по склонению существительных с основами на *o (для прилага-

тельных м. и ср. р.) и *а (для прилагательных ж. р.) твердого и мягкого

вариантов. Местоименные (членные) прилагательные образованы от

именных (кратких) с помощью указательного местоимения и, я, е, кото-

рое выполняло роль артикля, члена, указывающего на известный пред-

мет, признак.

В древнерусском языке именные прилагательные могли быть

и именной частью составного именного сказуемого (“Новгородьци

прави, а Ярославъ виноватъ” Новг. I лет.), и определением (“А за зиму

не бысть снhга велика, ни ясна дни” Новг. I лет.), причем, употребля-

ясь в функции определений, они согласовывались с существитель-

ным в роде, числе, падеже. Однако в истории языка такие прилага-

тельные потеряли способность определять существительное, а сле-

довательно, перестали и склоняться. Старые формы косвенных па-

дежей кратких прилагательных встречаются либо в устойчивых

выражениях (ср. на босу ногу, мал мала меньше, от мала до велика),

либо в составе современного наречия, где бывшее падежное окон-

чание воспринимается как суффикс, а предлог – как приставка (ср.

свысока < съ высока, издавна < изъ давьна).

Если в современном русском языке краткие формы прилага-

тельных имеют только качественные прилагательные, то в древне-

русском языке и относительные прилагательные имели краткую и

полную формы. Утрата относительными прилагательными краткой

формы объясняется семантическими и синтаксическими особеннос-

тями данного лексико-грамматического разряда прилагательных.

Так, относительные прилагательные в отличие от качественных обо-

значают постоянный признак, который не может проявляться в пред-

мете в большей или меньшей степени, в связи с этим у данного раз-

ряда прилагательных отсутствуют степени сравнения и в меньшей

мере присутствовала соотносительность с глаголом, а следователь-

но, нет и особой связи со сказуемым, предикатом. Все это и привело

к утрате краткой формы относительными прилагательными.

В современном русском языке краткая форма прилагательного

образуется от полной, а в истории полные прилагательные еще в прасла-

вянскую эпоху образовались от кратких путем присоединения к после-

дним указательного местоимения и, я, е; первоначально в прилагатель-

6 0

ном было две части: собственно прилагательное и местоимение, кото-

рое ставилось при прилагательном, но относилось к существительному

как определенный член при нем, т. е. предполагалось указание на опре-

деленный предмет. Но уже в древнейшую эпоху такое распределение

обозначения определенности и неопределенности между именными и

членными прилагательными стало нарушаться, что было вызвано ря-

дом причин. Отсутствие указательного местоимения при именном при-

лагательном не обязательно указывало на неопределенность определя-

емого существительного, ибо определенность могла быть заключена уже

в лексическом значении существительного (ср. имена собственные –

Ярославъ, названия общеизвестных городов – Новъгородъ, церковных

праздников – великъ дьнь ‘пасха’ и т. п.). Кроме того, постановка указа-

тельного местоимения не была необходима при некоторых прилагатель-

ных, т. к. они и без оформления местоимением характеризовали пред-

мет как вполне определенный (ср. притяжательные прилагательные

cынъ Володимирь: это вполне определенный сын определенного

Владимира). Важно и то, что указательные местоимения употреб-

лялись при кратких прилагательных лишь тогда, когда последние

выступали в функции определения. Потеря функции определения

вызвала и утрату именными прилагательными склонения.

Притяжательные прилагательные в древнерусском языке

полные формы, которые представляют собой субстантивы женско-

го рода (ср. всеволжия жена), склоняющиеся как членные прилага-

тельные.

Склонение кратких прилагательных:

Единственное число

м. р. ср. р. ж. р. м. р. ср. р. ж. р.

Им. добръ добро добра синь сине сина

Р. добра добры сина синh

Д. доброу добрh синю сини

В. добръ добро доброу синь сине синю

Т. добръмъ доброю синьмь синею

М. добрh добрh сини сини

Множественное число

6 1

Им. добри добра добры сини сина синh

Р. добръ добръ синь синь

Д. добромъ добрамъ синемъ синамь

В. добры добра добры синh сина синh

Т. добры добрами сини синами

М. добрhхъ добрахъ синихъ синахъ

Двойственное число

Им.-В. добра добрh добрh сина сини сини

Р.-М. доброу доброу синю синю

Д.-Т. доброма добрама синема синама

Притяжательные прилагательные образовывались не только

с помощью суффиксов –овъ, -евъ и –инъ (ср. братовъ, отцевъ, сес-

теринъ), но и с помощью суффикса –*j (ср. княжь, соудъ ярославль),

следы таких притяжательных прилагательных сохранились, напри-

мер, в названии таких городов, как ^ Ярославль (город Ярослава), Пе-

ремышль (город Перемысла). Притяжательные прилагательные в

склонении испытали влияние склонения относительных и качествен-

ных прилагательных: хотя в некоторых падежах сохраняются ис-

конные окончания (ср. Им.–В. пад. м. и ср. р.; В. пад. ж. р.; Р. и Д.

пад. м. и ср. р. – отцов дом, отцово ружье, отцову книгу, отцова

дома, отцову дому), однако эти формы часто заменяются формами,

образованными по типу полных прилагательных (маминого плат-

ка, к маминому платку).

Утрата склонения именными прилагательными происходила

постепенно. Раньше всего (приблизительно к XIII – XIV в.) были

утрачены формы Т. пад. ед. ч. м. и ср. р., Д.–Т. пад. дв. ч., Д. и М.

пад. мн. ч., Т. пад. мн. ч. ж. р., т.к. этому содействовал звуковой

состав форм именного и местоименного склонения: формы имели

равносложные окончания. Безразличие в их синтаксическом упот-

реблении привело первоначально к смешению этих форм, а затем и

к вытеснению именных форм местоименными. Вместе с указанными

формами по аналогии была утрачена и форма Р. пад. мн. ч. именных

прилагательных, а затем и формы Р., Д., М. пад. ед. ч. ж. р., и, наконец,

еще позже были утрачены все остальные формы косвенных падежей

именных прилагательных. Во мн. ч. у кратких прилагательных произош-

6 2

ла утрата родовых различий в Им. пад.: в твердом варианте закрепи-

лась единая форма с окончанием –ы (из формы мн. ч. ж. р.; но в говорах

может быть окончание –и (ради)), а в мягком варианте – формы с окон-

чанием –и (возникли параллельно формам на –ы).

Склонение полных прилагательных:

Единственное число

м. р. ср. р. ж. р. м. р. ср. р. ж. р.

Им. добрыи добро. добраа синии сине. синаа

Р. доброго добрыh(-оh) синего синhh(-еh)

Д. добромоу доброи синемоу синеи

В. добрыи добро. доброую синии сине. синюю

Т. добрымь доброи синемь синеи

М. добромь доброи синемь синеи

Множественное число

Им. добрии добраа добрыh синии синаа синhh

Р. добрыхъ синихъ

Д. добрымъ синимъ

В. добрыh добраа добрыh синhh синаа синhh

Т. добрыми синими

М. добрыхъ синихъ

Двойственное число

Им.-В. добраа добрhи добрЬи синаа синии синии

Р.-М. доброую(-ою) синюю

Д.-Т. добрыма синима

Членные прилагательные преретерпели такие изменения, как

уподобление и стяжение гласных основы и окончания (добраего >

добрааго > добраго). Произошла замена в формах Т. пад. ед. ч. м. и

ср. р., Д., Т., М. мн. ч. и Д.,Т. П. дв. ч. звуков [о], [а], [е] звуком [ы]

(отсюда добрыимь, добрыимъ, добрыими, добрыихъ, добрыима). В

древнерусском языке в этих формах произошло стяжение (ср. добрымь,

добрыми, добрыхъ). В древнерусcком языке процесс преобразования

форм членных прилагательных пошел еще дальше, что было связа-

но с влиянием указательных местоимений тъ, та, то на местоимен-

6 3

ное склонение прилагательных: формы Р., Д., М. пад. всех родов получи-

ли иные окончания, чем если бы они развивались только по фонетичес-

ким законам . В Им. пад. мн. ч., как и в ед. ч., произошла утрата родо-

вых различий: в твердом варианте укрепилась форма с окончанием –ые

(из Им. пад. мн. ч. ж. р.), а в мягком развилась форма с –ие (параллель-

но твердому варианту).

Нужно различать стяженные и усеченные формы прилагатель-

ных. Стяженные формы характерны для говоров, в стяженных и

полных формах ударение не совпадает, стяженные формы являются

именной частью составного именного сказуемого (ср. полное при-

лагательное тёмный и его стяженные формы темна, темну: “Ночь

темна”) . Усеченные формы встречаются в поэтическом языке XVIII

– XIX вв., в усеченных и полных формах ударение совпадает, усе-

ченная форма выполняет функцию определения (ср. у Пушкина: «Уж

тёмна ночь на небеса всходила»).

Упражнения, рекомендуемые для самостоятельной работы:

1. Дементьев А. А. Сборник задач и упражнений по истори-

ческой грамматике русского языка: № 245

2. Сборник упражнений по истории русского языка / Е. Н. Ива-

ницкая: № 499, 510,542;

3. Василенко И. А. Историческая грамматика русского языка:

Сб. упражнений: № 210.

История имени числительного

В древнерусском языке первоначально отсутствовала такая

часть речи, как числительное. Для обозначения количества исполь-

зовались прилагательные и существительные, часто восходящие к

названиям частей тела человека: локоть, пять < пясть. Счетные сло-

ва в древнерусском языке характеризовались морфологическими

категориями и синтаксическими особенностями прилагательных и

существительных. Выделение числительного как части речи начинает-

ся с XIV в., в XVII в. такая часть речи уже бесспорно есть, но не со

всеми современными особенностями, а вот с XVIII в. числительное окон-

чательно оформляется как часть речи.

В древнерусском языке первоначально было всего 12 слов,

обозначающих количество: одинъ, два, три, четыре, пять, шесть,

6 4

семь, осемь, девять, десять, съто, тысяча, с XIII в. появляется слово

сорок. Все остальные счетные слова образовались из комбинации

приведенных выше слов. Большое количество обозначалось с по-

мощью слов тьма, легионъ, воронъ, колода, леодръ.

Счетные слова в древнерусском языке относились или к при-

лагательным, или к существительным. Так, слова одинъ четыре

были прилагательными, а остальные счетные слова по происхожде-

нию являются существительными (имели категории рода, числа,

могли иметь при себе определения).

Счетное слово одинъ изменялось по родам (м. р. – одинъ, ж. р.

одьна / одина, ср. р. – одьно / одино), склонялось по местоименному

склонению твердого варианта – как местоимение тъ (ср. Т. пад.

однhмь, как тhмь, а в современном русском языке – одним по ана-

логии с твердым вариантом: если в твердом варианте –ым, то в мяг-

ком –им)), употреблялось с существительными, стоящими в ед. ч. (в

форме мн. ч. данное слово сочеталось только с существительными,

не имеющими ед. ч.). В XIX в. можно встретить форму ж. р. мн. ч.

одне, которая развивается под влиянием те (сама форма те возник-

ла из окончаний косвенных падежей – ср. тhхъ, тhми).

Счетное слово дъва по происхождению – прилагательное. Оно

сочеталось с существительными, которые стояли в двойственном

числе. Само слово дъва также употреблялось только в двойствен-

ном числе и имело окончания двойственного числа местоименного

склонения твердого варианта:

Им.–В. дъва (м. р.), дъвh (ж. и ср. р.)

Р.–М. дъвою

Д.–Т. дъвhма

Ср.: И.-В. дъва брата дъвh сестрh

Р.-М. дъвою брату дъвою сестру

Д.-Т. дъвhма братома дъвhма сестрама

Рано основа дъву- стала восприниматься как общая основа (ср.

двужильный). Следы старой формы сохранились, например, в словах

двоюродный, обоюдный, обоюдоострый. Двойственное число утра-

тилось приблизительно к XIV – XV вв. и заменилось множественным

числом. Следовательно, и у счетного слова дъва появляются окончания

мн. ч. местоименного склонения, которые добавляются к основе дъву- :

Р. пад. дву-хъ, Д. пад. дву-мъ, М. пад. двухъ. В Т. пад. наблюдается к

тому же влияние склонения слов три, четыре: двумя < контаминация

дву-ма + трьм’и, четырьм’и.

Счетные слова три и четыре являлись прилагательными, но

склонялись по именному склонению: три склонялось как существи-

тельное с основой на *i, а четыре – как существительное с основой

на согласный.

Данные счетные слова сочетались с существительными, кото-

рые ставились при них только во мн. ч. Следовательно, сами счет-

ные слова также употреблялись только во мн. ч.: ср.

Им. трие брати три сестры три озера

Р. трии братъ трии сестръ трии озеръ

Т. трьми браты трьми сестрами трьми озеры

Говоря о развитии современных форм слов три и четыре, нуж-

но отметить следующие изменения: 1) Р. пад. и М. пад. данных слов

возник под влиянием склонения местоимений и прилагательных

(трьхъ > трех,как тех, добрых), 2) в Т. пад. произошло преобразо-

вание м’и > м’а в результате воздействия формы двhма, 3) рано ут-

ратилось различие по родам.

Счетные слова пять – девять были существительными женс-

кого рода, характеризовались категорией числа, но употреблялись

только в единственном числе и склонялись по типу склонения с ос-

новой на *i. Так как данные слова относились к существительным,

то они управляли Р. пад. существительных, которые, как обычно

при словах со значением количества, употреблялись во мн. ч.:

Им. пять домовъ

Р. пяти домовъ

Т. пятию > пятью домовъ.

Названия чисел десять и сто также относились к существитель-

ным. Десять было существительным мужского рода, изменялось по

числам и падежам, тип склонения – на согласный:

Ед. ч.: Им. = В. десять

Р. = М. десяте

Д. десяти

6 6

Т. десятьмь

Мн. ч. Им. десяте

Р. десятъ и т. д.

Рано, возможно, даже в дописьменную пору, слово десять

включается вместе с другими наименованиями чисел в единый ро-

довой класс, т. е. стало склоняться точно так же, как слова пять –

девять.

Счетное слово съто было существительным среднего рода,

изменялось по склонению с основой на *o твердой разновидности

(ср. село), изменялось по числам и падежам:

Ед. ч.: Им. съто Мн. ч.: съта

Р. съта сътъ

В. съто съта

Д. съту сътомъ

Т. сътъмь съты

М. сътh сътhхъ

Счетные слова, обозначающие количество от 11 до 19, обра-

зовывались следующим образом: указывались единицы, прибавля-

емые к десятку – одинъ, дъва на десяте, т. е. один, два сверх десятка.

Следовательно, первоначально это было словосочетание, в кото-

ром грамматически господствовало название единиц, оно управля-

ло словом десять в М.пад. с предлогом на. В словосочетании с уп-

равлением должно изменяться главное слово, т.е. название единиц.

При этом слова одинъ – четыре по грамматическому роду и падежу

должны были непосредственно согласовываться с существительным,

как и при самостоятельном употреблении. Существительное долж-

но стоять при 11 в единственном числе, при 12 – в двойственном

числе, при 13, 14 – во множественном числе. Ср.: дъвh на десяте

(дъвh управляет М. пад. с предлогом существительного десять)

озерh (все словосочетание дъвh на десяте согласуется с существи-

тельным озерh, стоящим в двойственном числе), пять на десяте (пять

управляет М. пад. с предлогом существительного десять) озеръ (су-

ществительное озеръ управляет всем словосочетанием пять на деся-

те). В дальнейшем происходит унификация падежных флексий и лекси-

кализация данного словосочетания, т.е. трансформация словосочетания

6 7

в слово, что наиболее заметно отразилось на образовании косвенных

падежей, т.к. при склонении словосочетаний изменялось только назва-

ние единиц, а во второй части словосочетания произошло фонетическое

упрощение ( на десяте > надесять > нацать с редукцией [e] после

согласного [д], в результате чего рядом оказались согласные [д] и [с],

изменившиеся в [ц]). Значение множественности стало характеристи-

кой самих этих сочетаний, а не входивших в их состав счетных слов.

История числительных двести, триста, четыреста, пятьсот

девятьсот до известной степени параллельна истории слов двад-

цать, тридцать, пятьдесят – восемьдесят. Так, например, пятьсот

первоначально представляло собой словосочетание, где пять управ-

ляло словом съто в Р. пад. мн. ч., при склонении изменялось только

название единиц:

Им. пять сътъ птиць

Р. пяти сътъ птиць

Т. пятью сътъ птиць.

Ср. также двести, которое первоначально

представляло собой

словоочетание, где дъва согласовывалось с существительным, ко-

торое стояло в дв. ч.:

Им. двh сътh птици

Р. дъвою съту птицю

Т. дъвhма сътома птицама.

В качестве названий дробей в древнерусском языке использова-

лись различные существительные: полъ (склонение на *u), треть и

четвьрть или четь (склонение на *i), пятина, осьмина (склонение на *a).

Собирательные числительные склонялись в древнерусском

языке частью по именному (как существительные среднего рода на

*o), частью по местоименному склонению.

Порядковые числительные в древнерусском языке относились к

прилагательным и характеризовались теми же формами, могли быть

именными и членными – пятъ, пятыи. В современном языке сохрани-

лись только полные формы порядковых прилагательных.

Упражнения, рекомендуемые для самостоятельной работы:

1. Сборник упражнений по истории русского языка / Е. Н. Ива-

6 8

ницкая: № 558, 563;

2. Василенко И. А. Историческая грамматика русского языка:

Сб. упражнений: № 222, 225.

История глагола

Система глагольных форм в древнерусском языке

Все глагольные формы в древнерусском языке, как и в совре-

менном русском языке, делились на спрягаемые и неспрягаемые. К

спрягаемым относились формы трех наклонений: а) изъявительное

наклонение, где выделялись формы настоящего, будущего (просто-

го и сложного), прошедшего (две простые формы - аорист и импер-

фект и две сложные – перфект и плюсквамперфект) времени; б) со-

слагательное наклонение; в) повелительное наклонение. К неспря-

гаемым относились такие формы глагола, как а) инфинитив (харак-

теризовался суффиксами –ти, -чи: ср. нести, речи), который по про-

исхождению является застывшей формой существительного со скло-

нением на *i в Д.–М. пад.; б) супин (характеризовался суффиксом –

тъ, употреблялся после глаголов движения и обозначал цель этого

движения: ср. идоу на вы воеатъ(Лавр. Лет.), тоу же сташа на ночь

опочиватъ собе (Ипат. Лет.); после супина прямое дополнение сто-

яло не в В. пад., а в Р. пад., но рано вытесняется инфинитивом), явля-

ющийся также застывшей формой отглагольного имени: по проис-

хождению супин является формой В. пад. ед. ч. склонения на *u; в)

причастие. В древнерусском языке отсутствовала такая неспрягае-

мая форма, как деепричастие (см. историю кратких причастий).

Формообразующие основы глагола

Как и в современном русском языке, в древнерусском языке

все глагольные формы восходили по образованию к двум основам –

основе инфинитива и к основе настоящего – будущего времени (после-

днюю находим по форме 3-го лица мн. ч. настоящего времени: основа –

вся часть слова, кроме личного окончания –ать, -уть). С основой инфи-

нитива связаны по образованию следующие глагольные формы: инфини-

тив, супин, формы прошедшего времени изъявительного наклонения –

аорист и имперфект, причастие прошедшего времени на –л, действи-

тельное и страдательное причастие прошедшего времени. От основы

6 9

настоящего времени образовались формы настоящего и будущего вре-

мени изъявительного наклонения, повелительное наклонение, формы

действительных и страдательных причастий настоящего времени.

Классы глаголов

По формам настоящего времени все глаголы древнерусского

языка делились на пять классов – четыре тематических и один нете-

матический. Тематическими называются те глаголы, при образова-

нии форм настоящего времени которых личные окончания присое-

динялись к основе не непосредственно, а с помощью так называе-

мого тематического гласного. Нетематические глаголы – глаголы,

в которых личные окончания в формах настоящего времени присо-

единялись непосредственно к корню. Личные окончания тематичес-

ких и нетематических глаголов могли быть различными (см. ниже

парадигмы глагольных форм).

В древнерусском языке тематические гласные не всегда высту-

пают в ярко выраженной форме: в определенных случаях темати-

ческий гласный может быть установлен только для более раннего

периода истории праславянского языка

К I классу относятся глаголы, у которых основа настоящего -

простого будущего времени в формах 1-го лица ед. ч. и 3-го лица

мн. ч. оканчиваются на твердый согласный. В форме 2-го лица ед. ч.

находим в окончании тематический гласный –е после вторично смяг-

ченного согласного: несеши(первоначально [e] относился к основе

глагола и стоял перед окончанием [ши]; затем происходит выравни-

вание основ и тематический гласный отходит к окончанию).

Основа в формах 1-го лица ед. ч. и 3-го лица мн. ч. у глаголов

II класса тоже оканчивались на твердый согласный, однако от гла-

голов I класса их отличает наличие в составе основы суффикса –ну-

(-н-), поэтому нужно быть очень внимательным к морфемному составу

слова. Так, слово жьнуть относится к первому классу, так как –н- вхо-

дит в состав корня, а глаголы тонути (корень *top-, ср. топити), ста-

нуть (ср. стати) относятся ко II классу, т.к. -ну- является суффиксом.

Для глаголов III класса характерно то, что их основа во всех фор-

мах оканчивается на [j] или мягкий согласный, возникший под воздей-

ствием [*j]: вяжуть – глагол III класса, где ж < *zj.

В глаголах IV класса тематический гласный –и не обнаружи-

7 0

вается только в формах 1-го лица ед. ч. и 3-го лица мн. ч. В современ-

ном русском языке такие глаголы относятся ко второму спряжению (хо-

дити).К нетематическим (V класс) относилось всего пять глаголов:

быти, дати, hсти ‘кушать’, вhдhти ‘знать’ и имати. В 1-ом лице ед. ч.

у этих глаголов было окончание –мь (есмь, дамь, hмь, вhмь, имамь), во

2-ом лице ед. ч. – окончание –си (еси, даси, hси, вhси, но имаши); в ос-

тальных лицах окончания были те же, что и у тематических глаголов.

История форм настоящего времени

В формах настоящего – простого будущего времени особого

комментария требуют формы 2-го и 3-го лица ед. ч., остальные фор-

мы в основном пережили лишь фонетические изменения.

Спряжение глаголов в настоящем времени:

I класс II класс III класс IV класс Vкласс

нести стати знати хвалити быти и дати

ед. ч. 1-е л. несоу станоу знаю хвалю .смь дамь

2-е л. несеши станеши зна.ши хвалиши .си даси

3-е л. несеть станеть зна.ть хвалить .сть дасть

мн. ч. 1-е л. несемъ станемъ зна.мъ хвалимъ .смъ дамъ

2-е л. несете станете зна.те хвалите соуть дасте

3-е л. несоуть станоуть знають хвалять соуть дад.ть

дв. ч. 1-е л. несевh станевh зна.вh хваливh .свh давh

2-е л. несета станета зна.та хвалита .ста даста

3-е л. несета станета зна.та хвалита .ста даста

Нужно отметить, что в формах 2-го и 3-го лица ед. ч. и в 1-ом лице

мн. ч. произошел переход [е > ‘o] (по аналогии и во 2-ом лице мн. ч.).

В форме 2-го лица ед. ч. в старославянском языке было только

окончание –ши, а в древнерусском языке встречаем как –ши, так и

шь, последнее и закрепилось в русском языке. Данное окончание

можно рассматривать как результат тенденции к сокращению сло-

гов в окончании, что было возможно, т.к. и после этого морфологи-

ческий облик формы оставался законченным, т.е. форма не была

омонимична какой-либо другой форме.

В форме 3-го лица ед. ч. в древнерусском языке было окоча-

ние –ть (при –тъ в старославянском), но приблизительно с XIII в.

7 1

окончание –тъ появляется и в древнерусском языке. Кроме того, в XII

– XIV вв. зафиксированы и формы 3-го лица ед. и мн. ч. без окончаний,

их можно квалифицировать как диалектные образования. Окончание

тъ в лингвистике объяснятся по-разному. А. А. Шахматов считает, что

отвердение [т’] произошло после утраты редуцированных, но нужно от-

метить, что не все слова получили отвердение (ср. наречие вспять). С.

П. Обнорский считает, что [т] является членом указательного место-

имения (тъ придавало значение определенности, а формы без оконча-

ния – неопределенности). П. С. Кузнецов дает объяснение данного яв-

ления, указывая две причины: фонетическую (артикуляция меньшей на-

пряженности) и морфологическую (тъ как подлежащее и укрепилось в

единственном числе).

История настоящего – будущего времени

нетематических глаголов

От глагола быти сохранилась лишь форма 3-го лица ед. ч.

(есть) и отчасти форма 3-го лица мн. ч. (суть), которая употребля-

ется только в книжной, письменной речи.

Глагол вhдhти был заменен в истории русского языка одно-

коренным глаголом вhдати, который относился к III классу,

а гла-

гол имaти уже с XI в. обнаруживал переход в III класс, поэтому

можно утверждать, что формы этих глаголов, образованные по об-

разцу нетематического спряжения, полностью утратились.

Внимания заслуживают формы 1-го лица ед. ч. глаголов дати

и ести. Возникновение в этой форме твердого [м] привело к совпа-

дению ее с формой множественного числа, что не могло сохранить-

ся в языке, т.к. возникла нежелательная омонимия форм разных чи-

сел. В качестве первого лица множественного числа стала употреб-

ляться форма повелительного наклонения (hдимъ, дадимъ). Это об-

стоятельство повлекло за собой использование формы повелительного

наклонения и во 2-ом лице мн. ч., где вместо древнерусских дасте,

hсте появились дадите, hдите.

В форме 2-го лица ед. ч. исконные формы даси, hси начинают

выступать с –ши по образцу тематического спряжения. В дальней-

шей истории закрепились формы дашь, ешь, которые трактуются по-

разному. Одни лингвисты полагают, что эти формы развились, как

и формы 2-го лица единственного числа тематического спряжения,

7 2

в результате редукции [и] до нуля звука, другие же (как, например, А. И.

Соболевский) считают, что и в этой форме, как и в 1-ом – 2-ом лице мн.

ч., наблюдается проникновение бывшей формы повелительного накло-

нения дажь, hжь, изменившейся после утраты [ь] и оглушения [ж] в

дашь, hшь.

Форма 3-го лица ед. ч. дасть, hсть изменилась в даст, hст

под влиянием подобного же изменения в 3-ем лице ед. ч. тематичес-

ких глаголов (см. с.71).

Такое же изменение конечного мягкого согласного в твердый

находим и в форме 3-го лица мн. ч. Форма Ьдять не требует особых

комментариев, появление же вместо дадять современной формы

дадут может быть объяснено различно: 1) влиянием действитель-

ных причастий настоящего времени (ср. дадуча и т.п.), 2) влиянием

формы будуть, 3) формы дадять и дадуть были исконно параллель-

ными образованиями, одно из которых укрепилось, вытеснив дру-

гое из употребления.

История форм прошедшего времени

В исходной системе древнерусского языка были две простые

формы прошедшего времени – аорист и имперфект – и две сложные

– перфект и плюсквамперфект (давнопрошедшее время), причем

каждая из данных форм отличалась от другой не только окончани-

ями, но и по значению.

Аорист в древнерусском языке был только сигматический (ср.

в старославянском языке аорист мог быть трех типов: простой, древ-

ний сигматический и новый сигматический). По своему значению

аорист являлся простым прошедшим временем, обозначавшим еди-

ничное, не повторяющееся действие (как длительное, так и мгновен-

ное), полностью отнесенное в прошлое. Как и имперфект, аорист, поми-

мо временного значения, передавал видовые оттенки, способ действия.

Данная форма прошедшего времени часто употреблялась при описании

смены действий, событий. При переводе аорист заменяется формой

прошедшего времени глагола совершенного вида.

Спряжение древнерусских глаголов в аористе:

I класс II класс III класс IV класс V класс

7 3

ед. ч. 1-е л. несохъ стахъ знахъ хвалихъ быхъ

2-е и 3-е л. несе ста зна хвали бы

мн. ч. 1-е л. несохомъ стахомъ знахомъ хвалихомъ быхомъ

2-е л. несосте стасте знасте хвалисте бысте

3-е л. несоша сташа знаша хвалиша быша

дв. ч. 1-е л. несоховh стаховh знаховh хвалиховh быховh

2-е и 3-е л. несоста стаста знаста хвалиста быста

Глагол быти мог образовать и другой аорист (имперфектив-

ный аорист) – с основой бh (1-ое лицо ед. ч. – бЬхъ, 2-3 лицо ед. ч. –

бh, 1-ое лицо мн. ч. – бhхомъ и т. д.).

Форма аориста утрачена языком, но существует мнение, что

аорист удерживался дольше имперфекта. Об этом свидетельствует

широта распространения форм аориста в письменных памятниках и

то, что в современном языке сохранились следы аориста, тогда как

следов имперфекта в современном языке мы не находим. Так, по про-

исхождению формой 3-го лица ед. ч. аориста является частица чу (от

глагола чути ‘слышать’), а также формообразующая частица сосла-

гательного наклонения бы, которая восходит ко 2 – 3-му лицу ед. ч.

аориста от быти. Аористные формы сохранились и в таких устойчи-

аориста от быти. Аористные формы сохранились и в таких устойчи-

вых сочетаниях, как погибоша аки обри, своя своих не познаша.

Имперфект по своему значению являлся простым прошедшим

временем, обозначавшим повторяющееся или мыслимое как неогра-

ниченное во времени глагольное действие, полностью отнесенное к

прошлому. Переводится имперфект формой прошедшего времени

глагола несовершенного вида.

Спряжение древнерусских глаголов в имперфекте:

ед. ч. 1-е л. нес.хъ хвал.хъ б.хъ

2-е и 3-е л. нес.ше хвал.ше б.ше

мн. ч. 1-е л. нес.хомъ хвал.хомъ б.хомъ

2-е л. нес.сте хвал.сте б.сте

3-е л. нес.хоу(ть) хвал.хоу(ть) б.хоу(ть)

дв. ч. 1-е л. нес.ховh хвал.ховh б.ховh

2-е и 3-е л . нес.ста хвал.ста б.ста

7 4

Перфект является сложной формой прошедшего времени, кото-

рая состояла из формы настоящего времени вспомогательного глагола

быти и причастия прошедшего времени на –л, изменявшегося по родам

и числам. По своему значению перфект обозначал результат прошед-

шего действия, который сохраняется в настоящем времени (сего ты

же еси хотhлъ (Лавр. Лет.)).

Спряжение древнерусских глаголов в перфекте:

ед. ч. 1-е л. .смь неслъ,-а,-о сталъ –а, -о хвалилъ, -а, -о

2-е л. .си -//- -//- -//-

3-е л. .сть -//- -//- -//-

мн. ч. 1-е л. .смъ несли,-ы -а стали,-ы, -а хвалили, -ы, -а

2-е л. .сте -//- -//- -//-

3-е л. соуть -//- -//- -//-

дв. ч. 1-е л. .свh несла, -h,-h стала, -h,-h хвалила, -h,-h

2-е и 3-е л. .ста -//- -//- -//-

Перфект очень рано утратил вспомогательный глагол; утрата

вспомогательного глагола снимала связанность с настоящим вре-

менем, вследствие чего причастие на –л превращается в простую

глагольную форму, обозначающую прошедшее время. Утрата вспо-

могательного глагола перфекта началась с 3-го лица: присутствие

подлежащего делает глагольную связку ненужной (уже в надписи

на Тьмутараканском камне: кназь мhрилъ…). Так как форма вспо-

могательного глагола указывала и на лицо, то первоначально вы-

ражение лица, производившего действие, компенсировалось упот-

реблением существительного или местоимения в роли подлежаще-

го. Таким образом, употребление одного причастия прошедшего

времени на –л привело к утрате бывшим перфектом исконного результа-

тивного значения и к превращению его в средство выражения прошед-

шего времени по отношению к моменту речи. Уже к XIV в. форма пер-

фекта в виде причастия на –л вытеснила формы имперфекта и аориста и

стала единственной формой прошедшего времени в русском языке.

Плюсквамперфект обозначал прошедшее действие, которое

совершилось раньше другого прошедшего действия или, другими

словами, отнесенный к прошлому результат еще ранее совершив-

7 5

шегося действия. Плюсквамперфект образовался сочетанием формы

имперфекта или имперфективного аориста вспомогательного глагола

быти (бяхъ, бяше, бяхомъ и т. д. или бhхъ, бhше, бhхомъ и т. д.) и

формы причастия на –л, изменявшегося по родам и числам. В письмен-

ных памятниках можно встретить и другое образование формы плюск-

вамперфекта: вспомогательный глагол быти в форме перфекта (есмь

былъ) и причастие прошедшего времени на –л.

Плюсквамперфект обозначал прошедшее действие по отноше-

нию к другому прошедшему действию и уже через него – отношение

к моменту речи. История плюсквамперфекта связана с судьбой дру-

гих форм прошедшего времени. Так, появление

вспомогательного

глагола в форме перфекта вместо имперфекта или имперфектного

аориста связано с утратой в живом языке аористных и имперфект-

ных форм. Как уже было сказано, перфект рано утратил вспомога-

тельный глагол в своем составе, что обусловило его отсутствие и в

форме перфекта от глагола быти, когда эта форма участвовала в

образовании плюсквамперфекта (ср. а кназь пришелъ былъ на ратни-

ка (Лавр. Лет.)). В дальнейшем в связи с развитием категории вида и

лексических средств выражения различий протекания действия во

времени вспомогательный глагол преобразовался в неизменяемую

частицу было. Преобразовалось и значение плюсквамперфекта: дан-

ная форма стала обозначать действие, готовящееся в прошлом, но

неосуществившееся или начавшееся в прошлом, но прерванное дру-

гим действием. Некоторые исследователи считают, что форма плюс-

квамперфекта сохраняется в некоторых севернорусских говорах, а

также такие формы зафиксированы иногда в былинах, другие же

придерживаются мнения, что в данных случаях мы имеем дело с си-

нонимичными плюсквамперфекту конструкциями, а не формами плюс-

квамперфекта.

История сослагательного наклонения

В древнерусском языке сослагательное наклонение образова-

лось сочетанием форм аориста от глагола быти и причастия про-

шедшего времени на –л, изменявшегося по родам и числам (ажь бы

миръ твьрдъ былъ (Смол. Гр. 1229 г.)). Очень рано форма сослага-

тельного наклонения претерпела изменения: вспомогательный гла-

гол начинает терять согласование с подлежащим (происходит коле-

7 6

бание в употреблении форм аориста от быти), и центром наклонения

становится причастие на –л. Постепенно все это приводит к тому, что из

всех аористных форм в сослагательном наклонении остается лишь фор-

ма бы, которая по происхождению является формой 2 – 3-го лица ед. ч.

аориста (ср. тъ не бы азъ томъ дошелъ (Кир. Тур. XII в.) – бы вместо

быхъ). Бывшая аористная форма бы превращается в формообразующу-

юся частицу сослагательного наклонения.

История повелительного наклонения

В древнерусском языке формы повелительного наклонения

выступали во 2-ом лице ед. ч. и в 1-ом и 2-ом лице мн. и дв. ч. Фор-

мы повелительного наклонения образовались от основы настояще-

го времени с помощью формообразующих суффиксов –и- (в ед. ч.

данный суффикс присоединялся к основам глаголов всех классов, а

во мн. и дв. ч. – к основам глаголов III и IV классов: неси, стани,

знаи, ходи; знаите, ходите) и -h- (суффикс присоединялся во мн. и

дв. ч. к основам глаолов I и II классов: несhте, станhте).

Формы повелительного наклонения тематических глаголов:

I класс II класс III класс IV класс

ед. ч. 2-е л. неси стани знаи хвали

мн. ч. 1-е л. несhмъ станhмъ знаимъ хвалимъ

2-е л. несhте станhте знаите хвалите

дв. ч. 1-е л. несhвh станhвh знаивh хваливh

2-е л. несhта станhта знаита хвалита

Изменения затронули формы 2-ого лица ед. ч.: утрата безу-

дарного [и], которая происходила уже после смягчения полумягких со-

гласных, в результате чего мягкость конечного согласного стала показа-

телем этой формы повелительного наклонения (встань, знай). Следует

отметить, что в данной же форме произошла унификация основ: устра-

нены чередования заднеязычных и свистящих согласных (вместо бере-

зи, пьци стали употребляться формы береги, пеки).

В форме 2-го лица мн. ч. повелительного наклонения появля-

ется суффикс -и- в глаголах всех классов, что является результатом

сближения способов образования форм повелительного наклонения

глаголов I и II классов со способом их образования у глаголов III и

7 7

IV классов. В современном русском языке мы рассматриваем –те как

окончание формы 2-го лица мн. ч. повелительного наклонения.

Форма 1-го лица мн. ч. повелительного наклонения была утра-

чена в истории языка, но вместе с тем начиная с XII – XIII вв. для выра-

внешне сходные с формой 1-ого лица мн. ч. настоящего времени (ср.

възидемъ (Ск. О Борисе и Глебе XII в.)). Это была не просто замена

одной формы другой формой, а выработка нового средства выраже-

ния к совместному действию. Данная форма имела значение и интона-

цию утраченной древнерусской формы повелительного наклонения.

Что касается форм повелительного наклонения нетематичес-

ких глаголов, то особого комментария заслуживают формы глаго-

лов дати и hсти (формы вhжь, вhдите имели параллельные обра-

зования вhдаи, вhдаите, которые и вытеснили первые).

Формы повелительного наклонения нетематических глаголов:

ед. ч. 2-е л. hжь дажь

мн. ч. 1-е л. hдимъ дадимъ

2-е л. hдите дадите

дв. ч. 1-е л. hдивh дадивh

2-е л. hдита дадита

Формы 1-го лица мн. ч. (дадимъ, hдимъ) были использованы в

качестве формы 1-го лица мн. ч. настоящего времени изъявительно-

го наклонения, что повлекло за собой перенос в настоящее время и

формы 2-го лица мн. ч. повелительного наклонения (дадите, hдите).

На появление новой формы 2-го лица мн. ч. повелительного наклонения

оказала влияние форма 2-го лица ед. ч.: первоначально во 2-ом лице ед. ч.

повелительного наклонения выступали формы дажь и hжь, изменивши-

еся после утраты редуцированных и оглушения согласных в дашь и hшь;

форма hшь была перенесена в настоящее время, но сохранилась и в по-

велительном наклонении, под воздействием этой формы возникла форма

2-го лица мн. ч. ешьте. Форма дашь также была перенесена в настоя-

щее время, но в повелительном наклонении не сохранилась. Вместо нее в

повелительном наклонении развилась форма от другой основы – дай, под

влиянием которой образовалась форма и 2-го лица мн. ч. повелительного

7 8

наклонения – дайте.

Упражнения, рекомендуемые для самостоятельной работы:

1. Сборник упражнений по истории русского языка / Е. Н. Ива-

ницкая: № 590, 633, 642;

2. Василенко И. А. Историческая грамматика русского языка:

Сб. упражнений: № 232, 241, 242, 250, 254.

3. Дементьв А. А. Сборник задач и упражнений по историчес-

кой грамматике русского языка: № 274, 278, 289.

История причастий

В отличие от современного русского языка древнерусский язык

знал не только склоняемые, но и несклоняемые причастия. Так, при-

частия прошедшего времени на –л могли иметь как краткую, так и

полную формы (слова усталый, смелый, а также устал, смел восхо-

дят к причастию на –л). Краткие формы использовались главным

образом при образовании сложных форм времени изъявительного

наклонения и форм условного наклонения, а полные формы, упот-

ребляясь в качестве определений, рано утратили связь с глаголом и

превратились в прилагательные. Причастия на -л не склонялись, но

изменялись по родам и числам (усталъ, -а, -о; устали, -ы, -а). В даль-

нейшем во мн. ч. закрепилась единая форма для всех трех родов,

восходящая к форме Им. п. мн. ч. м. р.

Краткие действительные причастия настоящего времени об-

разовались от основы настоящего времени, где тематический глас-

ный выступал на второй ступени чередования, с помощью суффикса *nt

(причем основа причастия во всех формах, кроме Им. п. ед. ч. м. и ср.

рода, была осложнена суффиксом - *j): основа настоящего времени +

тематический гласный на второй ступени чередования + *nt (суффикс

причастия) + *j (суффикс основы) + окончание (ср. *nes + o + nt + j + a

> несуча – Р. п. ед. ч. м. р., где сочетание гласного с носовым соглас-

ным *on дало в положении перед согласным *о > [у], а сочетание *tj

дало [ч’]; * сhval + i +nt + j + a > хваляча – Р. п. ед. ч. м. р., где *in >

*e > a > [‘а], а сочетание *tj - [ч’]). Не имели суффиксов -ач-, -уч-

только формы И. п. ед. ч. м. и ср. р., где были другие образования: фор-

7 9

ма глаголов IV класса оканчивалась на -‘а < *е – ср. хваля, у глаголов

третьего класса на –ja – ср. зная, пиша ([ш] из *sj), у глаголов I и II

классов форма оканчивалась на –а – ср. неса (довольно рано была

вытеснена формами на -‘а под влиянием форм от глаголов III и IV клас-

сов – ср. неся). Следы таких форм находим в словах рёва, пройда, а

также в составе диалектных пословиц: “Кто кого мога, тот того в

рога”.

Краткие действительные причастия настоящего времени

склонялись точно также, как существительные м., ср. и ж. р. с

основами на *o и *а по мягкой разновидности:

м. р. ср. р. ж. р.

ед. ч. Им. неса неса несоучи

Р. несоуча несоучh

Д. несоучоу несоучи

В. несоучь несоуче несоучоу

Т. несоучьмь несоучею

М. несоучи несоучи

мн. ч. Им. несоуче несоуча несоучh

Р. несоучь несоучь

Д. несоучемъ несоучамъ

В. несоучh несоуча несоучh

Т. несоучи несоучами

М. несоучихъ несоучахъ

дв. ч.Им.-В. несоуча несоучи несоучи

Р.-М. несоучоу несоучоу

Д.-Т. несоучема несоучама

Краткие действительные причастия прошедшего времени обра-

зовались от основы инфинитива с помощью суффикса –*us (если основа

на согласный) или –*vus (если основа на гласный), при этом основа при-

частия во всех формах была осложнена *j: основа инфинитива + суф-

фикс причастия + суффикс основы + окончание (ср. *nes + us + j + а >

несъша – Р. п. ед. ч. м. р., где [ш] из *sj, а *u дало редуцированный

непереднего ряда).

Формы причастий с суффиксами –ъш- и –въш- выступали во

всех формах, кроме Им. п. ед. ч. м. и ср. р., где были образования на

–ъ (< *us, где конечный [*s] отпал в результате действия закона от-

8 0

крытого слога, а [*u] дал редуцированный непереднего ряда) или –въ (

из *vus): ср. несъ, ходивъ.

Склонялись причастия данного типа по склонению существи-

тельных с основой на *o и *а мягкой разновидности:

м. р. ср. р. ж. р.

ед. ч. Им. несъ несъ несъши

Р. несъша несъшh

Д. несъшоу несъшh

В. несъшь несъше несъшоу

Т. несъшьмь несъшею

М. несъши несъши

мн. ч. Им. несъше несъша несъшh

Р. несъшь несъшь

Д. несъшемъ несъшамъ

В. несъшh несъша несъшh

Т. несъши несъшами

М. несъшихъ несъшахъ

дв. ч. Им.-В. несъша несъши несъши

Р.-М. несъшоу несъшоу

Д.-Т. несъшема несъшама

Краткие действительные причастия могли выполнять следу-

ющие синтаксические функции в древнерусском языке: а) именная





оставить комментарий
страница5/6
Дата02.10.2011
Размер1,52 Mb.
ТипУчебно-методическое пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6
плохо
  2
хорошо
  1
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх