Учебно-методическое пособие по исторической грамматике рус ского языка рассчитано на то, чтобы помочь студентам-заочникам са icon

Учебно-методическое пособие по исторической грамматике рус ского языка рассчитано на то, чтобы помочь студентам-заочникам са


Смотрите также:
Учебно-методическое пособие (для студентов дневной формы обучения специальности 070900...
Методическое пособие по выполнению контрольных заданий для студентов заочного отделения...
Учебно методическое пособие по выполнению курсовых работ по курсу «Общая геология»...
Учебно-методическое пособие по практической грамматике английского языка для самостоятельной...
Учебно-методическое пособие для студентов I-II курсов заочного отделения неязыковых факультетов...
Учебно-методическое пособие Кострома 2007 удк 519. 8 (075)...
Реферат по "Грамматике киноязыка"...
Реферат по "Грамматике киноязыка"...
Учебно-методический комплекс дпп. Ф...
Методическое пособие финно-угорские народы...
Учебно-методическое пособие Москва 2003 удк 06. 81. 12 Ббк 65. 050. 9(2)24...
Учебно-методическое пособие по библиографическим дисциплинам для студентов заочного отделения...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6
скачать
Учебно-методическое пособие по исторической грамматике рус-

ского языка рассчитано на то, чтобы помочь студентам-заочникам са-

мостоятельно овладеть предметом в межсессионный период.

Теоретическая часть представляет собой краткое изложение

основных вопросов, рассматриваемых в курсе исторической грам-

матики русского языка (более подробное освещение того или иного

вопроса см. в рекомендуемой учебной литературе). Изложение тео-

ретического материала сопровождается примерами и таблицами.

В пособии имеются проверочные тестовые задания по фоне-

тике и морфологии; ключи к тестовым заданиям позволят студен-

там-заочникам оценить, насколько полно и точно усвоен теорети-

ческий материал. В конце каждого раздела указаны упражнения,

которые помогут студентам подготовиться к зачету и экзамену.

В пособии приводится план морфологического разбора раз-

ных частей речи и порядок анализа текста, а также имеется образец

анализа древнерусского текста, что дает возможность студентам пра-

вильно выполнить одно из заданий домашней контрольной работы

и подготовиться к экзамену.


^ Предмет и задачи курса исторической

грамматики русского языка

Язык находится в постоянном движении, развитии. В связи с этим

знание внутренних законов развития языка дает возможность понять

закономерности развития современной системы как в литературной, так

и в диалектной формах существования языка. Как студенту-филологу,

так и учителю русского языка и литературы необходимо знать историю

развития родного языка, т. к. объяснение многих явлений в области фо-

нетики, морфологии, синтаксиса, лексики, морфемики и словообразова-

ния не может быть дано только на основе современного состояния язы-

ка. В подобных случаях необходим исторический комментарий, объяс-

нение языковых фактов с учетом исторических процессов в развитии

русского языка.

Название курса «Историческая грамматика русского языка»

носит условный характер, т. к. эта научная и учебная дисциплина

рассматривает не только историю частей речи, развитие граммати-

ческих категорий, но и эволюцию фонетической и фонологической

систем.

Историческая грамматика русского языка – это наука о раз-

витии фонетической, морфологической и синтаксической систем

русского языка по их внутренним законам.

Курс «Историческая грамматика русского языка» тесно свя-

зан с другими лингвистическими дисциплинами – старославянским

языком, русской диалектологией, историей русского литературно-

го языка, современным русским литературным языком. Историчес-

кая грамматика русского языка изучает постепенное становление и

развитие русского языка (начальный рубеж – X – XI вв.: время появ-

ления первых письменных памятников восточных славян). В отли-

чие от истории русского литературного языка историческая грам-

матика изучает не литературно-языковые традиции и смену норм в

хронологической последовательности, а развитие фонетической

системы и грамматической структуры данного языка в его диалект-

ной форме.

Основные задачи данного курса - выявить и объяснить дей-

ствующие в русском языке закономерности как результат длитель-

ного исторического развития языка, как отражение фонетических,

морфологических, синтаксических, лексических изменений, проис-

ходивших в разные периоды существования языка. Так, грамматика

современного русского языка только констатирует, но не объясняет че-

редование гласных [‘а] // [у] в суффиксах действительных причастий

настоящего времени (ср. держащий – несущий). Только зная истори-

ческую грамматику русского языка, можно выяснить, что на месте этих

звуков до X в. находились носовые звуки – [ е ] и [ о ].

Зная основные закономерности развития фонетической, мор-

фологической, синтаксической систем русского языка, можно объяс-

нить многие сложные явления и факты современного русского языка.

^ Основные источники изучения

истории русского языка

Основными источниками при изучении истории русского язы-

ка являются письменные памятники восточных славян и говоры.

Письменные памятники древнерусского языка не всегда по-

зволяют использовать их в достаточной степени для изучения жи-

вого русского языка. Так, памятники церковного, богослужебного

характера в меньшей степени могут быть использованы для восста-

новления истории русского языка, т.к. сильные традиции церков-

ной письменности мешали проникновению в эти памятники живых

русских особенностей. К письменным памятникам относятся 1) над-

писи (например, надпись на Тьмутараканском камне (1068 г)) и граф-

фити (надписи, сохранившиеся на стенах соборов, на колоколах,

крестах, печатях, монетах, украшениях (например, надписи XI – XIV

вв. на стенах соборов Киева, Новгорода, Смоленска; на монетах

эпохи великого князя Владимира Святославовича и т.д.); 2) матери-

алы частной переписки (например, новгородские берестяные гра-

моты XI в., частные письма на бумаге, сохранившиеся в большом

количестве начиная с XVII в.), которые дают богатейший материал

для изучения живой народной речи, т. к. писались обычными людь-

ми, а не писцами; 3) деловые памятники – официальные документы

(дарственная великого князя Мстислава новгородскому Юрьеву

монастырю (ок. 1130 г.), «Русская правда» – свод законов Древней

Руси (XIII в.)), которые тоже отражают особенности живой речи; 4)

рукописные книги (большинство древнерусских рукописных книг –

это церковные произведения, списки текстов старославянского про-

исхождения: евангелия, Псалтырь (сборник духовных стихов), ми-

неи (сборники церковных чтений), кондакари (сборники церковных пес-

нопений), поучения отцов церкви и жития святых; 5) оригинальные сочи-

нения светского характера, в том числе и созданные не позднее XI в.,

сохранились в списках более позднего времени – не ранее конца XIII –

XIV вв. (например,Синодальный список I Новгородской летописи XIII –

XIV вв., “Повесть временных лет” по Лаврентьевскому списку 1377г.,

сочинения Владимира Мономаха по тому же списку, сочинения киевского

митрополита XI в. Илариона, сохранившиеся в списке XV в., “Слово о

полку Игореве” XII в., ставшее известным по списку XVI в.); 6) с XVI в.

появляются печатные книги, которые представляют в основном богослу-

жебную литературу.

Письменные памятники отражают в написании, с одной стороны,

уже отжившие элементы фонетической и грамматической системы, зву-

ки и формы, исчезнувшие в языке, но продолжающие сохраняться в пись-

менности по традиции, с другой – звуки и формы живой речи.

Современные говоры являются одним из важнейших источ-

ников. Изучение современных говоров позволяет выявить и объяс-

нить многие закономерности развития языка. Так, в современном

русском литературном языке произношение [о] на месте [е] наблю-

дается лишь в ударном слоге, однако в эпоху изменения [е] в [‘о] дан-

ный процесс осуществлялся после мягких согласных перед тверды-

ми согласными независимо от ударности слога, о чем свидетельству-

ют современные северновеликорусские ёкающие говоры с произно-

шением типа [н’осу], [в’осна], [б’ору], [в’озу].

Кроме этого, при изучении истории русского языка исполь-

зуются записи иностранцев, которые записывали живую речь латин-

скими буквами («Парижский словарь московитов» (1586), «Русско-

английский словарь-дневник» Ричарда Джеймса (1618 – 1619) с за-

писями образцов холмогорского (архангельского) говора, опубли-

кованный Б.А. Лариным, Русско-немецкий разговорник Т. Фенне

(1607), содержащий запись псковской живой речи); свидетельства

иностранцев (Сочинение византийского императора Константина

Багрянородного).

Источниками изучения истории русского языка являются так-

же современный русский язык (ср. вариантные формы в лесе – в лесу,

цехи – цеха); ономастика (названия водоемов, исторических облас-

тей, городов и т.п., имена людей, названия племен и народов и т.д.);

7

древнерусские заимствования в других языках для истории языка инте-

ресны прежде всего тем, что они могут отражать тот облик заимство-

ванных слов, который был им свойствен в эпоху заимствования (напри-

мер, заимствованные из восточнославянсого языка финские слова

kuontalo ‘кудель‘ и suntia ‘судья’ свидетельствуют о том, что в период

распространения славянской речи на восточноевропейском Севере но-

сители местных говоров еще сохраняли носовые гласные); заимствова-

ния в русский язык из других языков (так, заимствованное собственное

имя одного из франкских королей – ^ Karl изменилось у восточных славян

в король).

Упражнения, рекомендуемые для самостоятельной работы:

Сборник упражнений по истории русского языка / Е. Н. Ива-

ницкая и др.: № 12 – 16.

^ Русский яык и его место среди славянских языков

Русский язык принадлежит к славянским языкам.

Все славянские языки на основании определенных черт сход-

ства или отличия подразделяются на три большие группы: восточ-

нославянские (русский, украинский, белорусский языки), южносла-

вянские (болгарский, сербский, хорватский, македонский, словенский,

старославянский /мертвый/), западнославянские (польский, чешский,

словацкий, кашубский, верхнелужицкий и нижнелужицкий) языки.

Все славянские языки настолько близки в словарном составе,

в грамматических закономерностях, синтаксическом строе, что нет

ни малейшего сомнения в их общем происхождении из одного язы-

ка-основы: общие языковые элементы во всех славянских языках

возникли в период общеславянского единства, в период существо-

вания праславянского языка.

Временные рамки существования праславянского языка: нача-

ло III тысячелетия до нашей эры – середина I тысячелетия нашей эры.

^ Основные периоды развития древнерусского языка:

VI - IX вв. – восточнославянские племенные диалекты,

IX - XIV вв. – язык древнерусской народности

а) ^ IX – первая половина XII века – единство древнерусского

языка и наличие диалектов,

б) вторая половина XII в. – XIV в. – выделение в древнерус-

ском языке диалектов,

XIV – XVII вв. – распад древнерусского языка и образование

русского языка наряду с белорусским и украинским языками,

середина XVII в. – XVIII в. – начальный период формирова-

ния национального русского языка,

XIX – XX вв. – период развития национального русского языка.

Древнерусский язык – это язык восточнославянского населе-

ния Древней Руси; он имеет сходства и различия с другими славянс-

кими языками.

Можно выделить признаки восточнославянских языков в от-

личие от других славянских языков на различных языковых уровнях.

В области фонетики:

1. Полногласные сочетания *-oro-, *-ere-, *-оlо-,* еlо- при неполног-

ласных сочетаниях *-rа-, -*re-, *-la-, *-le- в южнославянских и *-ro-,

*-re-, *-lo-, *-le- в западнославянских языках на месте общеиндо-

европейских сочетаний *-tort-, *-tolt-, *-tert-, *-telt- внутри слов

между согласными (русск. берег, болг. бряг, польск. brzeg);

2. наличие начального [о] в ряде слов, имеющих в южнославянских

и западнославянских языках сочетание [je] в начале слова (русск.

осень, болг. есен, чешск. jesen);

3. наличие гласных [o] и [e] на месте редуцированных [ъ] и [ь] в силь-

ной позиции при произношении иных гласных в других славянс-

ких языках (русск. сон, сербск. сан, чешск. sen);

4. сочетания *-ro-, *-lo-, *-re-, *-le- на месте общеславянских сочета-

ний *-trъt-, *-tlъt-, *-trьt-, *-tlьt- в положении внутри слов между

согласными (общеславянск. *blъcha, русск. блоха, болг. болха,

чешск. blecha);

5. сочетания *-оr-, *-еr-, *-оl- на месте общеславянских сочетаний

*-tъrt-, *-tьrt-, *-tъlt-, *-tьlt- в положении внутри слова между соглас-

ными (общеславянск. *tъrgъ, русск. торг, болг. търг, польск. targ);

6. произношение [ж] на месте общеславянского сочетания *dj, тогда

как в других славянских языках находим иные чередования (об-

щеславянск. *nudja, русск. нужа (утратилось в языке), болг. нуж-

да, польск. nudza);

7. произношение [ч’] на месте общеславянских сочетаний *tj, *kt и

9

*gt перед гласными переднего ряда, тогда как в других славянских

языках находим другие звуки (общеславянск. *swetja, русск. свеча,

болг. свещ, свещица, польск. њwieca; общеславянск. * mogti, русск.

мочь, болг. сушествительное мощ, чешск. moсэ);

8. все восточнославянские языки на месте общеславянских сочета-

ний гласных с носовыми согласными, которые позднее перешли

в о и е, имеют соответственно звуки [у] и [‘a]. В остальных сла-

вянских языках имеются другие замены носовых гласных, а в

польском языке до настоящего времени сохраняются носовые

гласные (в чешском языке наблюдается та же замена, что и в вос-

точнославянских языках).

В области морфологии:

1. Употребление общей формы для м., ж. и ср. родов в Им. – В. пад.

мн. ч. у прилагательных и местоимений при полном или частич-

ном сохранении родовых различий в других славянских языках

(русск. м., ж. и ср. род молодые, эти; чешск. м. р. mladi, ti, ж. р.

mlade, ty, ср. р. mlada, ta);

2. употребление форм с окончаниями –ам, -ами, -ах в дательном,

творительном и предложных падежах мн. ч. всех типов склоне-

ния существительных (ср. Д. пад. мн. ч. - столам, степям, теля-

там вместо столомъ, степьмъ, телятьмъ и т.д.) при полном или

частичном сохранении старых различий этих форм в других сла-

вянских языках;

3. отсутствие кратких форм личных и возвратного местоимений,

известных в некоторых падежах в других славянских языках (ср.

чешск. me (В. пад.), mi (Д. пад.));

4. употребление древнего причастия на –л без вспомогательного

глагола-связки в качестве формы прошедшего времени при со-

хранении старой формы перфекта (иногда в несколько изменен-

ном виде) в иных славянских языках (русск. плел, чешск. pletl jsem,

pletl jsi и т. д.);

5. в отличие от западнославянских и южнославянских языков вос-

точнославянские языки утратили изменение по лицам в сослага-

тельном наклонении (русск. дал бы, дали бы, болг. бих дал, би дал,

би дал, бихме дали, бихте дали, биха дали, чешск. dal bych, dal bys,

dal by, dali bychom, dali byste, dali by).

1 0

6. наличие окончания [т] или [т’] в 3-м лице глаголов настоящего и про-

стого будущего времени при отсутствии этих звуков в других славян-

ских языках (русск. носит, сербск. носи);

Однако есть особенности, которые сближают восточнославян-

ские языки с южнославянскими или западнославянскими.

I. Особенности, сближающие восточнославянские языки с

южнославянскими, в отличие от западнославянских языков:

1. Произношение сочетаний [цв] и [зв] в начале корней цвет- и звезд-

у восточных и южных славян при сохранении более древних со-

четаний [*kv] и [*gv] у западных славян (русск. цвет, звезда, болг.

цвете, звезда, польск. kwiat, gwiazda);

2. утрата [t] и [d] в древних сочетаниях [*tl], [*dl] у восточных и юж-

ных славян при сохранении их у западных (русск. сало, болг. сало,

чешск. sadlo);

3. употребление l – epentheticum на месте сочетаний губных соглас-

ных с *[j] у восточных и южных славян при отсутствии этого яв-

ления не в начале слова у западных (русск. земля, сербск. земльа,

польск. ziemia).

II. Особенности, сближающие восточнославянские языки с

западнославянскими, в отличие от южнославянских:

1. Начальное сочетание *rо-, *lо- у восточных и западных славян

при соответствующих сочетаниях *rа-, *lа- у южных славян (русск.

лодка, польск. lodka, болг. ладия);

2. в восточнославянских и западнославянских языках имелось окон-

чание h в ряде падежных форм существительных м. и ж. родов,

соответствующее звуку к в языке южных славян (древнерусск.

землh, конh (В. пад. мн. ч.), польск. ziemie, konie, старослав. зем-

ла, кона);

3. в древнерусском и западнославянских языках в форме Д. и М.

пад. ед. ч. в местоимениях тобh, собh в основе был [o], а в южно-

славянских языках - [e] (древнерусск. тобh,

собh, чешск. tobe,

sobe, старослав. тебh, себh).

1 1

Упражнения, рекомендуемые для самостоятельной работы:

1. Сборник упражнений по истории русского языка /Е. Н. Иваниц-

кая и др.: № 21;

2. Василенко И. А. Историческая грамматика русского язы-

ка:Сб. упражнений: №34, № 46.

ФОНЕТИКА

Звуковая система древнерусского языка к моменту

появления письменности (конец X в. – начало XI в.)

Характерной особенностью звуковой системы древнерусско-

го языка являлось то, что в ней продолжали действовать два важ-

нейших общеславянских языковых закона – закон открытого слога

и закон слогового сингармонизма.

В результате действия закона открытого слога все слоги в древ-

нерусском языке были открытыми, т. е. оканчивались на гласный

звук (действие закона открытого слога было прекращено прибли-

зительно к середине XII в. в связи с падением редуцированных). За-

кон открытого слога определил тот факт, что в древнерусском язы-

ке не могло быть согласных звуков на конце слова, т.к. в этом слу-

чае слог оказался бы закрытым. Этот же закон обусловил ограни-

ченность в языке сочетаний согласных: в древнерусском языке выс-

тупали лишь строго ограниченные в своем составе группы соглас-

ных, состоявшие большей частью из двух элементов, первым из ко-

торых был шумный, а вторым – сонорный, хотя могли быть и соче-

тания двух глухих или двух звонких шумных согласных. Реже встре-

чались сочетания из трех согласных, причем в этих сочетаниях пос-

ледним элементом всегда выступал сонорный или [в]. К таким груп-

пам относились [стр], [скр], [смр], [скл], [скв], [ств], [здр]. Если в сере-

дине слова сочеталось несколько согласных, то они отходили к сле-

дуещему слогу (се/стра).

Отдельно нужно сказать о явлениях начала слова. Еще в прас-

лавянском языке, когда начал действовать закон открытого слога,

перед целым рядом начальных гласных возникают протезы. Так,

перед звуком [е] возникает [j] (ср. формы настоящего времени глаго-

ла быти есмь, еси, есть, есмъ, есте). Как правило, нет русских по

происхождению слов, начинающихся со звука [е]: местоимение _____это

1 2

является новообразованием, а что касается междометий типа эх, то

нужно помнить, что они могут содержать в своей фонетической обо-

лочке такие звуки, которые отсутствуют в звуковой системе языка

(междометия находятся на перефирии языка). Слова не могли начи-

наться с [ы] или редуцированного звука – уже в праславянском язы-

ке в таких случаях всегда возникал протетический согласный: перед

редуцированным переднего ряда – [j], а перед редуцированным не-

переднего ряда и [ы] - [v] (ср. *udra и современное выдра; чередова-

ние в словах учить – наука – навык). Перед [а] возникал протетичес-

кий согласный [j], за исключением тех слов, которые, как правило,

употреблялись после паузы – союз а, междометия ах, ай, слово авось

(в старославянском языке наблюдаем утрату [j] перед [а], причем

утрачивается не только протеза, но и исконный [j]). Перед звуком [к]

также развивается протетический звук, причем здесь мог быть и [j],

и [v] (ср. этимологически родственные слова узы – вязать). Иногда

протетический согласный возникал и перед [о], которое у восточ-

ных славян перешло в [у] (ср. ус – гусеница). Перед [i] также имеется

протетический согласный [j], но он не обозначается на письме. В

основном слова могли начинаться с гласных [о], [у], причем в древ-

нерусском языке увеличилось количество слов с начальным звуком

[у]. Нужно отметить, что при начальном звуке [o] при особой инто-

нации тоже появлялся протетический согласный [v] (ср. отец – вот-

чина, восемь - осьмь). Уже после выделения из праславянского язы-

ка в восточнославянских языках происходит своего рода межслого-

вая диссимиляция: когда в последующем слоге был гласный пере-

днего ряда [e] или [i], то на восточнославянской почве утрачивается

начальный [j] , а гласный [e] из переднего ряда передвигается в задний

ряд, т. е. [e] >[о] (ср. из общеслав. edin- древнерусск. одинъ). Это каса-

лось и заимствованных имен (Евдокия – Овдотья, Елена – Олёна).

Закон открытого слога сыграл огромную роль в формирова-

нии фонетической системы славянских языков.

Закон слогового сингармонизма заключался в том, что в сло-

ге могли сочетаться лишь звуки одной артикуляции: после мягкого

согласного мог находиться только гласный переднего ряда, а после

твердого согласного – непереднего ряда, и, наоборот, перед глас-

ным переднего ряда должен был стоять мягкий согласный, а перед

гласным непереднего ряда – твердый согласный. Так, действием за-

1 3

кона слогового сингармонизма вызвано изменение заднеязычных соглас-

ных перед гласными переднего ряда в шипящие (по первой палатализа-

ции) и свистящие (по второй и третьей палатализациям) согласные.

^ Система гласных фонем древнерусского языка (X-XI вв.)

Система гласных фонем древнерусского языка отличалась от

системы гласных современного русского языка в количественном и

качественном отношении. В развитии русского языка система глас-

ных уменьшилась, а система согласных фонем увеличилась.

Если в современном русском языке насчитывается 6 гласных

фонем (по Ленинградской фонологической школе), то в X-XI вв. в

древнерусском языке было 10 гласных фонем: 5 переднего и 5 непе-

реднего ряда. Кроме присущих в современном языке гласных зву-

ков переднего ряда [е] и [и], а также непереднего ряда [ы], [у], [о], [а],

существовали гласные переднего ряда [м], [д] и редуцированный пе-

реднего ряда [ь], редуцированный непереднего ряда [ъ].

Для древнерусского языка была очень важна такая характе-

ристика гласных, как передний и непередний ряд (по зоне образова-

ния), т. к. продолжал действовать закон слогового сингармонизма

(в одном слоге могли сочетаться твердый согласный с гласным не-

переднего ряда, а мягкий согласный с гласным переднего ряда). Так-

же в отличие от современного русского языка система гласных древ-

нерусского языка характеризовалась противопоставленностью глас-

ных полного и неполного образования (редуцированные гласные).

Звук [м] отличался в древнерусском и старославянском языках.

Так, у восточных славян это был звук узкий, закрытый, средне-вер-

хнего подъема, а в старославянском – широкий, открытый, средне-

нижнего подъема. О судьбе звука [м_____], можно узнать 1) по рефлексам

этого звука: позднее данный звук совпал в русском языке с [е] (нет

перехода е > ‘о в положении после мягкого согласного перед твер-

дым под ударением в современном русском языке), а в украинском –

с [и]; на территории современных болгарского и македонского язы-

ков перед твердым согласным на месте данного звука находим [‘a]

(ср. русск. хлеб и болг. хляб); 2) по данным памятникам – по ошиб-

кам, которые совершали писцы: в древнерусских письменных па-

мятниках наблюдаем смешение буквы h ( “ять”) с буквой “е” или в

более поздний период – с “и”, а в древней глаголической азбуке (старо-

славянский язык) находим смешение с буквой “а ётованное”.

Редуцированные звуки утратились приблизительно во второй

половине XII в. (подробнее см. с.20 - 39).

Уже к середине X в. у восточных славян произошла утрата

носовых гласных: в позиции перед согласным (*menta > мята,

*zvonkъ > звукъ) или в конце слова (*vermen > время) дифтонгичес-

кие сочетания монофтонгизировались, затем звук [о] совпал по зву-

чанию с [у], т. е. *on > *[o] > [у], а [е] дал [д] (в современном языке

[‘a]), т. е. *en > *[к] > [д] > [’а]. Таким образом, носовые звуки обра-

зовывались из сочетаний «гласный и носовой согласный» в положе-

нии перед согласным и на конце слова, т.е. в положении закрытого

слога; в положении же перед гласным эти сочетания сохранялись

без изменения, т.к. гласный из этого сочетания отходил к предше-

ствующему, а согласный – к последующему слогу, в результате чего

все слоги оставались открытыми (*zvo|nъ|kъ > звонокъ).

Доказательством тому, что носовые звуки были утрачены уже

в X в. в восточнославянских языках, служит, например, сочинение

византийского императора Константина Багрянородного “О наро-

дах”, в котором приведены некоторые восточнославянские назва-

ния днепровских порогов, записанные Багрянородным так, как он

их слышал. В написании названий порогов Verutzi и Neasit нет пе-

редачи носовых звуков (ср. старослав. вьр щи ‘кипящий’ и не сыть

‘пеликан’). Смешение букв “юс большой” и “юс малый” с буквами

“ук” и “а ётованное” уже в самых ранних письменных памятниках

(ср. Остромирово евангелие) также свидетельствует об утрате носо-

вых звуков в X в.

То, что носовые звуки были известны восточнославянским язы-

кам, доказывается, во-первых, наличием чередований (древнерусск.

пожимати – пожьму – пожати (в современном русском языке – по-

жимать – пожму – пожать); тугыи – тяга (в современном русском

языке – тугой- тяга): их объяснение см. с.17-18 ), во-вторых, в очень

ранних заимствованиях из древнерусского языка в финский язык, в

котором никогда не было носовых, сохранились носовые гласные (в

соответствующих словах в русском языке носовых гласных не наблю-

даем: ср. финское слово kuontalo ‘пакля’ и русское кудель67>5.9<); в-третьих,

с помощью соответствий с другими языками (др-р. роука, лит. ranka).

В славянских языках носовые звуки сохранились лишь в польском язы-

1 5

ке и некоторых говорах Македонии.

Упражнения, рекомендуемые для самостоятельной работы:

1. Василенко И. А. Историческая грамматика русского языка:

Сб. упражнений: № 44;

2. Сборник упражнений по истории русского языка /Е. Н. Ива-

ницкая и др.: №55, 58.

Происхождение гласных звуков

[а] < 1) *а и *о

2) на месте *е находим не [м], а звук [а] после мягкого

согласного в глаголах 4-го класса (кричать);

[о] < 1) *а и *o

2) в XII в. в результате падения редуцированных

перешел в [о] в сильной позиции редуцированный непереднего ряда

из *u;

[ы] < *u;

[у] < 1) дифтонга *ou (сухой),

2) дифтонга *eu (плюну)

3) о (буду, дубъ) – у восточных славян с середины X в.;

[и] < 1) *i (иго),

2) *jь после гласных,

3) дифтонгов *ei, *oi (например, в Им. п. мн. ч. суще-

ствительных с основой на *o, в повелительном наклонении глаго-

лов I-II классов);

[е] < 1) *e (медовый),

2) в XII в. в результате падения редуцированных пере-

шел в [е] в сильной позиции редуцированный переднего ряда < *i (день),

3) позднее с [е] совпал также звук [м] < *е (мhлъ > мел),

дифтонгов *oi (семя) и *ei (грех).

Остановимся на истории дифтонгических сочетаний: в поло-

жении перед гласным они сохранялись, т.к. это не противоречило

закону открытого слога, а в положении перед согласным и в конце

слова в результате действия закона открытого слога происходила

монофтонгизация дифтонгов (*oi > [*i], [*е]; *ei > [*i]; *ou > [*u]; *eu >

1 6

[*’u]).

Происхождение того или иного звука в большинстве случаев мож-

но выяснить с помощью чередований в современном русском языке.

Упражнения, рекомендуемые для самостоятельной работы:

1. Сборник упражнений по истории русского языка / Е. Н. Ива-

ницкая: № 71;

2. Василенко И. А. Историческая грамматика русского языка:

Сб. упражнений: №104 – 110.

Чередования в области гласных

1. Сухой – сохнуть – засыхать

В современном русском языке в корне находим чередование [у]

// [о] // [ы], но в древнерусском языке такого чередования не было (су-

хыи – съхнути – засыхати) ; [у] из дифтонга *ou, который мог чередо-

ваться со своим неслоговым элементом как долгим, так и кратким

*ou // [ *u] // [*u]

*ou в положении перед согласным монофтонгизировался в

[у], *u дало [ы], а *u – редуцированный непереднего ряда, который

позднее в сильной позиции перешел в [о]. Можно показать данное

чередование для разных периодов языка: инд.-евр. - *ou // [*u] // [*u];

др.-русск. – [у] // [ы] // [ъ]; совр. русск. яз. – [у] // [ы] // [о].

2. ^ Посылать – посол – послать

В древнерусском языке в словах посылати – посълъ – посълати

было иное чередование [ы] // [ъ] (в сильной позиции) // [ъ] (в слабой

позиции): [ы] восходит к [*u], а редуцированный непереднего ряда

- к [*u], т. е. перед нами количественное чередование, которое в свя-

зи с падением редуцированных преобразовалось в трехчленное че-

редование [ы] // [о] // [o].

3. Рот – рта

В современном русском языке находим чередование [о] // [о];

следовательно, в древнерусском было чередование [ъ] // [ъ] (ъ < [*u]):

в сильной позиции редуцированный непереднего ряда перешел в [о],

а в слабой утратился (рътъ – ръта).

4. Конь – коня

1 7

Если в современном языке не наблюдаем чередования [е] или [о] /

/ [o];следовательно, [о] восходит к *o (cр. древнерусск. конь – кон а).

5. ^ Волк – волка

В современном языке не наблюдаем беглости гласных, но при

анализе подобных примеров необходимо помнить, что в древнерус-

ском языке для редуцированных в корне слова между согласными в

сочетании редуцированного с плавным была абсолютно сильная

позиция (вълкъ – вълка). Следовательно, после падения редуциро-

ванных чередования [е] или [о] // [o] не возникало. В данном случае

[o] восходит к редуцированному непереднего ряда в сильной пози-

ции ([ъ] < [*u]).

6.День – дня

В современном языке находим чередование [е] // [о]; следова-

тельно, в древнерусском языке (дьнь – дьна) ему соответствовало

чередование [ь] // [ь] ([ь] < [*i]): в сильной позиции редуцированный

переднего ряда перешел в [е], а в слабой утратился.

7. Леса – лес

В современном русском языке не наблюдаем чередования [е] /

/ [о]; следовательно, [е] не из редуцированного переднего ряда в силь-

ной позиции; нет перехода [е] > [‘о] после мягкого согласного перед

твердым под ударением, следовательно, [е] не из [*e]. В данном слу-

чае [е] восходит к звуку [м], который совпал с [е], когда действие пе-

рехода [е] >[‘о] закончилось (лhса – лhсъ).

8.^ Медовый – мёд

В современном русском языке есть переход [е] > [‘o] после мяг-

кого согласного перед твердым под ударением, но нет чередования

с нулем звука; следовательно, [е] из [*e] (древнерусск. медовыи – медъ).

9.^ Тугой – растягивать

В современном русском языке чередование [у] // [’а] объясня-

ется тем, что оба звука восходят к дифтонгическим сочетаниям глас-

ных с носовыми согласными: [у] < [*о] < *on, а [‘а] < [д]< [*к] < *en (в

свою очередь чередование *en // *on восходит к древнейшему индоев-

1 8

ропейскому качественному чередованию [е] // [о]).

10. ^ Пожимать – жму – жать

В современном русском языке чередование им // м // ‘а является

результатом измененного в следствие падения редуцированных чере-

дования [им] // [ьм] // [д] (пожимати – жьму – жати). Данное чередо-

вание связано с историей носовых гласных. Перед гласным сочета-

ние гласного с носовым согласным сохранялось, т. к. слогораздел

делил это сочетание пополам, и ничто не противоречило закону от-

крытого слога (в слове жьму редуцированный находился в слабой

позиции, и поэтому утратился; [ь] // [и] на ступени удлинения редук-

ции: это количественное чередование [*i] // [*i]). Перед согласным же

происходилo изменение сочетания гласного с носовым согласным в

результате действия открытого слога: *im < [*к] < [д] < [’а].

11. Нужно различать 1) качественные чередования – чередова-

ния гласных, разных по артикуляции (например, [*e] // [*o]) и 2) коли-

чественные чередования – чередования по долготе и краткости глас-

ных одной артикуляции ([*e] // [*м]). Количественные чередования име-

ли ступень редукции, т. е. ослабленную ступень чередующихся глас-

ных: ступень краткости ([е] // [о]) — ступень долготы ([м] // [а]) — сту-

пень редукции ([ь] // [ъ]) — ступень удлинения редукции([и] // [ы]).

Поэтому чередования в древнерусском языке типа беру – бьра-

ти – отъборъ – собирати объясняются следующим образом: [е] // [о]

– кaчественное чередование на ступени краткости (беру - отъборъ),

[е] // [ь] – чередование на ступени редукции (беру - бьрати), ь // и –

чередование на ступени удлинения редукции (бьрати - собирати).

Подобные чередования можно показать для разных периодов

языка: инд.-евр. – [*e] // [*o ] // [*е] // [*о] // [*i] // [*u] // [*i] // [*u];

древнерусск. – [е] // [о] // [м] // [а] // [ь] // [ъ] // [и] // [ы]; совр. русск. яз. –

[е] // [о] // [а] // [и] // [ы].

Примечание. Присутствие всех ступеней чередования необя-

зательно.

На славянской почве индоевропейское чередование [е] // [о]

может выступать в виде качественно-количественного чередования

[м] // [a] (древнерусск. лhзу – лазити). Звуки [e] и [o] могли входить в

состав дифтонгов [*i] < *ei || *oi > [м] и [и] (ср. венец – вити, облей -

1 9

облить) или в составе дифтонгов *ju < *eu || *ou > [у]

( чудо – кудесник, где бывшее чередование гласных преврати-

лось на славянской почве в чередование согласных).

12. ^ Вейте – вить

В современном языке находим чередование ей // и: в положе-

нии перед гласным дифтонг *ei сохранялся, а перед согласным в ре-

зультате действия закона открытого слога происходила монофтон-

гизация дифтонга.

13.^ Стеречь – сторожить – стража

Чередвание ере // оро // ра возникло в результате действия за-

кона открытого слога из сочетаний *tert, *telt, *tort, *tolt, причем в

разных славянских языках слог открывался по-разному: в старосла-

вянском языке происходило перестановка гласного и плавного и

удлинение гласного звука (*ra – неполногласное сочетание), в за-

паднославянских языках также происходила перестановка гласно-

го с плавным, но не наблюдалось удлинения гласного (*ro), а в вос-

точнославянских языках гласный перед плавным сохранялся, и от-

крытие слога шло путем развития после плавного вторичного глас-

ного такой же артикуляции (*оrо – полногласное сочетание). Чере-

дование оро // ере восходит к древнейшему индоевропейскому каче-

ственному чередованию [е] // [о].

Упражнения, рекомендуемые для самостоятельной работы:

1. Сборник упражнений по истории русского языка / Е. Н. Ива-

ницкая: № 78;

2. Василенко И. А. Историческая грамматика русского языка:

Сб. упражнений: № 41.

3. Дементьев А. А. Сборник задач и упражнений поистори-

ческой грамматике русского языка: № 5 (а, б), 6.

История редуцированных звуков

2 0

Определение позиций редуцированных

В XII в. произошел процесс падения редуцированных, кото-

рый заключался в утрате редуцированных в слабой позиции и изме-

нение их в [о] и [е] в сильной позиции. Нужно иметь в виду, что реду-

цированные произносились неодинаково в сильной и слабой пози-

циях: ко времени их утраты в слабой позиции эти звуки произноси-

лись очень кратко, а в сильной, наоборот, стали приближаться к

гласным полного образования [o] и [e], что и определило их даль-

нейшую судьбу.

Умение правильно определять позиции редуцированных – не-

обходимое условие правильного чтения и понимания текста.

Слабые (начинать говорить о позициях лучше со слабых, т. к.

сильная позиция обусловлена наличием слабых) позиции:

1. конец неодносложного слова (домъ, конь);

2. перед слогом с гласным полного образования (пьня, съна);

3. перед слогом с редуцированным в сильной позиции

(пъпьрьць, жьньць, съмьрть).

Примечание. Существует такое понятие, как абсолютно сла-

бая позиция (ср. в словах кънязь, мъного, когда нет однокоренных

слов, в которых редуцированный стоял бы в сильной позиции). В

подобном положении происходила очень ранняя утрата редуциро-

ванных. Уже в ранних письменных памятниках встречаем написа-

ние данных слов без редуцированного. Так, в надписи на Тьмутара-

канском камне (1068 г.) слово князь написано без редуцированного.

Сильные позиции:

1. перед слогом, в котором редуцированный находится в слабой

позиции (жьньць, вьсь);

2. в начальном первом слоге под ударением, причем приставка час-

то не влияет, т. к. важен корневой слог (мьсти – существительное

в Р. пад. ед. ч.);

3. в односложных словах, исключая предлоги (например, местоиме-

ния тъ, сь, союз нъ) – данную позицию можно считать разновид-

ностью предшествующей;

4. в сочетании редуцированного с плавным между согласными в

корне слова независимо от других условий (търгъ, вълкъ, зьрно).

2 1

Такой разновидности сильной позиции не было в старославянском

языке.

Часто формы одного и того же слова имели исходно разные

основы (И.п. ед. ч. – пъпьрьць[попрец], а Р.п. ед.ч. – пъпьрьца[пперца

> перца]) – происходило выравнивание основ (в данном случае – по

косвенным падежам) в результате действия грамматической анало-

гии. В некоторых случаях можно наблюдать более сложный про-

цесс – двойную аналогию (правьдьнъ – правьдьна), где наблюдается,

во-первых, влияние основы косвенных падежей этого слова, во-вто-

рых, влияние одноструктурных слов – наличие в мужском роде крат-

ких прилагательных беглого [е]).

Упражнения, рекомендуемые для самостоятельной работы:

1. Сборник упражнений по истории русского языка / Е. Н. Иваниц-

кая: № 83;

2. Василенко И. А. Историческая грамматика русского языка: Сб.

упражнений: № 48.

3. Дементьев А. А. Сборник задач и упражнений по исторической

грамматике русского языка: № 102 (а).




оставить комментарий
страница1/6
Дата02.10.2011
Размер1.52 Mb.
ТипУчебно-методическое пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6
плохо
  2
хорошо
  1
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх